Я отношусь к тем мужчинам, которые активно участвуют в жизни семьи<br><span class="bg_bpub_book_author">Стефан Фаст</span>

Я отношусь к тем мужчинам, которые активно участвуют в жизни семьи
Стефан Фаст

(9 голосов4.3 из 5)

Сте­фан Фаст для «Азбу­ки супружества»

Сте­фан Фаст родил­ся в 1990 году в Ени­сей­ске в семье свя­щен­ни­ка. Млад­ший из пяти детей про­то­и­е­рея Ген­на­дия и матуш­ки Лидии Фастов. Окон­чил Крас­но­яр­ский авиа­ци­он­ный кол­ледж в 2010 году. Сей­час живет в Иркут­ске, рабо­та­ет авиа­дис­пет­че­ром. Женил­ся в 2013 году. Сыну 7 лет, доче­ри 4 года.

– Сте­фан, заме­ча­тель­ный чело­век и свя­щен­ник отец Сер­гий Прав­до­лю­бов в одном интер­вью ска­зал: «Обра­зо­ва­ние – лишь шли­фов­ка, обрам­ле­ние того опы­та, кото­рый чело­век полу­ча­ет в дет­стве». Там речь шла о том, что когда к нему обра­ща­ют­ся за пас­тыр­ским сове­том, он сна­ча­ла вспо­ми­на­ет сво­е­го отца и толь­ко потом – зна­ния, полу­чен­ные в Духов­ной семи­на­рии и ака­де­мии. Но мне кажет­ся, что эти сло­ва отца Сер­гия при­ме­ни­мы и к семей­ной жиз­ни. Конеч­но, пони­ма­ние мно­гих вещей при­хо­дит толь­ко с жиз­нен­ным опы­том, но всё же при­мер роди­те­лей, их люб­ви друг к дру­гу, чрез­вы­чай­но важен для чело­ве­ка, когда он созда­ет свою семью. Увы, дале­ко не у всех вза­и­мо­от­но­ше­ния роди­те­лей такой при­мер, кото­ро­му хоте­лось бы под­ра­жать. Но я думаю, что вам в этом смыс­ле повез­ло, и у вас такой при­мер был? 

– Да, у кого-то быва­ют оби­ды на роди­те­лей, вос­по­ми­на­ния о каких-то семей­ных кон­флик­тах, а у меня дет­ские вос­по­ми­на­ния об отно­ше­ни­ях в семье толь­ко поло­жи­тель­ные. Они настоль­ко поло­жи­тель­ны, что в нача­ле сво­ей семей­ной жиз­ни я пытал­ся вос­про­из­ве­сти ту модель семьи, что была у меня в дет­стве, даже не заме­чая это­го. Я про­сто не пред­став­лял, что мож­но как-то по-дру­го­му. Конеч­но, по про­ше­ствии вре­ме­ни, посколь­ку все мы люди раз­ные, стал­ки­ва­ешь­ся с про­бле­ма­ми, решая кото­рые, уже ниче­го ско­пи­ро­вать не можешь, и тут уж как полу­чит­ся. Но отно­ше­ния роди­те­лей, без­услов­но, были для меня при­ме­ром. Детей часто спра­ши­ва­ют, кто для них обра­зец, кто их герой. Для меня таким образ­цом все­гда, с ран­не­го дет­ства, был отец.

Ени­сейск малень­кий город, насе­ле­ние око­ло два­дца­ти тысяч чело­век, и папу зна­ло боль­шин­ство. Быва­ло, идем с ним куда-нибудь… Я с пято­го по девя­тый класс учил­ся в пра­во­слав­ной гим­на­зии, а папа там пре­по­да­вал, одно вре­мя даже был дирек­то­ром гим­на­зии, поэто­му в шко­лу и из шко­лы мы, быва­ло, шли вме­сте. Идти от шко­лы до дома минут трид­цать, но по доро­ге нас часто оста­нав­ли­ва­ли при­хо­жане и про­сто горо­жане. Люди здо­ро­ва­лись с папой, о чем-то его рас­спра­ши­ва­ли, сове­то­ва­лись. Мне с само­го дет­ства было при­ят­но осо­зна­вать, что это мой папа! Конеч­но, он все­гда являл­ся для меня образ­цом того, каким дол­жен быть насто­я­щий муж­чи­на, отец. А уже когда я вырос и создал свою семью, осо­знал, какой папа муж для моей мамы. Пони­маю, что и у них быва­ли какие-то спо­ры, свои печа­ли, но в целом, думаю, они про­жи­ва­ют очень счаст­ли­вую жизнь.

Я отношусь к тем мужчинам, которые активно участвуют в жизни семьи

– При вас они отно­ше­ния не выясняли? 

– Ни разу в жиз­ни я не слы­шал раз­го­во­ра папы с мамой на повы­шен­ных тонах. И на меня они ста­ра­лись не повы­шать голос, даже стро­гость была спо­кой­ной, без силь­ных эмо­ций. Прав­да, нуж­но пони­мать, что я млад­ший. Мои сест­ры и брат могут что-то рас­ска­зать по-дру­го­му, пото­му что чело­век раз­ви­ва­ет­ся, транс­фор­ми­ру­ет­ся, и пред­став­ле­ния о вос­пи­та­нии детей у него как-то меня­ют­ся. Я, навер­ное, был в какой-то сте­пе­ни любим­чи­ком. Во-пер­вых, млад­ший, во-вто­рых, тяже­ло маме достал­ся – были про­бле­мы со здо­ро­вьем, когда я рож­дал­ся. Воз­мож­но, с сест­ра­ми и бра­том роди­те­ли ино­гда быва­ли постро­же, чем со мной, но все­гда ста­ра­лись всё доне­сти спо­кой­но, не повы­шая голос и не раз­го­ва­ри­вая на нер­вах. Если даже папа нака­зы­вал за какую-то про­вин­ность, делал это спо­кой­но, раз­ме­рен­но. У него был свой неболь­шой каби­нет, где он тру­дил­ся, молил­ся, и, если про­ви­нишь­ся, он тебя туда уво­дит и дол­го с тобой бесе­ду­ет, объясняет.

– В одном из интер­вью отец Ген­на­дий вспо­ми­нал: «Я нико­гда не чув­ство­вал раз­де­ле­ния меж­ду служ­бой и семьей, у меня впе­чат­ле­ние, что я 24 часа в сут­ки слу­жу Богу, а дети вовле­че­ны в этот про­цесс как в хра­ме, о чем я уже ска­зал, так и дома. Мы вме­сте жили – не про­сто под одной кры­шей, а общей жиз­нью». Вы в дет­стве это чувствовали? 

– Навер­ное, на этот вопрос инте­рес­нее отве­тил бы мой брат Давид. Он стар­ше меня на пять лет, и, когда он под­рас­тал, папа был бла­го­чин­ным и очень мно­го ездил по Крас­но­яр­ско­му краю. Тогда там на сот­ни кило­мет­ров вокруг не было ни дей­ству­ю­щих хра­мов, ни свя­щен­ни­ков, поэто­му папа ездил и, когда Давид немнож­ко под­рос, стал его брать с собой. Давид ему помо­гал в поезд­ках, поно­ма­рил. Я тоже ездил с папой, но гораз­до мень­ше и не на такие рас­сто­я­ния, пото­му что когда я под­рос, вос­ста­нав­ли­ва­лись хра­мы, появи­лись свя­щен­ни­ки, и уже не было необ­хо­ди­мо­сти ездить так дале­ко и часто. Я с папой ездил пре­иму­ще­ствен­но по бли­жай­шим деревням.

Да, мы были вовле­че­ны в его слу­же­ние: он в хра­ме – мы в хра­ме, он в алта­ре – мы в алта­ре. Дома вме­сте моли­лись. И даже было такое, как, навер­ное, в любой семье свя­щен­ни­ка – игра­ли в служ­бы. При­ду­мы­ва­ли себе обла­че­ния, кто-то в роли свя­щен­ни­ка, кто-то – поно­ма­ря, сест­ры – пев­чие. Я дей­стви­тель­но в дет­стве не раз­де­лял цер­ковь и дом. Мы и жили в пяти мину­тах от хра­ма и на все празд­ни­ки были там. Какие-то свет­ские празд­ни­ки я стал отме­чать, уже будучи сту­ден­том, а в дет­стве даже про мно­гие не знал. Мы жили по пра­во­слав­но­му кален­да­рю. И в пра­во­слав­ной гим­на­зии зим­ние кани­ку­лы были сме­ще­ны бли­же к Рож­де­ству. Наша гим­на­зия гото­ви­ла рож­де­ствен­ский кон­церт (пес­ни, коляд­ки, сцен­ки) и устра­и­ва­ла его для все­го горо­да, так­же езди­ли с кон­цер­том по раз­ным шко­лам горо­да. Как я уже гово­рил, Ени­сейск город неболь­шой, там нет ни теат­ров, ни филар­мо­ний, а толь­ко дом куль­ту­ры. Вот в этом доме куль­ту­ры мы в рож­де­ствен­ские дни высту­па­ли со сво­ей про­грам­мой. Все жела­ю­щие мог­ли прий­ти. Даже мэр при­хо­дил и дру­гие ува­жа­е­мые горо­жане. Для нас этот кон­церт был празд­ни­ком, и люди радо­ва­лись, пото­му что виде­ли что-то новое.

Я отношусь к тем мужчинам, которые активно участвуют в жизни семьи

– Хотя вы и рос­ли в таком малень­ком горо­де, где схо­дить неку­да, роди­те­ли и для ваше­го гума­ни­тар­но­го раз­ви­тия дела­ли, как я пони­маю, боль­ше, чем мно­гие роди­те­ли, живу­щие в боль­ших горо­дах с насы­щен­ной куль­тур­ной жизнью? 

– Ени­сейск город хоть и малень­кий, про­вин­ци­аль­ный, но уди­ви­тель­ный. Не надо забы­вать, что Крас­но­яр­ский край был осно­ван толь­ко в трид­ца­тые годы про­шло­го века, а до это­го была Ени­сей­ская губер­ния. То есть исто­ри­че­ски это губерн­ский город. Пер­вые три клас­са я учил­ся в госу­дар­ствен­ной шко­ле, кото­рая нахо­дит­ся в поме­ще­нии быв­шей цар­ской гим­на­зии. Пра­во­слав­ная гим­на­зия, где я учил­ся с пято­го по девя­тый класс, рас­по­ла­га­ет­ся в быв­шем купе­че­ском доме. А я уве­рен, что всё, что нас окру­жа­ет, тоже вли­я­ет на наше созна­ние. Могу оши­бать­ся, но, по-мое­му, до рево­лю­ции в Ени­сей­ске было две­на­дцать камен­ных хра­мов, сей­час боль­шин­ство из них вос­ста­нов­ле­ны и дей­ству­ют, хотя насе­ле­ние уже даже не два­дцать тысяч, а мень­ше. Очень кра­си­вый город с бога­той историей.

Ну и, конеч­но, мы мно­го езди­ли. Мне кажет­ся, что пока я учил­ся в шко­ле, мало кто из моих одно­класс­ни­ков ездил даль­ше Крас­но­яр­ска, а это от Ени­сей­ска три­ста два­дцать кило­мет­ров. Я же к момен­ту окон­ча­ния шко­лы где толь­ко не был: в Москве, Петер­бур­ге, на Вала­а­ме, в Гер­ма­нии. Прав­да, в Гер­ма­нию езди­ли, когда я еще малень­кий был, поэто­му ту поезд­ку пом­ню пло­хо. Мы и сей­час про­дол­жа­ем ездить. Несколь­ко лет назад втро­ем – папа, Давид и я – езди­ли по Золо­то­му коль­цу. А с папой поезд­ки все­гда интен­сив­ны. Его не толь­ко музеи, гале­реи инте­ре­су­ют, но и живая исто­рия, то есть опре­де­лен­ные, кон­крет­ные места. В той поезд­ке по Золо­то­му коль­цу он во что бы то ни ста­ло хотел най­ти лес, в кото­рый Иван Суса­нин завел поля­ков. Для него это важ­но – имен­но побы­вать, про­чув­ство­вать место.

Роди­те­ли с дет­ства дали нам воз­мож­ность уви­деть мир.

– Пока вы все жили дома, всей семьей ездили? 

– Если гово­рить о даль­них поезд­ках, то нет. Мате­ри­аль­но это роди­те­лям было тяже­ло. Как пра­ви­ло, езди­ли по оче­ре­ди. В один год, допу­стим, Дави­да и одну из сестер куда-то вози­ли, а на сле­ду­ю­щий год меня с дру­гой сест­рой или дву­мя. Но, напри­мер, в Томск к само­му стар­ше­му папи­но­му бра­ту, дяде Виль­гель­му, езди­ли каж­дое лето всей семьей. Дядя Виля, Цар­ство ему Небес­ное, мате­ма­тик, мно­го лет пре­по­да­вал в Том­ском уни­вер­си­те­те, жена его кан­ди­дат наук, стар­ший сын тоже, теперь он свя­щен­ник. И со вто­рым папи­ным бра­том, кото­рый все­го на три года стар­ше его, дядей Витей, обща­лись. Он всю жизнь зани­ма­ет­ся исто­ри­ей. Все эти люди тоже вли­я­ли на фор­ми­ро­ва­ние меня как лич­но­сти и на мое миро­воз­зре­ние. Папа, хотя по свет­ско­му обра­зо­ва­нию физик, тоже все­гда любил исто­рию, потом, став свя­щен­ни­ком, серьез­но занял­ся богословием.

Но и любовь к физи­ке и вооб­ще к нау­ке он сохра­нил на всю жизнь. С Дави­дом и со мной он зани­мал­ся физи­кой, при­чем с обо­и­ми в раз­ное вре­мя начи­нал зани­мать­ся, когда мы еще были дошколь­ни­ка­ми. Он непло­хо рисо­вал, в дет­стве даже думал о том, что­бы стать худож­ни­ком, и зако­ны физи­ки объ­яс­нял нам по нари­со­ван­ным им схе­мам, рисун­кам. У него это шикар­но полу­ча­лось! Когда в шко­ле нача­лась физи­ка, мно­гие вещи я уже пони­мал. И еще хочу отме­тить, что папа инте­ре­со­вал­ся не нашей успе­ва­е­мо­стью, а тем, как мы позна­ем мир. Когда я при­хо­дил из шко­лы, он не спра­ши­вал, какие отмет­ки я полу­чил, а спра­ши­вал: что ново­го ты сего­дня узнал? Начи­нал ему рас­ска­зы­вать, и завя­зы­вал­ся инте­рес­ный разговор.

Конеч­но, роди­те­ли пони­ма­ли, что обра­зо­ва­ние детям полу­чать надо, поэто­му все мы после шко­лы из Ени­сей­ска уедем. Прав­да, посколь­ку я млад­ший, то когда еще закан­чи­вал шко­лу, а все осталь­ные уже уеха­ли в Крас­но­ярск, мама очень пере­жи­ва­ла, что ско­ро они с папой оста­нут­ся вдво­ем. В Ени­сей­ске есть педучи­ли­ще, и она даже акку­рат­но наме­ка­ла: может, сна­ча­ла там поучишь­ся, а уже потом поедешь учить­ся даль­ше? У папы все­гда жизнь бур­ная была, насы­щен­ная, поэто­му, навер­ное, маме мой отъ­езд дал­ся тяжелее.

Я отношусь к тем мужчинам, которые активно участвуют в жизни семьи

– Она не работала? 

– Мама посвя­ти­ла свою жизнь Церк­ви и нам. Два­дцать семь лет папа про­слу­жил в Ени­сей­ске, и все эти годы мама пела на кли­ро­се. Ни на день не остав­ля­ла кли­рос: реген­то­ва­ла и нас пяте­рых под­ни­ма­ла. К сожа­ле­нию, у нас рядом не было род­ных бабу­шек и деду­шек, но в Ени­сей­ске были заме­ча­тель­ные люди, кото­рые фак­ти­че­ски тоже ста­ли нам как бабуш­ки и дедуш­ки – бла­го­да­ря их помо­щи мама мог­ла петь в хра­ме, даже когда кто-то из нас был совсем малень­кий. Поэто­му я не могу ска­зать, что мама не работала.

По спе­ци­аль­но­сти, полу­чен­ной в инсти­ту­те, не рабо­та­ла, и недав­но, когда я ездил к роди­те­лям в Аба­кан… Когда я к ним при­ез­жаю, мы с мамой любим по ночам раз­го­ва­ри­вать, и послед­ние годы она ста­ла рас­ска­зы­вать мне вещи, кото­рые нико­гда не гово­ри­ла. Она по обра­зо­ва­нию химик, очень любит химию и био­ло­гию, и у нее есть сожа­ле­ние, что она не смог­ла в той сфе­ре реа­ли­зо­вать­ся. Нель­зя ска­зать, что всё сло­жи­лось пол­но­стью так, как она хоте­ла. Да, они с папой счаст­ли­вы, их отно­ше­ния могут быть при­ме­ром для любой супру­же­ской пары, но жизнь глуб­же и слож­нее: у каж­до­го в юно­сти есть свои жела­ния, меч­ты, кото­рые потом в силу обсто­я­тельств не все­гда уда­ет­ся реа­ли­зо­вать. У мамы был выбор, и она свой выбор сделала.

– Но вы чув­ство­ва­ли, что у нее тоже широ­кий кру­го­зор и она может вам мно­го инте­рес­но­го рассказать? 

– Конеч­но! В этом смыс­ле мама нисколь­ко не усту­па­ла папе. Про­сто на ней боль­ше домаш­них хло­пот. На самом деле в том, что папа столь­ко успе­ва­ет и как пас­тырь, и как бого­слов, и как пре­по­да­ва­тель, в огром­ной сте­пе­ни мами­на заслу­га. Она дала ему такую воз­мож­ность. Не поду­май­те, что папа ниче­го по дому не делал. Это и невоз­мож­но – мы же не в квар­ти­ре жили, а в сво­ем доме. Дом не совсем без удобств, но, напри­мер, питье­вой воды не было. За водой ходи­ли на колон­ку в любое вре­мя года, печ­ку топи­ли дро­ва­ми, углем. И по отно­ше­нию к нам с Дави­дом папа чув­ство­вал обя­зан­ность научить нас каким-то муж­ским навы­кам. Даже плот­ни­ча­ли мы с ним. Зимой снег при­хо­ди­лось чистить, а двор у нас боль­шой, плюс за дво­ром тер­ри­то­рия, за кото­рую мы отве­ча­ли. С бра­том дели­ли: один чистит двор, дру­гой то, что за дво­ром. За печ­ку по оче­ре­ди отве­ча­ли: дров при­не­сти, про­то­пить, под­бра­сы­вать. Когда постар­ше ста­ли, и коло­ли дро­ва сами. Папа нас к это­му при­учал, но, пока мы были малень­кие, сам тоже во всем актив­но участ­во­вал. Уже когда я под­рос, мы с Дави­дом боль­ше бра­ли на себя, а сна­ча­ла втро­ем рабо­та­ли. Папа всю жизнь тру­дит­ся, а мама созда­ла ему пре­крас­ные усло­вия для того, что­бы он успе­вал не толь­ко слу­жить, но и писать.

– Мно­гие ваши ровес­ни­ки, вырос­шие в веру­ю­щих семьях, в юно­ше­ском воз­расте охла­де­ва­ли к Церк­ви и даже ухо­ди­ли из нее. Прав­да, боль­шин­ство из них рос­ли в семьях нео­фи­тов, при­шед­ших в Цер­ковь в самом кон­це вось­ми­де­ся­тых или нача­ле девя­но­стых. У вас не было тако­го бунта? 

– Я вооб­ще по нату­ре не бун­тарь, поэто­му даже пере­ход­ный воз­раст, как мне кажет­ся, у меня про­хо­дил мяг­ко, без кон­флик­тов с роди­те­ля­ми, без про­те­стов. Но охла­жде­ние было. В стар­ших клас­сах всё мир­ское ста­ло меня захва­ты­вать, но, посколь­ку я был послуш­ным ребен­ком, если роди­те­ли мне гово­ри­ли быть дома в две­на­дцать, я не поз­во­лял себе силь­но опаз­ды­вать. От мира они нас нико­гда не ограж­да­ли, и в стар­ших клас­сах я мог отпро­сить­ся на какие-то школь­ные ново­год­ние празд­ни­ки, дис­ко­те­ки. В храм ходил, пото­му что с дет­ства отно­сил­ся к это­му как к долж­но­му. А вот когда я уехал из Ени­сей­ска, всё мир­ское меня захва­ти­ло силь­нее. Три сту­ден­че­ских года и, навер­ное, пер­вые пол­то­ра года в Иркут­ске я посе­щал храм толь­ко по боль­шим празд­ни­кам и ско­рее по при­выч­ке, пото­му что с дет­ства так было. Но мож­но ска­зать, что в тот пери­од я силь­но отда­лил­ся от Церк­ви. У меня не было сомне­ний в том, что Бог есть, я не счи­тал себя ате­и­стом, не думал пода­вать­ся в дру­гие кон­фес­сии, но и не чув­ство­вал потреб­но­сти ходить каж­дое вос­кре­се­нье в храм, испо­ве­до­вать­ся, причащаться.

Почти все мои дру­зья дет­ства, с кото­ры­ми мы вме­сте поно­ма­ри­ли и учи­лись в пра­во­слав­ной гим­на­зии, сей­час не в Церк­ви. Не буду доду­мы­вать за них их отно­ше­ние к Богу, но в храм они сей­час не ходят, цер­ков­ной жиз­нью не живут. К сча­стью, я в Цер­ковь вер­нул­ся, и это во мно­гом бла­го­да­ря моей жене. Женил­ся я на девуш­ке из Ени­сей­ска, она тоже была при­хо­жан­кой наше­го храма.

– Зна­чит, вы с ней зна­ко­мы с детства? 

– Я ее видел, еще в стар­ших клас­сах она мне при­гля­ну­лась, но мы не обща­лись, и я даже не смел к ней подой­ти. Она на восемь меся­цев стар­ше, а в дет­стве это раз­ни­ца боль­шая, и я был ниже ее ростом. Как мне к ней подой­ти? Под­рост­ко­вые пред­рас­суд­ки. Потом оба учи­лись в Крас­но­яр­ске, но там тоже не обща­лись, а общать­ся нача­ли, когда я уже жил в Иркут­ске. Папа уже слу­жил в Аба­кане, а ее мама, духов­ная дочь папы, бывая у сво­ей подру­ги в Мину­син­ске, все­гда по доро­ге туда или обрат­но заез­жа­ла к моим роди­те­лям. И одна­жды при­е­ха­ла как раз тогда, когда я гостил у роди­те­лей. Она при­ез­жа­ет, а я стою весь гряз­ный – меняю коле­са на папи­ной машине. Поздо­ро­вал­ся, стою рас­те­рян­ный и думаю, что надо же еще что-то ска­зать. Гово­рю: «Кри­стине при­вет пере­да­вай­те». Вер­нул­ся домой и ВКон­так­те нашел сооб­ще­ние от Кри­сти­ны: при­вет, как дела? Так мы нача­ли общать­ся, я в отпуск при­ез­жал в Крас­но­ярск (у меня отпуск длин­ный, я могу его делить и брать несколь­ко раз в году), она пару раз, когда у нее был отпуск, при­ез­жа­ла ко мне в Иркутск посмот­реть город. Общать­ся мы нача­ли в апре­ле 2012 года, а на новый год я сде­лал ей пред­ло­же­ние, и летом 2013 года мы поженились.

Я отношусь к тем мужчинам, которые активно участвуют в жизни семьи

– И она сра­зу пере­еха­ла в Иркутск?

– Вен­ча­лись мы в Крас­но­яр­ске (нас папа вен­чал!), пото­му что там у меня мно­го род­ствен­ни­ков и дру­зей, и я на тот момент боль­шую часть сво­ей взрос­лой жиз­ни про­жил в Крас­но­яр­ске. Но я сра­зу, когда делал пред­ло­же­ние, ска­зал Кри­стине, что, если мы поже­ним­ся, она долж­на будет пере­ехать ко мне в Иркутск. Когда Кри­сти­на убе­ди­лась в серьез­но­сти моих наме­ре­ний, она при­ня­ла это. Рабо­та­ла она в хоро­шем месте бух­гал­те­ром (у нее эко­но­ми­че­ское обра­зо­ва­ние), но без коле­ба­ний ушла с рабо­ты, и после сва­дьбы мы уеха­ли в Иркутск. Здесь ей не сра­зу уда­лось най­ти рабо­ту, через месяц она забе­ре­ме­не­ла, потом всё-таки на рабо­ту устро­и­лась, но, когда роди­ла наше­го пер­вен­ца Филип­па, ушла в декрет, через три года у нас роди­лась доч­ка Сара, и пока Кри­сти­на на рабо­ту не выхо­ди­ла. Сей­час доч­ке четы­ре года, и теперь она заду­мы­ва­ет­ся: либо вый­ти на рабо­ту, либо занять­ся сво­им делом. Она увле­ка­ет­ся видео­съем­кой, может, этим более серьез­но занять­ся, сни­мать по каким-то част­ным зака­зам, так­же инте­ре­су­ет­ся психологией.

– А как про­изо­шло ваше воз­вра­ще­ние в Цер­ковь? Вы с ней обсуж­да­ли, что ото­шли от этого?

– Нико­гда не обсуж­да­ли. Мы поже­ни­лись, ста­ли жить вме­сте, и она спро­си­ла одна­жды: «В вос­кре­се­нье идем в храм?» Я в тот пери­од уже и не ходил, но как-то стыд­но ста­ло ска­зать, что не пой­ду. Собра­лись, пошли. Потом собра­лась при­ча­стить­ся, пред­ло­жи­ла вме­сте почи­тать пра­ви­ло. Так само собой нача­лось мое воз­вра­ще­ние. Потом рож­да­ет­ся сын, и я пони­маю, что надо ребен­ка водить в храм. Хожу, но внут­рен­не­го рве­ния нет. Потом мы про­да­ем квар­ти­ру, пере­ез­жа­ем в част­ный дом в при­го­ро­де, и я начи­наю искать, куда ходить. В той деревне, где мы живем, хра­ма нет, и я начи­наю ездить по раз­ным хра­мам. Один езжу, без семьи, пото­му что уже доч­ка роди­лась, дети маленькие.

В одно из вос­кре­се­ний при­е­хал в село Мамо­ны. Сна­ча­ла уди­вил­ся – храм с виду невзрач­ный. Потом узнал, что это пере­де­лан­ный гараж. Имен­но в Мамо­нах 3 янва­ря 1994 года упал выле­тав­ший из Иркут­ска в Моск­ву Ту-154. Один чело­век, кото­рый дол­жен был лететь тем рей­сом, забыл дома доку­мен­ты, вер­нул­ся за ними, но на само­лет уже не успел. Вот имен­но он в память о погиб­ших в той авиа­ка­та­стро­фе начал стро­и­тель­ство это­го хра­ма. Точ­нее, пере­де­лал быв­ший гараж.

Храм мне пока­зал­ся невзрач­ным, а про­по­ведь свя­щен­ни­ка заце­пи­ла – он гово­рил эмо­ци­о­наль­но, от серд­ца. Решил ездить туда. Моло­дой свя­щен­ник, мне пока­за­лось, что он при­мер­но ровес­ник мое­го бра­та. Через какое-то вре­мя мы уеха­ли в отпуск, и нас две неде­ли в хра­ме не было. При­ез­жаю домой, мне кто-то зво­нит, а номер незна­ко­мый. «Здрав­ствуй­те, Сте­фан! Это отец Гри­го­рий. Что-то я дав­но вас в хра­ме не вижу». Отку­да-то узнал мой номер!? Отве­чаю: «Батюш­ка, мы в отпус­ке были». – «Ну хоро­шо. Я вас жду». И взял нас в обо­рот. Он тогда еще не знал, что я сын свя­щен­ни­ка, про­сто такой нерав­но­душ­ный батюш­ка, за каж­до­го при­хо­жа­ни­на пере­жи­ва­ет. Ока­за­лось, что он стар­ше меня все­го на год и наши жены ровес­ни­цы. Теперь семья­ми дружим.

Вот через этот храм и это­го свя­щен­ни­ка я окон­ча­тель­но вер­нул­ся, стал жить при­ход­ской жиз­нью, и всё, что в дет­стве во мне было, просну­лось, за что я, конеч­но, бла­го­да­рен Богу и сво­им роди­те­лям, посе­яв­шим в нас доб­рые семе­на, но теперь это уже моя вера. Не вера папы и мамы, а моя – моя нуж­да в Боге, мои лич­ные отно­ше­ния с Ним. В этом уже мой папа не участ­во­вал, но думаю, что если бы не то, что они с мамой при­ви­ли мне в дет­стве, мог и не вер­нуть­ся в Цер­ковь. Поэто­му я, конеч­но, поста­ра­юсь вос­пи­ты­вать сво­их детей в вере. Даже если у них будет пери­од сомне­ний, охла­жде­ния, то, что мы с Кри­сти­ной им при­вьем, не долж­но прой­ти даром.

– Теперь, огля­ды­ва­ясь на свою юность, не зада­е­те себе такой вопрос: если отец-свя­щен­ник, всю жизнь посвя­тив­ший слу­же­нию Богу и Церк­ви, все­гда был и оста­вал­ся для меня при­ме­ром во всем, как слу­чи­лось, что мне в какой-то момент это ста­ло неин­те­рес­но и я на мно­го лет из это­го прак­ти­че­ски выпал?

– Имен­но такой вопрос я себе не зада­вал, но… Неко­то­рые люди гово­рят, что ни о чем не нуж­но жалеть, что любой опыт поле­зен. Я с этим не могу согла­сить­ся, пото­му что о сво­ем опы­те выпа­де­ния из Церк­ви глу­бо­ко сожа­лею. Не могу ска­зать, что жалею о самих сту­ден­че­ских годах. Я с инте­ре­сом учил­ся, полу­чил заме­ча­тель­ную про­фес­сию, у меня появи­лись пре­крас­ные дру­зья, но то, что я в эти годы прак­ти­че­ски не жил цер­ков­ной жиз­нью и ред­ко вспо­ми­нал о Боге, для души моей было непо­лез­но. Поче­му это слу­чи­лось? Схо­ду не могу отве­тить на этот вопрос. Надо думать. Но это точ­но тот опыт, кото­рый я не могу счи­тать полезным.

– Если у детей будет пери­од охла­жде­ния, вы рас­ска­же­те им, что у вас был такой опыт и вы о нем жалеете? 

– Конеч­но. Не буду изоб­ра­жать из себя пра­виль­но­го чело­ве­ка, кото­рый нико­гда не оши­бал­ся. Если такой пери­од у моих детей наста­нет, я поста­ра­юсь быть с ними рядом, что­бы они от меня не отстра­ни­лись. У меня с роди­те­ля­ми было пол­ное вза­и­мо­по­ни­ма­ние. Про­сто в каких-то вещах – в част­но­сти, в том, что я фак­ти­че­ски ото­шел от Церк­ви – я дол­гое вре­мя себе боял­ся при­знать­ся. Есте­ствен­но, и роди­те­лям об этом не гово­рил, хотя думаю, что они дога­ды­ва­лись. Не так дав­но маме мно­гое рас­ска­зал из того пери­о­да, и она меня спро­си­ла: «Поче­му ты мне это не гово­рил? Я тебя когда-то осу­ди­ла? Нака­за­ла?» Нет у меня отве­та. Боял­ся оби­деть роди­те­лей, сде­лать им боль­но. Но связь с ними все­гда сохра­ня­лась. Хочу, что­бы и с наши­ми детьми у нас с Кри­сти­ной все­гда была связь. И буду ста­рать­ся, что­бы они не допу­сти­ли тех оши­бок, кото­рые допу­стил я.

Я отношусь к тем мужчинам, которые активно участвуют в жизни семьи

– Вы ходи­те в храм, постро­ен­ный в память о погиб­ших в авиа­ка­та­стро­фе, а на рабо­те как раз отве­ча­е­те за без­опас­ность поле­тов. Я, конеч­но, в этом ниче­го не пони­маю, поэто­му могу оши­бать­ся, но мне кажет­ся, что авиа­дис­пет­че­ры ответ­ствен­ны за это даже в боль­шей сте­пе­ни, чем пило­ты. Хоть вы и на зем­ле рабо­та­е­те. В семье у вас никто с авиа­ци­ей не свя­зан. Как вы при­шли в эту профессию? 

– Да, воз­мож­но это тоже какой-то Про­мысл – авиа­дис­пет­чер ходит в храм, постро­ен­ный в память о жерт­вах авиакатастрофы.

У нас есть такая шут­ка: «Кем рабо­та­ешь?» – «Авиа­дис­пет­че­ром». – «А, это тот, кто объ­яв­ля­ет рей­сы». Что само­лет летит не сам, а им управ­ля­ет пилот, все зна­ют, а вот о том, что есть целая служ­ба, обес­пе­чи­ва­ю­щая без­опас­ность поле­тов, мно­гие даже не задумываются.

У меня в семье дей­стви­тель­но никто не был свя­зан с авиа­ци­ей, и я выбрал эту про­фес­сию… Ска­зать «слу­чай­но» было бы непра­виль­но, пото­му что у Бога нет ниче­го слу­чай­но­го, но изна­чаль­но я соби­рал­ся посту­пать в тот же кол­ледж на дру­гую спе­ци­аль­ность. А вооб­ще после шко­лы у меня не было чет­ко­го пони­ма­ния, чем хочу зани­мать­ся. Поду­мал, не посту­пить ли на ист­фак, пото­му что исто­ри­ей, как и папа, инте­ре­со­вал­ся с дет­ства, но, как ни стран­но, папа меня в этом не очень под­дер­жал. «Ты хочешь зани­мать­ся нау­кой? Или рабо­тать в музее?» – спро­сил он. Я отве­тил: «Нет, не хочу». – «Тогда, навер­ное, не сто­ит туда посту­пать». Ста­ли мы с ним вме­сте искать для меня более при­клад­ную спе­ци­аль­ность и так при­шли в авиа­ци­он­ный кол­ледж. Сна­ча­ла хотел посту­пать на факуль­тет авиа­ци­он­ной без­опас­но­сти. Пока­за­лось инте­рес­но – борь­ба с тер­ро­риз­мом. А муж одной папи­ной при­хо­жан­ки, быв­ший дирек­тор Ени­сей­ско­го аэро­пор­та, узнал об этом, позво­нил папе и ска­зал, что не сто­ит на ту спе­ци­аль­ность посту­пать, а есть хоро­шая спе­ци­аль­ность – авиа­дис­пет­чер. При­слу­шал­ся я к его сове­ту, посту­пил учить­ся на авиа­дис­пет­че­ра и с пер­во­го же семест­ра влю­бил­ся в эту про­фес­сию. И учил­ся я в кол­ле­дже луч­ше, чем в шко­ле, пото­му что уче­ба меня по-насто­я­ще­му увлек­ла. Кста­ти, таких, как я – при­шед­ших со сто­ро­ны, – в авиа­ции еди­ни­цы. Почти у всех папы, мамы, дяди, тети или пило­ты, или дис­пет­че­ры, или дру­гой авиа­ци­он­ный персонал.

Когда учил­ся, в Иркут­ске укруп­ня­ли авиа­ци­он­ный центр, и отту­да при­ез­жа­ли люди к нам в кол­ледж, пред­ла­га­ли рабо­ту. Полу­чит­ся ли устро­ить­ся по спе­ци­аль­но­сти в Крас­но­яр­ске, я не знал, поэто­му уже на вто­ром кур­се при­нял их пред­ло­же­ние и заклю­чил дого­вор о том, что после окон­ча­ния кол­ле­джа при­еду рабо­тать в Иркутск.

Рабо­таю один­на­дцать лет, и эта рабо­та не толь­ко поз­во­ля­ет мне содер­жать семью, но и при­но­сит огром­ное мораль­ное удо­вле­тво­ре­ние. При­глу­шен­ное, тихое поме­ще­ние, сидишь у мони­то­ра с мик­ро­фо­ном несколь­ко часов, пол­ная кон­цен­тра­ция вни­ма­ния, посто­ян­ные пере­го­во­ры, и вот закан­чи­ва­ет­ся сме­на, выхо­дишь, и тебе надо прой­ти неко­то­рое рас­сто­я­ние по аэро­дро­му. После тако­го мно­го­ча­со­во­го напря­же­ния воз­дух опья­ня­ет. Идешь, рас­слаб­ля­ешь­ся, и при­хо­дит осо­зна­ние, что зани­ма­ешь­ся делом, кото­рое не про­сто при­но­сит опре­де­лен­ный доход. Это нуж­ное дело! Твое дело нуж­но обществу.

Посколь­ку послед­ствия оши­бок в авиа­ции очень печаль­ны, даже свой­ствен­ные наше­му наро­ду халат­ность и «авось» здесь мини­маль­ны. Даже в Рос­сии всё очень стро­го и тре­бо­ва­ния очень высокие.

– То, что у вас такая ответ­ствен­ная рабо­та, тре­бу­ю­щая посто­ян­ной кон­цен­тра­ции вни­ма­ния, в семей­ной жиз­ни вам помо­га­ет или, наобо­рот, вы на рабо­те так уста­е­те, что не оста­ет­ся сил уде­лить жене и детям столь­ко вни­ма­ния, сколь­ко нужно? 

– Рабо­та у нас стрес­со­вая, тяже­лая, но у нас хоро­шие выход­ные, длин­ный отпуск. Хочешь в тре­на­жер­ный зал ходить – есть опре­де­лен­ные льго­ты, хочешь съез­дить в сана­то­рий – тоже мож­но. На рабо­те уста­ешь, но потом отды­ха­ешь, восстанавливаешься.

Если гово­рить о семье, то моя про­фес­сия дала мне ста­тус гла­вы семьи, добыт­чи­ка. Сра­зу как-то так устро­и­лось: я рабо­таю, у меня хоро­шая зар­пла­та, жена дома с детьми. Рабо­та поз­во­ля­ет мне обес­пе­чить семью. Жена уже шесть лет в декре­те, не рабо­та­ет, но нам хва­та­ет. Пере­еха­ли из квар­ти­ры в свой дом, обжи­ва­ем его. Куда-то ездим. Ста­ра­юсь, как и мои роди­те­ли нас, детей куда-то возить, пото­му что сам люб­лю путешествовать.

Супру­га пони­ма­ет, какая ответ­ствен­ная у меня рабо­та, и часто, когда я при­хо­жу со сме­ны, не тро­га­ет меня. Видит, что я устав­ший, гово­рит: иди отдохни.

– Насколь­ко важ­на под­держ­ка семьи для мораль­но­го состо­я­ния авиадиспетчера? 

– Очень важ­на. Самое глав­ное, что­бы тебя дома жда­ли. Ты при­шел устав­ший, выжа­тый, но дети радост­но бегут к тебе, жена обни­ма­ет, и посте­пен­но пере­клю­ча­ешь­ся, отпус­ка­ет. Я все­гда супру­ге гово­рю: если что и нуж­но, то толь­ко это.

Рань­ше быва­ло, что неко­то­рых жен даже вызы­ва­ли на рабо­ту и с ними бесе­до­ва­ли вра­чи, пси­хо­ло­ги, объ­яс­ня­ли, что мужа перед рабо­той нель­зя вол­но­вать. Если дома про­изо­шла какая-то раз­молв­ка, тем более кон­фликт, чело­век не может об этом не думать, а на нашей рабо­те думать о чем-то посто­рон­нем недо­пу­сти­мо. При­шел на дежур­ство – надо все домаш­ние дела и забо­ты оста­вить за забо­ром аэро­дро­ма и с голо­вой погру­зить­ся в работу.

Я отношусь к тем мужчинам, которые активно участвуют в жизни семьи

– Быва­ет, что, когда муж мно­го рабо­та­ет и хоро­шо зара­ба­ты­ва­ет, а жена сидит с детьми, он от домаш­них дел, в том чис­ле и от вос­пи­та­ния детей, пол­но­стью отстра­ня­ет­ся. Думаю, что вы, видя при­мер сво­их роди­те­лей, до таких край­но­стей не дохо­ди­ли. Нахо­ди­те вре­мя занять­ся с детьми, пого­во­рить с женой? 

– Я отно­шусь к тем муж­чи­нам, кото­рые актив­но участ­ву­ют в жиз­ни семьи. В голо­ву мне не при­хо­ди­ло, что раз я зара­ба­ты­ваю, ниче­го не дол­жен делать. Вожу детей в садик, в шко­лу (сын в этом году в пер­вый класс пошел), делаю с сыном уро­ки, по дому помо­гаю. Порой встаю рань­ше Кри­сти­ны. У нас нет тако­го, что раз я встал, мне долж­ны подать зав­трак. Кто рань­ше встал, тот и при­го­то­вил зав­трак. У нас доч­ка очень рано про­сы­па­ет­ся и, есте­ствен­но, кто-то из роди­те­лей сра­зу дол­жен вста­вать. В выход­ные ста­ра­юсь встать я, что­бы хотя бы в мой выход­ной Кри­сти­на мог­ла выспать­ся. А когда я рабо­таю, Кри­сти­на сама гово­рит мне: иди спать в дру­гую ком­на­ту, что­бы дети не меша­ли тебе выспать­ся перед рабо­той. Я пре­крас­но пони­маю, что сидеть с малень­ки­ми детьми труд не менее тяже­лый, чем моя рабо­та. Один раз, когда у нас был толь­ко Филипп, в Хан­ты-Ман­сий­ске про­хо­дил этап куб­ка мира по биат­ло­ну, и это сов­па­ло с юби­ле­ем Кри­сти­ни­но­го папы. Он очень любит биат­лон, Кри­сти­на тоже, и меня к это­му при­об­щи­ла – я с дет­ства люб­лю фут­бол, а биат­лон до того, как мы ста­ли общать­ся, меня осо­бо не инте­ре­со­вал. Как-то раз мы спро­си­ли ее папу, что бы он хотел в свой юби­лей, он ска­зал, что хотел бы съез­дить на биат­лон. Вот они с Кри­сти­ной и поеха­ли туда, а я в это вре­мя сидел с Филиппом.

В свою оче­редь Кри­сти­на нико­гда не пре­пят­ство­ва­ла моим заня­ти­ям спор­том. Я не толь­ко в тре­на­жер­ный зал хожу, но какое-то вре­мя участ­во­вал в люби­тель­ских сорев­но­ва­ни­ях по пау­эр­лиф­тин­гу. Нуж­на мне была такая пси­хо­ло­ги­че­ская раз­груз­ка. А еще я в про­шлом году полу­чил юри­ди­че­ское обра­зо­ва­ние. Заоч­ное, но всё рав­но надо было и зани­мать­ся, и сес­сию сда­вать. Тоже вре­мя отни­ма­ло. Кри­сти­на не толь­ко дала мне такую воз­мож­ность, но и помо­га­ла учить­ся. Ста­ра­ем­ся все­гда дого­ва­ри­вать­ся и во всем помо­гать друг другу.

– А про­сто поси­деть, пого­во­рить по душам, вме­сте фильм посмот­реть удается? 

– Кри­сти­на дав­но под­ме­ти­ла, что любовь к дол­гим раз­го­во­рам – наша семей­ная фастов­ская чер­та. Ино­гда мне кажет­ся, что, может, сего­дня Кри­сти­на поде­ла­ла бы что-то свое, но мы, уло­жив детей, весь вечер про­го­во­ри­ли. Филь­мы, конеч­но, смот­рим. Вот схо­дить куда-нибудь вме­сте уда­ет­ся ред­ко, пото­му что в Иркут­ске у нас род­ствен­ни­ков нет. А ино­гда хочет­ся – моло­дые же еще. Прав­да, роди­те­ли Кри­сти­ны часто к нам при­ез­жа­ют, и бла­го­да­ря им мы ино­гда можем куда-то съез­дить вдво­ем. В нояб­ре поедем, у меня оче­ред­ной отпуск. Неде­лю вме­сте проведем!

– Но и с детьми куда-то ездите? 

– Конеч­но, но пока в основ­ном на море. А вдво­ем… В про­шлом году, тоже в нояб­ре, езди­ли в Петер­бург, Кри­сти­на была там толь­ко в дет­стве, поэто­му очень хоте­ли съез­дить туда. Она не такая люби­тель­ни­ца музеев, как я, но я ее пово­дил. Палом­ни­ча­ли, кста­ти, вме­сте с мои­ми роди­те­ля­ми, в Изра­иль. Тоже вдво­ем езди­ли. Неза­бы­ва­е­мая поезд­ка, еже­днев­ные служ­бы на Свя­той Зем­ле! Спа­си­бо Кри­сти­ни­ным роди­те­лям – они дают нам такую возможность.

Я отношусь к тем мужчинам, которые активно участвуют в жизни семьи

– Конеч­но, палом­ни­чать или ходить по музе­ям вашим детям еще рано.

– Когда Филип­пу было четы­ре года, мы втро­ем съез­ди­ли в Стам­бул. Годо­ва­лую Сару оста­ви­ли с Кри­сти­ни­ны­ми роди­те­ля­ми, а Филип­па взя­ли с собой. Ему, конеч­но, было тяже­ло и не очень инте­рес­но в том же хра­ме Свя­той Софии, но он муже­ствен­но тер­пел. И тогда мы с Кри­сти­ной реши­ли, что пока ему такие поезд­ки ни к чему. Лет в десять уже мож­но попро­бо­вать. Я в первую такую поезд­ку с папой – в Петер­бург, на Вала­ам – ездил, когда мне как раз десять лет испол­ни­лось. А в четы­ре года, да и в семь лет такие поезд­ки ско­рее уто­мят детей, чем при­не­сут им какую-то радость.

– Общать­ся с таки­ми малень­ки­ми детьми вам интересно?

– Я нико­гда не боял­ся оста­вать­ся дома один с малень­ким ребен­ком, и, напри­мер, когда Филип­пу было три-четы­ре года, играл с ним, но эти игры меня немнож­ко утом­ля­ли: раз собра­ли башен­ку, два, а потом уже при­хо­ди­лось себя застав­лять. Но сей­час ему семь лет, и уже появи­лись, мож­но ска­зать, какие-то общие инте­ре­сы. Днем он мне что-нибудь чита­ет, вече­ром я ему.

– Сказ­ки?

– Сказ­ки доч­ке читаю на ночь. И Филип­пу читал. Сей­час он мне чита­ет «Дет­скую Биб­лию», а я ему энцик­ло­пе­дию про тан­ки – он сам захо­тел. Выхо­жу на ули­цу что-то по дому сде­лать… Дом у нас бла­го­устро­ен­ный, топить печ­ку и носить воду не надо, но во дво­ре все­гда нахо­дят­ся какие-то дела. Зову Филип­па. Немнож­ко помо­жет что-то поде­лать, потом куда-то бежит. Но я пони­маю, что сей­час у него такой воз­раст, когда надо с ним что-то вме­сте делать. На днях в поход соби­ра­ем­ся. Он ходит на пат­ри­о­ти­че­ский кру­жок, и их педа­гог пред­ло­жил роди­те­лям, что сво­дит детей в поход с ночев­кой. Филипп сам попро­сил меня пой­ти с ним. Ста­ра­юсь уде­лять ему вни­ма­ние, пока­зы­ваю, что его жизнь мне инте­рес­на. Папа тоже все­гда про­яв­лял инте­рес к моей жиз­ни. Он с нами про­во­дил не так мно­го вре­ме­ни, пото­му что все­гда был занят, но это сов­мест­ное вре­мя­про­вож­де­ние было очень каче­ствен­ным. Я боль­ше вре­ме­ни про­во­жу со сво­и­ми детьми, чем про­во­дил с нами папа, пото­му что мой рабо­чий гра­фик это поз­во­ля­ет. Тоже ста­ра­юсь, что­бы это про­ве­ден­ное вме­сте вре­мя при­нес­ло мне и детям пользу.

Я отношусь к тем мужчинам, которые активно участвуют в жизни семьи

– Когда доч­ка под­рас­тет, с ней, навер­ное, у вас будет мень­ше общих интересов? 

– Поче­му? Я вырос в окру­же­нии жен­щин – мамы и трех сестер, думаю, у нас с доч­кой будет мно­го общих инте­ре­сов и жела­ния общать­ся. С бра­том как раз в дет­стве отно­ше­ния не скла­ды­ва­лись, и толь­ко когда мне было лет четыр­на­дцать, а он уже учил­ся в Крас­но­яр­ске, при­е­хал на кани­ку­лы и… Навер­ное, в нем что-то изме­ни­лось, но имен­но с тех пор мы с ним не раз­лей вода. Кри­сти­на, кста­ти, когда ездит к сво­им в Ени­сейск, в Крас­но­яр­ске все­гда оста­нав­ли­ва­ет­ся у него. У нее там есть род­ствен­ни­ки, но мой брат, как и я, живет с семьей в сво­ем доме, поэто­му у них боль­ше места. Она вошла в нашу семью как в свою, ее все сра­зу при­ня­ли, мои сест­ры ста­ли ее сест­ра­ми, мой брат – ее бра­том. И я жену бра­та при­нял как свою чет­вер­тую сестру.

Так нас вос­пи­та­ли роди­те­ли, так вос­пи­та­ли мое­го папу и его бра­тьев наши бабуш­ка с дедуш­кой, и я ста­ра­юсь в сво­их детях с мало­лет­ства вос­пи­ты­вать род­ствен­ную при­вя­зан­ность друг к дру­гу. Сара еще малень­кая, а Филип­пу уже объ­яс­няю, что поми­мо папы и мамы, то есть нас с Кри­сти­ной, у него не будет чело­ве­ка бли­же сест­ры. Про жену ему еще рано гово­рить, а вот то, что сест­ра самый род­ной чело­век на всю жизнь, уже гово­рю. Конеч­но, дети есть дети, и быва­ет, что они что-то не поде­лят, но я наде­юсь, что, когда они вырас­тут, у них будут такие же теп­лые род­ствен­ные отно­ше­ния, как у меня с бра­том и сестрами.

И, конеч­но, я поста­ра­юсь им с дет­ства при­вить пони­ма­ние, что брак – это раз и навсе­гда. Мне роди­те­ли это при­ви­ли, и даже в сту­ден­че­ские годы, когда я отхо­дил от Церк­ви, я твер­до знал, что, если женюсь, это будет один раз и на всю жизнь. В этом пони­ма­нии бра­ка мы с Кри­сти­ной еди­ны, поэто­му даже если слу­ча­ют­ся раз­но­гла­сия, какие-то непро­стые ситу­а­ции, ищем пути к согла­сию и при­ми­ре­нию. И нахо­дим. Если для тебя семья цен­ность, дру­го­го выхо­да из кон­фликт­ной ситу­а­ции нет.

Бесе­до­вал Лео­нид Виноградов 

Комментировать

*

Размер шрифта: A- 15 A+
Цвет темы:
Цвет полей:
Шрифт: A T G
Текст:
Боковая панель:
Сбросить настройки