Когда турист становится паломником?

Автор: Лариса Брегеда

Окт.23.2017. / Нет комментариев

Игумен Даниил (Ирбитс), наместник Свято-Георгиевского монастыря в Гётшендорфе (Германия), рассуждает об особенностях христианского паломничества, условиях, при которых оно становится полезным для души, а при каких – может повредить человеку.

– Отец Даниил, существует ли вообще проблема «духовного туризма», или это все неправда? Если существует, то в чем она, на ваш взгляд, выражается? В чем ее вред – как для самих «духовных туристов», так и для монастырей?

– Я буду говорить с точки зрения нашего местного опыта в Германии, пока еще небольшого опыта нашей скромной обители в Гётшендорфе.

В нашем Свято-Георгиевском монастыре мы часто сталкиваемся именно с «духовным туризмом», как вы говорите.

Ведь наш монастырь довольно часто посещают немецкие группы. Это местные евангелики и католики, представители федеральных и региональных властей ФРГ, а также общественные деятели. Бывал у нас даже и принц Ангальтский Эдуард, глава дома саксонской княжеской династии. Все эти визиты и посещения я никак не могу назвать паломничеством. Но вот благодаря таким встречам немцы могут ближе познакомиться с Русской Православной Церковью и нашей русской культурой. И это отнюдь немаловажно для нас, ведь именно через такие встречи мы можем нести свет нашей веры в немецкое общество, да и не только в немецкое.

Откровенно скажу, что нередко люди после знакомства с Православием на немецкой земле со временем принимали православную веру. К примеру, в прошлом году в нашем монастыре было совершено первое Крещение: Православие приняла немецкая девушка.

Важно, чтобы на этот интерес мы не отвечали фарисейским высокомерием

Мы живём в неправославной стране, а точнее сказать – в федеральной земле Бранденбург, в самом протестантском её регионе, и для немцев – будь то протестантов, будь то атеистов – само присутствие русского православного монастыря в данном регионе – это что-то необычное, и, поверьте, вызывает весьма немалый интерес. Очень важно, на мой взгляд, чтобы на этот интерес мы отвечали не шиканьем и фарисейским высокомерием, а доброжелательностью и готовностью помочь узнать Христа.

– Но немцы немцами, дай им Бог здоровья, в т.ч. и духовного, и их приезд к вам в обитель – это явление иного порядка, нежели посещение монастыря православными людьми.

– Совершенно верно. Свято-Георгиевский монастырь расположен в заповедных местах в 90 км от Берлина, общественный транспорт здесь есть, но он труднодоступен. У нас новое, пока ещё не совсем, как выражаются некоторые, «намоленное» место, и когда к нам приезжают группы паломников, нам радостно разделить с ними совместную молитву и трапезу. Показать нашу обитель, рассказать о жизни в ней монашествующих и ответить на духовные вопросы.

Это не «духовный туризм», но я бы не назвал это и полноценным паломничеством к святым местам. Мы только на пути к этому. Конечно же, в нашей обители есть мощи святых подвижников, но сейчас святые мощи есть и во многих городских приходах. Да и можно ли использовать святыню в качестве «магнита для паломников»… Духоносных и опытных в духовной жизни старцев у нас тоже нет – повторяю: обитель молодая. Всему своё время, и я уверен, что пройдут года и, если даст Бог, наш монастырь на немецкой земле станет тем духовным центром, куда будут приезжать многочисленные паломники не только из Германии, но и из России, Украины, Белоруссии, других стран, где всё еще хранят верность Православию.

Значение настоящего паломничества. В чем оно? Вместе со всеми минусами, есть же и настоящее паломничество. Значит, люди все-таки стремятся к святыне, и не только потому, что «одна бабушка сказала/одно православное паломническое агентство посоветовало», чувствуют, пусть инстинктивно, тягу к свету, к Богу. В монастыре эта тяга, думается, находит свою цель. А еще, наверное, бывает и такое, что многие, приезжающие в монастырь туристами, уезжают оттуда верующими, часто – хотя бы сочувствующими? Можно ли это мнение подтвердить вашими наблюдениями?

– Для меня очень важно, чтобы понимание веры у наших гостей и паломников было бы глубоко внутренним, а не внешним, то есть чтобы люди понимали, что Православие – это не «земелька с могилок, маслице из лампадок, прикладывания, окунания, записки и требы». Это нечто большее, внутренне-личное и сокровенное.

Да, бывает, что из туристов получаются настоящие паломники – такое случается, безусловно. Однако не монастырь причиной тому, а духовное напряжение тянущейся к Богу души, личное обращение и ответ Господа на зов человеческого сердца.

Также немаловажно общение с духовно опытными людьми (а не младостарцами) и богослужение. Это всё может подтолкнуть человека в объятия Бога.

Паломничество – это не посещение географической локации, а аскетическое упражнение

Паломничество в монастыри всегда считалось делом благочестивым. Когда турист становится паломником? Когда вместо фотоаппарата у него в руках, условно говоря, появляется пальмовая ветвь для Христа?

– В фотоаппаратах нет ничего плохого, если человек хочет запечатлеть святые места, оставить себе и своим потомкам память о своём посещении монастыря – это прекрасно, но нужно помнить одну важную вещь.

Паломничество – это всё же не банальное посещение географической локации, а аскетическое упражнение, сопряжённое как с напряжением физических сил, так и с молитвой, размышлением, раскаянием в своих грехах, принятием Святых Христовых Таин и пребыванием наедине с Господом.

Когда это превращается в посещение достопримечательности с целью «перецеловать реликвии» и погулять по территории, накупить сувениров и пообщаться с батюшками для быстрых ответов на вопросы мироздания – это явно не путь паломника.

Любой «чужак» в монастыре привлекает, хочет он того или нет, пристальное внимание, выбивается из общего строя. Иногда выбивается очень заметно, нарушая привычный ход монастырской жизни. Итак, нужно ли возмущаться паломниками? Не значит ли это возмущаться людьми вообще, возмущаться своими братьями, пусть и не всегда верующими? Такое возмущение – не то же ли самое, что возмущаться любым неправильным использованием правильных вещей? Да, какова должна быть правильная реакция в монастыре на паломников и туристов (пьяных и т.п. во внимание не принимаем, говорим только об отдающих себе отчет в своих действиях людях)?

– Думаю, возмущаться не нужно никем. Мы должны принимать каждого приходящего к нам в любом его душевном/духовном состоянии.

Даже если человек – «духовный турист», то наша задача – помочь ему понять собственные мотивы этих поездок и поднять глаза от внешних проявлений религиозности в небеса, к Богу.

Наша первоочередная задача – послужить им, выслушать, в меру своих сил помочь, и если что-то кажется неправильным, то научить, как и учит Господь Иисус Христос.

Господь здесь и сейчас, всегда и повсюду видит, слышит и любит Своих чад

Ваши пожелания потенциальным паломникам?

– Лично мое мнение такое. Паломнику, собирающемуся в монастырь, нужно иметь в уме две простые истины.

Первая заключается в том, что монастырь – это место, куда люди приходят жить в общине монахов в уединении, и не всегда вторжение в эту общину ради праздного любопытства или развлечения уместно. Мы ведь не заходим в квартиры незнакомых людей, мотивируя это тем, что мы «хотим просто посмотреть»?

Вторая – надо искать Господа в любом месте, где бы мы ни находились. И найти Христа можно решительно везде, как сказал Он самарянке: Поверь Мне, что наступает время, когда и не на горе сей и не в Иерусалиме будете поклоняться Отцу (Ин. 4, 21). А дальше идет условие настоящего поклонения, молитвы, паломничества в том числе: Но настанет время и настало уже, когда истинные поклонники будут поклоняться Отцу в духе и истине, ибо таких поклонников Отец ищет Себе (Ин. 4, 23). Поставим перед собой четный вопрос: найдет ли Отец таких поклонников Себе в нашем лице?..

Святых мест много, слава Богу. Но надо сразу сказать, что от одного физического контакта с ними вы не получите так называемого «заряда духовной энергии» (ужасное выражение, честное слово!), «благодати» и т.п. Всегда надо помнить, что Господь пребывает в каждой душе и в каждом сердце, которое умеет любить. Господь здесь и сейчас в каждой точке пространства и в каждый миг времени, и Он всегда и повсюду видит, слышит и любит Своих чад. Ещё раз повторюсь, духовная жизнь – это то, что внутри нас, а не снаружи. И пусть Господь помогает всем нам быть искренними, любящими и творящими добро, ибо без явных добрых дел наших вера наша будет мертвой, и никакое паломничество к святым местам тогда не спасёт наши души.

С игуменом Даниилом (Ирбитс)
беседовал Петр Давыдов

23 октября 2017 г.