Азбука верыПравославная библиотекаИнославиеКонстантинопольский патриарх Кирилл Лукарис и его борьба с римско-католической пропагандой на Востоке


священник Евграф Овсянников
Константинопольский патриарх Кирилл Лукарис и его борьба с римско-католической пропагандой на Востоке

Часть 1

Содержание

Введение
Источники и пособия для изображения жизни и деятельности. Кирилла Лукариса
Часть первая (вступительная). Современное Кириллу Лукарису состояние восточной церкви Глава первая. Отношение турок к восточной церкви Глава вторая. Отношение латинян к восточной церкви Глава третья. Отношение протестантов к восточной церкви Часть вторая. Жизнь и деятельность Кирилла Лукариса Глава первая. Кирилл Лукарис до патриаршества Глава вторая. Кирилл Лукарис – патриарх Александрийский Глава третья. Кирилл Лукарис – патриарх Константинопольский  

 
Введение
В ряду патриархов восточной церкви после падения Константинополя Кирилл Лукарис, несомненно, занимает одно из первых мест. Его богатые природные дарования, обширное научное образование и заботы о поднятии просвещения в родной стране, особенно же его ревность о православии и заботы о благосостоянии своей церкви, обнаружившиеся в энергической до самопожертвования борьбе с иезуитами и мудром обращении с протестантами, – все это выделяет его из ряда прочих патриархов этого периода. Шумные же споры из-за Кирилла Лукариса, возникшие в церквах западных, восточной и русской, сопровождавшиеся очень важными результатами в истории греческой церкви, и в смысле научном не прекратившиеся еще и теперь, делают эту личность очень интересным и важным предметом исторического исследования.
Современные Кириллу Лукарису писатели превозносят его ум, мудрость и любовь к науке1. В новое время Киммель, известный издатель памятников, имеющих большое значение в истории греческой церкви («Monumenta fidei ecclesiae orientalis»), характеризуя Кирилла Лукариса как представителя духовного просвещения, говорит о нем следующее: «Он отличался замечательною любовью к науке, по учености он стоял выше своего века и своих современников в Греции, он имел близкое знакомство с сочинениями германских ученых; это был верный страж той церкви, в которой он был предстоятелем, охранявший церковь от всякого суеверия, он был презрителем и искоренителем невежества»2. Все свои богатые природные дарования, развитые всесторонним научным образованием3, Кирилл Лукарис посвятил всецело на служение благу горячо любимой им восточной церкви. Вступив на Константинопольскую патриаршую кафедру, он употребил необыкновенные усилия и принес себя в жертву для спасения своей паствы от влияния иезуитов, сильно распространившегося тогда на востоке. Видя, как гибельны для православных коварство и происки иезуитов, он решился защитить от них восточную церковь и в течение всей своей жизни противодействовал им всеми силами, несмотря на все гонения от них, несмотря даже на суд современников, которые уже начинали осуждать его действия, подозревая его в ереси за сношения с протестантами. Сношения же Кирилла Лукариса с протестантами, если судить о них надлежащим образом, составляли одну из самых мудрых и благодетельных мер, предпринятых им для защиты православия и для усмирения врагов его, в особенности, иезуитов. Его союз с протестантами был политический, а не религиозный. Кирилл Лукарис вполне понимал, что ему одному невозможно бороться с многочисленными врагами, он сознавал, что если вдруг вооружить против себя и латинян, и протестантов, то православная греческая церковь, сильно страдавшая тогда под игом турок, подвергнется еще большему порабощению. Он видел также, что протестанты только в недавнее время начали появляться на востоке и вовсе не обнаруживали еще ни той фанатической нетерпимости к православным, ни той слепой ревности в распространении своего учения, какими издревле отличались римские проповедники и, особенно, иезуиты. Кирилл Лукарис хорошо знал, что и заблуждения протестантов гибельны для его паствы, но протестанты, при своей малочисленности, были не так дерзки в отношении к православным, как иезуиты, и не с такою наглостью старались завлекать их в свои сети. А питая сильную неприязнь к папистам, протестанты оказывали уважение патриарху и предлагали ему свое содействие к преследованию иезуитов. Кирилл Лукарис и решился противодействовать иезуитам при помощи протестантов. Протестантские посланники (английские, голландские и шведские) всегда почти старались оказывать ему полное сочувствие и благовременную помощь в стеснительных обстоятельствах. Не предполагая в них первоначально злого умысла, Кирилл Лукарис часто обращался к ним с просьбами, прямо высказывал им свои нужды, не раз пользовался их защитою и никогда ни пред кем не скрывал своих искренних, но благонамеренных4, отношений к ним. Иезуиты же, для которых Кирилл Лукарис был заклятым врагом, постоянно клеветали на него пред турецким правительством, несколько раз низводили его с патриаршей кафедры, несмотря на всю приверженность к нему православных; из ненависти к нему они начали распространять мысль, будто он заразился протестантскими мнениями и написал даже исповедание веры в протестантском духе и, наконец, успели испросить у султана смертный приговор своему неустрашимому противнику.
Этому знаменитому патриарху суждено было не только при жизни со скорбию невинно выслушать название предателя православия, но и по смерти подвергнуться даже анафеме, от которой он был освобожден определением Иерусалимского собора 1672 года. Он пал жертвою своей ревности о благе православной церкви, и хотя смерть не примирила с ним жестоких врагов его, хотя споры о нем долго волновали восточную церковь, но добрая память о нем никогда не умирала в православном народе на востоке, где он совершил свой великий жизненный подвиг и где, по проискам врагов, кончил мученически жизнь свою, полную славы и тяжких страданий. Вот что пишут о нем митрополиты, архимандриты и игумены Царьградские в соборной грамоте своей к русскому царю Михаилу Феодоровичу от 10 декабря 1644 года: «Когда патриаршествовал на святом и вселенском патриаршем престоле в Константинополе блаженнейший и приснопамятный бывший старый патриарх Кирилл, был он добрый пастырь сей церкви Христовой, сиял и освещал не только своим учением и мудростию, но и деяниями, что да воздаст ему Господь Бог, и при его времени, как сидел он на своем престоле, украшено было все православие, ибо повседневно творил он добро, и что имел, подавал бедным, помощь творил странным и научал глаголу евангельскому и православию словесное стадо православных христиан»5. На западе же, несмотря на то, что Кирилл Лукарис был оправдан восточною церковью, имя его издавна подвергалось многим нареканиям, служило и до сих пор служит предметом бесконечных споров, клеветы и противоречивых суждений.
По своим великим заслугам для церкви Кирилл Лукарис достопамятен не для одного единоверного нам востока: то, что он сделал для нашей отечественной церкви, в особенности его участие в делах юго-западной церкви в эпоху Брестского собора, делает имя этого патриарха драгоценным и по отношению к нам, русским, дает ему право красоваться на страницах и нашей церковной истории.
Источники и пособия для изображения жизни и деятельности. Кирилла Лукариса
Такая крупная историческая личность, как патриарх Кирилл .Иукарис, не могла пройти незаметно в истории, не оставив о себе памяти в известиях современников; не могла она не обращать на себя и внимания греческих историков. Этим объясняется то сравнительно большое количество источников, которым мы располагаем для изображения жизни и деятельности этого знаменитого патриарха. Но так как деятельностью его затрагивались интересы православных, католиков и протестантов, то все эти источники изображают этого патриарха под известным своим углом зрения, а некоторые из них даже должны быть прямо названы грубо тенденциозными. Ввиду этого, мы считаем необходимым, прежде всего, поименовать все эти источники и определить их характер и научное значение.

Источники греческие, вышедшие из-под пера православных

Сведения о Кирилле Лукарисе встречаются:
1) в третьем томе «Церковной истории» (Ἐκκλησιαστικὴ ἱστορια) Мелетия, митрополита Афинского. Полное заглавие этого церковно-исторического сочинения такое: «Ἐκκλησιαστικὴ ῾Иστορία Μελετίου, μητροπολίτου ’Aθηνῶν, μετενεχθεῖσα ἐκ τῆς ἑλληνικῆς εἰς τὴν ἡμετέραν ἁπλοελληνικὴν φράσιν, εἰς τμους τρεῖς διαιρεθεῖσα καὶ πλουτισθεῖσα μὲ πολλὰς χρησίμους, καὶ ἀναγκαίας ὑποσημειώσεις, καὶ ἀκριβεῖς πίνακας, παρὰ Γεωργίου Βενδότη, ἐκ Ζακύνθου, καὶ πααὐτοῦ διορθωθεῖσα». Ἐν Βίεννη, τῆς Ἀουστρίας«. 1784 года. Современный греческий историк Сафа делает такую оценку третьего тома этого сочинения: «после Досифея с наибольшим тактом изучал историю Константинопольской патриархии турецких времен Мелетий; в третьем томе своей церковной истории он собрал много известий, сюда относящихся… Мелетий старательно передал нам некоторые подробности о событиях. Начиная от времени управления Константинопольскою церковью патриарха Тимофея II до времени патриаршествования Каллиника (1614 – 1702), – такие подробности, каких ниоткуда еще нельзя почерпнуть»6.
Мелетий как грек делает самые благоприятные отзывы о Кирилле Лукарисе. В православии Кирилла не сомневается.
2) В историческом сочинении Досифея7, патриарха Иерусалимского, озаглавленного так: «῾Τστορία περὶ τῶν ἐν Ἰερουσαλύμοις πατριαρχευσάντων» («История патриархов Иерусалимских»). Сочинение это издано, как видно из заглавия его, в Бухаресте в 1725 году. Мы достали это сочинение в библиотеке Киево-Печерской лавры. По словам Сафы: «Досифей с достаточною внимательностию относится к истории константинопольских патриархов как своего времени, так и ближайших к нему времен. Он сообщает известия о них как на основании собственных наблюдений, так и на основании разных заметок»8. Наш русский византист, профессор Московской духовной Академии, Лебедев делает такое замечание о характере этого сочинения: «нужно сказать, что большая часть характеристик константинопольских патриархов XVII века у Досифея не клонится к их чести: он выставляет их малоспособными и плохо державшими кормило правления в руках»9. Отзыв Досифея о знаменитом Кирилле Лукарисе очень оригинален: он считает его «скрытым еретиком» («κρύφιος αἱρετικς»). (Кн. XI. σελ. 1171).
3) В опровержении исповедания Кирилла Лукариса, написанном Милетием Сиригом10. Мы не могли достать греческого текста этого сочинения, а пользовались русским переводом его, который нашли в рукописи библиотеки Киево-Печерской лавры (под № 125), носящей такое заглавие: «Блаженнаго Мелетия Сирига, учителя и протосуггела в Константинополи церкве, на главы кальвинския, и вопросы Кирилла Лукареа противоглагольства. Издашася лета 1638 от Рождества Христова. Напечатася иждивением же и тщанием всесветлейшаго, благочестиваго же и тишайшаго Государя и Игемона всея Угровлахии, господина Иоанна Константиновича Басарамбскаго воеводы. Прирадением же и исправлением словеснейшаго нотариа великия церкви господина Михаила Макри, суща из Иоаннитов. В славном городе букурести уггровлахийском. В лето спасения 1690, в месяце сентемврии». В самом конце рукописи находится заметка: «преписася сия богодухновенная святая книга 1702 года, месяца сентемвриа». В этой рукописи содержится 304 листа. Сам автор этих «противоглагольств» так объясняет причину, побудившую его приняться за составление этого своего обличения, и цель этого последнего: «Понеже вецыи суть иже обретоша ныне ново некую веру свою, и ходят в ней, не довлятся токмо держати разумения, яже избраша, и последний день хотел бы их искусити, но подвизаются показати, яко и церковь наша вся последует им, и предлагают порицание на ны нестерпное, от нужды и на брань сию снисходим, не ради еже обидити кого, но еже свободити себе от нелепаго и неправеднейшаго порицания. Зане аще и близ Судии и Бога нашего суть явна и не соделанная, якоже Давид (Псал.138:20) песновоспе, да не речеши оная, яже вседневно исповедуем дерзновенно, яже ведать множайшии человеков, обаче нужда есть отвещати о тех, иже заключают и нас всех в томжде погрешении, иже полагают списателя сотворившаго насущное исповедание, понеже мня, яко поколебася церковь наша от основания приятаго от апостолов, и преемников их, яко да не дадим преткновения блазна языком с ними же купно соживущим и да свободим и многая чада церковная, терпящая многие укоризны и тщеты, ради глав сих, да изъявим убо тая самая словеса списателева, якоже той глаголет я. Яко да сими познает всяк и порицания и догматствованная тем о христианствей вере»11.
Для этой цели Мелетий Сириг последовательно приводит члены и ответы «исповедания», изданного под именем Кирилла, и каждый из них обличает. Для напечатания своего «обличения» Мелетий просил вспомоществования у Московского царя Михаила Феодоровича: «Составили мы, – писал он ему от 15 декабря 1644, – вышереченную книгу (т.е. обличение), и в ней написали все церковные догматы, и перевели с эллинского языка на толковую речь новогреческую, что ныне говорим, чтобы разумели все христиане. Почему прошу милостыню от великого вашего царствия, чтобы мне было чем напечатать ту книгу, потому что здесь преисполнился весь мир всякой смуты от лютеран и кальвинов»12.
Не имея под руками греческого текста книги, мы не можем проверить, насколько точен и верен славянский перевод его.
4) В книге Александра Гелладия13, носящей заглавие «Status praesens ecclesiae graecae». 1714 г. (указания на место печатания нет в заглавном листе). «Отзывы Гелладия о Кирилле Лукарисе, – по мнению профессора Лебедева, – имеют высокую научную ценность»14.
5) В сочинении Филиппа Кипрянина, пронотария соборной Константинопольской церкви: «Chronicon ecclesiae graecae, quod primus e manuscripto Bysantino edidit latineque vertit Nicolaus Blacardus». Lipsiae et Francofurti. 1687 г. Свои сведения о Кирилле Лукарисе автор черпает из сочинения Готтингера: «Analecta Historico-theologica», о котором у нас речь будет после. Об этом он сам заявляет в начале своих сообщений о Кирилле Лукарисе, замечая в одном месте: «что далее следует и много другое заимствовано из «Analecta Historico-theologica» и именно из «Appendix’ – a dissertationis octavae» славнейшего Готтингера».15.
6) В сочинении Захарии Мафы: Κατάλογος ἱστορικὸς τῶν πρωτῶν ἑπισκόπων καὶ τῶν ἑφεξῆς πατριαρχῶν τῆς ἐν Κωνσταντινουπόλει ἁγίας καὶ μεγὰλης τοῦ Χριστοῦ ἐκκλησίας«. ᾽Εν Ναύπλφ. 1837 года. Мы имеем полный перевод этой книги, напечатанный в «Христианском Чтении» за 1843 и 1862 годы под следующим заглавием: «Исторический список епископов, а потом патриархов константинопольских». Профессор Лебедев автором этого каталога считает не Захарию Мафу, как принято обычно, а Константина Икономоса. «Хотя, – говорит он, – какой-то навплийский архидиакон Захария Мафа и существовал на свете, но указанной книги совсем не писал, а дозволил только поставить на чужой книге свое ничем не известное имя. Подлинным автором книги оказывается знаменитость: современник Мафы известный греческий ученый Константин Икономос»16. Нужно заметить, что это утверждение у Лебедева недостаточно аргументировано. Оставляя его на совести знаменитого византиста, мы удержим то имя, которое автору книги обычно усвояется в печати и литературе. Касательно научного значения той части этого каталога, которая заключает в себе «списки Константинопольских патриархов от взятия Константинополя турками до 1836 года», Лебедев делает такое замечание: «Источники его не новы и при некотором внимании их достаточно можно разглядеть. Начало рассматриваемой нами части «каталога», т. е. рассказ о патриархе Геннадии Схоларии, написан под влиянием византийского историка Франдзия с некоторыми несущественными прибавками, которые могли остаться в голове автора от чтения разных книг в разное время, затем «каталог», описывая правление Константинопольских патриархов, начиная от преемника Геннадиева до Иеремии II, т. е. до 70-х годов ХVИ века, довольно рабски придерживается известного труда Дамаскина Студита (в переделке Малакса) «Historia Patriarchica», причем по местам присоединяются мысли самого автора, т. е. Икономоса, но мысли малого научного значения. Там, где кончается рассказ о патриархах указанной «Historia Patriarchica», составитель «каталога» берет в руки «церковную историю» Мелетия Афинского и выписывает из нее известия о Константинопольских патриархах конца XVI и всего XVII века, привнося иногда сюда заметки о тех же патриархах из сочинения Досифея Иерусалимского: «О патриархах Иерусалима»17. В своих известиях о Кирилле Лукарисе Мафа всецело следует Мелетию Афинскому.

II. Источники латинские

1) Грубо тенденциозное изображение жизни и деятельности Кирилла Лукариса представил грек-ренегат Лев Алляций, бывший библиотекарем в ватиканской библиотеке18, в своем сочинении: «De ecclesiae occidentalis atque orientalis perpetua consensione, libri tres. Coloniae Agrippinae», 1648 г. Сочинение это было написано Алляцием по поручению папы Урбана VIII, много заботившегося об утверждении унии между православными и католиками19. Филипп Кипрянин справедливо замечает, что, «так как Алляций был злейший враг Кирилла и писал (вышеуказанное сочинение) по излишней (nimius) ревности к римской церкви, то нередко намеренно примешивает клевету, которой никто, понимающий дело, не поверит»20. Алляций не пропускает случая, чтобы очернить Кирилла Лукариса.
2) Книга Готтингера: «Analecta Historico-theologica», Tiguri. 1652 года, и именно восьмое рассуждение («Dissertatио octava») этой книги. Мы нашли эту книгу в библиотеке Киевского университета св. Владимира. Автор смотрит на Кирилла Лукариса как на зараженного протестантскими богословскими воззрениями.

III. Источники протестантские

1) Полное и сравнительно беспристрастное описание жизни и деятельности Кирилла Лукариса мы нашли в книге Смита: «Collectanea de Cyrillo Lucario, patriarcha Constantinopolitano». Londini. 1708 года. Книга эта содержит в себе: 1) Narratio de vita, studiis, gestis et martyrio D. Cyrilli Lucarii, patriarchae Constantinopolitani; 2) Fragmentum vitae D. Cyrilli Lucarii per D. Antonium Legerum21; 3) Narratio Historica turbarum, quas Constantinopoli moverunt Jesuitae adversus Cyrillum Patriarcham et alia notatu dignissima. Это последнее «Narratio» без изменения помещено в книге Аймона «Monuments authentiques de la religion des grecs» (p. 201 – 236), по которой мы и будем его цитировать в своем сочинении. Эту книгу («Collectanea») мы получили из библиотеки Казанской Духовной Академии.
2) Несколько эпизодических, но очень важных замечаний о Кирилле Лукарисе мы встретили в книге Поппадополи: «Historia gymnasii Patavini, томы 1 – 2. Venetiis, 1726 г.». Мы пользовались этой книгой в библиотеке Киевского университета св. Владимира.
3) Много важных сведений о Кирилле Лукарисе содержится в первой части книги Гейнекция: «Abbildung der alten und neuen griechischen Kirche nach ihrer Historie, glaubens Lehren und Kirchen-gebrauchen» in III Theilen. Leipzig. 1711 года.
4) Очень важным источником послужила для нас книга Аймона: «Monuments authentiques de la religion des grecs et de la faussete de plusieurs professions de foi des сhretiens orientaux. A la Haye (Гага) 1708» («Подлинные памятники религии греков и лживости многих вероизложений восточных христиан»). Этим памятникам предпослано небольшое (в 30 страниц) введение, в котором передается кратко биография Кирилла Лукариса. Самые памятники Аймона заключают в себе множество документов, имеющих целью доказать протестантский образ мыслей и убеждений Кирилла. Книга эта содержит в себе двадцать семь неизданных дотоле писем Кирилла, извлеченных из оригинальных (?) греческих, латинских и итальянских манускриптов, писем, которые до сих пор не являлись на свет и которые писаны и подписаны собственною рукою патриарха Константинопольского (см. оглавление книги). Письма адресуются к различным представителям духовного и светского мира в среде протестантов и выражают протестантские воззрения. Все эти письма написаны или на латинском, или на итальянском языках (тем и другим из этих языков Кирилл, как увидим потом, действительно владел) и отпечатаны с французским переводом и примечаниями на этом языке. В этих памятниках перепечатано ранее опубликованное на западе с именем Кирилла знаменитое «Исповедание веры» протестантского и даже кальвинского характера в греческом тексте с французским переводом. Кроме того, у Аймона встречаем отрывки из проповедей Кирилла и некоторые другие документы, относящиеся к его истории22 (наприм., акты Иерусалимского собора 1672 года), но издание их не имеет значения, так как эти документы другими издателями изданы много лучше. Аймон со своим изданием выступил на защиту Кирилла Лукариса от порицаний его со стороны римско-католиков. Он сам говорит в предисловии: «партизаны папства и защитники папизма были так озлоблены против этого знаменитого патриарха с тех пор, как он имел смелость обнародовать «Исповедание веры» с именем исповедания церкви восточной, во всем сообразное с учением церквей протестантских, что и по смерти старались чернить его репутацию и опровергать его учение»23. Заслуги Аймона, напечатавшего много неизданных дотоле писем Кирилла, высоко ценит и такой серьезный ученый, как Киммель: «Аймону, – говорит он, – принадлежит та важная заслуга, что те немногие письма Кирилла, которые еще не были изданы, он опубликовал»24. Профессор Лебедев следующее говорит об издании Аймона: «Для науки имеют значение только письма Кирилла и отчасти «Исповедание» его же, изданные в рассматриваемых «Памятниках». В настоящее время, впрочем, известно писем с именем Кирилла Лукариса больше, чем сколько знал Аймон, но все же его издание остается основным. Рассматриваемое издание должен иметь под руками всякий ученый, изучающий историю греческой церкви XVII века, потому что вопрос о православии Кирилла не решен окончательно и доныне. Будет ли подобный ученый доказывать, что Кирилл православен, в таком случае на нем лежит обязанность указать признаки неподлинности писем Кирилла у Аймона, а если он будет доказывать протестантизм Кирилла, то ни на чем он не может опереться с такою силою, с какою он может это делать по отношению к «Памятникам» Аймона»25.
5) Книга Киммеля: «Monumenta fidei Ecclesiae Orientalis». Jenae. Ч. I, 1850 г. Этой книге предпосланы «Prolegomena» (в 92 стр.), в которых передаются главные факты из жизни Кирилла Лукариса и сообщаются краткие сведения о соборах: Константинопольском, Ясском и Иерусалимском, на которых обсуждался вопрос об исповедании, изданном под именем Лукариса. В первой части этой книги содержатся, между прочим: 1) «Сугиllи Lucaris Confessio», 2) «Confessio Orthodoxa Ecclesiae Orientalis» и 3) «Acta Synodi Hierosolymitani». Акты Иерусалимского собора имели несколько изданий. Самое раннее издание актов появилось в Париже на греческом и латинском языке в 1676 году. Это издание считают авторитетным в греческой церкви, как это видно из того, что она именно цитируется в так называемых «Грамотах вселенских патриархов» с изложением православного исповедания. Другое издание актов сделано Гардюэном в его «Acta conciliorum» (tom. XI). Кроме того, существует Бухарестское издание, сделанное самим Досифеем в 1690 году и озаглавленное «Меч обличения» (̓Εγχειρίδιον ἐλέγχον). Но «лучшим из всех изданий, – по словам профессора Лебедева, – в настоящее время считается издание Киммеля, вошедшее в его двухтомную книгу: «Monumenta fidei Есclesiae Orientalis» (Pars I. Jeпае, 1850 г.). Оно представляет собою сведение в одно целое текста Парижского издания 1676 года с текстом издания Гардюэна (Kimmel. Monumenta fidei. Prolegomena, p. XC – XCI), но это не какая-либо произвольная фабрикация, а редакция, чуждая тенденций и пристрастия»26. Мы будем пользоваться текстом актов, изданным Киммелем.

IV. Источником на русском языке

Служила для нас книга Муравьева: «Сношения России с Востоком по делам церковным» (части I и II. Петербург. 1-я в 1858 году, 2-я в 1860 г.), и, главным образом, вторая часть этого сочинения, «в которой, – по словам самого Муравьева, – содержатся весьма любопытные грамоты, в которых изображены политические события великой церкви Константинопольской и бедствия Иерусалимской от гонения иноверцев»27. Книга Муравьева заключает в себе вместе с тем сборник документов, извлеченных из архива Министерства Иностранных Дел и касающихся сношений по церковным делам Востока с Россией в ХVI и особенно в ХVII веке. В этих документах много заключается сведений об отношениях восточных иерархов к магометанским властям (I т , стр. 65 – 67; II т., стр. 151, 164 и др.), о перемене патриархов и внутренних смутах в самых патриаршествах (I т., 86 – 87; II т., 17– 20; 22 – 23; 110 – 111; 118 – 122; 191 – 192; 204; 211; 221; 240; 247; 250; 252 – 253; 275 – 276; 311 – 313), о соборах, собиравшихся вселенскими патриархами (II т., 306, 307, 311), о каноническом вопросе касательно крещения лютеран и кальвинистов (II т., 292 – 293; 302 – 304; 306; 307– 308), о происхождении книги: «Православное исповедание» Петра Могилы (II т., 306 – 308). «Заметки этих документов касательно знаменитого Кирилла Лукариса, – по словам профессора Лебедева, – глубоко знаменательны и характеристичны»28. Содержащиеся здесь грамоты, писанные Кириллом Лукарисом в Россию, начиная с 1603 г. до 1638 г., о нуждах всех православных церквей востока, его старания о православии и просвещении России, отзывы о нем всех современников различных партий, любовь и уважение к нему русского двора, которому были известны тайные дела Константинополя, снимают с имени Кирилла обвинение в кальвинизме, возводимое на него иезуитами, совершенно опровергают письма неправославного характера, приписываемые ему протестантскими историками, и неопровержимо доказывают его высокую ревность по православию.
Таковы самые главные источники, которыми мы пользовались при изображении жизни и деятельности Кирилла Лукариса. Более мелкие источники будут поименованы нами в примечаниях.
Самым важным пособием для написания настоящего сочинения служило нам исследование Пихлера под заглавием: «Geschichte des Protestantismus in der orientalischen Kirche im 17. Jahrhundert, oder Der Patriarch Cyrillus Lucaris und seine Zeit. Munchen. 1862 года. Автор собственно доказывает протестантизм Кирилла Лукариса и с этой точки зрения освещает его биографию. Но, ограничившись единственно Кириллом Лукарисом, этот ученый погружает и весь восток XVII века в протестантизм. Все источники, которыми пользовался Пихлер, обстоятельно им цитируются. Метод, которому он следует при решении вопроса об «Исповедании», изданном под именем патриарха Кирилла Лукариса, решительно отличен от того, который употребил собор Иерусалимский 1672 года, исследовавший и решавший вопрос об этом «Исповедании». Против обвинений со стороны католиков и протестантов Кирилла в неправославии собор Иерусалимский выставил три положения: 1) Кирилл как сочинитель исповедания в протестантском духе неизвестен в восточной церкви; 2) его проповеди излагают православное учение и стоят в противоречии с мнимым его «Исповеданием»; 3) Кирилл заслуживает осуждения разве потому только, что не писал опровержения на «Исповедание», явившееся с его именем на западе. Собор Иерусалимский рассматривал дело в самых законных границах и держался исторической почвы. Как думал Кирилл Лукарис, – этого никто из людей не может знать. О тайных сердечных расположениях историк не может судить. Их судит только Бог, «испытуяй сердца и утробы». Человек может судить только по речам и делам. Внешнее выражение веры Кирилла Лукариса доступно для суда каждого, и в нем он является православным. Этого совершенно достаточно для здравой исторической критики, чтобы не признавать важности всех рассказов о протестантстве Кирилла и еще более не признавать достоинства исторических объяснений уклонения его в протестантство, потому что история еще не открыла микроскопа, которым можно было бы рассматривать душу человеческую. Но Пихлер, не решая возражений Иерусалимского собора в защиту православия Кирилла Лукариса, более всего держится именно этого последнего метода как при изображении жизни и деятельности Кирилла Лукариса, так и при решении вопроса об «Исповедании», изданном под его именем. В этом состоит существенный недостаток вышеуказанного исследования Пихлера.
Кроме этого самого главного исследования мы проштудировали следующие немецкие монографии о Кирилле Лукарисе:
1) Статью Монике под заглавием: «Des griechischen Patriarchen Cyrillus Lucaris zu Konstantinopel «Unionsverhandlungen mit der reformirten Kirche zu Genf», помещенную в журнале: «Theologische Studien und Kritiken» за 1832 г., № 3. Мы выписали этот журнал за поименованный год из библиотеки Казанской Духовной Академии.
2) Статью Гасса под заглавием: «Cyrillus Lucaris», помещенную в VIII томе «Real-Encyklopȧdie für protestanischen Theologie und Kirche» Герцога. Stuttgart und Hamburg. 1857 года. Artikel «Lucaris Cyrillus», p. 538 – 544.
3) Мы пользовались также предисловием к вышеупомянутой книге Аймона: «Monuments Authentiques» и «Prolegomena"-ми к первой части книги Киммеля: «Monumenta fidei Ecclesiae Orientalis».
На английском языке мы имели под руками краткий трактат о Кирилле Лукарисе во втором томе сочинения Hиля: «А History of the Holy eastern Church, The Patriarchate of Alexandria. Volume II. London». 1847 года (p. 356 – 404; 411 – 472).
На греческом языке мы нашли сведения о Кирилле Лукарисе:
1) В книге современного греческого историка Константина Сафы: «Νεοελληνικὴ Φιλολογία . Вιογραφίαι τῶν ἐν τοῖς γράμμασι διαλαμπάντων ῾Ελλήνων (1453 – 1821 r.). ̓Εν ᾽Αθήναις. 1868 г.».
2) В книге Мануила Гедеона: «Πατριαρχικαἰ πίνακες» (Константинополь, 1890 года). Это заглавие сам автор поясняет так: «Историко-биографические сведения о патриархах константинопольских, начиная от Андрея Первозванного до Иоакима III Фессалоникского» (36 – 1884 гг.).
3) В статье того же Мануила Гедеона под заглавием: «Οί διδάσκαλοι τοῦ Δουκάρεος», помещенной в греческом журнале «̓Εκκλησιαστικὴ ̓ Αλήθεια» за 1889 год.
4) В книге профессора Афинского университета Месолора: «Συμβολικὴ τῆς ὀρθοδόξου ἀνατολικῆς ̓Εκκλησίας». ̓Eν ’Aθήναις. 1893 года. В этой книге содержится краткая биография Кирилла Лукариса и акты соборов: Константинопольского, Ясского и Иерусалимского (изданные по Киммелю без изменения) с краткими предварительными замечаниями о них.
5) В третьем томе «Церковной истории» Диомида Кириака, профессора богословия в Афинском университете, одного из виднейших богословов современной Греции, обладающего обширным европейским образованием и знанием нескольких иностранных языков, пользующегося вообще немалою известностью и на западе, особенно по своему деятельному участию в перипетиях старокатолического движения, которому он оказывает существенную поддержку, распространяя о нем правильные сведения в греческом обществе и защищая от нападок со стороны предубежденных противников симпатичного движения. Полное заглавие этого труда такое: «Εκκλησιαστικὴ ῾ Ιστορία ἀπὸ τῆς ἰδρύσεως τῆς ᾿ Εκκλησίας μέχρι τῶν καθ᾿ ἡμᾶς χρόνων ὑπο ᾿ Α. Δίομήδου Κυριάκου, Δ.Φ. καὶ καθηγήτου τῆς Θεολογίας ἐν τῷ ̓ Εθνικῷ Πανεπιστημίω. ῎Εκδοσις δευτέρα δαπαναῖς εὐσεβοῦς κυρίας γινομένη. ̓ Εν ̓ Αθήναις. 1898 года. Как и естественно, наибольшее место отводится в этом сочинении истории восточной церкви. О Кирилле Лукарисе мы в этой «Церковной истории» нашли только несколько важных эпизодических замечаний.
На русском языке по вопросу о Кирилле Лукарисе мы нашли:
1) Статью священника Феодора Павловича под заглавием: «Патриарх Кирилл Лукарис в борьбе с иезуитами», помещенную в «Духовной беседе» за 1859 год (№№ 31, 40, 46, 50, 52). В этой статье прекрасно изображается энергическая борьба Кирилла Лукариса с иезуитами, но совсем не затрагивается сколь интересный и важный, столь же и трудный вопрос об «Исповедании», изданном под его именем.
2) Брошюру архимандрита (ныне архиепископа Казанского) Арсения (Брянцева): «Патриарх Кирилл Лукарис и его заслуги для православной церкви». Симферополь. 1881 года. (Первоначально эта статья была напечатана в «Страннике» за 1870 год). Автор этой брошюры, подробно изображая жизнь и деятельность Кирилла Лукариса, также слишком мало уделяет внимания вопросу об «Исповедании», изданном под его именем.
Несколько эпизодических, но очень важных замечаний о Кирилле Лукарисе мы нашли в докторской диссертации покойного профессора Киевской Духовной Академии Ивана Игнатьевича Малышевского: «Александрийский патриарх Мелетий Пигас и его участие в делах русской церкви». Том I. Киев. 1872 года.
Вот те главные пособия, которыми мы пользовались при своей работе. Остальные мелкие пособия будут поименованы нами в подстрочных примечаниях.
Такие выдающиеся исторические личности, как патриарх Кирилл Лукарис, должны быть изучаемы в связи с тою эпохою, в которую они жили и действовали. Поэтому мы сочли необходимым своей речи о жизни и деятельности Кирилла Лукариса предпослать очерк современного ему состояния восточной церкви в трех главах, из которых первая будет трактовать об отношении турок к восточной церкви, вторая – об отношении латинян к восточной церкви и третья – об отношении протестантов к восточной церкви. Это составит первую (вводную) часть нашего сочинения. Во второй части его будет изложена жизнь и деятельность Кирилла Лукариса в трех главах, из которых первая будет говорить о Кирилле Лукарисе до патриаршества, вторая – о Кирилле Лукарисе как патриархе Александрийском, третья – о Кирилле Лукарисе как патриархе Константинопольском. В третьей части нашего сочинения будет решаться вопрос об исповедании веры, изданном под именем Кирилла Лукариса, – в двух главах, из которых в первой будет трактоваться о самом «Исповедании» Кирилла Лукариса, а во второй – о соборах Константинопольском, Ясском и Иерусалимском, на которых восточная церковь высказала свои суждения об этом «Исповедании». Таков будет план нашего сочинения.


1Филипп Кипрянин в своем «Chronicon᾿-Е Ecclesiae graecae» р. 439 говорит: «Кирилл – мудрейший патриарх Александрийский». Ср. ibidem, р. 445, 449. То же повторяет Мафа в своем «Историческом списке Константинопольских патриархов». «Христианское Чтение» за 1862 год. Часть 1-я, стр. 633. Smith в своем «Narratio de vita, studiis, gestis et martvrio Cyrilli Lucarii» на стр. 4-й называет Кирилла: «как своими родителями, так и своим собственным стремлением ума расположенным к наукам»; а в Appendix᾿-Е приписывает ему «богодухновенную силу ума», р. 67.
2Kimmel. «Monumenta fidei ecclesiae orientalis. Prolegomena», p. XXXVII.
3Новейший историк греко-восточной церкви Диомид Кириак называет Кирилла Лукариса «образованным» (πεπαιδευμένος ἀνήρ). «’Eκκλησιαστικὴ ἰστορία». Tόμος τρίτος, стр. 49. Профессор Лебедев называет Кирилла Лукариса «человеком, получившим хорошее западное образование». «Греческие школы – общеобразовательные и духовные в Константинопольском патриархате турецкого периода». «Богословский Вестник» 1899 года, январь, стр. 27.
4Месолора «Συμβολικὴ τῆς ὀρθοδόξου ἀνατολικῆς ἐκκλησίας» прибавление к первому тому. ’Eν Ἀθήναις. 1893 г., стр.12–14.
5Муравьев. «Сношения России с востоком по делам церковным», часть 2-я, стр. 317. Ср. отзыв о Кирилле Лукарисе Смита в «Appendix’-е» к его «Collectanea» р. 67.
6Sathas. Bibliotheca Graeca medil aevi. Vol. III. Πρόλογος, σελ . 21.
7Биография Досифея подробно рассказана и деятельность его достаточно охарактеризована в статье И. Мотченко: «Досифей, патриарх Иерусалимский, и его время», – напечатанной в «Душеполезном Чтении» за 1987 год, т. III, и 1878 год, т. I.
8Sathas. Bibliotheca Graeca. Vol. III. Πρόλογ. σελ. 20.
9Лебедев. «Обзор источников истории греко-восточной церкви после падения византийской империи с критическими о них замечаниями». «Богословский Вестник» за 1894 год. Март, стр. 545.
10Биографию Мелетия Сирига и перечень его сочинений см. у Сафы в «Νεοελληννικὴ Φιλολογία», σελ. 255–260.
11Рукопись. Листы 1 об. – 2.
12Муравьев. Сношения России с востоком по делам церковным. Ч. II, стр. 306.
13О личности самого Гелладия см. у Лебедева в «Обзоре источников истории греко-восточной церкви после падения Византийской империи с критическими о них замечаниями». «Богословский Вестник» за 1894 год. Март, стр. 561–653.
14Лебедев. I. с. стр. 563.
15Chronicon ecclesiae graecae, р. 445.
16Лебедев. «Константинопольская патриархия (от эпохи падения византийской империи до ближайших к нам времен)». «Богословский Вестник» 1894 г. Сентябрь, стр. 380. Примечание.
17Лебедев 1. с. Примечание, стр. 381.
18См. биографию Льва Алляция и список его сочинений в сочинении Константина Сафы «Νεοελληννικὴ Φιλολγία», стр. 268–274, и в исследовании профессора В. Васильевского «Обозрение трудов по византийской истории». Выпуск I. С.-Петербург. 1890 г., стр. 46 – 52.
19Васильевский. «Обозрение трудов по византийской истории». Выпуск I, стр. 50.
20Philippi Cyprii Chronicon ecclesiae graecae, p. 459. Cp. отзывы Смита (Collectanea. Narratio de vita, studiis, p. 20 – 21) и Досифея (῾῾Ιστορία περὶ τῶν ἐν ̕ Ιεροσολύμοις πατριαρχευσάντων, кн. XI, σελ. 1172 – 1173).
21Этот Антоний Легерт, по словам Смита, «будучи в Константинополе, находился в самой тесной дружбе с патриархом Кириллом». Smith. Collectanea. Narratio de vita, studiis, gestis et martyrio Cyrilli Lucarii, p. 15. Примечание.
22Аймон. «Monuments authentiques». Dissertation preliminaire, p. 30.
23Аймон. Ibid., p. 7.
24Kimmel. Monumenta fidei ecclesiae orientalis. Prolegom. p. XXX.
25Лебедев. «Обзор источников истории греко-восточной церкви после падения византийской империи, с критическими о них замечаниями». «Богословский Вестник» 1894 г. Март, стр. 537 – 538.
26Ibidem, стр. 539.
27Муравьев. «Сношения России с Востоком по делам церковным». Предисловие ко второй части.
28Лебедев. «Обзор источников истории греко-восточной церкви после падения византийской империи, с критическими о них замечаниями». «Богословский Вестник» 1894 г. Март, стр. 549 – 550.

Часть 1

Помощь в распознавании текстов