Калязин

Вид на колокольню 

И еще раз, уже с бере­га Каля­зи­на, бро­са­ем взгляд на коло­коль­ню.

Все про­стран­ство, кото­рое мы видим, неко­гда было горо­дом. В 1996 году Каля­зин посе­тил А.И. Сол­же­ни­цын. Об этом — одна из его «Кро­хо­ток» (так опре­де­лил писа­тель жанр сво­их про­за­и­че­ских зари­со­вок). Вот отры­вок, посвя­щен­ный Каля­зи­ну: «Кто хочет уви­деть еди­ным взо­ром, в один око­ём, нашу недо­топ­лен­ную Рос­сию – не упу­сти­те посмот­реть на каля­зин­скую коло­коль­ню.
Она сто­я­ла при собо­ре, в гуще изобиль­но­го тор­го­во­го горо­да, близ Гости­но­го дво­ра. И на пло­щадь к ней спус­ка­лись ули­цы двух­этаж­ных купе­че­ских особ­ня­ков. И ника­кой же про­ви­дец не пред­ска­зал бы тогда, что древ­ний этот город, пере­жив­ший разо­ре­ния жесто­кие и от татар, и от поля­ков, на сво­ём вось­мом веку будет, неве­же­ствен­ной волей само­дур­ных вла­сти­те­лей, утоп­лен на две тре­ти в Вол­ге: всё бы спас­ла вто­рая пло­ти­на, да поску­пи­лись боль­ше­ви­ки на неё. (Да что! — Моло­га и вся на дне.) И сего­дня, стань на при­бреж­ной гра­ни, — даже вооб­ра­же­нию тво­е­му уже не подъ­ять из хля­би этот изне­воль­ный Китеж, или Атлан­ти­ду, ушед­шую на дюжи­ну саже­ней глу­би­ны.
Но оста­лась от утоп­лен­но­го горо­да — высо­ко­строй­ная коло­коль­ня. Собор взо­рва­ли или рас­та­щи­ли на кир­пи­чи ради наше­го буду­ще­го — а коло­коль­ню поче­му-то не доспе­ли сва­лить, даже вовсе не тро­ну­ли, как запо­вед­ную бы. И — вот, сто­ит из воды, доб­рот­ней­шей клад­ки, бело­го кир­пи­ча, в шести яру­сах сужа­ясь квер­ху (пол­то­ра яру­са зали­то), в послед­ние годы уж и отмост­ку при­сы­па­ли к ней для сохран­но­сти низа, — сто­ит, нисколь­ко не поко­сясь, не искри­вясь, пятью про­ск­во­жен­ны­ми про­лё­та­ми, а даль­ше луков­кой и шпи­лем – в небо! Да ещё на шпи­ле, – каким чудом? – крест уце­лел. От круп­ных волж­ских теп­ло­хо­дов, не доби­ра­ю­щих высо­той, как изда­ли гля­нуть, и на пол-яру­са, — шлё­па­ют вол­ны по белым сте­нам, и с палуб уже пять­де­сят лет гла­зе­ют пас­са­жи­ры.
Как по изра­нен­ным, бро­дишь по груст­ным уце­лев­шим улоч­кам, где и с поко­шен­ны­ми уже домиш­ка­ми тех поспеш­но пере­се­лён­ных затоп­лен­цев. На фаль­ши­вой набе­реж­ной каля­зин­ские бабы, сохра­няя ста­рую при­вер­жен­ность к искон­ной мяг­ко­сти и чисто­те волж­ской воды, тщат­ся выпо­лас­ки­вать бельё. Полу­за­мёрз­ший, пере­лом­лен­ный, недо­би­тый город, с малым остат­ком преж­них отмен­ных зда­ний. Но и в этой запу­сти у поки­ну­тых тут, обма­ну­тых людей нет дру­го­го выбо­ра, как жить. И жить — здесь.
И для них тут, и для всех, кто одна­жды уви­дел это диво: ведь сто­ит коло­коль­ня! Как наша надеж­да. Как наша молит­ва: нет, всю Русь до кон­ца не попу­стит Гос­подь уто­пить…» (1998)



Все фото­гра­фии галереи
Размер шрифта: A- 15 A+
Цвет темы:
Цвет полей:
Шрифт: A T G
Текст:
Боковая панель:
Сбросить настройки