Политика и христианство

про­то­и­е­рей Андрей Ткачёв

Здрав­ствуйте, братья и сестры. Мы сего­дня пого­во­рим кратко с вами о поли­тике — о том, насколько поз­во­ли­тельно чело­веку инте­ре­со­ваться поли­ти­кой, будучи хри­сти­а­ни­ном. Суще­ствует устой­чи­вое мнение о том, что не наше дело – дескать, не цар­ское это дело — вни­кать в дела мир­ские, наше дело совер­шенно другое. Это, конечно, верно. Но это же и неверно, потому что люди, нахо­див­ши­еся в пусты­нях и ведшие жизнь подвиж­ни­че­скую, совер­шенно устра­нён­ные от суеты, инте­ре­со­ва­лись жизнью в миру, инте­ре­со­ва­лись нрав­ствен­ным состо­я­нием мира. Тем более люди, живу­щие в миру и зави­ся­щие от него, должны инте­ре­со­ваться этим.

Вообще, нужно ска­зать, что поли­тика — это все, что кроме при­роды, окру­жает нас. Вот дерево — это не поли­тика, да и то, если это дерево выса­жено Богом, выра­щено в лесу, а если дерево в пар­ко­вой зоне и выра­щено спе­ци­ально на какой-нибудь там лужайке, пло­щадке, то это уже тоже кос­вен­ный поли­ти­че­ский фактор. Потому что всё, что нас окру­жает — вплоть до гал­стука, завя­зан­ного на шее у чело­века — это всё, так или иначе, выво­дится из поли­тики, то есть из-за этого слож­ного соци­аль­ного устрой­ства мира, в кото­ром про­ти­во­бор­ствуют разные идео­ло­гии. И нельзя, совер­шенно нельзя устра­няться от того, что нас окру­жает. Но как пра­вильно от них не устра­няться — от этих вопро­сов? Я считаю и пред­ла­гаю вам эту мысль для рас­суж­де­ния, раз­мыш­ле­ния на ее тему — что веру­ю­щий чело­век должен иметь свое суж­де­ние обо всем про­ис­хо­дя­щем в мире — суж­де­ние не поверх­ност­ное. Пример поверх­ност­ного суж­де­ния — это «значит, всем правят деньги» — это тупей­шая мысль, кото­рая вроде бы все объ­яс­няет, но на самом деле ничего не объ­яс­няет. Надо иметь свое выстра­дан­ное, вни­ма­тель­ное мнение о тех вещах, кото­рые вам не без­раз­личны. И все. И на этом этапе всё закан­чи­ва­ется вроде бы, потому что больше ничего от вас тре­бу­ется. Вы должны смот­реть на окру­жа­ю­щий мир и пони­мать, что в нём про­ис­хо­дит, каковы дей­ству­ю­щие силы в этом мире, и почему про­ис­хо­дит всё так, а не иначе. Дается такой разум чело­веку, кото­рый читает Свя­щен­ное Писа­ние. По словам Сера­фима Саров­ского, чело­веку, про­чи­тав­шему Библию несколько раз вни­ма­тельно, дается разум от Бога пони­мать про­ис­хо­дя­щее вокруг него. Так вот, если хри­сти­ане состав­ляют некую мино­ри­тар­ную общину, если их очень мало, но они все пони­мают, тогда ситу­а­ция такова, что они живут, как евреи в Египте, в некоем таком услов­ном гетто, и пони­мая все, ни на что не влияют — только молятся, ожи­дают ско­рей­шего при­ше­ствия, вто­рого при­ше­ствия  Гос­пода Иисуса Христа. Если же хри­стиан в мире больше, чем нужно для мень­шин­ства, и если они тоже ясно всё пони­мают,  тогда их сила, их слово, их мнение не может не быть силой. Пони­ма­ете, вот нас в мире много — хри­стиан вообще мил­ли­арды, а в нашей стране их мил­ли­оны, и они укра­шены именем «пра­во­слав­ные», то есть пра­во­слав­ных хри­стиан много. Если мы вдруг пра­вильно поймем про­цессы, про­ис­хо­дя­щие вокруг нас, и дадим им пра­виль­ную оценку, это не может не быть силой. Ясное пони­ма­ние про­ис­хо­дя­щего и ясная выска­зан­ность о том, что вокруг нас про­ис­хо­дит — это уже сила, это уже молния, кото­рая раз­ре­зает темный небо­свод и делает ясными кон­туры окру­жа­ю­щих пред­ме­тов. Поэтому вопрос весь в пони­ма­нии, в осо­зна­нии.

А дальше уже вопрос дво­ится. Если нас очень мало, мы всё пони­маем, ничего не делаем, потому что, видимо, послед­ние вре­мена. А если мы все пони­маем (второй вари­ант) и нас много, тогда мы на все влияем при помощи демо­кра­ти­че­ских про­це­дур: при помощи митин­гов, при помощи бой­ко­тов. Напри­мер, мы узнаём, что какая-то фар­ма­цев­ти­че­ская ком­па­ния исполь­зует для своих про­дук­тов, допу­стим, абор­тив­ный мате­риал, то есть, по сути какую-то «рас­чле­ненку» каких-то деток абор­ти­ро­ван­ных. Значит, если нас много, и мы всё пони­маем, и наш голос авто­ри­те­тен — мы бой­ко­ти­руем покупку такой про­дук­ции. Мы объ­яв­ляем что хри­сти­ане – все, кто крест на шее носит, кто ходит в цер­ковь, кто молится, не должны поку­пать этого, потому что… Допу­стим. Это силь­ное вли­я­ние на мир. Я не знаю, нам нужно дорасти до этого состо­я­ния, когда, скажем, в Вели­ко­бри­та­нии, когда какой-то из теле­ка­на­лов дерзал пока­зать бого­хуль­ный фильм, англи­кан­ская цер­ковь высту­пала с при­зы­вом хри­сти­а­нам раз­ры­вать кон­тракты с кабель­ными опе­ра­то­рами, кото­рые транс­ли­руют подоб­ного рода вещи. И сотни тысяч хри­стиан тут же откли­ка­ются на этот призыв, раз­ры­вают кон­тракты, ком­па­ния банк­ро­ти­рует, она полу­чает финан­со­вый убыток, и это реаль­ное вли­я­ние на мир. Что, это не поли­тика? Это поли­тика. Только эта поли­тика бес­кров­ная, поли­тика мирных собра­ний, поли­тика легаль­ных обме­нов инфор­ма­цией. Этого всего у нас нет, и все, что мы думаем про поли­тику, мы себе так это всё пред­став­ляем — штурм Зим­него какой то, или крики на какой-нибудь там пло­щади с дуд­ками в руках и шари­ками вся­кими. Нет, нужно пони­мать что про­ис­хо­дит, иметь выстра­дан­ное, ясное мнение об этом, нужно, чтобы свя­щен­но­на­ча­лие и люди гово­рили об этом всём, и ана­ли­тики цер­ков­ные давали оценку про­ис­хо­дя­щих собы­тий.

И потом уже – повто­ряю, — вопрос дво­ится. Если нас много, то мы, пони­мая, что это, должны заяв­лять свой личный про­тест. А из капель лич­ного про­те­ста сте­кают ручейки в озера уже могу­чих таких дви­же­ний, кото­рых нельзя не заме­тить. Если нас мало, и мы вдруг обна­ру­жи­ваем, что мы всё пони­маем, но нас очень мало — тогда мы уходим в свои евха­ри­сти­че­ские ката­комбы, совер­шаем бого­слу­же­ния, больше никуда не лезем и молчим, молимся, потому что, видимо, послед­ние вре­мена.

Самые без­молв­ные люди вообще в любой стране — это эми­гранты пер­вого поко­ле­ния. Они плохо знают язык, они еще не граж­дане, только имеют вид на житель­ство, они бла­го­дарны стране, кото­рая их при­ютила. Они пыта­ются, чтобы дети учи­лись, а они сами рабо­тали, и больше ничего не хотят, они никуда не лезут. Вот если мы молчим и никуда не лезем, и нам на всё напле­вать, и лишь бы не тро­гали — тогда полу­ча­ется, что мы не в своей стране живем, тогда полу­ча­ется, что мы эми­гранты пер­вого поко­ле­ния. По пси­хо­ло­ги­че­скому типу мы попа­даем под кате­го­рию эми­гран­тов первой волны. То есть мы только что при­е­хали, нас не бьют, мы рабо­таем, живем, сни­маем какие-то лачуги, в этих лачу­гах себе живем, ночуем, наши дети учатся, и нам на осталь­ное всё напле­вать. Вот если это счи­тает кто-нибудь иде­а­лом хри­сти­а­нина – ну, значит, он должен согла­ситься с этой харак­те­ри­сти­кой, значит, он эми­грант и живет в чужой стране.

А если нет — тогда нам до всего есть дело. Вос­пи­та­ние детей, напри­мер, или реформа обра­зо­ва­ние — это поли­тика, но это нрав­ствен­ная поли­тика, это поли­тика, каса­ю­ща­яся нрав­ствен­ных вопро­сов. Или, скажем, пени­ци­тар­ная служба — это вопрос нака­за­ния пре­ступ­ника — это поли­тика? Конечно, поли­тика, это внут­рен­няя поли­тика госу­дар­ства, у кото­рого есть свои пру­жины, свои меха­низмы, свои дей­ствия — она тоже мораль­ную сто­рону состав­ля­ю­щую имеет. Или, напри­мер, уход за ста­ри­ками, скажем — гума­ни­тар­ная поли­тика в отно­ше­нии людей пре­ста­ре­лых или калек — это поли­тика? Да, это внут­рен­няя поли­тика госу­дар­ства, свя­зан­ная с бюд­же­том, с дея­тель­но­стью Каби­нета Мини­стров, это поли­ти­че­ский вопрос, но он мора­лен. То есть почти все вопросы, кроме чистых цифр, из кото­рых бюджет состоит (кстати, и там тоже есть мораль) — это всё вопросы мораль­ные, до кото­рых нам в прин­ципе есть дело.

Поэтому я, без­условно, против того, чтобы само­устра­няться от всех про­цес­сов, про­ис­хо­дя­щих в обще­стве. Конечно же, я не за то, чтобы всюду совать свой нос, чтобы всюду лезть — я тоже не за это. Но я за то, чтобы мы пони­мали, что про­ис­хо­дит, и я наста­и­ваю на том, чтобы пони­ма­ние пре­вра­ща­лось в фактор силы и фак­торы при­ло­же­ния пра­виль­ных усилий с точки зрения изме­не­ния дей­стви­тель­но­сти — если это пони­ма­ние каче­ствен­ное и  пра­виль­ное. Поэтому мы должны пони­мать окру­жа­ю­щий мир, потому что все, что нас окру­жает — от Дис­ней­ленда до Мак­до­нальдса, от сери­ала по теле­ви­зору до выпуска ново­стей — это все, в прин­ципе, поли­тика. Мы потреб­ляем этот инфор­ма­ци­он­ный ресурс, и мы под­клю­чены к нему. Ну как же можем ска­зать, что не участ­вуем в поли­тике? Невоз­можно, это страш­ная неправда, это какая-то такая кастра­ция насто­я­щей жизни. Поэтому ста­рай­тесь пони­мать, что про­ис­хо­дит, и если нас будет много — таких пони­ма­ю­щих людей, тогда мы сможем реально влиять на жизнь, благо для этого есть много разных рыча­гов и мето­дов. Вот сего­дняш­нее мое слово к вам, тема для раз­мыш­ле­ния.

Print Friendly, PDF & Email
Размер шрифта: A- 16 A+
Цвет темы:
Цвет полей:
Шрифт: Arial Times Georgia
Текст: По левому краю По ширине
Боковая панель: Свернуть
Сбросить настройки