Приглашаем Вас пройти Православный интернет-курс — проект дистанционного введения в веру и жизнь Церкви.

Обзор пособий по Догматическому Богословию

На рубеже XVII–XVIII веков основы православной догматики преподавались в российских духовных образовательных учреждениях наряду с основами христианского нравоучения. В сфере отечественной науки и образования до 1711 года догматическое богословие еще не было выделено в особую учебную дисциплину.

Ярким примером произведения XVII века по изложению основ богословия является Православное исповедание Кафолической и Апостольской Церкви Восточной, известное под авторством митрополита Петра Могилы. Впрочем, это творение не вошло в число руководств по изучению Догматического Богословия.

Первым опытом преподавания Догматического Богословия как самостоятельной дисциплины стал опыт Феофана (Прокоповича) (преподавал в Киевской академии в период 1711–1716 гг.). Разделив Богословие вообще на догматическое и нравственное, предложив, кроме этого, ряд иных методологических новшеств, он положил начало развитию отечественной методологии Православного Догматического Богословия. За этот период он создал ряд теологических трактатов (они были составлены на латинском языке). Вот их названия: 1) Введение – о задачах богословия и о Св. Писании; 2) О Боге и его свойствах; 3) О Троице; 4) Об исхождении Св. Духа; 5) О творении и провидении; 6) О состоянии человека до грехопадения и 7) О состоянии человека после грехопадения (данный перечень можно дополнить трактатом: Об оправдании).

В первой половине XVIII век в российских духовных школах догматы, как правило, изучались не в строго положительном, а в полемическом ключе. Отчасти это было связано с влиянием на отечественную богословскую науку методологии схоластического богословия. Отчасти же это было обусловлено необходимостью оградить православных от пагубного влияния со стороны католичества и протестантизма. Составляя упомянутые выше трактаты, Феофан Прокопович во многом опирался на методы, использовавшиеся протестантами; его трактаты имели антикатолический окрас.

В свою очередь современник Феофана Прокоповича, митрополит Стефан Яворский, создал произведение, направленное, главным образом, против протестантов. Оно не утратило актуальности до сих пор и сегодня известно широкому читателю под названием: Камень веры Православно-Кафолической Восточной Церкви. Оно было создано с опорой на методологию католической схоластики.

Характерной чертой российской духовной образовательной практики вплоть до третьей четверти XVIII века было то, что богословие преподавалось на латинском языке (ряд дошедших до нас сочинений того времени не переведены на русский язык до сих пор).

В период с 1737-го по 1740-й г. в московской Академии богословие преподавалось по пособию Кирилла Флоринского: «Theologia positiva et polemica Tradita in Academia Mosquensi a Cyrillo Florinski» («Богословие положительное и полемическое, читанное в Московской Академии Кириллом Флоринским в 1737 – 1740 гг.). Оно было наполнено как материалом догматического, так и материалом нравоучительного характера. Частично изложение было представлено в положительном, а частично в полемическом ключе.

Значительным недостатком практики обучения Богословию в XVII – первой половине XVIII века было также то, что Богословие читалось по отдельным тематическим трактатам. Пособия, в которых курс по догматике был бы представлен цельно, стали распространяться в более поздний период. Часто трактаты, по которым осуществлялось обучение воспитанников духовных школ, не имели между собой ни чёткой богословской, ни чёткой логической связи.

Примером более или менее цельного пособия по православной догматике, свободного от уз западной схоластики, составленного на русском языке, может служить сочинение митр. Платона (Левшина) «Православное учение, или Сокращенная христианская богословия» (вышло в печать в 1765 г.). Оно отличалось сжатостью изложения, доступностью, выразительностью и отчетливостью языка. (Системное изложение вероучения митрополитом Платоном представлено современному читателю в издании: Полное собрание сочинений. Книга 5 ).

Достаточно оригинальную богословскую систему представляло творение архимандрита Сильвестра Лебединского: «Нетленная пища или душеспасительные размышления на Священном Писании основанные, мнениями святых отец и других ученейших мужей исполненные, историею священною и светскою, иносказаниями, подобиями, и нравоучениями украшенные, трудом и тщанием Астраханского Преображенского Монастыря Архимандрита и Семинарии Ректора Силвестра сочиненные» (вышло в свет в конце XVIII века). Содержание этого произведения было разбито на множество разделов, порядок изложения которых отчасти был обусловлен принципом историчности, отчасти же иными соображениями автора. Характерной особенностью «Нетленной пищи...» являлась насыщенность символическими образами и аллегорическими параллелями.

В конце первой половины XIX в. из-под пера архимандрита Антония Амфитеатрова вышло фундаментальное пособие: «Догматическое богословие Православной Кафолической Восточной Церкви». Этот труд получил одобрение духовного руководства, и, согласно определению св. Синода, его надлежало использовать в духовных семинариях. Структурная схема расположения материала в общем напоминала схему, предложенную Ф. Прокоповичем, подразумевавшую деление объёма содержания на две главные части: учение о Боге Самом в Себе и учение о Боге в Его проявлениях «вовне». Однако разделы, касающиеся спасения и освящения человека, были представлены в нём в соответствии с принципом антропоцентричности: в отделении «Учение о человеке» было изложено не только учение о создании, природе, предназначении человека, грехопадении прародителей, но и учение о воплощении Сына Божьего, о спасении, о Церкви, о Частном и Страшном Суде, об участи праведников и грешников.

Со временем это пособие было вытеснено из образовательного пространства другим фундаментальным произведением: «Православно-догматическое Богословие», митрополита Макария Булгакова. Оно было создано в период 1849–1853 гг., и первоначально было издано в пяти томах. Впоследствии неоднократно переиздавалось. Это сочинение охватывало полный курс по догматике, изобиловало библейскими и святоотеческими цитатами, справочным материалом. Представленная в нем богословская система делилась на части, те, в свою очередь, – на отделы, отделы – на члены и параграфы, а крупные параграфы, дополнительно, делились на ещё более частные члены деления. Учитывая величину объёма и ёмкости содержания труда, можно сказать, что во многом такое деление было оправдано. Труд М. Булгакова снискал множество восторженных отзывов, хотя, надо отметить, далеко не все критики отзывались о нем с чувством восторга.

Очередным успехом российской богословской науки стало «Православное Догматическое богословие» архиепископа Черниговского Филарета (Гумилевского). Впервые оно вышло в печать в 1864 году. Структурно и по методологической основе оно сближалось с «Православно-Догматическим Богословием» Макария Булгакова, и тоже изобиловало ссылками и цитатами. В тех местах, где было задействовано большое количество ссылок и/или цитат, они были представлены сгруппированными по внутреннему содержанию и типам источников, как то: ветхозаветные писания, Евангелия, Апостол, святоотеческая литература. С целью предостережения читателей от ряда заблуждений автор пособия использовал ложные утверждения западных теологов, которые тут же опровергал.

Особое место в российской богословской науке заняла догматическая система святителя Сильвестра Малеванского «Опыт православного догматического богословия (с историческим изложением догматов)» (издана в 1878–1891 гг., в Киеве). В отношении схемы расположения разделов вероучения это произведение принципиально не отличалось от лучших пособий того времени. Однако оно имело принципиальное отличие от них по форме представления и раскрытия каждого догмата в отдельности: догматическое учение было представлено здесь в соответствии с концептуально-историческим методом – не столько как данность, сколько как непрестанно развивающееся в лоне Церкви учение о предметах веры, неизменное в своей основе.

Меньшую известность приобрели другие догматические системы второй половины XIX в.

К числу таких систем принадлежит система, составленная А. Городковым на основании работ митрополита Московского Филарета (Дроздова). Созданное им пособие вышло в печать под названием «Догматическое богословие по сочинениям Филарета, митрополита Московского». Принципиальное отличие структуры представленной в нем догматической системы от других (современных ей систем) состояло в том, что учение о Боге Самом в Себе было изложено не в такой очередности, где раздел учения о Боге-Троице следовал бы за разделом «учение о Боге, едином по существу», а в обратной. Таким образом, читатель, погружаясь в содержание пособия А. Городкова, сперва знакомился с учением о Святой Троице, и лишь потом – с вопросом о единстве Бога, о сущностных свойствах Божьих.

В число капитальных творений по изложению православного догматического учения вошли творения епископа Иустина (Полянского), епископа Рязанского и Зарайского, в том числе созданное им на основе «Камня веры...»: «Догматы по Стефану Яворскому» (в многотомном собрании сочинений этого автора они, в частности, заключены в томах: Том III, Том IV, Том VI, Том VII, Том VIII).

В первой четверти XX века важное место в ряду образовательных пособий по православной догматике занимало произведение протоиерея Н. Малиновского: «Очерк православного догматического богословия». Одна из особенностей этого труда – наличие искусно подобранных возражений, направленных против православных догматов, опровергаемых тут же при помощи убедительных аргументов. В отличие от схоластических систем, переполненных всевозможными возражениями и контрвозражениями, в системе Н. Малиновского они, главным образом, были представлены там, где это действительно было уместно и/или необходимо.

В советский период, в связи с ограничением деятельности Церкви со стороны государства, развитие богословских наук приостановилось. Новый всплеск развития Православного Догматического Богословия, как науки и как образовательной дисциплины, произошел в последней четверти XX века. Практика духовного образования требовала создания новых, высококачественных пособий, созданных с учётом последних достижений дидактики и педагогики. Авторы вынуждены были учитывать это. Как результат, язык изложения теологического материала в значительной части пособий по догматике отличался ясностью и доступностью, свободой от перегруженности сложной научной терминологией. Во многих пособиях библейские цитаты были представлены не на церковнославянском, а на русском языке.

К числу наиболее известных в российском духовно-образовательном пространстве пособий на рубеже XX–XXI веков принадлежало «Догматическое богословие» В. Н. Лосского. Это произведение многими оценивалось как прогрессивное. Оно отличалось сжатостью изложения материала, живостью языка, отсутствием чрезмерной раздробленности содержания на малые рубрики (параграфы, пункты, подпункты и пр.), умеренным количеством справочных ссылок и библейских цитат, что привлекало симпатии учащихся ввиду удобства его использования при самоподготовке. Однако в силу низкой информативности оно не могло служить базовым руководством для преподавателей. Недостатком пособия служило и то, что оно содержало ряд выражений, не соответствующих принципу ортодоксальности.

Одним из лучших пособий второй половины XX века можно назвать «Православное Догматическое Богословие» протопресвитера М. Помазанского (вышло в печать в 1968 году). Несомненное богословское достоинство этого произведения – ортодоксальность. В педагогическом отношении оно замечательно сбалансированностью сжатости и информативности, ясности и научности содержания. Общая линия изложения богословского материала отличается последовательностью и логической стройностью. Библейские цитаты приведены здесь в умеренном количестве.

Серьёзной популярностью на рубеже XX-XXI веков пользовалось творение архимандритов Алипия Кастальского-Бороздина и Исаии Белова: «Догматическое богословие. Курс лекций». Оно представляло неполный курс по догматике. Примечательной частной чертой этого творения была особенность в объяснении термина «догмат», включавшем замечание, что с течением времени догматами, как правило, стали называть только те истины христианского вероучения, которые «обсуждались на Вселенских Соборах и получили соборные определения или формулировки». Впоследствии это замечание было подхвачено и утрировано некоторыми учеными, послужило для них поводом к сужению рамок понятия «догмат».

В частности эта идея была усвоена и доработана священником Олегом Давыденковым, автором ставшего впоследствии известным учебника по догматике. Этот учебник содержал также ряд иных искажений православно-догматической терминологии. Позднее вышел в печать его доработанный вариант: «Догматическое богословие». Но и этот вариант не был свободен от недостатков.

В последние годы набирает известность «Догматическое богословие» архимандрита Сильвестра (Стойчева) (издано в Киеве в 2016 г.). Сочинение отличается оригинальностью схемы компоновки материала. В какой-то степени оно подражает пособию О. Давыденкова, в какой-то степени оригинально.

Из трудов по системному изложению Православного Догматического Богословия XX века следует также отметить «Догматическое богословие» протоиерея Ливерия Воронова (составлено на основе читанных им лекций, в СПбДА, в 1991–1992 годах). Оно отражает лишь часть объёмного курса по догматике. Материал изложен здесь кратко, живым, доступным языком. Одной из частных особенностей этого труда можно назвать наличие примеров объяснения догматических положений с опорой на иконографические образы.

Впоследствии приём использования иконографических образов при толковании догматов применил К. Х. Фельми в произведении «Введение в современное православное богословие».

К числу наиболее авторитетных зарубежных трудов по догматике, переведенных на русский язык, использующихся сегодня в сфере российского духовного образования, следует отнести труд преподобного Иустина (Поповича): «Догматика Православной Церкви».

Комментарии для сайта Cackle