Азбука веры Православная библиотека Инославие Три статьи неизвестного греческого писателя начала XIII века в защиту православия и обличения новостей латинских в вере и благочестии
Распечатать

архим. Арсений (Завьялов)

Три статьи неизвестного греческого писателя начала XIII века в защиту православия и обличения новостей латинских в вере и благочестии

Содержание

Аὶχμάλωτοι παρʹ αὶχμαλώτῳ… Его же об опресноках к ним же О том, как усилился против нас Латинянин  

 

В рукописном сборнике Моск. Синодальной Библиотеки за № 368 заключаются три статьи неизвестного по имени писателя XIII века, имеющие предметом опровержение Латинских новостей а) относительно догмата об исхождении Св. Духа; б) относительно употребления опресноков в Евхаристии, и в) касательно папского главенства в Церкви. Первая статья направлена, главным образом, против писаний латинского богослова, Гугона Етериана, еще в семидесятых годах XII века составленных, когда он несколько лет пробыл в Константинополе при дворе императора Мануила Комнина, но пользовавшихся особенною известностию и после, как видно из того, что даже в 1252 году доминиканские монахи в Константинополе, при составлении обличительной книги против Греков (Contra errors Graecorum), заимствовали из них едва ли не все содержание своего произведения и прямо на них ссылались. В целостности дошло только одно сочинение Етериана, именно: De haeresibus Graecorum, в трех книгах, о прочих же есть только указания доминиканских монахов и Греческого писателя, коего произведения ныне издаются. Сочинение De haeresibus Graecorum издано в CCII томе Patrologiae Latinae Миня, а произведение Contra erroes Graecorum в CXL томе Patrologiae Graecae, его же.

Первая статья, начинающаяся словами Аὶχμάλωτοι παρʹ αὶχμαλώτῳ, покойным архимандритом Андроником Димитракопуло причислена к трудам Николая, епископа Мефонского, известного писателя XII века (см. в предисловии к изданию Νικολάου ʹεπισκόπου Μεθώνης Λόγοι δύο κατά τῆς αἱρέσεως τῶν λεγόντων τὴν σωτήριον ὑπέρ ἡμῶν θυσίαν μὴ τῆ τρισυποστάτῳ θεότητι προσαχθῆναι...ἐν Λειψὶα, 1865), хотя сам говорит, что она не надписана его именем – ἀνεπίγραφον. Вероятно, он счел ее принадлежащею Николаю потому, что в рукописи она помещена в след за произведениями его. И так как дальше есть Τοῦ αὐτοῦ περὶ τοῦ ἀζύμου πρὸς τοὺς αὐτούς, то и эту статью приписал ему же. Между тем уже начальные слова первой статьи служат указанием, что составителем ее не мог быть известный Николай Мефонский. Какие-то пленные, то есть покоренные Греки, обратились к нему, также оказавшемуся под властью чужестранною, с запросами о Вере поработителей, Итальянцев. Но епископ Николай, живший в Царствование Мануила и, как принято думать, скончавшийся в шестидесятых годах XII столетия, не испытывал Латинского плена; до изгнания Греческий властей из Константинополя и порабощения Латинянами от его времени прошло около сорока лет. И сам Гугон Етериан, не позже 1177 года обнародовавший свое произведение «о ересях Греков», не дает и малейшего намека на то, будто Николай еще был жив в его время, хотя старательно выставляет свои возражения против его положений в учении о Святом Духе. – Вторая статья, ныне издаваемая, стоит в непосредственной связи с предыдущею, и ни по надписи, ни по содержанию и слогу, не может быть усвояема Николаю Мефонскому, хотя ее, в след за Димитракопуло, приписывают этому лицу и считают вторым его произведением об опресноках. Тут идет собеседование с Греками, а Николай известное свое сочинение, считаемое первым об опресноках, писал для Латинян; естественно думать, что во втором, если бы оно ему принадлежало, он упомянул бы и о том, прежнем. – За второю статьею в сборнике помещена третья: Περὶ τοῦ ὄπως ἴσχυσε καθʹ ήμῶν ὁ Λατῖνος. Ее начальные слова ʹАλλὰ τίνα καὶ πάλιν τά τινων διαπορήματα; прямо указывают на связь со второю и первою. Эта, третья, статья издана архиепископом, бывшим Патрасским, Никифором Калогера под заглавием: Περὶ τοῦ ὅπως ἴσχυσε καθʹ ἡμῶν ὁ Λατῖνος, ἤτοι Δημηγορίας Θωμᾶ τοῦ Μωροζίνη, πρώτου χρηματίσαντος παπικου̃ Κωνσταντινουπόλεος πατριάρχου ἐν ἔτει 1205, ἔλεγχὸς καὶ ἀνατροπή, νυ̃ν πρῶτον ʹεκ παλαιου χειρογράφου ΄εκδιδομένη. Έν Λειψίᾳ, 1890. То есть «Как произошло, что Латинянин столь усилился против нас, или Обличение и опровержение воззвания Фомы Морозини, первого в Константинополе папистического патриарха в 1205 году, теперь впервые издаваемое с древней рукописи. В Лейпциге, 1890». Преосвященный пользовался (в недолговременное свое пребывание в Москве) рукописью № 207, где статья та стоит особняком, не в связи с предыдущими. Пишущему эти строки довелось найти эту же статью в сборнике № 368, в связи с упомянутыми двумя. Тут она переписана более исправно, и в списке не оказалось тех повреждений, какие вынудили преосвященного Никифора в своем издании некоторые слова заменить точками или гадательными выражениями. Например, в третьей строке издания xα... по рукописи № 368 должно быть восполнено καὶ ίερεύς; в четвертой πλα(νης)...(ὅτι) μὲν, а в означенной рукописи – πλανήτης, ὅπως μὲν. В пятой строке: ἐκ τῆς... ἰσχύος, а по той рукописи в промежутке стоит κατ΄ ΄εμοῦ. В шестой строке у преосвященного читаем καὶ... ενθεις, а в рукописи № 368 – καὶ λιπανθείς.В одиннадцатой вместо ὃν, как напечатано, должно стоять οἳ. Дальнейшие разночтения не важны и смысла речи не изменяют. Таковы, например, поставленное в 18-й строке шестой страницы по догадке ἀπηλιώτης вместо αὔρα τις, или в 10-й строке восьмой страницы Лейпцигского издания ΄εγκαυχᾷ вместо ΄εγκαυχᾷς, или в 12-й там же ὁ τῆς ἀποθήκης вместо ὁ τῆς ἄνω ἀποθήκης.

Кто был творцом издаваемых произведений, остается неизвестным; но что он был современником взятия Константинополя Латинянами, видно из самих этих произведений. Издаются по рукописи № 368, принадлежащей XIV веку.

Архимандрит Арсений.

20 ноября 1891.

Заиконосп. мон.

Аὶχμάλωτοι παρʹ αὶχμαλώτῳ…

Некоторые пленники, подсевши ко мне, пленнику, спрашивали меня: если Итальянец признает Духа сущностию живою, самоипостасною и Богом, но исповедует Его исходящим и от Сына, то какая в том ересь и поношение на Духа?

И весьма еритичествует сей изворотливый, накопляющий тысячи нелепостей против всей блаженной Троицы. И прежде всего, он противоречит Богу Слову, знающему Отца и Духа, как самого Себя (Ин. 10:15). Ибо, тогда как Он сказал Дух от Отца исходит (Ин. 15:26), латинянин приложил «и от Сына». Но, говорят, Итальянец выставляет, что Бог Слово по смирению1 так выразился, избегая возвеличения Себя. Странно, почему же утаил истинное учение, или потому, что не постигал его по причине плоти, или чтобы не величаться? И как это говорит в другом месте: и иного Утешителя пошлю (Ин. 14:16. 15:26)? И от Моего возьмет и возвестит (Ин. 16:14), то есть не противное будет возвещать, а то, что – Мое? И опять: Я и Отец одно (Ин. 10:30)? И все, что имеет Отец, есть Мое (Ин. 16:15)?

Затем, если бы не научил Спаситель, то Дух возвестил бы апостолам, а они передали бы; но этого нет. Так что и Павел, следуя Спасителю, одному Отцу усвояет извождение Духа, когда во многих местах Посланий своих говорит: Дух Христов (Рим. 8:9. Флп. 1:19), Дух Сына (Гал. 4:6), Дух Божий (Рим. 15:19. Еф. 4:30), Дух от Бога (1Кор. 11, 12), при Отце соединяя и равенство по природе и бытие от Него, как от Причины, а при сыне только единоестественность имея в виду.

Но, говорит Латинянин, так как не сказал Христос «только от Отца», то ясно, что и от Него исходит.

Такое умозаключение происходит от недомыслия и непонимания. Ибо Христос ясно различает, что принадлежит Ему, а что Отцу. И когда сказал: и иного Утешителя (Ин. 14:16) пошлю, Духа, Который от Отца исходит (15:16), то Себе усвоил послание, а Отцу извождение. Теперь, чтобы кто не подумал, будто Ему только принадлежит посылание, уяснил и это, говоря в другом месте: и иного Утешителя пошлет Отец во имя Мое (Ин. 14:26). Так что и об извождении, если бы тут опустил нужное, засвидетельствовал бы в другом месте, уяснивши Свое учение о Боге. Пожалуй и то придумает Итальянец, что поелику Отец, говоря из чрева прежде денницы Я родил Тебя (Пс. 109:3), не прибавил и «одного только» значит – рожден и Дух, или совсем не исходит от чрева Его.

Но Итальянец хитро выставляет: «от одного только Отца, не от одного только».

И необходимо указать на противоречие сих обоих частей предложения. Доселе Христос говорит: пошлю Духа (Ин. 15:26), Дух от Моего приемлет (Ин. 16:15); а что извождение Отцу только усвояет, не мое это показание. Потому что, если не сказано «не от одного только», то разумеется «от одного только», хотя и не высказанное. Сосвидетельствует и ученик; ибо, говоря, что Дух от Бога (1Кор. 11:12), не прилагает «и от Сына».

Но, говорит2, нет указания, что не исходит от Сына. Я сказал, что Евангельским выражением доказывается мое положение. Пот. что оно Изводителем Духа представляет Отца, и не иного; а если не иного, то значит один только (Изводитель). К примеру сказать, есть в нас или убеждение или предубеждение; и убеждением называется рассуждение о том, что истиннее, а предубеждением обычай; но опирающийся на обычай не доказывает. Итак сила сего доказательства понижена доказательством от противного, вводя нечто прибавочное «но не от одного».

Впрочем, я из отцов достаточно представляю тоже, что из слов Христовых и Павловых.

Дионисий великий , ученик Павлов, говорит: «один источник пресущественного Божества – Отец»3. И великий богослов Григорий, что «одно Начало и Причина Отец, и Он же только Изводитель4». И мудрый Феодорит, усмотрев обоюдность в некоем неточном выражении св. Кирилла, говорит: если кто, говоря, что Дух от Сына или через Сына существует, думает, что Он имеет бытие от Него, как от Виновника, то таковый богохульствует; потому что это не предано Церкви. И апостол Павел говорит, что от Бога Дух не от Сына. С чем и Кирилл, согласившись, сказал, что Дух есть Дух Сына, как собственный Сыну и не чуждый (Ему по сущности). И великий Максим говорит: «един Бог, Отец единаго Сына и источник Духа Святого, Единица неслиянная, Троица нераздельная, Ум безначальный, единый Родитель единого существенно безначального Сына, и единой вечной Жизни, то есть Духа Святого, Источник»5. И священный Григорий Двоеслов так же6 богословствовал латинским языком и писаниями. Памятниками сего служат и две доски, сохранившиеся в Римской сокровищнице. С ними согласен и учительнейший Дамаскин, провозгласивший, что Дух исходит только от Отца7.

Что же, прибавившие «один только» (Изводитель), чего не сказал Христос, не подлежат ли аностольскому запрещению (Гал. 1:8–9)? Нисколько. Пот. что не всякая прибавка подлежит запрещению, а та, что вносит нечто новое и подложное, как например эта, будто Сын изводит Духа. Ибо, если допустить, что всякая прибавка преступна, то пришлось бы отринуть проповедников единосущия 8 и второй (вселенский) собор за приложение после слов «в Духа Святаго», и9 подтвердивших, что Святая Дева есть Богородица. А поелику сии ублажаются, как согласующиеся с прежними учителями (ибо что единосущие, как не однозначущее по всему с выражением из чрева прежде денницы Я родил Тебя? – так как рождающееся) тождественно по сущности с родившим. И что значит выражение «Богородица»? Или, так как написано, что Дух всюду присутствует и наполняет небо и землю (Прем. 1:7. Ин. 3:8), то следовательно Он – Бог; пот. что подтверждением сего наименования служит вездеприсутствие Его. Пророчески сказано и о святой Матери Божией: се Дева во чреве приимет, и родит Сына, и нарекут имя Ему Еммануил (Ис. 7:14). «Ил» же значит Бог, с нами плотски вместе обращавшийся в одной ипостаси. Ипостась же рождает ипостась, и рождение Еммануила подтверждает, что она – Богородица: то следовательно не всякая прибавка воспрещена, по необходимости, то есть мыслимая, хотя и не высказанная.

А за речью, что Дух исходит от Сына, следует, во-первых, обвинение в учении иному (1Тим. 6:8), противоречащем самому Христу, сказавшему: не называйте никого иного учителем на земле (Мф. 23:8–9). Во-вторых, (следует обвинение в учении иному) потому, что по верованию кафолической и апостольской Церкви особенности10 Богоначальных ипостасей не переходят к другим. А рождать и изводить свойственно или ипостаси или природе, пот. что нет среднего между ними. Но природе несвойственно, потому что в таком случае это было бы обще Трем, так как и природа (у Них) одна: необходимо значит это – свойственно ипостаси. И если только и Сын изводит, то определение и разумение отцов ложны. А если в одном ложь, то и в другом. Ибо когда допущена одна новость, то последуют и другие, извращены будут догматы Церкви. В-третьих, если и Сын есть Соизводитель, то необходимо думать, что Он восполнил скудность Отца. И много затем пагубного выходит. Изводитель (следовательно) бессилен, несовершен; потому что совершенное – от совершенного. А кто-нибудь мог бы сказать, что по причине истощения сущности на личное бытие Сына оскудел Изводитель для изведении Духа единолично, допуская посему и это в Божестве. Еще неизменные отношения и названия, и сопряжения допускаются (через это) и в вышнее Богоначалие. Пот. что уже не один навсегда Изводитель – Отец, а и Сын. И Сын уже не неизменно сущий от Вины, но и Виновник, подобно как и в преходящем рождении тот, кто сегодня сын, завтра становится отцом. Четвертое, если Отец и Сын – Изводители, то один изводит иного Духа, другой –другого, и Троица становится четверицею, а по достоинству выходит в двуначалие. Ибо и относительно Сына и Духа предано нам признавать Отца единственным Началом и Источником, и относительно производных и тварных существ единым началом – всю Троицу, так как только Манес и Манихей измыслили два противоположные начала. Если же два изводителя – Отец и Сын, то значит, Они не особоипостасны, а – одно лицо, по нечестивому сыноотчеству11 Савеллия. Так трезубец отвсюду имеет прямое острие12. Пятое: если Отец и Сын изводят, а Дух – нет, то или Сам подлежит унижению, так как не имеет того, что принадлежит Двум; или окажется не особоипостасною живою сущностию, а дарованием и действием, которое прекращается вместе с приведением в действо. Обвинение в этом и падает на сего итальянца. Потому что хотя на словах не прегрешает так, но на деле вовлекается в это.

Но, говорит, и Итальянец имеет свидетельства. Ибо Павел говорит, что Дух явился от Отца через13 Сына, и он изъясняет это в смысле причины. – Между тем Павел не двуязычен, когда говорит, что Дух от Бога только (1Кор. 11:12), а не от Сына, а явился значит не получил бытие, а воссиял. И предано Божественным Писанием , что Дух, исходящий от Отца, явился нам и познан через Сына.

Снова выставляет сказанное Великим Василием, что Дух по порядку и по достоинству – третий14, и как Сын занимает место ниже Отца, так и Дух – Сына; а Сын от Отца; следовательно и Дух от Сына. – Не соединяй несоединимого. Ибо Сын не потому от Отца, что по порядку второй от него, а потому, что Сын. Не все, что в порядке есть второе или третие после чего-нибудь, и происходит от Него. Итак, если Дух, положим, и третий по порядку и по достоинству, то еще необходимо и исходить Ему от Сына. Между тем клевещешь и на богоносного Василия, которого голос – голос Божий. Ибо эти выражения не составляют мнения сего Отца, но услышав, как беззаконный Евномий сказал, что от Отцов приняли мы, что Дух – третий по порядку и по достоинству, а посему и по природе, выразился: «этот человек, наглый и высокомерный, ссылается на отцов, а какие это отцы, не указывает». И так вот, негодуя на Евномия, этот святой отец, хорошо понимая речь его, затем без труда опровергая еретика и показывая, что если и это допустить, все-таки не выходит выводимое у него, выставил довод от противного, что если, пожалуй, и допустить тот порядок, понимаемый благочестиво, то все-таки Дух не есть другой природы. Пот. что и ангелы разнятся порядком и достоинством, но не природой, следует добавить; да и не друг от Друга они (происходят), хотя и отличаются так друг от друга. И брат стоит ниже брата, но не происходит от него. А что этот отец признавал бытие Духа не от Сына, но от Отца только, есть много и других ясных свидетельств, но не менее ясны и следующие. Ибо говорит: «нарекший Духа только, разумеет с сим имповеданием и то, чей Он Дух, именно – Христов! И то, от Кого исходит, именно – от Бога, как говорил апостол» (1Кор. 11, 12). И он же, уясняя апостольское выражение Дух Христов (1Пет. 1, 11), сказал, что это сказано апостолом по причине единения по естеству15, а не потому, чтобы Он исходил от Христа, как учит Итальянец этот. Тот же опять Отец, научая, что Дух соединен и с Отцом и с Сыном, там сказал, что он соединен с Отцом как Виною, а здесь – с Сыном по неразлучности, так что одну Вину Духа признает, Отца16.

Но, говорит, пастырь Нисский, сказавши, что Сын непосредственно от Первого, а Дух от Первого через Того, что непосредственно17 свидетельствует, что Сын не причастен бытию Духа. – Не так! Потому что, если Дух исходит от Сына непосредственно, то исходит или совершенным, или несовершенным18. И если совершенным, то как, будучи таковым, исходит и от Отца? – потому что образ исхождения есть причина бытия. Но двукратного происхождения не существует. Итак Отец не мог быть Источником и Изводителем Духа, и Христос обманывает19. А если исходит несовершенным, приемля начало исхождения от Сына и совершаясь в Отце, то опять сколько нелепостей! – Какие это? Недостаточность Сына к совершенству извождения, начало исхождения от Него отняло бы у Отца свойство быть корнем Духа. Еще: сопряжение двух для бытия Его, что не прилично Богу, сложность Духа по причине бытия от двух. Ибо что от одного, то несложно, а что от двух, то не несложно. И прочее подобное. Этот же отец разъясняет свое мнение и в других выражениях, усвояя только Отцу извождение Духа. Сперва он разъяснил20, что есть общего в Троице, потом сказал и о различиях в Ней (по личным свойствам). И одно, сказал, состоит в том, что одно из Лиц Троицы есть Вина (Начало), а другие – от Вины; второе же, что Сын – прямо от Первого, а Дух – через Того, что прямо от Первого. И первое стало так в смысле Причины, а второе – в смысле порядка. И смотри, сказал «Причина и сущее от Причины», а не причиннопричинное, новое по вашему смешение, приписанное Сыну. Каково же и основание порядка? поелику Сын единороден, а Дух не рожден, но исходящий; и Сын прямо дает знать об Отце и с Отцом представляется; а таковое отношение имен и должно обуславливать относительное Их достоинство: то первым назвал Отца, вторым непосредственно Сына. А чтобы кто не подумал, что Дух, как третий, отделяется от Отца, прибавил: «а Дух от Первого через Того, кто прямо» (непосредственно), указывая на единение по естеству Сына с сродным Ему Духом, и таким образом на единение через Него с Отцом. А это через соотношение имен среднее место принадлежит Сыну... Потому что ни рождение предшествует исхождению, ни исхождение рождению, так как вместе произошли от Отца, как говорит21 Григорий Богослов. Когда родился Сын? Когда исшел Дух. И когда исшел Дух? Когда родился Сын. Потому что первое и последнее бывает в низменных рождениях, а тут нет, так как и братьями нельзя называть Сына и Духа... Так вот сам Григорий Нисский разъяснил, что через соотношение имен Сыну дается среднее место. Ибо не прибавил, что Сын занимает среднее место для того, чтобы и за Ним сохранялась виновность Духа, но – как Единородный. Ибо Дух не рожден, и посему – третий по порядку имен и провозглашению, как предано и в установлении святого крещения (Мф. 28:19). Потому и Гугон Етериан, выставивши это изречение Нисского, коварно опустил22 сказанное «чтобы сохранялась единородность».

Возражает опять: «Сказал негде святой Крилл: Дух исходит от Сына». Несколько вразумительнее прочитай надписание того отдела, и оно выяснит тебе, в каком смысле говорит, что Дух исходит от Сына. А оно23 таково: показание, что от сущности Сына Дух. Вот на что показание, а не на то, что от Сына исходит Дух. Доказывает же так.

Поелику и при сотворении Адама сообщено Ему от Бога вдуновение, оживившее его и освятившее, и через Христа опять –дуновение, через которое апостолы приняли Духа Святого, то значит не чужд и Сыну Дух. Посему и от Него, сказал, исходит, то есть вдувается и изливается. Вдуновение же есть подаяние Духа, не образ Его бытия. Возьми и то во внимание, что и «от него» и «исходит» понимается двояко. И «от Него» быть как от Причины, и быть сродным по сущности, подобно как говорится «эта вода из той же воды», по причине тождественности существенного качества; и «исходит» – или в смысле исхождения, или вдуновения, или излияния, или освящения. А что сей святой не признает Духа исходящим от Сына, свидетельствует весьма часто, да и защита его против Феодорита показывает это; но я припоминаю одно исповедание его и представлю то. Ибо к тому, что сказал евангелист Иоанн: Дух истины, Который исходит от Отца, примышляет так: «исходящий от Отца и сущий Дух истины по подобию и тожеству сущности, так как Истиною называется (Ин. 14:6) само Рожденное, и от Отца исходит и Духом Истины называется, которая есть Сын, не потому, что исходит от Него, а по причине тождества сущности, почему и Духом и Христовым (1Пет. 1:11) называется». Другое же (исповедание): «Не передвигай, говорит, межей, которые положили отцы твои (Притч. 22:28); потому что не они говорили, но Дух Бога Отца, Который исходит от Него, но не чужд и Сыну в рассуждении сущности»24.

Иное возражение. Великий богослов Григорий, различая лица Святой Троицы, говорит так: Безначальное, Начало и Сущее с Началом25. Посему как безначальность есть ипостасное свойство Отца, так и начало есть ипостасное свойство Сына. Если же ипостасное, то, значит, и от Него Дух (исходит).

Ответ. А когда тот же отец сими опять именами различает лица Троицы – Виновник, Зиждитель и Совершитель26, то и их (имена) принял ли за ипостасные, и если так, то, значит, их много? Но чего не созидает и Отец, не совершает и Сын? И на каком основании ипостасные? Ни эти имена не означают свойств Ипостасей, ни те; а все они суть принадлежности общие. Обычно священному Писанию для явственности Ипостасей прилагать к ним общее, как особенное. Так Отцу усвояется благоволение (Мф. 3:17. 2Пет. 1, 17) и имя Бог; ибо говорит Павел: один Бог Отец (1Кор. 8:6). Равно – причинность творения (Еф. 4:6) и безначальность по времени (1Ин. 2:14). Потому что об этом, мне думается, говорит здесь святой. А Сыну усвояется наименование Господь; ибо говорится: один Господь Иисус Христос (1Кор. 8:5); и – Творец; потому что написано: все через Него начало быть, и без Него ничего не начало быть, что начало быть (Ин. 1:3). Подобно и Началом творческим (Откр. 3:14) называется27. Духу же опять (усвояются имена) Святый (Лк. 1:35. 2:25. 3:22. Ин. 14:26), Животворящий (Ин. 5:63), Совершительный28. А что Сына назвал «Началом Зиждительным», к которому не возводится Дух Святой (пот. что Он не создан, безначален по времени, единосущен Сыну и Бог), сам ясно свидетельствует в другом слове. Ибо говорит: «Начало –Отец, как Виновник, Источник и Корень Сына и Духа, а Сын – Начало всяческих»29.

Откуда ж, говорит, видно, что святой этот имеет в виду безначальность Отца по времени, а не по происхождению от кого-либо, что – отличительнейший признак Отца, или непричинность Отеческую Того, от Коего Сын и Дух, а причинность зиждительную? – Откуда? Если бы Он представлял собственно ипостасные свойства Отца, то в связи поставлены были б и в собственном смысле отличительные свойства Сына и Духа: рожденность и исходность. А как зиждительность, отнесенная к Сыну и Духу, суть признаки общие, то значит и усвоенные Отцу не суть ипостасные в собственном смысле.

Иное возражение. Тот же богослов говорит, что Сын есть живой Образ (2Кор. 4:4) Отца, как Единосущный, и потому, что Он от Отца30; а так как и Дух называется Образом Сына31, то следовательно от Него (исходит).

Ответ. Во-первых, знаем, что тот богослов признавал одного Виновника, одно Начало и Корень, одного Изводителя – Отца. И если бы думал, что сущее образом чего-нибудь по необходимости и происходит из него, и в таком смысле назвал Духа Образом Сына, то не исповедал бы Отца единым Виновником и единым Изводителем. А как не истинно первое, то и двуначалие не мыслимо у того святого. Затем: поелику частнейшая особенность образа, будет ли то естественный или подражательный, имеет в себе подобие того, чего образом он есть и именуется, как показывает и самое словопроизводство сего имени, то значит и Сын не просто есть «Образ» и «от Отца», но как Сын. Потому и сей святой сочетал оба, и единосущие и происхождение от Отца, не ко всякому естественному образу относя их, а к некоему Образу, возводимому к Отцу. Покажите ж, что и Дух исходит от Сына, как и Сын рождается от Отца. А если не исходит, то и не происходит от Него, так как «образ» и «быть от него» неравнозначущи непременно. Показал это и Василий Великий. Ибо, передавши в надлежащем порядке все значения образа естественного и подражательного, не присовокупил в связи и происхождения от чего, так как образ означает подобие, а не что-либо другое.

Возражает опять: если Дух не исходит от Сына, как Он есть Образ Его по единосущию? (Ответ). Пот. что от кого Сын, а Он от Отца, от того исходит и Дух. Значит Оба – одной и той же сущности; ибо что равняется тому же, то равно и друг другу. Еще. Святой Кирилл, назвавши Духа Образом Сына, прибавил ли «по причине исхождения» – докажите, и довольно. А если – по единосущию, почему и вы не принимаете сказанного сим святым, но стараетесь извратить? Опять (возражают). Если Сын не есть Первообраз, то не следует Духа называть Образом Его, потому что образ подобия никогда не называется образом (Отв.). По тождеству сущности и называется Дух Образом Сына. (Возраж.). Все-таки не должно называть Его Образом Сына, если и не от Него исходит. Можно назвать что-либо образом чего-нибудь или по добродетели, или по разуму, или по очертанию, или по виду, и нет необходимости говорить, что и происходит от того; но по сущности (называть образом) не допустимо, если и не происходит от того. (Ответ.) Отвечайте ж мне. Если бы , как о Духе, единосущен ли Сыну, спорили и о том, Сиф по сущности подобен ли Авелю, и кто-нибудь сведущий сказал, что он есть неизменный образ его, то не сказал ли бы справедливо и непогрешительно, хотя Сиф и не произошел от Авеля?

Возражение. Если Дух называется Образом Сына по единосущию, а не по происхождению от Сына через исхождение, то почему и Сын обратно не называется Образом Духа? Ответ. Что вы заставляете меня давать отчет и в том, о чем не говорили отцы? Впрочем могу сказать, во-первых, что если бы полуариане не отделяли Духа от сущности Сына, то и сам святой Кирилл не назвал32 бы Его Образом Сына. Ибо достаточно было назвать Его в обширном смысле Образом Бога и Отца; а если Бога, то и Сына Его. Но какая настояла нужда в обратном сопоставлении и Сына к Духу? Шел спор об исповедании Духа единосущным Сыну, не Сына единосущным Духу, так как сущность Духа оспаривалась македонянами и низводилась в тварь. Еще и то. Сын имеет отношение возведения33 к Первообразному, и потому не указал (Кирилл), что надлежит обратно и Сына называть Образом Духа. Скажем еще. Образ Сына есть Дух потому, что делает нас сообразными Ему, как и Сын (Рим. 8:26. 29). Ибо так и Великий Василий понимает значение образа34, сколько помню. И – потому, что посылается вслед за Сыном; и потому, что Сын как плотоносец обращался с жившими на земле, а Дух в виде голубя сходил в Крещении и после Вознесения Сына было сошествие Духа в виде огненных языков. И – потому, что Сын послал апостолов на проповедь, но и Дух определяет на то же Павла и Варнаву (Деян. 13:2). Дунул Сын и сказал божественным проповедникам: приимите Духа Святаго, разрешающего от грехов (Ин. 20:22); в последствии и Дух сообщил им дар истолкования языков (1Кор. 12:10), и наставил, как написано (Ин. 16:13), на всякую истину.

Возражение. Не справедлива речь, будто общее Двум общее Трем. Ибо посылает Отец, а Сын и Дух посылаются. И опять: Отец и Сын посылают Духа, а Дух не посылает. Ответ. Есть свидетельство в пророческой книге, что и Дух посылает Сына (Ис. 61:1). Кроме того, под посланием и отправлением у отцов разумеется благоволение и хотение, а благоволение и хотение одно у трех лиц, следовательно и Дух посылает. А если не посылает, то Он отличается мыслию и хотением. Если же – так, то Он и – другой природы (пот. что послание и благоволение –одно и то же); что нелепо, так как и Дух имеет ту же волю и вместе соблагоизволяет. Еще. Написано, что Сын и Дух посылаются (Ис. 48:16. 61. Ин. 15:16), но не Отец. Это потому, что Сын истинно воплотился и телесно открылся людям, и Дух в телесном виде (Лк. 3:22. Деян. 2:3) являлся сходящим к нам, а Отец ни в истинном теле, ни в виде его (не являлся), но где сугубый тот Луч35, там и солнечное благоволение Отца. Златоуст же говорит: «Поелику Дух, будучи неописуемым, везде присутствует и все наполняет, и где хочет, дышит владычественною и божественною властию, то что означает послание? Не иное что, как показание того, что Сын – иной по ипостаси, и Дух иной по ипостаси же. И таким образом исчезает савеллианство. Потому что Посылающий и Посылаемый – иноипостасны».

Возражение. Сын и Дух называются Утешителями, а Отец нет. Значит не все, что принадлежит Двум, то и Трем.36 Ответ. О безумная мысль, что Отец не есть Утешитель и не называется так! Потому что, если это имя понимать двояко –или от того, что Бог приглашает нас познать Его и держаться вразумлений Его, или от того, что мы умоляем Его как Бога, имеющего власть миловать и спасать, а Отец ни утешает, ни умилостивляется: то значит Он чадоненавистник, а не Отец, да и не Бог. Пот. что Бог промыслительно назирает нашу жизнь и совсем непринужденно, так как Сам любит быть любимым и желает быть желанным. Да и Сын и Дух не суть Утешители, если не Утешитель и Отец. Ибо все, что имеют богонасажденные отрасли, зависит от Отца и происходит от Его сущности. Посему Отец так заботится о чадах Своих по усыновлению и благодати, что благоволил пострадать за нас и по естеству Сыну Своему Единородному (Ин. 3:16). Следовательно и Отцу принадлежит название Утешителя, и, по выражению псаломскому, носит Он и жезл вразумляющий и посох, утешающий сынов Его (Пс. 22:4). И апостол Павел не лишает Его сего божественного наименования (Рим. 15:5. 2Кор. 1:34). А чаще прилагается это имя к Сыну и Духу по причине пребывания Их в нас, и потому, что через Их посредство мы возводимся к невидимому Богу Отцу.

Возражение. Сын и Дух – от Вины, а один Виновник – Отец. Ответ. Но это37 – по названию; потому что – другой образ бытия Духа, и другой – Сына, по коим и ипостасно различаются сии отрасли одной природы. Значит, если соответственно сему и извождение Отца и Сына, то иного Духа изводит Отец, и иного Сын: что нелепо. Ибо тогда Троица становится четверицею.

Но, говорят, не другое и другое, а то же (исхождение); различие же в том, что от Сына Дух исходит непосредственно, а через посредство Сына и от Отца. – Суетное нововведение посредственно непосредственности и обманчивая прикраса различия! Пот. что если от Сына непосредственно исходит Дух, то – совершенно; а если совершенно, то сам Сын есть Изводитель, а не Отец. И Отец вместе со свойством извождения теряет и имя Изводителя: что нелепо, и делает пустословным Евангелие. Еще. Допустивши это ваше мнение, нельзя иначе представить Духа от Отца, как внука от деда, а не как исходящего от Изводителя через посредство Сына в таком отношении. Но такое внучатое отношение совсем опроверг великий богослов Григорий на том основании, что Христос одному только Отцу усвоил извождение Духа38. Итак, Дух исходит не от Сына, а от Отца.

Возражение. Как поток непосредственно из источника, а через источник посредственно и из родника, из которого источник, так Дух. Ответ. Спрашиваю вас: из источника начально и непосредственно выходит поток, как Дух непосредственно, по вашему мнению, от Сына? Если так, то значит источник производит поток, а родник не производитель его, но через посредство источника родствен ему по существенному качеству. Между тем написано39, что Сын и Дух вместе произошли от Отца, один рождено, другой исходно, как два потока из одного родника.

Возражение. Однако ж богослов Григорий сравнивает Отца с водоточащим родником, Сына с источником, Духа с потоком40; и нужно заключать, что как источник из родника, так и из источника поток. Ответ. Во-первых, в природе предметов, выставляемых для примера, есть равенство в некотором отношении, а не в целости. Пот. что если бы подобие было целостное, а эти три по числу – одно41, то значит и блаженная Троица (одно по числу). Между тем Она разделяется тричисленно, потому что Триипостасна. Итак, представление подобия – не в целом. Затем, так как богослов Григорий в этих отдельных предметах туманное некое уловил сходство, в том, что они не разделяются временем, ни разрываются в сопребывании друг с другом, хотя кажется, что они разделены тремя свойствами; а вы искажаете речение и мысль сего богоносного мужа, говоря, будто он назвал Сына источником по причине исхождения от Него Духа: то, выходит, вы оскорбляете святого.

Возражение. Если Отец имеет две славы, как Рождающий и Изводящий, Сын же рождается, но не изводит, и Дух исходит от Отца, но не и от Сына, то Они по славе ниже Отца. Но это нелепо; потому что Им необходимо быть равночестными. Следовательно и Сын изводит Духа, и таким образом каждому из богоначальных Лиц принадлежит по две славы. Ответ. Слава Святой Троицы – естественна и одна, вся во всем Отце, вся во всем Сыне и вся во всем Духе, как и Божество одно и то же в Трех; двоить же ее или троить нельзя, потому что нельзя разделять ни Божества, ни господства или царства, так как Они нераздельны42. И если на том основании, что рождать и изводить свойственно Отчей ипостаси, раздвоится и слава, то единственность ее раздробится и подставятся образы различных слав; а если – слав, то и божеств, и господств, и царств, чего нельзя допустить. К одной нелепости прибавилась бы другая нелепость – переход неподвижной особенности Отца к Сыну, присвоение Духу по-еллински двух производительных недр, изводящих Его, и отнятие у Него единичности исхождения, что и свойственно Богу, как и Сыну – единичность рождения и раздробление единой по числу и тожественной славы на шесть слав, различных по размерам. Еще. Если Отец называется большим Сына, как Виновник, а не как больший славою, потому что думать так воспрещено великим отцом Василием43, – виновник же Сына и Духа, одного как Родитель, другого как Изводитель: то, значит, не рождательности и изводительности присваивается слава, а одному Божеству. Еще. Если отношения суть славы, а Отец рождает и изводит, но не рождается или исходит, то Он, по-вашему, имеет недостаток в этом и отчасти теряет славу. И здесь, чем возвеличили Отца, тем опять уничижили Его. Знайте же, что отношения несообщимы и неизменны, так что ипостаси не сливаются. А рождать, рождаться и исходить – свойства ипостасные, не свойства славы. Слава же одна, естественно принадлежащая Божеству, не изменяемая по особенностям ипостасей. И, что есть Отец, то и Сын, кроме что Он не Отец и не Изводитель; и что Сын, то и Отец, кроме что не исходят. И ни одно из Лиц не имеет перед другим недостатка в славе, созерцаемой в едином естестве и достоинстве Божества.

Возражение. Хотя и Сын изводит Духа, но – не два Начала, пот. что Сын возводится к Отцу; и ложно возносится на Итальянцев обвинение в двуначалии. Ответ. Основное начало есть начало или некоторых существ или некоего; потому что оно есть начало имеющих к нему отношение. Итак, если Отец – Начало Сына и Виновник, как Родитель, и Сын – Начало Духа, по-вашему, как Изводитель, а Отец и Сын – две ипостаси: то значит и два начала. Если же не два начала, то или Сын не есть Изводитель Духа, что и правда; или Отец и Сын не два Лица, а одно, по Савеллиеву сыноотчеству; или Дух не самоипостасен, а есть дарование и действование. Но это нелепость. Хотя же Ева и отпрыск Адама, потому что от него: но не два ли основные начала Каина по рождению, так как Адам есть видова причина, а Ева – вещественная? И хотя вид44 не существует сам по себе, а в подлежащем веществе и постигаемом только мыслию по причине его неопределенности и неустроенности, не раздвояет ли их на начала Стагирский философ, когда и на трое45 делит первые начала, и самое лишение (отсутствие чего-нибудь) поставляет началом, пот. что отсутствием дается виду вход в вещество, и оно (то есть лишение) считается относительною причиною. Если же и высшие родовые понятия46 возводятся к сущности, пребывают при ней и в ней осуществляются: но не поставляются ли в начала и в десятичное количество, со включением и сущности? – Итак: потому, что Сын возводится к Отцу, Он еще не есть, по-вашему, Изводитель Духа, как Отец –Родитель Сына.

Возражение. Не два начала – Отец и Сын. Как же царство и военачальство47 не два начала? Где военачальствование возводится к царству, там одно начало – царство. Ответ. Во-первых, начало имеет много значений. Тут Отец и Сын, начала основные, по-вашему, ипостасны; а если две причины, то и начал двое. Другое, поелику очень неравны военачальство и царство, но униженно подчиняется военачальство царству, как раб господину, то уже не два начала, а одно. Как же тут Отец и Сын будут считаться равночестными и началами и причинами равночестных происходящих, как говорите вы, признающие и Сына Изводителем Духа? Еще. В царстве и подчиненном ему военачальстве не два начала, но одно, начало царства; а с распространением царства на лиц, которые равночестны и единомысленны с единичным из лиц, происходит двуначалие. Посему и в нашем дворе пользуется честью внешнее48 изречение: «единый да будет царь». Потому что по неизбежной необходимости раздробится и царственное единое начало, когда не один, а многие присвоят начало военачальствования. Посему мудрый мыслитель не допустил совместного господства, никоим образом совмещения в царской власти и военачальства.

Возражение. Как же у трех богоначальных Лиц царственное Их начало не делится? Ответ. Потому что вышеначальное и богоначальное начало не есть нечто приобретенное и привходящее, а естественное, соприсущее Божеству и совечное; естественные же свойства Пресвятой Троицы просты, несекомы, нераздельны. Посему и царская власть не двоится и не троится.

Иное вопрошение. Почему Дух не называется рукою Божиею, а перстом Христовым? Пот. что Гугон, как говорят, приводит это свидетельство в своей книге 49, и отсюда заключает, что Дух произошел от Христа, как перст происходит от руки. Ответ. Лжет это сын дьявола, отца лжи; потому что Дух называется и рукою и перстом Бога Отца. Ибо говорит Псалмопевец: руки Твои сотворили меня и устроили меня (Пс. 118:73), сотворение относя к произведению души, а устроение к составу и расположению тела. И еще: небеса проповедуют славу Божию, и о делах рук Его вещает твердь (Пс. 18:2). А богоестественные руки Отца – Сын и Дух; потому что через Них получило бытие все, мысленное и чувственное, так как Сын осуществляет, а Дух совершает и освящает50, как научает тому священное Писание (Рим. 11:36. 1Кор. 8:6. Еф. 2:18. Евр. 1:3. Ин. 1:3). Называется же перстом Дух, не по причине униженного отношения и умаления перед Отцом и Сыном, как нечестиво мыслили рассекавшие единое и неделимое Божество на неравные сущности, большие и меньшие51, а теперь повторяют и Итальянцы , а потому, что Он единосущен Отцу и Сыну, соединен с Ними и неразлучен, как перст единоестествен и сраслен с рукою52, и потому, что призывается для помазания и запечатления, и пишет Божески, и открывает неведомое и тайны премудрости Своей (Пс. 50:8). Ибо при Нем созерцается и трость писчая (Пс. 44:2), Он же вдохновляет художника на прекрасное (Исх. 31:3) и есть орудие прекрасно и благочестиво поемого (1Цар. 16:18). И я, опять слыша Давида: руки мои сделали орган, и персты мои составили псалтирь (Псалом вне числа) и зная, что песнопения Давида внушены Богом и дела его к Нему возводятся и относятся, допускаю, что посредством Давида Бог Отец называет руками Своими Сына и Духа, и Их же опять перстами Своими по причине произведения высшего мира и нижнего, состовщаго из души и тела, Которым принадлежит и десятиструнное сочетание умных сил и чувственных, стройный и согласный их порядок и движение.

Иное вопрошение. У того же Гугона в книге53 написано, что Дух не называется образом Бога Отца, а только Сына. Правда ли? Ответ. Ложно пишет тот жид. Потому что как христоненавистному народу обычно извращать пророчества, так и ему повреждать Писания. И иное изречение пророческое (Ис. 50, 11:2) и святой Василий54 показывают, что Дух есть образ и лицо Бога Отца. Так что следует заключать: поелику одному только Сыну он усвояет, что Дух есть образ Его по причине исхождения от Него, то, конечно, Ему же единственно усвоишь вину исхождения, а не Отцу. И совсем противоречит Христу этот противник Христов. Чтобы и снова вкратце закончить об образе, скажем: природа его или естественная или подражательная, называемая так по причине сходства с тем, чего образом называется. поелику же название образом от этого зависит, а Дух единосущен и с Отцом и с Сыном, то поэтому (по единосущию то есть) и называется образом. Потому что и Сын много раз называется неизменным образом Бога (2Кор. 4:4. Кол. 1:15. Евр.1:3), но не Сыном там же, какового имени собственное значение – быть от Него, но при этом не соединяется необходимо и мысль, что Он происходит от Бога рожденно.

Иное вопрошение. Не позволительно говорить «Дух в Сыне» и «Сын в Духе»; пот. что тот же Итальянец отвергает это. Ответ. Обольщаешь себя; пот. что Лица нераздельно являют Друг Друга55 и, как говорит изъяснитель божественных тайн Дионисий, всецелое единство Друг в Друге и водружение56.И великий Василий говорит: «Дух в Слове и Слово в Духе»57. Пусть же скажет несмысленный: если, по его мнению, посему не относится и Сын к Духу, чтобы говорить «Дух в Сыне и Сын в Духе», имея в виду, что Дух исходит от Него, тогда как напротив равны относящиеся, значит не один от другого, то и когда говорит Христос «Я в Отце, и Отец во Мне», значит, по его мнению, Сын не от Отца? Между тем и обратное отношение имеет к Отцу Сын, и от Него происходит.

Иное вопрошение. Пишет, говорит Он, великий Василий, что Дух исходит от Отца через Сына, и Обоим усвояет58 начало бытия Духа. Ответ. Не помню этого и нужно поискать, где и как сказано? Пот. что общее учение отцов извращается подделкою, и многое попорчено. Еще. Непостижимое и неизъяснимое, и то, о чем выражение несколько примрачно и обоюдно, и двусмысленно, или нужно чтить молчанием, или разъяснить это выражение простым, ясным и много раз употребленным в священном Писании. Еще. Речь отца не выражению доверяет благочестие, а цели. И если, может быть, это выражение принадлежит великому Василию, все таки церковное правило не из редко встречающихся выражений выводится. Какой апостол подтвердил это? Какой собор? Ибо все, последуя Христу, говорили, что Дух единственно и непосредственно исходит от Отца. Еще. Не через неясное и сомнительное устраняется ясное, и не через двусмысленное – прямое, а обратно. Не двуязычен великий Василий. Внемлите, что ясно говорит он в другом месте: «нарекший Духа только этим исповеданием объемлет и Того, чей он Дух, то есть Христов; и Того, от Кого Дух; пот. что – от Бога». И объясняя выражение апостольское сказал: «называется Духом Христовым» не потому, что происходит от Него через исхождение, а потому, что соединен с Сыном по естеству59. И еще говорит: «Дух от Отца исходит», а не от другого кого60. И в других местах говорит, что Дух соединен с Отцом виновностью, а с Сыном нераздельностью61. Еще, как это может служить доказательством, когда одно и то же может быть различно понимаемо? Пот. что слова «чрез Сына» включил этот святой или единственно для показания соестественности, неразрывного и нераздельного союза, вечного взаимного единения и отношения, опровергая этим тогдашних последователей Македония и считавших Духа чуждым (по естеству) Сыну. Ради показания этой превосходящей ум нераздельности отцами употреблялись и подходящие примеры предметов, состоящих во взаимной связи: родник, источник и река, солнце, луч и свет, и другие. Или так как выражение «исходит» получило различный смысл, а мы научены, что Дух посылается через Сына, и через Духа Он сокровенное Свое (1Кор. 2:7) проводит до нас, являет и возсиявает, то в этом значении употребил слово «исходит», а не в смысле образа личного бытия. Потому что в тех действиях имеет место и выражение «через Сына». Смотрите ж, как, хотя это – изречение отца, оно все таки, по причине его неясности и доступности многим истолкованиям, замалчивалось; да и никто из святых писателей, по нашему наблюдению, не повторял за этим святым, назвавшим и плоть Господа богоносною62, по учению которых вся полнота Божества существенно, как говорит Павел (Кол. 2:9), обитает в ней, ее как имеющий Бога относительно, благодатию и действием, подобно помазанникам Господним, как хотят еретики. Посему-то и замолчано это, то есть по причине двусмысленности; а принято Христа называть Богом плотоносцем.

Но я усмотрел, что Гугон ни Бога не стыдится, ни людей. Все он перепутал, и исхождение Духа от Отца перенес на Сына, нисколько не уважая того, что предано в Евангелии; а из выражений отеческих одно сверху извратил потому, что оно обличает его беззаконие, другое – в середине, иное – в конце. Иногда же и от себя прибавлял, как будто из Писания, при том, о безумие! подсмеивался и над толкованием знаменитых отцов. Более обширные обличения сего сделаны мною в другой книге; но она пропала.

20 сент. 1891

Заиконосп. мон.

Его же об опресноках к ним же

Но эти и еще не отстали от нас, а усильно просили решить и касающееся опресноков, вопрошая так. Если опреснок по освящении прелагается в Тело Христово, то из-за чего спор о квасном и безквасном хлебе? И я сказал. Предано двое в сем таинстве: приносить хлеб и освящать его. Каков в употреблении теперь, таков нам предан; а об опресноке ни разу не упоминается, равно как ни об агнце, ни о горьких травах. Ибо это прекратилось с появлением Хлеба жизни, сшедшего с небес (Ин. 6:35. 41). И поелику обое предано, и квасной хлеб изгоняет иудейский опреснок, а после освящения его плоть Господня (заменяет) вкушение мяса агнца, то необходимо хранить постановления Церкви в целости, а не частью, как и Павел обязывает: «стойте в том, что приняли; хотя бы ангел благовествовал не то (что вы приняли), анафема да будет» (2Фес. 2:15. Гал. 1:8, 9). Он же еще высказывает мысль, что погрешающий относительно части закона погрешает во всем законе (Гал. 5:3), и великий Павел не попускает как бы на весах взвешивать, какие предания малы и какие велики, чтобы малым пренебрегать, а большее уважать. Пот. что, так как все части Закона вышли из одних уст, то отменивший какую-нибудь оскорбляет Законодателя. Сюда идет и пример Златоуста. Ибо, говорит63, как если какая птичка захвачена будет или среди чрева и у основания крыла или за кончик ноги, равно не избежит уз, так и в цепях греховны содержится пойманный хоть меньшим из них, хоть большим. Еще ж64 весьма негодует на взвешивающих прегрешения и пренебрежительно говорящих: что это и что то? В таких вещах, как мелких, не потребует отчета Бог. (Не потребует отчета) Бог, перед Которым и йота и черта не остаются без отметки (Мф. 5:18)? Почему и продолжает сей святой, что такие послабления неизвинительны и бывают причинами многих зол. Птица не может держаться в высоте, если какая-нибудь свинцовая тяжесть тянет вниз одно из крыльев. Разве ступает кто сокрушенною ногою, хотя и здорова правая рука? Какая первая заповедь? Не вкушать от древа, не потому, чтобы оно было худо по природе, а чтобы дать средство для упражнения в самодеятельности. Сколь же великое наказание понес преступивший заповедь! Еще. Моисей сказал: «никто пусть не собирает дрова в субботу»; но некто собирает (и) побивается камнями (Чис. 25:35), как если бы совершил убийство или соблудил, или мерзко прелюбодействовал с деревом (Иер. 3:9). Еще. Что великого, обрежется или останется крайняя плоть? Но у нас, кто добровольно обрежет крайнюю плоть, будет отвержен, как иноверный. Пусть вразумят нас Маккавеи, великодушно подвизавшиеся за предметы средственные. Ибо не за отеческий ли обычай они считаются добропобедными мучениками у нас? А сколь славно имея их в благовести Христовом, показывает и речь65 о них богословствующего отца. Одну песнь божественную будем воспевать, потому что это – установление отеческое, и надлежит чтить его, и тем более, если оно всегдашнее в Церкви. Ибо и это есть признак правоты его, как и Златословесный заметил66. А что, если кто по своим вымыслам начнет говорить: разве Бог не во всем имеет силу? И почему квасное вещество или безквасное не Тело Христово? И если будет принесен сок не виноградный, а грушевый, или сикерное питие, разве не может Духом Божиим переложиться в Кровь? И если не вода будет употреблена в крещении, а другая влага, разве Бог не омоет душу? И если помазание не из масла оливкового, а из другой масти, разве помазуемый не возрадуется о имени Христовом? А если кто не обратясь к востоку помолится, не услышит Господь, Которого владычество на всяком месте (Пс. 102:22)? Пот. что когда допущена одна нелепость, то за ней последуют и другие. Итак, если приводящий в беспорядок божественные уставы должен быть отвергаем, то хранящий их в том же виде должен быть похваляем, так как квасное вещество имеет за себя и таинственные причины, которые дальше укажем, и истребляет таящуюся под безквасным хлебом ересь Аполлинариеву и общение наше с Иудеем.

Возражение. Но покажи, что и предан квасной хлеб! Потому что Итальянец67 утверждает, что Христос совершил священнодействие Тайной Вечери на хлебе безквасном, и его предал апостолам, а они последующим отцам, и что основание для безквасного лучше, чем для квасного.

Ответ. Какой Христос? Господь и Бог мой, предавший второй закон, упразднивший прежний, Подающий Духа (Гал. 3:5) для изглаждения буквы убивающей (2Кор. 3:6), Заповедавший в своем Евангелии не пришивать к новому старого, не вливать вина молодого в мехи ветхие (Мф. 9:16. 17)? Какой апостол? Павел, сказавший «древнее прошло, теперь все новое» (2Кор. 5:17)? Какой собор принял от апостолов? Первый ли и великий, не дозволивший новому Израилю праздновать (Пасху) в одно время с древним? А если отверг одновременность, то сколь более употребление опресноков! Какой отец? Златоуст ли, различающий праздники (ветхозаветный и новозаветный) выражением: «там опреснок здесь хлеб», и до того пренебрегающий опресноком, что нечистым назвал его? Какое же основание для безквасного лучше, чем для квасного? Научающее приносить несовершенное и мертвое, вкореняющее аполлинаризм и поновляющее устарелость буквы.

Иное возражение. Писание Моисеево называло и опреснок хлебом; так же следовательно и апостолы и отцы. Посему необходимо тебе доказать квасной хлеб до буквы.

Ответ. Не у меня, а у вас Итальянцев буквальное доказательство опреснока недостаточно. Ибо подобно тому, когда слышу в Евангелии «Сын Человеческий» (Мф. 11:19), то разумею одушевленный и умный предмет, так как слово «человек» выражает всецело то и другое, так и когда Евангелисты и Павел говорят постоянно «благословивши хлеб и освятивши дал», разумею квасной, известный, совершенный, в собственном смысле хлеб как настоящий, поднявшийся в высоту и величину от теплоты кваса, оживляющего его, а не несовершенный, безжизненный и мертвый, земляной и тощий, и для питания необычный. Итак, не на мне, а на вас лежит обязанность доказать. Если же, по вашим словам, Моисей называл опреснок хлебом, то весьма редка такая замена имени, и не новость, если изредка по ненадлежащему употреблению и не в собственном смысле говорил так, тогда как вообще и в ясных выражениях называет его опресночным. А то сказано так же, как если кто животным называет одноименно живописное, не имеющее сущности одушевленной и чувствующей, или мертвеца человеком, который смотрит вверх, живет, дышит, мыслит и рассуждает. Следовательно, если бы и здесь освящался опреснок, и по прошествии тени и по замене законного агнца хлебом жизни, и горьких трав – весельем (Деян. 2:46), Божественное Писание говорило, что только это по выбору заимствованно из Иудейских обрядов, то явно бы передало об этом новозаветное Писание. А как единственное удержание его немыслимо; потому что какое основание тут опять существованию предметов сыновных? То посему нет и слова или предания об опресноке.

Иное возражение. Не по тождеству имени хлебом назван опреснок, а как вид его, разделяемый на двое, на квасной и безквасный.

Ответ. Неправильное разделение; все равно как если бы кто и одушевленное существо разделял на живущее и безжизненное, или человека на живого и мертвого. Ибо предметы одного рода, различаемые по виду, принимают и основание рода. А как хлеб получил название от изготовления из муки и кваса, опреснок же кваса не имеет, то не принимает и смысла хлеба, как и мертвый – определения человека. Значит, опреснок не есть вид хлеба.

Иное возражение. Павел говорит: «не с закваскою нужно праздновать, а с опресноками» (1Кор. 5:8).

Ответ. О нерассудительность латинян! Они68 подумали, что апостол пишет о святой жертве. Поругатели святыни! Не сказал он «не с закваскою нужно праздновать, а с опресноками», но так: «не с закваскою порока, а с опресноками чистоты». Соедините это, и выдумка исчезнет; пот. что сказано иносказательно. И тут заключается символическое таинство. Когда Моисей выступал из Египта, то велел Иудеям не выносить кислого теста из него (Исх. 12:15. 19. 20. 34. 39), то есть прикровенно – злобу Египетскую, выросшую из языческих гнусный капищ и быстро заражающую к чему ни прикоснется, подобно как и закваска может, противоположно злобе, квасить тесто и как бы оживлять, и соделывать хлеб здоровый, укрепляющий сердце (Пс. 103:15). И поелику и Коринфяне возобновляли Египетские и Эллинские праздничные утехи, то подражая Моисею символически заповедует им праздновать не с закваскою древней порочности, а с опресноками чистоты, то есть – в поведении чистом, чуждом плотского греха и сладострастия. Ибо на это указывало ядение опресноков, с присоединением и вкушения горьких трав. Так что, о Латинянин, и представляющий для Евхаристии одну воду, услышав «не должно праздновать с вином лозы Гоморрской, потому что это – ярость драконов» (Вт. 32:33), сделал бы по твоему вывод, что не следует наполнять чашу Божественного Завета вином, а только водою, не понимая тупоумный, какое это вино Гоморрское.

Возражение. Но при противоположности добродетели и порока опреснок применен к лучшей стороне, а квасное к худшей.

Ответ. Но не одинаковым образом и не в той же силе, а по другим, противоположным основаниям. Ибо как порок может портить своим прикосновением, так и квас, напротив, улучшать замешанное тесто. Еще, вы то Павлово выставляете с примесью лжи, а это –Христово. Где? Уподобил Он (Мф. 13:33) закваску царству небесному, и богоносных –божественному восприятию (человеческого естества), для преобразования (возрождения) естества нашего. Вы, пожалуй, и воду животворную станете охуждать, так как Давид иносказательно принимает ее за приражения искушений. Ибо говорит: воды дошли до души моей (Пс. 68:2). В ничто вмените и соль, много похваляемую в Евангелии (Мк. 9:50. Лк. 14:34), потому что жена Лотова обращена в столп соленый. Правда, жена та, поелику не тверда была в добре, уподоблена соленому столпу; но закваска не в этом смысле сравнена с пороком, а соответственно тому, что она имеет силу и в самом малом количестве квасить много теста и прекрасно делать хлеб, а порок – портить хорошее, как я сказал.

Другое возражение. Латинянин не из-за Иудейских или Аполлинариевых убеждений употребляет опреснок, а в значении безсеменного восприятия (человеческой природы).

Ответ. Нужно знать, во-первых, что должно избегать подозрений, хотя бы даже они были несправедливы. Ибо хотя ядущие идоложертвенное выставляли, что они едят это, как простую пищу, утоление голода, но чтобы такая защита не прикрывала идолослужения, или чтоб немощные не соблазнялись в своей совести, Павел запретил эту пищу. Ибо говорит: «не ешь мяса, чтоб не соблазнить брата твоего» (1Кор. 8:13. Сн. 10:23. 28). Затем, безсеменно восприятие человечества, но совершенно по душе и телу, как и Адамова смесь, сделанная из девственной земли (пот. что она еще не была возделываема и засеваема: Быт. 2:5. 7); но восприятию человеческого естества дало возможность, как семя, повеление Божие. Как же, подыскивая сходство с воспринятым человеческим естеством, не привносите закваски души, то есть образа, но гоняетесь за бессеменностью, а для бездушности не хотите позаботиться? Итак, ложен предлог безсеменности.

Возражение. Потому допущен Итальянцем опреснок, что в нем есть три: мука, вода и огонь, в честь69 Святой Троицы, так как Отец соблаговолил на восприятие человеческого естества, Сын воспринял, а Дух создал храм.

Ответ. Как говорите, вы принимаете трех, а святую Деву, давшую всенепорочные свои крови, где поставили? Но и затем вы, Латиняне, не почитаете ее и не называете Богородицею, но двуязычным наименованием, «санта Мария», то есть святая на Греческом языке, подобно как бы именовалась и Магдалина Мария. Еще, где в Проскомидии, когда наибольше надлежало бы быть им, есть три? Пот. что вода испарилась от воздействия огня, огонь же угасши исчез, и вышла лепешка сухая и огня не имеющая.

Возражение. Евангелист Матфей говорит: «в первый же день опресночный приступили ученики к Иисусу, говоря: где велишь нам приготовить Тебе пасху» (Мф. 26:17)? И так как в тот день употреблялся опреснок по удалении квасного, то значит Христос совершил таинственную вечерю на опресноке, и необходимо следовать сему и нам.

Ответ. Выставим слова Моисея и Евангелистов и исследуем, какой день первый. В книге Левит написано: «В первый месяц, в четырнадцатый день месяца вечером пасха Господня, и в пятнадцатый день сего же месяца праздник опресноков». И опять: «семь дней ешьте опресноки» (23:5–6. Исх. 12:15). Это самое и в книге Чисел (28:16–17). Тут четырнадцатый день – пасха, пятнадцатый – первый день опресноков. Скажите ж, если Матфей называет первым пятнадцатый, то как ученики говорят о приготовлении пасхи в тот день, которая состояла в ядении агнца? Ведь она совершалась в четырнадцатый, и постановлен закон – истреблять не ядущих в тот день (Исх. 12:15). Значит, первый день опресноков у Матфея и Моисея не пятнадцатый, и нужно найти первый. Четырнадцатый, конечно, есть пасха, и выходит, что апостол сказал о тринадцатом, который есть пятый70 день седмицы, в который Иисус около времени возжжения светильников был схвачен, а на следующий, которым была пятница, распят на кресте. И апостол первым опресночным назвал тринадцатый, когда еще квасное употреблялось и агнец не был заклан. Таким образом уясняется двузначащее выражение первый. И что он предыдущий относительно второго, который есть после четырнадцатого пятнадцатый, начало семи дней опресночных, а просто так и безотносительно – первый и предшествующий опреснокам, как принято и апостолом, ясно. Ибо, так как говорит, что приготовили вечерю и возлежа (Мф. 26:20) ели, не как снедалась пасха законная (пот. что та – снедалась стоя, с препоясанною одеждою и налаженною к пути: Исх. 12:11), то значит тот день не был днем законной пасхи, а тем более он не первый опресночный, пятнадцатый, в который не агнец снедался, а опресноки с горькими травами.

Возражение. Но после вкушении законной пасхи Он возлег и вкусил общей трапезы, потом – таинственной.

Ответ. Откуда это видно? Если бы вкушал ее (чтоб исполнить закон и показать Себя узаконившим ее, действительно вкушал ее в прежние годы), то без сомнении Евангелист ясно указал бы и на ядение и на обрядность при том. А так как не указал, то значит это неправда. Еще, если сказанное Иуде Иисусом «что делаешь, делай скорее» (Ин. 13:27) ученики поняли сказанным о покупках, нужных к празднику, так как Иуда носил денежный ящик, конечно для уврачевания сребролюбия своего: то часть учеников, так подумавших, и Матфей не заключили бы так, когда еще во рту был агнец. Но ядение агнца тогда не было, первым опресночным не был тот действительно опресночный день или вечер, в который ели агнца, но предшествующий опреснокам и агнцу. Заглянем и в Евангелие Луки. «Настал», – говорит (Лк. 22:7), «день опресноков, в который надлежало закалать пасхального агнца, и послал Иисус Петра и Иоанна». «Приближался», говорит (Лк. 22:1), «праздник опресноков», а не наступил уже. Так что и у Матфея означенный (первый) есть предшествующий опреснокам. Потому что противоречие Евангелистов равнялось бы упразднению Евангелия. И опять тот же Лука говорит: «и когда настал час, Он возлег, и двенадцать апостолов с Ним» (Лк. 22:14). Таким образом оба засвидетельствовали о возлежании. Значит, не было стояния, а потому и вечери с ядением агнца.

Возражение. Какую же вечерю приготовили ученики, если не пасхальную?

Ответ. Ту самую, о который он сказал и мы говорим, обыкновенную, как и Евангелист свидетельствует. Так как не означено, что с вечерявшими присутствовал и хозяин дома, между тем в каждом доме закалался и совместно съедался агнец, а был час обеденный и предложена трапеза, и, как говорит Лука (26:23), необходимое при трапезе блюдо-сосуд с рассолом, и чаша, из которой пили, между тем жидкая пища и питие вина при ядении Иудейской пасхи не допускались законом, когда съедалось единственно испеченное мясо агнца, причем и возлежание не допускалось: то по всему этому тогда не было вкушения законной пасхи. Да и не был тот день установленный, но обыкновенная трапеза, и после ней – таинственная вечеря, которую и назвал Спаситель вожделенною пасхою (Лк. 22:15), устраняя Иудейскую. Ибо какое это сильное желание мяса оного бессловесного животного, при том часто ядомого прежде? А сказанное у Луки «настал» и «приближался» соответственно сказанному у Марка (14:1). Обратим внимание и на слова сына громова, сказанные после тех. Потому что, перечитавши другие Евангелия, он кое-что прибавил, как напр. рассказ о Лазаре у него и у Луки; выяснил же и рождение свыше. Он в одном месте говорит, что «не вошли в преторию, чтоб не оскверниться, но чтобы можно было есть пасху» (18:12), а в другом, что «пред праздником пасхи Иисус встал с вечери и начал умывать ноги ученикам» (13:1–5). Еще, выставляет Иудеев просящими не оставлять тела Иисусова на кресте, потому что, говорит, та суббота был день великий (19:31). Что же за необходимость была Спасителю совершить пасху преждевременно и дать Иудеям повод к справедливому, пожалуй, обвинению, и из коварных уст их выйти необычной истине?

Возражение. Но говорят: так как опресноки елись в продолжении целых семи дней, Иудеи не осмеливались войти в преторию не потому, что еще не вкушали агнца, потому что уже съели его, а для того, чтобы закончить обряды ядения опресноков.

Ответ. Неправду говорят; потому что Моисей называет пасхою четырнадцатый день, а пятнадцатый первым опресночным. И Евангелист явственно говорит, «чтобы можно было есть пасху», то есть еще не съеденного агнца; пот. что он и был и назывался пасхою. А куда вы денете и то, что «пред праздником пасхи взял Иисус полотенце после вечери» и просьбу Иудеев снять тело со креста (Ин. 19:31)? Если пятница была пятнадцатым и первым опресночным, то почему напротив не поопасались даже распять в тот самый день, который священнее субботы? Каким же образом и день той субботы великим стал? Но ясно и ребенку, что когда испрашивалось позволение снять тело, тогда была пора и пасхи и заклания агнца. Потому, имея сей день в виду, искали сокрытия того беззакония благоговейные и злодеи.

Возражение. Златоуст71 сказал, что Христос вкушал тогда две вечери, и законную и таинственную; а Он не вкушал бы преждевременно и собственного закона не отметал. Следовательно священнодействовал на опресноках.

Ответ. Пусть сказал это Златоуст; что же оно дает к уничтожению церковного предания? Обрезан был и Христос, и Тимофей так же, и апостолы очищались Иудейскими омовениями (Деян. 21:18–26); согласитесь с этим, а теперь посмотрите и на священнодействие и на крещение. Еще, тот же час и то же место совокупляло обе вечери, а теперь недозволенно соединение их по времени или по месту. Еще, так как Иудейская вечеря предшествовала, по вашему предположению, то оставшееся послужило веществом для духовной; но воспоследовало узаконение апостольское и соборное не принимать праздничных даров их, тем более священнодействовать на опресноке их. Съедался агнец; пусть считаются хорошо делающими это и опресночники Армяне. Но когда это отменено, почему единственное исключение в пользу опреснока? Посему противники не заслуживают доверия. Еще, соглашаюсь, что Златоуст – великий учитель. Не но он только (учитель), а есть и иных много богоносных. Закон же – давать преимущество голосу большего числа. Хотя же и сказал, что тогда совершена была законная пасха, но затем опять научил и указал, что она отменена. Ибо сказал: «там опреснок, тут хлеб». А если бы священнодействовал на опресноке, то не осуждал бы так и не называл его нечистым. И почему он нечист, если не по Иудейски приносится? Не сам по себе нечист он, но – потому, что приносится после упразднения законных обрядов, и потому, что с ним празднуют Иудеи. Если же приемлется и во святую и живую жертву, то весьма предосудительно; потому что он считается как бы неким посредством, соединяющим законное празднование с Евангельским, а таким образом и меня с Иудеем. Просмотрите же и эти слова Златоуста. Как живописцы сперва проводят линии на той же доске и потом налагают сами краски, так и Христос на той же трапезе и образную (прообразовательную) пасху начертал, и истинную предложил. И опять. Была пасха Иудейская; но с появлением Солнца (Мал. 4:2) уже не нужно возжигать светильника. Когда явилась истина, тень уже скрывается; упраздняются посему и агнец и опреснок. Еще, когда сей отец говорит, что Иисус вкусил агнца в более раннюю пору, потому что Иудеи в ненадлежащее время занимались совещаниями против Христа, и посему не был изъят из употребления квасной хлеб, т.к. не ели опресноков прежде заклания агнца: то, значит, квашенная и еще обыкновенная снедь предлагалась на вечери Христовой. Подымите взоры свои на Церковь благочестивых во всем мире, и всюду увидите квасной хлеб, а только Иудеев и Армян – опресночниками, одних – пот. что они ненавистники Христа, других потому, что они ложные христиане, смешавшие природы Христовы и слившие их в одну, так же и двоякую волю и действие. Заградили они и источник воды из ребра, наливая в чашу спасения вино нерастворенное; закалают агнца, как всецело иудействующие. Им посему следуют и чада Рима, хотя и под другими предлогами.

Возражение. Откуда ж видно, что предание квасного хлеба есть древнее?

Ответ. Из того, что на всех семи соборах представители папы священнодействовали вместе с константинопольцами, очевидно на квасном хлебе; потому что матери Риму следовала дочь, Новый Рим. Подобно как и исхождение Духа от Сына не старое верование, но новописанное латинское прибавление, неведомое ни Евангелию, ни символу первого собора, так и приношение опреснока – новейший дерзкий поступок. Потому что оба Рима из начала оставались при уставах новой благодати и на пятом соборе совместно анафематствовали все ереси опресночников Армян и Иудейское их священство, слушая Христа, что не должно вина нового вливать в мехи ветхие, ни к ветхой одежде пришивать небеленую ткань (Мф. 9:16–17), – и Павла, возвещающего, что хлеб, который принял он (от Господа), тот и передал (1Кор. 11:23), и Златоустого и отцов, предоставляющих опресноки Иудеям; и еще потому, что до последующих за тем отцов дошло известие, что безумный Аполлинарий совершал литургию на опресноке. Следовательно от них происходит и жертвоприношение через опресноки у латинян, у коих и всякий путь далеко от истины.

Ибо как перечислить остальные отступления Латинские? Украшал ли тогда архиерея золотой перстень, украшение женщин, и то по злоупотреблению? И ты, если этот перстень, изменчивое вещество земное относишь к упоминаемому в Евангелиях залогу духовному (Лк 15:22), телесно понимая духовное, принимай в чувственном смысле и тельца упитанного (ст. 23). Но не глупость ли второе? Следовательно и первое. К тому ж выходит и безобразие.

Еще. Латинская церковь не дозволяла тогда, как и теперь, срамоты относительно всякой плоти купнородной; потому что купнородство по словопроизводству означает находиться в близком родстве по крови. И законы тогдашних единовластителей, общие для (обоих) Римов, воспрещающие непозволительные браки по причине близкого родства до определенных неких лиц, и правила Великого Василия о таковых известны соборам.

Еще, не изначальный обычай – допускать женщин и в алтарь, где стоят лица освященные, и блудницам открывать святилище и публичным женщинам дозволять смотреть на сокровеннее, и попускать им священные восхождения на кафедру, даже когда они страдают менструацией или и кровотечением. Но вы не полагаете различия между несвятым и святым (Иез. 22:26). Не образумил вас сказавший Моисею: «сними обувь твою с ног твоих, потому что место, на котором ты стоишь, свято» (Исх. 3:5), –хотя там созерцался образ угля Божественного, а тут –самый Уголь живой, сжигающий бесстыдные грехи наши и просвещающий ведением божественным. И там запрещена обувь; а здесь (у тебя) не воспрещена и одежда часто нездоровой. Разве не вразумили тебя места, одно – плачущихся, другое – припадающих, третье – стоящих с верными? Не слышал ли великого Павла (говорящего): «кто избавит меня от сего тела смерти» (Рим. 7:24)? Не знаешь ли, что и святой Давид от одного зрения увлечен был в преступную любовь? Не беспокоит тебя, что взыщется от тебя кровь народа твоего? Тщеславишься ты, как бесстрастный, носящий язвы Христовы (Гал. 6:17), и на руке твоей женские лобзания не суть для тебя нечистые раздражения. Потому что обычно вам и смешения называть веселыми снами. А сослужащие тебе, не бесстрастны ли и они? И какие это? И каким образом все? – потому что прекрасное редко. Но пусть это будет и ложь. Не похотливы и женщины?

Еще, для чего извращаешь созданное Богом, и сбривая бороду делаешь себя женоподобным, не имея уже различения? Клевещешь и на святого Петра, ты, обвиняющий святых! И почему бы он делал противное? Потому ли, что Бог не хорошо создал? Или природа? Но и она, хотя и неразумна, не творит без разума, как разумно направляемая Творцом, так что и уродство в ней, если не бывает во время опушение подбородка волосами. Апостольское ли учение Петра – делаться женоподобным, сдирать щеки до крови и седым становиться дважды отроками не по Евангельскому обращению (Мф. 18:3), а по шутовскому и театральному? Спрошу опять: письменно научил так святой Петр, или не письменно? Если письменно, подайте свидетельство, и где (написано); потому что послания его не содержат свидетельства о том. А если не письменно, то (заповедал) вообще всем, или одним только итальянцам? И если всем вообще, то почему и в других церквах не существует постановление о брадобритии, как и священное острижение на голове? Если же это постановление частное, то какое основание сему исключению? А когда и божественное Писание говорит «не сбривай бороды» (Лев. 19:27), как святой Петр держится мнения противного? Но сгибни, клевещущий на первоверховного, и да не увидишь ни седой головы, ни седой бороды.

Еще, кто узаконил есть свиное мясо в среду и пятницу? Не святейший Петр, заповедавший в те дни, ради креста и страдания Христова, вкушать пищу сухую и без масла; не Павел, сказавший: «не буду есть мяса, чтоб не соблазнить брата» (1Кор. 8:13). А ты говоришь напротив: буду есть мясо, и брат мой пусть соблазняется, пропади он!

Еще, почему священников заставляешь быть безбрачными и постановляешь так в противность первому собору, который согласно апостольскому преданию дозволяет им брачное сожительство? Женонеистовный, как кони (Иер. 5:8), ты ненавидишь брак, лицемерно подражая в этом72 Навату, не имея опоры ни в Петре, ни в Павле, которые проповедуют общее друг другу благовествование (2Пет. 3:16. 2Кор. 11:5); а ты – самовольный законодатель и нечистый. Но скажешь, почему же когда апостолы дозволили иерарху сожительствовать с супругою, мы не допускаем такого сожительства? Выслушай же: другие условия иереев и другие архиереев, и иное тогда некое домостроительство. Потому что все еще были в вере новообращенные, а ко времени шестого собора большинство возросших (в вере). Еще, пастырство есть наука наук, а тогда мало было людей искусных, и чтобы кто-нибудь из-за расторжения плотского брака отказывался от духовного, допускались оба обручения. Притом же, и браконенавистничество фарисейское было тогда злом обыкновенным и распространенным (1Тим. 4:3). Итак, чтобы ради сего браконенавистничества, таящегося в глубине души, многие не разводились со своими женами под предлогом обручаемых им церквей, не позволялось расторжение брака. Другое: кому приятно было разлучиться с супружницею, тот весьма был готов отпустить ее, потому что это не подлежало наказанию. Посему и Павел сдерживает их, говоря: «соединен ли ты с женою? Не ищи развода» (1Кор. 7:27). От того святые апостолы так уважали брачный союз, что и обручившегося церкви не разлучали от жены по плоти. Таковые и иные еще тогда причины брачного состояния (архиереев); потому что времена, как сказал некто, бывают душами дел. И наш закон об отлучении (избираемого на архиерейскую кафедру) от жены, на который согласился и соизволил и святейший папа Агафон, есть общий и вселенский, потому что и соборный; а твое измышление и противозаконно при неосновательности, и не имеет общего признания, свидетельствует о твоем самомнении и нечистоте в самой чистоте.

Еще, как, хвастаясь, будто заступаешь место верховного Петра, ешь мясо с кровью, тогда как он вместе с другими апостолами узаконил совсем воздерживаться от удавленины, идоложертвенного, крови и блуда (Деян. 15:23–29)? Так что, поелику это ересь варварская и зверонравная, ты, кушающий удавленину, становишься противником Петра, и что тоже – душепожирателем; ибо кровь есть душа бессловесного животного (Быт. 9:4. Лев. 17:14). Значит ты такой же преемник (Петра), как тьма после света, как антихрист после Христа. А поелику ядение крови есть дело мерзкое, то и ветхим Писанием отвергается. Ибо говорит: «Ешь мясо, как зелень травную» (Быт. 9:3), то есть без крови.

Еще, как ты и твои пресвитеры приносите бескровную жертву, когда копье действовало у тебя в руках и меч употребляешь в защиту твоего делу, и пытки (инквизиции) у тебя обычны, и палач любезен тебе? Где против тел указан апостолами меч, когда жребий священных пастырей – души, а они мысленны и бескровны, вразумляемы словом? Но так как ты не в числе иереев Божиих, то не свободен от кровей и меч твой, которого гнушается Господь.

Еще, почему у тебя в четыредесятницу не возглашается «аллилуйя», молитвенное выражение, возбуждающее хвалить и благословлять Господа, что прилично особенно в дни пощения, когда усиливается чтение Псалтири, – выражение, означающее73 «грядет Господь»? Потому оно составляет и предначатие псалмопения и заключение, так как и Означаемый – зиждительное Начало всего и Конец, и связным возглашением устрояется в честь Троицы, для означения нераздельного сочетания Ее. – Предано (у вас) глубокому забвению и пение «Бог Господь и явися нам». Ибо для чего исключаете это? Конечно, самозаконны отступления у тебя, заботящегося об одном только – противоречить остальной церкви во всем.

Еще, для чего употребляя опреснок и возобновляя иудейство, допускаешь нелепости следовать за нелепостью и иудейству за иудейством, установляя в субботу74 пост, с самого начала новой благодати упраздненный Христом, когда ученикам велел срывать колосья и есть, хотя Иудеи и негодовали (Мф. 12: 1–8)? И ни сего практического закона Христова не уважаешь ты, второй Петр, как говоришь, ни письменного правила, повелевающего не поститься в субботу, исключая великой; и начала у тебя обновляться тень мертвого служения иудейского, и ты, как кривоногий рак, пятишься назад. Но, слышу, ты говоришь, будто постишься не по-иудейски, а чтобы почтить среду и пятницу и субботу ради спасительной смерти. Для чего передвигаешь уставы Евангельские, которых и врата адовы не одолевают? Потому что, если бы апостолы считали удобным, то и субботу причислили бы к другим (постным дням). А так как почли это не приличным; ибо почему бы они снова созидали то, что разрушили, и сами себя делали преступниками (Гал. 2:18), вместо отделения внося общение с Иудеем? То поэтому и не причислили.

Еще, если постишься в память того, что Недремлющий (Пс. 70:4) спал в субботу, то почему (не постишься) и в пятый день ради того, что Он был предан и связан? Но как этот пост соблюдается не по воспоминанию о страданиях, а по подражанию Иудеям, по чуждому учению (1Тим. 6:3) и богопротивлению, то пятый день не между постными. Постясь же в субботу, отменяешь и божественное жертвоприношение, которое определили отцы совершать за умерших, чтобы и этим законом и определением упразднить субботний пост Иудеев.

Еще. Святые отцы, желая чтобы все посты Четыредесятницы, исключая субботы и воскресенья, посвящаемы были только молитве и углублению о грехах, чтобы так же ни праздники в честь святых не совершались в них, ни жертвоприношения за умерших и священнодействия полной литургии, вмещающей символические образы воскресения, но каждый непрестанно оплакивал своего мертвеца (что в других оплакивать не беззазорно, если поспешно); рассуждая же по божественной мудрости, устрояющей посредство, и упражняться в молениях о себе и освящаться от божественной Трапезы, предали и приобщение пречистых Таин, преждеосвященных. Почему ж ты не приемлешь сего, пролагая во всем противную дорогу? – Может быть скажешь, что это установлено собором местным? Предлог у тебя неосновательный; потому что его признали бывшие затем великие соборы. Так и изначала происходило с апостольскими постановлениями; с начала один давал решение, Петр или Павел или другой, и все апостолы подтверждали его. Так на великих соборах в слух всего собора раздавался один голос, может быть даже какого митрополита, занимавшего последнее место, и все высокопоставленные обсуждали то в духе исправления, и частное обобщалось. Так и в гражданских делах; ибо как только напишет кто от себя книгу в руководство к судебной или сенатский практике, то она принимается и судебными местами, и сенатом, и верховным правительством.

Еще, для чего еще до явленного наступления дня ты подражаешь варварам или даже превратно действуешь в литургическом священнодействии, и с земли противоречишь небесному указателю времени, передавшему, что в третьем часу сошел на учеников Утешитель (Деян. 2:15), когда и священнодействие прилично совершать? А если тебе нанести и другой удар, – ты, хлопочущий о прибыли, и удвояешь и утрояешь священнодействие на том же жертвеннике, прежде принося жертву и после (второй службы) священнодействуя.

О, неразборчивость, о издевательство над отеческими внушениями и постановлениями, предавшими в один день Четыредесятницы, исключая субботы и воскресенья, приносить Жертву, именно в Благовещение Деве, когда прославляется зачатие Бога Слова во чреве и весь мир, видимый и невидимый, торжествуя веселится.

Еще, почему после освящения хлеба на трапезе и возвышения, ты его непреломленный берешь в уста и не преломляешь, как сделал Господь (Мф. 26:26) и предал, преломлением указывая на страдания, как и святые (толковники) заметили. Так, как ты, противоречить и делать вопреки ясным преданиям не дерзали и прежние ересеначальники, пот. что и Арий, считая Сына творением, все-таки крестил во имя Отца и Сына и Святого Духа.

Еще, на божественной Вечери таинственный Хлеб не был раздроблен на тринадцать частиц, и одна была Господня (ибо как Сам Себя священнодействовал, так и ел Свое тело и пил Свою кровь первым, чтобы и учеников подготовить к вкушению плоти и питию крови), а двенадцать для учеников? Почему же ты один только ешь, а сопредстоящие у жертвенника не вкушают, испивая только из воды, которою ты омывал руки, и думая таким образом освящаться, или хотя едят, но отличный от твоего, меньший его? Потому ли, что не кажется тебе справедливым приобщаться равной трапезы не подобно тебе высокому славою и святостью, как бы нахлебнику твоему и щенку? Ответь, напыщенный! Предано, чтобы священнодействие совершалось неядшим, а не то, чтобы священнодействующий выходил (из церкви) неядшим; потому что неприобщившийся подлежит осуждению. Недобрый ты посредник, отделяющий сопредстоящих от Бога , а не соединяющий общением вечери Божественного Тела. Спаситель говорит: «пейте все Мою Кровь нового Завета» (Мф. 26:27. 28), а не стекающую с омываемой руки воду, может быть даже руки, запятнанной убийствами.

Еще, каким образом твое приобщение святее и больше? Если много Христов, и больших и меньших, то значит есть и твой; а если один (1Кор. 1:13. 8:6), то какое различие в приобщениях? Не слышал ли апостола, что многие хлебы – один, и одна и та же жертва (1Кор. 10:16. 17. Евр. 10:12)? Когда же, может быть, и говоришь, «сотвори хлеб сей честным телом Христа твоего», во что бывает преложение, в тело Богочеловека, или кого из простых (людей) и христов (помазанных) по благодати? Если в тело Богочеловека, то общение равно и для тебя первостоятеля и для ниже стоящих. И как допускаешь различие в божественном приношении, и совершенное предполагаешь, по обожению, и полубожественное как бы? Так что и тебя можно назвать полусвященником, подобно тому как и Аполлинаристы, признающие вочеловечение не совершенным, назывались 75половинщиками. Если же – в тело одного из так называемых христов (помазанников) Господних (напр. Пс. 2:2. 19:7), то откуда ты научился двоить жертву на Богочеловека и простого человека? Это учение происходит или от Несториан или от Пепузиан, которые, коля юного отрока медными иголками и смешивая кровь его с тестом, делали хлеб приношения и приобщались его. Если ты так еретичествуешь и свое лобзание считаешь заменяющим принятие тела Бога Слова, или омовение свое разглашаешь освящающим наравне с Богом, так же разделяешь и одну жертву на различные, подобно как и Ариане одну Божескую сущность на неравные, большие и меньшие, и Несториане одного Христа на сущего от Бога Отца и рожденного от святой Марии: то ни ты священствуешь по духу Христову, ни священнодействуемое тобою – Богочеловек, ни приобщение оно, по Павлу (1Кор. 10:16), тела и крови Христа моего, ни сослужители твои – в числе иереев Божиих.

Для чего же обычай и этот у вас – вместе с творимым крестным знамением гладить тотчас бороду пальцами и поддерживать ее, подобно как так называемые Пассалорунхиты76 при своих якобы молитвах приставляют к носу палец правой руки.

За сим он так и столь худо мудрствует об опресноке и о Св. Духе. Итак, я в виде заключения повторю сказанное об опресноке. Не отрину того, что принял, не скажу, что безразличный квасной ли хлеб или безквасный, все равно тело Христово, как и Армянин, коровье ли масло или миро – безразлично освящает Дух. Не подвергну себя запрещению апостольскому, не буду есть вместе с вновь установленным отмененного. Не буду на половину Иудеем, не стану идти за Армянином, который и закалает агнца по-иудейски, ни стану от опреснока подтверждать и остальные его злочестивые деяния. Когда слышу о лодке, то лодку и разумею, по пословице. Не буду месить хлеб без соли. Пот. что как несвойственно разумной душе безсловесие, так и хлебу несоленость. Ибо и великий Иов говорит: «едят ли хлеб без соли» (Иов. 6:6), так как не бывает хлеба несоленого. Если же то не хлеб, то не допускается и на духовной трапезе, о чем, думаю, и пророчествует Иов, указывая на Евангельскую жертву. Не стану священнодействовать по чину Ааронову, так как пристыдит меня Давид (Пс. 109:4), но по чину Мелхиседека, который священнодействовал на хлебе и вине, когда не встречаем и простого какого упоминания об опресноке; потому что и живописание агнца, имеющее одинаковое значение с опресноком, даже из преддверий церковных изглажено отцами, воспретившими изображать Предтечу с перстом, указывающим прообразовательного агнца. Не дам Аполлинарию заручки, и тем более, когда носится слух и вероятность, что от него дошло к Латинам приношение опресночное. Не предпочту мертвого как бы живому, несовершенного совершенному, пока слышу, что поврежденные всесожжения отринуты Богом (Вт. 15:21. Мал. 1:13). Если великий Василий сказал77 «вместообразное» Божественного восприятия (т.е. природы человеческой) – до освящения, а совершенное состоит из души и тела, то, конечно, признаю квасной хлеб имеющим образ его по причине совершенства.

О том, как усилился против нас Латинянин

Но какие и еще недоумения некоторых? Если Латинянин неблагочестив, то как забрал великую силу, и сам стал царем и священником, а меня выгнал, и я ношусь вне столицы, не имея престола, скитальцем. Насколько же превознесся злочестивый Латинянин, особенно обнаружилось из его насилия против меня. Пот. что улучив время против нас по допущению Божию и растолстевши, обнаружил, сколь далеко отступил от Бога, ныне особенно предавши поруганию божественные Тайны. Каким же образом он прославляет Бога? На что страшное и постыдное не посягнул? Не почтил храмов Божиих, ни святилища, где точило, которое топтал один только Господь (Ис. 58:3–5), и окрашенные Им одежды внушают благоговение, как завесы неба (Евр. 10:19. 20). Храмы обратил в конюшни и благовоннейшие места в навозную кучу; попрали они божественные и святые иконы, трапезы предали поруганию, и где была кровь таинственного жертвоприношения, там убивали свиней и овец. Разрывали гробы и святых и обыкновенных людей.

Сии-то обкрадыватели гробов называются поклонниками Гроба Господня и ревнителями освобождения его от Агарян. Если бы они чтили Гроб, то уважали бы и жертвенники. Потому что, если Он – богоприемный, то и они; он – раз, и на три дня, а эти – ежедневно. А если предаются поруганию они, то, значит, и Гроб иерусалимский. Между тем желание у вас – отнять Элию у Арабов. Посему и Христос, зная, что Гроб для вас служит предлогом, а имеется в виду приобретение Константинополя, допустил трупам вашим пасть в пустыне (см. Евр. 3:17). Другие отдавали блудницам неприкосновенные плащаницы тела Владычного и непотребная женщина засыпала на них. И икона Господня служила седалищем нечастивцев, и тщетны были предостережения Азотян (1Цар. 5, 6), и божественный дискос и чаша делались общими для людей и псов. Сии ли Богу угоднейшие, а мы наибогоненавистнейшие?

Еще, где у них торжества в честь Владыки Бога и угодников Христовых, как у нас? Где святые тела и мощи святых? Где священная глава Крестителя? Где честные монастыри жен и дев, и как ныне сделались они мужскими и распущенными? Но где предел злу? Мы вынули зерно из большой кучи.

А представитель папы, насильственно вступивший в нашу патриархию, обнародовал против нас следующее: «О, Греки! За то, что не право мыслите и не следуете церкви Римской, матери всех церквей, и не повинуетесь другому верховному Петру, папе, который есть и преемник сего апостола, и упорно грешите, вы изгнаны из отечества и церкви своей и потеряли священство. Но если обратитесь к общему нашему отцу и пастырю, то и Бог смилостивится над вами и сам папа. Пот. что Бог – один, так и каждому из творений Своих определил начальство единоличное: солнце управляет днем, луна – ночью; Адаму определили быть единственным родоначальником всего сущего на земле; Аврааму – начальным отцом; Моисею дал власть военачальствования, как и Иисусу Навину после него; Петру – быть верховнейшим и иметь в подчинении у себя апостолов и в зависимости от своего учения. Потому и вверил ему отдельно ключи и сказал ему «паси овец Моих» (Мф. 21:16), и «утверди братьев твоих» (Лк. 22:32), и «на тебе создам церковь Мою» (Мф. 16:18). Потому и сам поставляет Матфея в апостола (Деян. 1:24), и исцеляет хромого у Красных дверей (Деян. 3:2–7), хотя присутствовал и великий Иоанн и страдалец обращался к обоим, и сам поучает (см. 12–26). поелику же престол Петра – старый Рим, то и своего преемника почтил тем же преимуществом. И епископ Римский был во всем мире единым учителем и пастырем. А с той поры, как вы отделились, вы испытали много нападений, и наконец – плен и изгнание».

Сумасбродная личина лжехриста! Потому ли терплю гонение, что худо мыслю, или потому, что отстал от епископа Римского? Но я сохранил что принял, а разрыв с Римом застарелый. Неправо поступил со мной Христос, насыщая меня горечью (Плч. 3:15), которую надлежало выпить отцам моим; между тем обычно у Него быстро происходит отмщение над первыми примерами греха и начальными образцами, как напр. над братоубийцею Каином, над собиравшим дрова в субботу (Чис. 15:33), утаившим слиток Ахаром (Нав. 7), и над Ананиею, солгавшим Духу Святому (Деян. 5:3). Но я скорей припишу снегу жар, нежели Христу несправедливость относительно меня. Итак, изгнание меня из отечества не есть признак неправоты исповедания и преступного раскола.

Если изгнание есть признак худого раскола, свидетельствующий о правомыслии гонителей, то это будет общим признаком во всяком гонимом и гонителе. Но это не общий признак; потому что имеет перерыв. Значит, изгнание не есть признак раскола по худым побуждениям, и это явно из частных примеров. Авель умерщвляется, Каин умерщвляет. По-твоему, братоубийца оказывается святым, и приношение больных и уродливых животных непорочным. Между тем Авель праведен, и угодно Богу всесожжение его, не Каина. И следовательно преследователь, а не гонимый заслуживает отвращения. Если теперь Иаков поклонился Исаву (Быт. 33:3), то значит Иаков возненавиден? Совсем напротив (Рим. 9:13). Обрати внимание и на трех святых отроков и Навуходоносора. Погляди и на апостолов и на гонителей, на мучеников и мучителей, на Пера с Павлом и Нерона. Скажи: не знал ли и Давид об оскверненных жертвенниках и поруганном наследии Божием? Кто же раскопал их и предал поруганию? Не язычники ли (Пс. 78)? Не заклеймил ли разорителей Евангельского виноградника (Мф. 221:33), раскапывающего вепря и полевого зверя (Пс. 79:13. 14)? Не читал ли, что предаются и праведники в руки нечестивых, не потому, что нечестивые достойны уважения, а чтобы испытать праведников (Прем. 3:5)? Подумай об Илии и Иезавели, о преследовании злодейкою мужа, заключившего окна небесные (3Цар. 17:1), сведшего с неба огонь без дров (3Цар. 18:38), вознесшегося на огненной колеснице (4Цар. 2:11). Христолюбивы ли соименные львам иконоборцы, благочестивы ли Гаваониты (Нав. 9), Иевусеи, жившие в Иерусалиме (Суд. 1:21), правоверны ли и Арабы, опустошившие Фиваиду и Скитские обители? История предает, что Сиракузы некогда имели беспорочного по благочестию и добродетели предстоятеля себе; но морская сила варваров эфиопов, приспособивши осадные машины и постепенно овладевши городом, разорила его, и святитель пастырь сделался78 узником, и ничего не осталось от благолепия храма или от многоценных святых сосудов. Твое учение – против тебя, и ты опутал себя собственными твоими устами (Притч. 6:2. Мф. 7:37). И ты незадолго79 пред сим изгнан из Иерусалима; изгнал Араб. Выходит по твоим началам, Арабы по вере лучше твоей церкви и председателя оной. Да и Скиф и Болгарин превозмог80 тебя, поразил тебя; следовательно он священнее тебя.

Соглашусь и я, что заслуженно пострадал за прегрешения, но за себя, не за всех, пока знаю, что искушение с тем же именем употребляется в различных смыслах. И одно расплавляет праведника, чтобы испытать его, как золото неподдельное (Притч. 17:3. 27:21. 1Пет. 1:7); другое ж руководствует согрешающего81 к обращению, и таким образом или совсем освобождает от наказания, или уменьшает его. И это есть доказательство человеколюбия, так как согрешающие разделяются на более и менее упорных во зле. Ибо иным крещением чистительным бывает такое искушение, не налагающее ран, хотя бы казалось так, но унимающее душевные опухоли, сглаживающее и следы язвин, если только принимаем его с благодарностью. Посему и заповедь Господня в Евангелии (Мф. 26:41) – не искушений избегать, а поглощения искушением. Другое опять искушение, которое не от Бога, а от нашей небрежности и наглости, как например. Кормчий находится в праздности и оставляет руль, и это, когда настал ветер; или, сам он правит, но матросы не повинуются, а ссорятся с ним и между сбою, потому что небрегут о корабле; и волнение внутри в безводном месте сильнее внешней морской опасности. И следовательно, если корабль погибнет и с людьми, то кораблекрушение произвели сами пловцы, как и относительно Константинополя и нас произошло взятие вами, потому что находившиеся в нем были в раздоре и между собою и с кормчим царем по неверности ему. Бывает еще искушение и от излишней отваги, когда кто-нибудь, не имея силы и против одного, отваживается против десятерых, или на гнилом суденышке бросается в открытое море.

Итак, поелику различны свойства искушений и происходящие от каждого последствия инаковы, как я могу с точностью свести причины сего бедствия воедино, что то есть оно гневом Божиим наведено на всех? Преогорчевают Бога величайшие преступления. Ибо и здесь я усматриваю злотворное искушение, происшедшее от беспечности и зависти, и любоначалия и коварства. Где наша морская сила, противоборствующая неприятельской? Или где повиновение державному, когда многие устремляли взоры на червленую обувь? Или где общее согласие всех, что мы мужи и должны показать неудержимую силу, а не такое предательство врагам из-за различных побуждений злобы?

Затем, как ты одолел меня? Оружием. Какая же борьба между Ареем и Гермесом, из коих один действует руками, другой владеет словом? Вступи со мною в священную битву, бескровную, где состязается знание со знанием и ум с умом, и тогда узнаешь, кто достоин увенчания. Учитель мой – Христос, сказавший своему святому Петру: «возврати меч твой в его место; пот. что всякий, убивший мечом, от меча умрет» (Мф. 26:52); Предавший жертву бескровную, Заповедавший: «не наказывайте себе учителем иного на земле» (Мф. 23:8. 9).Мое оружие – не длинное копье, а крест, знамя Христово.

Еще хвалишься тем, что пожрал украшение плоти нашей и солому; но зерно веры, достойное вышних обителей (Лк. 12:33; Мф. 10:32), соблюдается у меня неприкосновенным. Нанесла ли какой урон Иосифу накидка, легкое для Египтянки прикрытие, если он чрез то избегает гибели и спасается (Быт. 39)? Послушайте и что Христос заповедует: «будьте мудры, как змии» (Мф. 10:16), спасая голову, которая есть вера; так заботьтесь о скоропреходящем веществе. Итак, кому стыд? Мне ли, прошедшему сквозь огонь и воду, то есть испытание и очищение, без которых трудно спастись, и снова вышедшему на свободу (Пс. 65:12), или тебе, прошедшему сквозь разбой и нечестие против Бога, которые закончились худою смертью? Что же, если я изгнан из Константинополя? Разве лишился и священства, которого слава в апостольской бедности во Христе (2Кор. 6:10)? Или совершение им священнодействие возможно только в Константинополе, а не вне его, подобно тому как и у Иудеев священство не вне Иерусалима? Поистине всюду наши жертвенники и на всяком месте владычества Его.

Еще подсмеиваешься надо мною, говоря: где мои священные вклады? Что ж, не посвящены ли они Богу? А посвящать не принадлежит ли благочестивым, как похищать священное –нечестивым? Не из древности ли умилостивительные жертвы, и не угодна ли Богу, принимающему Свое из даров Своих (1Пар. 29:14)? Свидетельствуют о том жертва Авелева (Быт. 4:4), и приношение даже шерсти червленой (Исх. 25:4. 26:1), и приснопамятные две лепты вдовицы (Мк. 12:24) и миро блудницы, ценою во сто динариев, что одобрил Христос, хотя осудил Иуда сребролюбец, по-видимому из любви к бедным, но не на самом деле (Ин. 12). Херувимы не из золота ли были сделаны (Исх. 25:18). Наперсник не сиял ли он двенадцати многоценных камней? (Исх. 28:17–20)? Ковчег не был ли обложен золотом (Исх. 25:11)? Не было ли наложено на него самое драгоценное вещество? Не был ли наказан Ахар за утайку золотого слитка, заклятого (Нав. 6:17; 7:21)? Но и ты расхитил освященные вещи и распорядился ими худо и кощунственно. Взяли некогда и ковчег иноплеменники; но припомни, сколько они, поражаемые наказаниями, пролили слез, хотя ничего не повредили и не взяли с корыстною целью даже и малого кусочка (1Цар. 5). И ты пограбил посвященное Богу, но Он не обидел, ни умалился в божественной Своей славе чрез поношение от тебя; потому что Его – золото и сребро, и камень и жемчуг, так как Его ж – земля и море, производящие их. И принесшие дары не потеряли своей награды, и еще живущие не угасили в себе желания приносить; они предпочли бы скорее быть в рубищах и голодать, чем не священнодействовать непорочное тело Христово на дорогих и блистающих золотом сосудах, и не обличить тебя, глупо раскрывшего зев, свирепого пса, который ни приносит даров, ни одобряет приносящего, а безбожно похищает и приношения.

Сверх того еще хлопочешь о владычестве во всех священных патриархиях, и выставляешь, что как один Бог, стоящий в начале всего, так и ты относительно пастыреначалия. Выслушай же, как нескладны у тебя примеры. Хотя Бог и один по божеству, силе, действию и царству, но не один по лицу. Последнее свойственно Иудейской скудости82, чего не приемлет Церковь Божия, богатеющая беспредельно благостию Божиею, но исповедует Единицу, подвигшуюся в двойственность и остановившуюся на троичности. И это – Отец, Сын и Святой Дух, Трех бесконечных бесконечная соестественность83. Так что не одному Лицу принадлежит держава.

Что же сказать о тварях? Пот. что сойдем к ним.

Сперва о мысленных. Они сводятся в единство, тройственное утрояемое84. И хотя святой провозвестник тайн 85по имени называет их, но не поставляет над каждым одного, и не говорит «престол престолов» или «господство господств, сила сил», или «архангел архангелов», как и «ангел ангелов». И при вознесении Спасителя Дух повелевает «примите врата, начальники» (Пс. 23:7), не начальник. Равным же военачальствованием, слышу, почтены и Михаил и Гавриил; не знаю же, если и другой кто. И один сходит, отсылая в ад тысячи духов, отпавших от Бога (Откр. 12:7–9); а другой был вестником величайшей тайны Деве (Лк. 1:26–28).

Хотя же солнце и начальствует над днем, но не начальствует и над ночью, – из коих состоят сутки. Ибо оно скрывается под землю, как обыкновенно говорят, уступая круговое движение небесному телу, в связи с которым и само движется. Именно над ночью начальствует лунное светило. И оба в Писании называются совокупно великими (Быт. 1:16. Втор. 4:19), и каждое уступает светоносцу другого.

Что же? Праотец – один родоначальник, а праматерь нет? Потому что написано: «сотворим человека, мужчину и женщину, и да владычествуют» (Быт. 1: 26, 27). И опять: «плодитесь и размножайтесь, и обладайте землею» (ст. 28). Итак, обоим принадлежит начальствование, пот. что и оба сошлись в одну плоть (Быт. 2:24). И ни Адам не есть родитель человека без кровей Евы, ни Ева – без его семени. Посему и Бог величает ее помощницею (Быт. 2:20), а священный закон, заповедуя сыну «чти отца твоего», присовокупляет вместе «и матерь твою» (Исх. 20:12). Так же: «благословение отца утверждает дом, а клятва матери искореняет его» (Сир. 3:9).

Еще. Из четырех простых тел не каждое ли довольствуется пребывать в своем месте? Не господствует одно над другим.

Хотя и законодатель – Моисей, но и Аарон – священник из священников; потому оба – предстоятели Израиля и охранители: один, наперед указывая в ночное время, а другой, отвращая его (Исх. 12:23–28. см. Лев. 16:47. Прем. 18:21. Сир. 45:7–26). И один значил то же, что ум, другой, что и слово. Тот не речист, этот внятно возвещал (Исх. 4:10, 14).

Опять. Каждое чувство находится в своих орудиях чувствительности и не сменяется другим. От Иуды началось царское племя, и от Левия – священническое, и они не превозносятся друг над другом. И по выражению мудрого Приточника «хорошо двум» (Еккл. 4:9); а один бессилен. А троичность и того лучше (ст. 12), сопряженная во имя Божие.

Но к сему еще обрати внимание и на слова Господни. Всем ученикам одинаково сказал: «идите за Мною, и Я сделаю вас ловцами человеков» (Мы. 4:19). Опять один глас (ко всем): «на путь к язычникам не ходите, а идите наипаче к овцам дома Израилева» (10:5. 6). Всем дано изгонять демонов, и возвратившиеся единогласно говорили: «Господи, и бесы повинуются нам» (Лк. 10:17), когда и Учитель, смиряя учеников, говорит: «Я видел стану, спадшего как молнию» (Лк. 10:18), давая им знать, что это – дело Бога, низвергшего его. Жалуется отец бесноватого, что его ученики не изгнали беса (Мф. 17:15), и обвинение касалось всех, хотя некто из наших учителей заметил «но не были при том столпы». Однако ж множественным числом, как видишь, и знаменитых (Гал. 2:6) обвиняет. Общее и то: «вы соль земли» (Мф. 5:13); и то: «вы свет мира» (ст. 14); и сказанное после воскресения: «Идите, научите все народы» (28:19). Потому что ни Петра, ни Иоанна, ни Андрея не ставит во главе, но обещает опять Сам невидимо пребывать с ними и как впереди идущий и как сзади охраняющий по сказанному: «Я первый и последний» (Откр. 1:8, 11. 21:6). А хотя Христос и говорит Петру: «Ты Петр (Камень), и на сем камне Я создам церковь Мою» (Мф. 16:18), но не безусловно так ублажает сего апостола, а за его твердое исповедание. Ибо тогда и переименован из Симона Петром и принял обетование получить ключи царства небесного (ст. 19); а распорядители их – и прочие. Ибо так как они (ключи) относятся к вязанию и разрешению грехов, всем сказал Христос: «Что свяжете, будет связано на небе, и что разрешите, будет разрешено» (Мф. 18:18), – то значит и у всех находятся ключи.

Затем. Камнем назвал Христос не самого Петра, а твердое исповедание Петра, на котором и обещал создать Церковь. Ибо одно основание ей – Христос, так как Он один только имеет имя новое (Откр. 3:12) – Бог и человек. Посему и Павел говорит: «да не полагают другого основания, кроме положенного» (1Кор. 3:11); и слово пророческое: «не ангел, не человек, но сам Господь спас нас» (Ис. 63:9). Апостолы же суть часть здания, и часть первейшая в начале его и распространении. Посему, как прежде назданные, и называются они основаниями Церкви (Еф. 2:20) и камнями отборными.

Если же ты различаешь и взвешиваешь, и разрешение тягчайших грехов предоставляешь Петру, а легчайших другим, не о Петровой части ревную, но о своей суетной славе и напыщенности тем, что и себя самопроизвольно возводишь в Петра и отсюда заключаешь, что превосходишь ты и Павла и Иоанна, потому что и Петр превосходнее их, то не уличаешься ли в самозаконном властелинстве? Не смешон ли для остряков? Ибо предположим, что два человека согрешили одинаково и пришли отдельно, один к Петру, другой к Павлу, и одинаково пламенно испрашивают отпущения греха. И Петров сторонник, выразимся так, услышал «отпускается тебе этот грех», а Павлов, так как Павел не имеет той же благодати, не услышал, или хотя услышал, но для обману; не бессмысленно ли неравенство апостольства? Не несправедливо ли относительно сеявших одинаковые слезы покаяния, а пожавших не равные снопы (Пс. 125:5. 6)? И когда о преданном сатане (1Кор. 5:5) Павел написал церкви Коринфской «окажите Ему любовь» (2Кор. 2:8), то значит разрешение не было резрешительным и оказание любви было недействительно?

А ты Петр, ходивший по морю (Мф. 14:29), и которого чрезмерно пламенная ревность разожгла, как другого серафима? Ты – Петр, который с учением обходил поднебесную, проповедуя Христа? Ты – Петр, для которого пищею служили дикие бобы и питьем вода из источника, дорожные одежды не прихотливы, и то самые бедные? Ты Петр, говорящий живому – умри (Деян. 5:5), и умершей встань (10:40)? Прочь от нас – Петр, но с окамененным и необрезанным сердцем (Ин. 12:40. Еф. 4:18. Деян. 12:51)! Иди от нас – Симон, но как оного, поднятого на воздух демонами, да сокрушит и тебя апостол!

Сказал ты еще, что один только Петр избирал апостолов и епископов, сам учил и ему следовали все, сам исцелял, а не двенадцать. Что ж необычайного, если, когда он присутствовал, предоставляли ему совершенство совершенные, которые все были одно (Ин. 17:21), и многие языки – один, и все языки огненные (Деян. 2:3)? Там ни к выставке на показ стремление, ни к первенству, но в них исполняется сказанное: «соделай их, Отче, да будут одно, как Я и Ты одно» (Ин. 17:11). И как бы при движении одного колеса, с ним по соприкосновенности приходят в движение и другие, хотя бы первым двинулся Петр или Иоанн или Иаков, и другие соработники (1Кор. 3:9), как и соединенные одним и тем же умом (1Кор. 2:16) и одним и тем же духом (1Кор. 12:13).

Но я покажу, что и в этом ты говоришь неправду. Потому что имеешь тут свидетельство Луки. Когда Иуда Искариотский погиб низринувшись и надлежало восполнить числу (двенадцати), Петр, ставши посреди учеников, сказал: «надобно, чтобы один из мужей, которые находились с нами во все время, занял его место» (Деян. 1:21. 22). И смотри! Сказал «надобно» этому быть, не по своей воле сделал, не возложил руки без общего согласия. Но, говорит Лука, «поставил двоих, Иосифа, называемого Варсавою, и Матфея, и помолившись сказал: Ты, Господи Сердцеведче, покажи кого избрал! И бросили жребий, и выпал жребий на Матфея, и он сопричислен к двенадцати» (Деян. 1:23–26). И все при общем участии происходило: поставили, помолились, вместе давали жребии, вместе сопричисляли.

Но, сказал ты, хромого у Красных дверей (Деян. 3:1–8) исцелил он сам, не Иоанн, бывший с ним. Не противоречу. Если у тебя есть дар чудотворений, покажи его; больные кругом. И тогда познаю, что ты тень Петра (см. Деян. 5:15). А пока что, сперва ты, врач, исцели себя самого (см. Лк. 4:23).

Что же? Не Петру ли только благодать исцелений, а равную даровал им Иисус власть исцелять всякую болезнь, когда во второй раз посылал их на проповедь, напутствовавши их знамениями и чудотворениями против всякой болезни, недуга и заразы (Мф. 10)? И это подтверждает и книга Деяний. Ибо говорит: «руками апостолов совершались в народе многие знамения и чудеса» (Деян. 5:12). А если Иоанн не исцелил хромого, то это не от немощи, а потому что подчинялись друг другу, как заповедано им (Мф. 10:26. 27). А когда надлежало послать и грамоту повсеместную с указанием, от чего воздерживаться (пот. что говориться: «уклоняйся от зла и делай добро» – Пс. 33:15), то Иаков, первый в Иерусалиме архиерей, предложил воздерживаться от идоложертвенного, блуда, удавленины и крови, и сказанное им стало определением (Деян. 13–29). Если же и от Духа Петрова изливается (благодать) на плоть, работающую Богу (см. Деян. 2:18); если и поставляет епископов: но с одинаковым достоинством проводники (благодати) и остальные. И говорит Дух Святой всем: «отделите Павла и Варнаву» (Деян. 13:2). А если исследовать, кому, Петру или Павлу, принадлежит большинство епископских назначений, то не наклонятся ли весы к чашке Павла, как дознает (всякий), кто пересмотрит по именам деяния семидесяти апостолов и вникнет в послания сего апостола? Потому что он, хотя временем отстал, даже превзошел Петра в распространении благовестия, больше ходя во все стороны и трудясь, как сам, не хвалясь, засвидетельствовал с клятвою (2Кор. 11:21–31). Ибо как (хвалился бы) называющий себя извергом и говорящий «я недостоин называться апостолом» (1Кор. 15:8. 9), но знающий время как истинной похвалы себе, так и свидетельства умеряющего и охуждающего его, когда не должно (с похвалою говорить о себе).

Ты же помысли, что не от времени зависит умаление, и старейшее начальство да не подымает бровь твою, и не думай, что честь достается даром, хотя бы добродетель не умножалась. Под честию же разумею не предшествие во входах, не правую сторону на кафедре, не середину между стоящими, а честь небесную, высочайшую, преславную. Потому что и когда ученики, как еще несовершенные, спрашивали, кто из них больший, Иисус огорчился и начертал высоту для всех (Мф. 18:1). А если сказал Христос «скажите ученикам и Петру» (Мк. 16:7), то это не для означения преимущества его, а чтобы показать, что за отречение не отвержен Петр, но поелику горько плакался, то опять стоит в том же достоинстве. Если же и в третий раз заповедает ему «паси овец Моих» (Ин. 21:16), все-таки не отнял пастырства у других и не низвел их на степень паствы (пот. что и предназначенное Петру – положить душу за овец –предназначено и другим): но поелику троекратное отречение поколебало столпа благовествования, то премудрый художник Христос благоволил утвердить его троекратным исповеданием. Потому что обычно ему подобное противопоставлять подобному и противным врачевать противное. Как древо противопоставлено древу; это – подобие; Живоносное против смертоносного; это здесь – троекратность и троекратность, отречение и исповедание. В такой последовательности стоит и сказанное: «обратившись, утверди братьев твоих» (Лук. 22:32). Ибо поелику грехом Петра было отречение, а прочих апостолов – соблазн крестом Спасителя и то, что оставивши Его рассеялись (Мф. 26:31. 56), почему и обуревались страхом, думая, что будут отвержены, то посылает Петра, члена прежнего сообщества. Пот. что если прощен тот, на ком больший грех, конечно будут прощены и те, на ком был меньший. Или : братья Петру суть и все согрешающие и преогорчевающие Бога и проливающие слезы к покаянию, и Учитель хочет через Петра и им образумиться и не отчаиваться; или так как великая ревность Петрова врачевала бы согрешающих даже огнем и железом, не успокаивающими лекарствами, то Господь вразумляет его тою же мерою отмеривать (Мф. 7:2. Лк. 6:38), мерою успокаивающей сострадательности, какою наделен и сам он, отвергшийся. Ибо говорится, что и самим столпам домостроительно попущено впасть в искушение, чтобы помогали подобострастным.

Затем, какое это имеет к тебе отношение? Пусть между апостолами Петр будет отменным; уже ли и тебя, как другого его, воздвиг Бог? Покажи ж силы свои, так как они выражают внутреннего человека, и я приму тебя.

Но ты сказал: престол его есть мой престол. В действительности и это не верно. Потому что в путешествиях апостолов не такой-то пришлец, а такой-то местный обручник для стран земных, но все общее. Посему и вдвоем ходили (Деян. 3. 11:25. 12:25. 13:2. 15:39. 40. Флм. 1:1. 1Сол. 1:1). Так и церкви Римской многие споспешники; там и первым священным предстоятелем был один из семидесяти86. Там проходил и Андрей, и сеяние87 его произрастило колосья. Там и великий Павел (Деян. 28), преподающий благодать (Рим. 1, 7). Как же ты усвояешь Петру Рим, и вселенскую красоту вмещаешь в уголке, и таким образом унижаешь того, кого думаешь возвысить? Не слыхал ли я, чтобы Павел говорил, будто Рим есть жребий Петра, но – что Иудея, как его – язычники (Гал. 2:7. Рим. 11:13). Не слыхал, что Рим есть отечество и воспитатель Петра, или что в нем он получил благодать апостольства или огненный язык. Но этим прославился Сион, который есть Христово отечество. И не слыхал, что Рим первый услышал благовестие его и есть первородный между чадами его по духовному рождению; но – Антиохия старше его, где и корень имени христиан, в первый раз названных христианами от Христа (Деян. 12:26). Если же из таких событий составляется величие, то Сион, и Антиохия имеют большее на него право.

Одно у тебя осталось неотъемлемое, что Рим – убийца святого, с понуждением «ну взойди на низ»; потому что он попал на древо (крест) вниз головою. Итак, если это выставляешь, то хорошо значит грабишь и обкрадываешь самое главное в нем, потому что и твое дело, что через мученичество он принес великую службу Богу (см. Ин. 16:2).

Что еще? Пусть по всему будет твоим Петр. Итак, ради преславных дел я должен уступить тебе апостольские преимущества, или ради престола? Если ради великих деяний, то где они, когда их и враги стыдятся? Если же ради престола, то с большим дерзновением потребовал бы этого с пастырь Ефесский ради подлинного престола возлюбленного (ученика Христова), и Константинопольский сядет ниже его; да и Александрийский (станет ниже), если будут приведены в сравнение преимущества наперсника (Христова) и Марка. И епископ Старого Патраса поревнует о первенстве ради Андрея первозванного и выступит против церкви Кесарийский, и иная (церковь) иную ради иного апостола подчинит и унизит, и как в шахматной игре, допустивши это, престолы восходя и нисходя изменятся в своем положении, и соборные определения отцов потеряют значение.

Да и ты не приобретешь выгоды от сего твоего учения. Пот. что оно даст право церкви иерусалимской и поставит ее выше твоей и всякой, так как она мать Христа и воспитательница, и учительница Его, была поприщем учительности Его и источником благовествования, как и пророчество отличило ее: «Сион – мать, и человек родился в нем» (Пс. 86:5); и: «от Сиона выйдет закон» (Ис. 2:3). И Антиохия будет оспаривать место за нею и выше тебя, как первородная дщерь Петра и отцелюбивая; потому что он не получает от нее такого воздаяния за научение, какое и от тебя чрез пригвождение ко кресту.

Следовательно, не ради престола имеешь первенство. И пример дома – великий и святой Клемент, сопутник Петра и по возможности отображение его доблести. Потому что не имел, подобно Петру, старшинства во всех церквах, и не ставил епископов всюду, а ограничивался только своею церковью. Не писал себя верховным, и другие не означали его так.

Ни, опять, ради превосходства святейшего Петра (подобает тебе первенство).

Потому что всмотревшись в твои писания и деяния, мы нашли тебя противником ему на столько же, на сколько свету противна тьма и Богу велиар (2Кор. 6:14). Ты – сын гнева (Еф. 2:3), сын крови (Мф. 24:31), питающий в себе заоблачные замыслы дьявола, стремящиеся к занятию престола вместе с Богом, но низвергающие в мрак ада (Ис. 14:13–15). Ты поступаешь наперекор Христу; торгуешь Его благовествованием; возобновляешь Иудейство; не соблюдаешь канонов, бесчестишь святыню, открываешь женщинам то, что закрыто для них. Говоришь «примите, ядите», в лобзании, при питье88 воды с рук твоих «пейте». Двоякую жертву приносишь, великую и малую, солью осоляешь уста крещаемого, крестишь в одно погружение, как бы разделяя ересь Савеллия. Трапезу готовишь из удавленины, делаешь пищу из нечистого зверя, живешь мечом, служишь Марсу (Богу войны; то есть –выходишь на войну) и поражаешь на смерть. Сражаешься с зверями, ходишь на охоту, носишь перчатки из-за соколиной охоты. В субботу справляешь девятины, убиваешь и печешь прообразовательного агнца и вечером великой субботы разделяешь, или от Армянина заимствовавши этот обычай или передавши Армянинам, так что и это напоминает древнее присловье: «Армянин римствует, или Римлянин армянствует». Совершаешь литургию три, даже четыре раза в один и тот же день и на том же жертвеннике, и издеваешься над тем, что Христос умер однажды (1Пет. 3:18. Евр. 7:27. 9:12). Слово «Богородица» не допускаешь относительно приснодевы Марии. Не чтишь мучеников, которых кровями, как виссоном, украсилась Церковь. Отметаешь догматы и постановления вселенских учителей.

Итак, поелику ни от высоты того святейшего патриарха (Петра апостола), ни от названия престолом его престола Римского получило начало возвышение твое, а счисление первым между патриархам и возглашение имени твоего прежде имени их, и усвоение стония на правой стороне, произошло потому, что в старину царская столица находилась в Риме, как знаем и из соборных и канонических преданий, дозволяющих и Новому Риму иметь равные со Старым преимущества и распоряжаться в своем округе по определению святых отцов, каковое определение обозначило и твои права и ограничило только Европою, ради того, что державною властию перенесена самая столица, из-за которой и твоя церковь получила честь, в град равноапостольного Константина; а ты отвергнул все уставы Божии и осквернил наследие Его (Пс. 78:1), по Его попущению (Пс. 43:10 и дал.): то и по другим причинам и чтобы ты не прельщал простодушных (Рим. 16:18), всячески необходимо и нам и всякому верному дальше прежнего отдалиться от тебя. Ибо насколько удаляемся от тебя, настолько приближаемся к блаженнейшему Петру и самому Богу, Которому подобает всякая слава, честь во веки, Аминь.

14 ноября 1891

Заиконосп. мон.

* * *

1

Так именно говорил еще Петр Хризолит, латинский архиепископ, в 1113 году, беседуя с имп. Алексеем Комниным. Беседа издана Аллатием в Graecia Orthodoxa (Romae, 1652).

2

Quis igitur cognoscendi modus sit, quod non procedat ex Filio? Hugonis Eteriani De haeresibus Graecorum lib. 1, cap. 2.

3

Ареопагита о Божеств. именах, гл. 11, § 5.

4

В слове 22 (о мире).

5

См. в Первой сотне глав Богословских, главу четвертую.

6

Наприм. в Разговоре втором

7

Дамаскина Точное Изложение Веры, кн. I, гл. 8 и 12

8

Выражение «единосущный» встречается в литургии Иакова, у Оригена (в Разговоре против Маркионитов), у св. Дионисия Алекс. и затем принято в символ Веры первого вселенского собора. См. Suiceri Thesaurus Ecclesiasticus, слово ὁμοούσιος.

9

То есть отцов – третьего вселенского собора, Ефесского, осудивших лжеучение Нестория.

10

То есть –личные свойства Божественных ипостасей. Дамаск. Точное Изложение Веры 1, 8.

11

Савелий еретик († 260), а за ним и другие в IV веке, признавали не троичность Лиц в Боге, а только троичность имен; поэтому у них Сын назывался υἱοπάτωρ, Сыноотец, как тождественный с Отцом. Эта ересь называлась υἱοπάτορία (сыноотчество). Седьмое правило 2-го всел. собора гласит: Σαβελλιανοὺς, τοὺς υἱοπατορίαν διδάσκοντας...ὡς ἕλληνας δεχόμεϑα.

12

Пословица, которой выражается неизменность истины.

13

См. Hugonis Eteriani De haeresibus Graecorum III, 3. Имеется в виду текст Гал. IV, 6: Бог послал в сердца ваши Духа Сына Своего.

14

Василий Вел. В третьем слове против Евномия. См. Hugonis Et. De haeres. Graecorum III, 12.

15

Василий Вел. В книге о Св. Духе, глава 18.

16

Василий Вел. Письмо 38.

17

В книге в Авлавию. Гуго Етериан ссылается на это же в соч. De haeresibus Graecorum III, 12.

18

См. Hugonis Eteriani De haeresibus Graecorum 1, 14, где ответ на третий пункт в обличениях Николая Мефонского.

19

То есть обманывает, когда говорит, что Дух исходит от Отца (Ин. 15:26).

20

То есть в книге к Авлавию.

21

«Один не прежде, и Другой не после» (Григ. Бог. в 31 сл.).

22

Полная речь Григория Нисского в книге «к Авлавию о том, что не три Бога» такова: «исповедуя неизменность природы, не отрицаем различия по Причине и Причинности, в чем одном только полагаем различие одного от другого, веруя, что одно – Причина, а другое от Причины, и в том, что от Причины, представляем опять иное различие. Ибо одно – прямо от Первого, а другое от Первого через Того, что от Первого, так что и Единородность несомненно остается при Сыне, и непреложно Дух имеет бытие от Отца, так как посредство Сына и Ему сохраняет единородность, и не исключает Духа от естественного отношения к Отцу».

23

См. Migne Patrologiae Graecae tom. LXXIV, 448–449.

24

Св. Кирилла Письмо к Иоанну, патр. Антиохийскому, и прочим восточным епископам см. Migne Patrologiae Graecae tom. LXXVII, pag. 332.

25

Григория Бог. слово 42 (Творений IV, 38). Ссылку Гугона Етериана см. в произведении его De haeresibus Graecorum II, 3.

26

Григория Бог. слово 34 (к пришедшим из Египта): «Господство именуется Богом, хотя состоит в Трех высочайших: Виновнике, Зиждителе и Совершителе, то есть Отце, Сыне и Святом Духе».

27

Андрей Кесарийский: «Начало создания Божия (Откр. 3:14), то есть первоначальная и несозданная Причина его».

28

Пот. что благодатию Св. Духа совершаются, то есть освящаются таинства, через кои мы приобретаем спасение и соделываемся чадами Божьими. Василия Вел. 301 письмо.

29

Григория Бог. слово 20 (о поставлении епископов и о догмате Св. Троицы). Твор. II, 168, 169.

30

Его же Слово 30 (о Богословии четвертое). Твор. III, 99.

31

Григорий Неокес. в Символе: «совершенный Образ Сына совершенного». Но латинский возражатель имел в виду сказанное Василием Великим в 5 книге против Евномия, на что и дается ответ. – Ссылку Гугона Етериана см. De haeresibus Graecorum II, 7.

32

В книге «О святой и единосущной Троице» (Migne Patrol. Graecae tom LXXV).

33

Григория Бог. слово 31.

34

Василий В. в пятой книге против Евномия: «образ Божий – Христос, Который, как сказано, есть образ Бога невидимого (Кол. 1:15); образ же Сына – Дух, и причастники Духа делаются сынами сообразными, по написанному: Рим. 8:29». См. Дамаск. Точное Изл. Веры I, 19.

35

Выражение заимствовано из послания Григория Богослова к монаху Евагрию о Божестве (Творение IV, 189).

36

Hugonis Etheriani De haeresibus Graecorum lib. I. cap. VI et XVIII.

37

То есть, что в Троице сохраняется единоначалие, хотя бы и допустить, что Дух исходит и от Сына.

38

Григория Бог. слово 31 о (Богословии пятое). Твор. III, 109.

39

Григория Бог. Письмо к Евагрию (Твор. IV, 188. 189). Кир. Алекс. Слово о Св. Троице.

40

Григория Бог. слово 31 о (Богословии пятое).

41

Его же, там же. «Невозможно, чтобы взятое для сравнения во всем совершенно соответствовало истине». В применении к предметам дольним «если и отыскивается малое некое сходство, то гораздо большее ускользает, оставляя меня долу вместе с тем, что избрано для сравнения. По примеру других представлял я себе родник, ключ и поток, и рассуждал: не имеют ли сходства с одним Отец, с другим Сын, с третьим Дух Святой? Ибо родник, ключ и поток нераздельны временем, и сопребываемость их непрерывна, хотя и кажется, что они разделены тремя свойствами. Но убоялся, во-первых, чтоб не допустить в Божестве такого течении, никогда не останавливающегося; во-вторых, чтоб таким подобием не ввести и численного единства. Ибо родник, ключ и поток относительно числа составляют одно, а различны только в образе предстваления».

42

См. Григория Бог. Таинств. Песнопения, слово 3 (Твор. IV, 224).

43

Василия Вел. Против Евномия книга I (Творений VII, 56).

44

Εὶδος – по Аристотелю умственная сущность предмета, определяющая бытие вещества; последнее есть также субстанция, но только по возможности, а вид дает ему действительное бытие. Вид и вещество не существуют одно без другого. Так как ничто неопределенное не может быть познаваемо, то и вещество само по себе недоступно знанию, а созерцается через отвлечение. Zeller Die Philosophie der Griechen II, 2. 322 (третье издание, 1879, Leipzig) und 344.

45

По Аристотелю, три начала вещей: вещество, вид (мысль, форма, зиждущее начало всякого предмета или явления, его понятие), и лишение, то есть относительное небытие, напр. отсутствие теплоты.

46

То есть так называемые категории См. Zeller II, 2. 258.

47

Можно думать, что Етериан где-либо сравнил предполагаемое им исхождение Духа от Сына с подаянием Духа от Сына.

48

Изречение в Илиаде Гомера, песнь 2, ст. 204: «Нет в многовластии блага; да будет единый властитель, царь нам да будет единый!»

49

Hugonis Eteriani De haeresibus Graecorum II, 8. Nam Patris et Filii una manus est et eadem; testetur dicens: Pater meus, qui dedit mihi, major omnibus est, et nullus potest rapere oves de manu Patris mei. Et post pauca iterum dicit: nullus rapiet eas de manu mea (Ioh X, 28. 29) Ecce una manus, non duae, Patris et Filii, qnoniam una causa unumque principium Spiritus existit uterque. De hac manu digitus prodit, Sanetus uidelicet Spiritus, sicut evangelistae testantur. Matthaeus enim ita scribit: si in Spiritu Die ejicio daemonia (XII, 28); Lucas vero: si in digito Die (XI, 20), digitum indubitanter dicendo Spiritum…

50

См. Григория Богослова слово 38 (на Богоявление или на Рождество Спасителя); Василия В. О Святом Духе гл. 16, и против Евномия кн. 5.

51

Таковы – еретики Донатисты (Augustini de haeresibus 69), Аполлинарий (Григор. Бог. письмо к Кледонию), и другие, о коих упоминают Василий В. в 70-м письме и Августин в книге de haeresibus 74.

52

Так – Кирилл Алекс., и до него – Василий Великий.

53

Именно в седьмой главе второй книги De haeresibus Graecorum, и в XVIII главе книги третьей.

54

Василия В. книга о Св. Духе, гл. 16. И вообще сюда относятся все места, где говорится о единосущии Духа Святого с Отцом и Сыном, так как быть в образе Божием равносильно выражению «быть в сущности Божией». Твор. VII, 45.

55

«Существа разнородные и одно другому чуждые не могут объяснять себя взаимно; но имеющие одну природу познаются одно из другого» – говорит св. Кирилл Ал., объясняя слова Христовы: если б вы знали Меня, то знали бы и Отца Моего (Ин. 14:7). См. его книгу о Св. и Живоначальной Троице.

56

Дион. Ареоп. О Бож. именах гл. 13. И Григорий Богослов: «Божество в Разделенных неделимо, как в трех солнцах, которые заключены одно в другом, одно растворение света» (слово 31).

57

Василий В. в пятой кн. о Св. Духе (Твор VII, 208).

58

Кажется, имеет в виду место из 2-й кн. De haeresibus Graecorum, главы 18: «то же утверждает и великий Василий в третьем слове о Духе, говоря, что по достоинству Он второй по Сыну, как от Него имеющий бытие, от Него приемлющий возвещаемое нам и всецело зависящие от сей причины, это преподает учение благочестия». – Что слова «от Него имеющий бытие» есть вставка латинян, см. в Тв. св. отцов 1846, часть 3, стр. 127 и дал. Так же Макария Бог. § 46. А может быть, где-нибудь Гугон ссылался на сказанное Василием Великим: «что Дух от Бога, о том ясно проповедал апостол, говоря: мы приняли Духа, который от Бога (1Кор.11, 12); а что Дух явился через Сына, сие апостол соделал явным, наименовав Его Духом Сына, как и Духом Божиим» – и проч. См. Васил. В. кн. 5 о Духе Святом. Творений Вас. VII, 198.

59

В книге о Св. Духе, гл. 18.

60

В беседе против Савеллиан, Ария и Аномеев, в 32 письме (брату Григорию) и в беседе на 32 псалом.

61

В книге о Св. Духе, гл. 5.

62

В беседах на 45 псалом и на 59. Св. Максим Исповедник в примечаниях на VII главу «О небесной Иерархии» Дионисия Ареопагита поясняет, в каком смысле Василий Великий назвал плоть Христову «богоносною». Но Крилл Ал. не допускал сего выражения (см. 2 книгу против Нестория, так же пятое анафематствование). Дамаскин: «не дерзнем Христа называть или представлять Богоносным, но – Богом воплощенным» (Точное Изл. Веры III, 5).

63

Беседа VI на 2Тим.

64

Нравоучение 86 на Ев. Матфея.

65

Григория Богослова Слово 16 (на память св. мучеников Маккавеев).

66

Златоуста Нравоуч. 2 на 2Кор.

67

Hugo Etherianus в сочинении De Haeresibus Graecorum, lib. II, cap. XV (Migne Patrol. Latinae CCII, 319).

68

Подробно говорил еще Никита Стифат, иеромонах Студийского монастыря в своем сочинении против Латинян (Libellus contra Latinos), изд. в лат. переводе в Migne Patr. Graecae tom. CXX. Именно: Sed quid hic dictus apostolus scribit ad Corinthios? Numquid, ut vos existimatis, de celebratione, quam vos in azymis celebratis? –

69

См. Никиты Стифата в Libellus contra Latinos (Migne, Patrol. Graecae tom. CXX, pag 1013–1014).

70

То есть по древнему счету, когда первым днем был следовавший за субботою. О том, что тайная вечеря совершена была в тринадцатый день луны, за день до законной пасхи, в конце XI века написал сочинение Никита Давид Пафлагонский (Издано в старом славянском переводе Чельцовым в приложениях к книге «Полемика между Греками и Латинами об опресноках в XI–XII веках». Спб. 1879. На Греч. имеется в рукоп. сборнике № 368 Моск. Синод. Библиотеки).

71

Злат. Беседа XII на Ев. Матфея.

72

Нават, священник Рим., с 252 года составил отдельную общину «чистых» (кафаров), строго относившуюся к падшим в тяжкие грехи и выставлявшую себя собранием людей почти безгрешных.

73

Так говорит, следуя св. Герману, патриарху константинопольскому († 740), в его «Изъяснении на Литургию». Писатель первой половины XV века, Симеон Солунский, говорит: «песнь аллилуйа означает хвалу Богу и явление божественной благодати» (см. книгу о храме).

74

О посте в субботу, как противном вселенской Церкви обычае, упомянул еще Фотий в «Окружном послании»; за ним – Лев Ахридский, Михаил Керуларий и др.

75

См. Епифания о ересях (Тв. I, 12).

76

Это давние восточные еретики, отрасль монтанистов. Епифаний передает: «во время молитвы, будто ради печального выражения лица и самовольной праведности, они кладут так называемый указательный палец на нос. Посему некоторые и называли их Таскодругитами, то есть закладывающими нос (πασσαλορυγχι̃ται)». См. о ересях, ересь 48, гл. 14 (Творение Епифания II, 326).

77

Именно – в молитве пред освящением Даров.

78

О сиракузском архиепископе Софронии, при котором случилось взятие города Арабами в мае 880 года, см. Письмо монаха Феодосия к Льву архидиакону в Rocchi Pirri Sicilia Sacra, и в издании Carusii Bibliotheca Sicula (Panormi, 1723) tom. I, in monumentis Historiae Saracenico Siculae pag. 24–31. В последствии он, как и другие пленники, был выкуплен греч. правительством при посредстве папы.

79

Именно – в 1187 году.

80

Взятие Болгарами в плен первого лат. императора в Константинополе, Балдуина, и смерть в тюрьме последовали в половине 1205 года.

81

См. Златоуста Бес. XIII на Ев. Матфея, и XIV к Антиох. народу.

82

См. Григория Бог. слово 38 – Твор. III, 240.

83

Его же слово 40 (на Крещение) – Твор. III, 315.

84

Вероятно так следует понимать, т.е. единство, состоящее из девяти чинов, разделяемых на три лика. И греч. выражение τετραγωνιζομένην может быть есть описка вместо τριαζομένην.

85

Дионисий Ареопагит в книге «О небесной Иерархии».

86

То есть – св. Лев, из 70, первый епископ Римский.

87

Кажется, в словах автора есть неточность; ап. Андрей по преданию был в Византии (Новом Риме), и поставил Стахия епископом там.

88

Обвинение – в том, будто у латинян на литургии приобщался только епископ, а сослужащие довольствовались его лобзанием и питьем воды, которою он умывал руки. Конечно, обвинение неосновательное. О нем см. Hergenröter Photius – III. 821.


Источник: Москва. Типография А. И. Снегиревой. Остоженка, Савеловский пер., собств. дом 1892. От Московского Духовно-Цензурного Комитета печатать дозволяется. Москва. Ноября 18 дня 1891 года. Цензор священник Григорий Дьяченко

Комментарии для сайта Cackle