Оправдывать себя в супружеской измене и одновременно оставаться в Церкви невозможно

Оправдывать себя в супружеской измене и одновременно оставаться в Церкви невозможно

(4 голоса5.0 из 5)

Про­то­и­е­рей Фео­дор Боро­дин для «Азбу­ки супружества»

Про­то­и­е­рей Фео­дор Боро­дин родил­ся в 1968 году в Москве, был кре­щен в 9 лет. В 1986–1988 гг. слу­жил в армии, после армии посту­пил в Мос­ков­скую духов­ную семи­на­рию, окон­чил ее в 1992 году. Руко­по­ло­жен в диа­ко­ны, а затем в свя­щен­ни­ки в 1992 году. Слу­жил в хра­ме свя­ти­те­ля Нико­лая в Клен­ни­ках, с осе­ни 1993 года насто­я­тель хра­ма свя­тых бес­среб­ре­ни­ков Кос­мы и Дами­а­на на Маро­сей­ке. Женат, отец вось­ме­рых детей.

– Отец Федор, есть несколь­ко при­чин, по кото­рым Цер­ковь допус­ка­ет рас­тор­же­ние бра­ка, а о том, что это воз­мож­но в слу­чае супру­же­ской изме­ны, гово­рит Сам Хри­стос. Но из Его слов не сле­ду­ет, что после изме­ны раз­вод неиз­бе­жен, обязателен.

– Да, Хри­стос оста­вил пра­во реше­ния это­го вопро­са за постра­дав­шей сто­ро­ной. Свя­щен­ник дол­жен пом­нить, что не его пра­во это решать.

– А часто свя­щен­ни­ку при­хо­дит­ся стал­ки­вать­ся с такой ситуацией?

– Увы, часто. В совре­мен­ном обще­стве к это­му отно­сят­ся как к одно­му из допу­сти­мых стан­дар­тов. Я одна­жды услы­шал выска­зы­ва­ние вла­дель­ца част­ной гости­ни­цы. Гости­ни­ца эта спе­ци­фи­че­ская – там опла­та за номе­ра поча­со­вая, и сни­ма­ют эти номе­ра, как пра­ви­ло, в рабо­чее вре­мя с целью совер­шить пре­лю­бо­де­я­ние. Так вот, с его слов, кото­рые мне пере­да­ли, в этой гости­ни­це силь­но уве­ли­чи­ва­ет­ся поток людей перед Вели­ким постом, а потом коли­че­ство сни­ма­ю­щих номе­ра рез­ко сни­жа­ет­ся. Люди на Вели­кий пост огра­ни­чи­ва­ют себя в измене женам и мужьям. Да, навер­ня­ка в подав­ля­ю­щем боль­шин­стве это люди нецер­ков­ные, но они зна­ют, что такое Вели­кий пост, пони­ма­ют, что в это вре­мя при­ня­то себя огра­ни­чи­вать, но для них, види­мо, пре­лю­бо­дей­ство­вать так же есте­ствен­но, как есть мясо. То есть это для них не что-то ужас­ное, недо­пу­сти­мое, а нор­ма, от кото­рой они на вре­мя гото­вы отка­зать­ся ради Господа.

– Извест­но, что соблю­да­ю­щих пище­вой пост гораз­до боль­ше, чем не толь­ко воцер­ко­в­лен­ных, но и при­ча­ща­ю­щих­ся хотя бы раз в год. Неуди­ви­тель­но, что сре­ди таких «постя­щих­ся» есть и лег­ко­мыс­лен­но отно­ся­щи­е­ся к гре­хам. Но супру­же­ские изме­ны встре­ча­ют­ся и в цер­ков­ной сре­де. И это удив­ля­ет. Есть стра­сти, свя­зан­ные с нашей эмо­ци­о­наль­но­стью, нерв­ной систе­мой, и понят­но, что с таки­ми стра­стя­ми при­хо­дит­ся бороть­ся дол­го, ино­гда всю жизнь. Они вспы­хи­ва­ют в чело­ве­ке мгно­вен­но, и он толь­ко потом спо­хва­ты­ва­ет­ся, что опять не совла­дал с собой и сорвал­ся на ближ­них. Но пре­лю­бо­де­я­ние так сти­хий­но не совер­ша­ет­ся. Есть вре­мя понять, что соби­ра­ешь­ся сде­лать, и оста­но­вить­ся. Поче­му же люди, живу­щие цер­ков­ной жиз­нью, пони­ма­ю­щие, что такое грех, не останавливаются?

– Дей­стви­тель­но это, как пра­ви­ло, про­ис­хо­дит не мгно­вен­но. Сна­ча­ла чело­век при­ни­ма­ет помыс­лы, потом согла­ша­ет­ся с ними, потом при­ни­ма­ет реше­ние их испол­нить, начи­на­ет искать такую воз­мож­ность, и в кон­це кон­цов согла­ша­ет­ся на совер­ше­ние гре­ха и совер­ша­ет его. Такая лест­ни­ца гре­хо­па­де­ния. От «А Я гово­рю вам, что вся­кий, кто смот­рит на жен­щи­ну с вожде­ле­ни­ем, уже пре­лю­бо­дей­ству­ет с нею в серд­це сво­ем» (Мф.5:28) до само­го испол­не­ния гре­ха. Конеч­но, сте­пень гре­ха разная.

Надо пони­мать, что брак – соче­та­ние всех уров­ней бытия двух людей: телес­но­го, душев­но­го и духов­но­го. Вез­де долж­на быть гар­мо­ния, а часто мы пре­не­бре­га­ем душев­ным уров­нем. Пом­ню, у отца Алек­сандра Ель­ча­ни­но­ва я читал, как одна­жды, еще до свя­щен­ства, он пошел в театр без жены, пото­му что она забо­ле­ла. Биле­ты были куп­ле­ны зара­нее, и идти они соби­ра­лись не вдво­ем, а боль­шой ком­па­ни­ей, поэто­му он решил, что неудоб­но не пой­ти, но, пишет он, потом почув­ство­вал себя, как чело­век, изме­нив­ший жене. Пото­му что нель­зя даже малень­кую сер­деч­ную радость раз­де­лять с дру­ги­ми, если она не может быть раз­де­ле­на тво­ей вто­рой поло­ви­ной. Цело­муд­рие заклю­ча­ет­ся не толь­ко в том, что ты не смот­ришь на дру­гих с вожде­ле­ни­ем, но и в том, что ты весь свой внут­рен­ний мир соче­та­ешь, преж­де все­го, с внут­рен­ним миром дру­го­го чело­ве­ка. И семьи воцер­ко­в­лен­ных людей часто начи­на­ют раз­ва­ли­вать­ся имен­но на душев­ном уровне, а потом на плотском.

К сожа­ле­нию, в пра­во­слав­ных семьях о душев­ном един­стве часто забы­ва­ют. Людям, кажет­ся, что есть телес­ное соче­та­ние, есть духов­ное – вме­сте ходим на служ­бу, вме­сте молим­ся… Это, конеч­но, очень важ­но, что­бы хотя бы вечер­няя молит­ва была сов­мест­ной, но и о душев­ной бли­зо­сти надо пом­нить. А часто быва­ет так: муж вка­лы­ва­ет, жена рожа­ет, потом нян­чит­ся с детьми, и, если детей мно­го, это про­дол­жа­ет­ся доволь­но дол­го, а для душев­но­го обще­ния вро­де бы вре­ме­ни нет. На самом деле тут есть вра­же­ская запад­ня. Жена – это же про­дол­же­ние меня, вто­рой я, и ради како­го-то вели­ко­го дела (а вос­пи­та­ние детей, конеч­но, вели­кий труд) я жерт­вую нашим обще­ни­ем, пото­му что на него нет вре­ме­ни. Собой же я могу жерт­во­вать. А потом дети вырас­та­ют, и ока­зы­ва­ет­ся, что супру­гам совер­шен­но не о чем гово­рить друг с дру­гом. Что­бы стать еди­ным целым, надо тру­дить­ся, и этот труд вклю­ча­ет в себя и душев­ное про­ник­но­ве­ние во внут­рен­ний мир другого.

– То, что раз­во­ды в цер­ков­ной сре­де уже не такая ред­кость, обсуж­да­ют дав­но. Это тра­гич­но, но дале­ко не все­гда раз­во­ды свя­за­ны с супру­же­ской изме­ной. А быва­ет, что раз­во­дят­ся имен­но по этой при­чине. И сам уход к дру­гой или дру­го­му есть изме­на, но ведь навер­ня­ка ему пред­ше­ству­ет тай­ная изме­на. В послед­ние годы было пару нашу­мев­ших раз­во­дов пуб­лич­ных людей, но в обо­их слу­ча­ях люди ушли и из семьи, и из Церк­ви. Это оче­вид­но по тому, что они теперь гово­рят и пишут о Церк­ви. А быва­ют, как я пони­маю, слу­чаи, когда люди, совер­шая пре­лю­бо­де­я­ние, хотят остать­ся в Церкви?

– В меди­цине есть такое поня­тие: трав­ма, несов­ме­сти­мая с жиз­нью. Есть грех, несов­ме­сти­мый с хри­сти­ан­ством. Если чело­век, совер­шив­ший пре­лю­бо­де­я­ние, оправ­ды­ва­ет себя и не рас­ка­и­ва­ет­ся, он неиз­беж­но ухо­дит из Церк­ви. Неваж­но, хочет он про­гнуть Цер­ковь под себя и гово­рит, что мы все уста­ре­ли, нам надо менять­ся, или начи­на­ет ругать Цер­ковь, или тихо ухо­дит. Оправ­ды­вать себя в супру­же­ской измене и одно­вре­мен­но оста­вать­ся в Церк­ви невоз­мож­но. Сей­час, конеч­но, оправ­дать себя и не чув­ство­вать осуж­де­ния дру­гих ста­ло лег­че. Ты про­сто меня­ешь френд-лен­ту в фейс­бу­ке и ока­зы­ва­ешь­ся сре­ди людей, кото­рые тебя оправ­ды­ва­ют и под­дер­жи­ва­ют: пра­виль­но сде­лал, зачем тебе быть несчаст­ным, про­шла любовь – это зави­сит не от тебя, теперь ты любишь дру­гую, а Бог есть Любовь, зна­чит, твое новое чув­ство от Него и т.д.

– Френд-лен­ту поме­нять мож­но, мож­но даже перей­ти в дру­гой при­ход. Лет десять назад один свя­щен­ник рас­ска­зы­вал мне, что быва­ют слу­чаи, когда пас­ты­ри закры­ва­ют гла­за на блуд­ную жизнь бога­тых, мно­го жерт­ву­ю­щих на храм при­хо­жан, и допус­ка­ют их к при­ча­стию. Сам этот свя­щен­ник, по его сло­вам, что­бы не было иску­ше­ний, все пожерт­во­ва­ния про­сит класть в ящик.

– Да, такие соблаз­ны у свя­щен­ни­ков быва­ют, но соблаз­нять­ся мы не име­ем пра­ва. Лет два­дцать пять назад один состо­я­тель­ный чело­век пери­о­ди­че­ски помо­гал наше­му хра­му. Одна­жды, в сере­дине Вели­ко­го поста, он при­шел при­ча­щать­ся и оша­ра­шил меня таким при­зна­ни­ем: «Я уже с нача­ла Вели­ко­го поста не изме­няю жене». Я его спро­сил: «Про­сти­те, а после Пас­хи хоти­те начать изме­нять?» – «Да, я же совре­мен­ный чело­век». Тогда я ему ска­зал: «Если вы име­е­те такое наме­ре­ние, не може­те при­ча­щать­ся». Он на меня рас­сер­дил­ся и ушел из наше­го хра­ма. Навер­ное, пошел искать более «адек­ват­но­го» священника.

Или такой был слу­чай. При­шел уже пожи­лой, на весь Совет­ский Союз извест­ный актер. Был Вели­кий пост, он хотел при­ча­стить­ся, подо­шел на испо­ведь и меж­ду делом упо­мя­нул, что у него есть любов­ни­ца. Я ска­зал: «Быва­ют слу­чаи, когда Цер­ковь допус­ка­ет до при­ча­стия людей, кото­рые жили в блу­де. Напри­мер, Мария Еги­пет­ская при­ча­сти­лась через день после того, как тво­ри­ла свои гре­хи. Такое воз­мож­но, но вы долж­ны рас­ка­ять­ся и при­нять реше­ние, что тако­го боль­ше не будет». Он явно рас­те­рял­ся, и тогда я ему посо­ве­то­вал: «Постой­те в кон­це хра­ма и при­ми­те реше­ние. Когда уви­ди­те, что все идут к Чаше, вы смо­же­те подой­ти толь­ко в том слу­чае, если при­ме­те реше­ние: Гос­по­ди, боль­ше никогда!»

Он не подо­шел. Сто­ял, изда­ли смот­рел. Не надо нам, свя­щен­ни­кам, думать, что мы всех пере­де­ла­ем, но мы долж­ны сви­де­тель­ство­вать о том, чего ожи­да­ет от чело­ве­ка Гос­подь, как пра­виль­но. Может, чело­век, кото­рый сей­час не смог, будет рас­ти до того, что­бы смочь. Если для чело­ве­ка, пусть даже он кре­ще­ный, Хри­стос не явля­ет­ся живой реаль­но­стью, для него глав­ны­ми пере­жи­ва­ни­я­ми в жиз­ни оста­ют­ся пере­жи­ва­ния влюб­лен­но­сти. Это может быть пяти­де­ся­ти­лет­ний муж­чи­на, кото­рый посто­ян­но меня­ет любов­ниц, если ему поз­во­ля­ют сред­ства, внеш­ний вид и опре­де­лен­ная устро­ен­ность. Он меня­ет любов­ниц, пото­му что для него это самые силь­ные, самые кра­си­вые пере­жи­ва­ния. Для веру­ю­ще­го чело­ве­ка это не так. Брак, в кото­ром он живет мно­го лет, для него цен­нее и доро­же, чем душев­ная и телес­ная связь с очень кра­си­вы­ми людь­ми про­ти­во­по­лож­но­го пола. Он не может это поме­нять. Он так при­вя­зан к сво­ей, может, даже уже поста­рев­шей жене, что для него это абсо­лют­но нерав­но­цен­но. А еще боль­шей реаль­но­стью для него явля­ет­ся Хри­стос, и он не готов Его пре­дать и поте­рять воз­мож­ность участ­во­вать в Евха­ри­стии. Он не готов раз­ру­шить свое сокро­ви­ще ради это­го безу­мия. Но до это­го тоже надо дорас­ти. Осо­бен­но если чело­век до бра­ка имел мно­го свя­зей и в бра­ке изме­нял. Цело­муд­рие лома­ет­ся почти необратимо.

– Мно­гие до воцер­ко­в­ле­ния име­ли блуд­ные свя­зи, а, воцер­ков­ля­ясь, ста­но­ви­лись доб­ры­ми хри­сти­а­на­ми, в том чис­ле вер­ны­ми мужья­ми и жена­ми. Всем изве­стен при­мер пре­об­ра­же­ния рав­ноап­о­столь­но­го кня­зя Вла­ди­ми­ра. Но быва­ет наобо­рот – чело­век мно­го лет в Церк­ви и вдруг бро­са­ет семью ради дру­гой жен­щи­ны и из Церк­ви ухо­дит, раз эти «отста­лые попы» сме­ют не вос­тор­гать­ся его реше­ни­ем. И все, кто его дав­но зна­ют, недо­уме­ва­ют: кто бы мог поду­мать? В том и тай­на веры, что ее не изме­ришь. Ходит чело­век в храм, при­ча­ща­ет­ся, а серд­це его видит толь­ко Гос­подь. Он и сам, ско­рее все­го, до поры до вре­ме­ни уве­рен, что сокро­ви­ще его в Еван­ге­лии, в Церк­ви, но накры­ва­ет его вне­зап­ная страсть, и ока­зы­ва­ет­ся, что Цер­ковь для него не сокро­ви­ще. Навер­ное, духо­нос­ный ста­рец может такое пред­ви­деть, но обыч­ный свя­щен­ник, даже очень хоро­ший, вряд ли.

– Мы всё вре­мя гово­рим, что мета­нойя – это пере­ме­на ума. Меня­ет­ся чело­век. Грех, кото­рый был для чело­ве­ка при­ем­ле­мым, для него изме­нив­ше­го­ся ста­но­вит­ся непри­ем­ле­мым. Но быва­ет и пере­ме­на ума в дру­гую сто­ро­ну. Неда­ром же мы назы­ва­ем грех паде­ни­ем. У чело­ве­ка была план­ка, и, когда он женил­ся, все осталь­ные жен­щи­ны ста­ли для него, как в древ­но­сти гово­ри­ли, или мате­ря­ми, или сест­ра­ми, или доч­ка­ми. Одна жен­щи­на с ним! Потом или она поста­ре­ла, уха­жи­вая за их общи­ми детьми, или еще что-то про­изо­шло, и он начи­на­ет себя убеж­дать, что в опре­де­лен­ных слу­ча­ях это воз­мож­но. Пере­ме­на ума в обрат­ную сто­ро­ну – план­ка пони­жа­ет­ся. Мы пото­му и назы­ва­ем это блуд­ным паде­ни­ем, что чело­век был на высо­те, а упал вниз. Он ста­но­вит­ся дру­гим – теперь допус­ка­ет то, что было для него недопустимо.

Надо пом­нить, что хри­сти­ан­ство при­нес­ло в мир высо­чай­ший стан­дарт семей­ной люб­ви. Пони­ма­ние это­го стан­дар­та зиждет­ся на люб­ви Хри­ста к Церк­ви. Неслу­чай­но в посла­нии к Ефе­ся­нам, кото­рое чита­ет­ся на каж­дом вен­ча­нии, апо­стол Павел про­во­дит парал­лель меж­ду любо­вью Хри­ста к Церк­ви и любо­вью мужа к жене, а, как извест­но, любовь Хри­ста к Церк­ви – это не вла­де­ние, а рас­пя­тие, уми­ра­ние за того, кого любишь. Это жерт­вен­ная любовь. Посколь­ку пони­ма­ние тако­го стан­дар­та из мира ухо­дит, семьи всё чаще рас­сы­па­ют­ся. И чело­ве­ку, кото­рый не сохра­нил цело­муд­рие до бра­ка, в опре­де­лен­ные пери­о­ды, когда в семье начи­на­ют­ся нестро­е­ния, очень труд­но сохра­нить себя от изме­ны. Раз­ру­ша­ет­ся любовь к жене (или мужу), и это неиз­беж­но раз­ру­ша­ет союз чело­ве­ка со Хри­стом, пото­му что с таким гре­хом, если в нем не рас­ка­и­вать­ся, а оправ­ды­вать себя, не иметь реши­мо­сти боль­ше так не падать, оста­вать­ся в Церк­ви невоз­мож­но, немыс­ли­мо – ни один нор­маль­ный свя­щен­ник не допу­стит тако­го чело­ве­ка до при­ча­стия. И для само­го чело­ве­ка это мука.

– «Если тако­ва обя­зан­ность чело­ве­ка к жене, то луч­ше не женить­ся» (Мф.19:10). Так отре­а­ги­ро­ва­ли апо­сто­лы на сло­ва Хри­ста о том, что кто раз­во­дит­ся и женит­ся на дру­гой, пре­лю­бо­дей­ству­ет. Даже апо­сто­лы до Тай­ной Вече­ри, до Гол­го­фы, до Вос­кре­се­ния Хри­ста, до Соше­ствия на них Свя­то­го Духа не мог­ли это вместить.

– Есте­ствен­но, не мог­ли, пото­му что вет­хо­за­вет­ное пред­став­ле­ние о бра­ке было совер­шен­но дру­гим. Допус­ка­лось, напри­мер, сек­су­аль­ное исполь­зо­ва­ние рабынь, то есть жен­щи­ны по жела­нию сво­е­го гос­по­ди­на – пра­во­вер­но­го иудея – мог­ли ста­но­вить­ся налож­ни­ца­ми, и это не счи­та­лось гре­хом. Мы зна­ем, что и у вели­ко­го свя­то­го царя Дави­да было мно­го жен, и у Соло­мо­на. Дей­стви­тель­но пред­став­ле­ние, что один союз не про­сто на всю зем­ную жизнь, но на всю веч­ность, не мог­ло родить­ся нигде, кро­ме Церк­ви Хри­сто­вой. И нигде не най­ти опо­ры для испол­не­ния этой ново­за­вет­ной нор­мы без люб­ви ко Хри­сту. Есть нецер­ков­ные пары, кото­рые всю жизнь вер­ны друг дру­гу и счаст­ли­вы, но это ско­рее чудо.

Но и сего­дня есть люди, счи­та­ю­щие себя хри­сти­а­на­ми, а при этом сохра­ня­ю­щие вет­хо­за­вет­ные пред­став­ле­ния о бра­ке. Пом­ню, одна­жды на при­е­ме в кано­ни­че­ской комис­сии Мос­ков­ской Пат­ри­ар­хии – я при­ни­мал людей по вопро­сам заклю­че­ния вто­ро­го или тре­тье­го бра­ка, отпе­ва­ния само­убийц, то есть по вопро­сам, на кото­рые тре­бу­ет­ся спе­ци­аль­ное раз­ре­ше­ние пра­вя­ще­го архи­ерея. И в тот день при­шел импо­зант­ный муж­чи­на в летах, про­сил раз­ре­ше­ния на повтор­ный брак. Я попро­сил у него сви­де­тель­ства о рас­тор­же­нии преды­ду­ще­го бра­ка и заклю­че­нии ново­го (он, есте­ствен­но, про­сил раз­ре­ше­ния на вен­ча­ние), что­бы пере­дать ксе­ро­ко­пии этих доку­мен­тов с его про­ше­ни­ем и объ­яс­не­ни­ем ситу­а­ции вика­рию Свя­тей­ше­го Пат­ри­ар­ха. Он отве­тил: «У меня нет этих доку­мен­тов. Мы не в раз­во­де. Я хочу вен­чать­ся со вто­рой женой. Мы трое соглас­ны жить вме­сте». Объ­яс­няю ему, что в Церк­ви это невоз­мож­но. «Как невоз­мож­но? – воз­му­тил­ся он. – Вы хоти­те, что­бы я был свя­тее Иако­ва? У него было несколь­ко жен, и у Дави­да, и у Соло­мо­на. Вы отста­е­те от жиз­ни, так всех людей рас­те­ря­е­те. Вам надо менять­ся». Ну и даль­ше пошли обви­не­ния в адрес Церк­ви, «отста­ю­щей от жизни».

– Мож­но с боль­шой веро­ят­но­стью пред­по­ло­жить, что это был чело­век нецер­ков­ный. В мире, лежа­щем во зле, люди гре­ши­ли и будут гре­шить, часто даже не пони­мая, что такое грех.

– Да. Давай­те вспом­ним, что хри­сти­ан­ство рас­про­стра­ня­лось в язы­че­ском Риме, где рас­пу­щен­ность дохо­ди­ла до чудо­вищ­ной сте­пе­ни. Да, потом было в исто­рии Церк­ви и такое вре­мя, когда хри­сти­ан­ские нор­мы были обще­при­знан­ны­ми и обя­за­тель­ны­ми. Его тоже не надо иде­а­ли­зи­ро­вать, но, конеч­но, тогда людей, ста­рав­ших­ся жить по-хри­сти­ан­ски, было боль­ше. Сей­час мы в этом смыс­ле бли­же к ситу­а­ции пер­вых веков. Труд­но ожи­дать от людей, не живу­щих цер­ков­ной жиз­нью, не наде­ю­щих­ся на бла­го­дат­ную Божью помощь, не участ­ву­ю­щих в таин­ствах (где мы эту помощь полу­ча­ем), не чита­ю­щих Еван­ге­лие, что они будут выпол­нять еван­гель­ские тре­бо­ва­ния. Вот, кста­ти, поче­му нель­зя вен­чать неве­ру­ю­щих. И даже не толь­ко неве­ру­ю­щих, но всех нецер­ков­ных людей. Вы помни­те, что в таин­стве вен­ча­ния есть такой уди­ви­тель­ный момент, когда свя­щен­ник берет соеди­нен­ные руки жени­ха и неве­сты и три­жды обхо­дит с ними вокруг ана­лоя, на кото­ром лежит Еван­ге­лие. Это сим­вол того, что един­ство вен­ча­ю­щих­ся, веч­ное един­ство как круг во имя Свя­той Тро­и­цы (поэто­му три­жды обхо­дят), зиждет­ся на том, что напи­са­но в Еван­ге­лии. А если люди Еван­ге­лие не чита­ли, или чита­ли мель­ком, отрыв­ка­ми, или про­чи­та­ли, но напи­сан­ное там пока не ста­ло для них глав­ным кри­те­ри­ем нор­мы, о каком хри­сти­ан­ском бра­ке может идти речь?

– Но изме­ны слу­ча­ют­ся и в хри­сти­ан­ских бра­ках. Вы уже ска­за­ли, что если чело­век в этом не рас­ка­и­ва­ет­ся, а, наобо­рот, оправ­ды­ва­ет себя, он из Церк­ви ухо­дит, и несколь­ко таких слу­ча­ев извест­ны имен­но пото­му, что у людей изме­ни­лось миро­воз­зре­ние, и они не счи­та­ют нуж­ным это скры­вать. А про тех, кто кают­ся, пото­му что оста­ют­ся хри­сти­а­на­ми и хотят при­ча­щать­ся, неиз­вест­но, посколь­ку эти люди, есте­ствен­но, рас­ска­зы­ва­ют о сво­ей измене толь­ко на испо­ве­ди. И такие слу­чаи сего­дня не единичны?

– К сожа­ле­нию. Есте­ствен­но, на какое-то вре­мя чело­век отлу­ча­ет­ся от при­ча­стия. Не на семь лет, как поло­же­но по кано­нам, но на про­дол­жи­тель­ное вре­мя. Ино­гда, прав­да, свя­щен­ни­ку при­хо­дит­ся идти на ком­про­мисс, что­бы сохра­нить семью при­хо­жан. Напри­мер, у одно­го свя­щен­ни­ка был такой слу­чай. Мно­го­дет­ная семья, все не один год ходят в тот храм, и вот на испо­ве­ди муж при­зна­ет­ся, что изме­нил жене. Он в этом искренне рас­ка­и­ва­ет­ся, но свя­щен­ник не может сра­зу допу­стить его до при­ча­стия, нала­га­ет доволь­но дли­тель­ную епи­ти­мью. Чело­век пони­ма­ет, что заслу­жил, что это для его же поль­зы, но жена, видя, что муж уже доста­точ­но дол­го не при­ча­ща­ет­ся, и еще по каким-то при­зна­кам начи­на­ет подо­зре­вать, что он ей изме­нил. Идет Страст­ная, и она вни­ма­тель­но смот­рит, пой­дет ли он при­ча­щать­ся в Вели­кий чет­верг. Срок епи­ти­мьи еще не про­шел, но свя­щен­ник при­нял реше­ние допу­стить чело­ве­ка до при­ча­стия, что­бы семья не распалась.

– Я как раз хотел спро­сить, нуж­но ли при­зна­вать­ся в измене жене, кото­рой изме­нил. Понят­но, что свя­щен­ник не может нару­шить тай­ну испо­ве­ди и, даже если зна­ет обо­их супру­гов, узнав на испо­ве­ди о супру­же­ской измене, не име­ет пра­ва рас­ска­зы­вать об этом тому, кому изме­ни­ли. Но посо­ве­то­вать что-то каю­ще­му­ся он может. Нуж­но ли сове­то­вать, что­бы изме­нив­ший жене при­знал­ся ей в этом?

– Если меня спра­ши­ва­ют, я обыч­но гово­рю, что не надо рас­ска­зы­вать, тем более, когда чело­век искренне кает­ся. Не надо, пото­му что для чело­ве­ка с чистым серд­цем изме­на супру­га ста­нет невы­но­си­мым гру­зом, и не у каж­до­го хва­тит сил про­стить, а даже если про­стит, преж­них отно­ше­ний не будет.

– Один свя­щен­ник гово­рит, что сей­час жены ста­ли изме­нять мужьям нена­мно­го реже, чем мужья женам. Он, есте­ствен­но, исхо­дит из сво­е­го пас­тыр­ско­го опы­та. Вы тоже это замечаете?

– Мне всё-таки кажет­ся, что жен­щи­ны изме­ня­ют реже, но вооб­ще мы живем во вре­мя, когда все силь­но развратились.

– В обще­стве есть сте­рео­ти­пы, что муж­чине изме­на про­сти­тель­на, а неко­то­рые даже счи­та­ют, что для муж­чи­ны это нор­маль­но. Понят­но, что это сте­рео­ти­пы нецер­ков­но­го обще­ства, а если для чело­ве­ка глав­ный кри­те­рий Еван­ге­лие, он пони­ма­ет, что ника­кой при­ви­ле­гии гре­шить у муж­чин нет. Грех рав­но раз­ру­ши­те­лен для всех, неза­ви­си­мо от пола и соци­аль­но­го статуса.

– Это пред­став­ле­ние очень древ­нее. Рим­ское пра­во преду­смат­ри­ва­ло нака­за­ние для изме­нив­шей жены и не преду­смат­ри­ва­ло нака­за­ния для изме­нив­ше­го мужа. Даже в кано­ни­че­ских раз­мыш­ле­ни­ях свя­ти­те­ля Васи­лия Вели­ко­го есть раз­ное отно­ше­ние к измене мужа и жены, хотя Еван­ге­лие дей­стви­тель­но ника­ких пово­дов для это­го не дает.

– За без мало­го трид­цать лет ваше­го свя­щен­ни­че­ско­го слу­же­ния слу­чаи супру­же­ских измен сре­ди при­хо­жан участились?

– Да, людей, кото­рые спо­кой­но отно­сят­ся к сво­им изме­нам, ста­ло боль­ше. Пом­ню, в одном из при­ход­ских бай­да­роч­ных похо­дов шли мы в Ива­нов­ской обла­сти по реке Лух, и, когда про­плы­ва­ли мимо дерев­ни, я уви­дел, что река под­мы­ла один из участ­ков, угол забо­ра висит в воз­ду­хе, и ско­ро это дой­дет до дома. Что делать хозя­е­вам дома, непо­нят­но. Ремон­ти­ро­вать дом бес­по­лез­но. Вот это образ того, что про­ис­хо­дит с пред­став­ле­ни­я­ми о бра­ке. Они вымы­ва­ют­ся как поч­ва из-под ног. Даже в совет­ское вре­мя эти пред­став­ле­ния как-то сохра­ня­лись – доста­точ­но вспом­нить извест­ную совет­скую песню:

Огней так мно­го золотых
На ули­цах Саратова,
Пар­ней так мно­го холостых,
А я люб­лю женатого.

И даль­ше там такие слова:

Я от себя любовь таю,
А от него тем более.

И в конце:

Его я видеть не должна,
Боюсь ему понравиться.
С любо­вью справ­люсь я одна,
А вме­сте нам не справиться.

Ско­рее все­го, автор слов был чело­ве­ком неве­ру­ю­щим, нецер­ков­ным, но как точ­но он выра­зил непра­виль­ность, запрет­ность чув­ства к чело­ве­ку, состо­я­ще­му в бра­ке. А сей­час «Угна­ла тебя, угна­ла, ну и что же тут кри­ми­наль­но­го». Дей­стви­тель­но всё боль­ше людей, кото­рые не видят в этом ниче­го кри­ми­наль­но­го. И в цер­ков­ную сре­ду такие настро­е­ния про­ни­ка­ют. Ухо­дит пони­ма­ние, что мы со Хри­стом, мы оста­ем­ся вер­ны­ми Ему, и эта вер­ность Хри­сту для людей семей­ных сов­па­да­ет с их вер­но­стью сво­им супру­гам. Конеч­но, в цер­ков­ной сре­де непо­ни­ма­ние неру­ши­мо­сти бра­ка не такое мас­со­вое, как в мире, но тоже эта неру­ши­мость оче­вид­на уже не для всех.

Напри­мер, один чело­век мне пря­мо ска­зал: «Отец Федор, я, когда вен­чал­ся, имел доб­рые наме­ре­ния и нико­му не обе­щал­ся, но я не обе­щал жить с ней веч­но». И дает мне Треб­ник: «Пока­жи­те, где там это обе­ща­ние». Его там дей­стви­тель­но нет. В суще­ству­ю­щем чине вен­ча­ния есть толь­ко два вопро­са к вен­ча­ю­щим­ся: име­ют ли они доб­рые наме­ре­ния, то есть по сво­е­му ли жела­нию всту­па­ют в брак друг с дру­гом, и не обе­ща­лись ли они дру­гой неве­сте или дру­го­му жениху.

– Вы счи­та­е­те, что надо допол­нить чин венчания?

– Не толь­ко я так счи­таю. Для чело­ве­ка важ­но ска­зать: «Я беру тебя в жены и обе­щаю тебе любовь, вер­ность и супру­же­ское ува­же­ние, пока смерть не раз­лу­чит нас». А супру­га в ответ гово­рит: «Я обе­щаю тебе любовь, вер­ность и супру­же­ское послушание».

Когда состав­лял­ся чин вен­ча­ния, для хри­сти­ан это было оче­вид­но, поэто­му такие сло­ва туда даже не вклю­чи­ли. Зачем вклю­чать то, что и так оче­вид­но? Еще три­ста-четы­ре­ста лет назад всем было понят­но, что такое брак. Это един­ствен­ное таин­ство, остав­ше­е­ся от рай­ско­го суще­ства чело­ве­ка, оно было дано чело­ве­ку еще в раю, до грехопадения.

Но раз ухо­дит пони­ма­ние, надо, что­бы чело­век во вре­мя вен­ча­ния мог вслух обе­щать супру­ге вер­ность. Если же он не готов про­из­не­сти эти сло­ва, вен­чать его нельзя.

– Но кто-то же может про­из­не­сти эти сло­ва фор­маль­но, даже не заду­мы­ва­ясь, что они его к чему-то обязывают.

– Может. Я знаю даже слу­чай, когда неве­ру­ю­щий чело­век стал играть в веру­ю­ще­го, пото­му что ему понра­ви­лась веру­ю­щая жен­щи­на. Он при­шел на испо­ведь, пока­ял­ся в сво­их гре­хах, я их вен­чал, а вско­ре он пере­стал ходить в цер­ковь и через какое-то вре­мя бро­сил жену с дву­мя детьми. При­чем даже не к дру­гой жен­щине ушел, а про­сто пере­ехал жить к маме.

Но всё же я наде­юсь, что немно­гие так цинич­ны. Повто­ряю, мы не можем всех пере­де­лать, но обя­за­ны сви­де­тель­ство­вать о том, к чему при­зы­ва­ет чело­ве­ка Гос­подь. Захо­чет чело­век услы­шать это сви­де­тель­ство или нет, зави­сит и от его жела­ния, пото­му что Гос­подь даро­вал чело­ве­ку сво­бо­ду, но сви­де­тель­ство­вать мы долж­ны. И, конеч­но, луч­шее сви­де­тель­ство – лич­ный при­мер. Мы сами долж­ны быть вер­ны­ми сво­им супру­гам, чув­ство­вать себя еди­ным целым с ними, и это будет живым сви­де­тель­ством того, каким дол­жен быть хри­сти­а­нин и что такое хри­сти­ан­ский брак. Кажет­ся, пре­по­доб­ный Нил Синай­ский гово­рил, что когда дела чело­ве­ка под­твер­жда­ют его сло­ва, эти сло­ва свер­ка­ют как звез­ды на небе. Будем же ста­рать­ся сво­ей жиз­нью под­твер­ждать то, что проповедуем.

 

Бесе­до­вал Лео­нид Виноградов

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

*

Размер шрифта: A- 15 A+
Цвет темы:
Цвет полей:
Шрифт: A T G
Текст:
Боковая панель:
Сбросить настройки