Фома Аквинский (католический святой)

Вопрос 54. О РАЗЛИЧИИ НАВЫКОВ

Теперь нам предстоит исследовать различие навыков, под каковым заглавием наличествует четыре пункта: 1) могут ли несколько навыков находиться в одной и той же способности; 2) различаются ли навыки согласно своим объектам; 3) разделяются ли навыки на добрые и дурные; 4) может ли один навык состоять из нескольких навыков.

Раздел 1. МОГУТ ЛИ НЕСКОЛЬКО НАВЫКОВ НАХОДИТЬСЯ В ОДНОЙ И ТОЙ ЖЕ СПОСОБНОСТИ?

С первым [положением дело] обстоит следующим образом.

Возражение 1. Кажется, что в одной и той же способности не могут находиться несколько навыков. В самом деле, когда несколько вещей различаются в отношении одного и того же, то умножение одной из них приводит к умножению остальных. Но навыки и способности различаются в отношении одного и того же, а именно своих действий и объектов, в связи с чем их умножение должно быть подобным [вышеприведенному]. Следовательно, в одной и той же способности не могут находиться несколько навыков.

Возражение 2. Далее, способность является простой силой. Но один простой субъект не может иметь различные акциденции, поскольку субъект является причиной своих акциденций, и трудно представить, чтобы из одной простой причины проистекали разнообразные следствия. Поэтому в одной способности не могут находиться несколько навыков.

Возражение 3. Далее, как тело формируется формой, точно так же способность формируется навыком. Но одно тело не может быть сформировано одновременно несколькими формами.

Поэтому и ни одна из способностей не может быть сформирована одновременно несколькими навыками. Следовательно, в одной и той же способности не могут находиться одновременно несколько навыков.

Этому противоречит следующее: в уме, который является одной способностью, наличествуют навыки различных наук.

Отвечаю: как уже было сказано (49, 4), навыки – это расположения вещи, которая находится в состоянии возможности или в отношении природы, или в отношении являющейся целью природы деятельности. Что касается тех навыков, которые являются расположениями в отношении природы, то ясно, что в одном и том же субъекте могут находиться сразу несколько из них; в самом деле, коль скоро в одном и том же субъекте мы можем выделять части различными способами, то различные навыки могут обнаруживаться в них согласно различным расположениям этих частей. Так, если в качестве частей человеческого тела мы возьмем телесные жидкости согласно их расположению в отношении человеческой природы, то мы получим навык или расположение здоровья; если мы в качестве таких частей возьмем мышцы, кости и плоть, то их расположением в отношении природы будет сила или слабость; если мы [в качестве таких частей] возьмем члены, а именно руки, ноги и так далее, то их расположением в отношении природы будет красота. И вот таким-то образом сразу несколько навыков или расположений могут присутствовать в одном и том же субъекте.

Если же мы говорим о тех навыках, которые являются расположениями к деятельности и в собственном смысле слова принадлежат способностям, то и в таком случае в одной и той же способности мы можем обнаружить несколько навыков. Причина этого заключается в том, что субъект навыка, как было показано выше (51, 2), является пассивной способностью, в то время как активная способность не может являться субъектом навыка, что явствует из сказанного в том же месте. Но пассивная способность относится к любому виду установленного действия как материя к форме, поскольку как материя определяется одним действователем к одной форме, точно так же пассивная способность определяется природой одного активного объекта к одному виду действия. Поэтому как несколько объектов могут приводить в движение одну пассивную способность, точно так же одна пассивная способность может являться субъектом нескольких разных по виду действий или совершенств. Но навыки – это качества, или формы, которые принадлежат способности и склоняют эту способность к действиям определенного вида. Следовательно, как одной и той же способности могут принадлежать несколько различных по виду действий, точно так же [ей могут принадлежать] и несколько [различных] навыков.

Ответ на возражение 1. Как в природных вещах различие видов обусловливается формой, а различие родов – материей (поскольку различные по материи вещи относятся к разным родам), о чем читаем в пятой [книге] «Метафизики»98, точно так же родовое различие объектов влечет за собой различие способностей (в связи с чем в шестой книге «Этики» Философ говорит, что «для вещей разного рода существуют разного рода части души»99), в то время как видовое различие объектов влечет за собой видовое различие действий, следовательно, и навыков. Затем, то, что отличается по роду, отличается и по виду, но не наоборот. Поэтому хотя действия и навыки различных способностей и отличаются по виду, из этого вовсе не следует, что различные навыки необходимо должны находиться в различных способностях и что в одной силе не может присутствовать несколько навыков. Более того, как несколько родов может быть включено в один род и несколько видов – в один вид, точно так же может иногда происходить и в случае навыков и способностей.

Ответ на возражение 2. Хотя сила и является простой в отношении своей сущности, она может быть умножена виртуально, поскольку может иметь дело с несколькими различными по виду действиями. Следовательно, ничто не препятствует тому, чтобы в одной способности находилось несколько различных по виду навыков.

Ответ на возражение 3. Тело формируется формой как своим предельным ограничением, в то время как навык является не пределом способности, а расположением способности к акту, который является ее пределом. Поэтому одна и та же способность не может одновременно иметь несколько актов иначе, как только если один акт является частью другого, что подобно тому, как и одно и то же тело не может иметь несколько форм иначе, как только если одна форма включена в другую, как [например] трехстороння фигура [может быть включена] в четырехстороннюю. В самом деле, ум не может одновременно «актуально» мыслить несколько вещей, хотя и может одновременно знать несколько вещей «по навыку».

Раздел 2. РАЗЛИЧАЮТСЯ ЛИ НАВЫКИ СОГЛАСНО СВОИМ ОБЪЕКТАМ?

Со вторым [положением дело] обстоит следующим образом.

Возражение 1. Кажется, что навыки не различаются согласно своим объектам. В самом деле, противоположности отличаются по виду. Но один и тот же научный навык относится к противоположностям; так, медицина относится к здоровью и болезни. Следовательно, навыки не различаются согласно своим различным по виду объектам.

Возражение 2. Далее, различные науки являются различными навыками. Но одна и та же научная истина может принадлежать различным наукам; так, например, на шаровидность земли указывают и физик, и астроном, о чем читаем во второй [книге] «Физики»100. Следовательно, навыки не различаются согласно своим объектам.

Возражение 3. Далее, идентичность действия предполагает идентичность объекта. Но одно и то же действие может принадлежать различным навыкам добродетели в том случае, когда налицо различие целей; так, даяние денег ради Бога является актом милостыни, а ради возврата долга – актом справедливости. Следовательно, один и тот же объект тоже может принадлежать различным навыкам и, таким образом, разнообразие навыков не всегда соответствует разнообразию объектов.

Этому противоречит следующее: как уже было сказано (18, 5), действия различаются по виду согласно различию их объектов. Но навыки – это расположения к действиям. Следовательно, навыки тоже различаются согласно разнообразию объектов.

Отвечаю: навык является как формой, так и [собственно] навыком. Поэтому видовое различие навыков можно усматривать как в том, в чем различаются по виду формы, так и согласно тому модусу различения, который присущ [именно] навыкам. Итак, формы отличаются друг от друга по причине различия их активных начал, поскольку каждый действователь производит подобное по виду Навыки же подразумевают упорядоченность к чему-то еще, а все, что подразумевает упорядоченность к чему-то еще, различается согласно различию того, к чему оно упорядочено. Притом навык является расположением, подразумевающим двоякую упорядоченность, а именно к природе и к вытекающей из природы деятельности.

Таким образом, навыки различаются по виду в отношении трех вещей. Во-первых, в отношении активных начал их расположений; во-вторых, в отношении природы; в-третьих, в отношении различных по виду объектов, что станет ясным из того, что будет сказано ниже.

Ответ на возражение 1. При различении способностей, а равно и навыков, должно исследовать объект со стороны не материального, но – формального аспекта, который может различаться не только по виду, но даже и по роду. И хотя различие [двух] видовых противоположностей является реальным различием, тем не менее, обе они познаются под одним аспектом, так как одна из них познается через посредство другой. И поскольку они подпадают под один и тот же аспект познаваемости, постольку они принадлежат одному научному навыку.

Ответ на возражение 2. Физик доказывает шаровидность земли, используя средства своей [науки], а астроном – своей; в самом деле, последний доказывает это с помощью средств математики, например, измеряя формы затмений, в то время как первый доказывает это с помощью средств физики, например, исследуя движение тяжелых тел к центру. Но убедительность доказательства, называемого «силлогизмом научного доказательства», зависит от среднего [термина], о чем читаем в первой [книге] «Второй аналитики»101. Разнообразие же средних [терминов] следует из разнообразия активных начал, в отношении которых и различаются научные навыки.

Ответ на возражение 3. Как говорит Философ, цель в делах практических есть то же, что начало – в делах умозрительных102. Следовательно, разнообразию целей соответствует не только разнообразие активных начал, но и разнообразие добродетелей. Более того, цели являются объектами внутренних действий, на которые по преимуществу и направлены добродетели, что явствует из уже сказанного (18, 6; 34, 4).

Раздел 3. РАЗДЕЛЯЮТСЯ ЛИ НАВЫКИ НА ДОБРЫЕ И ДУРНЫЕ?

С третьим [положением дело] обстоит следующим образом.

Возражение 1. Кажется, что навыки не разделяются на добрые и дурные. Ведь доброе и дурное – это противоположности. Но, как уже было сказано (2), к противоположностям относится один и тот же навык. Следовательно, навыки не разделяются на добрые и дурные.

Возражение 2. Далее, благо соответствует бытию, и коль скоро [последнее] общо всему, то [ни первое, ни второе], как говорит Философ, нельзя полагать видовым отличием103. Зло, со своей стороны, будучи лишенностью и не-бытием, также не может привносить различие в какое бы то ни было сущее. Следовательно, навыки не разделяются по виду на добрые и дурные.

Возражение 3. Далее, иногда могут существовать сразу несколько дурных навыков, относящихся к одному и тому же объекту, например, невоздержанность и бесчувственность в вопросах, связанных с вожделением; и точно так же могут существовать сразу несколько [таких] добрых навыков, например, человеческая и героическая и [как бы] божественная добродетель, о чем недвусмысленно говорит Философ104. Следовательно, навыки не разделяются на добрые и дурные.

Этому противоречит следующее: добрый навык противоположен дурному навыку как добродетель – пороку. Но [такие] противоположности разделяются по виду на добрые и дурные навыки.

Отвечаю: как уже было сказано (2), навыки различаются по виду не только в отношении своих объектов и активных начал, но также и в отношении природы. Но так может происходить двояко. Во-первых, в силу их соответствия или несоответствия природе. И в этом отношении добрый навык отличен по виду от дурного, поскольку добрым навыком надлежит полагать тот, который располагает к соответствующему природе действователя действию, в то время как дурным навыком надлежит полагать тот, который располагает к несоответствующему природе действию. Так, акты добродетели соответствуют человеческой природе, поскольку они сообразуются с разумом, тогда как акты порока не соответствуют человеческой природе, поскольку они противны разуму. Отсюда понятно, что навыки различаются по виду согласно отличию доброго и дурного.

Во-вторых, навыки различаются в отношении природы постольку поскольку один навык располагает к действию, соответствующему более низкой природе, в то время как другой навык располагает к действию, приличествующему более возвышенной природе. В этом отношении человеческая добродетель, которая располагает к акту, приличествующему человеческой природе, отличается от божественной или героической добродетели, которая располагает к акту, приличествующему несколько более возвышенной природе.

Ответ на возражение 1. Один и тот же навык может относиться к противоположностям постольку, поскольку противоположности сходятся в одном общем им аспекте. А вот того, чтобы противоположные навыки принадлежали к одному виду, не случается никогда, поскольку противоположность навыков следует из противоположности аспектов. Именно таким вот образом навыки разделяются на добрые и дурные, а именно постольку, поскольку один навык хорош, а другой – дурен, а не потому, что один навык относится к чему-то доброму, а другой – к чему-то дурному.

Ответ на возражение 2. Благо, устанавливающее видовое отличие навыков, является вовсе не тем благом, которое общо каждому сущему, но оно суть некое определенное благо, являющееся таковым в силу своего соответствия некоторой другой определенности, а именно человеческой природе. Подобным же образом и устанавливающее видовое отличие навыков зло не является чистой лишенностью, но – чем-то определенным, противным определенной природе.

Ответ на возражение 3. Несколько относящихся к одной и той же по виду вещи добрых навыков, как уже было сказано, отличаются в связи с тем, что они соответствуют различным природам. А вот несколько относящихся к одному и тому же действию дурных навыков разнятся со стороны различной степени своей несовместимости с тем, что служит сохранению природы; так, различные, но относящиеся к одному и тому же пороки противоположны одной добродетели.

Раздел 4. МОЖЕТ ЛИ ОДИН НАВЫК СОСТОЯТЬ ИЗ НЕСКОЛЬКИХ НАВЫКОВ?

С четвертым [положением дело] обстоит следующим образом.

Возражение 1. Кажется, что один навык состоит из нескольких навыков. В самом деле, то, что возникает не сразу, а постепенно, похоже, составлено из нескольких частей. Но навык, как было показано выше (51, 3), возникает не сразу, а постепенно, формируясь последовательностью нескольких действий. Следовательно, один навык состоит из нескольких.

Возражение 2. Далее, целое состоит из своих частей. Но одному и тому же навыку может быть усвоено несколько частей; так, Туллий усваивает несколько частей мужеству, благоразумию и другим добродетелям. Следовательно, один навык состоит из нескольких.

Возражение 3. Далее, одного умозаключения достаточно и для акта, и для навыка научного познания. Но к одной и той же науке, например, геометрии или арифметике, относится множество умозаключений. Следовательно, один навык состоит из нескольких.

Этому противоречит то обстоятельство, что навык, будучи качеством, является простой формой. Но простое не состоит из многого. Следовательно, один навык не состоит из нескольких.

Отвечаю: направленный к деятельности навык, а именно о нем мы сейчас ведем речь, является совершенством способности. Но любое совершенство должно быть адекватным тому, что оно совершенствует, следовательно, как способность, будучи одной, может простираться на многие вещи в той мере, в какой им присуще нечто общее, то есть некоторый общий объективный аспект, точно так же и навык может простираться на многие вещи в той мере, в какой они относятся к чему-то одному, например, к некоторому объективному видовому аспекту или к одной природе, или к одному началу, что явствует из вышесказанного (3).

Если же мы рассмотрим навык со стороны его объекта, то обнаружим в нем некоторую множественность. Но так как эта множественность определена к той одной вещи, к которой по преимуществу относится навык, то, следовательно, хотя навык и простирается на многие вещи, тем не менее, он является простым качеством и не состоит из нескольких навыков. В самом деле, навык не простирается на многие вещи иначе, как только в отношении чего-то одного, что и служит залогом его единства.

Ответ на возражение 1. Навык возникает постепенно не потому, что одна его часть возникает вслед за другой, а потому, что субъект приобретает устойчивое и с трудом изменяемое расположение [не вдруг, а] постепенно, а еще потому, что он возникает в субъекте как нечто несовершенное, а уже после совершенствуется. То же самое справедливо сказать и о других качествах.

Ответ на возражение 2. Усваиваемые любой из основных добродетелей части – это не интегральные части, которые, будучи объединены, составляют целое, а субъективные, или потенциальные, части, что будет объяснено нами ниже (57, 6).

Ответ на возражение 3. Кто путем доказательства приобретает научное познание относящегося к любой науке одного умозаключения, тот уже обладает некоторым навыком, но несовершенно. И если он путем доказательства приобретает научное познание другого умозаключения, то в нем не возникает никакого нового навыка, но просто возрастает и совершенствуется навык, который был у него прежде, поскольку заключения и доказательства одной науки взаимоувязаны и одни следуют из других.

* * *

98

Metaph. V, 6.

99

Ethic. VI, 2.

100

Phys. II, 2.

101

Poster. I, 6.

102

Ethic. VII, 9.

103

Topic. IV, 6.

104

Ethic. VII, 1.


Источник: Фома Аквинский. Сумма теологии. Часть II-I. Вопросы 49-89: 978-966-521-476-5, 978-966-521-476-2. Издательство: Киев: Эльга, Ника-Центр, Элькор-МК, Экслибрис. 2008. С.И.Еремеев. Перевод, редакция и примечания.

Комментарии для сайта Cackle