Азбука веры Православная библиотека Секты и расколы Блуждание во тьме: основные положения псевдотеософии Елены Блаватской, Генри Олькотта, Анни Безант и Чарльза Ледбитера


священник Димитрий Дружинин

Блуждание во тьме: основные положения псевдотеософии Елены Блаватской, Генри Олькотта, Анни Безант и Чарльза Ледбитера

Введение

Раздел 1. Этапы формирования теософии. Деятельность и письменные труды её основоположников. Глава 2. А. Безант и Ч.У. Ледбитер Раздел 2. Доктрина теософии. Глава 2. Онтология теософии Глава 3. Космогенез. Антропогенез 3.1. Основной эволюционный принцип 3.3. Эволюция формы 3.4. Эволюция сознания. Антропогенез 3.4.1 Развитие человечества в рамках пяти рас 3.4.2. Основатели мировых религий в антропогенезе. Отношение ко Христу и христианам 3.4.3 Наступление новой расы. Дальнейшее развитие человека 3.5. Конечная цель эволюции Глава 4. Антропология Глава 5. Причинно-следственные законы жизни человека 5.1. Реинкарнация 5.2. Карма 5.3. Несостоятельность концепций кармы и реинкарнации 5.4. Учение о посмертном существовании человека между воплощениями как попытка компенсирования несправедливости кармической реинкарнации. Его противоречивость и несостоятельность. Раздел 3. Духовная жизнь в теософии Глава 1. Основные векторы и средства духовной жизни в теософии 1.1. «Знание». Изживание кармы 1.2. Отвержение значения в духовной жизни веры. Замена её «знанием». Магия в теософии. Глава 2. Важнейшие аспекты практики духовной жизни в теософии 2.1. Путь оккультного восхождения и его этапы 2.2. Медитация 2.3. Чакры. Кундалини 2.4. Открытие чакр, пробуждение и подъём кундалини 2.5. Патологические следствия открытия чакр – пробуждения кундалини. Ясновидение. 2.6. Употребление наркотиков 2.7. Духообщение: рецепция теософией спиритических практик 2.8. Последствия пробуждения кундалини и безрассудного духообщения – подтверждение святоотеческого учения о духовной жизни. Глава 3. Воздержание в духовной практике теософии 3.1. Отношение к браку 3.2. Вегетарианство 3.3. Отношение к табакокурению и употреблению алкоголя 3.4. Воздержание в речи  

 
Введение

Множество сект стремятся «духовно позаботиться» о нашем народе. Сотни их пришли в нашу страну, заявляя, что несут свет подлинной духовности. В начале XX века священномученник протоиерей Михаил Чельцов свидетельствовал: «Пока, благодарение Богу, русский человек в массе своей распознаёт ещё этих, навязывающихся ему друзей, всячески старается отстраниться от них, дабы не попасть в расставляемые ему хитрою рукою сети и через это все еще избегает пока своего духовного порабощения. Святые русские, покровители и молитвенники за Русь, не допускают дойти до духовного истощания и порабощения чуждым людям и чуждым идеям»1. С того времени ситуация сильно изменилась, к сожалению, в худшую сторону. В условиях православной России С.Л. Франк был вправе надеяться на то, что «успех теософии … есть лишь ничтожная, преходящая мода»2. Однако с 1917 года в течение семидесяти лет в нашей стране происходило уничтожение духовных традиций, результатом которого стал религиозный вакуум в головах и сердцах большинства наших соотечественников. В условиях этого вакуума пробудился большой интерес различным формам ложной религиозности: мистике, разного рода эзотерическим, оккультным учениям и феноменам. В постсоветские годы оккультными сектами в России была развёрнута масштабная пропаганда. Все это привело к усилению и расширению роли оккультизма в общественном сознании, вступлению в секты большого количества людей. Цель настоящей книги – показать ложность доктрин оккультизма и губительный характер его духовности.

Среди оккультных сект особо выделяется Теософское общество, возникшее в 1875 году в Нью-Йорке. Его главными основоположниками были Елена Петровна Блаватская и Генри Стил Олькотт. Они, вместе со следующей парой преемников по возглавлению Теософского общества Анни Безант и Чарльзом Ледбитером, стали создателями современной оккультной теософии3. Со времени своего появления и до настоящего времени она имеет множество последователей по всему миру, в том числе и нашей стране. По вышеотмеченным причинам за последние двадцать лет их количество в нашей стране значительно возросло: стали действовать ряд теософских групп и объединений. Они весьма успешно занимаются активным распространением теософии посредством печатной продукции, глобальной компьютерной сети Интернет. Интерес к теософии со стороны большой части нашего общества проявляется в частности в том, что в книгопродаже быстро расходятся всё новые тиражи многочисленных работ Е.П. Блаватской, А. Безант и Ч.У. Ледбитера, издаваемых в нашей стране каждый год. Велик интерес к теософии и в общемировом масштабе, ведь она породила «почкованием» и идейным влиянием множество значительных, распространённых оккультных сект: «Антропософию» Рудольфа Штайнера, «Агни-йогу» Елены и Николая Рерихов, «Школу арканов» Алисы Бейли, «Новый Акрополь» и иные. Несколько сот оккультных организаций произошли непосредственно из Теософского общества4. Многочисленные «потомки» теософии составили глобальное оккультное движение «Новый век» («New Age»)5. Как отмечает религиовед С.Ф. Панкин, теософия стала основой оккультной мировоззренческой системы, получившей очень большое распространение в XX веке. Несмотря на другие позднейшие попытки глобального мировоззренческого синтеза, теософия по-прежнему остается наиболее масштабной синкретической системой, идейно-методологической основой различных парарелигиозных оккультных форм6. Правильно оценить их генезис и доктрину невозможно без ясного понимания того, что представляет собой теософия. Поэтому исследование теософии является актуальной задачей.

Исследование теософии может быть полноценным только при достаточном знании источников – текстов её основоположников Е.П. Блаватской, Г. Олькотта, А. Безант и Ч. Ледбитера, работ как апологетов теософии, так и её критиков.

Среди источников особое место занимают работы Е.П. Блаватской. В данном исследовании использованы многие её работы, отражающие генезис учения Блаватской в различные периоды её деятельности. Характеризовать и классифицировать труды Блаватской – трудная задача, ввиду того, что её писания имеют очень путаный характер. И всё же среди них можно выделить несколько групп. Прежде всего, следует отметить комплексные работы, рассматривающие ряд различных положений теософии: «Разоблачённая Изида», «Тайная доктрина», «Ключ к теософии», «Теософский словарь», «Комментарии к “Тайной доктрине”», «Фрагменты оккультной истины», «Протоколы ложи Блаватской». Доктринальные положения теософии помимо общих работ раскрываются в многочисленных статьях Блаватской: «Арийско-архатские эзотерические учения о семеричном принципе в человеке», «Размышления о карме и перевоплощении», «“Разоблачённая Изида” и “Теософист” о реинкарнации», «Звезды и числа», «О космических циклах, манвантарах и кругах», «“Разоблачённая Изида” и вишиштадвайта», «Что есть истина?», «Ответы на вопросы», «Новый цикл», «Сила предубеждения» и других. Теософская трактовка христианства и иных религиозных традиций отражена в статьях: «Эзотерический характер Евангелий», «Буддизм до Будды», «Тибетские учения», «Каббала и каббалисты в середине XIX столетия», «Лидер Брахмо и йогизм». Важная тема в наследии Блаватской – это полемика со спиритизмом. Она раскрывается как в вышеперечисленных общих работах, так и в отдельных статьях: «Дрейф западного спиритуализма», «Манифестации в семье Эдди», «О спиритуализме», «Ещё о материализации». Духовную практику теософии освещяют работы Блаватской: «Голос безмолвия», «Инструкции для учеников внутренней группы», «Практический оккультизм», «Беседы об оккультизме», «В поисках оккультизма», «Статья III». Большой материал для понимания учения Е.П. Блаватской дают её письма.

Особую важность для исследования теософии имеют послания так называемых «махатм», изданные под названием «Письма махатм». Хотя они приписываются несуществующим существам – «махатмам», на самом деле их авторство в большой мере принадлежит самой Е.П. Блаватской. В общей сложности в данном исследовании использовано 77 работ Е.П. Блаватской.

В сочинениях первого президента Теософского общества Генри Олькотта много фактического материала по истории становления Теософского общества. Самый большой его печатный труд – четырехтомные воспоминания «Листы старого дневника» («Old diary leaves»). Вместе с тем по сравнению с Блаватской Олькотт оставил немного доктринальных работ. В общей сложности в данной исследовании использовано 14 работ Г. Олькотта.

Теософская доктрина получила своё дальнейшее развитие в сочинениях следующих лидеров Теософского общества Анни Безант и Чарльза Ледбитера. Их особенностью была практика совместных оккультных «исследований» (при этом ведущей стороной был Ледбитер), в результате которых появился ряд книг, написанных в соавторстве. Самые значительные из них: «Человек, откуда, куда и как», «Жизни Алсиона», «Мыслеформы», «Оккультная химия». Первые две излагают оригинальную теософскую версию истории человечества, «Мыслеформы» посвящены оккультной трактовке деятельности человеческой мысли, «Оккультная химия» содержит оккультные представления авторов о точных науках.

Самой Анни Безант написано большое количество работ, посвящённых теоретическим вопросам теософской доктрины и практическому оккультизму. Работы Безант можно охарактеризовать по рассматриваемым в них темам. Онтологию теософии рассматривает работа «Строение космоса», различные аспекты концепций космогенеза и антропогенеза – «Эволюция жизни и формы», «Лестница жизни». Об антропологии – книга «Человек и его тела». Теософскую трактовку мировых религий А. Безант излагает в работах: «Эзотерическое христианство или малые мистерии», «Вселенская религия», «Христос», «Протворечит ли теософия христианству», «Теософия и христианство», «Четыре великих религии», «Братство религий», «Индуисткие идеалы», «Комментарии к Бхагаватгите», «Аватары». Главным образом посвящены духовной практике теософии: «В преддверии Храма», «Путь ученичества», «Сила мысли», «Введение в йогу», «Мистицизм», «Изучение сознания», «Сверхфизические исследования», «Общение между мирами», «Вегетарианство в свете теософии», «Духовность». Ряд работ Безант имеют комплексный характер, совмещая в себе рассмотрение ряда тем: «Древняя мудрость», «Загадки жизни и как теософия отвечает на них», «Лекции по теософии», «Что такое теософия», «Законы высшей жизни», «Учителя», «Теософия», «Теософия и Теософское общество», «Меняющийся мир. Лекции изучающим теософию», «Теософия в приложении к человеческой жизни», «Лондонские лекции 1907 года», «Краткий очерк теософии». В общей сложности в данном исследовании использовано 57 работ Анни Безант.

Чарльз Ледбитер, кроме книг, созданных в соавторстве с Анни Безант, оставил самостоятельное обширное письменное наследие, затрагивающее все основные положения теософии. Его работы также можно охарактеризовать по их тематике. Преимущественно посвящены онтологии и антропологии теософии: «Астральный план», «Ментальный план», «Девакханинческий план», «Человек видимый и невидимый», «Высшие измерения». Вопросам танатологии посвящена работа «По ту сторону смерти», «Условия небесной жизни», «Жизнь после смерти и как теософия открывает её», «Теософское отношение к смерти и незримому». Главным образом о культовой практике теософии – «Учителя и путь», «Спиритуализм и теософия», «Как развивают ясновидение», «Вегетарианство и оккультизм», «Чакры». Эзотерическо – теософской трактовке христианства посвящены: «Наука таинств», «Сокровенная сторона христианских праздников». Теософская трактовка масонства отражена в книге Ледбитера «Сокровенная жизнь масонства». Комплексные работы Ледбитера: «Внутренняя жизнь», «Сокровенная сторона вещей», «Учебник теософии», «Очерк основных положений теософии», «Краткий очерк теософии». В общей сложности в данном исследовании использовано 34 работы Лебитера.

Особую группу литературы о теософии представляют собой труды апологетов Теософского движения. Наиболее значительные работы: Джин Фуллер «Блаватская и её учителя» («Blavatsky and her teachers»), Викотора Эндерсби «Зал волшебных зеркал» («The Hall of Magic Mirrors»), Майкла Гоумса «Рассвет Теософского движения» («The Dawning of the Theosophical Movement»), Беатрис Гастингс «Защита мадам Блаватской» («Defence of Madame Blavatsky»), Чарльза Райана «Е.П. Блаватская и Теософское движение» («Blavatsky and the Theosophical Movement»), Сильвии Крэнстон «Е.П. Блаватская. Жизнь и творчество основательницы современного теософского движения», Говарда Мэрфи «Елена Блаватская», Вирджинии Хансон «Махатмы и человечество», Мэри Нэф «Личные мемуары Е.П. Блаватской», Е.Ф. Писаревой «Елена Петровна Блаватская». В них содержится в основном биографический материал, а также отражена полемика с её оппонентами. Однако их защитительные приемы апологетов Теософского движения неубедительны. Так, в их работах много места занимают попытки дезавуировать результаты расследования лондонского Общества психических исследований, приведшего к заключению о поддельности «сверхъестественных» феноменов Е.П. Блаватской. Однако, ставшие известными около двадцати лет тому назад признания Блаватской, сделанные при вербовке в «Третье отделение Собственной Его императорского Величества канцелярии», ясно показывают, что она на протяжении многих лет своих жизни занималась обманом, в том числе под видом оккультных феноменов и попытки представить её невинной правдоискательницей несостоятельны.

Критическое исследование теософии началось уже вскоре после её появления. Теософское общество появилось в США и в первую очередь получило распространение в англоязычных странах, поэтому закономерно, что первые критические исследования его идей в конце XIX века были англоязычными. Среди первых критиков теософии следует особо отметить выдающиегося великобританского востоковеда Макса Мюллера и американского исследователя Уильяма Коулмaна. Мюллер рассмотрел претензии Блаватской на обладание сокровенными знаниями о буддизме и показал их несостоятельность, а Коулман предпринял исследование подлинных источников произведений Е.П. Блаватской7. Книга британского автора Артура Лили «Мадам Блаватская и её “теософия”» («Madame Blavatsky and her “theosophy”: a study») критически описывает историю возникновения теософии, важнейшие события ранней истории Теософского общества, связанные с ним скандалы, в том числе расследование Общества психических исследований. В доктринальном плане Лили подобно профессору Мюллеру стремится провести сравнение эзотерического буддизма теософии с настоящим буддизмом, но это у него получается гораздо менее убедительно, ведь он, в отличие от Мюллеера, не был квалифицированным востоковедом.

В XX веке исследование теософии было продолжено многочисленными трудами. Глубокими наблюдениями обращают на себя внимание главы о теософии в работах о религиях Индии христианских миссионеров – востоковедов Никола Макникола, и Джона Фаркухара8. Примечательна книга французского философа Рене Генона «Теософизм – история псевдорелигии» («Le Théosophisme. Histoire d’une pseudo-religion»). Важный смысл имеет уже её название – Генон применительно к системе Е.П. Блаватской и её последователей вводит неологизм «théosophisme» ввиду того, что она, по сути, не соответствует традиционному термину «théosophie». В своей работе Генон рассматривает вопросы истории Теософского общества, некоторые аспекты теософской доктрины. Среди других важных исследований теософии следует отметить книгу «Возрождённая древняя мудрость» («Ancient wisdom revived») Брюса Кэмпбела, главы о теософии в работах Джозелин Годвин «Теософское Просвещение» («Theosophical Enlightement»), «В поисках знания: стратегии эпистемологии от теософии до “Нового века”» («Claiming Knowledge. Strategies of Epistemology from Theosophy to the New Age») Олафа Наммера, «Религия Нового века и западная культура: эзотеризм в зеркале секулярной мысли» («New Age Religion and Western Culture: Esotericism in the Mirror of Secular Thought») Вутера Ханеграфа.

Необходимо отметить несколько независимых биографических исследований деятельности основоположников теософии. Книги Джона Симондса «Женщина с магическими глазами: мадам Блаватская – медиум и маг» («The Lady with the Magic Eyes: Madame BlavatskyMedium and Magician») и Марион Мид «Женщина за завесой мифа» («Madame Blavatsky: The Woman behind the Myth») дают обширный фактический материал о жизни Е.П. Блаватской. Работа Питера Вашингтона «Бабуин мадам Блаватской: история мистиков, медиумов и шарлатанов, которые открыли спиритуализм Америке» (русский перевод названия книги сделан по американскому изданию 1995 года; название первого лондонского издания 1993 года: «Madame Blavatsky's Baboon: Theosophy and the Emergence of the Western Guru»), представляя собой хороший исторический очерк становления теософского движения в контексте генезиса иных течений западного оккультизма XIX – XX веков, к сожалению, страдает рядом весьма грубых фактических ошибок, особенно относительно положений доктрины теософии. Гораздо тщательней и достоверней также написанная в исторической плоскости книга о Ледбитере Грегори Тиллета «Старший брат: биография Чарльза Уэбстера Ледбитера» («The elder brother: a biography of Charles Webster Leadbeater») и его докторская диссертация, защищенная в Сиднейском университете «Чарльз Уэбстер Ледбитер. Биграфическое исследование» («Charles Webster Leadbeater, 1854–1934: A Biographical Study»). Важные исторические исследования жизни Е.П. Блаватской и ранней истории Теософского общества осуществил американский ученый Пол Джонсон. В работах «Разоблаченные учителя: мадам Блаватская и миф о Великом Белом Братстве» («The Masters Revealed: Madame Blavatsky and the Myth of the Great White Lodge»), «Посвящения теософских учителей» («Initiates of theosophical Masters») он на основании обширных фактологических изысканий пришел к выводу, что образы теософских махатм в первую очередь обусловлены реальными историческими прототипами современных Е.П. Блаватской общественно – религиозных деятелей.

Среди множества западных работ о теософии выделяются богословско – полемические сочинения христианских авторов. Это книги протестантов: Матильды Стердж «Теософия и христианство: сравнение» («Theosophy and Christianity: a comparison»), Макнил «От теософии к христианской вере: сравнение теософии с христианством» («From Theosophy to Christian Faith. A comparison of Theosophy with Christianity») и М. Слоун «Разоблачённая демонософия в современной теософии. Откуда? Как? Куда? Рассмотрение и опровержение истинным учением Библии» («Demonosophy unmasked in modern Theosophy. Whence? What? Whither? An Exposition and Refutation with Corrective Bible teaching»). Особенностью данных работ является то, что они в большой мере обусловлены конфессиональными представлениями их авторов. Их характерным недостатком является игнорирование в богословском рассмотрении Священного Предания Церкви и святоотеческого наследия как его важнейшего выражения. Вместе с тем они содержат ряд ценных наблюдений и выводов относительно соотношения теософской доктрины с основными положениями христианства.

Работа католического священника Эрнеста Хала «Теософия и христианство» («Theosophy and Christianity») появилась как серия публикаций в индийской газете «Catholic Examiner» за 1904 год и полемизирует с несколькими статьями теософов Бимана (Beaman) и Вимадалала (Vimadalal) в журнале «East and West». Значение работы Э. Хала в большой мере ограничено рамками рассмотрения этих уже не представляющих актуальности статей, однако ряд содержащихся в ней мыслей и выводов ценны и поныне.

За период, прошедший со времени появления современной оккультной теософии, появилось немало работ о ней и в нашей стране. Видимо первой в России была небольшая статья Н.Н. Глубоковского «Теософическое общество и современная теософия», опубликованная в 1889 г. в журнале «Вера и разум». Опыт систематического критического рассмотрения доктрины теософии в России впервые предпринял Всеволод Сергеевич Соловьёв в статье: «Что такое доктрина Теософического общества». Однако исследование Всеволода Соловьёва ограничивает использование лишь нескольких, преимущественно вторичных теософских работ, тогда как «Разоблачённая Изида», «Тайная доктрина» и иные важнейшие произведения основоположников теософии не рассматриваются. По этой причине некоторые выводы Всеволода Соловьева ошибочны, ряд положений теософии не освещены совсем.

Распространение оккультной теософии в конце XIX – начале XX-го века вызвало отклик двух выдающихся отечественных религиозных мыслителя того времени: Владимира Соловьева и Николая Бердяева. В их публикациях содержатся важные наблюдения, мысли о причинах появления теософии, показывается ложность некоторых её утверждений9.

Значительную ценность представляют работы М.В. Лодыженского «Сверхсознание и пути его достижения» и К.Д. Кудрявцева «Что такое теософия и Теософическое общество». Оба автора одно время увлекались теософией (Кудрявцев даже был в числе учредителей Российского теософского общества начала XX-го века и его первым секретарём), впоследствии поняли её ложность и антихристианскую направленность. Работа М.В. Лодыженского примечательна тем, что осознание истинного отношения учения Теософского общества к православному христианству выступает в виде зримого генезиса. Если при написании первой части труда автор выступает с апологией их внутреннего единства, то в последней Лодыженский выражает ясное сознание их несоответсвия. К этому же выводу приходит в своей работе К.Д. Кудрявцев.

Авторы двух православных критических работ о теософии, вышедших в 1910 году, пожелали остаться неизвестными, скрывшись за псевдонимами. Так, под псевдонимом Р. в журнале «Вера и разум» была опубликована работа «Современная теософия в России». Р. кратко обозревает историю возникновения Теософского общества и его отделения в России, дает краткий очерк его учения, и в конце своей работы формулирует несколько критических мыслей о теософии. Под псевдонимом NN. появилась в журнале «Христианин» (последняя позднее была издана в виде отдельной брошюры) работа «Теософское учение (краткий критический разбор его)». Впрочем, как видно из содержания работы, в качестве доктрины теософии NN. рассматривает утверждения нескольких статей второстепенного смоленского журнала «Теософская жизнь» (чаще всего выступления его редактора Штальберга) которые далеко не во всем выражают общетеософское учение.

В начале XX века несколько критических работ о теософии вышло из-под пера православных священнослужителей. Работа «Религиозные искания нашего времени: теософия» священномученика протоиерея Михаила Чельцова содержательна, однако в большой своей части разбирает положения доктрины Рудольфа Штейнера, основавшего особое отделившееся от Теософского общества оккультное движение – антропософию. Ещё один критический разбор теософии – «Теософия перед судом христианства» был осуществлён архимандритом (впоследствии архиепископом) Варлаамом (Ряшенцевым). В работе содержатся ценные наблюдения, однако база источников для рассмотрения очень ограничена – несколько номеров журнала «Вестник теософии» за 1909 год.

Среди других православных работ о теософии 1910-х годов необходимо отметить небольшую статью протоиерея Д.И. Богдашевского (позднее архиепископа) «Несколько слов о теософии» и брошюру «Теософия – религиозная философия нашего времени» священника Иоанна Дмитриевского. Недостатком последней является то, что священник Иоанн большую часть своей работы отвёл положительному, почти апологетическому изложению доктрины теософии, подвергнув её критике лишь на нескольких страницах, что закономерно вызвало похвалу анализировавшего критику теософии начала XX-го века теософа Д.В. Страндена10.

В послереволюционное время в СССР стала возможна публикация работ о теософии только с точки зрения так называемого «научного атеизма». Однако за рубежом русские эмигрантские мыслители продолжили независимое исследование и критику теософии. К этому периоду относится «Диалог о переселении душ» архимандрита (позже архиепископа) Иоанна (Шаховского), рассматривающего теософскую концепцию реинкарнации с позиции православно – христианской мысли, статья Б. Вышеславцева «Завершение теософии» о кризисе теософии в связи с выходом из него Джидду Кришнамурти, высказывания о теософии в некоторых работах Н.А. Бердяева11.

В эмиграции теософия была осуждена Русской Православной Церковью Заграницей. Впервые это было выражено в послании митрополита Антония (Храповицкого) «О спиритизме, магнетизме, теософии и прочих оккультных вымыслах» от имени «Русского заграничного церковного Собора» состоявшегося в Сремских Карловцах в 1921 г. Осуждение теософии было подтверждено Карловацкими Соборами 1932 г. и 1938 г. в «Окружном послании ко всем верным чадам» и «Послании к русской пастве в рассеянии сущей» соотвественно12. К сожалению, данные соборные осуждения не были подкреплены соответствующими научно – богословскими исследованиями.

В отличие от этого, осуждение теософии Архиерейским Собором Русской Православной Церкви 1994 г. в определении «О псевдоязыческих сектах, неоязычестве и оккультизме» было подкреплено целым рядом критических исследований теософии. Весьма большой вклад в это внес профессор МПДА протодиакон Андрей Кураев. В своих работах «Сатанизм для интеллигенции (о Рерихах и Православии)», «Христианская философия и пантеизм», «Кто послал Блаватскую», «Куда идёт душа. Раннее христианство и переселение душ», «Уроки сектоведения» он на материале ряда работ Е.П. Блаватской, Елены и Николая Рерихов, а также некоторых последователей Рерихов рассмотрел вопрос религиозной природы теософии и вместе с тем рерихианства, произвёл критический анализ ряда положений теософии и вместе с тем рерихианства: онтологии, концепции реинкарнации, некоторых аспектов концепции антропогенеза и культовой практики.

Cвященник Николай Карасёв в соей диссертации на степень кандидата философских наук «Теософия как форма оккультизма в условиях трансформации общественного сознания» предпринял попытку рассмотрения некоторых аспектов доктрины теософии: онтологии, антропологии, космогенеза, антропогенеза, а также её духовной практики.

Книга иеромонаха Анатолия (Берестова) «Православие и теософское учение о карме, или кармическая дьяволиада» выходит за рамки темы, заявленной в названии. Она рассматривает не только концепции кармы и реинкарнации, но также онтологию, космогенез и антропогенез. Впрочем, из собственно теософского материала в работе использована «Тайная доктрина» Блаватской и ещё два её произведения, в остальном работа разбирает учение Агни-йоги и различных авторов – рериховцев, С.Н. Лазарева, а также Профетов – создателей «Церкви всеобщей и торжествующей». Ещё один опыт критики теософии – работа В.Ю. Питанова «Теософия: факты против мифов», опубликованная в сети Интернет.

Несколько весьма интересных отечественных работ о теософии выступают с позиций светского религиоведения. Это главы о теософии в книгах Б.З. Фаликова «Неоиндуизм и западная культура», «Культы и культура: от Елены Блаватской до Рона Хаббарда». В них он дает обзор истории появления теософии, делая наблюдения о некоторых аспектах генезиса её учения. Ещё одна примечательная работа – книга А.И. Андреева «Гималайское братство. Теософский миф и его творцы». Рассматривая историю появления учения Е.П. Блаватской, вопрос исторической идентификации теософских махатм, А.И. Андреев существенно дополнил исследования этих тем. К религиоведческо – историческим исследованиям можно было бы отнести книгу А.И. Сенкевича «Блаватская», если бы она не представляла собой странную, непоследовательную смесь элементов собственно научного критического исследования с литературными фантазиями автора о жизни Блаватской, написанными в жанре романа. Это почти лишает книгу содержательной ценности, хотя в ней и содержатся некоторые интересные наблюдения.

В вышеуказанных трудах были исследованы доктрина и духовная практика теософии. Вместе с тем, однако, необходимо констатировать, что некоторые важные положения теософской доктрины и духовной практики в отечественном сектоведении и религиоведении ещё не рассмотрены совсем, многое из уже рассмотренного нуждается в дополнительном исследовании, что в большой степени объясняется малочисленностью использовавшихся в исследованиях источников. В конце XIX – начале XX столетия это положение было обусловлено тем, что лишь малая часть теософских работ была переведена тогда на русский язык. Некоторые из критиков теософии того времени использовали работы на иностранных языках, но и в этом случае круг привлекаемых ими источников, как правило, ограничен несколькими произведениями Е. Блаватской и несколькими – А. Безант, а зачастую лишь вторичными пересказами положений теософии. К сожалению эта ситуация с источниковой базой не изменилась кардинально в лучшую сторону и в более позднее время. За последние пятнадцать лет отечественными исследователями оккультизма были критически рассмотрены произведения Елены и Николая Рерихов, основавших в 20 – 40-х годах XX столетия оккультное движение «Агни-йога» («Живая Этика»). Учение и культовая практика Агни-йоги в ряде работ критикуются как нечто единое с доктриной и духовной практикой теософии. Это, несомненно, по-своему оправданно, ведь Агни-йога является продолжением теософии, её положения, как нам представляется, в своих основополагающих принципах очень близки доктрине Е.П. Блаватской, Г. Олькотта, А. Безант и Ч. Ледбитера. Однако лидеры Теософского общества не признавали и не признают истинность Агни-йоги, а Елена и Николай Рерихи в свою очередь отрицательно относились к теософским лидерам, в частности к деятельности и учению Безант – Ледбитера. Это отчетливо прослеживается в частности в письмах Е.И. Рерих13. В них она всегда дистанцирует себя и последователей Агни-йоги от теософов, при этом естественно рассматривая последних как благоприятную среду для обращения в свою секту. Данное противостояние длится по настоящее время: многие теософы отвергают Агни-йогу, считают её искажением оккультной истины. Так в 1991 году Международное теософское общество (с центром в Адьяре) в качестве условия принятия в его члены российских теософов потребовало от них письменного обязательства «не упоминать имен Рерихов, не признавать Агни-Йогу»14. Для этой части теософов показывание заблуждений теософии на материале работ Елены и Николая Рерихов, а также их учеников, А.И. Клизовского и других, неубедительно.

Вместе с тем отечественной критикой так и остались не привлечёнными большая часть работ Блаватской, мало рассмотрены работы А. Безант и особенно Ч. Ледбитера, тогда как их взгляды и деятельность очень показательны. Безант и Ледбитер, ученики – преемники Е.П. Блаватской по возглавлению Теософского общества, дали закономерное продолжение ряду доктринальных и духовно – практических тенденций, изначально заложенных в теософии. Последовательное рассмотрение учения Блаватской, Безант и Ледбитера показывает неоднократное серьёзное изменение доктрины теософии, что является одним из важнейших свидетельств её ложности. Выявить данные изменения, степень состоятельность оправдывающей их аргументации возможно только при привлечении более широкого круга работ Е.П. Блаватской, Г. Олькотта, А. Безант и Ч. Ледбитера. Сделать это представляется актуальным и необходимым15.

Основоположники теософии многократно утверждали, что доктрина и духовная практика теософии идентичны учению и духовной жизни православного христианства. Е.П. Блаватская заявляет в одном из писем, что в её работах невозможно найти «ни одного слова против русской православной Церкви. Вы спросите, почему? Потому что Ваша Церковь самая чистая и самая истинная, и все уродливые человеческие деяния никогда не смогут повредить ей. В русской православной Церкви прочно заложено зерно божественной Истины»16. Аналогичное заявление содержится в другом письме: «Что же касается моего противухристианства, ты его знаешь. Я враг католических и протестантских церковных излишеств, идеал же Христа распятого светлеет для меня с каждым днем яснее и чище, а против православной христианской церкви, пусть повесят меня, – не пойду!»17 Подобные утверждения содержатся в работах Ч. Ледбитера и А. Безант. Последняя писала, что в «…в учении, которое названо таким [божественным] именем (теософия) каждая его составляющая делает христианскую веру более крепкой и более духовной и нет ничего, что бы отдаляло от Церкви и противоречило Крещению»18. Безант утверждает тождество духовной практики христианства с теософской: «Католическая церковь, а также и Православная сохранили систематическую тренировку в религиозной жизни, настоящую подготовку к оккультной жизни, которая всегда признавалась в теории»19. Очень важным представляется рассмотрение справедливости этих утверждений на материале основных положений теософской доктрины и духовной практики, особенно в связи с новейшими попытками отстоять «православность» основоположников теософии20.

В связи с рассмотрением справедливости отождествления теософии христианству стоит установление подлинных источников, из которых основоположники теософии черпали материал для её создания. К сожалению, в рамках данной работы ввиду ограниченности её объёма невозможно исчерпывающе описать все гносеологические заимствования в теософию. Поэтому в контексте разбора положений теософии мы будем рассматривать те, из которых теософия взяла более всего. При этом определение размеров заимствований очень затруднено несколькими обстоятельствами. Для всех заимствований характерно существенное изменение смысла терминов и содержания понятий, присущих различным религиям мира при перенесении их в теософию. Размытость и искажённость заимствований обусловлена не только специальным умыслом, но и отсутствием у Блаватской, осуществившей большую часть этих заимствований, глубоких знаний об их первоисточниках. Будучи сильно трансформированы, данные заимствования из различных религиозных систем растворены в собственных построениях основоположников теософии, что также очень затрудняет их определение. Ещё одна трудность выявления гносеологических истоков теософии состоит в том, что теософия, как и другие оккультные движения, включает оккультные подходы и построения как в рамках прямой исторической цепи преемства, так и без видимой преемственности прежде бывшим лжеучителям.

* * *

1

Чельцов М., протоиерей. Религиозные искания нашего времени: теософия. М., 1914. С. 1.

2

Франк С. Рецензия на: Яков Беме. Aurora или утренняя заря. / Русская мысль (Москва). Февраль 1915. С. 6.

3

С учетом того, что Г.С. Олькотт, будучи более тридцати лет первым президентом Теософского общества, но занимался преимущественно организационной деятельностью и популяризацией идей Блаватской, своего же в доктрину и духовную практику теософии внёс относительно немного.

4

Melton G. A History of the New Age Movenment. / Not necessarily the New Age: Critical Essays. Buffalo, New York: Prometheus books, 1991. P. 40.

5

Heelas P. The New Age Movement: The Celebration of the Self and the Sacralization of Modernity. Cambridge: Blackwell, 1996. P. 45. Американский религиовед С. Хоэллер метко назвал Блаватскую «прабабушкой “Нового века”» (Крэнстон С. Е.П. Блаватская. Жизнь и творчество основательницы современного теософского движения. Рига-Москва: Лигатма, 1996. С. 607).

6

Панкин С.Ф. История религий. Лекции для студентов. Электронное издание на CD. Издательский дом «Равновесие», М., 2005. Профессор МПДА протодиакон Андрей Кураев показал, что в рамках религиоведческого определения религии, сформулированного в частности учёными – религиоведами В.И. Гараджой и И.Н. Яблоковым (Гараджа В.И. Религиеведение. М.: Аспект Пресс, 1995. С. 5. Яблоков И.Н. Религиоведение. М.: Гардарика, 1998. С. 463) в целом теософия представляет собой религиозную систему; в то же время в рамках богословского определения религии, сформулированного в частности профессором МПДА А.И. Осиповым, она псевдорелигиозна (Осипов А.И. Путь разума в поисках истины. М.: Сретенский монастырь, 2003. С. 67–69, 111. Кураев А, диакон. Сатанизм для интеллигенции (о Рерихах и Православии). М.: Издательство «Отчий дом», 1997. Т. 1. С. 21–45. Кураев А., диакон. Уроки сектоведения. СПб.: Формика, 2002).

7

Muller M.F. Esoteric Buddhism. / The Nineteenth Century. A monthly review (London). Volume XXXIV, мая 1893. Coleman W.E. The Sources of Madame Blavatsky's Writings. Appendix C. / Solovyoff V.S. A Modern Priestess of Isis. Whitefish, Montana: Kessinger Publishing, 2003 (reprint of the edition: London: Longmans, Green & Co., 1895).

8

Macnicol N. The making of modern India. London: Humphrey Milford, Oxford University Press, 1924. Farquhar John. Modern religious movenments in India. New York: Macmillan, 1924.

9

Бердяев Н. Учение о перевоплощении и проблема человека. / Переселение душ. М.: Ассоциация духовного единения «Золотой век», 1994. Бердяев Н. Смысл творчества. / Бердяев Н. Собрание сочинений. Том 2. Париж: YMCA-PRESS, 1991.

10

Странден Д.В. Теософия и её критики. СПб., 1913. С. 5.

11

Бердяев Н. Учение о перевоплощении и проблема человека. / Переселение душ. Сборник. М.: Ассоциация духовного единения «Золотой век», 1994. С. 254–267. Бердяев Н. Самопознание. / Бердяев Н. Собрание сочинений. Том 1. Париж: YMCA-PRESS, 1989. С. 5–412.

12

Конь Р.М. Введение в сектоведение. Нижний Новгород: Нижегородская духовная семинария, 2008. С. 297–307.

13

Е.И. Рерих называет А. Безант вместе с Р. Штейнером «свихнувшимися адептами» (Рерих Е.И. Письма. Том 2. М.: Международный Центр Рерихов, 2000. С. 285). Книги Ледбитера кроме «Внутренней жизни» для Е.И.Рерих – «вреднейшие». Ч. Ледбитер в её глазах – «злой гений Теософского движения» (Рерих Е.И. Письма. Том 2. М.: Международный Центр Рерихов, 2000.С. 104). «Все остальные книги (кроме книги “Внутренняя жизнь”) последнего автора (Ледбитера) полны вредных заблуждений» (Рерих Е.И. Письма. Том 2. М.: Международный Центр Рерихов, 2000. С. 199. «Всё личное творчество г-на Ледбитера является просто кощунством…» (Рерих Е.И. Письма. Том 3. М.: Международный Центр Рерихов, 2001. С. 628). «Ледбитер был очень вреден … втёрся в доверие и дружбу г-жи Безант и стал её чёрным гением. На его совесть нужно отнести большинство её тяжких заблуждений. Низший психизм в соединении с патологически извращенной натурой и нечестностью расцвели в махровый букет самых безвкусных и лживых учений» (Рерих Е.И. Письма. Том 2. М.: Международный Центр Рерихов, 2000. С. 322).

14

Лебедева Е.С. История российского теософского общества. /http:/www.theosophy.ru/history.htm; рассказ об этом также слышал я лично от очевидцев данного события.

15

Ещё одной важной причиной необходимости анализа работ Ч. Ледбитера является то, что в последние годы в России появилось немалое количество его почитателей, за последние двадцать лет его труды неоднократно издавались в нашей стране в переводе на русский язык, многие из них опубликованы в компьютерной сети Интернет.

16

Блаватская Е.П. Письмо Н.А. Фадеевой от 28 октября 1877. / Блаватская Е.П. Письма. М.: Ассоциация духовного единения «Золотой век», 1995. С. 229.

17

[Желиховская В.П.] Е.П. Блаватская и современный жрец истины. Ответ г-жи Игрек г-ну Всеволоду Соловьёву. СПб., 1893. С. 123.

18

Besant A. Is Theosophy anti-Christian? Whitefish, Montana: Kessinger Publishing, 2005 (reprint of the edition: Adyar: Theosophical Publishing House, 1918). P. 2. Привожу свой перевод, поскольку уже существующий перевод на русский слишком сильно искажает оргигинал (Безант А. Противоречит ли теософия христианству. / http:/www.theosophy.ru/lib/ab-th-h.htm).

19

Безант А. Мистицизм. / Вестник теософии (Санкт-Петербург). 1910, № 12. С. 42.

20

Себелева И.М. Скородумов С.В. Е.П. Блаватская и Православие. / Защитим имя и наследие Рерихов. Документы. Публикации в прессе. Очерки. Том 4. М.: Международный Центр Рерихов, 2007. С. 575–585.


Источник: Блуждание во тьме: основные положения псевдотеософии Елены Блаватской, Генри Олькотта, Анни Безант и Чарльза Ледбитера / священник Димитрий Дружинин. - Нижний Новгород : Нижегородская духовная семинария, 2012. - 350, [2] с. ISBN 978-5-904720-06-3

Комментарии для сайта Cackle