Как православному христианину правильно выстроить свою семейную жизнь. И вообще ‒ с чего начинать устроение семьи?

Как православному христианину правильно выстроить свою семейную жизнь. И вообще ‒ с чего начинать устроение семьи?

(1 голос5.0 из 5)

Архи­манд­рит Амвро­сий (Юра­сов) и Иеро­ди­а­кон Еле­азар (Титов)

Слу­шать

о. Еле­азар: Хоте­лось бы пого­во­рить сего­дня о семей­ной жиз­ни. Это каса­ет­ся боль­шин­ства людей. Семей­ная жизнь ‒ непро­стое дело. За ред­ким исклю­че­ни­ем, в семьях часто быва­ют раз­ла­ды, недо­по­ни­ма­ние меж­ду род­ствен­ни­ка­ми. Осо­бен­но ‒ когда, напри­мер, моло­дой чело­век при­вел жену в дом или наобо­рот. Хоте­лось бы пого­во­рить о том, как пра­во­слав­но­му хри­сти­а­ни­ну пра­виль­но выстро­ить свою семей­ную жизнь. И вооб­ще ‒ с чего начи­нать устро­е­ние семьи?

о. Амвро­сий: Семей­ная жизнь очень слож­на. Как апо­стол Павел гово­рил: хоро­шо, если бы оста­ва­лись, как я. Он не был женат. Но если вы всту­пи­те в брак, то буде­те иметь скор­би по пло­ти, а мне вас жаль. И так­же ска­за­но у свя­тых отцов. Ста­рец Силу­ан Афон­ский гово­рил: если ты воз­не­на­ви­дел сво­е­го бра­та ‒ ты отпал от Бога, и злой дух обла­да­ет тобой. Но мож­но рас­крыть и поши­ре. Если ты воз­не­на­ви­дел отца, мать, бра­та, сест­ру, сно­ху, тещу ‒ всех, кто окру­жа­ет– зна­чит, ты отпал от Бога. Зна­чит, и злой дух муча­ет это­го чело­ве­ка. Как от это­го изба­вить­ся? Тем, кто еще не всту­пил в брак, надо себя под­го­то­вить. Каким путем? Научить­ся тер­петь всех и вся. Как Гос­подь ска­зал: тер­пе­ни­ем спа­сай­те души ваши. Пре­тер­пев­ший до кон­ца спа­сет­ся. Что это зна­чит – «тер­петь»? Надо от юно­сти учить­ся тер­пе­нию, сми­ре­нию, послу­ша­нию. Все­му доб­ро­му. Читай­те Еван­ге­лие, Свя­тых отцов, они дают пре­крас­ный при­мер. И тогда мы будем тер­петь всех. А как тер­петь? Кто бы нам что пло­хое ни ска­зал, мы долж­ны ска­зать сами себе – так Гос­по­ду угод­но, сла­ва Богу за все. И когда будем повто­рять эти сло­ва ‒ душа успокоится.

А если мы гор­дые, не мог­ли сми­рить­ся ‒ сра­зу мысль идет: как это она меня оскор­би­ла, она меня оби­де­ла?! И начи­на­ем сло­во за сло­во раз­дра­жать­ся, оби­жать­ся, ругать­ся. И пошла беда за бедой. То есть в костер не воду нали­ва­ют, а бен­зин. И пла­мя под­ни­ма­ет­ся еще выше. Мно­го есть людей, кото­рые всту­пи­ли в брак и раз­во­дят­ся, а потом гово­рят: – не сошлись харак­те­ра­ми. У меня один юно­ша гово­рит: батюш­ка, бла­го­сло­ви­те, я хоро­шую девуш­ку нашел, зовут Катень­ка. Я гово­рю: ну, женись, если она цер­ков­ная. Про­жи­ли три меся­ца и гово­рят, что хотят раз­ве­стись, пото­му что по харак­те­ру не сошлись. Я гово­рю – не торо­пись, не толь­ко у вас такой харак­тер. Вы еще не под­го­тов­ле­ны. Потер­пи. Вот, на море камеш­ки быва­ют шер­ша­вые. Но вол­на посто­ян­но бьет камень о камень, они обти­ра­ют­ся, смот­ришь ‒ и ста­ли глад­ки­ми. Гово­рю: потер­пи и сми­ряй­ся. Про­шло какое-то вре­мя. Все, гово­рит, при­жи­лись, все нор­маль­но. Стал свя­щен­ни­ком, она ‒ матушкой.

Про­шло 15 лет. На преп. Сер­гия уви­де­лись, спра­ши­ваю: ну, как? ‒ Он мне отве­ча­ет: «При­жи­лись, и нет мыс­лей раз­во­дить­ся». Я гово­рю: «Бла­го­да­ри­те Бога».

Мно­гие с эти­ми вопро­са­ми обра­ща­ют­ся: как нам быть, как нам жить? Я гово­рю: пред­ставь­те, что сей­час 8 мил­ли­ар­дов людей живет на зем­ле, и в каж­дой семье про­бле­мы. Без это­го жить нель­зя. Одна жен­щи­на гово­рит: я на Бога оби­де­лась очень силь­но. Но я, гово­рит, уже рас­ка­я­лась. Спра­ши­ваю: «На что оби­де­лась?» ‒ Ну, мое­му сыну толь­ко бы жить ‒ а он умер. Я гово­рю: Гос­подь заби­ра­ет чело­ве­ка в самую луч­шую мину­ту жиз­ни. Когда он уже луч­ше не ста­нет. Ты долж­на Гос­по­да бла­го­да­рить, Он его взял к себе. И не надо Его тре­во­жить. А то неко­то­рые люди, вот, мама ушла ‒ оби­де­лись на Бога, или муж умер ‒ начи­на­ют стра­дать. И все оби­ды, оби­ды, обиды.

Я гово­рю – у меня зна­ко­мая одна есть в Алтай­ском крае. Сосед­ка. Доч­ка умер­ла в 23 года. Ребе­нок остал­ся. Она каж­дый день ходи­ла на моги­лу. И моги­лу сле­за­ми зали­ва­ла. И вот одна­жды она шьет, а в дверь посту­ча­ли. Она гово­рит: вой­ди­те. Смот­рю ‒ моя доч­ка Валя при­хо­дит, у нее длин­ное пла­тье, в кото­ром ее похо­ро­ни­ли, и оно все мокрое. Я, гово­рит, забы­ла, что она умер­ла, спра­ши­ваю ее – Вален­ти­на, а что у тебя такое пла­тье мокрое? Она гово­рит: мама, от тво­их слез. Ты мне не даешь покоя. Ты меня все вре­мя тревожишь.

Так вот мно­гие. Мамы уми­ра­ют, доче­ри, сыно­вья и роди­те­ли пла­чут, не могут успо­ко­ить­ся, не дают покоя усоп­шим. Тре­во­жат их. Самое пре­крас­ное ‒ это молить­ся за них. И не надо их тре­во­жить. Для того что­бы в семье жить надо научить­ся слу­шать­ся с пер­во­го сло­ва, научить­ся тер­петь. А то толь­ко всту­пи­ли в брак ‒ так сра­зу, с пер­вых дней начи­на­ет­ся: ты где был, поче­му позд­но при­шел, куда день­ги дел, поче­му такой раз­дра­жи­тель­ный, обид­чи­вый? ‒ и начи­на­ет­ся. А он в ответ ‒ а ты где была, поче­му не при­го­то­ви­ла, не пости­ра­ла? И эта мело­чев­ка начи­на­ет­ся с утра до вече­ра. И, конеч­но, кто-то из них сла­бее, напри­мер, муж, ему надо­е­ло это, он остав­ля­ет ее и ухо­дит. Конеч­но, есть еще опас­ность. Допу­стим, девуш­ка пра­во­слав­ная посто­ян­но ходит в цер­ковь, каж­дую суб­бо­ту и вос­кре­се­нье, искренне испо­ве­ду­ет­ся, чита­ет утрен­нее и вечер­нее пра­ви­ло, Еван­ге­лие. И вдруг нашла юно­шу, кото­рый в дет­стве был кре­щен, а быва­ет, что и не был кре­щен, и в цер­ковь не ходит, не молит­ся, не при­ча­ща­ет­ся, не кает­ся ‒ ста­но­вит­ся духов­ным мерт­ве­цом. И что происходит?

Она выхо­дит за него замуж. А на восто­ке был такой обы­чай ‒ когда пре­ступ­ник совер­шал зло­де­я­ние и под­ле­жал смер­ти ‒ его при­вя­зы­ва­ли к тру­пу уби­то­го, и труп­ный яд быст­ро пере­хо­дил в него, и он уми­рал. Вот такое нака­за­ние. И когда девуш­ка веру­ю­щая выхо­дит за неве­ру­ю­ще­го – он же ходя­чий труп, и она ста­но­вит­ся такой же.

То есть, духов­но она уми­ра­ет. Это тоже боль­шая опас­ность. Поэто­му, преж­де, чем вый­ти замуж или женить­ся ‒ надо себя под­го­то­вить. Пре­по­доб­ный Силу­ан Афон­ский гово­рил: Если ты воз­не­на­ви­дел бра­та сво­е­го ‒ ты отпал от Бога, и злой дух обла­да­ет тобой. Поче­му? Пото­му что не любя­щий ближ­не­го чело­век в смер­ти пре­бы­ва­ет. И Гос­подь гово­рит: если ты гово­ришь, что Бога любишь, а ближ­не­го нена­ви­дишь ‒ как же ты можешь любить Бога, Кото­ро­го не видишь, а бра­та или сест­ру видишь и не любишь? Поэто­му и так ска­за­но: если будешь горы пере­дви­гать, гово­рить ангель­ским голо­сом, раз­дашь все име­ние свое, пре­дашь тело на сожже­ние, а люб­ви не име­ешь ‒ все это ничто. Поэто­му любовь дол­го­тер­пит, мило­серд­ству­ет, не пре­воз­но­сит­ся, не зави­ду­ет, не ищет сво­е­го, а все любо­вью покры­ва­ет. И апо­стол Павел учит: все­гда радуй­тесь, непре­стан­но моли­тесь, за все Бога благодарите.

Тел. зво­нок: Ска­жи­те, пожа­луй­ста, Вы стал­ки­ва­лись с такой про­бле­мой? Мамень­кин сынок пол­но­стью под­чи­нен маме и все дела­ет по ее указ­ке. С мамой может раз­го­ва­ри­вать часа­ми, а с женой ему не о чем беседовать?

о. Амвро­сий: посто­ян­но стал­ки­ва­юсь. Вот, допу­стим, одна мать, у нее сын женат. Она страш­но нена­ви­дит жену. Спра­ши­ваю: что, пло­хая? Гово­рит: нет, про­сто у меня к ней рев­ность. У меня одна зна­ко­мая была, она гово­ри­ла: я мужа нена­ви­жу, посто­ян­но с ним руга­юсь. Я гово­рю: Ты даешь обе­ща­ние, что не будешь боль­ше? – Она: даю. И все рав­но посто­ян­ные скан­да­лы с мужем. Мол, он у меня нику­да не год­ный. Я гово­рю: милая моя, Гос­подь через мужа пока­зы­ва­ет тебе, что не все у тебя в поряд­ке, ты духов­но боль­ная. Поэто­му Гос­подь тебе попус­ка­ет. Дай тебе дру­го­го мужа ‒ все будут пло­хие. Если внут­ри у тебя не все в поряд­ке ‒ покай­ся во всех гре­хах с юно­сти, осо­бен­но в блуд­ных. И ты потом пой­мешь, когда от тебя злые духи отой­дут, и тебе ста­нет на душе хоро­шо. И ты будешь при­вле­кать к себе. Пото­му что преп. Сера­фим гово­рил: «Стя­жи Дух мирен ‒ и вокруг тебя спа­сут­ся тыся­чи». Все тебя будут любить и ува­жать. А если муж не любит ‒ зна­чит, есть какая-то при­чи­на. Мно­го гре­хов нерас­ка­ян­ных. Может, рас­ка­я­ных, но не подроб­но все гово­ри­ла. И такое может быть.

А потом ‒ надо уси­лить молит­ву. Что­бы спа­сти мужа ‒ читать 150 раз «Бого­ро­ди­це Дево, Радуй­ся» и через 10 раз про­сить Матерь Божию, что­бы его душа не погиб­ла, что­бы спаслась.

А когда Гос­подь по молит­вам жены про­стит мужа и очи­стит его душу скор­бя­ми, болез­ня­ми ‒ тогда он и жену воз­лю­бит. Пото­му что апо­стол Павел гово­рит: «Неве­ру­ю­щий муж освя­ща­ет­ся веру­ю­щей женою. Ина­че дети ваши были бы нечи­сты­ми, а теперь они свя­ты». То – есть, молит­ва жены пере­да­ет­ся мужу.

И вот, когда жена уси­лен­но будет молить­ся, допу­стим, 12 раз про­чи­та­ет «Живый в помо­щи» утром, может ‒ днем про­чи­тать 12 раз это будет на каж­дый час. Уже мысль и молит­ва пошла к Богу. Так­же читать Еван­ге­лие, Свя­тых отцов, укреп­лять­ся в вере. Тогда будет по ‒ дру­го­му. Когда вы види­те чело­ве­ка, кото­рый гово­рит, что Бога нет ‒ это­му чело­ве­ку надо пове­рить, он прав­ду гово­рит, что с ним Бога нет. Он Его не чув­ству­ет, и исправ­ле­ния у него нет. А те люди, кото­рые верят, что Гос­подь есть ‒ в пер­вые три века было 50 мил­ли­о­нов заму­чен­ных хри­сти­ан. Они шли на аре­ну, и когда выпус­ка­ли львов , тиг­ров ‒ они хри­сти­ан раз­ры­ва­ли на части., А те шли на это как на пир, с радо­стью, что сей­час разо­рвут их ‒ и они как муче­ни­ки вой­дут в цар­ство Божие.

Посколь­ку вы веру­ю­щая, а муж мало­ве­ру­ю­щий ‒ вы моли­тесь, что­бы его при­влечь к спа­се­нию. Гос­подь тогда не оста­вит вас пото­му, что Бог ‒ это любовь. А если мы ‒ Его дети мы долж­ны быть похо­жи на Него. Каким путем? Любить ближ­не­го. И не зави­до­вать, и не рев­но­вать. Пото­му что Бог муд­рый, Он нам для спа­се­ния посы­ла­ет раз­ных людей ‒ и бога­то­го и бед­но­го, уче­но­го и не уче­но­го, силь­но­го и сла­бо­го. Раз­ных людей для чего? Что­бы мы научи­лись их любить и мир­но жить. Бог зна­ет, кого как спасти.

Но что­бы полу­чить пол­но­ту бла­го­да­ти ‒ надо жить со все­ми в мире. И с мужем, и с близ­ки­ми, пото­му что выхо­дя замуж, ты выхо­дишь не толь­ко за мужа, но и за всех род­ных. Надо тер­петь и всех любить. А то боль­шин­ство не любят тещу. Пото­му что рев­ность. А вот свя­тые отцы гово­рят: если всту­пи­ли в брак, то долж­ны оста­вить род­ствен­ни­ков и создать свою семью. И род­ствен­ни­кам не надо вкли­ни­вать­ся в семью моло­дых людей. Пусть они сами научат­ся все­му. Как вот загра­ни­цей, если дирек­тор заво­да все вос­ста­но­вил, он может даже уехать куда-то на месяц, на два, на три. А завод рабо­та­ет. И так любой хозя­ин. Если все в доме уста­но­вил ‒ все будет работать.

Все надо покры­вать любо­вью. Я из опы­та знаю, когда пере­тер­пишь какие-то иску­ше­ния, смот­ришь ‒ Гос­подь все покры­ва­ет любо­вью. И про­ща­ет мно­го гре­хов. Пото­му что свя­тые отцы гово­рят так: ты пока­ял­ся во всех гре­хах, Гос­подь тебя про­стил, но за это надо поне­сти нака­за­ние. То ли веч­ное, то ли вре­мен­ное. Но луч­ше вре­мен­ное поне­сти. Это зна­чит: муж может скан­да­лы устра­и­вать, или род­ствен­ни­ки мужа. Все может быть. Но надо все это перенести.

Тел. зво­нок: Вот я 43 года состою в бра­ке, 15 из них в вен­чан­ном. Все эти годы, про­жи­вая с мужем, тер­пе­ла его оскорб­ле­ния, когда он был выпив­ши. А 15 лет назад, когда мы обвен­ча­лись, он нашел себе дру­гую жен­щи­ну. Но ухо­дить ‒ не ухо­дит, все рав­но живет в семье. У нас двое детей, внуч­ка. И мои лич­ные отно­ше­ния к нему пере­рос­ли в нена­висть. Как мне изба­вить­ся от это­го чув­ства? Про­стить ему все? Пыта­юсь, но ниче­го не получается.

о. Амвро­сий: Я при­ве­ду малень­кий при­мер. Был пре­по­доб­ный Павел, у него была жена. Он рабо­тал на руд­ни­ках. И одна­жды ему гово­рят, что его жена ему изме­ня­ет. Когда он ухо­дит ночью рабо­тать ‒ к ней при­хо­дит моло­дой чело­век. И так мно­го раз гово­ри­ли. Он все не верил. А потом решил про­ве­рить. Яко­бы ушел на рабо­ту, а сам смот­рел за сво­им домом. Когда стем­не­ло ‒ в дверь посту­чал чело­век, она вышла и при­ня­ла его. Павел при­хо­дит через час, нахо­дит это­го чело­ве­ка выпив­ше­го и жена тоже выпив­шая. Но он не стал скан­да­лы устра­и­вать. Собрал свои вещич­ки и гово­рит: про­сти­те, вы люби­те друг дру­га, так и оста­вай­тесь. Без вся­ко­го шума и оби­ды ушел к пре­по­доб­но­му Анто­нию. Спа­сал­ся в пеще­ре и стал пре­по­доб­ным. А у нас внут­ри не все в поряд­ке. У нас рев­ность, оби­да, зло и все осталь­ное. Это и при­во­дит к разладу.

о. Еле­азар: Батюш­ка, вот жен­щи­на и гово­рит, что муж-то не ухо­дит. Он живет с дру­гой жен­щи­ной, а ухо­дить к ней не соби­ра­ет­ся. И при­хо­дит, как ни в чем не быва­ло в дом, ест, пьет, спит и опять уходит.

о. Амвро­сий: Да, бывает.

о. Еле­азар: И в тоже вре­мя это все видят дети, кото­рых они рас­тят. И, конеч­но, ситу­а­ция эта ненор­маль­ная. Если Павел Пре­про­стой мог уйти к пре­по­доб­но­му Анто­нию, то эта жен­щи­на не может уйти и бро­сить детей. И в тоже вре­мя нена­висть к мужу в ней живет.

о. Амвро­сий: ‒ Но ведь Гос­подь не оста­вил ее и не остав­ля­ет! Надо обра­тить­ся к Нему за помо­щью: «Гос­по­ди, помо­ги! Ты видишь, в каком состо­я­нии муж нахо­дит­ся, и дай, что­бы я во зле с ним не была, что­бы у меня нена­ви­сти не было, гне­ва и зла». Про­сить Гос­по­да, Матерь Божию, свя­тых ‒ и это все отой­дет от души. Потом, ведь без воли Божьей ни один волос с голо­вы не пада­ет, слу­ча­ев и мело­чей не быва­ет. Вез­де про­мы­сел Божий. Зна­чит, Гос­подь что-то усмот­рел, воз­мож­но, ее путь такой для спасения.

о. Еле­азар: Может быть, она какие-то гре­хи совершила?

о. Амвро­сий: Может, за нераскаянные.

о. Еле­азар: Может, и за рас­ка­ян­ные, но быва­ет, что надо епи­ти­мью потерпеть.

о. Амвро­сий: Быва­ет что? Вот в семье, когда чело­век раз­дра­жа­ет­ся, руга­ет­ся, злит­ся; Дух Свя­той не может быть в нем, когда он злит­ся. Тогда злой дух вхо­дит в это­го чело­ве­ка, и он быва­ет бес­но­ва­тый, раз­дра­жи­тель­ный. И тогда про­сят, как Васи­лия Вели­ко­го про­си­ли, это­го чело­ве­ка отчитать.

Но отчи­ты­вать не надо. А надо, что­бы этот чело­век пока­ял­ся во всех гре­хах. Теперь род­ствен­ни­ки: мать и отец, бра­тья, сест­ры, окру­жа­ю­щие ‒ все долж­ны пока­ять­ся в гре­хах, что­бы изгнать зло­го духа. Вот тогда мож­но будет отчи­ты­вать. Это у Васи­лия Вели­ко­го сказано.

А когда чело­век нерас­ка­ян­ный, в нем грех есть ‒ он лицо меня­ет. И душа не спо­кой­на ‒ раз­дра­жи­тель­на и обид­чи­ва. Чело­век наста­и­ва­ет на сво­ем. А когда пока­ет­ся – тогда душа уми­ро­тво­рит­ся, успо­ко­ит­ся, на душе быва­ет радость. И потом чело­век вспо­ми­на­ет, какой же он был неспо­кой­ный, раз­дра­жи­тель­ный, обид­чи­вый. И вдруг все изме­ни­лось, когда чело­век покаялся.

Я вче­ра про­чи­тал у свя­тых отцов, что чело­век в пре­ста­ре­лых годах дол­жен испо­ве­до­вать­ся каж­дый день. То есть, откры­вать все помыс­лы на испо­ве­ди, если есть воз­мож­ность. Гото­вить­ся к пере­хо­ду в поту­сто­рон­ний мир. Я знаю в Сер­ги­е­вой Лав­ре таких людей, батю­шек, кото­рые каж­дый день испо­ве­ду­ют­ся. И когда душа тако­го чело­ве­ка выхо­дит из тела ‒ даже на лице у него быва­ет радость пере­шед­ше­го рубеж жизни.

Один чело­век мне гово­рит: батюш­ка, как мне страш­но уми­рать! У него рак. Я гово­рю: ты же пра­во­слав­ный, каж­дый день ходишь в храм, Будь спо­ко­ен. Гово­рю ‒ веру­ю­щий чело­век не уми­ра­ет, это про­сто сон. Вот ты лег спать вече­ром, а утром проснул­ся. И смерть ‒ это то, что ты заснул, а в том мире проснул­ся. А тот мир ‒ он рядом с нашим телом. Ты про­сто ока­зал­ся в духов­ном мире. Гос­подь тебе послал эту болезнь, это дар Божий. Надо быть спо­кой­ным, ров­ным и нико­го не осуж­дать. Он гово­рит: я и не осуж­даю нико­го. Но толь­ко в мыс­лях быва­ет ‒ думаю: зачем же он так дела­ет, это же не пра­виль­но. Я гово­рю: это хоро­шо, что ты не сло­ва­ми, а в мыс­лях толь­ко осуж­да­ешь, но все рав­но про­си у Бога про­ще­ния, что­бы Гос­подь тебя не оставил.

о. Еле­азар: Да, батюш­ка, вопрос смер­ти очень инте­рес­ный. Пото­му что, если посмот­реть, как люди в миру реа­ги­ру­ют на раз­го­во­ры о смер­ти ‒ очень часто мож­но заме­тить, что люди как буд­то убе­га­ют от это­го вопро­са, как буд­то от зараз­ной болез­ни. Как буд­то если будешь гово­рить о смер­ти ‒ то умрешь. Неко­то­рые гово­рят: да что ты такое гово­ришь, типун тебе на язык, отку­да у тебя такие мысли?

о. Амвро­сий: А еще так. Вот, при­хо­дят в храм, и сынок нашел кре­стик ‒ или жена, или муж. И боят­ся домой нести этот крест: а вдруг нач­нут­ся бед­ствия? Я гово­рю: давай­те его сюда. Один маль­чик нашел крест, при­нес его домой. Мать его гово­рит: зачем ты под­нял этот крест, зачем при­нес? «Я видел этот крест», ‒ гово­рит маль­чик, ‒ и с обрат­ной сто­ро­ны про­чи­тал: «спа­си и сохра­ни». Я спас его. А теперь Гос­подь его спа­са­ет». И нико­му этот кре­стик не отдал.

о. Еле­азар: Вопро­сы смер­ти пуга­ют человека.

о. Амвро­сий: Для веру­ю­ще­го чело­ве­ка смер­ти нет. Это толь­ко пере­ход в вечность.

о. Еле­азар: Это дей­стви­тель­но так. Толь­ко я вот о чем хочу ска­зать, Гос­подь не зало­жил в нашу при­ро­ду смерть и болезнь. Они появи­лись в резуль­та­те наше­го гре­хо­па­де­ния. И поэто­му, посколь­ку в нашей при­ро­де нет меха­низ­мов, отве­ча­ю­щих за смерть ‒ то она для нас страш­на и неиз­беж­на. Все­гда страш­на. Но толь­ко тот, кто живет в Боге ‒ по вере зна­ет, что со смер­тью жизнь не закан­чи­ва­ет­ся. Она про­сто пере­хо­дит в каче­ствен­но дру­гую плоскость.

о. Амвро­сий: Поэто­му я гово­рю так. Что у чело­ве­ка глав­ное? ‒ Душа. Не тело. А как мы живем? В цер­ковь не ходим, постов не соблю­да­ем, пра­ви­ло не чита­ем, Богу не молим­ся. С Богом обще­ния нет. Пере­еда­ем. А какие унас помыс­лы, а какие страсти?

Зна­чит, пря­мо мож­но ска­зать, что чело­век живет вверх нога­ми. Все для пло­ти, для души ниче­го нет. Что­бы чело­ве­ку нор­маль­но жить ‒ надо напра­вить жизнь не для пло­ти, а для души. Поче­му мно­гие подвиж­ни­ки ухо­ди­ли в пустын­ные места, ухо­дят в мона­сты­ри и в пеще­рах живут? Пото­му что ведь в псал­мах ска­за­но, что молит­ва сла­ще меда. Это не сло­ва, это на самом деле. Когда чело­век очи­стил душу, и бла­го­дать Божья напол­ни­ла серд­це его ‒ он не толь­ко душой чув­ству­ет Бога, но и телом.

Один свя­той пре­по­доб­ный при­хо­дил к хра­му, садил­ся поза­ди хра­ма, а в это вре­мя служ­бы ника­кой не было. Его одна­жды спро­си­ли: ведь служ­бы- то ника­кой нет, а ты сидишь весь день! Он гово­рит: служ­ба есть. Я, гово­рит, смот­рю на Него, и Он смот­рит на меня. И для меня это бла­жен­ство. То ‒ есть он на Бога смот­рит, а Бог на него. Пото­му что очи Гос­под­ни непре­стан­но на нас взи­ра­ют. Мы спим, а Очи Гос­под­ни все видят.

о. Еле­азар: Батюш­ка, тема о семей­ной жиз­ни без­дон­ная. Мно­го иску­ше­ний, бед с мужья­ми, жена­ми, с детьми. И все дума­ют, что у них уни­каль­ные слу­чаи. А на самом деле все одинаковое.

о. Амвро­сий: На про­тя­же­нии жиз­ни Бог всех урав­ня­ет. Вот, допу­стим, девуш­ка, на вид пре­крас­ная, все хоро­шо. Но в тече­ние жиз­ни могут быть болез­ни, непри­ят­но­сти. Допу­стим, я пошел в боль­ни­цу и вижу моло­до­го чело­ве­ка, лет 30. Сло­мал позво­ноч­ник и лежит на живо­те, на лок­тях. У него эти места загру­бе­ли. Там, в боль­ни­це еще ребя­та, и он их про­сит пере­вер­нуть его то на левый бок, то на пра­вый. Вот в таком состо­я­нии он нахо­дит­ся и не роп­щет. Бога бла­го­да­рит и чита­ет духов­ные кни­ги. Укреп­ля­ет себя в вере.

А дру­гой маль­чик бежал по лест­ни­це, спо­ткнул­ся, упал. У него отка­за­ли ноги и левая рука, и шея. Он живет в 2х ком­нат­ной квар­ти­ре, мате­ри 100 лет, ниче­го не видит, брат ‒ алко­го­лик. Пен­сия малень­кая, смот­рит все про­грам­мы и во все места посы­ла­ет пись­ма, что­бы ему помог­ли. Он может при­под­нять­ся толь­ко с помо­щью пра­вой руки. Живет в Ниж­нем Новгороде.

Так что надо Бога бла­го­да­рить. Порой, быва­ет ‒ и муж попал­ся такой, что изме­ня­ет. Но это не без воли Божьей. Посколь­ку он в цер­ковь не ходит, Богу не молит­ся, не кает­ся, то при­во­дит­ся к такой беде. И такая беда почти чуть ли не в каж­дом доме. Толь­ко молит­ва помо­га­ет. И когда муж и жена испо­ве­ду­ют­ся, молят­ся вме­сте ‒ тогда бла­го­дать Божья их хра­нит. Как толь­ко ото­шли от Бога ‒ все пре­рва­лось, беда за бедой.

о. Еле­азар: Батюш­ка, Гос­подь в Свя­щен­ном Писа­нии отве­ча­ет фари­се­ям на вопрос, когда они гово­рят: было у нас 5 бра­тьев, все име­ли ее женой. В том мире не женят­ся. А в дру­гом месте гово­рит­ся, что по жесто­ко­сер­дию ваше­му Мои­сей пове­лел давать жене раз­вод­ное пись­мо. Я одно вре­мя инте­ре­со­вал­ся, поче­му по жесто­ко­сер­дию? А ока­зы­ва­ет­ся, свя­тые отцы тол­ку­ют вот так. Что зна­чит по жесто­ко­сер­дию? Когда один чело­век изме­ня­ет дру­го­му чело­ве­ку ‒ быва­ет, что кто-то может про­стить, а быва­ет, что по сво­е­му жесто­ко­му серд­цу один чело­век не может про­стить изме­ну дру­го­му. Ну, никак не может. И в таком слу­чае, когда чело­век оже­сто­чен серд­цем и не может про­стить изме­ну ‒ то давай раз­вод­ное пись­мо и раз­во­дись. Но живи тогда уже один.

Что это зна­чит? Вот, мы гре­шим пред Богом каж­дый день. А дава­ли обе­ты в кре­ще­нии, что будем жить свя­то, не вер­нем­ся к про­шлой жиз­ни. А воз­вра­ти­лись. А, может, еще боль­шие гре­хи, чем до кре­ще­ния дела­ли. Но ведь Гос­подь же нас про­ща­ет! Он же не жесто­ко­серд­ный. Он про­ща­ет нам каж­дый раз, когда мы каем­ся в гре­хах. А мы одно­го чело­ве­ка про­стить не можем!

о. Амвро­сий: Тогда не име­ем пра­ва читать молит­ву «Отче наш».

о. Еле­азар: Но если это каса­ет­ся супру­гов ‒ в дан­ном слу­чае к ним не отно­сит­ся. Пото­му что здесь осо­бый слу­чай сер­деч­но­го оже­сто­че­ния. Если мы про­сто нена­ви­дим наше­го ближ­не­го. Вот жен­щи­на гово­рит: у нее рас­тет нена­висть на мужа. Но ведь нуж­но для уте­ше­ния вспо­ми­нать, что у Бога- то на нас нена­висть не рас­тет из-за того, что мы каж­дый день гре­шим! Он нас про­дол­жа­ет любить. А любовь хри­сти­ан­ская ‒ это не чув­ство. Это доб­ро­де­тель. Ее делать надо, эту любовь. А как делать? А вот понуж­дать себя. Любить. И сна­ча­ла будет тяже­ло, потом лег­че. Любить не в том смыс­ле как мужа, там уже невоз­мож­но это, навер­ное. Но по-хри­сти­ан­ски. Понять, что чело­век неверующий.

о. Амвро­сий:  Ска­за­но так – надо доб­ро делать из зла. Вот Гос­подь Он сде­лал из зла доб­ро. Какое? Ни в чем не повин­ный за наши гре­хи был рас­пят на кре­сте, а спас весь род чело­ве­че­ский. Он из зла сде­лал добро.

Себя духов­но под­креп­лять молит­вой, Еван­ге­ли­ем. И нрав­ствен­но. Всех любить, про­щать и за все Бога благодарить.

о. Еле­азар: Но и супру­га и супру­гу надо выма­ли­вать себе.

о. Амвро­сий: Да. Если он осту­пил­ся где-то, то молить­ся надо за него. Зна­чит, Бог попу­стил ему впасть в грязь. И надо спа­сти его.

о. Еле­азар: И вот тут, мне кажет­ся, надо посмот­реть на ситу­а­цию еще с одной сто­ро­ны. Мы счи­та­ем себя жерт­ва­ми в том слу­чае, если нам изме­ня­ет супруг или супру­га. А надо посмот­реть, име­ем ли пра­во нена­ви­деть в таком слу­чае, если мы хри­сти­ане? И не ока­жем­ся ли мы винов­ны­ми при всем осо­зна­нии, что мы жерт­вы? Это очень важ­ный момент.

о. Амвро­сий: Зна­чит, это­му чело­ве­ку надо пока­ять­ся во всех гре­хах, что­бы Гос­подь изме­нил его жизнь. И отно­ше­ние к мужу или жене.

 

Источ­ник: элек­трон­ное пери­о­ди­че­ское изда­ние «Радонеж.ру»

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

Размер шрифта: A- 15 A+
Цвет темы:
Цвет полей:
Шрифт: A T G
Текст:
Боковая панель:
Сбросить настройки