Протоиерей Димитрий Симонов: «Когда люди собираются просто пожить вместе, они еще не считают друг друга супругами»<br><span class="bg_bpub_book_author">Протоиерей Димитрий Симонов</span>

Протоиерей Димитрий Симонов: «Когда люди собираются просто пожить вместе, они еще не считают друг друга супругами»
Протоиерей Димитрий Симонов

(2 голоса5.0 из 5)

Алек­сандр Кру­пи­нин: Сего­дня у нас в гостях насто­я­тель хра­ма во имя свя­тых пер­во­вер­хов­ных апо­сто­лов Пет­ра и Пав­ла при госу­дар­ствен­ном педа­го­ги­че­ском уни­вер­си­те­те им. Гер­це­на, кли­рик Димит­рий Симо­нов.

Сего­дня мы нач­нем с бра­ка и семьи, в нашем дай­дже­сте два сооб­ще­ния, свя­зан­ные с бра­ком и семьей. Поче­му у нас такое боль­шое коли­че­ство раз­во­дов, поче­му раз­во­дят­ся вен­чан­ные пары?

о. Димит­рий Симо­нов: У нас в послед­нее вре­мя совер­шен­но исчез­ло такое поня­тие, как семей­ное вос­пи­та­ние. Чело­ве­ка к любо­му делу нуж­но гото­вить, начи­ная от про­фес­си­о­наль­ных навы­ков и закан­чи­вая обыч­ны­ми жиз­нен­ны­ми пра­ви­ла­ми пове­де­ния. Так и моло­дых людей нуж­но гото­вить к семей­ной жиз­ни. Напри­мер, если чело­век захо­тел стать мона­хом – суще­ству­ет инсти­тут послуш­ни­че­ства. А людей к бра­ку у нас, прак­ти­че­ски, никто не гото­вит. А ситу­а­ция в совре­мен­ных рос­сий­ских семьях не очень хоро­шая – это и непол­ные семьи, и рас­пад семей, и ребе­нок зача­стую живет в пер­ма­нент­но кон­фликт­ной ситу­а­ции. И не имея поло­жи­тель­но­го опы­та семьи, чело­век про­сто не уме­ет выстра­и­вать пра­виль­ные отно­ше­ния в семье. Потом – гедо­ни­сти­че­ские настро­е­ния, кото­рые захва­ти­ли наше обще­ство, воз­гре­ва­ют эго­изм в чело­ве­ке, неспо­соб­ность при­нять дру­го­го чело­ве­ка, неспо­соб­ность понять, что брак – это не толь­ко брать, но и отда­вать, а самое глав­ное – неспо­соб­ность к диа­ло­гу. Нуж­но помочь людям научить­ся слу­шать друг дру­га, пони­мать, тер­петь не на уровне поздра­ви­тель­ных тостов на сва­дьбе, а на каком-то более серьез­ном уровне, тем более, что сей­час к это­му есть все ресур­сы. Ведь боль­шин­ство бра­ков рас­па­да­ют­ся на сро­ках, когда брак пере­жи­ва­ет пер­вый кри­зис. Что каса­ет­ся вен­чан­ных бра­ков, то у Церк­ви здесь есть боль­ше ресур­сов, чем у госу­дар­ства, и это – пред­вен­чаль­ная кате­хи­за­ция, под­го­тов­ка людей к таин­ству вен­ча­ния. Это помощь людям в осмыс­ле­нии, что такое брак с точ­ки зре­ния хри­сти­ан­ства, мера ответ­ствен­но­сти это­го шага в нерас­тор­жи­мо­сти бра­ка, в том, что ты это­го чело­ве­ка берешь навсе­гда. Это не попыт­ка, это шаг, кото­рый пред­по­ла­га­ет отсут­ствие путей к отступлению.

Алек­сандр Кру­пи­нин: Как Вы, отец Димит­рий, про­во­ди­те такую катехизацию?

о. Димит­рий Симо­нов: Если люди нецер­ков­ные, то тут коли­че­ство бесед уве­ли­чи­ва­ет­ся: сна­ча­ла им нуж­но рас­ска­зать о хри­сти­ан­стве, о смыс­ле таинства.

Алек­сандр Кру­пи­нин: Само таин­ство вен­ча­ния вли­я­ет на брак?

о. Димит­рий Симо­нов: Конеч­но. Если люди цер­ков­ные, то обыч­но это 4–5 бесед, на кото­рых мы обсуж­да­ем ход таин­ства вен­ча­ния, что­бы пони­мать, в чем его смысл, в чем смысл молитв, тех или иных свя­щен­но­дей­ствий. И конеч­но, мы гово­рим о хри­сти­ан­ском вос­при­я­тии бра­ка, о воз­мож­ных кон­фликт­ных ситу­а­ци­ях и как их пре­одо­ле­вать, как нуж­но семье стро­ить свою духов­ную жизнь, как стро­ить отно­ше­ния с дру­зья­ми, род­ствен­ни­ка­ми. Глав­ное – это вос­при­я­тие муж­чи­ны и жен­щи­ны друг дру­гом в пони­ма­нии сво­ей раз­но­сти, кото­рая не нега­тив­на, а пози­тив­на. Разу­ме­ет­ся, такая кате­хи­за­ция сопро­вож­да­ет­ся чте­ни­ем книг (очень реко­мен­дую мит­ро­по­ли­та Сурож­ско­го Анто­ния «Таин­ство люб­ви. Бесе­ды о хри­сти­ан­ском бра­ке»). Самое глав­ное для Церк­ви – помочь людям всту­пить в брак, и духов­ное сопро­вож­де­ние супру­же­ских пар после вен­ча­ния. А что каса­ет­ся уже немо­ло­дых супру­же­ских пар, кото­рые всту­пи­ли уже дав­но в брак, а теперь созре­ли и хотят вен­чать­ся, тут совер­шен­но дру­гой под­ход. Но все рав­но, для таких пар очень хоро­шо пред­ло­жить неболь­шой пери­од под­го­тов­ки, кото­рый мож­но было бы сопро­во­дить тоже опре­де­лен­ным чте­ни­ем, молит­вой, может быть даже постом, для того, что­бы поста­рать­ся вос­при­нять таин­ство вен­ча­ния, как новый этап, новый шаг в отно­ше­ни­ях друг с дру­гом, и в их отно­ше­ни­ях с Богом.

Алек­сандр Кру­пи­нин: Тогда еще одна про­бле­ма, отец Димит­рий. Если чело­век хочет стать мона­хом, то он дол­жен прой­ти пери­од послу­ша­ния. Поче­му тогда Цер­ковь высту­па­ет про­тив добрач­но­го сожи­тель­ства? Может быть, это тоже какой-то пери­од про­вер­ки: люди начи­на­ют жить, прой­дет год-дру­гой, и они решат, нуж­но им это или луч­ше раз­бе­жать­ся? Или здесь есть соблазн какой-то?

о. Димит­рий Симо­нов: А что зна­чит пожить вме­сте? Жить вме­сте – это зна­чит при­нять на себя все при­ви­ле­гии, кото­рые име­ют супру­ги: сов­мест­ный быт, сов­мест­ная молит­ва, но и общие духов­ные, душев­ные пере­жи­ва­ния, общие дру­зья. Дале­ко не все люди могут про­жить этот пери­од в супру­же­ском воз­дер­жа­нии, а Свя­щен­ное Писа­ние твер­до гово­рит нам, что такие отно­ше­ния – это при­ви­ле­гия супру­гов. А когда люди соби­ра­ют­ся пожить вме­сте, они еще не счи­та­ют друг дру­га супру­га­ми. И самая чер­во­то­чи­на этой ситу­а­ции в том, что мосты не сжи­га­ют­ся. Вы гово­ри­те – пожить вме­сте, подой­дут ли друг дру­гу. А раз­ве мож­но смот­реть на чело­ве­ка по тако­му прин­ци­пу? Так мож­но смот­реть в пери­од ухаживания.

Алек­сандр Кру­пи­нин: Не все откры­ва­ет­ся в пери­од ухаживания.

о. Димит­рий Симо­нов: Но в этом и есть риск люб­ви. Напри­мер, с детьми: если роди­те­ли хотят ребен­ка, он рож­да­ет­ся, а они реша­ют – нет, мы хотим не тако­го ребен­ка. Они же могут от него отка­зать­ся, но это бес­че­ло­веч­но, нель­зя. Они идут на риск люб­ви, когда гото­вят­ся стать отцом и мате­рью. У них рож­да­ет­ся ребе­нок, кото­рый будет их люби­мым ребен­ком вне зави­си­мо­сти от того, каким он родит­ся (маль­чи­ком или девоч­кой, очень хоро­шим или про­блем­ным). И мы все пре­крас­но пони­ма­ем, что нель­зя отка­зать­ся от чело­ве­ка, ведь это живой чело­век. Но поче­му мы можем отка­зать­ся от чело­ве­ка в про­цес­се сов­мест­ной жиз­ни, по сути, исполь­зуя его, и вдруг ска­зать «нет, ты мне не под­хо­дишь». В этом и есть прин­цип люб­ви, что чело­век дол­жен сжечь за сво­ей спи­ной все мосты, и ска­зать «я выби­раю тебя, ты моя, или (ты мой) навсе­гда». Это долж­но быть без­аль­тер­на­тив­но, пото­му что как толь­ко мы остав­ля­ем путь к отступ­ле­нию, это рав­но­силь­но пре­да­тель­ству. Это недо­ве­рие не даст по-насто­я­ще­му рас­цве­сти люб­ви, и пло­ды будут мед­лен­ные и более диковатые.

Алек­сандр Кру­пи­нин: Это не все­гда недо­ве­рие, быва­ет, что люди про­сто по финан­со­вым сооб­ра­же­ни­ям не могут заво­дить семью, детей – нет средств.

о. Димит­рий Симо­нов: Сле­дуя такой логи­ке, луч­ше вооб­ще не заво­дить семью, пото­му что сего­дня ты в боль­шом биз­не­се, а зав­тра слу­чил­ся кри­зис – тогда луч­ше, как гово­рит апо­стол Павел, «оста­вать­ся одно­му». А если что-то при­клю­чит­ся с муж­чи­ной, гла­вой семьи, он забо­ле­ет и не смо­жет рабо­тать? Все эти «если» ‒ это риск люб­ви. И поче­му, если такая ситу­а­ция слу­ча­ет­ся в бра­ке, то уже нель­зя, а в граж­дан­ском бра­ке мож­но? Если люди не чув­ству­ют финан­со­вую спо­соб­ность, то пусть они оста­ют­ся жени­хом и неве­стой, пус­кай подождут.

Алек­сандр Кру­пи­нин: Но супру­же­ской жиз­нью хочет­ся жить, они уже взрос­лые люди, созрели.

о. Димит­рий Симо­нов: Если они взрос­лые люди, тогда пусть под­хо­дят к это­му по-взрос­ло­му, а это зна­чит – реги­стри­руй брак. Ведь это, как пра­ви­ло, про­бле­ма муж­чин. И как заме­ча­тель­но гово­рит отец Миха­ил Пет­ро­пав­лов­ский: «что такое граж­дан­ский брак: это когда девуш­ка дума­ет, что она заму­жем, муж­чи­на дума­ет, что он сво­бо­ден, и все это грех перед Богом». По сути, он может в любой момент собрать чемо­дан и уйти. А я за свои годы свя­щен­ства столь­ко слу­ча­ев наблю­дал, когда при­хо­дят девуш­ки, очень часто бере­мен­ные, все в сле­зах и гово­рят, что у них был граж­дан­ский брак, она забе­ре­ме­не­ла, и вдруг юно­ша заяв­ля­ет, что не хочет ребен­ка, а она, конеч­но, не хочет делать аборт. Или сооб­ща­ет, что он ее вооб­ще раз­лю­бил и нашел себе дру­гую подруж­ку. И тут она пони­ма­ет, насколь­ко она бес­по­мощ­на: она не жена, кото­рую бро­си­ли, ее, как котен­ка, сна­ча­ла взя­ли, а потом выбро­си­ли. И это тра­ге­дия, это трав­ма на всю жизнь.

Алек­сандр Кру­пи­нин: А в чем раз­ни­ца меж­ду женой, кото­рую бро­си­ли и вот этой девушкой?

о. Димит­рий Симо­нов: Во-пер­вых, али­мен­ты. Во-вто­рых, нет такой уни­зи­тель­ной ситу­а­ции, как необ­хо­ди­мость дока­зы­вать отцов­ство – все это огром­ный стресс.

Алек­сандр Кру­пи­нин: Что­бы эту тему со всех сто­рон осве­тить, я став­лю еще один вопрос: поче­му тогда мы про­тив того, что­бы (тут есть пред­ло­же­ние одно­го адво­ка­та) после опре­де­лен­но­го сро­ка это счи­та­лось бы бра­ком? В этом есть опре­де­лен­ный смысл, хотя бы с точ­ки зре­ния иму­ще­ствен­ных отношений.

о. Димит­рий Симо­нов: Я, хоть и совсем немно­го смыс­лю в юрис­пру­ден­ции, пони­маю, сколь­ко здесь нечест­ных лазе­ек. Как счи­тать этот срок?

Алек­сандр Кру­пи­нин: Здесь смот­рят на то, велось ли сов­мест­ное хозяй­ство. Если люди ведут сов­мест­ное хозяй­ство в тече­ние несколь­ких лет, у них общий бюд­жет, они поку­па­ют какие-то вещи. Потом они реша­ют разой­тись, и про­бле­ма в том, как это все делить. Это пред­ло­же­ние как раз для того, что­бы упо­ря­до­чить чисто граж­дан­ские отно­ше­ния. Нуж­но заклю­чать какой-то договор.

о. Димит­рий Симо­нов: У брач­но­го дого­во­ра есть свои поло­жи­тель­ные сто­ро­ны, но мне страш­но пред­ста­вить какой-нибудь брач­ный дого­вор с моей женой, пото­му, что все мое – твое, для меня это оскор­би­тель­но и непри­ем­ле­мо. Но если поло­жи­тель­ный опыт сожи­тель­ства, люди уже мно­го лет про­жи­ли вме­сте, то иди­те и спо­кой­но рас­пи­ши­тесь, это юри­ди­че­ская фор­маль­ность. Когда люди гово­рят «для нас ниче­го не зна­чит эта зако­рюч­ка на бумаж­ке», то мож­но пой­ти и поста­вить ее. Но очень часто после этой «зако­рюч­ки» в пас­пор­те отно­ше­ния меня­ют­ся: отче­го-то они ста­ли вдруг ссо­рить­ся. А пото­му, что пси­хо­ло­ги­че­ски, все рав­но ста­ли вос­при­ни­мать друг дру­га по-дру­го­му: и жен­щи­на ста­ла вос­при­ни­мать себя, как жена, и муж­чи­на уже не про­сто «бой-френд», и это очень пока­за­тель­но. Поэто­му тот прин­ци­пи­аль­ный момент, на кото­ром сто­ит Цер­ковь – это очень здо­ро­во. Но я согла­сил­ся бы с такой поста­нов­кой дела, когда вен­ча­ние в хра­ме при­рав­ни­ва­ет­ся к госу­дар­ствен­ной реги­стра­ции, как это при­ня­то в неко­то­рых евро­пей­ских стра­нах. Поэто­му пред­ло­же­ние отца Димит­рия Смир­но­ва о пра­ве рели­ги­оз­ным орга­ни­за­ци­ям заклю­чать бра­ки, не лише­но смыс­ла. Нуж­но толь­ко опре­де­лить, какие рели­ги­оз­ные орга­ни­за­цию могут это делать, а какие – нет. Пото­му что с 90‑х годов у нас раз­ве­лось столь­ко рели­ги­оз­ных орга­ни­за­ции и сект, что к это­му нуж­но подой­ти очень ответственно.

Алек­сандр Кру­пи­нин: По пово­ду соци­аль­ных сетей и уча­стия Церк­ви в соци­аль­ных сетях. Я слы­шал от мно­гих свя­щен­ни­ков, что они счи­та­ют это очень вред­ным, что с этим надо бороть­ся. И в то же вре­мя Пат­ри­арх гово­рит, что нуж­но наобо­рот мис­сию про­во­дить в соци­аль­ных сетях. Соци­аль­ные сети – это зло или благо?

о. Димит­рий Симо­нов: Смот­ря как исполь­зо­вать. Это очень удоб­ная фор­ма пере­да­чи инфор­ма­ции, какое-то обще­ние, созда­ние сооб­ществ «в кон­так­те». Но это может быть про­сто погло­ти­те­лем вре­ме­ни, люди «зави­са­ют» в соци­аль­ных сетях. Я наблю­дал такую сце­ну в кафе: сидит груп­па моло­дых людей, перед каж­дым план­шет, и они обща­ют­ся друг с дру­гом через соци­аль­ную сеть. Это про­бле­ма ком­му­ни­ка­ции. Если обще­ние адек­ват­но, мож­но его исполь­зо­вать с мис­си­о­нер­ской целью. Нуж­но толь­ко вни­ма­тель­но сле­дить за тем, кто на том кон­це, что­бы не начать «метать бисер перед сви­нья­ми и давать свя­ты­ни псам», как гово­рит сам Гос­подь. Нуж­но вни­ма­тель­но сле­дить за теми, с кем ты обща­ешь­ся, пото­му что часто люди про­сто не слы­шат друг дру­га. Я, когда обща­юсь в соци­аль­ной сети, то толь­ко тогда, когда есть диа­лог. Есть смысл общать­ся, когда есть какая-то груп­па, где свя­щен­ник может заяв­лять о себе (напри­мер, груп­па по инте­ре­сам), вести какой-то дис­пут там, где слу­ша­ют друг дру­га. Важ­но, что­бы и хри­сти­ане и духо­вен­ство были пред­став­ле­ны в сетях адек­ват­ным обра­зом. Дело свя­щен­ни­ков – под­час удер­жи­вать нео­фи­тов, не в меру горя­чих, но недо­во­цер­ко­в­лен­ных, бур­но отста­и­вать веру в интер­не­те. Это, прак­ти­че­ски, все­гда анти­мис­сия, пото­му что люб­ви там очень мало, а жела­ния засы­пать цита­та­ми и как мож­но жест­че одер­нуть оппо­нен­та очень мно­го, и это дает пло­хие результаты.

Вопрос слу­ша­те­ля: Неадек­ват­ных вез­де нава­лом, не толь­ко в интер­не­те. Но, напри­мер, мусуль­ман­ские ради­ка­лы мно­го при­вле­ка­ют к себе моло­де­жи, а у хри­сти­ан мало агитации.

о. Димит­рий Симо­нов: Что каса­ет­ся ради­каль­ных ислам­ских дви­же­ний, попу­ляр­ных в моло­деж­ной сре­де, то это как раз в силу воз­рас­та, моло­дежь склон­на к ради­ка­лиз­му, и рели­ги­оз­но­му в том чис­ле. Хри­сти­ан­ство дей­стви­тель­но при­зы­ва­ет к ради­ка­лиз­му, но к ради­ка­лиз­му в борь­бе со злом в сво­ем серд­це, а это доволь­но тяже­ло пере­жи­ва­ет­ся людь­ми – лег­че бороть­ся с кем-то на сто­роне, чем с эго­и­стом, кото­рый живет в тебе, со сво­и­ми поро­ка­ми и недо­стат­ка­ми. Пер­вый шаг, самый непри­ят­ный – при­знать соб­ствен­ные недо­стат­ки. Попро­буй­те ска­зать чело­ве­ку: ты дол­жен при­знать свои недо­стат­ки. У меня, недо­стат­ки? Да что вы такое гово­ри­те! Что каса­ет­ся улич­ной мис­сии, то нуж­но пони­мать: где, кто, как. Я знаю как поло­жи­тель­ные опы­ты такой улич­ной мис­сии, так и отри­ца­тель­ные. Нуж­но уметь пра­виль­но постро­ить эту мис­си­о­нер­скую рабо­ту. Отно­си­тель­но неадек­ват­ных людей: вся­кий чело­век, чем-то отлич­ный от тебя может пока­зать­ся неадек­ват­ным. Наше­му обще­ству часто не хва­та­ет уме­ния слу­шать, уме­ния при­знать чужое мне­ние, и при­нять пози­цию оппо­нен­та. Поэто­му Цер­ковь долж­на оста­вать­ся сама собой, и в соци­аль­ных сетях в том чис­ле. Мы не можем игно­ри­ро­вать это про­стран­ство, но и остав­лять соци­аль­ные сети тем, кто еще недо­ста­точ­но воз­рос в вере, тоже нельзя.

Алек­сандр Кру­пи­нин: Пред­се­да­тель сино­даль­но­го отде­ла В. Легой­да сооб­щил, что с 24 мая появит­ся в кон­так­те стра­нич­ка Пат­ри­ар­ха Кирилла.

о. Димит­рий Симо­нов: Это здорово.

Вопрос слу­ша­те­ля: В 90‑е годы раз­ре­ши­ли мис­си­о­нер­ство всех кон­фес­сий и сект, они ста­ли сни­мать целые залы и актив­но втя­ги­ва­ли людей в свои сек­ты, чем нанес­ли огром­ный вред нашей Церкви.

о. Димит­рий Симо­нов: Огром­ный вред нашей Церк­ви, ско­рее, нанес­ли боль­ше­ви­ки тем, что пла­но­мер­но на про­тя­же­нии все­го совет­ско­го вре­ме­ни пере­кры­ва­ли любые попыт­ки зани­мать­ся кате­хи­за­ци­ей и мис­си­ей, пла­но­мер­но уни­что­жа­ли таких свя­щен­ни­ков и мирян, кото­рые все-таки пыта­лись этим зани­мать­ся. Поэто­му в тот момент, когда Цер­ковь ста­ла сво­бод­ной, очень мно­гие хри­сти­ане ока­за­лись не гото­вы­ми к тому, что­бы вый­ти на про­по­ведь, а какие-нибудь «сви­де­те­ли Иего­вы» сто­я­ли на низ­ком стар­те, они сра­зу рину­лись в бой и мно­гих при­влек­ли к себе. В наше вре­мя, что­бы не повто­рить оши­бок, мы долж­ны чет­ко сфор­му­ли­ро­вать для себя ошиб­ки про­шло­го, а с дру­гой сто­ро­ны, понять всю глу­би­ну соб­ствен­ной ответ­ствен­но­сти за Цер­ковь. Какие мы сей­час хри­сти­ане, насколь­ко мы про­све­ще­ны и насколь­ко мы живем по Еван­ге­лию, насколь­ко в нас вид­ны Еван­гель­ские реа­лии, насколь­ко мы сооб­ща­ем о Еван­ге­лии – такая Цер­ковь пере­даст­ся и сле­ду­ю­ще­му поколению.

Текст: Н.М. Лукьянова

Источ­ник: «Град Пет­ров», радио Санкт-Петерс­бург­ской митрополии

Комментировать

*

Размер шрифта: A- 15 A+
Цвет темы:
Цвет полей:
Шрифт: A T G
Текст:
Боковая панель:
Сбросить настройки