Преподобный Иоанн Новый Хозевит

prepodobniy_ioann_hozevit_resize

3 июля 1913 году в семье глу­боко веру­ю­щих кре­стьян Мак­сима и Ека­те­рины Якоб из села Край­ни­чень, что лежит на берегу Прута (ныне это уезд Бото­шани), родился маль­чик. Он был крещен с именем Илья, поскольку вскоре пред­стоял день празд­но­ва­ния свя­того про­рока Илии Фесви­тя­нина. Радость моло­дых супру­гов была недол­гой – вскоре после родов Ека­те­рина забо­лела и умерла. В этих печаль­ных обсто­я­тель­ствах бабушка малень­кого Илии по имени Мария Якоб, будучи уже много лет вдовой, взяла на себя вос­пи­та­ние сироты. Как родная мать вос­пи­ты­вала она его, при­учая с ран­него дет­ства искренне молиться, соблю­дать посты и ходить в цер­ковь. В 1914 году отец был при­зван на воен­ные сборы. Вер­нув­шись, он вто­рично женился. Спустя два года, в авгу­сте 1916 года, Максим Якоб был вновь при­зван и отправ­лен на фронт, где он сра­жался за осво­бож­де­ние нахо­див­шихся под ино­зем­ным вла­ды­че­ством сооте­че­ствен­ни­ков-румын. Он пал на поле битвы, став одним из героев, отдав­ших свою жизнь борьбе за объ­еди­не­ние нации. Вскоре вторая его жена оста­вила пасынка све­крови, вер­нув­шись к своим роди­те­лям. Илья снова остался на попе­че­нии бабушки, старой и не имев­шей ни от кого под­держки.

В сен­тябре 1920 года маль­чик пошел в началь­ную школу род­ного села, где он про­явил спо­соб­но­сти, даро­ван­ные Богом, и при­мер­ное пове­де­ние. В 1924 году в жизни Ильи слу­чи­лось новое несча­стье – умерла его бабушка. Буду­щий монах будет посто­янно вспо­ми­нать о ней, про­стой жен­щине из народа, кото­рая про­бу­дила в его душе любовь к Богу и при­вила хри­сти­ан­ские доб­ро­де­тели. Ей он посвя­тит впо­след­ствии полные глу­бо­кого чув­ства стихи. Сироту маль­чика взял к себе в дом дядя, стар­ший брат отца, кото­рый забо­тился о нем вплоть до его поступ­ле­ния в мона­стырь. Дядя опре­де­лил его сна­чала в гим­на­зию «Михаил Ког­эл­ни­чану» в местечке Лип­скань, а затем – в лицей «Дмит­рий Кан­те­мир» в Коз­мень; в 1932 году Илья выдер­жал экза­мен на атте­стат зре­ло­сти в Чер­но­ви­цах.

Созер­ца­тель­ный склад харак­тера юноши и начатки знания о вере, полу­чен­ные от бабушки и в доме дяди, повли­яли на его реше­ние отпра­виться в Нямец­кий мона­стырь, назы­ва­е­мый с полным правом лаврой румын­ского мона­ше­ства, и избрать для себя мона­ше­скую стезю. Это было на празд­ник Успе­ния Божией Матери в авгу­сте 1933 года, когда ему только что испол­ни­лось 20 лет. Тогдаш­ний насто­я­тель мона­стыря епи­скоп Нико­дим (Мун­тяну), буду­щий мит­ро­по­лит Мол­дав­ский, а затем Пат­ри­арх Румын­ский, принял его в мона­ше­скую братию и назна­чил ему послу­ша­ние в мона­стыр­ской аптеке. В стрем­ле­нии обре­сти для себя более уеди­нен­ное место для молитвы, в июне 1934 года он посе­тил несколько мона­сты­рей Олте­нии, пробыв неко­то­рое время в Турну, оби­тели в долине реки Олт; его при­влекла не только кра­сота места, но и издревле суще­ство­вав­шие здесь тра­ди­ции мона­ше­ской жизни. Через несколько меся­цев он был при­зван в армию, в 29 пехот­ный полк, рас­квар­ти­ро­ван­ный в Доро­хое. Ему было пору­чено уха­жи­вать за боль­ными в лаза­рете части.

Закон­чив срок службы, он вер­нулся в Нямец­кий мона­стырь по вызову быв­шего насто­я­теля, а ныне Мол­дав­ского мит­ро­по­лита. Он нес послу­ша­ние биб­лио­те­каря, что давало ему воз­мож­ность много и посто­янно читать; в его обя­зан­но­сти также вхо­дило состав­ле­ние описи книг и руко­пи­сей мона­стыр­ской биб­лио­теки. Вел он и уроки румын­ского языка для братии в школе при мона­стыре.

8 апреля 1936 года новый насто­я­тель архи­манд­рит Вале­рий Моглан (буду­щий викар­ный епи­скоп Ясский) постриг его в мона­ше­ство в собор­ной церкви Воз­не­се­ния Гос­подня, кти­то­ром кото­рой был гос­по­дарь Стефан Вели­кий, дав ему новое имя – Иоанн. Духов­ни­ком его стал иеро­мо­нах Иоаким (Спэтар), игумен скита Покров, извест­ный своей пра­вед­ной жизнью мол­дав­ский монах.

Чистая душа инока жила при­ме­рами вели­ких духов­ных отцов первых веков хри­сти­ан­ства. По бла­го­сло­ве­нию мит­ро­по­лита Нико­дима в ноябре 1936 года моло­дой монах вместе с двумя дру­гими ино­ками отпра­вился в Святую Землю. Там он побы­вал и молился у свя­тынь Иеру­са­лима, Виф­ле­ема и других биб­лей­ских святых мест. Вслед за этим, подобно новому Иоанну Кре­сти­телю и другим духо­нос­ным отцам пустын­ни­кам, бла­го­че­сти­вый Иоанн Якоб провел два года в пещере в Иор­дан­ской пустыни.

Затем он уда­лился в древ­ний мона­стырь св. Саввы Освя­щен­ного (439–532). Вместе с Иоан­ном в оби­тели под­ви­за­лись пятеро румын­ских иноков, кото­рые про­дол­жили собою длин­ный ряд достой­ных мона­хов-подвиж­ни­ков земли румын­ской. Живя вдали от родины, но посто­янно с думой о ней в своем сердце, они вели суро­вую отшель­ни­че­скую жизнь. Пробыл Иоанн в мона­стыре восемь лет, испол­няя раз­лич­ные послу­ша­ния: уха­жи­вал за боль­ными, был гидом, помощ­ни­ком эко­нома, биб­лио­те­ка­рем… У мона­хов греков, состав­ляв­ших боль­шин­ство мона­стыр­ской братии, он выучился гре­че­скому языку и начал даже пере­во­дить отдель­ные поуче­ния вели­ких отцов Церкви на румын­ский. Также он овла­дел араб­ским и англий­ским язы­ками. Иоанна ценили все насель­ники за его молит­вен­ные бдения и готов­ность нести любое послу­ша­ние, ведь он стре­мился сле­до­вать при­меру живших до него в мона­стыре вели­ких подвиж­ни­ков про­шлых веков.

После восьми лет, про­ве­ден­ных в мона­стыре, Бог при­звал его на иное слу­же­ние. Известно, что Румын­ская Пра­во­слав­ная Цер­ковь рас­по­ла­гает двумя духов­ными цен­трами в Святой Земле. Это цер­ковь и духов­ная миссия в Иеру­са­лиме и скит на Иор­дане с храмом св. Иоанна Кре­сти­теля неда­леко от Иери­хона, в местах, где два тыся­че­ле­тия назад кре­стил при­хо­див­ших к нему Святой Иоанн. После второй миро­вой войны воз­никла потреб­ность в слу­жа­щем свя­щен­нике и насто­я­теле для церкви скита на Иор­дане. Поэтому насто­я­тель румын­ской церкви в Иеру­са­лиме архи­манд­рит Вик­то­рин (Урсаке) пред­ло­жил Румын­ской Пат­ри­ар­хии руко­по­ло­жить во свя­щен­ника инока Иоанна Якоба. Бла­го­даря наи­луч­шим реко­мен­да­циям архи­манд­рита Вик­то­рина выбор пал на Иоанна. Во время литур­гии, совер­шен­ной в ротонде Гроба Гос­подня, Иоанн был руко­по­ло­жен в диа­кона и свя­щен­ника.

В тече­ние пяти лет, вплоть до 1952 года, иерос­хи­мо­нах Иоанн был насто­я­те­лем скита на Иор­дане, испол­няя свои обя­зан­но­сти с рве­нием и бла­го­че­стием. С помо­щью румын­ских мона­хов он возвел несколько келлий вокруг скита, как для них самих, так и для палом­ни­ков. Иоанн служил посто­янно литур­гии, испо­ве­до­вал, при­ча­щал, обра­щался к палом­ни­кам со сло­вами духов­ного уте­ше­ния и под­держки. Часто тру­дился в неболь­шом саду. По ночам он выхо­дил на берег Иор­дана и молился там до рас­света. Иногда на несколько дней уда­лялся в пустыню; пре­бы­вая в посте, молился и клал мно­го­чис­лен­ные поклоны. Не остав­лял он и напи­са­ния стихов, в кото­рых гово­ри­лось о кра­со­тах тех мест, где про­те­кали его подвиж­ни­че­ские труды, кото­рые он любил больше, чем какие-либо другие.

Нахо­дясь в окру­же­нии многих людей и угне­та­е­мый пре­хо­дя­щими забо­тами, кото­рые мешали ему углу­биться в себя и в молитву, к тому же будучи боль­ным, в 1952 году, пробыв какое-то время в гос­пи­тале в Иеру­са­лиме, он решает оста­вить насто­я­тель­ство и уда­литься в иное место. Так объ­яс­ня­ется его реше­ние посе­литься в мона­стыре прп. Геор­гия Хозе­вита. Это был древ­ний мона­стырь, появив­шийся в начале V века, рас­по­ло­жен­ный к западу от Иери­хона, в долине потока Хорат или Керит времен Вет­хого Завета, ныне назы­ва­е­мого Хозива, в окрест­но­стях кото­рого жил пророк Илия в цар­ство­ва­ние нече­сти­вого царя Ахава. Мона­стырь знал и вре­мена про­цве­та­ния во второй поло­вине VI века, когда спа­сался здесь прп. Геор­гий Хозе­вит.

Иоанн провел в окрест­но­стях этого мона­стыря в суро­вых усло­виях пустын­но­жи­тель­ства послед­ние восемь лет своей жизни. Там рас­по­ло­жены мно­же­ство пещер, высе­чен­ных в отвес­ных скаль­ных скло­нах по обоим бере­гам потока Хозива, в кото­рых на про­тя­же­нии многих веков жили монахи румыны. В одной из этих пещер с неболь­шой часов­ней св. Анны вел подвиж­ни­че­скую жизнь иерос­хи­мо­нах Иоанн Якоб. Нахо­дится она в пустын­ной мест­но­сти Рува, на левом берегу потока, в трех кило­мет­рах от мона­стыря. Вход в пещеру рас­по­ло­жен на высоте 7 метров от уровня поверх­но­сти воды, забраться туда можно только с помо­щью лест­ницы. В пещере три поме­ще­ния. Первое пло­ща­дью 12 квад­рат­ных метров, имеет нишу, выре­зан­ную в стене, слу­жа­щую пре­сто­лом; здесь посто­янно молился святой Иоанн. Здесь же он отды­хал на рогоже, рас­сте­лен­ной на доске, раз­мыш­лял и писал стихи. Через лаз, про­би­тый в стене, можно про­ник­нуть во второе поме­ще­ние в 6 квад­рат­ных метров, где пустын­ник вкушал то немно­гое (хлеб, сухари, мас­лины, чай), что ему при­но­сил из мона­стыря его ученик Иоан­ни­кий Пыры­яла. Третье поме­ще­ние пред­став­ляло собой «пещеру почив­ших», где нахо­ди­лись останки тех, кто под­ви­зался здесь прежде.

Вот как опи­сы­вает его житие в своей книге о румын­ских святых архи­епи­скоп Томис­ский Лукиан (Флоря): «В этой убогой келье молился и смирял себя в послед­ние годы своей жизни пра­вед­ный Иоанн, терпя хлад и зной, глад и жажду, болезни и прочие невзгоды и многие иску­ше­ния. Осе­нен­ный бла­го­да­тью Свя­того Духа, имея вели­кую веру, муже­ственно пре­одо­ле­вал он все труд­но­сти и испы­та­ния. Боль­шую часть дня и ночи про­во­дил он в молит­вен­ном бдении, обретя дар совер­шен­ной молитвы. Вкушал пищу один раз в день, вече­ром; сну отво­дил 3–4 часа в сутки. Читал Свя­щен­ное Писа­ние и тво­ре­ния Святых Отцов, или пере­во­дил из них полез­ные для души поуче­ния. Отды­хая, пел духов­ные гимны, имея голос кра­си­вый и при­ят­ный, и сочи­нял стихи. В пещер­ной часовне совер­шал полное мона­ше­ское пра­вило. Иногда, по боль­шим цер­ков­ным празд­ни­кам, служил в храме прп. Геор­гия Хозе­вита. Тогда он спус­кался из пещеры по лест­нице и шел в мона­стырь ко все­нощ­ному бдению, потом сослу­жил в соборе литур­гию и при­ча­щался Святых Таин. Затем он участ­во­вал в общей мона­ше­ской тра­пезе и снова воз­вра­щался в свою пещеру».

В этой пещере с непре­рыв­ной мыслью о Боге и думой о родной стране старец Иоанн мирно почил о Гос­поде 5 авгу­ста 1960 года. Было ему только 47 лет, из них 24 года он провел в Святой Земле. Тело его, измож­ден­ное постом и посто­ян­ным бде­нием, было поло­жено в тре­тьем отде­ле­нии пещеры, где упо­ко­и­лись схи­мо­нахи, жившие здесь прежде. Старец обрел вечное упо­ко­е­ние после столь­ких подъ­ятых им на себя трудов, и уго­то­вал ему Гос­подь рай, пред­на­зна­чен­ный для тех, кто всей душой любит Его.

Кон­чина бла­го­че­сти­вого Иоанна потрясла и опе­ча­лила многих. Отда­вая почив­шему послед­ние поче­сти, журнал «Святые места» посвя­тил ему целый номер, рас­ска­зав о его трудах и житии. Ученик старца Иоан­ни­кий Пыры­яла издал в 1968 и 1970 годах в Иеру­са­лиме два тома его сти­хо­тво­ре­ний, пере­во­дов и поуче­ний под назва­нием «Пища духов­ная» с пре­ди­сло­вием архи­епи­скопа Ари­сто­вула из Иеру­са­лим­ской Пат­ри­ар­хии.

В тече­ние 20 лет тело иерос­хи­мо­наха Иоанна про­ле­жало в пещере св. Анны. В начале авгу­ста 1980 года, согласно мест­ным тра­ди­циям, совет стар­цев мона­стыря прп. Геор­гия Хозе­вита открыл «пещеру почив­ших», чтобы поло­жить останки в общую могилу. При сем при­сут­ство­вали мно­же­ство гре­че­ских и румын­ских мона­хов и архи­манд­ри­тов, а также палом­ники из Румы­нии. При­сут­ству­ю­щие были пора­жены уви­ден­ным. Все засви­де­тель­ство­вали нетлен­ность тела, нисколько не изме­нив­ше­гося с тече­нием вре­мени. Архи­манд­рит Амфи­ло­хий, насто­я­тель мона­стыря прп. Геор­гия Хозе­вита, позд­нее вспо­ми­нал: «Мы ожи­дали уви­деть одни лишь святые кости, а почув­ство­вали дивное бла­го­уха­ние. Когда мы сняли крышку гроба, то уви­дели отца Иоанна словно пре­бы­ва­ю­щим во сне; раз­ло­же­ние не затро­нуло его тела, оно было таким же и в момент смерти. Как будто мы поло­жили его здесь всего несколько часов назад, даже не часов, а только что; облик его был без малей­ших изме­не­ний. Тление не кос­ну­лось ни его рук, ни бороды и волос, ни рясы и обуви». Об этом сразу сооб­щили Пат­ри­арху Иеру­са­лим­скому Вене­дикту, и он рас­по­ря­дился пере­не­сти останки старца в храм мона­стыря прп. Геор­гия Хозе­вита. 7 авгу­ста 1980 года мощи свя­того Иоанна были взяты из пещеры и поло­жены в мона­стыре.

Чтобы все уве­ро­вали, что на то была воля Божия, чтобы тело оста­ва­лось нетлен­ным, Пат­ри­арх Иеру­са­лим­ский пове­лел отслу­жить 40 литур­гий; гроб с телом почив­шего был постав­лен у свя­того алтаря, и над ним воз­но­си­лись поми­наль­ные молитвы. Отслу­жили все литур­гии, а тело подвиж­ника было все также нетленно. Его с бла­го­го­ве­нием пере­ло­жили в раку из чер­ного дерева, покрыли сверху про­зрач­ным стек­лом. Рака была постав­лена в храме рядом с мощами прп. Гри­го­рия Хозе­вита.

Отныне иерос­хи­мо­нах Иоанн стал почи­таться под именем «Новый Хозе­вит». У его раки сме­няют друг друга в нескон­ча­е­мом потоке палом­ники из многих стран и молят свя­того быть пред­ста­те­лем за них пред Гос­по­дом, просят через его посред­ни­че­ство помощи и под­держки Отца Светов.

Неза­долго до кано­ни­за­ции иерос­хи­мо­наха Иоанна была напи­сана икона; одна из его икон нахо­дится в кафед­раль­ном соборе св. Геор­гия в городе Хама, в Сирии. Монах-гим­но­граф из Все­лен­ской Пат­ри­ар­хии напи­сал службу свя­тому.

Свя­щен­ный Синод Румын­ской Пра­во­слав­ной Церкви, при­ни­мая во вни­ма­ние все собран­ные о новом подвиж­нике сви­де­тель­ства, на своем засе­да­нии 20 июня 1992 г. поста­но­вил при­чис­лить Иоанна Нового Хозе­вита к лику святых и счи­тать днем его памяти 5 авгу­ста, день, когда отошел он ко Гос­поду.

Print Friendly, PDF & Email
Размер шрифта: A- 16 A+
Цвет темы:
Цвет полей:
Шрифт: Arial Times Georgia
Текст: По левому краю По ширине
Боковая панель: Свернуть
Сбросить настройки