Ветхий Завет

Праотцы Адам и Ева

Адам – первый человек, созданный Богом «из праха земного» (Быт.2:7), поэтому он назван «перстным» (1Кор.15:47). Бог «вдунул в лицо его дыхание жизни, и стал человек душою живою» (Быт.2:7). Адам был сотворен Богом как духовно-телесное существо, являющееся носителем образа Самого Бога (Быт.1:27). Согласно Божественному творческому замыслу, он должен был также быть подобным Богу (Быт.1:26).

О создании же жены Адама Евы книга Бытия повествует дважды, кратко: «И сотворил Бог человека... мужчину и женщину сотворил их» (Быт.1:27), и более подробно: «для человека не нашлось помощника, подобного ему. И навел Господь Бог на человека крепкий сон; и, когда он уснул, взял одно из ребр его, и закрыл то место плотию. И создал Господь Бог из ребра, взятого у человека, жену, и привел ее к человеку. И сказал человек: вот, это кость от костей моих и плоть от плоти моей; она будет называться женою, ибо взята от мужа» (Быт.2:20–23).

Книга Бытия подчеркивает, что создание жены не независимо от мужа, а из его природы. Появление жены обусловлено тем, что человек имел потребность в общении. Как носитель образа Божия он не мог оставаться один: «не хорошо быть человеку одному» (Быт.2:18); Божественный образ должен был найти отражение как в единстве человеческой природы, так и во множественности ипостасей. Создание жены – это одна из главных предпосылок для жизни человека в любви, которая является непременным условием его «пребывания» в Боге, ибо «Бог есть любовь, и пребывающий в любви пребывает в Боге, и Бог в нем» (1Ин.4:16).

Адам является венцом сотворенного Богом мира и как таковой обладает царским достоинством, о чем свидетельствует тот факт, что в творческом акте Сам Бог благодатно вселяется в человека и делает его владыкой мира (Быт.1:28). В соответствии со своим высоким предназначением именно первый человек Адам дает имена животным (Быт.2:19–20), он призван, по повелению Божию, «возделывать... и хранить» окружающий мир (Быт.2:15).

Однако совершенство Адама не было абсолютным. Оно лишь служило основанием для осуществления его призвания и открывало для него возможность стать совершенным, «как совершен Отец... Небесный» (Мф.5:48).

Поскольку только Бог дает сотворенному Им миру «жизнь и дыхание и всё» (Деян.17:25) и только Им «мы... живем и движемся и существуем» (Деян.17:28), первый человек мог достигнуть богоподобия лишь в единстве с Богом. В противном случае он обрекал себя на автономное, внебожественное существование, которое неминуемо вело к смерти (Быт. 2:17).

Но Адам и Ева не выдержали искушения, которому они подверглись со стороны диавола, и совершили первый грех, захотев без Бога стать, как боги (Быт.3:1–6). В результате грехопадения человеческая природа претерпела существенные изменения, хотя они и не носили антологического характера. Грех стал паразитировать на ней, одновременно препятствуя действию на нее Божественной благодати. Первые люди оказались перед лицом страданий, болезней и смерти. Последствия их греха сказались на всем человечестве, унаследовавшем от них испорченную грехом человеческую природу, и на окружающем мире, в котором, как гласит библейское повествование, стали произрастать «терния и волчцы» (Быт.3:18).

Первые люди Адам и Ева являются родоначальниками всего человечества, поэтому их и называют праотцами. Другого корня, от которого человеческий род брал бы свое начало, не было ни до, ни после них. В книге Бытия сказано, что до создания Адама еще не было человека для возделывания земли, там же сообщается имя жены и объясняется, что она названа Евой (древнеевр. – жизнь), т. к. стала матерью всех живущих, т. е. праматерью.

О единстве человеческого рода свидетельствуют ведущиеся от Адама ветхозаветные родословные (Быт.5:1; 1Пар.1), а в Новом Завете в родословии Иисуса Христа евангелист Лука указывает, что Христос не только Сын Божий, но и Сын (т. е. потомок) Адама (Лк.3:23–38).

Наконец, в Деяниях повествуется о том, что весь человеческий род сотворен «от одной крови» (Деян.17:26). Адам имел потомство, которое продолжало множиться: «Адам жил сто тридцать [230] лет и родил [сына] по подобию своему [и] по образу своему, и нарек ему имя: Сиф. Дней Адама по рождении им Сифа было восемьсот [700] лет, и родил он сынов и дочерей. Всех же дней жизни Адамовой было девятьсот тридцать лет; и он умер» (Быт.5:3–5).

Следует сказать и вот еще о чем. Апостол называет Адама не только «первым человеком» (1Кор.15:47), но и «образом будущего» (Рим.5:14), имея в виду Сына Человеческого, пришедшего «обновить» падшего Адама, «первым» и «перстным» человеком (1Кор.15:47). «Второй» же Человек – это Иисус Христос; одновременно Он – и «последний Адам» (1Кор.15. 47,45). Апостол, противопоставляя первого и второго Адама, указывает, что от «перстного» человека христианин наследует испорченную грехом природу, уделом которой является неминуемая смерть, а от Человека «небесного» (1Кор.15:48) – природу возрожденную, уделом которой является вечная жизнь. «Каков перстный, таковы и перстные; и каков небесный, таковы и небесные. И как мы носили образ перстного, будем носить и образ небесного» (1Кор.15:48–49). Таким образом, будучи сыном Адама по рождению и возрожденным во Христе, христианин находится в постоянной связи с первым и вторым Адамом. Он призван, по слову того же апостола, «отложить прежний образ жизни ветхого человека, истлевающего в обольстительных похотях... и облечься в нового человека, созданного по Богу, в праведности и святости истины» (Еф.4:22,24).

О двух Адамах вслед за апостолом Павлом учит святой Ириней Лионский, отмечая при этом, что «мы в первом Адаме оскорбили (Бога) неисполнением Его заповеди» и «примирились (с Ним) во Втором Адаме, «быв послушны даже до смерти»». В Искуплении, по мысли того же святого отца, Христос «возглавил все человечество, даруя нам спасение, так что потерянное нами в Адаме... мы опять получили во Христе Иисусе».

Мысль о всечеловеческом характере природы первого человека нашла свое отражение в святоотеческом и литургическом предании Православной Церкви. Святой Григорий Нисский считает, что «сие имя «Адам»... сотворенному человеку дается не как какому-либо одному, но как вообще роду» (Творения св. Григория Нисского. М., 1861. Ч. 1. С. 143).

Патриарх Авраам и его супруга Сарра

Авраам (евр. abraham – отец множества; отец высоты) – ветхозаветный патриарх, родоначальник евреев и через сыновей от Агари и Хеттуры – различных арабских племен. Данное Аврааму Богом благословение делает его «отцом всех верующих» (Рим.4:11; Гал.3:6).

Родословие Авраама восходит к Симу (Быт.11:10–26), его отцом был Фарра, у которого родились сыновья: Аврам, Нахор, Аран (Быт.11:26). С Авраама начинается новый этап «священной истории» послепотопного времени: прежнему ходу домостроительства Божия противопоставляется новое начало истории с Авраама.

После того, как произошло смешение языков и люди расселились по разным странам, вера в единого Бога стала забываться, в мире воцарилось язычество – поклонение многим богам, небесным светилам и даже неодушевленным предметам. Праведный Авраам, один из немногих, живя среди язычников, сохранял веру в истинного Бога.

Книга Деяний святых Апостолов говорит о том, что Бог явился Аврааму еще в Месопотамии, прежде переселения в Харран (Деян.7:2). Вместе со своим отцом Фаррой, племянником Лотом и женой Саррой он вышел из крупного по тем временам нижнемесопотамского города Ура Халдейского, чтобы идти в землю Ханаан (Быт.11:31). Фарра, который, как и отцы Израилевы, служил иным богам (Нав.24:2), не дошел до Ханаанской земли и умер в Харране (Быт.11:32).

75-летнего же Авраама Господь призывает идти дальше: «пойди из земли твоей, от родства твоего [и иди] в землю, которую Я укажу тебе» – и дает ему обетование о великом потомстве и благословении: «И Я произведу от тебя великий народ, и благословлю тебя, и возвеличу имя твое; и будешь ты в благословение; Я благословлю благословляющих тебя и злословящих тебя прокляну; и благословятся в тебе все племена земные» (Быт. 12:1–3).

Переселившись в Ханаан, Авраам дошел до Сихема. Там данное ему обетование было дополнено: Господь обещает отдать потомству Аврааму эту землю (Быт. 12:7). Бог привел Авраама в землю Ханаанскую, где жили кочевники-пастухи, потомки Ханаана. Земля эта была обширна и плодородна, но мало заселена. Так Ханаанская земля стала обетованной, то есть обещанной.

В местах явления Господа Авраам строит Ему жертвенники, ставшие впоследствии святынями (Быт.12:7 – в Сихеме; Быт.12:8 – в Вефиле; Быт.13:8 – в дубраве Мамре близ Хеврона).

 Прошло время, и в Палестине начался страшный голод, и Авраам со своими людьми переходит в Египет. Здесь он вынужден выдавать Сарру за свою сестру, чтобы египтяне, увидев красоту женщины, не убили его. Но целомудрие Сарры было сохранено Богом, поразившим фараона и дом его; Авраам же с семейством вернулся в Ханаан, получив большие дары от фараона (Быт.12:10–20).

Между пастухами Авраама и Лота, имевшими большие стада, возникли споры, которые привели к разделу их территорий: Лот избрал себе землю в нижнем течении Иордана, Авраам же оставил за собой землю Ханаанскую. После этого Господь повторил обетование отдать Аврааму и его потомству навсегда всю землю Ханаанскую и умножить потомство Авраама как «песок земной» (Быт.13:14–17). Во главе вооруженного отряда Авраам нанес поражение эламскому царю и его союзникам, напавшим на царей долины Сиддим и захватившим его племянника Лота (Быт.14:13–16).

По возвращении с войны произошла встреча Авраама и Мелхиседека, царя Салимского, священника Бога Всевышнего, который вынес Аврааму хлеб и вино и благословил его, Авраам же, в свою очередь, выделил Мелхиседеку десятину от добычи (Быт.14:17–24).

Бездетному, состарившемуся Аврааму, готовому уже назначить наследником своего управляющего Елиезера, Бог дает обетование о наследнике и умножении потомства, которое будет столь же многочисленно, как звезды на небе (Быт.15:5). Авраам поверил в это обетование, и Господь вменил это ему в праведность.

Господь заключил с Авраамом завет, который сопровождался жертвоприношением, предсказал ему судьбы его потомков, вплоть до их возвращения в Ханаан из египетского рабства, и определил границы будущего израильского государства – «от реки Египетской до великой реки Евфрата...» (Быт.15:7–21).

В Ханаанской земле Авраам вел привычную жизнь скотовода. Он скорбел лишь о том, что Господь не дал им с Саррой детей – Сарра была бесплодна.

Наконец, после долгих раздумий, следуя древнему обычаю, Сарра избрала среди своих рабынь наложницу для мужа, египтянку по имени Агарь, чтобы рожденного ею ребенка воспитать как собственного. Она предложила Аврааму «войти» к ее служанке Агари, чтобы Сарра могла «иметь детей от нее». Вскоре Агарь забеременела. Но она, на свою беду, сразу же возгордилась и перестала оказывать почтение Сарре, как своей госпоже. Та пожаловалась мужу: «Я отдала служанку мою в недро твое; а она, увидев, что зачала, стала презирать меня».

Авраам сказал жене: «Служанка твоя в твоих руках, – делай с нею, что тебе угодно». Разозленная дерзостью Агари, Сарра стала притеснять ее, и Агарь, не выдержав, убежала из дома. Не зная, куда идти, она целый день блуждала по пустыне, а ночью заснула под открытым небом. Во сне ей явился ангел и сказал: «Возвратись к госпоже своей и покорись ей!» Агарь послушалась ангела, вернулась к Сарре и в положенный срок родила сына, получившего имя Исмаил, что значит «Бог слышит».

Господь вновь явился Аврааму и сообщил ему требование, относящееся ко всей его жизни: «Ходи предо Мною и будь непорочен» (Быт.17:1). Он заключил с Авраамом «завет вечный», дав обетование о том, что тот станет отцом множества народов, а Господь будет Богом Авраама и его потомкам, рожденным от Сарры (Быт.17:8).

Вступление в вечный завет сопровождалось изменением имен Аврам (отец высок) и Сара на Авраам (отец множества народов – Быт.17:5) и Сарра. Кроме того, как знамение завета Бог установил обрезание всякого младенца мужского пола (Быт.17:9–14) и благословил Сарру, предсказав, что наследником завета будет именно ее сын Исаак, а не сын Агари Исмаил, который, однако, также получил благословение (Быт.17:16–21).

Позже Бог еще раз явился Аврааму в виде трех странников (Быт. 18): однажды мимо жилища Авраама проходили трое странников. Следуя законам гостеприимства, Авраам пригласил их отдохнуть и подкрепиться. Сарра испекла для гостей хлеб. Авраам заколол и приказал зажарить теленка. Насытившись, странники поблагодарили гостеприимных хозяев, и один из них сказал Аврааму: «Я опять буду у тебя в это же время в следующем году, и будет сын у Сарры, жены твоей».

Услышав эти слова, Сарра, которой в то время было уже 90 лет, подумала: «Мне ли, когда я состарилась, иметь сие утешение? И господин мой стар». Но странник, угадав ее мысли, назидательно сказал, что нет ничего невозможного для Господа. После чего странники удалились.

Эти три странника в действительности были ангелами, в которых воплотился Сам Бог. (Их изображение – так называемая «Ветхозаветная Троица» – является одним из самых распространенных сюжетов русских икон, в том числе знаменитой «Троицы» святого Андрея Рублева).

Через год, как и было предсказано, у девяностолетней Сарры и столетнего Авраама родился сын. Сарра была счастлива, и в то же время смущена. Она говорила: «Смех сделал мне Бог; кто ни услышит обо мне, рассмеется». Сарра так и назвала сына – Исаак, что значит «смех».

Исаак был законным сыном Авраама, но Исмаил, хоть и рожденный от рабыни, был старшим и, по обычаю, имел больше прав. Неприязнь Сарры к Агари вспыхнула с новой силой, и она обратилась к мужу, потребовав: «Выгони эту рабыню и сына ее, ибо не наследует сын рабыни сей с сыном моим Исааком».

«Показалось это Аврааму весьма неприятным», он не хотел расставаться со старшим сыном, но Бог повелел ему поступить так, как требует Сарра, и не тревожиться о судьбе Исмаила, которому так же, как и Исааку, суждено было стать родоначальником великого народа.

Авраам дал Агари в дорогу хлеба, бурдюк с водой и посоветовал идти с сыном в Египет, откуда она была родом. Агарь послушалась... Прошло много лет, Исмаил вырос, стал хорошим охотником и женился. Как и обещал Господь, его многочисленные потомки образовали народ, известный под названием измаильтян, агарян, или арабов. (В Мекке до сих пор существует священный камень, под которым, по преданию, похоронены Исмаил и Агарь).

Тем временем Авраам, лишившись старшего сына, все свои отцовские чувства сосредоточил на Исааке. Бог, желая убедиться в преданности Авраама, решил подвергнуть его испытанию: потребовал принести Исаака в жертву. Он сказал Аврааму: «Возьми сына твоего, единственного твоего, которого ты любишь, Исаака, и пойди в землю Мориа, и там принеси его во всесожжение на одной из гор, о которой Я скажу тебе». Рано утром Авраам наколол дров для костра, оседлал осла и, взяв с собой Исаака и двух слуг, отправился в землю Мориа.

Через три дня Авраам и его спутники достигли горы, которую указал Бог. Авраам сказал слугам: «Останьтесь вы здесь с ослом, а я и сын пойдем туда и поклонимся и возвратимся к вам».

Исааку Авраам велел нести дрова, сам взял огонь и жертвенный нож. По пути «начал Исаак говорить Аврааму: «Отец мой!» Авраам отвечал: «Вот я, сын мой!» Тогда Исаак спросил: «Вот огонь и дрова, где же агнец для всесожжения?» Авраам ответил: «Бог усмотрит себе агнца для всесожжения».

Поднявшись на вершину горы, Авраам устроил там жертвенник и, связав Исаака, положил его поверх дров. Затем Авраам взял нож, чтобы заколоть сына своего. Но тут с неба к нему воззвал ангел и сказал от имени Бога: «Не поднимай руки твоей на отрока и не делай над ним ничего. Ибо теперь Я знаю, что боишься ты Бога и не пожалел сына твоего единственного для Меня».

Авраам увидел поблизости барана, запутавшегося в зарослях, заколол его и принес в жертву. Затем отец и сын спустились с горы к своим слугам и благополучно вернулись домой.

Когда Исаак вырос, отец нашел ему жену по имени Ревекка. У Исаака и Ревекки родилось двое сыновей – Исав и Иаков.

А Авраам и Сарра дожили до глубокой старости: Сарра умерла в возрасте ста двадцати семи лет, и была погребена Авраамом в купленной им для того пещере, на поле Ефрона Хаттеянина, при Махпеле, против Мамре.

Авраам после смерти Сарры женился на Хеттуре и имел от нее еще 6 сыновей (Быт.25:1–4). Умер он в возрасте 175 лет «в доброй седине, престарелый и насыщенный [жизнью]» и был погребен в пещере Махпела – месте погребения Сарры (Быт.25:7–10).

Как Бог и обещал Аврааму, потомки Исаака стали самостоятельным народом – израильтянами...

В Новом Завете Авраам вместе с Моисеем – наиболее часто упоминаемые праведники Ветхого Завета. Благословение Авраама и завет с ним исполнились в Иисусе Христе (Деян.3:25). Евангелист и апостол Матфей начинает родословие Иисуса с Авраама (Мф.1:2), чтобы показать, что Иисус Христос не только Сын царя Давида, но и истинный потомок Авраама (Мф.1:1), на Котором сбылись пророчества Ветхого Завета.

Евангелист Лука также упоминает Авраама не только как одну из фигур в родословии, восходящем к Адаму (Лк.3:34), но и как выдающуюся личность в истории Израиля (Деян.3:13; Деян.7:32; Деян.13:26; ср. Деян.7:2–8,16–17).

Отцы Церкви и христианские писатели использовали историю Авраама для наставления в добродетели, как назидательный урок благочестия, видели в ней прообразования, указывающие на новозаветную истину Христову, и даже аллегорическое изображение шествия падшей души под божественным покровительством по пути совершенства.

Имя Авраама часто употребляется в христианских молитвах как составная часть обращения к Богу («Боже Авраамов», «Боже Авраама, Исаака и Иакова», «Боже Авраамов и Израилев» и т. д.).

В личности же Сарры апостол Петр видит образ истинной женской красоты и величия, состоящих «не во внешнем плетении волос, не в золотых уборах, не в нарядности одежды, но в нетленной красоте кроткого и молчаливого духа. Так некогда святые жены, уповавшие на Бога, украшали себя, повинуясь мужьям своим. Так Сарра повиновалась Аврааму, называя его господином. Вы – дети ее, если делаете добро и не смущаетесь ни от какого страха» (1Пет.3:1–6).

А пророк Исаия указывает на Авраама и Сарру как на прообразы ожидаемого дела спасения. Как Сарра после долгого неплодия родила Исаака, так Сион после долгого запустения будет иметь радость и веселье торжествующего множества детей вокруг себя. Еще выше восстановления Израиля будет великое дело будущности: оно будет источником спасения для всех народов мира (Ис.51:2, 54:1, сл.).

Апостол же Павел видит в Сарре великую матерь народов, которой принадлежат все рожденные по духу; она – прообраз Небесного Иерусалима, который есть матерь всем нам (Гал.4:22–31).

Патриарх Исаак и его жена Ревекка

Исаак (смех) (Быт.21:1–7) – дитя обетования, сын ветхозаветного пророка Авраама и Сарры, родился, когда первому было 100, а второй – 90 лет от роду. Спустя восемь дней по рождении он был обрезан, а через три года после того отнят от груди. По сему случаю Авраам сделал большой пир, на котором Измаил, сын Авраама от Агари, насмехался над Исааком, что имело следствием изгнание Агари с ее сыном из дома Авраама (Быт.21:9–13).

Апостол Павел называет это гонением против рожденного по духу со стороны рожденного по плоти и видит в этом обстоятельстве знамение преследования и гонения верующих христиан миром (Гал.4:29). Кроме сего, Бог ясно засвидетельствовал Аврааму, что не в Измаиле, но в Исааке наречется Аврааму семя (Быт.21:12; Евр.11:18), т. е. от Исаака должен произойти обещанный Спаситель мира.

 При этом особенно замечательным представляется то обстоятельство, что когда Исаак уже совершенно возрос, когда, по свидетельству Иосифа, ему было уже 25 лет от роду, отец его Авраам получил повеление от Бога принести единственного сына своего в жертву всесожжения на горе Мориа (Быт.22:1–2). Это требовалось для испытания веры Авраама, и он мужественно выдержал это испытание, так как веровал, что Бог силен воскресить Исаака из мертвых. Почему и получил его в предзнаменование (Евр.11:17–19). Оно требовалось также и для испытания веры Исаака, и не только веры, но и его терпения и покорности.

На тридцатисемилетнем возрасте Исаака умерла мать его Сарра, будучи ста двадцати семи лет от роду (Быт.23:1–2).

Авраам был праведный человек, и Господь дал ему многие годы жизни. Когда же Авраам состарился, он призвал старшего из слуг и поручил найти жену для единственного своего сына Исаака. Авраам сказал слуге:

– Поклянись мне Господом, Богом неба и Богом земли, что ты не станешь искать для моего сына жену из жительниц страны Хананейской. Но отправляйся в Месопотамию, откуда я родом, и там найди жену Исааку.

Слуга спросил:

– Может быть, женщина не захочет идти в эту землю! Не взять ли мне с собой Исаака, чтобы он поселился в Месопотамии?

Авраам ответил:

– Господь говорил мне и клялся мне, что здешняя земля будет отдана моим потомкам, и через них Он благословит все народы земли. Если же не найдешь жену для Исаака, – ты свободен от клятвы, которую дал мне. Но сына моего не возвращай в те земли.

Слуга взял десять верблюдов, нагрузил их различными сокровищами, чтобы одарить будущую невесту Исаака, и отправился в путь, и через некоторое время достиг месопотамского города Нахора.

Он остановился у колодца возле городской окраины в то время, когда женщины приходили туда за водой. Он молился, прося Бога указать невесту для Исаака:

– Я скажу девушке: «Наклони твой кувшин и дай мне пить». И если она скажет: «Пей, и пусть пьют твои верблюды, пока не напьются»,– значит, она назначена Тобой в жены Исааку, и Ты благословляешь весь дом моего господина Авраама.

Слуга еще не окончил говорить, когда к источнику пришла девушка по имени Ревекка. Она была очень красива. Ревекка спустилась к колодцу, наполнила кувшин водой и стала подниматься наверх, и слуга сказал:

– Дай мне испить немного воды из твоего кувшина.

– Пей, господин мой,– ответила Ревекка и напоила его, а потом сказала:

– Я начерпаю воды и для твоих верблюдов.

И она вылила из кувшина в желоб, из которого поили животных, и принялась еще носить им воду, и начерпала ее столько, что всем верблюдам хватило напиться.

Слуга молча смотрел на нее с великим изумлением. А когда верблюды закончили пить, он подарил Ревекке золотую серьгу и запястья, и спросил:

– Чья ты дочь? Есть ли в доме вашем место для ночлега?

– Я из дома Нахора,– сказала девушка,– у нас много места для ночлега и много корма для верблюдов.

Нахор был брат Авраама, и слуга прославил Бога, Который привел его в дом сродника Авраамова.

Ревекка рассказала в доме о госте, и Лаван, брат Ревекки, пришел к источнику и позвал слугу в дом. Ему предложили угощение, но слуга отказался и рассказал о том, что привело его в Месопотамию.

– Скажите мне: намерены ли вы оказать милость моему господину?– спросил слуга, закончив рассказ.

Вафуил, отец Ревекки, и Лаван отвечали:

– От Господа пришло это дело, и мы не можем сказать тебе вопреки.

Слуга вновь благословил Бога, поклонился Ему до земли и подарил Ревекке многие драгоценные вещи и красивую одежду.

Утром он стал собираться в путь. Брат и мать Ревекки просили слугу остаться в их доме хотя бы дней десять, чтобы и девушка побыла еще с ними. Слуга отвечал, что ему надо спешить с радостной вестью к своему господину. Тогда родные спросили Ревекку:

– Пойдешь ли ты с этим человеком?

– Пойду,– сказала Ревекка, и они пустились в путь.

Лаван благословляет сестру, говоря:

Сестра  наша, да родятся от тебя тысячи тысяч!» (Быт.24:60),

Начинался вечер, когда путники достигли Ханаанской земли. Исаак в это время вышел в поля, чтобы подумать в тишине. Вдруг он увидел верблюдов, а Ревекка, сидя верхом на верблюде, увидела Исаака. Она спросила слугу:

– Кто этот человек?

– Это мой господин,– отвечал слуга.

Тогда Ревекка покрыла голову – как уже замужняя женщина. А в скором времени она стала женой 40-летнего Исаака. Ревекка напоминала его покойную мать Сарру, и Исаак очень полюбил ее.

 20 лет Ревекка была неплодна, но затем, после усиленных молитв Исаака, родила ему двух близнецов – Иакова и Исава.

К великому её удивлению, «сыновья в утробе стали биться» (согласно древней еврейской легенде, будущий праведник Иаков приходил в движение, когда Ревекка проходила мимо святых мест, а нечестивый Исав радовался, почувствовав близость идольских капищ).

Впоследствии Ревекка, полюбившая Иакова за кротость, научила его хитростью возвратить утраченное первородство, а потом, опасаясь мести Исава, уговорила мужа отправить Иакова к своим родным в Харран. (В позднейших представлениях Ревекка выступает защитницей своих потомков перед небесным престолом, как некогда она защитила Иакова от Исава).

Вскоре в стране наступил голод, и Исаак отправился в филистимский город Герар, как то сделал некогда отец его Авраам. Здесь, подобно Аврааму, он допустил ошибку, выдав Ревекку за свою сестру, и тем подверг ее значительной опасности (Быт.26:1–10). Несмотря на это, Бог обильно благословил Исаака земными благами, и он сделался очень богат стадами разного скота, крупного и мелкого, чем возбудил зависть в филистимлянах, видевших его благосостояние. Наконец, по случаю усилившейся распри с ним из-за колодцев, выкопанных рабами отца его, он удалился в Вирсавию, где Господь явился ему и благословил его, и где посетил его Авимелех, царь герарский, и заключил с ним дружеский союз (Быт.26:23–31).

Во время последовавшей затем болезненной старости Исаака и слабости зрения младший сын его, Иаков, наученный своей матерью, хитростью присвоил себе благословение отца, принадлежавшее по праву старшему его брату, Исаву (Быт.27:28,29). Преподав обильнейшее благословение Иакову предпочтительно пред Исавом, Исаак, тем не менее, произносил оное в пророческом духе, и из последующей истории Исава и Иакова видно, как изумительно точно осуществились его предсказания. После сего события Исаак отправил Иакова в Падан-Арам, в Месопотамии, с тем, чтобы он взял себе жену из дочерей Лавана, его родственника. Там Иаков оставался несколько лет и возвратился обратно лишь незадолго до смерти своего отца; и как некогда Измаил и Исаак вместе погребли останки своего отца Авраама (Быт.25:9), так равно Иаков и Исав вместе похоронили своего отца, скончавшегося ста восьмидесяти лет от роду, в пещере Махпел (Быт.35:29).

О времени смерти святой Ревекки ничего не сказано, но сообщается, что она похоронена рядом с Исааком в склепе Пещеры Махпела.

Патриарх Иаков (Израиль) и его жены Рахиль и Лия

Что страннику бездомному,

Богом ведомому,

остается?

Идти – от колодца,

от камня в Вефиле,

от лествицы, которая снится,

до колодца

с чистой водицей –

для овец Рахили...

Страннику – первородство

добывшему обманом,

скрытым Ревеккой

от Исаака, остается –

навеки

быть обманутым Лаваном...

Кровью-потом, семилетней

уступкой –

добиваться Рахили-голубки...

(Но будто плетью

горячею

жизнь огрели-разбили...)

В ночь брачную –

вместо пастушки-Рахили –

любить Лию незрячую...

Что страннику – первородством-

ношей

скошенному,

от любви излеченному –

пространствами-далями –

остается?

С Богом бороться –

стать Израилем,

хромотою отмеченным...

Л. Колодяжная

Иаков (Израиль) – патриарх ветхозаветной Церкви, сын Исаака и Ревекки, брат Исава и внук Авраама, легендарный родоначальник «двенадцати колен Израиля». Его история излагается в книге Бытия (XXV, XXVII-L).

Еще в утробе матери начинается соперничество Иакова с его братом-близнецом Исавом, во всем ему противоположном. Услышав, как сыновья ее в утробе стали биться, Ревекка спрашивает Бога об этом, и Тот отвечает ей: «Два племени во чреве твоем, и два различных народа произойдут из утробы твоей; один народ сделается сильнее другого, и старший будет служить младшему» (Быт.25:23).

«И настало время родить ей (т. е. Ревекке), – говорит бытописатель, – и вот близнецы в утробе ее. Первый вышел красный весь, как кожа, косматый и нарекли имя ему Исав. Потом вышел брат его, держась рукой своей за пяту Исава, и наречено имя ему Иаков».

Дети выросли, и стал Исав искусным в звероловстве, человеком полей, а Иаков – человеком кротким, живущим в шатрах. Иаков был любимый сын Ревекки, своей матери, и ее наставления оказывали на него сильное влияние в некоторых важных случаях его жизни.

Первое проявление его самостоятельной жизни, о котором повествует книга Бытия, указывает как бы на некоторую хитрость в его характере. Однажды, воспользовавшись голодом усталого Исава, Иаков покупает у него за кушанье из чечевицы (за «чечевичную похлёбку») право первородства (Быт.25:29–34). Напомним, что первородство – одна из высших ценностей в израильском обществе. Первородные от стада и начатки плодов приносятся в жертву Богу, как Творцу жизни. Первородный сын (первенец) – это «крепость и начаток силы» отца, «верх достоинства и верх могущества» (Быт.49:3). Недаром (забежим немного вперед) фараон, который девять раз обманывал Моисея, так болезненно воспринял поражение первенцев и только после этой, десятой «казни египетской», выполнил наконец свое обещание – отпустил народ Израиля.

Первородный сын имел материальные и моральные преимущества перед братьями (двойная доля наследства, положение главы рода в будущем). Первородство рассматривалось, как дар Божий и было неотъемлемо. Права первородного охранял закон (Втор. 21). Единственным нарушением этого права стал случай с Рувимом, сыном Иакова, которого отец, умирая, лишил преимущества за то, что тот «осквернил ложе» отца, вступив в греховную связь с его наложницей Валлой.

Таким образом, Иаков (Израиль), добыл право первородства незаконным путем, убедив брата-близнеца Исава, который первым появился на свет, продать ему право первородства за миску чечевичной похлебки.

После этого Иаков, по наущению Ревекки, обманом – выдав себя за брата – получил от полуослепшего отца благословение, дающее право на наследование всего имущества и власть над братьями и племенами, над которыми они будут стоять.

Однажды одряхлевший Исаак послал Исава в поле, чтобы тот наловил дичи и приготовил отцу кушанье: мол, за трапезой Исаак даст ему родительское благословение. «И взяла Ревекка богатую одежду старшего сына своего Исава, бывшую у ней в доме, и одела в нее младшего сына своего Иакова; а руки его и гладкую шею его обложила кожею козлят; и дала кушанье и хлеб, которые она приготовила, в руки Иакову, сыну своему. Он вошел к отцу своему и сказал: отец мой! Тот сказал: вот я; кто ты, сын мой? Иаков сказал отцу своему: я Исав, первенец твой; я сделал, как ты сказал мне; встань, сядь и поешь дичи моей, чтобы благословила меня душа твоя... И сказал Исаак Иакову: подойди, я ощупаю тебя, ты ли сын мой Исав, или нет? Иаков подошел к Исааку, отцу своему, и он ощупал его и сказал: голос, голос Иакова; а руки, руки Исавовы. И не узнал его, потому что руки его были, как руки Исава, брата его, косматые; и благословил его» (Быт. 27:15–23).

Так обманом Иаков получает от отца благословение как первородный сын (а тем самым и преимущественные права на плодородный Ханаан, тогда как Исаву достаётся сухая и скалистая область Эдом).

Вследствие сего последнего поступка он должен был бежать и, согласно с желанием своей матери, удалился в Месопотамию, в Харран, к своему дяде Лавану. Перед отправлением в путь Исаак благословил Иакова и указал ему искать себе жену из дочерей Лавана (Быт.28:1–5).

В пути ему пришлось заночевать в некоем месте, прямо на голой земле, подложив под голову камень. Во сне он увидел лестницу до небес и ангелов на ней. И услышал он голос, возвещавший, что эту землю Бог отдает ему и потомству его, которое будет многочисленно, как земной песок.

Проснувшись, Иаков понял, что с ним – Бог, а место, на котором он находится, – дом Божий. Он поставил камень у своего изголовья как памятник, и назвал это место Вефиль. Здесь же он пообещал возвращать Богу десятую долю того, что Бог ему даст, – десятину.

Бежал Иаков пред родною кровью,

Усталый, лег на ложе земляном,

Там, камень положив под изголовье,

Забылся юноша глубоким сном.

 

И вот ему видение предстало:

Как цепь златая, с неба до земли

Таинственная лествица блистала,

И ангелы по ней, белея, шли.

 

То вверх, то вниз, воздушными стопами

Едва касаясь светлых ступеней,

Волнуя душу, схваченную снами,

Предчувствием ее грядущих дней.

 

А на вершине лествицы чудесной,

Как тень, был Некто, ангелов Господь,

И в ослепленьи радости небесной

Не мог Иаков ужас побороть.

 

И пробудился и воззвал он к Богу:

«Священно место это, здесь Творец»!

И указал Израилю дорогу

В обетованную страну Отец.

 

Он камень, взятый им под изголовье,

Помазал, и воздвиг, и посвятил

С благоговеньем, трепетом, любовью

Властителю и душ и умных Сил.

 

То первый был изгнанника-еврея

Прообраз храма и земной алтарь,

Здесь первое помазанье елея,

Доныне освящающее тварь.

М. Лот-Бородина

Живя у Лавана, Иаков полюбил младшую дочь его красавицу Рахиль (которую встретил, ещё подходя к Харрану, у колодца, куда Рахиль привела поить овец) и отслужил Лавану за неё 7 лет. Но Лаван обманом дал ему в жёны Лию, старшую свою дочь.

«У Лавана же было две дочери; имя старшей: Лия, имя младшей – Рахиль.

Лия была слаба глазами, а Рахиль была красива станом, и красива лицом.

Иаков полюбил Рахиль и сказал: я буду служить тебе семь лет за младшую дочь твою, Рахиль.

Лаван сказал: лучше отдать мне ее за тебя, нежели отдать ее за другого кого; живи у меня.

И служил Иаков за Рахиль семь лет; и они показались ему за несколько дней, потому что он любил ее...

... Лаван созвал всех людей того места, и сделал пир.

Вечером же взял (Лаван) дочь свою, Лию, и ввел ее к нему; и вошел к ней (Иаков).

Утром же оказалось, что это Лия. И (Иаков)сказал Лавану: что это сделал ты со мною? Не за Рахиль ли я служил у тебя? Зачем ты обманул меня?

Лаван сказал: в нашем месте так не делают, чтобы младшую выдать прежде старшей. Окончи неделю этой; потом дадим тебе и ту, за службу, которую ты будешь служить у меня еще семь лет других.

Иаков так и сделал; и (Лаван) дал Рахиль, дочь свою, ему в жены. И любил Иаков Рахиль больше, нежели Лию; и служил у него еще семь лет других» (Быт.29:1–6, 9–23, 25–28, 30).

Таким образом, Иаков получает в жёны и Рахиль, отслужив за нее ещё 7 лет. В то время многоженство было обычным явлением, поэтому, помимо Лии и Рахили, Иаков взял себе в жены еще и двух служанок: Валлу и Зелфу, и, таким образом, от четырех жен он имел 12 сыновей и одну дочь Дину (Быт.24; Быт.30:1, 35:16–19).

После рождения сына Иосифа Иаков решает вернуться из Месопотамии в родную землю. У Лавана, желающего его вознаградить, он просит только пестрых овец и пятнистых коз, поголовье которых в стаде Иакова быстро выросло.

Иаков рассказывает своим близким сон, приснившийся ему в то время, когда скот зачинает: явившийся ему во сне ангел сказал: «Возведи очи твои и посмотри; все козлы, поднявшись на скот, пёстрые, с крапинами и с пятнами» (Быт.30:10). В том же сне Бог велит Иакову вернуться на родину, в землю Ханаанскую. И через 20 лет по вступлении в Месопотамию Иаков тайно уходит из дома Лавана со своим семейством и со всем, что у него было, и направляется в землю Ханаанскую.

Узнав об этом, Лаван пустился за ним в погоню и нагнал его у г. Галаад и старался, хотя и тщетно, возвратить, по крайней мере, домашних своих богов, которым он суеверно поклонялся и которые похитила у него Рахиль, скрыв их под седлом своего верблюда. Впрочем, дело окончилось примирением, и Иаков получил возможность продолжать дальнейший путь (Быт.XXX:25–43; Быт.33).

В Маханаиме Бог ободрил Иакова – его встретили ангелы Божии; но все-таки по мере приближения к Отечеству, он ощущал в душе невольный страх, боясь встречи с братом своим Исавом, гнев которого против него, как он думал, еще не утих совершенно.

Во время одной из ночей он остается в шатре один и выдерживает в темноте таинственную борьбу с Богом, явившимся ему в образе Ангела (в Писании Он назван «Некто») и получает новое имя – Израиль (Богоборец). На память об этой встрече у Иакова осталась на всю последующую жизнь хромота. Это место встречи с Богом Иаков назвал Пенуэл; «ибо, – говорил он, – я видел Бога лицом к лицу и сохранилась душа моя» (Быт.32).

Молитва Иакова (Быт.37:10)

«Я жил у Лавана богатого; ныне

Спешу возвратиться в отчизну мою;

Я много добра приобрел на чужбине;

Все есть у меня: и рабы, и рабыни,

 

Но я пред тобой, как проситель стою!»

Страшась и желая свидания с братом,

Так молвил Иаков, к Исаву послав...

И вестник его возвратился с закатом,

Сказав, что с толпою идет к ним Исав.

 

Смутился Иаков, исполнен кручиной,

И надвое свой разделил караван...

Меж тем опустилася ночь над долиной

И с синих холмов заклубился туман...

 

И пал он во мраке ночном на колена,

И к Богу отцов с упованьем взывал:

«О Боже! Чья милость ко мне неизменна –

Не Ты ли в отчизну меня призывал?

 

В пустыне безводной Ты был мне вожатым

Среди отдаленных неведомых стран,

И посуху я перешел Иордан...

Щедротам великим Твоим и богатым

 

Нет меры! Покровом Своим осеняя,

Спаси же и ныне от мщенья Исава,

Лишенного мною священного права, –

От мщения брата помилуй меня!

 

Во гневе ему незнакома пощада.

Меня устрашает Исава приход:

Боюсь, что погибнут и матерь, и чада,

И с ними прервется Иакова род.

 

Но, Боже! прощая мое вероломство,

Раскаянье видя мое и тоску,

Сказал Ты: «Безчисленным будет потомство

Твое, уподобясь морскому песку!»

О. Чюмина

Свидание Иакова с братом его, Исавом, обошлось мирно и любовно. Достигнув потом Сокхофа, Иаков основал было здесь себе жилище, но затем двинулся к г. Сихему, близ которого раскинул свой шатер, купил себе часть поля и воздвиг здесь Господу жертвенник. После несчастного события, а именно – бесчестия, нанесенного князем Сихемским его дочери Дине, и жестокого отмщения за это сихемлянам ее братьями, Симеоном и Левием, – Иаков по повелению Божию со всем семейством собрался в Вефиль. Но перед отправлением в путь он приказал всем бывшим с ним бросить чужих богов, очиститься и переменить свои одежды. Вефиль был местом новых откровений милости Божией к Иакову.

Во время пути из Вефиля любимая супруга Иакова, Рахиль, скончалась от трудных родов, родивши ему сына Вениамина, и погребли ее близ Вифлеема.

Исаак был еще жив, будучи 180 лет от роду, когда Иаков посетил его в Хевроне, где, впрочем, он скоро скончался, и погребли его Исав и Иаков, сыновья его (Быт.35).

После сего Иаков обыкновенно жил в земле Ханаанской, но в определенном ли каком месте, о том в книге Бытия точно не говорится. Один раз мы встречаем его живущим в долине Хевронской (Быт.32:1,15). Жестокость сыновей Иакова, при продаже любимого его сына Иосифа в Египет, послужила для него источником горькой печали и скорби (Быт.37). Последовавший затем голод в земле Ханаанской и двукратное путешествие сыновей его в Египет за хлебом также причиняли ему немало беспокойств и огорчений. Но вот, наконец, он был утешен радостным известием, что Иосиф жив и в почете, и по его просьбе предпринял путешествие в Египет (Быт.42; Быт.45). На пути в Египет он получил новое знамение Божия благословения, именно в Вирсавии, и, наконец, прибыл в Египет со всем своим домом, и был обрадован лицезрением долго считавшегося потерянным сына. Выехав навстречу своему отцу в Гесем, Иосиф пал на шею его и долго-долго плакал. «Умру я теперь, увидев лице твое, – говорил Израиль Иосифу, – ибо ты еще жив» (Быт.46:29–30).

Представленный фараону в Египте, Иаков был принят им очень милостиво. «Сколько лет жизни твоей?» – спросил у него фараон. «Дней странствования моего – сто тридцать лет, – отвечал Иаков, – малы и несчастны дни жизни моей и не достигли до дней жизни отцов моих во днях странствования их» (Быт.47:8–10). И благословил Иаков фараона и вышел от него. По повелению фараона Иаков со всеми сыновьями и домом своим поселился в лучшей части Египта, в земле Гесемской, и оставался в ней до самой смерти своей, последовавшей через 17 лет по прибытии в Египет (Быт.47). Перед своей смертью он благословил сыновей Иосифа, приказал похоронить себя в Хевроне, и на смертном одре произнес торжественное пророческое благословение всем сыновьям своим, возвестив им, что будет с ними в последующие дни (Быт.47:29–31; Быт.48–49). По его кончине тело его было бальзамировано и с почетом перевезено в землю Ханаанскую в Хеврон и погребено там в пещере Махпела, согласно со сделанным им завещанием (Быт.50:1–13)...

Из означенного краткого исторического очерка жизни Иакова нельзя не видеть, что он был один из величайших патриархов Церкви ветхозаветной. Многократные испытания и бедствия своей многострадальной стасорокасемилетней жизни он всегда переносил с непоколебимой верностью Богу, с твердым терпением и преданностью Промыслу Божию и с неизменным упованием на Него во всех обстоятельствах своей жизни; потому-то во всех прочих книгах Библии имя Иакова имеет весьма высокое значение, употребляется ли оно в смысле его потомков, или еврейского народа, или народа Божия и т. п.

Еще чаще встречается в Священном Писании другое и более замечательное имя, полученное Иаковом во время его таинственной борьбы с небесным противником – Израиль. Авраама обыкновенно почитают отцом верующих, но Иаков, или Израиль, сделался, так сказать, символом или представителем всей Церкви Божией на земле. Выражения «семя Иакова», «чада Иакова» часто прилагаются вообще ко всему обществу истинно верующих на земле (Вт.33:10; Пс.13:6 и др.). Новым Израилем нередко называется Новозаветная Христианская Церковь, основанная на земле Господом Иисусом Христом и Его апостолами.

О жизни святой праведной праматери Лии

О некоторых святых известно так мало, что не существует их житийных описаний. Все, что известно о святой Лии, можно прочитать в Библии, в Ветхом Завете (Быт.29).

Долго не было детей у Рахили, между тем, как у Лии было уже шесть сыновей: Рувим, Симеон, Левий, Иуда, Иссахар, Завулон.

Иаков, вынужденный жениться на Лии, не любил ее; она же стремилась завоевать расположение мужа. Это видно, в частности, из символических имен, данных ею сыновьям. Имя Рувим трактуется как то, что «Бог узрел горе Лии, которой муж предпочитал Рахиль, и дал ей сына»; имя Симеон производится в Библии от слов, произнесенных Лией при его рождении: «Господь услышал, что я нелюбима, и дал мне и сего»; имя Левий производится в Библии от слов, произнесенных Лией при его рождении: «Теперь-то прильнет ко мне муж мой». Таким образом Бог вознаградил и утешил Лию, благословив ее детьми (Быт. 29:31).

Племена потомков двенадцати сыновей Иакова образовали, согласно Библии, израильский народ. При первом перечислении колен Библия называет их именами 12 сыновей Иакова (Быт. 49:28).

По преданию, святая праматерь Лия покоится в Пещере Патриархов в Хевроне.

О жизни святой праведной праматери Рахили

Рахиль – младшая дочь Лавана, сестра Лии, вторая жена Иакова, мать Иосифа и Вениамина.

Согласно Библии, Рахиль была «красива станом и красива лицом» (Быт. 29:17), и Иаков любил ее больше, чем «слабую глазами» Лию (Быт. 29:30). Однако Рахиль долго оставалась бесплодна и завидовала плодовитости Лии. Отчаявшись, она, как прежде Сарра (Быт.16:2–4), отдала свою служанку Билху в наложницы мужу; рожденных Билхой Дана и Нафтали Рахиль считала собственными сыновьями (Быт.30:1–8).

В конце концов, Рахиль забеременела и родила сына, сказав: «Снял Бог позор мой. И нарекла ему имя Иосиф, сказав, Господь даст мне и другого сына» (Быт.30:23–24).

Рахиль, как мы уже рассказывали, умерла во время вторых родов на пути из Бет-Эля в Эфрат, в Бет-Лехеме; умирая, она нарекла своего второго сына Бен-Они («сын моего страдания»), однако Иаков дал ему имя Вениамин. Иаков похоронил Рахиль не в семейном склепе в пещере Махпела, а там, где она умерла – у дороги, и воздвиг над ее могилой памятник из камней (Быт.35:16–21; ср. Быт.48:7).

Сделал он это потому, что предвидел, как изгнанные в Вавилонию пройдут здесь, и Рахиль будет молить Бога смилостивиться над ними. Могила Рахили у Бет-Лехема упоминается у раннехристианских писателей (например, у Евсевия); самый ранний из еврейских источников, описывающий эту могилу, – «Путеводитель по Иерусалиму» X в.

Еврейские путешественники, начиная с Вениамина из Туделы (около 1170 г.), говорят о памятнике, состоящем из двенадцати камней, одиннадцать из которых положили сыновья Иакова, а на них – большой камень, положенный самим Иаковом. Над могилой был сооружен купол на четырех колоннах. В конце XVIII в. вокруг могилы воздвигли здание, которое отремонтировали в 1841 г. на средства, предоставленные М. Монтефиоре. Во время иорданской оккупации (1948–1967 гг.) место вокруг могилы Рахили было превращено в мусульманское кладбище. Позже здание было отреставрировано израильским Министерством по делам религий и сегодня служит местом массового паломничества и туризма.

Память о Рахили сохранялась в ее потомстве во все последующие времена. Во времена Вооза и Руфи жители и старейшины Вифлеема, благословляя супружество Вооза с Руфью, желали ему такого же счастья и благословения от Бога, какие принесли Израилю Рахиль и Лия (Руф.4:11). Пророк Иеремия, изображая бедствия и пленение Иудеев, представляет Рахиль, как праматерь Израильтян, осиротевшею и безутешно плачущею о сынах своих, ибо их не стало (Иер.31:15). А евангелист Матфей, видя в этом печальном событии образ другого печального события, и именно – избиения Иродом Вифлеемских младенцев, повторяет слова пророка, применяя их к настоящему событию, – дети Вифлеемские принадлежали к потомству Рахили, и она, как мать их, безутешно плачет, потому что их нет (Мф.2:18).

Церковь почитает святого Иакова как праотца, а жен его – Лию и Рахиль – как праматерей, как благочестивых и добродетельных людей, канонизированных Церковью, являющих собой образец добродетели и пребывающих, по учению Церкви, после их кончины на Небесах и молящихся перед Богом за всех членов Церкви, ещё живущих на земле.

Рахиль

И встретил Иаков в долине Рахиль,

Он ей поклонился, как странник бездомный.

Стада подымали горячую пыль,

Источник был камнем завален огромным.

Он камень своею рукой отвалил

И чистой водою овец напоил.

 

Но стало в груди его сердце грустить,

Болеть, как открытая рана,

И он согласился за деву служить

Семь лет пастухом у Лавана.

Рахиль! Для того, кто во власти твоей,

Семь лет – словно семь ослепительных дней.

 

Но много премудр сребролюбец Лаван,

И жалость ему незнакома.

Он думает: каждый простится обман

Во славу Лаванова дома.

И Лию незрячую твердой рукой

Приводит к Иакову в брачный покой.

 

Течет над пустыней высокая ночь,

Роняет прохладные росы,

И стонет Лаванова младшая дочь,

Терзая пушистые косы.

Сестру проклинает и Бога хулит,

И ангелу смерти явиться велит.

 

И снится Иакову сладостный час:

Прозрачный источник долины,

Веселые взоры Рахилиных глаз

И голос ее голубиный:

Иаков, не ты ли меня целовал

И черной голубкой своей называл?

А. Ахматова

Праведные Богоотцы Иоаким и Анна, родители Пресвятой Богородицы

Святой праведный Иоаким происходил из колена Иудина, из дома царя Давида. Жил он в городе Назарете Галилейском и имел жену Анну из колена Левиина, из рода Ааронова, дочь священника Матфана. Этот священник Матфан имел жену Марию, из колена Иудина, из города Вифлеема, и трех дочерей: Марию, Совию и Анну. Из них первой вышла замуж Мария в Вифлеем и родила Саломию. Потом вышла замуж Совия, также в Вифлеем, и родила Елизавету, мать Иоанна Предтечи. Третья же, мать Пресвятой Богородицы, отдана была замуж за Иоакима в страну Галилейскую, в г. Назарет.

Таким образом, Иоаким и Анна, происходя из знатного рода, поучались в законе Господнем и были праведны перед Богом. Имея богатство вещественное, они были богаты и духовно. Украшенные всеми добродетелями, они беспорочно соблюдали все заповеди закона Божьего. На каждый праздник благочестивые супруги отделяли от своего имущества две части: одну отдавали на церковные потребности, а другую раздавали нищим.

Своею праведною жизнью Иоаким и Анна так угодили Богу, что Он сподобил их быть родителями Пресвятой Девы Марии, Матери Господа нашего Иисуса Христа. Из этого одного уже видно, что их жизнь была свята, богоугодна и чиста, так как у них родилась Дочь, Святейшая всех святых, угодившая Богу больше всех и херувимов честнейшая. В то время на земле не было более угодных Богу людей, нежели Иоаким и Анна, по непорочной их жизни. Хотя в то время можно было найти многих, живущих праведно и угождающих Богу, но эти двое превзошли всех своими добродетелями и явились перед Богом самыми достойными того, чтобы от них родилась Божия Матерь. Такая милость не была бы дарована им Богом, если бы они действительно не превосходили всех праведностью и святостью.

 Но как Сам Господь имел воплотиться от Пресвятой и Пречистой Матери, так подобало и Матери Божией произойти от святых и чистых родителей. Подобно тому как земные цари имеют свои порфиры, сделанные не из простой материи, а из златом тканной, так и Небесный Царь восхотел иметь Пречистою Своею Матерью, в плоть Которой, как в царскую порфиру, Ему должно было облечься, рожденную не от обыкновенных невоздержных родителей, как бы из простой материи, но от целомудренных и святых, как бы из материи, золотом тканной. Прообразом этого служила ветхозаветная скиния, которую Бог велел Моисею сделать из дорогой материи (Исх. 27:16). Скиния эта прообразовала Деву Марию, вселившись в Которую, Бог должен был пожить с людьми, как написано: «се, скиния Бога с человеком, и Он будет обитать с ними» (Откр. 21:3).

Но эти святые супруги, по Божиему промышлению, долгое время были бездетны. Они пятьдесят лет жили в супружестве и не имели детей. Все это было для того, чтобы в самом зачатии и рождении такой дочери была явлена и сила Божьей благодати, и честь рожденной, и достоинство родителей. Ведь неплодной и состарившейся женщине родить иначе невозможно, как только по силе благодати Божьей. В таком случае действует уже не природа, но Бог, побеждающий законы природы и уничтожающий узы неплодия. Родиться от неплодных и престарелых родителей – большая честь и для самой рожденной, потому что Она рождается тогда не от невоздержных родителей, но от воздержных и престарелых, каковыми были Иоаким и Анна. Наконец, через таковое рождение открывается достоинство и самих родителей, так как они после долгого бесплодства родили радость всему миру. Этого достоинства они достигли не сразу, но только усердным постом, воздержанием и молитвами, в душевной горести и сердечной скорби умолили о сем Бога: и скорбь их обратилась в радость.

Иоаким и Анна долгое время скорбели и плакали, что у них нет детей, и терпели поношение от людей. Однажды Иоаким в большой праздник приносил в Иерусалимском храме, как это было принято, дары в жертву Богу. Вместе с Иоакимом свои дары Богу приносили и все израильтяне. Бывший там в то время первосвященник Иссахар не захотел принять даров Иоакима, потому что он был бездетным. «Не должно, – говорил он, – принимать от тебя дары, потому что ты не имеешь детей, а значит, и благословения Божия. Наверное, у тебя есть какие-нибудь тайные грехи».

Также и один еврей из колена Рувимова, вместе с прочими приносивший свои дары, укорял Иоакима, говоря: «Зачем ты хочешь прежде меня принести жертвы Богу? Разве ты не знаешь, что ты не достоин приносить дары вместе с нами, ибо ты не имеешь потомства в Израиле?»

Укоры эти очень опечалили Иоакима. Он в сильной скорби ушел из храма, посрамленным и униженным. Праздник для него обратился в печаль, а праздничная радость сменилась скорбью. Глубоко скорбя, он не стал возвращаться домой, а ушел в пустыню к пастухам, пасшим его стада. Здесь он плакал о своем бесчадии, о поношении и укорах, сделанных ему. Вспомнив про Авраама, праотца своего, которому уже в преклонном возрасте Бог даровал сына, Иоаким стал усердно молить Господа, чтобы Он и его сподобил такого же благоволения. Иоаким взывал к Богу, чтобы Он услышал его молитву, помиловал и отнял от него поношение со стороны людей, даровав в старости плод его супружеству, как некогда Аврааму.

– Да буду я, – молился он, – иметь возможность именоваться отцом ребенка, а не бездетным и отверженным от Бога терпеть укоры от людей!

К этой молитве Иоаким присоединил пост и сорок дней не вкушал хлеба.

– Не буду есть, – говорил он, – и в дом свой не возвращусь. Пусть слезы мои будут мне пищею, а пустыня эта домом до тех пор, пока не услышит и не отнимет от меня поношение Господь Бог Израилев.

Точно так же и жена его, будучи дома и узнав, что первосвященник не хотел принять их дары, укоряя в неплодстве, из-за чего муж ее в великой скорби удалился в пустыню, плакала неутешными слезами.

– Теперь, – говорила она, – я несчастнее всех: Богом отвержена, у людей в поношении и мужем оставлена! О чем плакать теперь: о вдовстве ли своем или о бесчадии, о сиротстве своем или о том, что не удостоилась называться матерью?!

Так горько плакала она все те дни. Рабыня Анны, по имени Юдифь, старалась ее утешить, но не могла: ибо кто может утешить ту, печаль которой глубока, как море?

Однажды Анна, печальная, пошла в свой сад, села под лавровым деревом, вздохнула из глубины сердца и, возведя свои глаза, полные слез, к небу, увидала на дереве птичье гнездо с маленькими птенцами. Зрелище это причинило ей еще большую скорбь, и она с плачем начала взывать:

– Горе мне, бездетной! Должно быть, я самая грешная среди всех дочерей Израилевых, что одна пред всеми женами так унижена. Все носят плод своего чрева на своих руках, все утешаются своими детьми, а я одна чужда этой радости. Горе мне! Дары всех принимаются в храме Божием, и за чадородие им оказывают уважение, я же одна отвержена от храма Господа моего. Горе мне! Кому я уподоблюсь? Ни птицам небесным, ни зверям земным: ибо и те приносят тебе, Господи, плод свой, я же одна неплодная. Даже с землей я не могу сравнить себя, потому что она прозябает и выращивает семена и, принося плоды, благословляет Тебя, Небесного Отца. Увы мне, Господи, Господи! Я одна, грешная, лишена потомства. Ты, Который даровал некогда Сарре в глубокой старости сына Исаака (Быт.21:1–8), Ты, Который отверз утробу Анны, матери пророка Самуила (1Цар. 1: 20), призри ныне на меня и услышь молитвы мои. Господи! Ты знаешь поношение бездетства, прекрати печаль сердца моего и отверзи мою утробу и меня, неплодную, соделай плодоносною, дабы рожденное мною мы принесли Тебе в дар, благословляя, воспевая и прославляя Твое милосердие.

Когда Анна с плачем и рыданием так восклицала, явился ей Ангел Господень и сказал:

– Анна! Услышана твоя молитва, слезы твои дошли до Бога. Ты зачнешь и родишь Дочь Преблагословенную. Через Нее получат благословение все племена земные, и будет даровано всему миру спасение. Имя ей будет Мария.

Услышав ангельские слова, Анна поклонилась Богу и сказала:

– Жив Господь Бог! Если родится у меня дитя, я отдам его на служение Богу. Пусть оно служит Ему и прославляет святое имя Божье день и ночь во все время своей жизни.

После этого, исполнившись неизреченной радости, святая Анна быстро пошла в Иерусалим, чтобы там воздать благодарение Богу за Его милостивое посещение.

В то же самое время Ангел явился и Иоакиму в пустыне и сказал:

– Иоаким! Услышал Бог молитву твою и благоволит даровать тебе благодать Свою: жена твоя Анна зачнет и родит тебе Дочь, рождение которой будет радостью для всего мира. Вот тебе знамение, что я благовествую тебе истину: иди в Иерусалим к храму Божию и там, у золотых ворот, найдешь свою супругу Анну, которой я возвестил то же самое.

Иоаким, удивленный таким ангельским благовестием, славословя Бога и благодаря Его сердцем и устами за великое милосердие, с радостью и весельем поспешно отправился в Иерусалимский храм. Там, как и возвестил ему Ангел, он нашел у золотых ворот Анну, молящуюся Богу, и рассказал ей об ангельском благовествовании. Также и она поведала ему о том, что видела и слышала Ангела, возвестившего о рождении у нее дочери. Тогда Иоаким и Анна вместе прославили Бога, сотворившего им такую великую милость, и, поклонившись Ему в святом храме, возвратились в свой дом.

И зачала святая Анна в девятый день месяца декабря, а восьмого сентября (по старому стилю) у нее родилась дочь, Пречистая и Преблагословенная Дева Мария, начало и ходатаица нашего спасения. О рождестве Ее возрадовались Небо и земля. Иоаким по случаю рождения Дочери принес Богу великие дары и жертвы. На этот раз он получил благословение первосвященника, священников, левитов и всех людей за то, что сподобился благословения Божия. Потом он устроил в доме своем обильную трапезу, и все в радости прославляли Бога.

Возрастающую Деву Марию родители берегли, как зеницу ока, ведая, по особенному откровению Божию, что Она будет светом всему миру и обновлением человеческого естества. Они воспитывали Ее с такою тщательною осмотрительностью, какая подобает Той, Которая имела быть Матерью Спасителя нашего. Они любили Ее не только как дочь, столь долгое время ожидаемую, но и почитали как госпожу свою, помня ангельские слова, сказанные о Ней, и провидя духом, что должно над Ней совершиться. Она же, исполненная Божественной благодати, таинственно обогащала тою же благодатью и своих родителей. Подобно тому, как солнце своими лучами освещает звезды небесные, уделяя им частицы своего света, так и Богом избранная Мария, как солнце, озаряла лучами данной Ей благодати Иоакима и Анну, так что и они были исполнены Духа Божия и твердо веровали в исполнение ангельских слов.

Когда отроковице Марии исполнилось три года, родители ввели Ее со славою в храм Господень, сопровождая с возженными светильниками, и посвятили Ее на служение Богу, как и обещали.

По прошествии нескольких лет после введения Марии в храм, святой Иоаким умер, будучи восьмидесяти лет от рождения. Святая Анна, оставшись вдовой, покинула Назарет и пришла в Иерусалим, где пребывала около своей Пресвятой Дочери, молясь беспрестанно в храме Божьем. Прожив в Иерусалиме два года, она почила о Господе, имея семьдесят девять лет от рождения...

Культ святых Иоакима и Анны является во всей Церкви, как на Востоке, так и на Западе, очень древним и живым. По мере того, как распространялся культ Матери Божией, возрастало также публичное почитание Её родителей.

Уже в IV-V вв. в Иерусалиме, при бывшей купальне Вифезда, стояла небольшая церковка, посвящённая святым Иоакиму и Анне. Храм на этом месте существует и сегодня. Здесь даже, согласно легенде, должна располагаться их гробница. Другое место их погребения указывают на Масличной горе. Император Юстиниан воздвиг в Константинополе около 550 г. базилику в честь святой Анны.

 Святой Анне посвящали проповеди такие выдающиеся угодники Божии, как святой Епифаний († 403), святой Софроний († после 638), святой Иоанн Дамаскин (1 ок. 749), святой Герман Константинопольский († 732), святой Андрей Критский († 750), святой Тарасий Константинопольский († 806).

Литургическое воспоминание родителей Пресвятой Девы Марии возникло изначально на Востоке. Его ввёл в 710 г. император Юстиниан II под названием «Зачатие святой Анны». Оно справлялось в различные дни, совместно, либо раздельно со святым Иоакимом.

На Западе оно стало отмечаться позже. В Неаполе оно известно с Х в. Папа Урбан VI в 1378 г. разрешил справлять этот праздник в Англии. Юлий II в 1522 г. распространил его на всю Церковь и назначил его датой 20 марта. Павел V, однако, в 1568 г. отменил этот праздник, ссылаясь на то, что о родителях Пресвятой Богородицы ничего не сообщается в книгах Священного Писания. Превозмогло, тем не менее, мнение, что эти родители существовали и что им подобает особая честь. Поэтому папа Григорий XIII восстановил праздник в 1584 г. и назначил для него день 26 июля. Папа Пий X в 1911 г. ввёл особый праздник святого Иоакима, назначив его на 16 августа. Память же святой Анны продолжала праздноваться 26 июля. Литургическая реформа 1969 г. вновь соединила вместе их имена в день 26 июля.

На Руси храмы в честь святых супругов стали строиться практически сразу же после принятия Христианства. Также сразу распространилось и почитание праведных родителей; их имена неоднократно поминаются во время богослужения во всех православных храмах.

Остается только добавить, что память праведным Иоакиму и Анне отмечается в день попразднества Рождества Пресвятой Богородицы – 9/22 сентября, а праведной Анне – 25 июля/7 августа (Успение) и 9/22 декабря (Зачатие).

Средь гор, в глубокой котловине,

Храня преданья древних лет,

Еще красуется доныне

Священный город Назарет.

 

В трудах, молитве непрестанной

Здесь доживал свой тихий век

Благочестивый человек –

Иоаким с женою Анной.

 

Уже давно в их волосах

Сребрятся старости седины,

Давно потух огонь в очах,

Чело прорезали морщины.

 

Слабеют силы, но опоры –

Увы, – для старцев честных нет,

И, может быть, придется скоро

Бездетным им покинуть свет.

 

И не увидит поколенье

Их дней пришествия Христа,

Когда свершится искупленье,–

Пророков светлая мечта.

 

И сердце старцев постоянно

Болело тайною тоской,

И слезы горькие порой

Лила тоскующая Анна.

 

Но вот настали дни иные

Для бедных старцев – наконец

Над ними сжалился Творец, –

У них родилась Дочь – Мария.

 

Младенца чудного рожденье

Казалось старцам сладким сном,

Как будто райское виденье

Их осенило мирный дом.

 

Казалось, ангелы витали

Средь этой мирной тишины

И сердцу тайно навевали

Святые, радостные сны.

 

Их жизнь была, как путь без цели,

Пуста, уныла и темна:

У этой детской колыбели

Вдруг изменилася она.

 

Забыты горе и печали,

Забыты скорби прежних дней, –

Чредою быстрою бежали

Теперь их дни, зари ясней.

Священник А. Ушаков, 2004 г.

Пророк Захария и его супруга, праведная Елисавета, родители Иоанна Предтечи

Святые Захария и Елисавета происходили из рода Ааронова. Пророк Захария был сыном Варахии и служил священником в Иерусалимском храме. Святая праведная Елисавета приходилась сестрой матери Пресвятой Богородицы святой Анны.

А начиналась история этой прославленной супружеской четы почти так же, как и история родителей Пресвятой Богородицы святых Иоакима и Анны, – начиналась она с бездетности, бремя которой в данном случае оказалось еще тяжелее, потому что Захария, в качестве ветхозаветного священника, должен был являть своим прихожанам – набожным гражданам – пример неукоснительного исполнения заповедей Божиих, едва ли не главной из которых считалась обязанность продолжать свой род.

Любопытно, что Евангелие от Луки начинается рассказом именно об этой паре. С одной стороны, это свидетельствует о том, что Захария и Елизавета являются героями уже новой, то есть новозаветной истории, законом которой стал Дух, а не буква. С другой стороны, рассказ о рождении у них сына (будущего Пророка, Предтечи и Крестителя Господня Иоанна) предшествует повествованию о Рождестве Христовом и тем самым как бы подготавливает читателя к восприятию совсем уж необычной (по ветхозаветным-то понятиям!) истории девственного зачатия Марии.

Первое, что вызывает особое уважение к персонажам этой удивительной истории, – это заведомое благородство Захарии, который, подобно Иоакиму, отцу Богоотроковицы Марии, не пожелал ни оставить своей бесплодной супруги, ни развестись с ней, хотя на то у него были все права. Стало быть, и на этот раз сама по себе супружеская любовь восторжествовала над долгом законности, выявив преимущества собственно романтического чувства над обязанностями «человека и гражданина».

Само же повествование начинается с рассказа о том, как Захария, совершая очередную службу в храме, зашел в святилище для каждения. Отделенный от молящихся завесой и невидимый для них, он вдруг узрел перед собой ангела Господня – Архангела Гавриила, миссией которого было благовествовать о необычном, таинственном, парадоксальном и, прежде всего, возвещать о тех рождениях, которые, по логике вещей, просто не могли бы состояться. Свою речь к Захарии Гавриил начинает с того же предупредительного «не бойся!», которым всего через несколько месяцев он же начнет свое обращение к Деве Марии. «Не бойся, Захария, ибо услышана молитва твоя, и жена Елизавета родит тебе сына, и наречешь ему имя: Иоанн», – так сказал ангел изумленному священнику.

Если бы на месте Захарии был простой, не причастный к церковным преданиям и таинствам человек, то его недоверчивость, осторожность, осмотрительность были бы оправданы. Но ведь он был священником, призванным являть особую восприимчивость к самой возможности родить ребенка в преклонном возрасте: в конце концов, Авраам и Сарра были старше Захарии и Елизаветы, но чудо рождения у них Исаака они восприняли с благоговением и благодарностью, не позволив себе даже усомниться в том, что у Бога все возможно!

В том мире «обыкновенного чуда», каким является вся новозаветная история, скептицизм наказуем. Понес за него наказание и Захария: поставив под сомнение благую весть Архангела Гавриила, он был немедленно поражен немотой. Впрочем, замкнув уста отцу, Бог отверз чрево матери, которая вскоре зачала и в положенный срок родила младенца. Вопреки настояниям родственников, желавших назвать его по имени отца Захарией, Елизавета потребовала дать ему другое имя – Иоанн. То же мнение выразил и сам Захария, который по причине своей немоты написал именно это имя на табличке. И как только его рука запечатлела это, предсказанное ангелом, имя, священник сразу же обрел дар речи и начал вдохновенно пророчествовать об избавлении и спасении верных: было очевидно, что, одарив благодатью его самого, Бог не оставит своим заступничеством весь народ. История, которая началась трагически, обрела счастливый конец...

Здесь, еще до Христа, мы видим осуществление евангельского закона: «тяготы друг друга носите», – который, по сути, и должен стать «основным законом» семейной жизни. В самом деле: Захария и Елизавета, как это и подобает настоящим супругам, поддерживали друг друга во всех треволнениях жизни. Они действительно составляли единое целое, единое тело, единый организм, обе «части» которого поистине восполняют, дополняют взаимные недостатки: когда сомнение грозит одному из супругов гибелью, то спасением и для него, и для всей пары в целом становится вера другого. И эта «взаимодополнительность» супругов не могла не приносить результатов: когда муж, усомнившись в возможности чуда, утратил дар речи, его жена, наоборот, с благодарностью приняла Божью милость и обрела дар чадородия.

В итоге нам был явлен пример супружеской взаимопомощи и единомыслия, которое выразилось без слов, одной только интуицией: независимо один от другого муж и жена, пренебрегая пожеланиями родственников, выбирают для новорожденного одно и то же имя. Именно это единомыслие, которое было вдохновлено любовью, согласием и совместным терпением скорбей, возвратило супругам покой и счастье. Супружеская любовь – свидетельствуют нам они – это, помимо прочего, еще и умение общаться без слов: «сердце сердцу весть подает» даже тогда, когда весть эту не выразить словами.

О дальнейшей судьбе святых Захарии и Елисаветы Евангелия не повествуют. Между тем, эта судьба трагична, как и судьбы многих праведников.

Когда нечестивый царь Ирод услышал от волхвов о родившемся Мессии, он решил избить в Вифлееме и его окрестностях всех младенцев в возрасте до 2-х лет, надеясь, что в их числе будет и родившийся Мессия. Ирод хорошо знал и о необычном рождении младенца Иоанна и хотел убить и его тоже, опасаясь, что он-то и есть Царь Иудейский.

Но праведная Елисавета укрылась вместе с сыном в горах. Убийцы преследовали их, и Елисавета, пытаясь скрыться от них, со слезами стала молить Бога о спасении, и тотчас расступившаяся гора укрыла ее вместе с младенцем от погони.

Захария же в эти бедственные дни исполнял свою чреду служения в Иерусалимском храме. Воины, посланные Иродом, тщетно пытались узнать у него, где находится его новорожденный сын. Святой молчал. Тогда, по повелению Ирода, они убили Захарию, заколов его прямо в храме между жертвенником и алтарем (Мф. 23, 35).

Праведная Елисавета скончалась через 40 дней после своего супруга, а совсем маленький Иоанн остался сиротой и, хранимый Господом, пребывал в пустыне до дня своего явления израильскому народу.


Источник: Проект Курской областной универсальной научной библиотеки им. Н.Н. Асеева "В едину плоть..." Святые супружеские пары.

Комментарии для сайта Cackle