Слишком многое указывает на подлинность «екатеринбургских» останков — член патриаршей комиссии

Автор: Лариса Брегеда

Сен.13.2017. / Нет комментариев

Кандидат биологических наук, старший научный сотрудник НИИ и Музея антропологии МГУ, член патриаршей комиссии по изучению «екатеринбургских останков» Денис Пежемский, проведя их исследование, склоняется к тому, что они принадлежат семье императора Николая II.

«Еще в 2015 году, до нового этапа экспертиз, я был уверен, что «екатеринбургские останки» не имеют отношения к царской семье. Начиная работу, постарался «отключить» в себе какие бы то ни было точки зрения на этот счет. Сделал над собой усилие, чтобы подойти к вопросу абсолютно нейтрально. У меня не было никаких рабочих версий. Теперь же склоняюсь к тому, что слишком многое указывает: это подлинные останки царственных страстотерпцев и верных им людей», — сказал эксперт в интервью, опубликованном в среду на сайте Сретенского монастыря.

Он выразил надежду, что новая молекулярно-генетическая экспертиза, экспертиза исторических документов, разнообразные криминалистические экспертизы поставят точку в вопросе этой идентификации.

Изначально ученый всерьез рассматривал версию о том, что это захоронение могло быть сфальсифицировано, но когда завершил большую часть работы и сложил все факты, то понял, что для этого нужно было «предпринять совершенно невозможное».

«Чтобы сфальсифицировать весь набор индивидуальных характеристик, включая портретное сходство с членами царской семьи и сопровождавшими их лицами, нужно было феноменально постараться. Генетика в ту пору существовала в самом зачаточном состоянии. Никто не мог бы себе представить, что когда-нибудь будет возможна молекулярно-генетическая экспертиза и каковы будут ее возможности», — заметил он.

Кроме того, Д.Пежемский выразил мнение, что если будет принято экспертное и соборное решение о том, что эти останки принадлежат семье убиенного императора, членам его семьи и сопровождавшим его лицам, то «вполне справедливо», чтобы именно на Ганиной Яме стоял монастырь, посвященный им.

«Думаю, там в земле до сих пор есть мелкие косточки, рассеянные вокруг места этих страшных событий», — обосновал он выбор места.