Любовь милосердствует: доброе отношение к другому вопреки его промахам

Любовь милосердствует: доброе отношение к другому вопреки его промахам

(1 голос5.0 из 5)

Любовь жесто­ка – гово­рит житей­ская логи­ка. Любовь мило­серд­ству­ет, – воз­ра­жа­ет 13‑я гла­ва Пер­во­го Посла­ния апо­сто­ла Пав­ла хри­сти­а­нам Корин­фа. Поче­му сре­ди свойств люб­ви, пере­чис­лен­ных апо­сто­лом, мило­сер­дию уде­ле­но не послед­нее место и о чём это гово­рит нам?

Теле­про­грам­ма «Сло­во» пра­во­слав­но­го кана­ла «Союз» в про­дол­же­ние  цик­ла пере­дач о хри­сти­ан­ском пони­ма­нии люб­ви в  уче­нии апо­сто­ла Пав­ла при­гла­си­ла в сту­дию док­то­ра бого­сло­вия, про­рек­то­ра по учеб­ной рабо­те Санкт-Петер­бург­ской Духов­ной Ака­де­мии про­то­и­е­рея Вла­ди­ми­ра Хулапа.

mug - Любовь милосердствует: доброе отношение к другому вопреки его промахам

 

– Отец Вла­ди­мир, в одной из про­шлых пере­дач мы раз­би­ра­ли апо­столь­ские сло­ва. Я напом­ню этот текст, его ещё назы­ва­ют гим­ном любви: 

«Если я гово­рю язы­ка­ми чело­ве­че­ски­ми и ангель­ски­ми, а люб­ви не имею, то я – медь зве­ня­щая или ким­вал звучащий. 

Если имею дар про­ро­че­ства, и знаю все тай­ны, и имею вся­кое позна­ние и всю веру, так что могу и горы пере­став­лять, а не имею люб­ви, – то я ничто. 

И если я раз­дам всё име­ние моё и отдам тело моё на сожже­ние, а люб­ви не имею, нет мне в том ника­кой поль­зы» (1Кор13:1–3).

Даль­ше пере­чис­ля­ют­ся свой­ства люб­ви, в тек­сте посла­ния их все­го 16. Апо­стол Павел гово­рит, что любовь мило­серд­ству­ет. По отно­ше­нию к кому супру­ги долж­ны ока­зы­вать милосердие?

– Преж­де все­го, по отно­ше­нию друг к дру­гу. Если мы посмот­рим на гре­че­ское сло­во, кото­рое здесь исполь­зу­ет­ся, речь идёт о неко­ем доб­ром отно­ше­нии, несмот­ря на, может быть, ошиб­ки и про­ма­хи дру­го­го человека.

В преды­ду­щей пере­да­че мы гово­ри­ли о дол­го­тер­пе­нии как об одной из состав­ля­ю­щей бра­ка, и вот, мило­сер­дие, мне кажет­ся, явля­ет­ся кон­крет­ным инстру­мен­том это­го тер­пе­ния. Пото­му что тер­петь мож­но по-разному. 

То есть мож­но вро­де бы сохра­нять некую холод­ную мас­ку спо­кой­ствия и тер­пе­ния, но вме­сте с тем сво­им взгля­дом или сло­ва­ми пока­зать, как супруг мне непри­я­тен, или какой глу­пый посту­пок он совер­шил, или как я его не люблю.

Мило­сер­дие под­ра­зу­ме­ва­ет преж­де все­го про­ще­ние. И в Свя­щен­ном Писа­нии мы чита­ем заме­ча­тель­ные сло­ва: «солн­це да не зай­дёт во гне­ве вашем» (Еф.4:26).

По сути, окон­ча­ние каж­до­го дня долж­но быть пере­за­груз­кой семей­ных отно­ше­ний, когда все про­бле­мы, всё то, что было пло­хо­го в тече­ние дня, вся наша уста­лость, всё наше раз­дра­же­ние, все наши кон­флик­ты долж­ны каж­дый день прекращаться.

Нуж­но нажи­мать вот на эту кно­поч­ку обну­ле­ния, и подоб­но тому, как на мобиль­ном теле­фоне часы пере­хо­дят на 0:00, так и каж­дый день дол­жен завер­шать­ся неким обну­ле­ни­ем как выра­же­ни­ем наше­го мило­сер­дия. Пони­ма­ни­ем того, что мой супруг – не иде­ал, и ещё мень­шим иде­а­лом явля­юсь я.

Но раз мы, двое, реши­ли про­жить вме­сте всю дол­гую жизнь, то тогда каж­дый из нас дол­жен выби­рать свои самые силь­ные сто­ро­ны и отда­вать силь­ные каче­ства на слу­же­ние другому.

Пото­му что очень часто мы ста­ра­ем­ся полу­чить что-то от дру­го­го, мы пыта­ем­ся само­утвер­дить­ся за счёт дру­го­го, мы пыта­ем­ся тянуть жиз­нен­ные соки, энер­гию, может быть, то, чего нам не хва­та­ет, но дела­ем это таким обра­зом, что ниче­го не отда­ём взамен.

И тогда дру­гой чело­век рано или позд­но ока­зы­ва­ет­ся пол­но­стью опу­сто­шён­ным, он ока­зы­ва­ет­ся выжа­тым как лимон. Когда два таких чело­ве­ка живут вме­сте друг с дру­гом, то они про­сто не пони­ма­ют, зачем это нужно.

Дей­стви­тель­но, про­ще­ние как воз­мож­ность ска­зать пер­вым дру­го­му, сво­е­му супру­гу «про­сти, я был неправ» – вот это и есть сила. 

Пото­му что очень часто мы ждём, что­бы эти сло­ва ска­за­ли нам, что­бы нас утвер­ди­ли в том, что мы все­гда посту­па­ем пра­виль­но, что мы все­гда зна­ем отве­ты на вопро­сы, что имен­но мы явля­ем­ся гла­вой семьи.

Но вот эта кажу­ща­я­ся сла­бость на самом деле явля­ет­ся силой. Пото­му что, если мы счи­та­ем, что у нас уже все заме­ча­тель­но, что мы и явля­ем­ся локо­мо­ти­вом нашей семьи, очень часто Гос­подь нам пока­зы­ва­ет все наши сла­бо­сти, все несо­вер­шен­ства через какие-то наши падения.

Про­ще­ние как готов­ность к диа­ло­гу, готов­ность при­знать свои несо­вер­шен­ства и сов­мест­ны­ми уси­ли­я­ми попы­тать­ся что-то в семей­ной жиз­ни изме­нить – вот это и есть основ­ная дви­жу­щая сила раз­ви­тия любо­го хри­сти­ан­ско­го брака. 

Если мы посмот­рим на эти­мо­ло­гию сло­ва «брак, супру­же­ство», латин­ский тер­мин «conjugium», то он бук­валь­но озна­ча­ет сопря­жён­ность, некий такой антич­ный образ, когда два вола запря­же­ны в одно ярмо. Но акцент – не на том, что это тяжё­лая рабо­та, не на это ярмо, кото­рое они вме­сте тянут. Важ­нее идея, что они что-то дела­ют вме­сте,  при­чём дела­ют полез­ное: две лоша­ди ведут повоз­ку, два вола пашут землю.

И, если кому-то ста­но­вит­ся тяже­ло, то вто­рой супруг дол­жен брать на себя вот эти обя­зан­но­сти, и брать не пото­му, что его про­сят, а брать, пото­му, что он дей­стви­тель­но милосердствует.

Мило­сер­дие, как и любовь, это одно из качеств Бога. Мы посто­ян­но гово­рим о том, что Гос­подь мило­серд, Гос­подь мно­го­мило­стив. Мне кажет­ся, это под­ра­зу­ме­ва­ет и посто­ян­ное вни­ма­ние к само­му люби­мо­му чело­ве­ку и жела­ние понять то, что важ­но для него, как я могу попы­тать­ся удо­вле­тво­рить некие потреб­но­сти это­го чело­ве­ка, а они у муж­чи­ны и у жен­щи­ны в бра­ке чаще все­го разные.

Понять, что нуж­но дру­го­му, сде­лать дру­го­го счаст­ли­вым  при помо­щи того, что есть у меня и через это обре­сти совер­шен­но иное каче­ство сча­стья, вый­ти на некий новый уро­вень бытия, когда я не про­сто потреб­ляю, но и отдаю – это возможно. 

И, если мы отда­ём вме­сте  то, что мы отда­ём,  то это не явля­ет­ся нашей поте­рей. Наобо­рот, про­ис­хо­дит некое чудо брач­ной люб­ви, боже­ствен­ной люб­ви, и то, что мы отда­ли, уве­ли­чи­ва­ет­ся, умно­жа­ет­ся, воз­во­дит­ся в некую новую степень.

И это ста­но­вит­ся источ­ни­ком той мило­сти, той вза­им­ной под­держ­ки и вза­им­но­го вни­ма­ния, кото­рым учат­ся и наши дети, и кото­рая через нас как через счаст­ли­вую семью изли­ва­ет­ся в окру­жа­ю­щий мир. Тем самым каж­дая семья может стать источ­ни­ком мило­сер­дия, про­ще­ния и воз­мож­но­стей ново­го начала.

– Сле­ду­ю­щее свой­ство люб­ви у апо­сто­ла заклю­ча­ет­ся в том, что любовь не зави­ду­ет. О какой зави­сти гово­рит он и при­ме­ни­мы ли эти сло­ва в семей­ных отношениях?

– В про­шлой пере­да­че мы с вами гово­ри­ли, что апо­стол Павел в этом отрыв­ке, конеч­но же, не пишет учеб­ник о семей­ной любви.

Вме­сте с тем, если мы посмот­рим на сло­во «зависть» или «рев­ность», то этот гре­че­ский тер­мин может исполь­зо­вать­ся как в поло­жи­тель­ном зна­че­нии – как некая рев­ность или жела­ние что-то сде­лать, чего-то достичь; так и рев­ность в смыс­ле неко­е­го недо­ве­рия, неко­ей зависти.

Мне кажет­ся, здесь мож­но отме­тить два момен­та. Преж­де все­го, супру­ги, несмот­ря на то, что они живут вме­сте и явля­ют­ся самы­ми близ­ки­ми друг для дру­га людь­ми, всё-таки име­ют пра­во на некую лич­ную сферу.

У чело­ве­ка могут и долж­ны быть некие инте­ре­сы, обще­ние со зна­ко­мы­ми или какой-то круг свя­зей, кото­рый суще­ство­вал ещё до бра­ка, или, может быть, хоб­би, увле­че­ния, кото­рые не все­гда у супру­гов сов­па­да­ют. И здесь важ­но ува­же­ние к лич­ной сфе­ре сво­е­го супруга. 

Неред­ко мы видим, что муж или осо­бен­но жена пыта­ют­ся всё кон­тро­ли­ро­вать: что дела­ет супруг, куда он ходит, чем он зани­ма­ет­ся, у кого-то это дохо­дит до чте­ния СМС или элек­трон­ной почты в теле­фоне. Это знак неко­е­го недоверия.

Когда два чело­ве­ка согла­ша­ют­ся жить вме­сте, тем самым они гово­рят: я дове­ряю тебе, я дове­ряю тебе во всем, и поэто­му наде­юсь, что ты будешь дове­рять и мне. 

И, если мы посмот­рим на чино­по­сле­до­ва­ния наше­го пра­во­слав­но­го обру­че­ния, то мы уви­дим, что его цен­тром явля­ет­ся кольцо.

Коль­цо – это не про­сто хри­сти­ан­ский сим­вол, но и сим­вол в любом свет­ском бра­ке: когда люди заклю­ча­ют брак, они оде­ва­ют коль­ца. И вот этот, очень глу­бо­кий, мне кажет­ся, знак, озна­ча­ет, что мой люби­мый, мой супруг при­сут­ству­ет в виде вот это­го коль­ца, кото­рое я ношу.

До сих пор в чино­по­сле­до­ва­нии вен­ча­ния свя­щен­ник меня­ет коль­ца. У мужа оста­ёт­ся коль­цо жены, а у жены – коль­цо мужа. И этот знак гово­рит: куда бы я ни пошёл, что­бы я ни делал, супруг нахо­дит­ся рядом со мной.

Это не какая-то видео­ка­ме­ра, кото­рая посто­ян­но меня тре­ти­ру­ет и кон­тро­ли­ру­ет мою жизнь, но это некое напо­ми­на­ние, что, даже если супру­га или супру­ги нет рядом, я дол­жен вести себя таким обра­зом и посту­пать так, что­бы мне не было стыд­но посмот­реть мое­му супру­гу в глаза.

Что­бы вот это отно­ше­ние дове­рия как веры в то, что этот чело­век явля­ет­ся самым важ­ным для меня, выра­жа­лось не про­сто в сло­вах, но и в повсе­днев­но­сти. И поэто­му, если это дове­рие суще­ству­ет, то оно ста­но­вит­ся очень важ­ным источ­ни­ком, моти­ва­ци­ей для раз­ви­тия каж­до­го из супру­гов вот в таком само­сто­я­тель­ном лич­ност­ном аспекте.

Но если это­го дове­рия нет, то, конеч­но, нико­му не при­ят­но, когда тебя кон­тро­ли­ру­ют, когда пыта­ют­ся каким-то обра­зом что-то о тебе допол­ни­тель­но узнать. Без­услов­но, не надо искус­ствен­но пода­вать пово­дов к этой рев­но­сти, осо­бен­но созда­вать их.

Быва­ет так, что жена или муж хотят заро­нить  некое зер­но рев­но­сти, что­бы яко­бы воз­греть любовь, то есть совер­ша­ют некие дей­ствия по отно­ше­нию к тре­тьим лицам, что­бы супруг или супру­га порев­но­ва­ли, яко­бы это ста­нет под­твер­жде­ни­ем их любви.

Если в каче­стве экс­пе­ри­мен­та я могу пофлир­то­вать с кем-то, я могу что-то сде­лать такое, что­бы уко­лоть сво­е­го супру­га, сде­лать ему боль­но, то это непра­виль­ный под­ход. Воз­гре­вать любовь мож­но и нуж­но, но любовь все­гда осно­ва­на на доверии. 

 

2l1a0049 - Любовь милосердствует: доброе отношение к другому вопреки его промахам

Если мы  посмот­рим на Свя­щен­ное Писа­ние, то мы уви­дим, что в Вет­хом Заве­те неред­ко любовь и брак исполь­зу­ет­ся как образ отно­ше­ния Бога Яхве, Бога Вет­хо­го Заве­та, Твор­ца мира и Изра­и­ля. И, даже если Изра­иль ино­гда ока­зы­ва­ет­ся невер­ным, Бог всё рав­но ему дове­ря­ет, про­тя­ги­ва­ет вот эту руку и как бы гово­рит: что­бы ни слу­чи­лось, Я все­гда вижу некий иде­ал, пер­во­здан­ную кра­со­ту невесты.

И, как Изра­иль посто­ян­но срав­ни­ва­ет­ся с неве­стой, так­же и Цер­ковь Хри­сто­ва срав­ни­ва­ет­ся с неве­стой в каче­стве некой попыт­ки вер­нуть­ся к нача­лу, к вот это­му пер­во­на­чаль­но­му наше­му состо­я­нию, когда мы пол­но­стью дове­ря­ли друг дру­гу, когда у нас не было тайн друг от дру­га, когда мы дели­лись самым сокровенным.

Но в обще­стве быва­ет так, что супру­ги при­шли вече­ром с рабо­ты, каж­дый уткнул­ся в свой ноут­бук или в свой план­шет, у каж­до­го свой круг обще­ния в соци­аль­ных сетях или по теле­фо­ну. И  воз­ни­ка­ет непо­ни­ма­ние, обви­не­ние супру­га в том, что он делит сфе­ру сво­ей жиз­ни на ту, кото­рая свя­за­на со мной, и на ту, кото­рая со мной не связана.

И поэто­му рев­ность в таком пони­ма­нии – это все­гда потен­ци­аль­ное убий­ство люб­ви. Посколь­ку рев­ность, запа­да­ю­щая в голо­ву, посто­ян­но начи­нать накру­чи­вать какие-то новые непо­нят­ные мыс­ли, начи­на­ет подви­гать нас к обви­не­ни­ям, кото­рые очень часто не име­ют реаль­ной поч­вы по отно­ше­нию к супругу.

И тогда рано или позд­но те ужа­сы, кото­рые мы сами себе созда­ём в голо­ве, неред­ко начи­на­ют реа­ли­зо­вы­вать­ся в нашей жиз­ни и раз­ру­шать брак.

Print Friendly, PDF & Email

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

Размер шрифта: A- 15 A+
Цвет темы:
Цвет полей:
Шрифт: A T G
Текст:
Боковая панель:
Сбросить настройки