Мы, христиане, должны свидетельствовать миру о подлинной норме, о вечных ценностях<br><span class="bg_bpub_book_author">Протоиерей Феодор Бородин</span>

Мы, христиане, должны свидетельствовать миру о подлинной норме, о вечных ценностях
Протоиерей Феодор Бородин

(5 голосов5.0 из 5)

Про­то­и­е­рей Фео­дор Боро­дин для «Азбу­ки супружества»

Про­то­и­е­рей Фео­дор Боро­дин родил­ся в 1968 году в Москве, был кре­щен в 9 лет. В 1986–1988 гг. слу­жил в армии, после армии посту­пил в Мос­ков­скую духов­ную семи­на­рию, окон­чил ее в 1992 году. Руко­по­ло­жен в диа­ко­ны, а затем в свя­щен­ни­ки в 1992 году. Слу­жил в хра­ме свя­ти­те­ля Нико­лая в Клен­ни­ках, с осе­ни 1993 года насто­я­тель хра­ма свя­тых бес­среб­ре­ни­ков Кос­мы и Дами­а­на на Маро­сей­ке. Женат, отец вось­ме­рых детей.

– Отец Федор, у каж­до­го вре­ме­ни свои вызо­вы, но всё-таки в тече­ние мно­гих веков люди, несмот­ря на все слож­но­сти, тра­ге­дии, рос­ли и жили в каких-то тра­ди­ци­ях. Даже люди, жив­шие совсем небла­го­че­сти­во, гре­шив­шие, пре­да­вав­шие, име­ли пред­став­ле­ния о том, что есть нор­ма. В том чис­ле пред­став­ле­ния о нор­маль­ной семье. Сего­дня мно­гие это­го про­сто не пони­ма­ют. Жизнь и обще­ствен­ные пред­став­ле­ния о нор­ме меня­ют­ся стре­ми­тель­но. На мой взгляд, неко­то­рые изме­не­ния мож­но при­вет­ство­вать, пото­му что они по духу хри­сти­ан­ские. Напри­мер, гума­ни­за­цию пени­тен­ци­ар­ной систе­мы, отме­ну смерт­ной каз­ни. Но оче­вид­но, что совре­мен­ные пред­став­ле­ния о бра­ке силь­но про­ти­во­ре­чат хри­сти­ан­ско­му пони­ма­нию брака.

– Да, очень мно­гие вызо­вы перед нами как хри­сти­а­на­ми сто­ят впер­вые. Напри­мер, я все­гда, что­бы объ­яс­нить, как Бог отно­сит­ся к чело­ве­ку, брал прит­чу о блуд­ном сыне, но теперь, осо­бен­но в бесе­дах с под­рост­ка­ми, при­хо­дит­ся сна­ча­ла объ­яс­нять им, что такое насто­я­щий отец. Рань­ше это все пони­ма­ли, а сего­дня не пони­ма­ют, пото­му что боль­шин­ство живет либо толь­ко с мама­ми, либо с мама­ми и отчимами.

Все нор­мы и смыс­лы раз­ру­ша­ют­ся так стре­ми­тель­но, что мы ока­за­лись в каком-то цен­ност­ном хао­се. Сме­ша­лись тра­ди­ции раз­ных эпох, раз­ных наро­дов, раз­ных куль­тур, име­ю­щие самые раз­ные исход­ные осно­ва­ния, и всё это пред­ла­га­ет­ся как воз­мож­ная нор­ма. В каком-то смыс­ле мы сей­час похо­жи на хри­сти­ан Рим­ской импе­рии, кото­рые ищут и пыта­ют­ся понять, каков хри­сти­ан­ский брак, нахо­дясь в совер­шен­но нехри­сти­ан­ском окру­же­нии. Пото­му что в Рим­ской импе­рии связь мужа с дру­гой жен­щи­ной вооб­ще не рас­смат­ри­ва­лась как изме­на. (Даже в Древ­нем Изра­и­ле сек­су­аль­ные отно­ше­ния с рабы­ней были в поряд­ке нор­мы, что отра­же­но в Вет­хом Заве­те). И раз­во­ды там были раз­ре­ше­ны. И если чело­век ста­но­вил­ся хри­сти­а­ни­ном… Напри­мер, пат­ри­ций уве­ро­вал во Хри­ста. Рань­ше у него был целый гарем, жена об этом зна­ла, и это счи­та­лось нор­мой. Но если он ста­но­вил­ся хри­сти­а­ни­ном, начи­нал пони­мать, что это не норма.

Это толь­ко один из при­ме­ров. Нра­вы Рим­ской импе­рии были дале­ки от еван­гель­ских пред­став­ле­ний о нор­ме. Хри­сти­ане пере­мо­ло­ли, пере­ра­бо­та­ли это огром­ное поле и созда­ли куль­ту­ру бра­ка, соот­вет­ству­ю­щую нашей вере. А сей­час мы сно­ва ока­за­лись в ситу­а­ции, когда даже оста­точ­ные хри­сти­ан­ские явле­ния исчез­ли. Раз­вод счи­та­ет­ся нор­мой, вер­ность для мно­гих не пред­став­ля­ет ника­кой цен­но­сти. Но мы, хри­сти­ане, долж­ны сви­де­тель­ство­вать миру о под­лин­ной нор­ме, о веч­ных цен­но­стях, одной из кото­рых, без­услов­но, явля­ет­ся хри­сти­ан­ский брак. Брак, кото­рый в иде­а­ле один-един­ствен­ный не толь­ко на всю жизнь, но и на веч­ность. Хри­сти­ане выра­бо­та­ли прин­ци­пы внут­рен­не­го устро­е­ния души, кото­рые помо­га­ют осу­ще­ствить такой брак, а брак, кото­рый есть в мире, нас окру­жа­ю­щем, стре­ми­тель­но уда­ля­ет­ся от это­го образца.

– А так ли иде­аль­но было рань­ше? Я не толь­ко про совет­ское вре­мя гово­рю. У меня был пери­од – еще до воцер­ко­в­ле­ния, – когда я иде­а­ли­зи­ро­вал и доре­во­лю­ци­он­ную Рос­сию, и вооб­ще про­шлое, но как раз при­дя в Цер­ковь, стал мно­гое пере­осмыс­ли­вать. Всё-таки сло­ва «Мир лежит во зле» отно­сят­ся не к какой-то кон­крет­ной эпо­хе, а ко всей исто­рии чело­ве­че­ства. Таков мир после гре­хо­па­де­ния. Да, в пери­од, когда хри­сти­ан­ство было госу­дар­ствен­ной рели­ги­ей, был запрет на раз­вод, но грех, в том чис­ле и блуд, из мира нику­да не исче­зал. И к муж­ско­му блу­ду обще­ство отно­си­лось гораз­до снис­хо­ди­тель­ней, чем к жен­ско­му. Всё это и в худо­же­ствен­ной лите­ра­ту­ре отражено. 

– Давай­те раз­бе­рем­ся. Когда при­ни­ма­ют­ся зако­ны, не про­ти­во­ре­ча­щие нашей вере? Они при­ни­ма­ют­ся, когда боль­шин­ство людей пони­ма­ет, что надо жить по запо­ве­дям Божьим. Хри­стос ска­зал: «Итак, что Бог соче­тал, того чело­век да не раз­лу­ча­ет» (Мф.19:6). Неваж­но, где и в какую эпо­ху я живу – в Рим­ской импе­рии или в совре­мен­ном горо­де, раз­вра­щен­ном напо­до­бие Вави­ло­на, – мне мой Хри­стос ска­зал, что раз­во­дить­ся с женой непоз­во­ли­тель­но. И вот такое отно­ше­ние к бра­ку посте­пен­но ста­ло обще­ствен­ной нор­мой. Ста­ло, когда люди дорос­ли до это­го, поня­ли в прин­ци­пе, как это делать. Конеч­но, про­ма­хов и паде­ний, и даже тяж­ких гре­хов, все­гда было мно­го, но всё-таки общей нор­мой ста­ло еван­гель­ское отно­ше­ние к бра­ку: что Бог соче­тал, того чело­век да не раз­лу­ча­ет.

Да, в Древ­нем мире чем север­нее жил народ, тем тяже­лее людям было выжи­вать, и жен­щи­на, бро­шен­ная мужем, почти все­гда была обре­че­на на голод и даже на смерть. Наши оппо­нен­ты гово­рят, что раз­во­ды в хри­сти­ан­ских стра­нах запре­ти­ли из-за это­го. Думаю, что это облег­че­ние жен­ской доли в древ­но­сти вто­рич­но; ред­кость раз­во­дов выте­ка­ла из пред­став­ле­ний о бра­ке и жела­ния людей соблю­дать запо­ве­ди Божии.

А сей­час ситу­а­ция совсем дру­гая. Совре­мен­ная жен­щи­на неред­ко зара­ба­ты­ва­ет столь­ко же или боль­ше муж­чи­ны и вполне может ска­зать: я ухо­жу. Недав­но раз­го­ва­ри­вал с муж­чи­ной, кото­рый про­сто пла­кал. Жена ска­за­ла ему, что он ей надо­ел, пусть ухо­дит, а доч­ка оста­нет­ся с ней. Она не ушла к дру­го­му, а про­сто ска­за­ла ему, что любовь кон­чи­лась. И муж­чи­на ниче­го не может сде­лать: это её квар­ти­ра, она рабо­та­ет и гото­ва про­кор­мить себя и ребен­ка. Это новая ситу­а­ция. Я бы ска­зал, что это, преж­де все­го, вопрос для той жен­щи­ны, если она хри­сти­ан­ка: а как быть? Как когда-то для рим­ско­го пат­ри­ция: «Я могу изме­нить жене? Могу. Вот они, мои рабы­ни, в сосед­нем поме­ще­нии. Но я хри­сти­а­нин, поэто­му я так не делаю».

Мне кажет­ся, нынеш­нее вре­мя для нас, хри­сти­ан, уни­каль­но в том, что мы можем отде­лить насто­я­щее хри­сти­ан­ство от дур­но­го в арха­и­ке. Ведь наше пред­став­ле­ние о так назы­ва­е­мом «домо­строе»… Так назы­ва­е­мом, пото­му что о про­из­ве­де­нии «Домо­строй» надо отдель­но раз­го­ва­ри­вать. Его мало кто читал, а вот сло­во «домо­строй» – уже такой жупел, когда мож­но бить жену, детей надо пороть, как это было заве­де­но даже у дво­рян. Про­сто для остраст­ки устра­и­ва­ли пор­ку. В арха­и­ке есть и хоро­шее, но есть и урод­ли­вое, не име­ю­щее ника­ко­го отно­ше­ния к хри­сти­ан­ству, а мы по при­выч­ке счи­та­ем, что всё это наши хри­сти­ан­ские тра­ди­ции. При­шло вре­мя разо­брать­ся, что в арха­и­ке насто­я­щее, а от чего сле­ду­ет реши­тель­но отказаться.

Напри­мер, в хри­сти­ан­ской семье недо­пу­сти­мо не толь­ко битье жены, хотя оно очень дол­го было рас­про­стра­не­но у хри­сти­ан­ских наро­дов, но и любое наси­лие над ней, в том чис­ле психологическое.

Что такое хри­сти­ан­ская семья? Это малая цер­ковь. Хри­стос не бил апо­сто­лов. И мы верим, что Хри­стос не ска­жет: Мне эти люди, Моя зем­ная Цер­ковь, надо­е­ли, пой­ду дру­гих собе­ру. Невоз­мож­но это. И так же невоз­мож­но мужу уйти от жены или жене от мужа. Мы сей­час все ходим в хра­мы доб­ро­воль­но. Нет при­ход­ских листов, когда свя­щен­ник дол­жен был в Вели­кий чет­верг напи­сать, кто говел, кто нет, и подать это в Духов­ную кон­си­сто­рию. Мы хра­ним вер­ность Хри­сту, пото­му что мы Его любим. И в осмыс­ле­нии хри­сти­ан­ско­го бра­ка для нас глав­ные сло­ва Хри­ста о том, что если чело­век раз­во­дит­ся, он пре­лю­бо­дей­ству­ет. Если семья малая цер­ковь, то и прин­ци­пы ее постро­е­ния опи­ра­ют­ся на бла­го­дат­ную помощь Божию, дан­ную в Таин­стве бра­ка. Если супру­ги эту помощь бере­гут, они полу­ча­ют ее всю остав­шу­ю­ся жизнь, и все новые вызо­вы пре­одо­ле­ва­ют­ся через неё. Устро­е­ние семьи с Божьей помо­щью поче­му пред­по­ла­га­ет послу­ша­ние жены мужу, а детей роди­те­лям? Пото­му что муж име­ет хариз­му, то есть дар Свя­то­го Духа, при­ни­мать окон­ча­тель­ное реше­ние. Сло­ва апо­сто­ла «Жены, пови­нуй­тесь сво­им мужьям, как Гос­по­ду» (Еф.5:22) мы, если счи­та­ем себя хри­сти­а­на­ми, отме­нить не можем. Но это долж­но быть без како­го-либо наси­лия. Муж дол­жен уметь вни­ма­тель­но выслу­шать жену, и, если услы­шит от нее пра­виль­ное реше­ние, посту­пить так, как она ска­за­ла. То есть посту­пить пра­виль­но, а не по-сво­е­му, когда это не сов­па­да­ет. Но если жена пони­ма­ет, что семья малая цер­ковь, она слу­ша­ет­ся сво­е­го мужа. Слу­ша­ет­ся, пото­му что при­ни­мать окон­ча­тель­ное реше­ние – дар, дан­ный ему Богом.

– Но это окон­ча­тель­ное реше­ние может быть не при­ду­ма­но им, а под­ска­за­но женой? 

– Без­услов­но. И женой, и ребен­ком, и тещей.

– Это очень важ­но, пото­му что сего­дня мно­гие гла­вен­ство муж­чи­ны пони­ма­ют исклю­чи­тель­но так, как его сфор­му­ли­ро­вал герой Бата­ло­ва в филь­ме «Москва сле­зам не верит»: «Решать всё и все­гда я буду сам на том про­стом осно­ва­нии, что я муж­чи­на». Одни вос­тор­га­ют­ся этой фра­зой, что глу­по, дру­гие воз­му­ща­ют­ся, что, на мой взгляд, еще глу­пее, пото­му что неле­по искать в таком филь­ме глу­бо­кие харак­те­ры и отно­ше­ния, но те и дру­гие пред­став­ля­ют гла­вен­ство муж­чи­ны имен­но так. Поэто­му необ­хо­ди­мо объ­яс­нить людям, что такое само­дур­ство с под­лин­ным гла­вен­ством муж­чи­ны в семье не име­ет ниче­го общего. 

– Да это как брил­ли­ан­ты на короне из фоль­ги, наде­той на голо­ву шута. Так и здесь: прин­ци­пы гла­вен­ства муж­чи­ны рабо­та­ют либо в арха­ич­ном обще­стве, где ина­че не выжить, либо пото­му, что мы доб­ро­воль­но стро­им семью как малую цер­ковь. Посколь­ку мы живем не в арха­ич­ном обще­стве, сей­час воз­мо­жен толь­ко вто­рой вари­ант, а пер­вый дале­ко не все­гда отве­чал иде­а­лам хри­сти­ан­ско­го брака.

Уве­ро­вать в Бога и прий­ти в Цер­ковь – толь­ко начать огром­ный путь, путь пре­одо­ле­ния себя страст­но­го, вет­хо­го, греш­но­го. А очень часто мужья… Осо­бен­но в девя­но­стые я это­го насмот­рел­ся, когда муж, будучи страст­ным, гор­дым, тще­слав­ным, вла­сто­лю­би­вым чело­ве­ком, апел­ли­руя к цита­там из Писа­ния – «жена помощ­ни­ца мужу», «жены, пови­нуй­тесь мужьям», – заби­вал и жену, и детей, как гвоз­ди в пол. Это, конеч­но, и для жены, и для детей тяже­лый и трав­ми­ру­ю­щий опыт. Слу­шать­ся люби­мо­го мужа, когда ты зна­ешь, что он ува­жа­ет твое мне­ние и, если ты пра­ва, посту­па­ет по-тво­е­му, очень лег­ко. И тако­му мужу в голо­ву не при­дет коман­до­вать люби­мой женой толь­ко ради того, что­бы пока­зать, кто в доме хозяин.

Но сте­рео­ти­пы очень живу­чи. Муж и жена при­хо­дят вече­ром домой с рабо­ты, оба уста­лые, у них двое детей, с кото­ры­ми днём сиде­ла бабуш­ка, теперь бабуш­ка ушла, но муж при­шел и зава­лил­ся на диван, а жена пошла гото­вить ужин. Еще пре­тен­зии предъ­яв­ля­ет жене, что дол­го возит­ся или что в квар­ти­ре не убра­но. И он уве­рен, что это нор­маль­но, что так и долж­но быть. Не долж­но. Изме­ни­лась жизнь, муж­ские и жен­ские роли в семье сме­ша­лись, осо­бен­но в город­ских усло­ви­ях. Ты видишь, что жена уста­ла, поэто­му идешь на кух­ню и гото­вишь ужин. Зав­тра, может быть, она при­го­то­вит, а ты потом помо­ешь посу­ду. Это долж­но стать нор­мой. Но, к сожа­ле­нию, гор­дый, само­влюб­лен­ный и лени­вый чело­век часто исполь­зу­ет цита­ты из Свя­щен­но­го Писа­ния для под­креп­ле­ния сво­их страстей.

– Вы уже ска­за­ли о еще одном суще­ствен­ном изме­не­нии: в совре­мен­ном мире жен­щи­ны име­ют рав­ные с муж­чи­на­ми воз­мож­но­сти и для уче­бы, и для карье­ры. Думаю, рань­ше мно­гие семьи, так и не став­шие малой цер­ко­вью, дер­жа­лись по инер­ции на мате­ри­аль­ной зави­си­мо­сти жен от мужей, на стра­хе жен­щи­ны остать­ся ни с чем. Сего­дня мно­гие жен­щи­ны мате­ри­аль­но неза­ви­си­мы, не так уж ред­ко жена зара­ба­ты­ва­ет боль­ше мужа. Нет ли в этом ново­го вызо­ва для жен­щи­ны, если она счи­та­ет себя хри­сти­ан­кой? Она оста­ет­ся с мужем, ищет пути при­ми­ре­ния в каких-то кон­фликт­ных ситу­а­ци­ях не пото­му, что зави­си­ма от него, а пото­му, что любит Христа. 

– В этом есть вызов и муж­чине. Если муж пони­ма­ет, что в силу раз­ных обсто­я­тельств не смо­жет зара­бо­тать и поло­ви­ны того, что зара­ба­ты­ва­ет жена, а бабу­шек побли­зо­сти нет, поэто­му кто-то из них дво­их дол­жен сидеть дома с детьми, сидит он. Не про­сто сидит, а гуля­ет с ними, чита­ет им вслух, гото­вит обед, помо­га­ет делать уро­ки. Быва­ет и так, и для хри­сти­а­ни­на это нор­маль­но, про­сто тре­бу­ет от муж­чи­ны очень глу­бо­ко­го сми­ре­ния, пото­му что рань­ше так нико­гда не было.

Я всё-таки хочу защи­тить внеш­ние под­пор­ки. Их сей­час при­ня­то ругать, но ино­гда, осо­бен­но когда супру­ги пере­жи­ва­ют кри­зис отно­ше­ний (а от это­го ни одна семья не застра­хо­ва­на), эти под­пор­ки выру­ча­ют. Знаю такой уди­ви­тель­ный слу­чай из девя­но­стых. Доволь­но моло­дой свя­щен­ник, отец тро­их детей, решил уйти от жены. Ска­зал, что боль­ше её не любит, будет давать день­ги, но ухо­дит, собрал вещи и уехал к роди­те­лям. У него в роди­тель­ской квар­ти­ре была своя ком­на­та, но папа спу­стил его с лест­ни­цы. При­чем папа был нево­цер­ко­в­лен­ным чело­ве­ком, но, как боль­шин­ство людей того поко­ле­ния, не счи­тал, что уйти от жены нор­маль­но. Ска­зал: «Ты здесь жить не будешь» и спу­стил сына с лест­ни­цы. Дело было зимой, свя­щен­ник три дня пожил в машине и вер­нул­ся домой с пока­я­ни­ем. Живут и счаст­ли­вы. Уже мно­го лет про­шло с тех пор. Как види­те, ино­гда наруж­ные под­пор­ки быва­ют хороши.

С дру­гой сто­ро­ны, тра­ди­ции тоже были раз­ные. Вы, навер­ное, помни­те, что в «Дуб­ров­ском» у Тро­е­ку­ро­ва был фли­гель с дев­ка­ми. Дей­стви­тель­но, в опре­де­лен­ных усло­ви­ях чело­век, осо­бен­но ари­сто­крат, был иску­ша­ем гре­ха­ми, но каж­дый жил так, как он решал по сво­ей сове­сти. Но что такое грех, люди пони­ма­ли. Напри­мер, Федор Федо­ро­вич Уша­ков хра­нил дев­ство, был фак­ти­че­ски мона­хом по сво­е­му устро­е­нию, хотя на сво­ем месте мог быть и кути­лой, и кем угод­но. Всё-таки Хри­стос обра­ща­ет­ся не к обще­ству, не к нации, даже не к семье, а к каж­до­му чело­ве­ку лич­но. Он гово­рит: Сыне, дай Мне твое серд­це. То есть если хочешь, что­бы Я был с тобой, живи так, как Я учу.

Семья – очень твор­че­ский про­цесс, осо­бен­но сей­час. Как сей­час постро­ить семью как малую цер­ковь, когда наруж­ные под­пор­ки в виде обще­ствен­но­го осуж­де­ния рух­ну­ли, и мы пере­ста­ли пони­мать… Не мы, хри­сти­ане, а обще­ство пере­ста­ло пони­мать, что раз­вод – это пре­да­тель­ство. Наобо­рот, если взрос­лый муж­чи­на в соц­се­тях пишет, что его чув­ства к жене угас­ли, а он полю­бил дру­гую, обя­за­тель­но най­дет­ся нема­ло тех, кто его под­дер­жат. В том чис­ле и жен­щи­ны. Стан­дарт­ный набор «аргу­мен­тов»: раз её не любишь, толь­ко мучить будешь себя и её, и дети не будут счаст­ли­вы в такой семье, это пре­ступ­ле­ние про­тив люб­ви, а Бог есть Любовь, ухо­ди к той, кото­рую любишь. Даже Бога не стес­ня­ют­ся при­пле­тать к таким советам.

Это гово­рит о том, что не толь­ко обще­ствен­ные фор­мы сло­ма­ны, но и пред­став­ле­ние о люб­ви сло­ма­лось, ста­ло дру­гим. На вопрос, что такое любовь, почти все вам отве­тят, что это чув­ство. Но хри­сти­ан­ская любовь – это воле­вое твор­че­ское направ­лен­ное дей­ствие. Поэто­му если я женат, я не могу влю­бить­ся в дру­гую, я не раз­ре­шу себе гля­деть ни на одну жен­щи­ну, пото­му что знаю, чем это может кон­чить­ся. Моя воля направ­ле­на к моей жене. Есть арха­ич­ное, но очень точ­ное настав­ле­ние: если ты женил­ся, все осталь­ные жен­щи­ны теперь для тебя либо мате­ри, либо сест­ры, либо доче­ри. Точ­но так же если жен­щи­на вышла замуж, все осталь­ные муж­чи­ны для нее либо отцы, либо бра­тья, либо сыно­вья. Всё, что муж­чине-хри­сти­а­ни­ну нуж­но познать в жен­щине, есть в одной жен­щине. Эта жен­щи­на – твоя жена. Если ты хочешь дотя­нуть­ся до того небес­но­го иде­а­ла люб­ви, кото­рый во Хри­сте открыт миру, тебе надо мно­го деся­ти­ле­тий тру­дить­ся над одной любо­вью, а не бегать по кон­ди­тер­ским, вез­де сли­зы­вая с тор­тов крем. Толь­ко тогда дой­дешь до сути. В этой люб­ви ты дорас­тешь до того, что Бог хочет тебе открыть. Конеч­но, в жиз­ни не все­гда так быва­ет. Быва­ет, что один из супру­гов уми­ра­ет моло­дым, а быва­ет, что и пре­да­ет, ухо­дит, и тот, кого пре­да­ли, горю­ет. Всё может быть, но в иде­а­ле долж­но быть так: муж и жена вме­сте не толь­ко на всю жизнь, но и на вечность.

– Воле­вое твор­че­ское дей­ствие заклю­ча­ет­ся в том, что влюб­лен­ность вырас­та­ет в насто­я­щую любовь? Да, если это­го не про­изой­дет, то вели­ка веро­ят­ность, что на сме­ну одной влюб­лен­но­сти при­дет дру­гая, и чело­век может всю жизнь, как вы ска­за­ли, про­бе­гать по кон­ди­тер­ским, сли­зы­вая с тор­тов крем. Но как началь­ное чув­ство влюб­лен­ность раз­ве не прекрасна? 

– Пре­крас­на, и дай Бог каж­до­му прой­ти этот этап при дви­же­нии к сво­е­му буду­ще­му супру­гу. Это одно из самых свет­лых и радост­ных пере­жи­ва­ний чело­ве­ка за всю его жизнь, и неслу­чай­но люди, кото­рые не уме­ют любить, имен­но влюб­лен­ность назы­ва­ют любо­вью и стре­мят­ся к повто­ре­нию таких пере­жи­ва­ний, бес­ко­неч­но меняя свои пас­сии. Но если чело­век пони­ма­ет раз­ни­цу меж­ду влюб­лен­но­стью и любо­вью, пони­ма­ет, что в бра­ке он дол­жен научить­ся люб­ви, дорас­ти до нее, влюб­лен­ность как пер­вый шаг пре­крас­на, и пусть это чув­ство пере­жи­вет каж­дый, кто хочет создать семью.

С дру­гой сто­ро­ны, мы зна­ем, что в ста­рые вре­ме­на это­го прак­ти­че­ски не было. Жени­ли роди­те­ли. Схо­ди­лись, дого­ва­ри­ва­лись, когда, допу­стим, ему было пят­на­дцать лет, а ей один­на­дцать, и, когда жених и неве­ста дости­га­ли совер­шен­но­ле­тия, они вен­ча­лись. Она не выби­ра­ла, он не выби­рал. Конеч­но, так, без влюб­лен­но­сти, тяже­лее. Совре­мен­но­му чело­ве­ку труд­но это вме­стить. Как так мож­но, недо­уме­ва­ет он, имен­но из-за это­го все были несчаст­ны. А мне кажет­ся, что имен­но оттал­ки­ва­ясь от это­го исто­ри­че­ско­го при­ме­ра, надо начать раз­го­вор о том, что хри­сти­ан­ский брак дает направ­ле­ние дви­же­ния к семей­но­му сча­стью даже тогда, когда изна­чаль­но не было влюб­лен­но­сти. Влюб­лен­ность – лич­ный выбор, а если я не выби­рал неве­сту, а ее при­ве­ли мне роди­те­ли, и она мне сра­зу понра­ви­лась, это счаст­ли­вое исклю­че­ние. Как же быть в осталь­ных слу­ча­ях? В чине вен­ча­ния, в самом кон­це, неза­дол­го до отпу­ста, есть такие сло­ва: «Бла­го­сло­ви Твоя рабы Тво­им Про­мыс­лом ко обще­нию бра­ка соче­тав­ши­я­си». Цер­ковь состо­ит из людей, кото­рые «веру­ют во еди­на­го Бога Отца, Все­дер­жи­те­ля». И если жених вос­при­ни­ма­ет неве­сту, кото­рую ему сосва­та­ли роди­те­ли, как чело­ве­ка, кото­ро­го ему Бог при­вел, как Еву Ада­му, гово­рит себе: зна­чит, я ее полюб­лю. Тогда вклю­ча­ет­ся пони­ма­ние люб­ви как воле­во­го дей­ствия: если я верю, что это мне Богом дан­ная поло­ви­на, я ее полюблю.

Поче­му нашим пред­кам это было лег­че, чем нам? Пото­му что хри­сти­ан­ская любовь отли­ча­ет­ся по фор­ме – есть супру­же­ская любовь, есть сынов­няя или дочер­няя, есть брат­ская или сест­рин­ская, есть дру­же­ская, – но по сути сво­ей она все­гда жерт­вен­ная. Это все­гда слу­же­ние дру­го­му, выпол­не­ние слов Хри­ста: «Бла­жен­нее давать, неже­ли при­ни­мать» (Деян.20:35). Если девуш­ка рос­ла в семье, где она слу­жи­ла бабуш­ке, дедуш­ке, маме, папе, бра­ти­кам, сест­рич­кам, и все пони­ма­ли, что толь­ко такие дей­ствия назы­ва­ют­ся любо­вью, то потом, когда роди­те­ли пред­став­ля­ют ей жени­ха, она пони­ма­ет, что ее зада­ча сде­лать это­го чело­ве­ка счаст­ли­вым. Как она слу­жи­ла лежа­чей бабуш­ке с пере­ло­ман­ной шей­кой бед­ра, как слу­жи­ла маме, помо­гая уха­жи­вать за млад­ши­ми бра­тья­ми и сест­ра­ми, хотя хоте­лось во дво­ре поиг­рать с подруж­ка­ми, но пони­ма­ла, что мама уста­ла, и оста­ва­лась помочь, так теперь она будет слу­жить сво­е­му мужу. И точ­но так же муж слу­жит сво­ей моло­дой жене.

Мне кажет­ся, это заме­ня­ло влюб­лен­ность. Поче­му? Всё-таки влюб­лен­ность в хри­сти­ан­ском пони­ма­нии ещё не любовь. Она долж­на дорас­ти до люб­ви. А любовь – это дар Божий в ответ на воле­вое дви­же­ние души. Даль­ше уже дей­ству­ет тот же меха­низм, что с молит­вой и пока­я­ни­ем. Если ты хра­нишь вер­ность жене, если при­ни­ма­ешь ее и слу­жишь ей, Бог даст тебе к ней любовь такую, какую ты сам нико­гда не выбе­решь и не най­дешь. Это и есть одна из тайн хри­сти­ан­ско­го бра­ка, поче­му он ста­но­вит­ся счастливым.

– Все­гда ли ста­но­вил­ся? Мне кажет­ся, что это как раз та арха­и­ка, кото­рая не может быть при­ме­ром. И отец Глеб Кале­да в «Домаш­ней церк­ви» писал: «Всту­па­ю­щие в брак по при­нуж­де­нию обыч­но лга­ли свя­щен­ни­ку, отве­чая на этот вопрос, и тем самым цер­ков­ные кано­ны попи­ра­лись нра­ва­ми обще­ства». Он имел в виду вопрос жени­ху и неве­сте, име­ют ли они доб­рые наме­ре­ния, никем не при­нуж­да­е­мые, стать мужем и женой. 

– Но дети часто быва­ли соглас­ны, так как пони­ма­ли, что это доб­рые наме­ре­ния их родителей.

– Думаю, если и согла­ша­лись, то ско­рее пото­му, что не счи­та­ли воз­мож­ным не под­чи­нить­ся роди­тель­ской воле. Но ведь это точ­но такое же иска­же­ние, как под­чи­не­ние жены воле мужа толь­ко пото­му, что он муж и она, жена, «обя­за­на» ему под­чи­нять­ся. Да и наме­ре­ния роди­те­лей не все­гда были доб­ры­ми. Навер­ное, когда две друж­ные семьи, близ­кие по духу, сва­та­ли друг дру­гу сво­их детей, они чаще все­го жела­ли моло­дым добра и сча­стья, и даже в этом слу­чае мне кажет­ся, что при­ня­тие таких жиз­нен­но важ­ных реше­ний за взрос­лых людей про­ти­во­ре­чит хри­сти­ан­ской идее сво­бо­ды. Но быва­ло же и так, что роди­те­ли выда­ва­ли восем­на­дца­ти­лет­них деву­шек за ста­рых холо­стя­ков или вдов­цов, кото­рым было за пять­де­сят. А при тогдаш­ней про­дол­жи­тель­но­сти жиз­ни за пять­де­сят было совсем не то, что наши с вами за пять­де­сят. По сути, за ста­ри­ков юных деву­шек выда­ва­ли. Какие уж тут доб­рые намерения? 

– Да, это, конеч­но, тра­ге­дия и грех роди­те­лей, кото­рые из каких-то сво­их сооб­ра­же­ний, чаще все­го финан­со­вых, при­но­си­ли в жерт­ву сво­е­го ребен­ка. Без­услов­но, в этом нет ниче­го хоро­ше­го, но я пом­ню заме­ча­тель­ную исто­рию о муж­чине, кото­рый вско­ре после вой­ны овдо­вел и остал­ся с четырь­мя малень­ки­ми детьми. Он не был на фрон­те, пото­му что рабо­тал на каком-то обо­рон­ном заво­де, где дела­ли сна­ря­ды, был там нуж­ным спе­ци­а­ли­стом. Вско­ре после вой­ны он остал­ся вдов­цом с четырь­мя детьми. Ему было уже за сорок. И моло­дая девуш­ка вышла за него замуж, не испы­ты­вая к нему ника­кой влюб­лен­но­сти, что­бы помочь ему вырас­тить детей, роди­ла от него еще дво­их, и в кон­це кон­цов напи­са­ла: да, было труд­но, но через какое-то вре­мя я чув­ство­ва­ла себя счастливой.

– Но это был ее выбор, а не роди­те­ли за нее решили. 

– Думаю, кто-то из стар­ших зна­ко­мых пред­ло­жил. Она была пра­во­слав­ным воцер­ко­в­лён­ным чело­ве­ком и отклик­ну­лась на это пред­ло­же­ние, пото­му что вос­при­ня­ла его как Божий при­зыв послу­жить ближ­не­му. Може­те пред­ста­вить, что это такое – рас­тить чужих детей? Я не могу.

– Это инте­рес­ная чело­ве­че­ская судь­ба, при­мер жерт­вен­но­го слу­же­ния ближ­не­му, но нель­зя же кому-либо из деву­шек посо­ве­то­вать посту­пить так же.

– Конеч­но, нет, но это при­мер того, что девуш­ка была вер­на Богу, и Бог даро­вал ей любовь, хотя изна­чаль­но не было ника­кой влюб­лен­но­сти. Если нет влюб­лен­но­сти, но оба супру­га вос­при­ни­ма­ют вен­ча­ние как Про­мысл Божий, они в бра­ке смо­гут обре­сти любовь и сча­стье. Для меня это пред­мет моей веры.

– Извест­но, что мно­гие моло­дые жен­щи­ны, осо­бен­но если они по каким-то при­чи­нам не изба­ло­ва­ны вни­ма­ни­ем муж­чин, начи­на­ют пани­ко­вать, что нико­гда не вый­дут замуж, и быва­ет, что при таком настрое жен­щи­на гото­ва вый­ти и выхо­дит замуж за пер­во­го, кто про­явит к ней инте­рес. Вы как свя­щен­ник навер­ня­ка с этим стал­ки­ва­лись не раз. 

– Да. Быва­ет, что влюб­лён­но­сти нет, а семьи полу­ча­ют­ся креп­кие и вполне счаст­ли­вые. Но это сча­стье при­хо­дит через какое-то коли­че­ство лет. Свя­ти­тель Иоанн Зла­то­уст гово­рит, что на влюб­лен­но­сти сча­стье бра­ка мож­но стро­ить толь­ко пер­вые два года, а потом, если ты остал­ся на том же уровне ожи­да­ний и по-преж­не­му назы­ва­ешь влюб­лен­ность любо­вью, обя­за­тель­но встре­тишь кого-то еще, кто тебя пома­нит сво­им внеш­ним видом, улыб­кой, умом… Если ты не будешь рас­ти вглубь, ты не пре­вра­тишь даже с силь­ной влюб­лен­но­сти начав­ший­ся брак в хри­сти­ан­скую семью. Такое пре­вра­ще­ние воз­мож­но лишь при посто­ян­ном вос­хож­де­нии, посто­ян­ном про­ник­но­ве­нии во все­лен­ную дру­го­го человека.

Эта зада­ча услож­ня­ет­ся тем, что вы оба меня­е­тесь. Пять лет назад твоя жена была одним чело­ве­ком, а теперь, родив тро­их детей и в какой-то момент прой­дя кри­зис разо­ча­ро­ва­ния в тебе как муже (а через такой кри­зис почти все жены про­хо­дят – это путь к более глу­бо­кой люб­ви), ста­ла совсем дру­гим чело­ве­ком, и ты дол­жен уже с ней, изме­нив­шей­ся, стро­ить семью. То, что она рань­ше спо­кой­но нес­ла, сей­час может стать для нее невы­но­си­мым, и ты дол­жен понять, что она так боль­ше не может. Про­мысл Божий тут в том, что­бы ты рос и дорос до Цар­ства Божия. Неслу­чай­но свя­тые отцы, боль­шин­ство из кото­рых были не семей­ные, а мона­ше­ству­ю­щие, очень точ­но назы­ва­ли семью шко­лой люб­ви. А в шко­ле, как все мы зна­ем, зада­чи, кото­рые нам при­хо­дит­ся решать, с каж­дым клас­сом ста­но­вят­ся всё сложнее.

Одна из новых задач, совре­мен­ных, свя­за­на с суще­ствен­ным уве­ли­че­ни­ем сред­ней про­дол­жи­тель­но­сти жиз­ни. Если рань­ше соро­ка­лет­ний чело­век счи­тал­ся уже пожи­лым, у кото­ро­го ско­ро зем­ная жизнь закон­чит­ся, то сего­дня супру­ги могут про­жить вме­сте два­дцать и трид­цать лет, вырас­тить не одно­го ребен­ка, выпу­стить всех детей во взрос­лую само­сто­я­тель­ную жизнь и остать­ся вдво­ем. Оба пожи­лые и оста­лись в опу­стев­шем гнез­де. Как даль­ше стро­ить счаст­ли­вую семью? Рань­ше тако­го вопро­са не воз­ни­ка­ло. Нян­чи вну­ков, вка­лы­вай, пока не упа­дёшь и тебя не отпо­ют. Дела­ешь ту рабо­ту, кото­рая по силам, сил ста­но­вит­ся всё мень­ше, но что-то всё рав­но делаешь.

А сей­час не так. Ты рабо­та­ешь на сво­ей рабо­те или живешь на пен­сию, но в любом слу­чае дома предо­став­лен сам себе, и сно­ва со всей остро­той вста­ет вопрос: дорос ли ты до люб­ви? Очень часто имен­но этот момент для хри­сти­ан­ских семей ста­но­вит­ся серьез­ным вызо­вом. Дети вырос­ли, у них своя жизнь, и вдруг выяс­ни­лось, что мужа и жену боль­ше ниче­го не объ­еди­ня­ет. Я знаю слу­чаи, когда люди про­сто разо­шлись по раз­ным квар­ти­рам, хотя оба хри­сти­ане, вен­ча­ны, и дол­гие годы каза­лось (и они сами были в этом уве­ре­ны), что у них креп­кая хри­сти­ан­ская семья. И здесь мы выхо­дим на еще одну важ­ную тему. Насто­я­щий брак – это соче­та­ние и сли­я­ние людей на всех уров­нях: плот­ском (что про­хо­дит), душев­ном и духов­ном. О душев­ном уровне в пра­во­слав­ных семьях часто забы­ва­ют: мы вка­лы­ва­ем, ста­вим на ноги детей, и общать­ся друг с дру­гом нам вро­де неко­гда. И мы к это­му при­вы­ка­ем. Ни в коем слу­чае нель­зя это допус­кать. Обя­за­тель­но долж­но быть вре­мя, про­ве­ден­ное вме­сте, долж­ны быть общие инте­ре­сы. Их надо нахо­дить. Если ты, гла­ва семьи, пони­ма­ешь, что жена от тебя душев­но отда­ля­ет­ся, пой­ми, что ее душе инте­рес­но, и погру­зись в это. Это и будет насто­я­щее хри­сти­ан­ское руко­вод­ство. Хри­стос на наших испо­ве­дях выслу­ши­ва­ет гали­ма­тью, кото­рой мы живем, а не анге­лы. Он нис­хо­дит к нам, спа­са­ет нас от все­го это­го. И ты сни­зой­ди, как и до ребен­ка, если хочешь уста­но­вить с ним нор­маль­ную сер­деч­ную связь. Общай­ся с ним на том поле, на кото­ром ему инте­рес­но. И с женой, а она будет так же жерт­вен­но общать­ся с тобой. Может, даже фут­бол с тобой посмот­рит, а ты с ней или с вырос­шей доче­рью посмот­ри «Аббат­ство Даун­тон». И обсу­ди это. Про фут­бол и «Аббат­ство Даун­тон» я гово­рю образ­но, но суть в том, что какие-то общие инте­ре­сы быть долж­ны. Если этот душев­ный костер не уга­са­ет, а раз­го­ра­ет­ся всё силь­нее, то когда закон­чит­ся плот­ское, вы оста­не­тесь друг дру­гу луч­ши­ми друзьями.

Ну а выс­ший уро­вень, духов­ный, будет имен­но тем един­ством, с кото­рым мы вой­дем рука об руку в Цар­ство Божие. Поэто­му мы, конеч­но, долж­ны вме­сте молить­ся. Раз Цер­ковь акту­а­ли­зи­ру­ет­ся через сов­мест­ную молит­ву (зем­ная Цер­ковь), то и в малой церк­ви долж­но быть так же. Если нет сов­мест­ной молит­вы мужа и жены (и детей, пока они рас­тут), то какая это церковь?

– Вот мы и подо­шли к еще одной акту­аль­ной про­бле­ме. Вам послед­ние годы кого чаще при­хо­дит­ся вен­чать: моло­до­же­нов или людей, живу­щих в бра­ке не один год? 

– Тех и дру­гих. В девя­но­стые мы вен­ча­ли всех, кто хотел вен­чать­ся, если они были кре­ще­ны и рас­пи­са­ны. Еще по инер­ции совет­ско­го вре­ме­ни, когда сам факт вен­ча­ния был в каком-то смыс­ле подви­гом, пото­му что мог­ли доне­сти и потом у чело­ве­ка были бы непри­ят­но­сти по рабо­те, и все это зна­ли. И тогда всё-таки обще­ствен­ный иде­ал бра­ка боль­ше соот­вет­ство­вал хри­сти­ан­ско­му пони­ма­нию, чем теперь. Сей­час эти пред­став­ле­ния рас­хо­дят­ся всё даль­ше, и я пони­маю, что вен­чать людей, кото­рые не живут цер­ков­ной жиз­нью, нельзя.

– В этом и про­бле­ма. Мне кажет­ся, вы сей­час дали мно­го важ­ных сове­тов, но все они в первую оче­редь адре­со­ва­ны моло­дым людям, живу­щим цер­ков­ной жиз­нью и дума­ю­щим о созда­нии семьи. А мно­го ли сего­дня таких? Нема­ло семей, где воцер­ко­в­лён толь­ко один из супру­гов, а дру­гой неве­ру­ю­щий, и мы зна­ем совет апо­сто­ла Пав­ла сохра­нять такую семью, если неве­ру­ю­щий муж или неве­ру­ю­щая жена соглас­ны жить с веру­ю­щим супру­гом. Но апо­стол Павел имел в виду ситу­а­цию, когда оба супру­га были языч­ни­ка­ми, а потом один стал хри­сти­а­ни­ном. Тогда таких ситу­а­ций было мно­го, мно­го их и сей­час, и я пом­ню, что отец Иоанн (Кре­стьян­кин) в пись­мах людям, живу­щим с неве­ру­ю­щи­ми жена­ми или мужья­ми, при­зы­вал их сохра­нять семью и не давить на супру­гов, а про­по­ве­до­вать тер­пе­ни­ем и любо­вью. Но в дру­гом пись­ме он, отве­чая девуш­ке, про­сив­шей бла­го­сло­ве­ния на брак с неве­ру­ю­щим, писал, что бла­го­сло­вить не может, пото­му что в таком бра­ке не будет един­ства в глав­ном. Уточ­нял, что не запре­ща­ет, пото­му что нико­му не дик­ту­ет свою волю, но бла­го­сло­вить не может. Навер­ня­ка сего­дня любо­му свя­щен­ни­ку неод­но­крат­но при­хо­дит­ся стал­ки­вать­ся с такой ситу­а­ци­ей. Жен­щин в хра­мах по-преж­не­му боль­ше, чем муж­чин, и моло­дежь не исклю­че­ние, то есть девуш­ке най­ти пра­во­слав­но­го жени­ха слож­нее, чем моло­до­му чело­ве­ку – пра­во­слав­ную неве­сту. Навер­ня­ка и сове­ту­ют­ся с вами, а кто-то и без сове­тов выхо­дит замуж за неве­ру­ю­ще­го. А что может посо­ве­то­вать свя­щен­ник в такой ситуации? 

– Вы очень точ­но пере­да­ли мысль отца Иоан­на. Этот вопрос дол­жен решать не я, а она. Это её сво­бод­ный выбор. Я дол­жен пре­ду­пре­дить, какие опас­но­сти несет такой брак. Опас­ность, преж­де все­го, в том, что глав­ное в жиз­ни у них будет раз­ное. Помни­те чин вен­ча­ния? На ана­лое лежит Еван­ге­лие, свя­щен­ник берет их руки, соеди­ня­ет и три­жды обво­дит их вокруг ана­лоя. Это сим­вол того, что их един­ство зиждет­ся на том, что напи­са­но в Еван­ге­лии. А если жених неве­ру­ю­щий, для него это не свя­то. Он, ско­рее все­го, даже не читал Еван­ге­лие. Поэто­му я пред­ла­гаю девуш­ке, кото­рая гото­вит сво­е­го жени­ха к вен­ча­нию, дать ему про­чи­тать одно из Еван­ге­лий – Еван­ге­лие от Луки. Милый, про­чи­тай, про­сто что­бы луч­ше меня пони­мать, для меня это важ­но, цен­но и доро­го. Он чита­ет, может, что-то его тро­га­ет, а что-то нет, но семе­на Сло­ва Божье­го в него пада­ют, и через её молит­ву, через при­мер кро­то­сти и сми­ре­ния, через кра­со­ту её души он начи­на­ет сопри­ка­сать­ся с миром Хри­ста. Ино­гда чело­век быва­ет пле­нён этим миром и тоже ста­но­вит­ся хри­сти­а­ни­ном, но дале­ко не все­гда. Увы, быва­ет и так: для того, что­бы девуш­ка согла­си­лась вый­ти за него замуж, жених при­хо­дит в храм, один раз испо­ве­ду­ет­ся и при­ча­ща­ет­ся, они вен­ча­ют­ся, а потом начи­на­ет­ся беда.

– А если чело­век честен и гово­рит, что не верит и не готов ходить в цер­ковь, но не воз­ра­жа­ет про­тив того, что­бы она ходила? 

– Тако­го чело­ве­ка нель­зя венчать.

– Пони­маю, но Цер­ковь при­зна­ет брак, заре­ги­стри­ро­ван­ный в загсе. Допу­стим, под­хо­дит девуш­ка к свя­щен­ни­ку, про­сит: «Батюш­ка, есть жених, но он неве­ру­ю­щий, бла­го­сло­ви­те с ним рас­пи­сать­ся». Свя­щен­ник не бла­го­слов­ля­ет, гово­рит, что нель­зя выхо­дить за неве­ру­ю­ще­го, она слу­ша­ет­ся, отка­зы­ва­ет, пони­мая, что может уже нико­гда не вый­ти замуж. Я не знаю кон­крет­но таких слу­ча­ев, но мне кажет­ся, что сего­дня это вполне воз­мож­ная ситу­а­ция. И тем более я не знаю, как дол­жен посту­пать в такой ситу­а­ции священник. 

– Я счи­таю, что если свя­щен­ник посту­пит так, как вы опи­са­ли, это будет его ошиб­кой. Надо ска­зать: «Ты решай, а я буду очень силь­но за тебя пере­жи­вать, пото­му что это рис­ко­ван­но, но давай вме­сте молить­ся, и дай Бог тебе сил при­ве­сти сво­е­го мужа ко Хри­сту, но ты долж­на пони­мать, что даже если будешь свя­той, всё зави­сит от его сво­бод­но­го выбо­ра. Вполне воз­мож­но, что глав­ную свою дра­го­цен­ность, свою веру, ты с ним нико­гда не раз­де­лишь. Ты долж­на быть к это­му готова».

Для хри­сти­ан­ки такой брак, конеч­но, шаг назад, но решать за нее я не имею пра­ва. Это ее жизнь, она сама долж­на при­ни­мать реше­ние. И ино­гда про­сто поря­доч­ный, креп­кий, адек­ват­ный муж­чи­на быва­ет как муж, как гла­ва семьи, гораз­до надеж­ней и забот­ли­вей, чем изба­ло­ван­ный мамень­кин сынок, кото­рый с мла­ден­че­ства в Церк­ви. На моих гла­зах рас­па­лось столь­ко бра­ков меж­ду дав­но воцер­ко­в­лён­ны­ми людь­ми, что меня уже уди­вить этим невоз­мож­но. Вдруг ока­зы­ва­ет­ся, что у чело­ве­ка, кото­рый регу­ляр­но при­ча­ща­ет­ся лет два­дцать пять, начи­ная с мла­ден­че­ства, совер­шен­но раз­ру­ше­но поня­тие о браке.

– В вашей пас­тыр­ской прак­ти­ке были слу­чаи, когда при­хо­жан­ка выхо­ди­ла замуж за неве­ру­ю­ще­го, и он так и не воцерковился?

– Да, есть такие слу­чаи. При этом он её очень любит, даже в храм отво­зит, детей в вос­крес­ную шко­лу пус­ка­ет, пото­му что видит в этом бла­го для них, но сам не при­ча­ща­ет­ся и даже на служ­бе не быва­ет, а ждет её в машине или в кафе побли­зо­сти от хра­ма. И так про­дол­жа­ет­ся не одно десятилетие.

– Навер­ное, еще боль­ше семей, где сна­ча­ла оба были нецер­ков­ны­ми, а через несколь­ко лет один из супру­гов воцер­ко­вил­ся. И хотя имен­но такие семьи имел в виду апо­стол Павел, думаю, там быва­ет слож­нее, пото­му что нео­фи­там не хва­та­ет рассудительности. 

– Как гово­рит­ся, когда один в семье ста­но­вит­ся нео­фи­том, осталь­ные ста­но­вят­ся муче­ни­ка­ми. Если ты дей­стви­тель­но при­шла ко Хри­сту, любишь сво­е­го мужа и наде­ешь­ся, что он через тебя спа­сет­ся, то твоя про­по­ведь в том, что ты изме­ни­лась. Если ты рань­ше из-за любой мело­чи выно­си­ла мужу мозг, а теперь ста­ла мяг­кой, тер­пи­мой, вни­ма­тель­ной, он не может это­го не заме­тить, а, заме­тив, пой­мет, что эти изме­не­ния свя­за­ны с изме­не­ни­ем тво­е­го миро­воз­зре­ния. И вели­ка веро­ят­ность, что уже хотя бы поэто­му он как мини­мум заин­те­ре­су­ет­ся, что же есть в хри­сти­ан­стве тако­го, что его жена, у кото­рой был очень труд­ный харак­тер, став хри­сти­ан­кой, так уди­ви­тель­но изме­ни­лась. Всё рав­но нет сто­про­цент­ных гаран­тий, что муж, даже видя такие явные пере­ме­ны в жене, тоже при­дет к Богу, пото­му что он оста­ет­ся сво­бод­ным в сво­ем выбо­ре, но, ско­рее все­го, он не будет про­тив того, что­бы она об этом рас­ска­зы­ва­ла и погру­жа­ла в это их общих детей.

– Почти все­гда, когда захо­дит речь о таких «непол­ных» семьях, мно­гие по умол­ча­нию исхо­дят из того, что веру­ю­щая поло­ви­на жена, а неве­ру­ю­щая – муж. А ведь быва­ет и наобо­рот. Реже, но это дале­ко не еди­нич­ные случаи.

– Да, таких слу­ча­ев тоже мно­го. И здесь то же самое. Жена долж­на уви­деть, что ты был само­дур, а теперь вни­ма­те­лен, при­слу­ши­ва­ешь­ся к ее мне­нию. Рань­ше ты с утра орал: «Поче­му посу­да с вече­ра не вымы­та?», а теперь вста­ёшь, моешь посу­ду, зав­тра­ка­ешь, пишешь запис­ку: «Люби­мая, до вече­ра! Буду ску­чать» и тихо ухо­дишь на рабо­ту. Ты изме­нил­ся? Пока­жи жене свое пре­об­ра­же­ние! Это луч­шая проповедь!

– В цер­ков­ной сре­де есть и такое мне­ние, что пра­во­слав­ная семья долж­на быть мно­го­дет­ной. И неко­то­рые свя­щен­ни­ки в пуб­лич­ных выступ­ле­ни­ях гово­рят, что толь­ко такую семью мож­но счи­тать нор­маль­ной. Но ведь даже когда в семье нет серьез­ных жилищ­ных и мате­ри­аль­ных про­блем, мно­го­дет­ность не всем по силам. 

– Есть люди, для кото­рых этот крест ста­но­вит­ся невы­но­си­мым. При­чем жена может дол­го тянуть лям­ку и со всем справ­лять­ся, всё успе­вать, а на шестом ребен­ке она сло­ма­ет­ся. И тогда стра­да­ют все. Была исто­рия у зна­ко­мо­го свя­щен­ни­ка. У него шесть детей. В какой-то момент жена утром не вста­ла с кро­ва­ти. Ему надо ехать в храм, насто­я­тель уже зво­нит и спра­ши­ва­ет, где он, рядом малы­ши копо­шат­ся, кого-то надо в шко­лу вести, а жена лежит и гово­рит, что не может встать. У нее слу­чил­ся нерв­ный срыв от бес­ко­неч­ной пере­груз­ки, пото­му что не было помощ­ни­ков. Ведь что такое ста­рая рус­ская семья? Есть тетуш­ки – сест­ры мужа или жены, не вышед­шие замуж, и нагруз­ка рас­пре­де­ля­ет­ся на всех. А сей­час у мно­гих и бабу­шек нет. У меня восемь детей, и один раз я себя пой­мал на том, что боль­ше меся­ца не при­че­сы­вал­ся перед зер­ка­лом. При­че­сы­вал­ся на ходу. Нет вре­ме­ни оста­но­вить­ся и при­че­сать­ся, нет вре­ме­ни побыть наедине с собой, почи­тать, про­сто поси­деть и отдох­нуть. Гото­вишь­ся к какой-то лек­ции с науш­ни­ка­ми в ушах и одно­вре­мен­но моешь посу­ду, чистишь кар­тош­ку, еще что-то по хозяй­ству дела­ешь. Ты всё вре­мя на бегу.

Мы, созда­вав­шие в девя­но­стые годы мно­го­дет­ные семьи, сами в таких семьях не рос­ли, поэто­му мно­го­го не зна­ли и учи­лись на ходу. Кро­ме того, совре­мен­ный чело­век часто не готов к это­му мораль­но. Мно­го­дет­ная семья – это очень тяже­ло, при­чем роди­те­ли могут понять, что тяже­ло, когда она уже есть.

Я посто­ян­но повто­ряю, что при­хо­ды долж­ны помо­гать сво­им мно­го­дет­ным семьям. Мно­гие при­хо­ды берут на себя забо­ту об инва­ли­дах, об оди­но­ких пожи­лых людях, и это заме­ча­тель­но, но и мно­го­дет­ные семьи часто нуж­да­ют­ся в помо­щи при­хо­дов. У нас в хра­ме это прак­ти­ку­ет­ся. Допу­стим, есть при­хо­жан­ка, уже вышед­шая на пен­сию, но еще пол­ная сил, у нее здесь один неже­на­тый сын, а дочь с мужем живут за гра­ни­цей. В Москве у нее вну­ков нет, и она раз или два в неде­лю ездит в мно­го­дет­ную семью, гото­вит там еду на два-три дня, или уби­ра­ет­ся, или гуля­ет с детьми, а мно­го­дет­ная мама в это вре­мя или про­сто спит, или чита­ет детям вслух, или идет в мага­зин. Мама не желез­ная, ей тоже нуж­но отды­хать. И семье помощь, и жен­щине этой отра­да и уте­ше­ние. Я видел, как дети из той семьи бро­са­ют­ся к ней в хра­ме, обни­ма­ют ее и целу­ют. Дей­стви­тель­но бла­жен­ней отда­вать, чем принимать.

Конеч­но, я нико­го не могу уго­ва­ри­вать. Разу­ме­ет­ся, если Гос­подь посы­ла­ет ребен­ка, его надо рожать и вос­пи­ты­вать – дру­го­го вари­ан­та для хри­сти­а­ни­на быть не может. Могу толь­ко по лич­но­му опы­ту ска­зать, что будет очень тяже­ло, но потом вер­нет­ся сто­ри­цей, и роди­те­ли почув­ству­ют, какое это сча­стье. Нам порой быва­ло очень тяже­ло, нерв­но, мы не мог­ли поз­во­лить себе ни мину­ты пере­дыш­ки, но уже сей­час испы­ты­ваю огром­ную радость, видя, как наши стар­шие дети забо­тят­ся и о моей жене, и обо мне.

– Нель­зя забы­вать, что мы живем в Москве. Из Моск­вы и Петер­бур­га люди если и уез­жа­ют, то, как пра­ви­ло, за гра­ни­цу, а это всё-таки быва­ет не так часто. А вот из рос­сий­ской глу­бин­ки подав­ля­ю­щее боль­шин­ство детей после шко­лы уез­жа­ют в боль­шие горо­да, и часто быва­ет, что потом, даже если с роди­те­ля­ми сохра­ня­ют­ся самые доб­рые отно­ше­ния, видят­ся дети с роди­те­ля­ми очень ред­ко, так как их раз­де­ля­ют сот­ни, а ино­гда и тыся­чи километров. 

– Я думаю, что если дети роди­те­лей любят, они при пер­вой воз­мож­но­сти забе­рут их к себе. Осо­бен­но когда роди­те­лям уже будет труд­но управ­лять­ся с домаш­ни­ми дела­ми само­сто­я­тель­но. Если мать по-насто­я­ще­му люби­ла сво­е­го сына, она и в ста­ро­сти не будет обу­зой ни ему, ни невест­ке. Да, так быва­ет не все­гда. Быва­ет, что когда сын женит­ся, мать начи­на­ет рев­но­вать его к невест­ке: я его выно­си­ла, роди­ла, кор­ми­ла, ночей не спа­ла, а теперь эта пига­ли­ца появи­лась, и он сна­ча­ла ее муж, а потом мой сын? Да не бывать это­му! Увы, мно­го семей даже рас­па­лись из-за стар­ше­го поко­ле­ния. Но если с само­го нача­ла вос­пи­та­ние осно­вы­ва­лось на сер­деч­ной свя­зи с ребен­ком, на ува­же­нии к нему как к лич­но­сти, то и когда он вырас­тет, заве­дет свою семью, сам ста­нет роди­те­лем, мать будет ему нуж­на. И когда ему будет пять­де­сят, а ей семь­де­сят, и когда ему шесть­де­сят, а ей восемь­де­сят. И папа так же ему нужен. Вот у моих детей не было деду­шек – оба рань­ше умер­ли, – и как же не хва­та­ло пожи­ло­го муд­ро­го чело­ве­ка, кото­рый уже не мог бы рубить дро­ва, как я в трид­цать лет рубил, но мог рас­ска­зать вну­кам сказ­ку, пере­дать свой жиз­нен­ный опыт, что-то вме­сте с ними поде­лать, помочь им под­го­то­вить уроки.

Если мы все научим­ся любить друг дру­га по-хри­сти­ан­ски, жерт­вен­но, не вла­дея, не при­сва­и­вая, а отда­вая, то мы все будем друг дру­гу нуж­ны. Любовь мате­ри к сыну вполне может сосу­ще­ство­вать с любо­вью жены к мужу в одном про­стран­стве, даже в одной квар­ти­ре, если все друг дру­га любят по-хри­сти­ан­ски. Хри­сти­ан­ская семья – шко­ла люб­ви и для роди­те­лей, и для детей.

– Заме­ча­тель­но, но про­бле­ма в том, что у боль­шин­ства в дет­стве такой шко­лы не было. 

– Я обыч­но при­во­жу в при­мер свою жену. Она рос­ла без отца и мате­ри, с бабуш­кой и дядей. Папа и мама были живы, но ей фак­ти­че­ски не зани­ма­лись. Взять пове­ден­че­ский сце­на­рий как жене и как мате­ри ей было прак­ти­че­ски неот­ку­да. Более того, её вос­по­ми­на­ния о дет­стве – неза­жи­ва­ю­щая рана. Но она потря­са­ю­щая жена и мать! У нее каж­дый ребе­нок любим, осмыс­лен, к каж­до­му у нее свой под­ход в раз­ные пери­о­ды его жиз­ни. Поче­му? Пото­му что она вос­при­ни­ма­ет свое мате­рин­ство как слу­же­ние Хри­сту, и Хри­стос помо­га­ет ей пони­мать детей, при­ни­мать пра­виль­ные реше­ния, хотя ее никто это­му не учил. Поэто­му я гово­рю: если вы живе­те со Хри­стом, учи­тесь сми­ре­нию, гаси­те свой эго­изм, люби­те не для себя, а для люби­мо­го, ста­ви­те себе цель сде­лать его счаст­ли­вым, слу­жи­те ему, то даже если вас никто это­му не учил, пото­му что папы не было, мама рабо­та­ла, вы рос­ли во дво­ре, а кор­ми­ла вас бабуш­ка, вы всё рав­но смо­же­те. Вам будет слож­нее, но Гос­подь вас научит. Научит Сво­ей бла­го­да­тью, кото­рую вы полу­чи­те в таин­стве вен­ча­ния. И всё у вас получится.

Бесе­до­вал Лео­нид Виноградов

Комментировать

*

Размер шрифта: A- 15 A+
Цвет темы:
Цвет полей:
Шрифт: A T G
Текст:
Боковая панель:
Сбросить настройки