Если в семье нет счастья, с этим не надо мириться — протоиерей Александр Дягилев<br><span class="bg_bpub_book_author">Протоиерей Александр Дягилев</span>

Если в семье нет счастья, с этим не надо мириться — протоиерей Александр Дягилев
Протоиерей Александр Дягилев

(7 голосов4.6 из 5)

Поче­му все-таки бес­смыс­лен­но соби­рать чемо­да­ны, когда супру­га кри­чит: «Видеть тебя не хочу!»? Как слу­ча­ет­ся, что муж ста­но­вит­ся неин­те­ре­сен жене, когда начи­на­ет кар­ди­наль­но менять­ся – напри­мер, бро­са­ет пить, начи­на­ет зани­мать­ся спор­том? Поче­му раз­во­дят­ся даже свя­щен­ни­ки? И отче­го нель­зя про­сто «тер­петь и сми­рять­ся», когда в семье нет сча­стья? Про­дол­жа­ем раз­го­вор с про­то­и­е­ре­ем Алек­сан­дром Дяги­ле­вым, пред­се­да­те­лем Комис­сии по вопро­сам семьи, защи­ты мате­рин­ства и дет­ства Санкт-Петер­бург­ской епар­хии, руко­во­ди­те­лем Санкт-Петер­бург­ско­го епар­хи­аль­но­го цен­тра Пра­во­слав­но­го объ­еди­не­ния «Супру­же­ские встречи».

Понять и не осудить

– Отец Алек­сандр, в про­шлой бесе­де мы гово­ри­ли о четы­рех пра­ви­лах диа­ло­га меж­ду супру­га­ми, раз­би­ра­ли неко­то­рые из них: слу­шать, преж­де чем гово­рить; делить­ся, а не спо­рить; пони­мать, а не оце­ни­вать; про­щать. Они кажут­ся про­сты­ми, но давай­те все-таки раз­бе­рем: а что зна­чит «пони­мать, а не оценивать»?

– Это очень часто слу­ча­ю­ща­я­ся ситу­а­ция, когда чело­век делит­ся чем-то непри­ят­ным для себя, пото­му что душа болит, пото­му что тос­ка, вина, стыд гло­жут, а при этом супруг или супру­га – каза­лось бы, един­ствен­ный чело­век, с кем мож­но поде­лить­ся душев­ной болью, ожи­дая ответ­но­го сочув­ствия (обра­ти­те вни­ма­ние на это сло­во) – вне­зап­но гово­рит в ответ:

«Ты сам (-а) вино­ват (-а), а я тебе гово­рил (-а) – так не делай»!

«Надо было луч­ше готовиться»!

«Кто ж так делает»?!

«Твой посту­пок аморален»!

«А я тебе гово­рил (-а), что его надо уволить»!

«Рань­ше надо было думать»!

«Веч­но ты вля­пы­ва­ешь­ся в раз­ные истории»!

«Что за чушь ты мелешь»!

«То, что ты гово­ришь – пол­ный бред»!

А быва­ет и ещё хуже – когда оцен­ка сопро­вож­да­ет­ся наве­ши­ва­ни­ем ярлы­ка на личность:

«Ты – дура (-к)»!

«Без­дарь, неуч, дебил»!

«Толь­ко ты мог (-ла) так без­дар­но упу­стить свой шанс»!

Быва­ют ярлы­ки кос­вен­ные, напри­мер, намё­ки на то, что ты – ненормальный:

«Нор­маль­ные люди так не поступают»!

«Нор­маль­ные люди на чужих ошиб­ках учатся»!

«Толь­ко иди­от мог ввя­зать­ся в такую аферу»!

По сути, наве­ши­ва­ние ярлы­ка явля­ет­ся клас­си­че­ской фор­мой нару­ше­ния запо­ве­ди: «Не суди­те, да не суди­мы буде­те, ибо каким судом суди­те, таким буде­те суди­мы; и какою мерою мери­те, такою и вам будут мерить» (Мф.7:1-2), – пото­му что судят чело­ве­ка, а не посту­пок. Мы – пра­во­слав­ные – часто этим гре­шим, когда поз­во­ля­ем себе по отно­ше­нию к кон­крет­но­му чело­ве­ку такие сло­ва как «модер­нист», «уль­тра­кон­сер­ва­тор», «эку­ме­нист», «анти­э­ку­ме­нист», «обмирщ­влён­ный», «мра­ко­бес», «обнов­ле­нец», «обря­до­вер», «нево­цер­ко­в­лён­ный», «гипер­докс»… Одна­ко в семей­ной жиз­ни ещё слож­нее – даже оцен­ка поступ­ков не все­гда хоро­ша. Муж или жена, когда делит­ся с нами душев­ной болью, очень часто не ожи­да­ет от нас ни оцен­ки себя, ни оцен­ки поступ­ка, пото­му что и сам (-а) пони­ма­ет, что посту­пил (-а) пло­хо, что надо было всё сде­лать как-то ина­че, и даже зна­ет, как имен­но надо было посту­пить… Чело­век в этот момент ищет сочув­ствия и под­держ­ки – что его пой­мут, не осу­дят, при­мут, под­дер­жат в наме­ре­нии испра­вить ситу­а­цию, или хотя бы тем, что его любят и не бро­сят, несмот­ря на неуда­чу. Посо­чув­ство­вать – зна­чит назвать чув­ства чело­ве­ка, про­явить эмпа­тию. И это вовсе не зна­чит одоб­рить про­сту­пок или ошиб­ку. Но – понять и не осудить.

– Еще один прин­цип – «слу­шать, а не гово­рить». Може­те при­ве­сти при­мер, когда чело­век вро­де как слу­ша­ет, но на самом деле – совсем не слу­ша­ет, не слышит?

– Чаще все­го это про­ис­хо­дит тогда, когда у чело­ве­ка есть своё мне­ние, и в ситу­а­ции, когда ближ­ний делит­ся с ним чем-то, он не готов слу­шать – он пере­би­ва­ет… А если и не пере­би­ва­ет, то про­сто тер­пе­ли­во ждёт, что­бы собе­сед­ник поско­рее закон­чил, пото­му что гото­вый ответ уже лежит на кон­чи­ке его язы­ка и готов вырвать­ся из его уст. Вот в этом состо­я­нии ожи­да­ния, «когда я нако­нец-таки встав­лю свои пять копе­ек», чело­век ока­зы­ва­ет­ся не в состо­я­нии слу­шать и слы­шать. А напрас­но! Быть может, Ваше мне­ние и пра­виль­ное, но оно пра­виль­ное насчет того, с чего Ваш собе­сед­ник начал свою речь. Но он же её не закон­чил! Вполне может быть, что даль­ше он при­ве­дет такой аргу­мент, кото­рый изме­нит всю кар­ти­ну про­ис­хо­дя­ще­го… а Вы его не услышите.

Кро­ме того, слы­шать – это озна­ча­ет не толь­ко пони­мать сло­ва и их смысл, но ещё и пони­мать чув­ства, кото­рые чело­век выра­жа­ет сво­и­ми словами.

Напри­мер, когда жена кри­чит: «Ты меня достал!!! Соби­рай чемо­дан и вали отсю­да!!!», – вни­ма­тель­но слу­ша­ю­щий муж услы­шит: «Милый, доро­гой, я так оби­же­на!!! Я в яро­сти!!! Мне так пло­хо!!! Исправь, пожа­луй­ста, ситу­а­цию, дай мне чуть-чуть успо­ко­ить­ся, а потом – пожа­лей меня».

Прощение – путь возвращения доверия

– А вот про­ще­ние – каза­лось бы, само собой разу­ме­ю­ще­е­ся для хри­сти­а­ни­на дело. В чем слож­ность, когда надо про­стить супру­га или супругу?

– На самом деле и с про­ще­ни­ем не так всё про­сто. Нач­нём с того, что лег­ко про­стить чужо­го чело­ве­ка, кото­рый набе­до­ку­рил, попро­сил про­ще­ния, ты его про­стил, и вы разо­шлись, как в море кораб­ли, воз­мож­но, что и навсе­гда. Того, с кем живёшь, кому дове­ря­ешь и дове­ря­ешь­ся, род­но­го чело­ве­ка, про­стить намно­го слож­нее. Очень часто дети всю жизнь дер­жат оби­ду на роди­те­лей за то, что они ока­за­лись обыч­ны­ми людь­ми, со сво­и­ми сла­бо­стя­ми и неспра­вед­ли­во­стя­ми. Иде­аль­ных людей не быва­ет, и у всех у нас есть свои немо­щи и недо­стат­ки. Эти­ми немо­ща­ми и недо­стат­ка­ми мы трав­ми­ру­ем, преж­де все­го, тех, с кем рядом живём. Они – так же трав­ми­ру­ют нас.

Мужа или жену, ока­зы­ва­ет­ся, ещё тяже­лее про­стить, а осо­бен­но – супру­же­ские изме­ны. Это настоль­ко тяж­кий грех, что если супруг или супру­га не смо­гут его про­стить, то даже Сам Гос­подь не осу­дит за раз­вод (см. Мф.19:9). Одна­ко это не зна­чит, что нуж­но раз­во­дить­ся! Если поз­во­ли­те, ска­жу осо­бо об этом несколь­ко слов.

– Конеч­но.

– Всё же сто­ит раз­ли­чать – есть разо­вые ситу­а­ции, став­шие след­стви­ем семей­но­го кри­зи­са и глу­пой попыт­ки ото­мстить, напри­мер. Тогда потом сам изме­нив­ший чело­век тяж­ко пере­жи­ва­ет и сокру­ша­ет­ся о соде­ян­ном. А быва­ют регу­ляр­ные изме­ны, кото­рые явля­ют­ся след­стви­ем того, что чело­век уже фак­ти­че­ски создал себе вто­рую семью, или след­стви­ем тако­го неду­га, как сек­со­го­лизм – фор­ма зави­си­мо­сти от соб­ствен­ных сек­су­аль­ных ощу­ще­ний, когда эти ощу­ще­ния и пого­ня за новиз­ной в них важ­нее, чем соб­ствен­но сам сек­су­аль­ный парт­нёр. В послед­нем слу­чае чело­ве­ку тре­бу­ет­ся глу­бо­кая про­фес­си­о­наль­ная пси­хо­ло­ги­че­ская помощь и реа­би­ли­та­ция, а сам недуг сей­час рас­про­стра­ня­ет­ся как эпи­де­мия, вслед­ствие отно­си­тель­но лёг­кой доступ­но­сти пор­но­гра­фии бла­го­да­ря интернету.

У сек­со­го­ли­ка воз­ни­ка­ет навяз­чи­вое жела­ние вос­про­из­ве­сти в реаль­ной жиз­ни то, что он уви­дел в пор­но­филь­ме, а воз­мож­но­сти супру­ги или супру­га в этом огра­ни­че­ны, мы же реаль­ные люди, а не кинош­ные герои. Счи­та­ет­ся, что сек­со­го­ли­ков – от 3 до 5% насе­ле­ния Зем­ли, при­чём, по раз­ным оцен­ка­ми, от 10 до 40% сек­со­го­ли­ков – жен­щи­ны, так что от это­го неду­га никто не застра­хо­ван. Испро­бо­вав всё что мож­но со сво­ей женой или со сво­им мужем, и, чаще все­го, заве­дя интим­ные отно­ше­ния в семье в тупик, пото­му что вто­ро­го супру­га вовсе не раду­ет посто­ян­ная навяз­чи­вость мужа или жены в реа­ли­за­ции на прак­ти­ке каких-то сек­су­аль­ных извра­ще­ний, сек­со­го­лик начи­на­ет «искать сча­стья» на сто­роне. Хотя при этом он даже может быть веру­ю­щим чело­ве­ком и искренне каять­ся в том, что дела­ет. Соб­ствен­но гово­ря, это так же, как с алко­го­ли­ка­ми или нар­ко­ма­на­ми… И, как с любым гре­хом, вме­сто радо­сти чело­век нахо­дит лишь уны­ние, или, по-науч­но­му гово­ря, депрессию.

Так вот, в ситу­а­ции, когда чело­век сде­лал свой выбор, фак­ти­че­ски создал вто­рую семью, и менять ситу­а­цию не наме­рен, сохра­нить преж­нюю семью ока­зы­ва­ет­ся прак­ти­че­ски невоз­мож­ным. А вот в слу­чае разо­вой изме­ны и искрен­не­го пока­я­ния, или в слу­чае сек­со­го­лиз­ма – шан­сы ещё есть. И здесь опять вста­ёт вопрос про­ще­ния – его гра­ниц, спо­соб­но­сти прощать.

Есть такое устой­чи­вое убеж­де­ние – что Иисус Хри­стос и Цер­ковь учат про­щать всех и все­гда. Но это не совсем так! Если вни­ма­тель­но изу­чить текст Свя­щен­но­го Писа­ния  – то там гово­рит­ся о дол­ге и необ­хо­ди­мо­сти про­щать греш­ни­ка каю­ще­го­ся. И нас Бог готов про­стить все­гда… как толь­ко мы покаемся.

Бог же не гово­рит: «Гре­ши­те, сколь­ко хоти­те и как хоти­те, Я вас так люб­лю, что всех и за всё про­щу». Пока­я­ние, напом­ню, по-гре­че­ски – μετάνοια, это не про­сто сожа­ле­ние, это пере­ме­на мыш­ле­ния, а зна­чит обра­за жиз­ни и поступков.

Так вот, если греш­ник встал на путь исправ­ле­ния – зна­чит, он кает­ся по-насто­я­ще­му, и нам дóлж­но его про­щать, дабы и Бог про­стил нас.

Но про­ще­ние не под­ра­зу­ме­ва­ет забве­ние – мы не можем запо­ми­нать или забы­вать по коман­де, при­ка­зав это сде­лать сами себе. Про­ще­ние не озна­ча­ет согла­сие с гре­хом или поощ­ре­ние зла. Про­ще­ние – это путь, кото­рый во мно­гом начи­на­ет­ся с воле­во­го реше­ния про­ща­ю­ще­го чело­ве­ка дать согре­шив­ше­му шанс на новую жизнь, на новые отно­ше­ния. Про­ще­ние – это путь воз­вра­ще­ния доверия.

А о тех, кто не про­сит про­ще­ния – есть дру­гая запо­ведь: «… люби­те вра­гов ваших, бла­го­слов­ляй­те про­кли­на­ю­щих вас, бла­го­тво­ри­те нена­ви­дя­щим вас и моли­тесь за оби­жа­ю­щих вас и гоня­щих вас» (Мф.5:44). Не ска­за­но – «про­щай­те». Ска­за­но – «люби­те», «бла­го­слов­ляй­те», «бла­го­тво­ри­те» и «моли­тесь» за них…

Мужчина и женщина: разная «сборка»

– Отец Алек­сандр, если люди учат­ся слу­шать и пони­мать друг дру­га, если есть готов­ность стро­ить диа­лог, семья даже на гра­ни раз­во­да может вер­нуть­ся к нор­маль­ным отно­ше­ни­ям? Это реаль­но, по ваше­му опыту?

– Конеч­но, такое быва­ло и не раз.

Но нач­нем с того, что, как Вы уже смог­ли убе­дить­ся, в диа­ло­ге, поми­мо обме­на сло­ва­ми, есть еще и вто­рая тема – тема чувств. Так вот, их надо уметь выра­жать, и выра­жать пра­виль­но. Ска­жем, не толь­ко озву­чи­вать факт, но и свои чув­ства в свя­зи с ним. Но что­бы чув­ства назы­вать, их надо научить­ся сна­ча­ла осо­зна­вать, вооб­ще при­знать, что они у меня есть. Есть такая болезнь, назы­ва­ет­ся алек­си­ти­мия. Алек­си­ти­мия – это неспо­соб­ность осо­зна­вать соб­ствен­ные чув­ства и назы­вать их.

– Это болезнь? Кажет­ся, боль­шин­ство ею «боль­ны»!

– Это счи­та­ет­ся болез­нью, да. Хотя болезнь, кото­рая, сла­ва Богу, лечит­ся. И счи­та­ет­ся, что вооб­ще 90% муж­чин и до 70% жен­щин на Зем­ле в той или иной сте­пе­ни алек­си­ти­мич­ны. Это­му во мно­гом спо­соб­ству­ет, кста­ти, евро­пей­ская куль­ту­ра, осо­бен­но бри­тан­ская: она ста­ла осно­вой аме­ри­кан­ской куль­ту­ры и в наши дни во мно­гих стра­нах мира вос­при­ни­ма­ет­ся как некий иде­ал дело­вых вза­и­мо­от­но­ше­ний, лич­но­го обще­ния и обра­за жиз­ни. Так вот, в евро­пей­ской куль­ту­ре, осо­бен­но бри­та­но-аме­ри­кан­ской, как-либо выра­жать свои чув­ства счи­та­ет­ся пло­хим тоном. Кста­ти, и у нас поче­му-то мно­гие счи­та­ют, что и в хри­сти­ан­стве так долж­но быть, что иде­ал – это бла­жен­ное бес­стра­стие. Толь­ко это бес­стра­стие ещё и пони­ма­ет­ся как спо­соб­ность ниче­го не чув­ство­вать и ниче­го не хотеть. Хотя в перечне гре­хов мы встре­ча­ем такой как «ока­ме­нен­ное нечув­ствие», меж­ду прочим.

– Вооб­ще-то «ниче­го не чув­ство­вать», это бли­же к буд­диз­му, навер­ное. А ведь в хри­сти­ан­стве при­зыв – сми­рять себя, то есть подав­лять чув­ства: я чув­ствую гнев, но сдер­жи­ва­юсь и не кри­чу на мужа, на детей, напри­мер. Раз­ве нет?

– Я чув­ствую, но я сми­ряю себя, я сдер­жи­ваю себя – это один раз­го­вор – это о том, как чув­ства пра­виль­но выра­жать и о том, как не выра­жать их непра­виль­но. Подав­лять нуж­но не чув­ства, а непра­виль­ные фор­мы их выра­же­ния. А, вот, если я чув­ствую гнев, но отри­цаю это сам в себе, то я не пони­маю, что со мной про­ис­хо­дит. Я могу какое-то вре­мя себя сми­рять, сдер­жи­вать, но как я могу в при­каз­ном поряд­ке не чув­ство­вать гне­ва, если я его чув­ствую? И если я его так и не при­знаю за собой, не заме­чу, никак не выра­жу, то он «отло­жит­ся» во мне.

Невы­ра­жен­ные чув­ства име­ют тен­ден­цию накап­ли­вать­ся, а потом вне­зап­но, взры­во­об­раз­но, из-за ерун­ды, выры­вать­ся и выра­жать­ся: или в виде неадек­ват­ной вспыш­ки яро­сти, когда чело­век может начать бить и кру­шить всё вокруг себя, совер­шать наси­лие; или в виде сры­ва, если чело­век болен какой-то зави­си­мо­стью, нар­ко­ти­че­ской или алко­голь­ной; или в виде уда­ра по себе само­му – дав­ле­ние, инфаркт, инсульт, попыт­ка суи­ци­да… Я Вам могу при­ве­сти при­мер из Еван­ге­лия от Мар­ка, 3‑я гла­ва, 5‑й стих. Там очень инте­рес­ное место, когда Иисус Хри­стос испы­ты­ва­ет сра­зу два чув­ства – гнев и скорбь. Об этом напи­са­но пря­мым тек­стом: «И, воз­зрев на них с гне­вом, скор­бя об оже­сто­че­нии сер­дец их, ска­зал чело­ве­ку, име­ю­ще­му сухую руку: про­тя­ни руку твою. Он про­стер, и ста­ла она здо­ро­вая, как дру­гая».

Я думаю, что с людь­ми наше­го вре­ме­ни про­ще гово­рить всё-таки науч­ным язы­ком, чем свя­то­оте­че­ским. Но, тем не менее, у свя­тых отцов сло­вом «серд­це» назы­ва­ет­ся не столь­ко мышеч­ный мешок, кото­рый, сжи­ма­ясь, пере­ка­чи­ва­ет кровь, сколь­ко некий орган души, кото­рый в состо­я­нии гене­ри­ро­вать и вос­при­ни­мать чув­ства. Это очень инте­рес­но! То есть свя­тые пре­крас­но пони­ма­ли, что чело­век дума­ет голо­вой, а чув­ству­ет – сердцем.

Если под­хо­дить к это­му с науч­ной точ­ки зре­ния, в голов­ном моз­ге чело­ве­ка есть такая вещь как мозо­ли­стое тело. Мозо­ли­стое тело соеди­ня­ет два полу­ша­рия меж­ду собой. Кста­ти, у муж­чин и жен­щин оно немнож­ко раз­ное. Слы­ша­ли об этом?

– Что мыш­ле­ние муж­чин и жен­щин раз­ли­ча­ет­ся – да, но что это обу­слов­ле­но стро­е­ни­ем моз­га – нет.

– Мозг жен­щи­ны и мозг муж­чи­ны, на самом деле, вполне кон­крет­но отли­ча­ют­ся друг от дру­га – преж­де все­го, раз­ме­ром и раз­ви­то­стью это­го само­го мозо­ли­сто­го тела. При­чем у жен­щин мозо­ли­стое тело более раз­ви­то, бла­го­да­ря чему луч­ше про­ис­хо­дит обмен инфор­ма­ци­ей меж­ду полушариями.

И это дает жен­щине неко­то­рое пре­иму­ще­ство: она в состо­я­нии делать одно­вре­мен­но несколь­ко дел. Напри­мер, мешать кашу, бол­тать по теле­фо­ну и сле­дить за ребен­ком. Муж­чи­на это­го делать в прин­ци­пе не в состо­я­нии! Муж­чи­на либо меша­ет кашу, либо смот­рит за ребен­ком, либо раз­го­ва­ри­ва­ет по теле­фо­ну, а каша при этом горит. Вот я, напри­мер, сей­час, когда даю это интер­вью, толь­ко что был вынуж­ден сле­дить за котом, кото­рый пры­гал по элек­три­че­ской пли­те и всё пытал­ся пере­грызть про­вод, и это меня серьез­но отвле­ка­ло от раз­го­во­ра, я вынуж­ден был пре­ры­вать­ся. А для жен­щи­ны не соста­ви­ло бы про­бле­мы согнать кота и при этом про­дол­жать разговаривать.

У муж­чин за счет того, что хуже идет обмен меж­ду полу­ша­ри­я­ми, тоже есть неко­то­рое пре­иму­ще­ство – мы более целе­устрем­лен­ные, и наши эмо­ции, настро­е­ния, какие-то лич­ные кон­флик­ты не столь вли­я­ют, напри­мер, на дело­вые вопро­сы. У нас могут быть самые ужас­ные лич­ные отно­ше­ния с началь­ни­ком, мы можем на дух друг дру­га не пере­но­сить, но это не вли­я­ет на дело – мы про­дол­жа­ем нор­маль­но кон­так­ти­ро­вать по дело­вым вопро­сам, как ни в чем не быва­ло. У жен­щин, как пра­ви­ло, все сложнее.

Так вот поверх мозо­ли­сто­го тела у чело­ве­ка идет трёх­слой­ная лим­би­че­ская кора. В наро­де её еще назы­ва­ют сло­вом «под­кор­ка», но пра­виль­нее гово­рить лим­би­че­ская система.

– Какое она име­ет отно­ше­ние к выра­же­нию чувств?

– Непо­сред­ствен­ное: наши эмо­ции гене­ри­ру­ют­ся имен­но лим­би­че­ской систе­мой! За мыс­ли­тель­ный про­цесс, за при­ня­тие реше­ний, за хра­не­ние зна­ний отве­ча­ет шести­слой­ная кора голов­но­го моз­га или так назы­ва­е­мый неокор­текс, кото­рый идет поверх лим­би­че­ской систе­мы. Соб­ствен­но, наша лич­ность фор­ми­ру­ет­ся неокор­тек­сом. Мыс­ли гене­ри­ру­ют­ся корой, а вот эмо­ции – лим­би­че­ской систе­мой. Лим­би­че­ская систе­ма, отве­ча­ет за то, что в наро­де назы­ва­ют сло­вом «под­со­зна­ние». Дру­ги­ми сло­ва­ми, то, что у нас про­ис­хо­дит в этой лим­би­че­ской систе­ме, мы не в состо­я­нии осо­знать. Поэто­му пси­хо­ло­гия – это, во мно­гом, нау­ка о бессознательном.

Инте­рес­но, что нахо­дя­щи­е­ся в лим­би­че­ской систе­ме ней­ро­ны заколь­цо­ва­ны, обра­зу­ют коль­це­вые струк­ту­ры, поэто­му сиг­нал может там по кру­гам ходить деся­ти­ле­ти­я­ми, никак себя не про­яв­ляя… до поры, до вре­ме­ни. Как и мина – лежит себе и никак себя не про­яв­ля­ет, пока на неё не наступят.

Так что любая наша силь­ная эмо­ци­о­наль­ная реак­ция, осо­бен­но когда явных при­чин для нее нет – это все­гда повод заду­мать­ся: а поче­му я на это так эмо­ци­о­наль­но реа­ги­рую? При­чем каж­дый раз.

Посколь­ку лим­би­че­ская систе­ма не кон­тро­ли­ру­ет­ся корой голов­но­го моз­га напря­мую, а она, напом­ню, ещё отве­ча­ет за услов­ные и без­услов­ные рефлек­сы, когда мы отдёр­ги­ва­ем руку от горя­че­го, напри­мер; так вот так­же рефлек­тор­но мы гово­рим: «это мне нра­вит­ся», «это мне не нра­вит­ся», «это меня при­вле­ка­ет», «это не при­вле­ка­ет», «я чув­ствую в свя­зи с этим то-то и то-то». «А поче­му тебе это нра­вит­ся?» – «А поче­му тебе то не нра­вит­ся?» – «Поче­му эти сло­ва вызва­ли у тебя грусть?» – на эти вопро­сы мы отве­тить не можем.

Чув­ства, гене­ри­ру­ю­щи­е­ся лим­би­че­ской систе­мой, не под­да­ют­ся наше­му кон­тро­лю, мы не можем за них отве­чать, они воз­ни­ка­ют в нас поми­мо наше­го соб­ствен­но­го желания.

– То есть, допу­стим, если чело­век боит­ся тем­но­ты, какие бы он логи­че­ские, умствен­ные дово­ды не при­во­дил, что это глу­по, страх нику­да не исчезнет?

– Да. Ещё раз повто­рю. Чув­ства не под­да­ют­ся наше­му кон­тро­лю, мы не можем за них отве­чать. Я не могу при­ка­зать сам себе: «А ну-ка не бой­ся!!! Для стра­ха нет ника­ких осно­ва­ний! Немед­лен­но пре­кра­ти боять­ся тем­но­ты!!!». Точ­нее, при­ка­зать-то могу, но страх испы­ты­вать не перестану.

Когда чело­век запре­ща­ет себе чув­ство­вать, когда он уве­рен, что чувств у него про­сто нет, когда на вопрос «Что ты сей­час чув­ству­ешь?» он начи­на­ет отве­чать, как если бы его спро­си­ли: «О чем ты сей­час дума­ешь?», это озна­ча­ет толь­ко одно: чув­ства в нем есть, их не может не быть, но он их не осознает.

– И в семей­ной жиз­ни такой не осо­зна­ю­щий свои чув­ства чело­век может на пустом место про­сто «взо­рвать­ся»…

– Да. А в момент это­го взры­ва он может вести себя крайне неадек­ват­но. При­чем люди не пони­ма­ют: чего это он? или чего это она? Напри­мер, жена про­сто за всё минув­шее «отры­ва­ет­ся» здесь и сей­час – бьет посу­ду, орёт, голо­вой о стен­ку бьет­ся. Или муж может уда­рить жену. Или люди могут обзы­вать­ся, шан­та­жи­ро­вать, «под­ка­лы­вать» – непри­ят­ные чув­ства выра­жа­ют­ся по-разному.

Но, чаще все­го, если они нако­пи­лись и не осо­зна­ют­ся, то чело­век про­сто выда­ет какую-то непо­нят­ную даже для себя само­го неадек­ват­ную реак­цию, а потом еще начи­на­ет себя же само­го в ней винить, себя «грызть»: «Ой, как я так сорвал­ся? Я не имел пра­ва», – например.

– Типа «я же христианин»….

– Ну да. Осо­бен­но муж­чи­нам это свой­ствен­но. Кста­ти, когда муж­чи­на дол­гое вре­мя сдер­жи­ва­ет­ся – сдер­жи­ва­ет­ся – сдер­жи­ва­ет­ся, он может так себя натре­ни­ро­вать, что «взры­ва» внешне может и не про­изой­ти, но, как я уже гово­рил, он может, напри­мер, «взо­рвать­ся» внут­ри себя – инфарк­том, инсуль­том, сры­вом на алкоголь.

– То есть если тебе кажет­ся, что супруг или супру­га себя ведут неадек­ват­но, огры­за­ют­ся, гром­ко хло­па­ет две­рью, бро­са­ет какие-то обид­ные сло­ва, надо пони­мать, что про­сто внут­ри у чело­ве­ка накоп­ле­но мас­са невысказанного?

– Имен­но.

– А как научить­ся осо­зна­вать свои чув­ства? Мож­но разо­брать­ся с эти­ми сво­и­ми реак­ци­я­ми самостоятельно?

– Ино­гда и опыт­ный свя­щен­ник может помочь. Ведь в том чис­ле и для духов­ной жиз­ни это важ­ное уме­ние – пони­мать и осо­зна­вать. И для семей­ной жиз­ни это крайне необ­хо­ди­мо. Поэто­му, напри­мер, в уже опи­сан­ной мной ситу­а­ции, когда жен­щи­на орёт: «Пошёл вон отсю­да! Катись к сво­ей мамоч­ке! Видеть тебя не хочу!» – если муж нач­нет реаль­но соби­рать чемо­дан, что­бы уехать к маме, она еще боль­ше обидится.

– Конеч­но! Она же не это име­ла в виду.

– Да. А он как бы дол­жен был дога­дать­ся. Но он-то услы­шал что? «Соби­рай вещи, катись к мамоч­ке». Он и дела­ет то, что она ска­за­ла! Если не пони­ма­ет, что такое чув­ство, ему даже в голо­ву не при­хо­дит, что жена име­ла в виду нечто иное.

И, зна­чит, если я вовре­мя осо­знаю свои чув­ства, я вовре­мя себя на них лов­лю, я могу и пра­виль­но ска­зать: «Милый, я оби­же­на, в гне­ве, в бешен­стве про­сто…» – вме­сто того, что­бы кри­чать «Катись к сво­ей маме!». И уже нет тако­го конфликта.

– То есть, ска­жем, вме­сто того, что­бы ругать­ся или про­сто замкнуть­ся в себе, нуж­но пря­мо ска­зать: «Я на тебя зла за то-то, за то-то»?

– Имен­но. Назвать свои чув­ства. Кон­крет­но назвать их. И даль­ше – опи­сать ситу­а­цию… но без сло­ва «ты»! Это пси­хо­ло­ги­че­ская клас­си­ка! «Я‑сообщение» назы­ва­ет­ся. «Я чув­ствую то-то, когда…» – опи­сать ситу­а­цию без сло­ва «ты» или «вы».

Напри­мер, я при­хо­жу домой и вижу, что у меня в кори­до­ре по полу раз­бро­сан кон­струк­тор Лего. У меня есть два вари­ан­та: ворвать­ся в ком­на­ту детей, начать орать: «Как так мож­но? Вы бес­со­вест­ные! Без­от­вет­ствен­ные!» – какие-нибудь ярлы­ки пове­сить. – «Лени­вые, гряз­ну­ли!!» «Раз­бро­са­ли игруш­ки! Да как так мож­но?!». То есть наорать, как сле­ду­ет. Или вооб­ще руки рас­пу­стить. Это всё фор­ма кос­вен­но­го, то есть непра­виль­но­го выра­же­ния чувств. Почти все­гда кос­вен­ное выра­же­ние чувств явля­ет­ся гре­хом, с духов­ной точ­ки зрения.

И вто­рой вари­ант: вой­ти в ком­на­ту и без кри­ка ска­зать: «Дети, я чув­ствую ярость, когда при­хо­жу вече­ром позд­но домой и вижу, что игруш­ки раз­бро­са­ны по полу». То есть я не гово­рю, кто раз­бро­сал. Я не гово­рю «вы раз­бро­са­ли игруш­ки по полу», нет. Я не вешаю ярлы­ков. Когда я вижу, что игруш­ки раз­бро­са­ны по полу, я пони­маю, что мы ляжем спать, выклю­чим свет, и я могу ночью в тем­но­те встать, пой­ти и насту­пить на эти игруш­ки, в ито­ге, раз­дав­лю их и еще и ноги себе пора­ню. Всё! Нару­ше­на моя потреб­ность без­опас­но­сти – ситу­а­ция для меня небез­опас­на. И вот эти­ми чув­ства­ми я делюсь. Чаще все­го, когда ты так гово­ришь, дети слы­шат. И они: «Да, папоч­ка, сей­час мы быст­ро», – вска­ки­ва­ют, раз – убра­ли, всё. А вот если начи­на­ет­ся «Кто раз­бро­сал по полу?!» – они начи­на­ют друг на дру­га паль­цем пока­зы­вать: «Это он раз­бро­сал! Это она разбросала!».

– Вам дол­го при­шлось учить­ся, пере­учи­вать­ся к таким «я‑сообщениям»? Обыч­но люди при­уче­ны к дру­го­му: «Ты мне жизнь испор­тил», «А ты пря­мо как твоя мать!» и т. д.

– Дол­го. И, более того, ино­гда и до сих пор выдаю не очень пра­виль­ные реак­ции. Но дру­гое дело, что я, по край­ней мере, начи­наю за собой заме­чать. Есть такое поня­тие как неосо­зна­ва­е­мая неком­пе­тент­ность: когда я что-то делаю непра­виль­но и даже это­го не пони­маю. В ситу­а­ции неосо­зна­ва­е­мой неком­пе­тент­но­сти чело­век не пони­ма­ет, что что-то дела­ет не так. А если кто-то ему что-то ска­жет – он оби­дит­ся, рас­стро­ит­ся, разо­злит­ся, но не согла­сит­ся: он счи­та­ет, что всё дела­ет пра­виль­но. На каком-то эта­пе чело­век начи­на­ет пони­мать, что «я был не очень прав», и что, на самом деле, надо вести себя ина­че. Вот это назы­ва­ет­ся осо­знан­ная неком­пе­тент­ность. То есть я про­дол­жаю что-то делать неправильно…

– Но я уже пони­маю, что это неправильно…

– Да, постфактум.

Ино­гда есть воз­мож­ность испра­вить ситу­а­цию, ино­гда воз­мож­но­сти уже нет, но чело­век начи­на­ет заме­чать за собой ошиб­ки. Это осо­знан­ная неком­пе­тент­ность. Тре­тий этап – это осо­знан­ная ком­пе­тент­ность, когда вслед­ствие мно­го­крат­ных тре­ни­ро­вок, понуж­де­ний себя, чело­век начи­на­ет посту­пать пра­виль­но, начи­на­ет пони­мать ситу­а­цию и, гру­бо гово­ря, при­ку­сы­вать себе язык, преж­де чем обо­звать­ся, обру­гать­ся: «Так, стоп! Что я сей­час чув­ствую? Ага…» – и выда­вать пра­виль­ную реакцию.

И чет­вер­тый этап, его мож­но назвать свя­то­стью, – это неосо­зна­ва­е­мая ком­пе­тент­ность, когда чело­век уже начи­на­ет посту­пать пра­виль­но без уси­лий, пото­му что для него это ста­но­вит­ся нор­мой его жизни.

Я могу ска­зать, что я, в основ­ном, меж­ду вто­рой и тре­тьей ста­ди­ей где-то бол­та­юсь по жиз­ни сей­час. То есть ино­гда полу­ча­ет­ся, ино­гда – нет.

Ты мне больше неинтересен…

– Отец Алек­сандр, мы пого­во­ри­ли о мно­гом: о выра­же­нии чувств, о диа­ло­ге. А что, напри­мер, супру­гам делать, если у них не то что диа­ло­га не скла­ды­ва­ет­ся, но про­сто они ста­ли друг дру­гу неин­те­рес­ны? Никто ни на кого не кри­чит, про­сто скуч­но им друг с дру­гом, хотя рань­ше было интересно.

– А кто отве­ча­ет за то, что мне инте­рес­но, а что неин­те­рес­но, что мне нра­вит­ся, а что нет? Все та же лим­би­че­ская систе­ма! И вот здесь есть повод поду­мать: а поче­му этот чело­век мне стал неинтересен?

– Може­те при­ве­сти при­мер? Поче­му так бывает?

– Очень частая ситу­а­ция: у девоч­ки папа – алко­го­лик. Папа, без­услов­но, для ребён­ка – это выс­ший авто­ри­тет, это все­гда самый луч­ший муж­чи­на на све­те. До како­го-то воз­рас­та она не пони­ма­ет, что папа все­го-навсе­го тоже чело­век со сво­и­ми немо­ща­ми и так далее. Ее лим­би­че­ская систе­ма усва­и­ва­ет пред­став­ле­ние о том, что нор­маль­ный муж­чи­на дол­жен себя вести вот так – то есть пить. Она видит, как ее мама пери­о­ди­че­ски пья­но­го мужа затас­ки­ва­ет в квар­ти­ру, раз­де­ва­ет, укла­ды­ва­ет спать, уби­ра­ет за ним и дела­ет все про­чие непри­ят­ные вещи, и в вос­при­я­тии малень­кой девоч­ки – тако­ва жизнь… Потом она вырас­та­ет, и ей самой при­хо­дит­ся тас­кать пья­но­го папоч­ку. Она уже ста­но­вит­ся умной, начи­на­ет нена­ви­деть алко­голь и алко­го­ли­ков, начи­на­ет к это­му вопро­су ина­че подходить.

Но когда насту­па­ет вре­мя выхо­дить замуж, может про­изой­ти сле­ду­ю­щее: созна­тель­но меч­тая о непью­щем муже, под­со­зна­тель­но она «запа­да­ет» имен­но на склон­ных к алко­го­лиз­му – непью­щие пар­ни ей не инте­рес­ны, они для нее – пустое место. Пото­му что в ее лим­би­че­ской систе­ме, кото­рая отве­ча­ет за «нра­вит­ся – не нра­вит­ся», сидит образ иде­аль­но­го муж­чи­ны – папы-алко­го­ли­ка. И она бес­со­зна­тель­но ищет алко­го­ли­ка-мужа себе. Поэто­му часто воз­ни­ка­ет ситу­а­ция, что жен­щи­на выхо­дит замуж за алко­го­ли­ка, потом муча­ет­ся, стра­да­ет, раз­во­дит­ся и… сно­ва выхо­дит замуж за дру­го­го алкоголика.

Быва­ет даже так: вдруг она вышла за замуж за алко­го­ли­ка, а он завя­зал, пере­стал пить, стал рабо­тать и зара­ба­ты­вать. И – вдруг стал ей неин­те­ре­сен. Она не пони­ма­ет, зачем ей даль­ше жить! «Я же долж­на его спа­сать, а он тут, пони­ма­ешь ли, завя­зал…». Очень тон­кая такая пси­хо­ло­ги­че­ская игра начинается.

– Как с этим бороться?

– Надо понять: что про­ис­хо­дит со мной? Если такая жен­щи­на вдруг пой­мет, что с ней на самом деле про­ис­хо­дит и поче­му, даль­ше она смо­жет осо­знать, что «моя любовь к нему была не любо­вью, а фор­мой зави­си­мо­сти – он был зави­сим от алко­го­ля, а я зави­се­ла от него пьющего».

– Что же делать? Раз­во­дить­ся в таком случае?

– Надо открыть для себя насто­я­щую любовь и начать каче­ствен­ные отно­ше­ния с мужем, бук­валь­но зано­во полю­бить его.

– Даже два чело­ве­ка, кото­рые вме­сте по при­чине каких-то сво­их лич­ных травм, могут начать нор­маль­ные и здо­ро­вые отношения?

– Могут, если она оба осо­зна­ют, что имен­но они дела­ли не так и ока­жут­ся гото­вы к тому, что­бы раз­ви­вать­ся, то есть при­об­ре­тать новые каче­ства, новые навы­ки и менять свои отношения.

Кста­ти, по Эри­ху Фром­му, любовь – это актив­ная заин­те­ре­со­ван­ность в жиз­ни и раз­ви­тии объ­ек­та люб­ви. Когда оба чело­ве­ка заин­те­ре­со­ва­ны в жиз­ни и раз­ви­тии друг дру­га, не про­сто в жиз­ни, а в жиз­ни и раз­ви­тии друг дру­га, это и есть насто­я­щая любовь.

Любовь сов­ме­ща­ет в себе такие каче­ства, как лас­ка и забо­та. Лас­ка без забо­ты – не любовь. Забо­та без лас­ки – не любовь.

Ведь любовь – это не чув­ство, любовь – это сово­куп­ность раз­ных чувств, (на про­тя­же­нии жиз­ни одно может пере­кры­вать дру­гое, воз­вра­щать­ся вновь, но уже на ином уровне), плюс – это ответ­ствен­ный выбор и решение.

Реше­ние быть вме­сте – зна­чит, реше­ние жить вме­сте и жить так, что­бы бла­го­да­ря друг дру­гу мы жили и раз­ви­ва­лись. Я отве­чаю за того, кого я люб­лю, и кого я не люб­лю, ина­че не было бы запо­ве­ди: «Воз­лю­би Гос­по­да Бога всем серд­цем и всей душой, и всем помыш­ле­ни­ем. И воз­лю­би ближ­не­го, как само­го себя».

Если любовь от меня вооб­ще никак не зави­сит, если она – исклю­чи­тель­но спон­тан­ное чув­ство, рож­да­ю­ще­е­ся в лим­би­че­ской систе­ме неза­ви­си­мо от моей воли, то не было бы запо­ве­дей о люб­ви в Евангелии.

– Как писал кто-то из свя­тых отцов, любовь – это доб­ро­де­тель воли?

– Она име­ет в себе эле­мент воли, ска­жем так. Это очень слож­ный набор и чувств, и мыс­лей, и мое­го выбо­ра, и ответ­ствен­но­сти. Любовь мож­но воз­гре­вать, любовь мож­но зату­шить. Ска­жем, если я люб­лю, напри­мер, замуж­нюю жен­щи­ну, то я несу за это ответ­ствен­ность перед Богом, и в Еван­ге­лии от Мат­фея есть реко­мен­да­ции, как мне в этом слу­чае надо посту­пать – вырви свой глаз, отсе­ки свою руку, если они соблаз­ня­ют тебя (см. Мф.5:28-30). Понят­но, что в бук­валь­ном смыс­ле гла­за выры­вать или руки отре­зать – нере­аль­но и неправильно.

Это зна­чит, что если что-то очень тебе доро­го, настоль­ко доро­го, как твой соб­ствен­ный глаз или твоя соб­ствен­ная рука, то луч­ше отрежь, разо­рви свои отно­ше­ния с этим чело­ве­ком, не поз­во­ляй уси­ли­вать­ся соблаз­нам, кото­рые погу­бят и тебя, и его.

Батюшки тоже плачут…

– Часто у людей есть жела­ние что-то поме­нять в сво­ей жиз­ни, но нет воз­мож­но­сти най­ти для это­го вре­мя, осо­бен­но, когда дети малень­кие. Какие уж тут семи­на­ры, кни­гу почи­тать неко­гда! Встре­ча­лись с таким? Как тут быть?

– Да. У нас была ситу­а­ция, когда на семи­нар при­е­хал свя­щен­ник вме­сте с супру­гой, они на два дня оста­ви­ли деся­те­рых детей – «рас­ки­да­ли» по дру­зьям, по зна­ко­мым, по бабуш­кам, дедуш­кам и так далее, ради уча­стия в этих «Супру­же­ских встре­чах». После этой исто­рии, когда люди гово­рят: «Ой, нам ребен­ка неку­да деть», мы им пока­зы­ва­ем на это­го батюш­ку и гово­рим: «Он смог, зна­чит, и вы смо­же­те, если у вас есть насто­я­щее желание».

– Обыч­но счи­та­ет­ся, что свя­щен­ни­че­ская семья – это некий эта­лон, что в ней серьез­ных про­блем по опре­де­ле­нию быть не может, батюш­ка и матуш­ка как бы все­гда «на вит­рине». Поэто­му если про­бле­ма воз­ни­ка­ет в свя­щен­ни­че­ской семье, есте­ствен­но, она до послед­не­го замал­чи­ва­ет­ся. Это так?

– Это так, пото­му что дей­стви­тель­но есть некий миф. А на самом деле свя­щен­ни­ки – тоже люди, они тоже спо­соб­ны испы­ты­вать как при­ят­ные, так и непри­ят­ные чув­ства. Свя­щен­ни­ков точ­но так­же, к сожа­ле­нию, никто не учил, как свои чув­ства выра­жать. Мно­гие из нас – из обыч­ных свет­ских-совет­ских семей. Если даже чело­век из свя­щен­ни­че­ской семьи, где еще живы какие-то тра­ди­ции, пре­ем­ство и так далее, где даже могут до сих пор сохра­нять­ся эле­мен­ты пат­ри­ар­халь­ной семьи, его супру­га может быть из семьи совер­шен­но нецер­ков­ной, у нее совер­шен­но дру­гие поня­тия, и она не соби­ра­ет­ся мужу под­чи­нять­ся, напри­мер. Более того, она может вооб­ще уна­сле­до­вать недо­ве­рие к муж­чи­нам, и отсю­да начи­на­ет­ся конфликт.

Я могу ска­зать, что по неофи­ци­аль­ной инфор­ма­ции в сред­нем в Санкт-Петер­бур­ге – один-два слу­чая раз­во­дов свя­щен­ни­че­ских пар в год. Такие фак­ты есть. Знаю слу­чаи, когда свя­щен­ни­ки офи­ци­аль­но не раз­во­дят­ся с матуш­ка­ми, но и вме­сте не живут: она живет где-нибудь в квар­ти­ре, а он – в ком­нат­ке при церк­ви. Люди на него смот­рят и вос­хи­ща­ют­ся: «Надо же, какой батюш­ка само­от­вер­жен­ный – как ни при­дешь в цер­ковь, он все вре­мя тут! Позд­но задер­жи­ва­ет­ся, испо­ве­ду­ет, бесе­ду­ет с людь­ми, молеб­ны и пани­хи­ды слу­жит. В камор­ке при церк­ви ночу­ет». А на самом деле он домой не спе­шит ехать и не соби­ра­ет­ся, пото­му что дома ему пло­хо, пото­му что у него пер­ма­нент­ный кон­фликт со сво­ей супругой.

Свя­щен­ни­ков, у кото­рых огром­ные про­бле­мы с супру­га­ми, огром­ное коли­че­ство. Неко­то­рые счи­та­ют, что боль­ше поло­ви­ны свя­щен­ни­че­ских семей на самом деле нахо­дят­ся в ситу­а­ции посто­ян­но­го кри­зи­са отно­ше­ний с супругами.

– Вы рас­ска­зы­ва­ли, что у вас с супру­гой было нечто похо­жее – ссо­ры, недо­по­ни­ма­ния, жела­ние задер­жать­ся подоль­ше на при­хо­де, чтоб попоз­же прий­ти домой. А что вас застав­ля­ло думать, что это нор­маль­но, и не искать выхо­да до поры до времени?

– Во-пер­вых, я счи­тал, что у всех так – жизнь такая. Я же с дру­ги­ми свя­щен­ни­ка­ми общался.

Во-вто­рых, в рус­ской тра­ди­ции – под­чер­ки­ваю, в рус­ской, не гре­че­ской, напри­мер, при­ня­то сле­ду­ю­щее: когда моло­до­го чело­ве­ка руко­по­ла­га­ют в сан диа­ко­на, с него сни­ма­ют обру­чаль­ное коль­цо и ипо­ди­а­ко­ны часто гово­рят при­мер­но сле­ду­ю­щую фра­зу: «Сни­май коль­цо, сей­час мы будем тебя с женою раз­вен­чи­вать, а с Цер­ко­вью – вен­чать». А далее, в чине руко­по­ло­же­ния дей­стви­тель­но поют­ся те же самые пес­но­пе­ния, что и при вен­ча­нии, толь­ко в обрат­ном поряд­ке: «Сла­ва тебе, Хри­сте Боже», «Свя­тые муче­ни­цы», «Иса­ие, ликуй!». При этом буду­ще­го свя­щен­но­слу­жи­те­ля трое­крат­но обво­дят вокруг Пре­сто­ла, как мужа и жену в чине вен­ча­нии – вокруг аналоя!

То есть, это вос­при­ни­ма­ет­ся имен­но так, что тебя с женой как бы свое­об­раз­но раз­вен­чи­ва­ют, а с Цер­ко­вью – вен­ча­ют, и теперь ты обя­зан свою жизнь на 100% посвя­тить слу­же­нию Церк­ви. А жену, так уж и быть, тебе раз­ре­ша­ют сохра­нить, по немо­щи тво­ей: так уж и быть, поль­зуй­ся тво­ей женой ино­гда, но ты дол­жен отдать себя пол­но­стью Церк­ви, а жена пусть, как может, сама выка­раб­ки­ва­ет­ся… Она зна­ла, на что шла, когда выхо­ди­ла замуж за свя­щен­ни­ка – вот такой раз­го­вор идет.

– Уди­ви­тель­но!

– Дело в том, что Вы тако­го офи­ци­аль­но­го уче­ния не най­дё­те ни в Свя­щен­ном Писа­нии, ни в кано­нах Церк­ви – нигде тако­го нет. Это некий миф. Но что инте­рес­но, неко­то­рые свя­щен­ни­ки, кото­рые закон­чи­ли Духов­ную Семи­на­рию или даже Ака­де­мию, при­ни­ма­ют это за чистую моне­ту и начи­на­ют счи­тать, что это некое тай­ное уче­ние, кото­рое сооб­ща­ет­ся при руко­по­ло­же­нии: коль­цо сни­ма­ет­ся, сей­час меня с женой развенчают.

– Дру­ги­ми сло­ва­ми, мож­но после хиро­то­нии пре­не­бречь женой?

– Ну, чуть ли не учат, что так оно и долж­но быть! Что ты чуть ли не обя­зан ею пре­не­бречь. Я чув­ствую вину, когда вме­сто того, что­бы лиш­ний раз поис­по­ве­до­вать кого-то или с кем-то в Церк­ви пого­во­рить, вдруг при­еду рань­ше и про­ве­ду вре­мя с женой и детьми – я чуть ли не пре­ступ­ле­ние совер­шаю, кра­ду свое вре­мя у сво­их при­хо­жан ради моей жены и детей! – бук­валь­но так воспринимается.

На самом деле, если Вы про­чи­та­е­те Пер­вое посла­ние апо­сто­ла Пав­ла к Тимо­фею, III гла­ва, сти­хи 2–5, то пой­ме­те, что Свя­щен­ное Писа­ние гово­рит несколь­ко ина­че. В этих сти­хах апо­стол Павел гово­рит о епи­ско­пах, в те вре­ме­на епи­ско­пы мог­ли женить­ся, толь­ко в VII веке по реше­нию Трулль­ско­го собо­ра появил­ся канон, соглас­но кото­ро­му епи­скоп не дол­жен быть женат. Поэто­му все, что гово­рит здесь апо­стол, в наши дни отно­сит­ся к жена­тым священникам:

«… одной жены муж, трезв, цело­муд­рен, бла­го­чи­нен, честен, стран­но­лю­бив, учи­те­лен, не пья­ни­ца, не бий­ца», – то есть нель­зя бить свою жену – «не свар­лив, не коры­сто­лю­бив, но тих, миро­лю­бив, не среб­ро­лю­бив», – с коры­сто­лю­би­ем и среб­ро­лю­би­ем у нас, свя­щен­ни­ков, тоже всё непро­сто, а вот даль­ше идёт очень важ­ная фра­за! – хоро­шо управ­ля­ю­щий домом сво­им, детей содер­жа­щий в послу­ша­нии со вся­кою чест­но­стью; ибо, кто не уме­ет управ­лять соб­ствен­ным домом, тот будет ли пещись о Церк­ви Божией?»

Выхо­дит, дом свя­щен­ни­ка и его семей­ные отно­ше­ния долж­ны быть как бы образ­цо­вы­ми. Полу­ча­ет­ся, с точ­ки зре­ния Свя­щен­но­го Писа­ния, важ­но что­бы жена­тый кли­рик был образ­цом не толь­ко у себя на при­хо­де, но и в соб­ствен­ной семье. Поче­му-то как-то про это не гово­рит­ся, а гово­рит­ся про­сто: сни­май коль­цо, и, типа, с женой тебя развенчали.

– Вы ска­за­ли, это отно­сит­ся толь­ко к Рус­ской Церкви?

– У гре­ков тоже свя­щен­ник сни­ма­ет обру­чаль­ное коль­цо, но – толь­ко на вре­мя слу­же­ния Литур­гии, дабы даже слу­чай­но под коль­цо не попа­ли крош­ки Тела Хри­сто­ва во вре­мя При­ча­ще­ния. У них это чисто прак­ти­че­ское сооб­ра­же­ние. Когда Литур­гия закан­чи­ва­ет­ся, гре­че­ский свя­щен­ник наде­ва­ет свое обру­чаль­ное коль­цо и ходит с кольцом.

Мы вос­при­ня­ли тра­ди­цию гре­ков, но если у них она сугу­бо прак­ти­че­ская, то в рус­ской вер­сии – при­чем неофи­ци­аль­ной, офи­ци­аль­но­го уче­ния Церк­ви на эту тему нет – это было транс­фор­ми­ро­ва­но в «раз­вен­чи­ва­ние» с женой…

Психолог не заменит священника, и наоборот

– Давай­те поды­то­жим: в любой семье – мир­ской, свя­щен­ни­че­ской – на что нуж­но обра­тить вни­ма­ние, что долж­ны быть обя­за­тель­но как залог нор­маль­ных отношений?

– Пони­ма­ние и при­ня­тие чувств друг дру­га; не осуж­де­ние друг дру­га за чув­ства; уме­ние пони­мать чувств друг дру­га, даже когда они выра­жа­ют­ся кос­вен­но. И диа­лог, это и есть готов­ность, сле­дуя прин­ци­пам диа­ло­га, про­го­ва­ри­вать свои про­бле­мы, нахо­дить спо­соб реше­ния их. Мы можем это делать само­сто­я­тель­но, но если не полу­ча­ет­ся, то опять-таки – или надо со сми­ре­ни­ем обра­тить­ся к чело­ве­ку, кото­рый может помочь, или поехать на одну из наших про­грамм, напри­мер на про­грам­му «Семей­ный диа­лог». К сожа­ле­нию, я знаю, что неко­то­рые свя­щен­ни­ки не хотят ехать к нам чисто из гор­до­сти, опа­са­ясь, что дру­гие узна­ют, что у него быва­ют тоже про­бле­мы в семье.

Знаю, что неко­то­рые наши петер­бург­ские свя­щен­ни­ки, кото­рые меня зна­ют, гово­рят: «Чему это Дяги­лев может меня научить? Я же такой же, как и он! Зачем мне куда-то ехать?».

– Непро­сто вооб­ще высту­пать в роли экс­пер­та по семей­ной жиз­ни – это же нала­га­ет опре­де­лен­ные обя­за­тель­ства: нуж­но соответствовать?

– Я себя тако­вым не счи­таю, про­сто так полу­чи­лось, что про­мыс­лом Божи­им на каком-то эта­пе сво­ей жиз­ни я стал зани­мать­ся вопро­са­ми отно­ше­ний в семье, с каж­дым меся­цем и годом – все глуб­же, и Гос­подь через встре­чи с раз­ны­ми людь­ми, через обсто­я­тель­ства, через изу­че­ние соот­вет­ству­ю­щей лите­ра­ту­ры, какие-то вещи откры­вал. В кон­це кон­цов, я сей­час полу­чил пси­хо­ло­ги­че­ское обра­зо­ва­ние – спе­ци­аль­но пошел учить­ся, для того, что­бы еще более глу­бо­ко иметь воз­мож­ность людям помо­гать, раз­би­рать­ся, что имен­но и как нуж­но делать, а так­же что и как не нуж­но делать.

Кста­ти, я могу ска­зать, что пси­хо­лог свя­щен­ни­ка не заме­нит, а свя­щен­ник не заме­нит пси­хо­ло­га. Пото­му что испо­ведь чаще все­го – это все-таки доста­точ­но корот­кий раз­го­вор, это откро­ве­ние Богу гре­хов сво­их чело­ве­ком и, может быть, какой-то крат­кий духов­ный совет, чаще все­го, по прак­ти­ке. У свя­щен­ни­ка нет воз­мож­но­сти глу­бо­ко вни­кать в суть того, что про­ис­хо­дит у того или ино­го чело­ве­ка, рас­спра­ши­вать о его жиз­ни, о жиз­ни его пред­ков, пытать­ся понять, что запи­са­но в его лим­би­че­ской систе­ме. Пси­хо­ло­гия под­ра­зу­ме­ва­ет раз­лич­ные спо­со­бы, кото­рые поз­во­ля­ют чело­ве­ку рас­крыть­ся и узнать, что с ним про­ис­хо­дит, все­воз­мож­ные игро­вые мето­ди­ки и тан­це­валь­ные, и рису­ноч­ные – это всё тот инстру­мен­та­рий, кото­рым свя­щен­ник, в том чис­ле и я, на испо­ве­ди поль­зо­вать­ся не может.

Поэто­му я раз­де­ляю, когда я раз­го­ва­ри­ваю с людь­ми как свя­щен­ник, хотя какие-то эле­мен­ты из пси­хо­ло­гии на испо­ве­ди и в пас­тыр­ской бесе­де могут при­го­дить­ся, и когда я раз­го­ва­ри­ваю с людь­ми уже боль­ше как пси­хо­лог, хотя я не забы­ваю, что я – священник.

– А вот кста­ти: в пси­хо­ло­ги­че­ской лите­ра­ту­ре посто­ян­но встре­ча­ет­ся такое поня­тие как при­ня­тие. Оно вос­при­ни­ма­ет­ся как обя­за­тель­ный атри­бут люб­ви. На Ваш взгляд, в семей­ной жиз­ни хри­сти­ан что такое при­ня­тие, как оно долж­но быть выражено?

– Под при­ня­ти­ем, преж­де все­го, под­ра­зу­ме­ва­ет­ся при­ня­тие чувств чело­ве­ка и при­ня­тие его как лич­но­сти с инди­ви­ду­аль­ным набо­ром пси­хи­че­ских черт – тем­пе­ра­мен­та, осо­бен­но­стей реак­ций, и со сво­им набо­ром даров Свя­то­го Духа, пото­му что каж­дый из нас уни­ка­лен. Неслу­чай­но апо­стол Павел и в Посла­нии к Рим­ля­нам, в 12 гла­ве, и в пер­вом Посла­нии в Корин­фя­нам, тоже в 12 гла­ве, и в 4 гла­ве Посла­ния к Ефе­ся­нам – то есть совер­шен­но раз­ным людям! – пишет о Церк­ви как о Теле Хри­сто­вом, кото­рое состо­ит из раз­ных чле­нов, каж­до­му чле­ну тела даны раз­ные дары, но при этом каж­дый член тела уни­ка­лен и не вза­и­мо­за­ме­ня­ем. Все мы – чле­ны одно­го Тела, и мы очень непо­хо­жи друг на дру­га, не взаимозаменяемы.

Это ошиб­ка, кото­рая ино­гда в Церк­ви воз­ни­ка­ла, когда всех стри­гут под одну гре­бен­ку: все долж­ны читать оди­на­ко­вое молит­вен­ное пра­ви­ло, все долж­ны оди­на­ко­во соблю­дать оди­на­ко­вый устав и так далее – это прин­ци­пи­аль­но невер­ный подход!

Как раз вер­ный хри­сти­ан­ский под­ход – это отно­ше­ние к каж­до­му чело­ве­ку как к инди­ви­ду­у­му, как к уни­каль­но­му чле­ну Тела Хри­сто­ва  – Церкви.

Глаз круг­лый, бле­стя­щий, но не сги­ба­ет­ся, а палец не име­ет зрач­ка, не может видеть, но уме­ет сги­бать­ся, может тяже­сти под­ни­мать. И палец и глаз – части одно­го тела, и каж­дый из них нужен на сво­ём месте. У каж­до­го чело­ве­ка есть что-то такое, чего нет у дру­гих, каж­дый реа­ги­ру­ет на те или иные вещи по-сво­е­му. У каж­до­го есть и свои недо­стат­ки – не гре­хи, а имен­но недо­стат­ки, от сло­ва «недо­ста­ёт», кото­рое озна­ча­ет отсут­ствие каких-то навы­ков, уме­ний, воз­мож­но­стей, даров Свя­то­го Духа. И это тоже не пло­хо – мы при­зва­ны в Церк­ви друг дру­га вза­и­мо­до­пол­нять, забо­тясь друг о дру­ге с любо­вью, исполь­зуя для это­го свои дары Свя­то­го Духа.

– Лег­ко при­нять, когда чело­век явля­ет­ся носи­те­лем каких-то даров Духа Свя­то­го. Но как при­нять, допу­стим, какие-то быто­вые вещи, что муж раз­бра­сы­ва­ет нос­ки или ковы­ря­ет­ся в носу, а жена часа­ми плес­ка­ет­ся в душе или хра­пит, как носорог?

– Во-пер­вых, мож­но поде­лить­ся сво­и­ми непри­ят­ны­ми чув­ства­ми в свя­зи с нос­ка­ми или в свя­зи с ковы­ря­ни­ем в носу.

– Ну как же – у чело­ве­ка есть сво­бо­да делать то, что он хочет, осо­бен­но дома, при­ят­но тебе или нет…

– Испы­ты­вать чув­ства по тому или ино­му пово­ду – нор­маль­но. У чело­ве­ка воз­ни­ка­ет непри­ят­ное чув­ство, он делит­ся чув­ством, а не сво­им мне­ни­ем по пово­ду сво­е­го супру­га. Не «Ты, сво­лочь такая, нос­ки раз­бро­сал!», а «Мне про­тив­но, когда я вижу нос­ки, лежа­щие посре­ди комнаты».

То есть не муж мне про­ти­вен, а нос­ки, лежа­щие посре­ди ком­на­ты, мне про­тив­ны. Это важ­ный момент. Надо исхо­дить из сле­ду­ю­ще­го: что каж­дый чело­век есть образ Божий, а Бог если сотво­рил, зна­чит вся­кий чело­век хоро­ший, пло­хих людей не суще­ству­ет. Гре­хи наши – это не я. Я – это я, это не грех. Если вы гряз­ный, то не вы пло­хи, про­сто на вас грязь, нуж­но пой­ти в душ и вымыть­ся, пра­виль­но? Так же отно­сить­ся надо к гре­хам: да, они налип­ли на чело­ве­ка, грех прон­зил нашу душу и тело, это грязь гре­хов­ная и на нас, и внут­ри нас. Да – мы вино­ва­ты, что запач­ка­лись этой гря­зью. Но осо­зна­ние сво­ей гре­хов­но­сти – это повод духов­но, в пол­ном смыс­ле это­го сло­ва, «вымыть­ся». Но это не повод гово­рить, что я пло­хой, пото­му что я гряз­ный, и вооб­ще, грязь – это я.

При­ня­тие под­ра­зу­ме­ва­ет при­ня­тие того, что ты такой, какой ты есть, и пони­ма­ние, что ты хоро­ший. Если ты что-то дела­ешь, что мне не нра­вит­ся, здесь повод разо­брать­ся, поче­му ты так дела­ешь, но не осуж­дать и не вешать ярлык. Кста­ти, я уже гово­рил, к сожа­ле­нию, наши пра­во­слав­ные люди очень любят вешать ярлы­ки. «Ты такой нечи­сто­плот­ный», – это из-за нос­ков. Это ни к чему хоро­ше­му не приводит.

– Каза­лось бы, одно-един­ствен­ное сло­во «ты» поме­нять на «я», и фра­за зву­чит иначе…

– И ска­зать о сво­ем чув­стве в свя­зи не с чело­ве­ком, а с ситуацией.

Встречи: примирение во Христе

– Отец Алек­сандр, допу­стим, супру­ги реши­ли «пере­за­гру­зить» отно­ше­ния и при­е­ха­ли на семи­нар «Супру­же­ские встре­чи». Два дня – и все, они все­му научи­лись, все преж­ние сте­рео­ти­пы пове­де­ния в прошлом?

– Дей­стви­тель­но, семи­нар по про­грам­ме «Семей­ный диа­лог» Пра­во­слав­но­го Объ­еди­не­ния «Супру­же­ские встре­чи» явля­ет­ся очень мощ­ной встряс­кой, кото­рая силь­но меня­ет отно­ше­ния людей, об этом сви­де­тель­ству­ет боль­шин­ство участ­ни­ков. Но, как пра­ви­ло, это­го внут­рен­не­го заря­да и пони­ма­ния хва­та­ет мак­си­мум на год, чаще на пол­го­да, а у мно­гих уже через несколь­ко недель, а то и дней, про­бле­мы воз­вра­ща­ют­ся. Осо­бен­но нуж­но учи­ты­вать, что дале­ко не все вни­ма­тель­ны на выез­де. Здесь и сей­час им ста­ло хоро­шо, они про­го­во­ри­ли свои про­бле­мы, они в эйфо­рии, но они не поня­ли, отку­да эти про­бле­мы воз­ник­ли в свое вре­мя. И про­бле­мы начи­на­ют воз­вра­щать­ся, воз­мож­но, даже разо­ча­ро­ва­ние нач­нет­ся после выез­да на Супру­же­ских встре­чи: «Мы-то дума­ли, что так будет всегда…».

Для того, что­бы это­го не насту­па­ло, мы при­гла­ша­ем людей потом на еже­ме­сяч­ные встре­чи для участ­ни­ков таких выез­дов. Они обыч­но про­хо­дят по вече­рам раз в месяц. На встре­чах мы как раз раз­би­ра­ем те темы, кото­рые зву­ча­ли на выез­де, но здесь мы име­ем воз­мож­ность разо­брать их более глу­бо­ко. Ино­гда мы берем темы, кото­рые не име­ли отно­ше­ния к выез­ду, но тоже важ­ны. Напри­мер, сей­час мы будем про­во­дить еже­ме­сяч­ную встре­чу на тему пред­сто­я­ще­го Ново­го года и Рож­де­ства – «Как мы будем их отме­чать, что­бы это был празд­ник для всей семьи?».

– Это очень хоро­шая тема, пото­му что по ста­ти­сти­ке как раз после ново­год­них празд­ни­ков мно­го разводов…

– Да, да, да! Поэто­му эту тему мы отдель­но про­ра­ба­ты­ва­ем. Мы – пра­во­слав­ные – уме­ем постить­ся, но не уме­ем празд­но­вать. «Раз­ре­ше­ние на вся» пони­ма­ет­ся как воз­мож­ность наест­ся, напить­ся… и всё.

Поми­мо еже­ме­сяч­ных встреч у нас есть выезд­ные про­грам­мы-про­дол­же­ния, более углуб­лен­ные: раз­би­ра­ем такие темы как пси­хо­ло­ги­че­ские потреб­но­сти муж­чин и жен­щин, тем­пе­ра­мен­ты – о том, что тем­пе­ра­мен­ты раз­ные и в чем имен­но раз­ни­ца заклю­ча­ет­ся. Мно­гие люди гово­рят: «У нас про­сто гла­за откры­ва­ют­ся, и мы начи­на­ем видеть – ах, вот поче­му ты такой! Ока­зы­ва­ет­ся, вот поче­му ты так посту­па­ешь и так реа­ги­ру­ешь!» – и пере­ста­ют друг дру­га осуждать.

Отдель­ный выезд есть «Диа­лог с Богом». Есть про­грам­ма лет­не­го отды­ха, назы­ва­ет­ся «Путь друг к дру­гу». На эту про­грам­му мы уже при­гла­ша­ем семей­ные пары, кото­рые ранее участ­во­ва­ли в «Семей­ном диа­ло­ге», при­чём, на этот раз – с детьми, она рас­счи­та­на на вза­и­мо­дей­ствие в семье. На 2 неде­ли выез­жа­ем куда-нибудь, при этом с нами едут 1–2 педа­го­га – мы спе­ци­аль­но нани­ма­ем людей, кото­рые берут на себя детей в то вре­мя, как взрос­лые зани­ма­ют­ся. Каж­дый вечер – биб­лей­ская груп­па. А на сле­ду­ю­щий день, напри­мер, эти люди, кото­рых мы нани­ма­ли, сво­бод­ны, а роди­те­ли весь день про­во­дят с детьми: можем, напри­мер, все вме­сте на бай­дар­ках попла­вать по реч­ке. Опять-таки это не обя­за­тель­но – какая-то семья может поехать, какая-то семья не поехать. И так – через день. В какой-то момент, пока роди­те­ли зани­ма­ют­ся, педа­го­ги гото­вят с детьми какой-нибудь гран­ди­оз­ный спектакль.

Очень инте­рес­ная про­грам­ма такая, она летом проводится.

– Люди нецер­ков­ные могут при­нять участие?

– Конеч­но! Все про­грам­мы «Супру­же­ских встреч» име­ют рели­ги­оз­ный ком­по­нент – мы это­го не скры­ва­ем, и каж­дая встре­ча начи­на­ет­ся и закан­чи­ва­ет­ся пра­во­слав­ной молит­вой. Но про­грам­ма откры­та для людей всех кон­фес­сий и всех сте­пе­ней воцер­ко­в­лен­но­сти – для нас это важ­но. У нас была, напри­мер, пара – люте­ран­ский пас­тор и его жена. И ате­и­сты быва­ют. Но веду­щи­ми могут быть толь­ко пра­во­слав­ные вен­чан­ные пары, это наш прин­цип. Мы не при­нуж­да­ем к обра­ще­нию в пра­во­сла­вие, мы не застав­ля­ем молить­ся и не наси­лу­ем, что­бы ходи­ли на служ­бы. Уча­стие в молит­ве – дело доб­ро­воль­ное. В суб­бо­ту вече­ром у нас все­гда испо­ведь. В вос­кре­се­нье пря­мо в гости­ни­це слу­жит­ся Литур­гия – мы берем с собой анти­минс, обла­че­ние, дела­ем вре­мен­ный Пре­стол. Испо­ве­до­вать­ся и при­ча­щать­ся или нет – это лич­ный выбор участ­ни­ков, хотя мы гово­рим о том, что вся про­грам­ма, по сути, это такая сов­мест­ная под­го­тов­ка мужа и жены к при­ми­ре­нию и сов­мест­но­му при­ча­ще­нию, к при­ми­ре­нию во Христе.

– Как часто про­хо­дят выез­ды «Супру­же­ских встреч»?

– Выезд орга­ни­зу­ет­ся и про­во­дит­ся, как мини­мум, тре­мя веду­щи­ми супру­же­ски­ми пара­ми, из кото­рых одна – свя­щен­ни­че­ская. Или три пары мирян и свя­щен­ник без супру­ги – такой вари­ант тоже воз­мо­жен, хотя мы его не при­вет­ству­ем. Веду­щих может быть и больше.

Так вот, одной паре веду­щих не полез­но участ­во­вать более чем в одном выез­де в год, мак­си­мум в двух, дабы не насту­пи­ло про­фес­си­о­наль­ное выго­ра­ние. Наши веду­щие – это обыч­ные люди, кото­рые когда-то при­ня­ли уча­стие в подоб­ном выез­де, это им помог­ло, и теперь они гото­вы делить­ся сво­им опы­том, сво­им сви­де­тель­ством из жиз­ни с дру­ги­ми – в сво­бод­ное от основ­ной рабо­ты вре­мя, посколь­ку рабо­та веду­щи­ми – это фор­ма слу­же­ния Богу и ближ­ним, за выезд веду­щие ниче­го не полу­ча­ют, кро­ме того, что сами же выпол­ня­ют те же зада­ния, что и участ­ни­ки, и про­дол­жа­ют раз­ви­вать отно­ше­ния в соб­ствен­ных семьях.

В чём-то это похо­же на слу­же­ние апо­сто­лов, кото­рым никто не пла­тил зар­пла­ту за их про­по­ведь. Да – ино­гда хри­сти­ане жерт­во­ва­ли апо­сто­лам на их слу­же­ние, а ино­гда они зара­ба­ты­ва­ли на хлеб насущ­ный сво­и­ми рука­ми. А ещё важ­но, что­бы при­во­ди­мые веду­щи­ми при­ме­ры из соб­ствен­ной жиз­ни были све­жи­ми, а не заучен­ны­ми и мно­го раз повто­ря­ю­щи­ми­ся на раз­ных выез­дах, ина­че мето­ди­ка не рабо­та­ет – их сло­ва не будут тро­гать души участ­ни­ков. Имен­но поэто­му уча­стие веду­щей пары не может быть частым.

Напри­мер, в нашем Санкт-Петер­бург­ском епар­хи­аль­ном цен­тре «Супру­же­ских встреч» мы име­ем десять веду­щих пар. Это зна­чит, что мы можем себе поз­во­лить три-четы­ре выез­да в год. Но учи­ты­вая необ­хо­ди­мость посы­лать веду­щих для про­ве­де­ния выез­дов в дру­гих реги­о­нах, мы про­во­дим в Санкт-Петер­бур­ге лишь два выез­да в год.

– Рас­ска­жи­те, каким обра­зом рас­про­стра­ня­ет­ся Ваш опыт в дру­гие реги­о­ны? Что Вы дела­е­те, если из какой-то епар­хии при­хо­дит запрос, что они хотят иметь центр «Супру­же­ских встреч» у себя?

– Мы регу­ляр­но полу­ча­ем такие запро­сы. Но наша зада­ча – не про­сто при­е­хать и устро­ить где-то «шоу для семей». Наша зада­ча – оста­вить после сво­е­го при­ез­да дей­ству­ю­щий центр – людей, кото­рые осво­и­ли наши мето­ди­ки и рабо­та­ют по ним, с кото­ры­ми мы на свя­зи, что­бы и мы мог­ли ска­зать: «Да – это наши люди, мы их зна­ем, и они каче­ствен­но дела­ют своё дело».

Сей­час центр Пра­во­слав­но­го Объ­еди­не­ния «Супру­же­ские встре­чи» поми­мо Санкт-Петер­бур­га суще­ству­ет в Ека­те­рин­бур­ге. На ста­дии ста­нов­ле­ния центр в Алма-Ате, у нас было два выез­да по про­грам­ме «Семей­ный диа­лог» в Казах­стане. В 2017 году у нас на оче­ре­ди Минск и Кали­нин­град. И на 2018 год – запла­ни­ро­ва­ны Москва и… Киев. Да-да, несмот­ря на слож­ные отно­ше­ния меж­ду Рос­си­ей и Укра­и­ной в 2015 году из Кие­ва к нам в Санкт-Петер­бург при­е­хал свя­щен­ник с супру­гой, в 2016 году при­е­хал ещё один свя­щен­ник с супру­гой из того же при­хо­да. В 2017 году они пла­ни­ру­ют при­е­хать в Минск, уже в каче­стве веду­щих. И я наде­юсь, что выезд в Кие­ве состо­ит­ся в 2018 году.

Обыч­но сна­ча­ла к нам – в дей­ству­ю­щий центр «Супру­же­ских встреч» – долж­ны при­е­хать участ­ни­ки из того реги­о­на, отку­да при­шёл запрос. Сре­ди них долж­на быть хотя бы одна свя­щен­ни­че­ская пара, пото­му что созда­ние епар­хи­аль­но­го цен­тра без свя­щен­ни­ка невоз­мож­но. Затем эти пары, вклю­чая свя­щен­ни­че­скую, ещё раз при­ез­жа­ют к нам, и участ­ву­ют у нас в выез­де, но уже в каче­стве веду­щих. Это про­ис­хо­дит через пол­го­да или даже через год.

И лишь потом эти люди там – у себя – нахо­дят необ­хо­ди­мое место – гости­ни­цу с тра­пез­ной, залом для собра­ний и местом, где мож­но слу­жить Литур­гию (при этом так, что­бы у каж­дой пары был отдель­ный номер) и при­гла­ша­ют нас. Мы посы­ла­ем туда одну-две веду­щих пары, плюс их веду­щие пары – и полу­ча­ет­ся нор­маль­ный выезд. Это, выхо­дит, ещё через пол­го­да – год. Так что от момен­та полу­че­ния запро­са до орга­ни­за­ции выез­да в новом реги­оне про­хо­дит от одно­го до двух лет интен­сив­ной рабо­ты. Через год мы к ним ещё раз посы­ла­ем наших веду­щих в помощь, и лишь к тре­тье­му выез­ду у цен­тра появ­ля­ет­ся доста­точ­ное коли­че­ство сво­их веду­щих для само­сто­я­тель­ной дея­тель­но­сти. Имен­но на этой ста­дии сей­час нахо­дит­ся центр в Екатеринбурге.

– Может ли к Вам при­е­хать свя­щен­ник-монах, допу­стим, кото­ро­му при­хо­дит­ся духов­но руко­во­дить людь­ми семей­ны­ми, а он о семей­ной жиз­ни ниче­го не знает?

– Да, и тогда они парал­лель­но, вме­сте с супру­же­ски­ми пара­ми, про­хо­дят осо­бую про­грам­му, направ­лен­ную на диа­лог с Богом, при этом они слу­ша­ют вве­де­ния веду­щих и зна­ко­мят­ся с тем, как живут семей­ные люди. Но мы не допус­ка­ем до уча­стия жена­тых свя­щен­ни­ков без супру­ги. Лишь при­об­ре­тя ста­тус веду­щих, они могут ино­гда участ­во­вать одни – по той же про­грам­ме, что и мона­хи. А из мона­ше­ству­ю­щих, как ни стран­но, могут полу­чить­ся заме­ча­тель­ные веду­щие «Супру­же­ских встреч».

– Кто-нибудь из архи­ере­ев или извест­ных людей под­дер­жи­ва­ет Вас?

– Наша дея­тель­ность в Санкт-Петер­бур­ге нача­лась с бла­го­сло­ве­ния мит­ро­по­ли­та Вла­ди­ми­ра (Кот­ля­ро­ва). 24 сен­тяб­ря 2010 года он бла­го­сло­вил нас на созда­ние цен­тра «Супру­же­ских встреч». И нынеш­ний мит­ро­по­лит Санкт-Петер­бург­ский и Ладож­ский Вар­со­но­фий под­дер­жи­ва­ет нашу дея­тель­ность, все наши меро­при­я­тия в Санкт-Петер­бур­ге осу­ществ­ля­ют­ся по его лич­но­му бла­го­сло­ве­нию. Я очень бла­го­да­рен за под­держ­ку Анне Куз­не­цо­вой – Упол­но­мо­чен­но­му при Пре­зи­ден­те Рос­сий­ской Феде­ра­ции по пра­вам ребён­ка, бла­го­да­ря ей, а так­же бла­го­да­ря Ната­лье Вик­то­ровне Яку­ни­ной, нам уда­лось рас­ска­зать о себе на мно­гих пло­щад­ках. О нас зна­ют мит­ро­по­лит Ила­ри­он (Алфе­ев), епи­скоп Пан­те­ле­и­мон (Шатов), про­то­и­е­рей Димит­рий Смир­нов, не раз я нахо­дил сло­ва под­держ­ки с их сто­ро­ны. Очень заин­те­ре­со­ва­ны в появ­ле­нии наших цен­тров сре­ди пра­во­слав­ных хри­сти­ан в Поль­ше мит­ро­по­лит Вар­шав­ский и всея Поль­ши Сав­ва и архи­епи­скоп Щецин­ский и Вроц­лав­ский Иере­мия, у меня была воз­мож­ность позна­ко­мить­ся с ними на кон­фе­рен­ции в 2013 году. Мит­ро­по­лит Киев­ский и всея Укра­и­ны Онуф­рий бла­го­сло­вил свя­щен­ни­ка, кото­рый был у нас на выез­де в 2015 году, созда­вать центр «Супру­же­ских встреч» в Кие­ве. А ещё есть запро­сы от пра­во­слав­ных из Гам­бур­га, из Сток­голь­ма, из Фло­ри­ды… Очень удач­ный опыт вза­и­мо­дей­ствия – с Казах­ста­ном, когда мит­ро­по­лит Аста­най­ский и Казах­стан­ский Алек­сандр сам захо­тел, что­бы у них появил­ся центр, рабо­та­ю­щий по нашей мето­ди­ке. Сна­ча­ла к нам в нояб­ре 2014 года при­е­ха­ла свя­щен­ни­че­ская супру­же­ская пара из Алма-Аты. А потом, в мае 2015 года, уже состо­ял­ся выезд в горо­де Астане, где батюш­ка с матуш­кой из Алма-Аты тоже были веду­щи­ми. Я до сих пор испы­ты­ваю бла­го­дар­ность к вла­ды­ке Алек­сан­дру за его под­держ­ку – Аста­най­ская епар­хия опла­ти­ла биле­ты трём веду­щим парам из Санкт-Петер­бур­га, нам была предо­став­ле­на заме­ча­тель­ная гости­ни­ца, залы и тра­пез­ная епар­хи­аль­но­го цен­тра име­ни свя­тых Кирил­ла и Мефо­дия воз­ле Кафед­раль­но­го Собо­ра горо­да Аста­ны. Это был один из самых при­ят­ных выез­дов, но, что инте­рес­но, боль­шин­ство участ­ни­ков были алма­тин­цы – не аста­най­цы. Поэто­му сле­ду­ю­щий выезд, в октяб­ре 2016 года, состо­ял­ся уже в Алма-Ате – в гор­ном оте­ле воз­ле ста­ди­о­на Медео. И вновь мы почув­ство­ва­ли под­держ­ку мит­ро­по­ли­та Алек­сандра, кото­рый уже после окон­ча­ния выез­да при­гла­сил меня сослу­жить ему в Свя­то-Николь­ском собо­ре г. Алма-Аты в день памя­ти свя­щен­но­ис­по­вед­ни­ка Нико­лая, мит­ро­по­ли­та Алма-Атин­ско­го, и затем состо­ял­ся при­ём, на кото­ром вла­ды­ка бла­го­сло­вил про­дол­жать раз­ви­вать нашу дея­тель­ность на казах­стан­ской зем­ле. Я думаю, что ещё один или два раза нам при­дёт­ся посы­лать сво­их веду­щих в Казах­стан, преж­де чем созда­ю­щий­ся там центр ста­нет совсем самостоятельным.

– Поче­му? В чем сложность?

– Дело в том, что в Казах­стане в прин­ци­пе слож­ная ситу­а­ция с семья­ми, я уже немнож­ко про это гово­рил в пер­вой части интер­вью. При­чи­на в том, что мно­гие казах­стан­цы – это потом­ки сослан­ных туда людей, с поло­ман­ны­ми семей­ны­ми исто­ри­я­ми и тра­ге­ди­я­ми, и пси­хо­ло­ги­че­ски это ска­зы­ва­ет­ся до сих пор, даже и на свя­щен­ни­ках, на их семьях. Поэто­му ста­нов­ле­ние цен­тра «Супру­же­ских встреч» там идёт непро­сто. Но я ещё раз выра­жаю бла­го­дар­ность мит­ро­по­ли­ту Алек­сан­дру за его воле­вое реше­ние и за посто­ян­ную поддержку.

– Вот толь­ко до Моск­вы «Супру­же­ские встре­чи» все никак не дойдут…

– В Москве нам пока не полу­ча­ет­ся орга­ни­зо­вать центр. Во-пер­вых, для это­го нуж­но полу­чить бла­го­сло­ве­ние само­го Свя­тей­ше­го Пат­ри­ар­ха – он явля­ет­ся пра­вя­щим архи­ере­ем горо­да Москвы.

Во-вто­рых, как я уже гово­рил, для орга­ни­за­ции выез­да по про­грам­ме «Семей­ный диа­лог» нуж­но, что­бы была хотя бы одна веду­щая свя­щен­ни­че­ская пара и, как мини­мум, две пары веду­щих-мирян. При­чем нуж­ны люди, кото­рые не будут делать это как послу­ша­ние, «пото­му что надо», «пото­му что бла­го­сло­ви­ли», а искренне захо­тят этим зани­мать­ся и зани­мать­ся посто­ян­но. К нам уже несколь­ко раз при­ез­жа­ли супру­ги из Моск­вы. Мы с ними на свя­зи. Они меч­та­ют о том, что­бы в Москве появил­ся свой центр. Но для это­го необ­хо­ди­мо, что­бы ото­звал­ся хотя бы один батюш­ка с матуш­кой из Моск­вы, или из Мос­ков­ской обла­сти. И тогда, по обыч­ной схе­ме: сна­ча­ла они при­е­ха­ли бы к нам как участ­ни­ки, потом – как веду­щие, а потом – мы при­е­ха­ли бы из Санкт-Петер­бур­га, про­ве­ли бы выезд, уеха­ли, а эти люди – оста­лись бы, и дей­ство­ва­ли, как еди­ная коман­да с нами, и в Москве, и в дру­гих горо­дах и стра­нах. Если, напри­мер, свя­щен­ник с супру­гой из Моск­вы или Мос­ков­ской обла­сти при­едут к нам на бли­жай­ший выезд – с 17 по 19 фев­ра­ля 2017 года, то выезд в Москве или обла­сти стал бы реаль­ным в 2018 году.

– Послед­ний вопрос: если в семье, услов­но гово­ря, тарел­ки в сте­ну не лета­ют, муж жену не бьет, все более или менее нор­маль­но – супру­ги как-то постес­ня­ют­ся пой­ти на семи­нар по семей­ной жиз­ни. Или им и не надо?

– Это ошиб­ка счи­тать, что учить­ся надо толь­ко тем, кто уже на гра­ни раз­во­да. Семи­нар пред­на­зна­чен для обыч­ных, нор­маль­ных семей. А как не быва­ет людей абсо­лют­но без­греш­ных, так не быва­ет и семей без тех или иных про­блем в отно­ше­ни­ях. Если вспом­нить, что Гос­подь создал муж­чи­ну и жен­щи­ну для того, чтоб они были счаст­ли­вы, дари­ли радость друг дру­гу, то ста­нет ясно: когда семья несчаст­на, это ненор­маль­но. Не нуж­но это тер­петь, с этим мирить­ся – надо искать выход. И любой семье полез­но раз­ви­вать свой диалог.

Бесе­до­ва­ла Вале­рия Михайлова

Иcточ­ник: Правмир.ру


Лицен­зия Мин­пе­ча­ти Эл № ФС77–44847 Репуб­ли­ка­ция мате­ри­а­лов сай­та в печат­ных изда­ни­ях (кни­гах, прес­се) воз­мож­на толь­ко с пись­мен­но­го раз­ре­ше­ния редакции.

Комментировать

*

2 комментария

  • Игорь, 07.08.2021

    Что делать, если раз­вёл­ся, 15 лет про­жил со вто­рой супру­гой, а потом вер­нул­ся к пер­вой, но уже 6 лет живём рядом, но люб­ви нет, как ни пыта­ем­ся… это если коротко…

    Ответить »
    • Кирилл, 14.08.2021

      Игорь, что Вы пони­ма­е­те под любовью?

      Ответить »
Размер шрифта: A- 15 A+
Цвет темы:
Цвет полей:
Шрифт: A T G
Текст:
Боковая панель:
Сбросить настройки