Ещё доплывём: в озерном городе возродили традицию уникального крестного хода

Автор: Лариса Брегеда

Июн.4.2018. / Нет комментариев

Переславль-Залесский, город «Золотого кольца России», паломнику известен в первую очередь своим Преображенским собором, древнейшим памятником архитектуры XII века в Северо-Восточной Руси. На его стенах, не так давно очищенных от советской штукатурки,  сохранилось послание о том, кто убил князя Андрея Боголюбского. В первый день лета верующие здесь решили возродить еще одну «древность» – красивую традицию водного крестного хода.

Крестное водохождение решили посвятить великой княгине Евдокии Московской, одной из самых ярких деятельниц русской истории. Вместе со своим мужем Дмитрием Донским она причислена к лику святых. Именно княгиня уговорила тогдашнего киевского митрополита Киприана утвердить решение о переносе кафедры в Москву, благодаря чему новая столица стала духовным центром всей Руси.

В Переславле Евдокия с детьми и митрополитом Киприаном спасалась от набега хана Тохтамыша, и если бы не чудесное стечение обстоятельств, все бы они погибли. Когда войска хана подошли к городу, беглецы отплыли на середину Плещеева озера. Внезапно сгустился сильный туман, и преследователи потеряли их из виду. Позже возникла традиция совершать каждый год «крестный ход по водной глади» на лодках и плотах и служить на озере благодарственный молебен в память о чудесном избавлении княгини от гибели. Это церковное празднество было одним из самых торжественных в Ярославской епархии и ежегодно собирало десятки тысяч верующих.

С утра в Горицком монастыре только и разговоров, что погоде. В первый летний день она радует пятью градусами тепла, ледяным ветром с озера и периодически накрапывающим дождем. Огромный монастырь в центре Переславля упразднен еще в XVIII веке, сейчас здесь находится музей, в числе прочего насчитывающий великолепную коллекцию икон. Надвратная церковь, тем не менее, недавно передана верующим и в ней регулярно совершаются богослужения.

«Не поплывем», – разочарованно качают головой организаторы. Областное отделение МЧС признало качку на озере штормовой и угрожающей жизни паломников. Но несколько сотен человек все равно торжественно, под звон установленных на грузовой Газели колоколов выходят из ворот и идут к берегу «океана», как ласково называют свое огромное озеро переславцы.

С ним так или иначе связаны все городские легенды. Например, здесь намеренно утонул, пробив корабельное дно, знаменитый Синий камень, место жертвоприношения языческим богам. Артефакт решил навсегда и подальше вывезти Петр Первый (по другой версии, Василий Шуйский), но тот решил «сбежать». Через некоторое время тяжелый камень, как ни в чем не бывало, оказался недалеко от берега.

Несмотря на наличие рядом Борисоглебского Надозёрного монастыря, переславцы нередко собирались у камня и устраивали буйное веселье, пляски и костры. Некоторое время монахи и священники ограничивались увещеваниями, пугая местных жителей тем, что в идоле живёт нечистая сила. Однако внимание к нему не ослабевало.

Всё изменилось в начале XVII века. В житии святого Иринарха Ростовского говорится о том, что преподобный посоветовал своему другу дьякону Онуфрию зарыть камень. Тот и зарыл, отчего потом сильно болел. По другому варианту, наоборот, дьякон зарыл камень и за это выздоровел от лихорадки.

А еще у Плеещева озера три дна, и на одном из них живет огромная щука, поэтому купаться в нем надо с осторожностью, рассказывает нам хозяйка одного из прибрежных ресторанчиков.

Храм Сорока Севастийских мучеников стоит у впадения в озеро живописной речки Трубеж. Именно отсюда крестоходцы должны были отплывать на лодках. Епископ Феодор, владыка Переславский и Угличский, служит на берегу водосвятный молебен.

«Мы возрождаем не только церковные традиции, но и простые устои  нашего общества. Этот крестный ход совершался издревле, но перестал сто лет назад, и вот теперь мы хотя бы попытались  заново. Ветер не помешал  нам сделать самое главное: освятить водное естество озера, придать ему благодатную силу, которая способна исцелять недуги и умирять враждующих», — говорит он.

Шествие, улыбается он, очень всем понравилось: люди не просто помолились, но и смогли пообщаться. «Мы ищем предков и сравниваем свою жизнь с их жизнью, задаем вопрос, почему они могли так жить, как князь Дмитрий Донской? Почему верили сильнее нас? Может быть, потому что жили в период войн и нашествий, каждый день проводя  перед лицом смерти? Святые отцы говорили: помни о смерти, и век не согрешишь…», — размышляет архиерей.

Недалеко от храма иеромонах одного из московских монастырей делает чай для своих прихожан. Они вместе специально приехали на крестный ход, и, пока подопечные ходят и молятся, священнослужитель заботится о том, чтобы все смогли перекусить.

«Вкусный, по калмыцкому рецепту чай!», — хвастается он.

Здесь очень праздничная и по-настоящему теплая атмосфера, несмотря на ледяные брызги бьющихся о причал плещеевских волн. Даже казаки, вызвавшие столько раздоров в интернете после московских митингов оппозиции, здесь совсем другие – добрые, голубоглазые, вдохновенные.

«Наша речка, наша озеро, наши люди – все это любо для нас, мы этим живем. Погода солнечная, ветер дует, океан бушует, настроение замечательное, с нами наши малые, всем хорошо и Богу слава», — простодушно делится впечатлениями от крестного хода один из них.

А откуда в Переславле казаки, спрашиваю, – место-то совсем от окраин империи далекое.

«А вы видели родовых казаков? Мы занимаемся с детьми, изучаем казачий фольклор, песни, танцы, фланкировка, кони, одежда, обучаем их, сами учимся. Нам очень важен тот, настоящий казачий дух. Потом  начинают критиковать, дескать, вот вы не такие, не настоящие, а на них посмотришь, так не умеют ничего. Родовой казак, а не знает ни песен, ни танцев! Засохла твоя веточка, говорю такому», — немного печально рассказывает Вячеслав, «начальник», как отрекомендовали его соратники.

Вместе с ними он создал, как сам выражается, «общинку» – семейно-фольклорно-спортивную группу «Казачий Вар», где, собственно, и проходят занятия. Казаков в Переславле около сотни (это без семей), и все они к вере настроены серьезно.

«Верующие же как спортсмены: есть воцерковленные люди, есть те, кто делает первые шаги, — как их разделить? Кто-то быстрее бежит, как апостол Петр, или вот Савл — раз, и стал апостолом Павлом, а кто-то медленно бредет. Все разные, это интересно. Были бы одинаковые, было бы скучнее», — с улыбкой говорит казак.

К концу молебна выглядывает солнце и становится не так холодно. Храм Сорока мучеников стоит в самом красивом районе города – Рыбной слободе. В конце XIX века художники называли ее «русской Венецией» (к слову, так же называли и известный своими каналами Вышний Волочек на петербуржской дороге), а сама слобода испокон веку находилась в прямом подчинении московским князьям. Причина проста: только здесь водится знаменитая ярославская ряпушка, деликатес, изображенный даже на флаге города. Ее ловили так много, что была введена даже смертная казнь за нарушение правил отлова. Вся рыба шла на стол в Кремль, входила в коронационное меню государей и подавалась в постные дни. Сейчас она занесена в Красную книгу, и откуда появляется в местных ресторанах – строжайший секрет. Говорят, что почти такая же водится в Астрахани, и прямые поставки деликатеса налажены.

Ну а сейчас крестоходцы, не торопясь, расходятся по домам. Следующим летом они снова попытаются с иконами и молебным пением доплыть до середины «Плещеева моря-окияна», на третьем дне которого живет невиданных размеров чудо-юдо-щука.

Фото Владимира Ештокина и Юлии Маковейчук