Любовь милосердствует: доброе отношение к другому вопреки его промахам <br><span class="bg_bpub_book_author">Протоиерей Владимир Хулап</span>

Любовь милосердствует: доброе отношение к другому вопреки его промахам
Протоиерей Владимир Хулап

(1 голос5.0 из 5)

Любовь жестока – говорит житейская логика. Любовь милосердствует, – возражает 13‑я глава Первого Послания апостола Павла христианам Коринфа. Почему среди свойств любви, перечисленных апостолом, милосердию уделено не последнее место и о чём это говорит нам?

Телепрограмма «Слово» православного канала «Союз» в продолжение  цикла передач о христианском понимании любви в  учении апостола Павла пригласила в студию доктора богословия, проректора по учебной работе Санкт-Петербургской Духовной Академии протоиерея Владимира Хулапа.

Простить

– Отец Владимир, в одной из прошлых передач мы разбирали апостольские слова. Я напомню этот текст, его ещё называют гимном любви: 

«Если я говорю языками человеческими и ангельскими, а любви не имею, то я – медь звенящая или кимвал звучащий. 

Если имею дар пророчества, и знаю все тайны, и имею всякое познание и всю веру, так что могу и горы переставлять, а не имею любви, – то я ничто. 

И если я раздам всё имение моё и отдам тело моё на сожжение, а любви не имею, нет мне в том никакой пользы» (1Кор. 13:1-3).

Дальше перечисляются свойства любви, в тексте послания их всего 16. Апостол Павел говорит, что любовь милосердствует. По отношению к кому супруги должны оказывать милосердие?

– Прежде всего, по отношению друг к другу. Если мы посмотрим на греческое слово, которое здесь используется, речь идёт о некоем добром отношении, несмотря на, может быть, ошибки и промахи другого человека.

В предыдущей передаче мы говорили о долготерпении как об одной из составляющей брака, и вот, милосердие, мне кажется, является конкретным инструментом этого терпения. Потому что терпеть можно по-разному. 

То есть можно вроде бы сохранять некую холодную маску спокойствия и терпения, но вместе с тем своим взглядом или словами показать, как супруг мне неприятен, или какой глупый поступок он совершил, или как я его не люблю.

Милосердие подразумевает прежде всего прощение. И в Священном Писании мы читаем замечательные слова: «солнце да не зайдёт во гневе вашем» (Еф. 4:26).

По сути, окончание каждого дня должно быть перезагрузкой семейных отношений, когда все проблемы, всё то, что было плохого в течение дня, вся наша усталость, всё наше раздражение, все наши конфликты должны каждый день прекращаться.

Нужно нажимать вот на эту кнопочку обнуления, и подобно тому, как на мобильном телефоне часы переходят на 0:00, так и каждый день должен завершаться неким обнулением как выражением нашего милосердия. Пониманием того, что мой супруг – не идеал, и ещё меньшим идеалом являюсь я.

Но раз мы, двое, решили прожить вместе всю долгую жизнь, то тогда каждый из нас должен выбирать свои самые сильные стороны и отдавать сильные качества на служение другому.

Потому что очень часто мы стараемся получить что-то от другого, мы пытаемся самоутвердиться за счёт другого, мы пытаемся тянуть жизненные соки, энергию, может быть, то, чего нам не хватает, но делаем это таким образом, что ничего не отдаём взамен.

И тогда другой человек рано или поздно оказывается полностью опустошённым, он оказывается выжатым как лимон. Когда два таких человека живут вместе друг с другом, то они просто не понимают, зачем это нужно.

Действительно, прощение как возможность сказать первым другому, своему супругу «прости, я был неправ» – вот это и есть сила. 

Потому что очень часто мы ждём, чтобы эти слова сказали нам, чтобы нас утвердили в том, что мы всегда поступаем правильно, что мы всегда знаем ответы на вопросы, что именно мы являемся главой семьи.

Но вот эта кажущаяся слабость на самом деле является силой. Потому что, если мы считаем, что у нас уже все замечательно, что мы и являемся локомотивом нашей семьи, очень часто Господь нам показывает все наши слабости, все несовершенства через какие-то наши падения.

Прощение как готовность к диалогу, готовность признать свои несовершенства и совместными усилиями попытаться что-то в семейной жизни изменить – вот это и есть основная движущая сила развития любого христианского брака. 

Если мы посмотрим на этимологию слова «брак, супружество», латинский термин «conjugium», то он буквально означает сопряжённость, некий такой античный образ, когда два вола запряжены в одно ярмо. Но акцент – не на том, что это тяжёлая работа, не на это ярмо, которое они вместе тянут. Важнее идея, что они что-то делают вместе,  причём делают полезное: две лошади ведут повозку, два вола пашут землю.

И, если кому-то становится тяжело, то второй супруг должен брать на себя вот эти обязанности, и брать не потому, что его просят, а брать, потому, что он действительно милосердствует.

Милосердие, как и любовь, это одно из качеств Бога. Мы постоянно говорим о том, что Господь милосерд, Господь многомилостив. Мне кажется, это подразумевает и постоянное внимание к самому любимому человеку и желание понять то, что важно для него, как я могу попытаться удовлетворить некие потребности этого человека, а они у мужчины и у женщины в браке чаще всего разные.

Понять, что нужно другому, сделать другого счастливым  при помощи того, что есть у меня и через это обрести совершенно иное качество счастья, выйти на некий новый уровень бытия, когда я не просто потребляю, но и отдаю – это возможно. 

И, если мы отдаём вместе  то, что мы отдаём,  то это не является нашей потерей. Наоборот, происходит некое чудо брачной любви, божественной любви, и то, что мы отдали, увеличивается, умножается, возводится в некую новую степень.

И это становится источником той милости, той взаимной поддержки и взаимного внимания, которым учатся и наши дети, и которая через нас как через счастливую семью изливается в окружающий мир. Тем самым каждая семья может стать источником милосердия, прощения и возможностей нового начала.

– Следующее свойство любви у апостола заключается в том, что любовь не завидует. О какой зависти говорит он и применимы ли эти слова в семейных отношениях?

– В прошлой передаче мы с вами говорили, что апостол Павел в этом отрывке, конечно же, не пишет учебник о семейной любви.

Вместе с тем, если мы посмотрим на слово «зависть» или «ревность», то этот греческий термин может использоваться как в положительном значении – как некая ревность или желание что-то сделать, чего-то достичь; так и ревность в смысле некоего недоверия, некоей зависти.

Мне кажется, здесь можно отметить два момента. Прежде всего, супруги, несмотря на то, что они живут вместе и являются самыми близкими друг для друга людьми, всё-таки имеют право на некую личную сферу.

У человека могут и должны быть некие интересы, общение со знакомыми или какой-то круг связей, который существовал ещё до брака, или, может быть, хобби, увлечения, которые не всегда у супругов совпадают. И здесь важно уважение к личной сфере своего супруга. 

Нередко мы видим, что муж или особенно жена пытаются всё контролировать: что делает супруг, куда он ходит, чем он занимается, у кого-то это доходит до чтения СМС или электронной почты в телефоне. Это знак некоего недоверия.

Когда два человека соглашаются жить вместе, тем самым они говорят: я доверяю тебе, я доверяю тебе во всем, и поэтому надеюсь, что ты будешь доверять и мне. 

И, если мы посмотрим на чинопоследования нашего православного обручения, то мы увидим, что его центром является кольцо.

Кольцо – это не просто христианский символ, но и символ в любом светском браке: когда люди заключают брак, они одевают кольца. И вот этот, очень глубокий, мне кажется, знак, означает, что мой любимый, мой супруг присутствует в виде вот этого кольца, которое я ношу.

До сих пор в чинопоследовании венчания священник меняет кольца. У мужа остаётся кольцо жены, а у жены – кольцо мужа. И этот знак говорит: куда бы я ни пошёл, чтобы я ни делал, супруг находится рядом со мной.

Это не какая-то видеокамера, которая постоянно меня третирует и контролирует мою жизнь, но это некое напоминание, что, даже если супруга или супруги нет рядом, я должен вести себя таким образом и поступать так, чтобы мне не было стыдно посмотреть моему супругу в глаза.

Чтобы вот это отношение доверия как веры в то, что этот человек является самым важным для меня, выражалось не просто в словах, но и в повседневности. И поэтому, если это доверие существует, то оно становится очень важным источником, мотивацией для развития каждого из супругов вот в таком самостоятельном личностном аспекте.

Но если этого доверия нет, то, конечно, никому не приятно, когда тебя контролируют, когда пытаются каким-то образом что-то о тебе дополнительно узнать. Безусловно, не надо искусственно подавать поводов к этой ревности, особенно создавать их.

Бывает так, что жена или муж хотят заронить  некое зерно ревности, чтобы якобы возгреть любовь, то есть совершают некие действия по отношению к третьим лицам, чтобы супруг или супруга поревновали, якобы это станет подтверждением их любви.

Если в качестве эксперимента я могу пофлиртовать с кем-то, я могу что-то сделать такое, чтобы уколоть своего супруга, сделать ему больно, то это неправильный подход. Возгревать любовь можно и нужно, но любовь всегда основана на доверии. 

Дружная семья

Если мы  посмотрим на Священное Писание, то мы увидим, что в Ветхом Завете нередко любовь и брак используется как образ отношения Бога Яхве, Бога Ветхого Завета, Творца мира и Израиля. И, даже если Израиль иногда оказывается неверным, Бог всё равно ему доверяет, протягивает вот эту руку и как бы говорит: чтобы ни случилось, Я всегда вижу некий идеал, первозданную красоту невесты.

И, как Израиль постоянно сравнивается с невестой, также и Церковь Христова сравнивается с невестой в качестве некой попытки вернуться к началу, к вот этому первоначальному нашему состоянию, когда мы полностью доверяли друг другу, когда у нас не было тайн друг от друга, когда мы делились самым сокровенным.

Но в обществе бывает так, что супруги пришли вечером с работы, каждый уткнулся в свой ноутбук или в свой планшет, у каждого свой круг общения в социальных сетях или по телефону. И  возникает непонимание, обвинение супруга в том, что он делит сферу своей жизни на ту, которая связана со мной, и на ту, которая со мной не связана.

И поэтому ревность в таком понимании – это всегда потенциальное убийство любви. Поскольку ревность, западающая в голову, постоянно начинать накручивать какие-то новые непонятные мысли, начинает подвигать нас к обвинениям, которые очень часто не имеют реальной почвы по отношению к супругу.

И тогда рано или поздно те ужасы, которые мы сами себе создаём в голове, нередко начинают реализовываться в нашей жизни и разрушать брак.

Комментировать

*

«Азбука супружества»
в Telegram.
t.me/azmarriage
Размер шрифта: A- 15 A+
Тёмная тема:
Цвета
Цвет фона:
Цвет текста:
Цвет ссылок:
Цвет акцентов
Цвет полей
Фон подложек
Заголовки:
Текст:
Выравнивание:
Боковая панель:
Сбросить настройки