Протоиерей Игорь Прекуп: «В следовании и возрождении традиций должна быть естественность» <br><span class="bg_bpub_book_author">Протоиерей Игорь Прекуп</span>

Протоиерей Игорь Прекуп: «В следовании и возрождении традиций должна быть естественность»
Протоиерей Игорь Прекуп

(10 голосов5.0 из 5)

Сегодня многие говорят о возрождении традиций, в том числе, семейных. Хорошие, добрые традиции – не только способ приобщиться к культуре, истории наших предков, но и способ построить крепкую, дружную семью. 

Специально для Азбуки супружества протоиерей Игорь Прекуп, настоятель храма в честь прп. Сергия Радонежского г. Палдиски (Эстония)

– Отец Игорь, можно коротко обозначить, что такое традиция?

– Начнём с вопроса, чем традиция отличается от наследия. Есть хороший труд профессора, доктора философских наук Марины Захарченко, впоследствии монахини Александры «Понятие цивилизованной традиции и его значение для моделирования образовательного процесса в школе России», где она рассматривает этот вопрос и отделяет понятие «наследие» от «традиции». Наследие – это то, что мы наследовали, например, имущество или болезни, независимо от нашей воли. А традиция – это то, что передаётся и принимается. Традицию можно утратить, а потом возродить, утратить и найти, как бы раскопать и понести дальше. Передача, передавание, предполагает акт передачи и акт принятия.

Если мы говорим о семейных традициях, то это несколько сужает то, что наследуется, и тут можно отдельную дискуссию развернуть, что можно считать традицией, что просто обычаем, который не осмысляется и по инерции продолжает соблюдаться. Не говорю о порочной практике, которая тоже наследуется и начинает называться или считаться необоснованно традицией. Традиция есть нечто благородное. Вспомним, что культура построена на традициях, любая культура предполагает существенный признак – осознанное принятие лучших достижений предыдущих поколений и развитие их в дальнейшем. Если говорить о таких явлениях, как пьянки на могилках, можно ли назвать это семейной традицией? Формально можно, если люди это соблюдают из поколения в поколение. Но кто-то соблюдает, потому что ему это нравится, и он действительно принимает и передаёт дальше. А кто-то соблюдает, может, и нехотя, чтобы люди не косились. В этом случае говорить о традиции сложно. И совсем невозможно говорить об этом, как о христианской традиции. Хотя передача этого обычая происходит и среди людей, считающих себя христианами, бьющими себя пяткой в грудь и кричащими, что, мол, это христианская традиция. Если им сказать, что это языческая тризна, они обидятся: «Как же так? Я христианин, мои предки – тоже христиане, это их обычай, значит, он – христианский»

Вопрос о семейных традициях – непростой: что считать традицией семейной, а что считать традицией твоей социальной среды, в которую семья вписана и потому соблюдает, а что является все-таки христианской традицией – обычаем, достойным называться «христианской традицией»?

– Батюшка, Вы предвосхитили вопрос о христианской традиции.

– Христианская традиция определяется довольно просто. То, что является составной частью Священного Предания.

Можно говорить о христианской традиции в некоторых обычаях, которые по своему духу опираются на Предание, соответствуют ему. В крайнем случае не противоречат ему. Тогда можно говорить о христианской традиции, христианской семейной традиции или общенародной христианской традиции. Если это по духу, именно по духу, а не по букве соответствует. Естественно, если не противоречит заповедям, если это не построено на угождении каким-то страстям человеческим. Возможны ли традиции порочные и отрицательные? Если формально подходить к тому, что кто-то осознанно перенимает нечто дурное и ретранслирует его дальше, то, наверное, можно.

– Как не ошибиться с традициями, как отличить правильное от чего-то такого, что маскируется под христианское?

На что надо обратить внимание. Традиция – это такая ценность, которая сегодня абсолютизируется. У традиции вообще-то ведь служебное значение: это средство, линия передачи ценностей, а делать из традиций священную корову довольно опасно, потому что под традицию может подделаться нечто не заслуживающее передачи под тем предлогом, что коль это наследуется, раз оно так было когда-то или всегда, значит, так и должно быть, значит, это правильно. Здесь имеем дело с первобытнообщинным правом, правом по обычаю – когда то, что заведено, то и в культ возводится. Показательный пример. У нас в Таллинне собор Александра Невского расположен на возвышенности. Туда надо ножками-ножками подниматься. Я, будучи ещё дьяконом, как-то спешу в храм, обгоняю бабушку с внуком. И вот внук идет не совсем по тротуару, а рядом – по тропинке. Бабушка, заметив «непорядок», возмущенно окликает его:

– А чего ты там пошёл?

– А я всегда так хожу, – отвечает внук.

– А‑а, – сразу успокаивается бабушка.

То есть слово «всегда» сработало как ключевое, перевело эмоции женщины с возмущения на почтение, мол, то, что обычно, то и правильно.

Меня всегда такой подход удивлял: мало ли что всегда. Слышим в храме: «Я всегда тут стоял или стояла». И что? Тем не менее, человек держится за слово «всегда», и конец связи, слушать ничего не хочет. Один человек как-то заявил: если икона стояла в каком-то конкретном месте свыше 30 лет, то это уже Священное Предание и убирать, переносить её нельзя. Есть правило – то, что три десятка лет соблюдается, не опровергается, то уже обсуждению не подлежит. Но не надо так расширять рамки правила, вплоть до местоположения киотов: вот, если оно так тут всегда стояло, так и не пошевели.

Это же касается и семейных традиций. У кого-то что-то так было, и всё, теперь не моги это изменить. Мало ли что было, время меняется, бывают вещи, которые когда-то были хороши, а ситуация изменилась, и какая-то деятельность не вписывается в новые условия. Бывает, что для одного традиции подходят, а для другого – нет.

Надо смотреть, насколько традиции, интересы, идеи соответствуют сути тех ценностей, которые мы исповедуем – Евангельских ценностей, христианских православных ценностей. Вот это незыблемо. А всё остальное – «зыблемо» и ещё как! Следуя традициям, возрождая или укрепляя их, мы должны сохранять главную основу – христианскую.

– Сейчас принято возвращаться к традициям, например, воскресным чаепитиям, чтению вслух. Какие бы традиции Вы бы посоветовали возрождать для построения крепкой православной семьи?

– Сложно говорить о возрождении традиций, потому что, кто их соблюдает, тот и соблюдает, соответственно ему и возрождать нечего. Если же у человека или в семье, традиций нет, то надо приобщаться ко всему тому, что способствует формированию христианской семьи. И начинать надо не с чаепитий, а с церковной жизни. Что самое главное? Совместная молитва и совместное чтение (хотя бы по чуть-чуть) Священного Писания, житий святых, совместное участие в богослужении. Скажете, подумаешь! На самом деле, это довольно непросто осуществить. Ладно, если мы говорим о христианской сознательной семье, где всё в порядке: не только жена, но и муж церковный человек. Давайте поищем подобную семью, окажется не так много воцерковлённых пар до сих пор. По своему опыту и наблюдению, могу сказать, что зачастую мать, жена более сознательная, активная христианка, а муж – в лучшем случае, как говорится, «он не против». Тогда супруг, в лучшем случае, не мешает своим домашним ходить в церковь, исповедоваться, причащаться, а сам – хорошо, если иногда с ними последует на службу. Между тем, замечено, что роль отца в религиозной жизни семьи является решающей. Его воцерковлённость важна, потому что он глава семьи. Что касается традиций, пожалуйста, традиция совместной духовной жизни, в которой всё-таки главенствующая роль принадлежит мужу, отцу. Он не ждёт, пока жена соберёт и позовёт всех на молитву, а он сам проявляет инициативу. Ненавязчиво! Вспомните пример отца старца Силуана [1]. Он был исключительно деликатным человеком. Как он замечание сыну сделал намного позже, чем Силуан допустил оплошность. Просто подобрав удачный момент, когда сына это не огорчит, но в то же время, будет наставлением. Такая деликатность в простонародье! Тонкость, уважение к чувствам человека, к его внутренней свободе и в то же время неоставление без внимания ошибок – это тоже семейная традиция воспитания. Мы не говорим о массовом порядке передачи традиций, мало ли что там попутно передаётся. Мы историю искусств, например, изучаем не по всему данному материалу, который был выдан в те или иные годы, а лучшее. Так же и культурные традиции. Они заслуживают так называться тогда, когда ценность является достижением определённого стремления, определенного направления.

– А что Вы скажете о традициях, которые не противоречат православию, но являются светскими, при этом положительно влияют не только на семью, но и на здоровье, кругозор членов семьи?

– Чаепитие, совместные походы, лыжи, палатки, театр, кино и обсуждение в кругу семьи прочитанных книг – на здоровье, кому что нравится. Но опять же, во всём, в том числе и возрождении традиций, необходима естественность. А не так: вот начинаю возрождать чайные семейные традиции, значит все построились… Да, домашние подстроятся, «лишь бы не было войны». Но не факт, что это будет возрождением православной традиции. Я знаю, когда проблемы того же самого семейного насилия были связаны с такими, казалось бы, здоровыми семьями, в которых всё чётко регламентировано, построено и соблюдаются интересные и хорошие традиции, разрабатываются новые. Члены семьи все вместе, кажется, как хорошо и дружно там, а копнёшь – опа! Не так всё гладко и спокойно. Так что это тоже не гарантия крепкой семьи.

Важно, чтобы любовь была, уважение к свободе, именно к свободе личности, а не потакание каким-то прихотям, лени, капризам и ещё чему-то, чтобы не было ничего такого… искусственно навязанного при возрождении традиции.

– Во всём должна быть мера (только любовь к Господу безмерна), как не навредить с традициями? 

– Опять же, что считать традицией? Кто-то считает достаточно надеть сарафан и косоворотку. Если кому-то это органично – на здоровье. Но начать на этом сосредоточиваться?.. У любой моды есть своё время. Если человек хочет одеваться соответственно какому-то периоду из прошлых веков, кто же ему запретит? Но выдавать это именно за православную традицию в одежде, стоит ли? Та же самая манера держаться, разговаривать так, словно на тебе не костюм-тройка, а рубаха, подпоясанная верёвочкой и сам в лаптях… Разве это не смешно смотрится? Всё должно быть естественно. Чтобы не ошибиться и не навредить, давайте помнить: надо возрождать и укреплять христианские традиции, а начать устраивать какие-то костюмированные балы вместо этого, по-моему, это подмена. Когда люди воображают и утешают себя, что они возрождают традиции, а на самом деле просто имитируют. Важно, чтобы не было имитации, а было продолжение и возрождение внутренней традиции, которая может вполне принимать современные формы.

– А что делать, если у каждой половины свои правила, жена раздражается от традиций мужа, и наоборот?

– Это вопросы, которые люди должны решать до того, как стали мужем и женой. К сожалению, часто думают: «ничего, это не устраивает меня, а то – не устраивает его, ничего, привыкнет, стерпится». Зря! Надо хорошо и внимательно смотреть, из какой семьи планируемая половина. Конечно, в первую очередь – свои чувства и чувства избранника (избранницы), насколько они сильны, реальны, истинны. Это самое главное, никто не спорит, но второй момент, на который в прежние времена порой обращали первостепенное внимание (жаль, что первостепенное, но хорошо, что уделяли внимание тому), из какой семьи человек, какие там традиции, или какая там порочная практика. Человек, выросший в определённой семье, усваивает определенную модель семейной жизни, часто на подсознательном уровне, а потом эта модель начинает работать в условиях семейнной жизни помимо воли человека. Определённые ожидания – определённая реакция. Это данность, факт, с этим надо считаться, иначе будут проблемы. Да, бывает и нередко: люди встречаются из семей с разными традициями, в результате родители мужа обидятся, если молодые не сделают того-то, а родственники жены глубоко огорчатся, если не сделают другого. Это противно ему, а это противно – ей. Как жить? Серьёзная проблема. Допустим, супруги друг друга любят и хотят, чтобы у них была нормальная, здоровая семейная жизнь. Тогда надо договариваться. А для этого надо уметь разговаривать друг с другом. Обсуждать малейшие проблемы, любые мелочи. К сожалению, в таких ситуациях проявляют ложную дипломатию: «Подумаешь, мелочь какая-то, незначительная деталь, мы же не мелочные люди, чтобы обсуждать всякую ерунду!» Не надо брезговать мелочами! Порой мелочи играют существеннейшую роль в формировании отношений или разрушений этих отношений. Если что-то не устраивает – говорить! Если что-то важно – говорить! Я понимаю, что есть люди, которые не склонны что-либо обсуждать, тут я уже посоветовать ничего не могу, потому что это беда. Если человек не способен слушать, не склонен напрягать голову и сердце для того, чтобы найти наилучшее решение, а привык действовать по принципу «ладно, рассосётся как-то само по себе, перетерпит», что последует? Кто-то, может, сдастся, уступит, а кто-то и успокоится, и сочтёт, что пришли к судьбоносному консенсусу, достигли гармонии. Нет, это не гармония. Но это способ мирного сосуществования. Какой-то семье, возможно, такое подходит, потому что в остальном друг друга устраивают. Общих рецептов и советов нет. Часто сталкиваюсь с ситуациями, когда муж и жена должны основательно обсудить какие-то моменты, мешающие им нормально вместе жить. Обычно это муж, кто не расположен «рассусоливать». Я уж молчу о помощи семейного психолога. Как правило, та самая половина, которая нуждается не то, что в психологической, но и в психиатрической помощи, очень нервно реагирует на предложения поработать с семейным психологом. Объясняешь, что это просто консультация, специалист поможет научиться взаимодействовать. «Я что псих?!» – вот распространённый ответ. Ситуация, не хочу сказать, что безвыходная, но не простая.

Опять же семейная традиция, вернее, порочная практика. Считается, что одна половина может навязывать свою волю другой и это нормально. Кто сильнее, тот и прав. Кстати, нередко это женщина, кто навязывает свою волю, разными способами – от прямого давления до утончённых и изощрённых манипуляций. Сумела добиться своего? Значит, он должен подчиниться. Он надавил так, что у жены отпало желание навязывать эти темы, сумел показать, кто в доме хозяин? Значит, так и будет. Нередко руководители подобным образом решают вопросы на производстве. Просто дают победить сильнейшему, не важно, кто прав, кто виноват, главное, что кто-то кого-то подавил и дальше всё будет тихо, никто дёргать не будет руководителя. Такая же модель наследуется и в семье. Традиция ли это? Я бы это не назвал традицией.

– Хорошо, если человек смирился и дальше мирно живёт. А если кто-то терпит, терпит, а потом пружина разжимается…

– Кто-то переживает и потом где-то может «выстрелить», а кто-то переживает, переживает и… принимает, рассуждая: «наверное, так надо, моё положение такое: я никто и звать меня никак». У всех по-разному. Если меня спрашивают, что делать в таких случаях, я отвечаю: нет, не надо давать об себя вытирать ноги. Я объясню, почему это неправильно. Такая модель транслируется, передаётся, впитывается. В результате дети усваивают её. Повзрослевшие сыновья будут себя по-хамски вести со своими вторыми половинами, своей семье навязывать волю, становиться такими мелкими диктаторами. А девочки, что самое страшное, будут «западать» на таких уродов, потому что у них это «прошито» внутри: так надо и так верно. Они чувствуют нечто родное в подобном поведении. Даже, если им не нравится грубая и хамская манера, они будут отзываться на неё. При этом в мечтах рисуется принц на белом коне, милый, заботливый, а в жизни сходиться будут с теми, кто «свои»! Вот что страшно и плохо! Такую модель поведения надо ломать, надо бороться против нее и не давать повода. Кстати, повод для неё дают тогда, когда не проявляют достаточного внимания к деликатным попыткам убедить в своей правоте. Вторая половина пытается деликатно засвидетельствовать своё мнение, а её не слышат. Тогда вторая половина должна или смириться, или пытаться завоевать своё пространство. Она завоевывает и подавляет, подавление само по себе порочно, но этого могло бы и не быть, если со стороны подавленного участника вовремя было больше внимания к попыткам договориться. Такое же тоже бывает? Опять же почему?

– Отголоски детства, «наследственность»?

– Потому что человека с детства не научили внимать, реагировать на слова, чувства, которые не проявляются чересчур бурно. Человек привык к окрику. Ему не нравится, когда кричат, но у него (у нее) давно привычка на нормальное обращение не реагировать. В итоге вторая половина, изначально не настроенная на абьюзерский стиль, к нему скатывается. Агрессивная позиция и провоцируется постоянным неумением слышать, откликаться на спокойный тон. Некоторые люди, когда слышат такое, начинают кричать: «Вы оправдываете насилие!» Нет, ни в коем случае, я такого не оправдываю! Просто хочу донести: причины у пороков бывают разные и поводы для порочного поведения зачастую дают и те, по отношению к кому это самое порочное поведение осуществляется. Это не в плане обвинения жертвы. Ещё раз нет. Надо понимать, что иногда человек ведёт себя неправильно и тем самым располагает к грубости. Неправильное поведение может быть вызвано тупостью, неумением слышать другого, неумением реагировать, когда с тобой по-хорошему. На моих глазах был случай, который иллюстрирует эту схему. Человека, который сначала пытался быть мягким и уважительным администратором, сделали диктатором. Спросите, почему? Потому что сразу начали залезать на шею и свешивать ножки.

А вот семейный случай. Помню парня из параллельного класса, который совершенно не склонен был к насилию. Как-то мы с ним встретились в студенческую пору, он уже успел жениться и развестись. Он рассказал о своей семейной жизни: в какой-то момент общения с женой был вынужден на неё «наезжать», чтобы только прекратились с её стороны нападки, обвинения, ругань. Уговоры, просьбы не действовали. Получив по лицу, она сразу успокаивалась. Одна оплеуха и всё – в доме тишина, мир. Это как раз тот случай, когда им срочно нужна была работа с психологом. Он – не абьюзер, я не из мужской солидарности это говорю, а потому, что знаю человека с детства. Но он в итоге, оказался втянутым в такую модель поведения, которую жена перенесла из своей семьи.

– Говоря о семейных традициях, отрицательной практики немного разбавим грустный тон словами из песни В. Толкуновой «25 серебряных апрелей»… Традиция ли отмечать хрустальную, серебряную и др. свадьбы? Хорошо ли праздновать подобные юбилеи православным?

– Традиция, потому что это наследуемый обряд, причём не просто доставшийся, но и поддерживаемый. Некоторые не знают, почему называется хрустальная, бирюзовая, золотая и так далее, принято так, значит, можно называть традицией. Я бы не сказал, что это имеет отношение к христианству или к православию конкретно, но есть такие определённые вехи пути супружества, которые люди отмечают. Особенно в наше время это даже достижение, за которое надо памятники ставить. Как сегодня это смотрится: супруги прожили больше трёх лет – вот это да! Кто-то из современников искренне восхитится, что четверть века прожили вместе, воспитали детей и не развелись! Прожили 50 лет, прошли через трудности, конфликты, радости, конечно – о! Не поубивали друг друга! Ну, а если серьёзно – почему бы не отметить, не подарить друг другу что-то?

– А как относиться к старым красивым свадебным традициям – похищение, выкуп невесты, осыпание рисом?

– Ничего красивого в выкупе, похищении и другом, связанном с празднованием свадьбы, не вижу. Наверное, в этом вопросе я не романтик. Но опять давайте спросим, какие цели и мотивы, какое значение этому придаётся? Если всё это затевается ради шутки, смеха, весёлой забавы – почему бы и нет? Хоть кукурузой пусть осыпают друг друга! (лишь бы не в храме).

А если без этих действий свадьба не свадьба или ещё хуже похищается, на горку лезут, выплачивается, чтобы не «сглазить», чтобы беду не навлечь, то такое надо пресекать. Если говорят, что это делается ради следования традиции, давайте спросим, чья эта традиция? Ответ простой – языческая.

Для верующих слова святых отцов фундаментальны. Давайте вспомним, как в своих беседах о браке Св. Иоанн Златоуст в пух и прах разносит свадебные традиции и обряды, которые не связаны с христианством. «Пусть никто не говорит мне, что таков обычай: где совершается грех, там не упоминай об обычае; но, если совершаемое дурно, то хотя бы и давний был обычай, оставь его; если же не дурно, то, хотя бы и не было обычая, введи и насади его».

Многие свадебные обычаи ведь из язычества унаследованы.

Отдельно отмечу, что и с возгласом «горько» не всё так просто. Один знакомый филолог, говорил о версии, что дело не в горечи напитка и сладости поцелуя, (это самая популярная версия), а в проверке невесты на горячность. Они с женой на своей свадьбе «отменили» этот возглас.

– Есть немало бытовых, что ли, традиций, например, молочный зуб выпал и ребёнку под подушку кладут подарок. А потом говорят, что зубная фея принесла… Мужчине дарят кошелёк и кладут монетку на завод…

– Конечно, к православным традициям это никак не относится. Но я бы не стал делать трагедию из этого. Нравится дарить подарок, ребёнок успокаивается, не переживает из-за удалённого и выпавшего молочного зуба? – Дарите. Правда, если можно обойтись без сказок про добрую зубную фею – конечно, было бы лучше.

Монетка на завод? Всё опять зависит от того, как к этому относиться. Если считать, что от этого действия зависит благосостояние, трудоспособность, успех, а если забыть про «завод», то всё пропадёт, жизнь закончится – то надо категорично отбрасывать обряд. Если же – это шутка, делается с юмором, то беды нет. Всегда любой поступок надо рассматривать, задавая вопрос: каков мотив и какова цель? Не на само формальное действие пристально смотреть, а искать мотив и цель поступка.

– Вопросы смерти, конечно, важны для нас, и не меньше волновали наших предков. Вокруг проводов в последний путь тоже сложилось немало традиций: завешивать зеркала, мыть пол, как покойника вынесли, ставить прибор с закуской и напитком для усопшего…

– Вся гигиена основывается на духовных представлениях, и наоборот, духовные взгляды завязаны на физиологии. Касаться половых органов – осквернение, в бане быть – оскверниться, ибо там обитают нечистые духи, поэтому, выходя из бани надо окатить себя шайкой воды.

Русскому народу была присуща изощренная чистоплотность, потому что она связана была с религиозным представлением о ритуальной чистоте и нечистоте. Полы всегда мылись тщательно.

Конечно, совершенно естественно вымыть полы после покойника, проветрить хорошо дом или квартиру. Это традиционно связано с духовными представлениями народа и в этом ничего плохого нет.

После отпевания я обычно объясняю родственникам усопшего, как его надо молитвенно поминать. Заодно, как правило, говорю: смотрите, вам сейчас начнут давать кучу дурацких советов, так вот, вы никого-ничего не слушайте, делайте то, что вам удобно. Самое главное вы сделали: отпели, проводили человека – вот это главное. Всё остальное – эта «рюмка водки на столе» и прочее – это ерунда, потому что покойного молитвами поминать надо, а не алкоголем.

Насчёт зеркал: хотите – завешиваете, если вам так удобно и спокойно, не хотите – не завешиваете. А следовать этому, якобы это христианская традиция и так положено, не стоит. Кем положено? Хочешь быть христианином, пожалуйста, придерживайся христианских традиций. Чтобы в основе было христианское отношение к смерти. Как верующие относятся к смерти? У них светлое отношение, они понимают и верят, что это свет, воскресение. Белый цвет – основной цвет заупокойной службы, этим мы отмечаем, что ждём света и воскресения после земного пути. И всё этому должно располагать. Чёрные одеяния? Тоже уместно, потому что это память о покойном надо держать пост. Мы не наряжаемся во что попало, отказываемся от удовольствий и развлечений, чтобы нас ничего не отвлекало от молитвы об усопшем. Его душа проходит мытарства, ей сейчас не просто, и в такой важный и трогательный момент родственники и друзья будут веселиться и хохотать? Давайте из этого исходить, а не потому, что «ах, ох, нужно лишить себя чего-то». Чего лишить, для чего лишить?..

Всегда надо подходить рассудительно. И к вопросам похорон, панихиды, траура – тоже рассудительно. Есть случаи, когда лучше что-то из традиций ослабить, не строго следовать трауру, чтобы не создавать унылого состояния. Порой кому-то нужно переключиться на что-то (на работу, например), таким образом, снять состояние отчаяния, уныния, подавленности. Всё индивидуально, не надо быть рабом традиций.

Беседовала Александра Грипас


[1] преподобный Софроний (Сахаров), Старец Силуан Афонский

Комментировать

*

«Азбука супружества»
в Telegram.
t.me/azmarriage
Размер шрифта: A- 15 A+
Тёмная тема:
Цвета
Цвет фона:
Цвет текста:
Цвет ссылок:
Цвет акцентов
Цвет полей
Фон подложек
Заголовки:
Текст:
Выравнивание:
Боковая панель:
Сбросить настройки