Распечатать
Скачать как mobi epub fb2 pdf
 →  Чем открыть форматы mobi, epub, fb2, pdf?


епископ Александр (Семенов-Тянь-Шанский)
Православный катехизис

Раздел 5 Раздел 6 Раздел 7

Приложение 2-ое. Православие и инославие

А — Римская церковь

1. Основные отличия Римской веры от Православия

   Римская Церковь, в силу различных исторических условии, постепенно уклонилась от истинного православного вероучения. Эти уклонения более всего выразились в учении об исхождении Святого Духа не только от Отца, но и от Сына; о непорочном зачатии Божией Матери; о власти и значении Римского епископа.
   В связи с последним исказилось во многом представление о Церкви и о некоторых таинствах. В Римской Церкви преобладают, хотя к счастью уже изживаются, некоторые неверные представления о человеке, его падении и, в соответствии с этим, об искуплении, о заслугах святых и о загробной жизни.

2. Учение об исхождении Святого Духа от Отца и Сына

   В XI веке, под непосредственным давлением германских императоров. Римская Церковь изменила текст Символа Веры, утвержденный двумя первыми Вселенскими Соборами. Согласно новому римскому тексту Святой Дух исходит не только от Отца, но и от Сына (по латински: a Patre Filioque), а Собор в Лионе в 1274 году уточнил: “как от единой причины”.
   В предшествующие века сами Папы боролись со сторонниками такой произвольной прибавки, противоречащей словам Самого Господа: “Я пошлю вам от Отца Духа истины. Который от Отца исходит” (Иоан. 15:26). Новая прибавка была основана на философских предпосылках, чуждых Божественному Откровению.
   Это самовольное изменение Символа Веры, общего для всей Церкви, было одной из основных причин отпадения в раскол западной Церкви.
   Православная Церковь учит, что лицо Бога Отца есть единственное начало, или причина. Божественного бытия; поэтому и. происхождение Святого Духа не безличное, одновременно от Отца и Сына. Но излияние благодати Святого Духа на всю тварь, а отнюдь не личное бытие Святого Духа как третьего лица Пресвятой Троицы, стало возможным через воплощение Бога-Слова. Таким образом, не приняв новый римский догмат об исхождении Святого Духа от Отца и Сына, Православная Церковь сохранила понимание Бога как личности.

3. Учение о папской власти

   Согласно учению Римской Церкви, окончательно определившемуся на Ватиканском Соборе в 1870 году, римский епископ является преемником Апостола Петра и наместником (викарием) Христа. В качестве такового он обладает “непогрешимостью”, то есть безошибочностью суждения тогда, когда он учит с высоты своего престола (ex cathedra) относительно вопросов веры и нравственности. Он обладает также непосредственною властью (юрисдикцией) над всеми членами Церкви.
   Такой догмат, неизвестный в первые века христианства, явился плодом долгого исторического развития западного христианства. По мнению католических богословов, этот догмат основан на словах Христа, сказанных Апостолу Петру: “Ты — Петр (камень), и на этом камне Я создам Церковь Мою, и врата ада не одолеют ее” (Матф. 16:18).
   Отцы древней Церкви всегда утверждали, что эти слова Господа были сказаны Петру потому, что он исповедал истинную веру во Христа Сына Божия. Поэтому, и только в меру верности этому исповеданию, Петр является основанием Церкви Христовой.
   С другой стороны, обращаясь к Петру, Господь никогда не определял ему преемника. Церковное Предание утверждает, что слова Господа к Петру относятся ко всякому носителю истинной веры, и особенно к тем, кто обладает харизмой учительства, то есть к епископам в их епархиях.
   Тем не менее неоспоримо, Петр занимал особое место среди Апостолов: он был первым среди них и нередко говорил от их лица. Но ни в книге Деяний Апостолов, ни в апостольских Посланиях нет и следа того, чтобы Петра почитали за главу Церкви и чтобы его суждения почитались непогрешимыми.
   Кроме того, как было сказано выше, не следует отожествлять Апостолов и епископов. Значение Апостолов было исключительным и во многом превышало значение епископов. Епископы возглавляют поместные Церкви, а Апостолы были странствующими проповедниками Евангелия. Основав в какой-либо местности новую поместную Церковь, Апостол рукополагал для нее епископа, а сам уходил на проповедь в другое место. Вследствие этого Православная Церковь не почитает Апостола Петра первым епископом Рима. Тем не менее, святая Церковь всегда допускала, что среди: 'епископов один признается первым по чести, но о его непогрешимости нет речи.
   В первые века христианства, первенство чести принадлежало Римскому Епископу, а по отпадении его в раскол, оно перешло к Константинопольскому Патриарху.

4. Другие неправильности в учении о Церкви и таинствах

   Ошибочное учение о папской власти отразилось на всем католическом учении о Церкви; так, оно уменьшает значение епископов и весьма умаляет важность Вселенских и других Соборов. Самое церковное единство, вследствие юридического, формального духа католической доктрины, определяется не столько органической общностью веры и любви, сколько стоящей вне и, отчасти, над Церковью единой властью.
   Наряду с этим, в католической Церкви проводится слишком резкая грань между духовенством и мирянами. Церковь несколько искусственно делится на Церковь учащих и Церковь учащихся, а в сакраментальной жизни Церкви умаляется значение молитвенного участия церковного народа. Отчасти вследствие этого в римской мессе утрачено призывание Святого Духа на молящихся и на освящаемые хлеб и вино.
   Таинство совершается у католиков, в сущности, одним священником по принадлежащему ему праву в то время, когда он, едва ли не отожествляясь с Самим Господом, произносит “установительные слова”. В православном понимании эти слова также имеют большое значение, но таинство преложения хлеба и вина в Тело и Кровь Господни, совершается по молитве всей Церкви, в течение всей литургии, и только завершается призыванием Святого Духа.
   Католическая доктрина пытается также излишне рационалистически объяснить самое евхаристическое чудо при помощи схоластических понятий. Согласно этому объяснению, только видимость хлеба и вина остается неизменной, но сущность их (субстанция) превращается в Тело и Кровь Христову.
   Православное церковное сознание благоговейно воздерживается от такого нарочитого проникновения в тайну. Но в нем преобладает убеждение, что здесь нет места превращению, а хлеб и вино, оставаясь собою, в то же время становятся Телом и Кровью Господа, подобно тому, как раскаленное железо становится огнем, и в подобие того, как Господь Иисус есть одновременно Бог и человек.
   У католиков только духовенство причащается Телу и Крови Господа, миряне же — одному Телу.

5. Учение о человеке до и после грехопадения

   Уклоняется католическая доктрина от полноты истины, касаясь основных отношении Бога и человека. Согласно этой доктрине, человек создан Богом со склонностью ко греху и смертным; и только особая, дарованная ему благодать удерживала его от падения. После же грехопадения эта благодать была отнята у человека.
   В православном понимании наличность образа Божия в человеке, выраженного в устремленности человека к Богу и к совершенствованию, уже была в нем залогом благой и должной жизни, хотя благодатная помощь (“древо жизни”) и была ему нужна. После грехопадения в человеке потускнел самый образ Божий, но не настолько, чтобы он не мог более воспринимать благодать.
   Согласно же преобладающей в Западной Церкви доктрине, благодать (которая удерживала человека от зла, устремляя его к Богу до падения, и помогает ему спасаться в настоящее время) — тварная и, значит, находящаяся вне Бога. Понятие сотрудничества Бога с человеком (синергизм), позволяющее действительное участие человека в Божественной жизни, недостаточно усвоено католиками. Поэтому до сих пор не вполне изжита, и даже поддерживается иерархией, средневековая доктрина об искуплении в виде “удовлетворения”, выраженная особенно ярко Ансельмом Кентерберийским.

6. Теории искупления. Учение о сверхдолжных заслугах и индульгенциях

   Согласно этой теории “сатисфакции”, то есть удовлетворения, Господь Своей жертвой утолил праведный гнев Бога Отца, оскорбленного непослушанием людей. Такие антропоморфические представления искажают богооткровенную истину о беспредельном милосердии Бога Отца, отдающего Своего Сына в жертву за спасение людей, и о жертвенной любви Бога Сына.
   В связи с теорией “удовлетворен”; я” понимается католиками и усвоение людьми плодов искупления. Поскольку спасающая благодать, по мнению католиков, тварна и, значит, остается вне Бога, она подается человеку также извне, как прощение или амнистия, так и человек, отвечая Богу, выплачивает свой долг как бы внешне — добрыми делами.
   Отсюда — католическое представление о количественной измеримости заслуг и учение о том что у Божией Матери и у Святых имеется запас сверхдолжных заслуг. Из этого запаса, по своей вере, молитвам и покаянию, грешники могут черпать некоторую долю освобождения от наказания за грехи. Эта доля освобождения от кары называется индульгенцией. Раздаяние индульгенций находится во власти Папы и епископов. В Средние Века были злоупотребления и индульгенции покупались.
   В действительности, никаких сверхдолжных заслуг у человека быть не может. Божественное совершенство беспредельно, как не имеет предела и путь восхождения человека к Богу. Если этот путь (святости) все же особым образом измеряется, то не количеством добрых поступков, а по степени пламенения любовью человеческого сердца: любовь одного человека, как бы переливаясь через край, передается другим и способствует их спасению. Но тайна этой круговой поруки любви, как и тайна круговой поруки зла, — недоступна человеческому учету.

7. Учение о загробном воздаянии и чистилище

   Загробная судьба человека понимается католиками тоже несколько в юридическом духе. Состояние оправданных и осужденных не всегда принимается как некий внутренний плод их земной жизни, а, нередко, как извне подаваемая награда или извне наложенное наказание. Отчасти, на таком понимании основано отвергаемое Православной Церковью учение о чистилище, в котором люди очищаются после смерти, страдая в особом огне.
   Согласно православному учению, до Страшного Суда души подвергшиеся адским мукам могут, по молитвам Церкви, избегнуть вечного осуждения, но после Страшного Суда люди уже окончательно разделятся на две части.

8. Догмат о непорочном зачатии Божией Матери

   Согласно этому католическому догмату, Божия Матерь, еще до своего рождения, была освобождена от власти первородного греха и потому не могла грешить.
   Православная Церковь учит о непорочности Пресвятой Девы, но утверждает, что это состояние было делом Ее подвига, хотя, конечно, не без благодатной помощи свыше. Католический догмат о чудесной невозможности для Божией Матери грешить Православная Церковь признает за умаление заслуг и достоинства Божией Матери.

9. Общее в Православии и Католичестве

   Отдавая себе отчет в уклонении Римской Церкви от истины, нам не следует забывать, что во многом православные и римские католики являются одинаково верующими и единомысленными. Не можем мы также не знать, что Римская Церковь — Церковь живая, мыслящая и что ныне многие ее богословы не разделяют прежних средневековых заблуждений римо-католической мысли и, во всяком случае, дают им более для нас приемлемое толкование. Наряду с этим некоторые новые католические книги, без всяких оговорок, могут быть включены православным сознанием в сокровищницу нашей Церкви.
   Вклад, сделанный католическими учеными в области самых различных изысканий, уже и теперь огромный.
   Необыкновенная активность Римской Церкви в области миссионерства, педагогики и благотворительности во многом для нас весьма поучительна.
   Прежняя замкнутость католиков, по крайней мере психологическая, отходит в прошлое, и представители этой Церкви все чаще со вниманием, а, порой, и с доброжелательством прислушиваются к высказываниям других христиан.

Б — Протестанты

   В XVI-ом веке некоторая часть западных христиан откололась от Римской Церкви и образовала свои особые религиозные общины. Эти христиане носят общее название протестантов, а этот раскол называется Реформацией.
   Вероисповедные различия протестантских общин иногда очень значительны. Но, начиная с 20-ых годов XX века, в их среде замечается сильное движение к объединению.
   Причинами отделения от Римской Церкви были как уклонение последней от полноты церковной истины, так и злоупотребления, поражавшие в то время эту Церковь.
   К сожалению, стремление протестантов восстановить церковную правду не вернуло их к Православию, а повлекло их к некоторым заблуждениям, иногда более тяжким чем те, что имеются в Римской Церкви.
   Так, правильно отрицая за Римским Епископом значение непогрешимого наместника Христова и непосредственного главы всех христиан, многие протестантские исповедания стали вовсе отрицать всю священную иерархию, а вместе с тем и многие таинства, за исключением крещения.
   Для некоторых протестантских исповедании и Евхаристия является только обрядом, установленным в воспоминание Тайной Вечери и Страстей Господних. Но другие, считая, что евхаристические хлеб и вино остаются всегда только хлебом и вином, утверждают, что причастники, в силу своей веры, все же причащаются Тела и Крови Господа.
   Значительная часть протестантов отрицает почитание Божией Матери и святых.
   Все эти ошибочные отрицания имеют основанием не менее ошибочное отрицание протестантами Священного Предания. Они стремятся опереться только на Священное Писание, не отдавая себе отчета, в -какой мере то и другое составляют одно нераздельное целое. Действие Святого Духа в Церкви они произвольно ограничивают апостольским временем и потому почитают все церковные установления, выявившиеся окончательно после Апостолов, чисто человеческими. Они забывают при этом, что и самый состав книг, входящих в Священное Писание, был определен значительно после смерти Апостолов. Забывают они, видимо, и то, что устная проповедь христианской веры (то есть устное Предание) предшествовала начертанию священных книг Нового Завета.
   Или же, признавая Священное Предание до времени окончательного составления книг Нового Завета во 11-ом веке, протестанты с трудом соглашаются, что Святой Дух и в последующие века, пребывая в Церкви, как в Теле Христовом, не переставал охранять и оживлять истинный смысл Священного Писания.
   Согласно православному учению. Священное Писание является краеугольным памятником Священного Предания и содержит полноту Богооткровения. Но Святой Дух, Который вдохновлял Апостолов и Евангелистов в их устном и письменном благовествовании, наставляет Святую Церковь и теперь, способствуя пониманию и усвоению Христовой истины.
   Отколовшись от Римской Церкви, протестанты, тем не менее, сохранили некоторые ее заблуждения. Так, в Символе Веры у них имеется вставка “филиокве”. Их учение о первородном грехе тесно связано с некоторыми неправильными учениями Отцов Западной Церкви. Некоторые протестантские общины верят в предопределение ко спасению только некоторых людей. Даже более католиков, протестанты склонны к юридическому пониманию Искупления и склонны умалять значение человеческих усилий в деле спасения. Но значение благодати они тоже понимают в недостаточной мере, почему их представление о христианской жизни, как жизни богочеловеческой (синергизм), имеет очень ущербленный характер. Тем не менее, в своей нравственной жизни протестанты дают пример большой устойчивости, а также активного и организованного благотворения.
   Отстаивая свою веру, они не раз давали пример пламенного самоотвержения. Их миссионерская деятельность, особенно среди диких народов, носит, нередко, исключительно героический характер, и до сих пор запечатлевается, иной раз, мученической кончиной.
   Стремление протестантов объединиться между собой вывело их на путь поисков объединения с православными и католиками. В этом их стремлении они многократно давали и дают пример глубокого внимания к православному учению и богослужению.

В — Англиканство

   Среди протестантов особое место занимает Англиканская Церковь. Она сохраняет церковную иерархию и семь основных таинств Церкви. Но она делится на несколько основных течений. Многих представителей того течения, которое именуется “Высокой Церковью” (High Church), по их убеждениям и духу, можно почитать вполне православными; они и сами стремятся к соединению с Православной Церковью.
   К сожалению; другие течения Англиканской Церкви примыкают к крайним протестантам (Low Church).
   Соединению православных с англиканами препятствует разобщенность внутри Англиканства в самых основных вопросах веры, а также евхаристическое общение англикан с протестантами различных направлений.

Раздел 5 Раздел 6 Раздел 7

Помощь в распознавании текстов