Путь к семейной жизни, к семейному счастью, который пришлось нам проделать, оказался невероятно важным опытом<br><span class="bg_bpub_book_author">Александр Ананьев и Алла Митрофанова</span>

Путь к семейной жизни, к семейному счастью, который пришлось нам проделать, оказался невероятно важным опытом
Александр Ананьев и Алла Митрофанова

(6 голосов5.0 из 5)

Несколь­ко лет на «Спа­се» выхо­дит про­грам­ма «И будут двое». Ведут ее супру­ги Алек­сандр Ана­ньев и Алла Мит­ро­фа­но­ва. В интер­вью для «Азбу­ки супру­же­ства» они рас­ска­за­ли о сво­ей моло­дой семье.

– Алек­сандр, Алла, вы дав­но женаты?

Алла: Три года.

Алек­сандр: Всю жизнь. Два раз­ных отве­та, а на самом деле один, пото­му что до зна­ком­ства с Алеч­кой меня не было. Не в мета­фо­ри­че­ском смыс­ле, а реаль­но: Алек­сандра Ана­нье­ва не суще­ство­ва­ло. Был некто Алек­сандр Лав­ров, кото­рый рабо­тал на «Радио 7 на семи хол­мах», на «Радио Алла», и все зна­ли Алек­сандра Лав­ро­ва. Это псев­до­ним, кото­рый мне при­шлось взять в 1998 году, когда я начал рабо­тать на радио. Всё это вре­мя я жил под чужой фами­ли­ей и, как мне кажет­ся, чужой жиз­нью, не най­дя себя. Всё это вре­мя я искал Бога, при­чем осо­знан­но. При­хо­дил в хра­мы, общал­ся со свя­щен­ни­ка­ми, мне пред­ла­га­ли стать крест­ным, но при этом я оста­вал­ся некре­ще­ным. А бук­валь­но за пол­го­да до зна­ком­ства с Алеч­кой поехал в Иор­да­нию, на место кре­ще­ния Хри­ста. Не в палом­ни­че­ство поехал, а в пресс-тур, в соста­ве груп­пы жур­на­ли­стов, но там меня, что назы­ва­ет­ся, накры­ло, и я взмо­лил­ся: Гос­по­ди, как най­ти Тебя?

Через пол­го­да я встре­тил Алеч­ку. Это было почти четы­ре года назад. Уви­дел и сра­зу понял, что это моя жена, а ведь до встре­чи с ней счи­тал, что мне уже позд­но думать о каком-то семей­ном сча­стье, так как слиш­ком мно­го я нало­мал в себе и в жиз­ни, и теперь мне лишь бы не испор­тить свою жизнь еще боль­ше, чем уже испор­тил, и не испор­тить ее кому-нибудь еще. Но позна­ко­мил­ся с Алеч­кой, а вско­ре и нашел свой храм – Алек­сандра Нев­ско­го при МГИМО, духов­ни­ка – отца Иго­ря Фоми­на, насто­я­те­ля это­го хра­ма. Когда мы пер­вый раз при­е­ха­ли туда вме­сте – толь­ко позна­ко­мив­шись, еще на «вы» были, – отец Игорь подо­шел ко мне, посмот­рел на меня и ска­зал: «Бере­ги её. Она золото!»

Через два меся­ца он меня Кре­стил. Гото­вил меня к это­му, мы с ним часто встре­ча­лись, подол­гу бесе­до­ва­ли. Пом­ню, он, улы­ба­ясь, рас­ска­зы­вал мне о Зак­хее, а я при­ме­рял эту роль на себя. А когда мы с Алеч­кой обвен­ча­лись, я понял, что жить под чужой фами­ли­ей непра­виль­но, и вер­нул себе свою. Фак­ти­че­ски начи­наю жизнь заново.

Путь к семейной жизни, к семейному счастью, который пришлось нам проделать, оказался невероятно важным опытом

– Но в пас­пор­те же у вас оста­ва­лась ваша фамилия?

Алек­сандр: Кто смот­рит в пас­порт? Я точ­но знаю, что когда люди из той моей жиз­ни пыта­ют­ся най­ти меня в соц­се­тях, они ищут Алек­сандра Лав­ро­ва. Напри­мер, мы с доч­кой в 2004 году запи­са­ли серию из две­на­дца­ти ска­зок Сер­гея Коз­ло­ва на музы­ку Нино Ката­мад­зе, запись име­ла успех, и недав­но музы­кан­ты из Мин­ска пыта­лись меня най­ти, наби­рая в поис­ко­ви­ке: «Алек­сандр Лав­ров и его доч­ка Маша». Не мог­ли най­ти, пото­му что нет боль­ше Алек­сандра Лав­ро­ва. В ито­ге нашли и будут исполь­зо­вать ту запись, но это дру­гая история.

– Зна­чит, у вас это уже не пер­вый брак?

Алек­сандр: Да, вто­рой. С пер­вой женой мы рас­ста­лись в 2006 году.

– А вы рос­ли в пол­ной семье?

Алек­сандр: Мало того, что в пол­ной, но мне очень повез­ло. У нас была, мож­но ска­зать, иде­аль­ная совет­ская семья. Была и, сла­ва Богу, есть. Дай Бог здо­ро­вья и моим роди­те­лям, и Алеч­ки­ным. Сей­час мы дума­ем устро­ить жизнь таким обра­зом, что­бы жить с родителями.

Алла: Не в одной квар­ти­ре, а в одном про­стран­стве, пото­му что они у нас гео­гра­фи­че­ски раз­бро­са­ны по раз­ным местам.

Алек­сандр: Мои роди­те­ли живут в Ниже­го­род­ской обла­сти, Алеч­ки­ны в Калуж­ской, а нам хочет­ся собрать их вме­сте и вер­нуть тот образ жиз­ни, кото­рый, как мне кажет­ся, еще в XIX веке был нор­мой, когда роди­те­ли и дети жили рядом. Мы разу­чи­лись жить с роди­те­ля­ми, XX век от это­го отучил людей, а сей­час я чув­ствую, что мне это­го не хватает.

– Вы из Ниже­го­род­ской области?

Алек­сандр: Да, из горо­да Дзер­жин­ска. Как-то мы пре­зен­то­ва­ли с отцом Федо­ром Боро­ди­ным его книж­ку, и он, не зная, что я из Дзер­жин­ска, гово­рил о совет­ском про­шлом и, в част­но­сти, ска­зал: «Пред­ставь­те, в Ниже­го­род­ской обла­сти есть город Дзер­жинск, в кото­ром до деся­тых годов XXI века не было ни одно­го хра­ма, ни одной часов­ни, а там жили люди, и како­во им было там жить?» Вот я там жил. Сей­час в Дзер­жин­ске в этом смыс­ле всё хоро­шо, рядом с нашим домом даже откры­ли пра­во­слав­ную гим­на­зию, кото­рая счи­та­ет­ся луч­шей шко­лой в горо­де, а моя мама, чело­век нецер­ков­ный, но очень музы­каль­ный, учит­ся петь в цер­ков­ном хоре.

– Семья у вас была нецер­ков­ная, но вы ее уже назва­ли иде­аль­ной. Роди­те­ли были для вас при­ме­ром люб­ви? Я счи­таю, что сего­дня столь­ко раз­во­дов в том чис­ле и пото­му, что мно­гие в дет­стве не виде­ли поло­жи­тель­но­го при­ме­ра семьи. Либо их роди­те­ли раз­во­ди­лись, либо не раз­во­ди­лись, но ни их люб­ви и ува­же­ния друг к дру­гу, не люб­ви к себе дети не чувствовали.

Алек­сандр: Мне кажет­ся… Алеч­ка сей­час даст свой ответ, но мне кажет­ся, что это не име­ет зна­че­ния. У каж­до­го из нас свой путь, и насколь­ко мои роди­те­ли заме­ча­тель­ные, чистые душой люди, настоль­ко я в тече­ние пят­на­дца­ти лет был отвра­ти­тель­ным чело­ве­ком. Хотя они вос­пи­ты­ва­ли. Навер­ное, какую-то роль при­мер роди­те­лей игра­ет, но в первую оче­редь всё зави­сит от само­го человека.

– Но теперь, когда «отвра­ти­тель­ный чело­век» осо­знал себя тако­вым и стал исправ­лять­ся, вы, вспо­ми­ная дет­ство, види­те в отно­ше­ни­ях сво­их роди­те­лей, в их отно­ше­нии к вам что-то, чему и сей­час вам не меша­ло бы поучиться?

Алек­сандр: Нет, у каж­до­го своя исто­рия. У моих роди­те­лей свои отно­ше­ния, у нас с Алеч­кой свои. Мне хочет­ся обнять сво­их роди­те­лей, я молюсь о том, что­бы у них всё было хоро­шо, но ска­зать, что я хочу у них учить­ся… Это не работает.

– Тогда так спро­шу: у вас было счаст­ли­вое детство?

Алек­сандр: Девя­но­стые годы. Нас у роди­те­лей двое, я и сест­ра. Дома три блю­да из капу­сты, пото­му что боль­ше есть нече­го. Город Дзер­жинск, по сути, рабо­чий посе­лок, непо­нят­но, каким чудом он как город тогда не умер. Но сей­час вро­де жив. Вы спро­си­ли, и я поду­мал: было ли у меня счаст­ли­вое дет­ство? В нача­ле девя­но­стых я на год уез­жал в США. Выиг­рал кон­курс, кото­рый один аме­ри­кан­ский фонд про­во­дил по всей Рос­сии, и в Дзер­жин­ске этот кон­курс выиг­рал я. Навер­ное, мне грех жаловаться.

– Это, конеч­но, заме­ча­тель­но, но я о дру­гом спра­ши­ваю. Что тво­ри­лось в стране в девя­но­стые, я пом­ню и пони­маю, что в про­вин­ции было гораз­до тяже­лее, чем в Москве. Но быва­ет же, что и в очень зажи­точ­ных семьях, где нет таких про­блем, что детей нечем накор­мить и не во что одеть, дети не чув­ству­ют себя счаст­ли­вы­ми и исполь­зу­ют любую воз­мож­ность хотя бы на вре­мя вырвать­ся из роди­тель­ско­го дома. Напри­мер, на кани­ку­лы едут в лагерь, даже если там не очень нра­вит­ся, про­сто что­бы пожить какое-то вре­мя без роди­тель­ско­го кон­тро­ля. А быва­ет, что мате­ри­аль­ное поло­же­ние семьи тяже­лое, но детям дома уют­но, они чув­ству­ют себя счаст­ли­вы­ми. Вы чув­ство­ва­ли себя счаст­ли­вым не во вре­мя поезд­ки в США, а в роди­тель­ском доме?

Алек­сандр: Да. Хотел бы я вер­нуть­ся в то вре­мя? Ни в коем слу­чае. Был ли я тогда счаст­лив? Да. Очень про­стой при­мер. Денег не было вооб­ще, и в мага­зи­нах ниче­го не было, но когда я, учась, кажет­ся, в шестом клас­се, ска­зал роди­те­лям, что хочу рисо­вать, папа – кан­ди­дат тех­ни­че­ских наук, не худож­ник, не сто­ляр-крас­но­де­рев­щик, – обра­тил­ся к зна­ю­щим людям, спро­сил, что необ­хо­ди­мо для заня­тий живо­пи­сью. Ему рас­ска­за­ли, он купил обыч­ную тер­ра­ко­то­вую кле­ен­ку (она сто­и­ла копей­ки), четы­ре пал­ки и ско­ло­тил мне несколь­ко хол­стов, натя­нув на них кле­ен­ку, а так­же купил и пода­рил мас­ля­ные крас­ки. Сра­зу же, как толь­ко я ска­зал, что хочу рисовать!

Я закон­чил музы­каль­ную шко­лу не пото­му, что роди­те­ли во что бы то ни ста­ло хоте­ли, что­бы сын зани­мал­ся музы­кой, а пото­му, что когда мы про­хо­ди­ли мимо музы­каль­ной шко­лы, я услы­шал, как там игра­ют на раз­ных инстру­мен­тах, и ска­зал маме, что хочу учить­ся в музы­каль­ной шко­ле. Тогда захо­тел, а потом, как у боль­шин­ства детей, быва­ли мину­ты, когда хоте­лось бро­сить то, чем зани­ма­юсь, но у меня в музы­каль­ной шко­ле был днев­ник, на послед­ней стра­ни­це кото­ро­го роди­те­ли рас­пи­сы­ва­лись за еже­ме­сяч­ные взно­сы. Я смот­рел на эту стра­ни­цу и пони­мал, что не имею ника­ко­го пра­ва бро­сать, пото­му что на эти день­ги мож­но купить «Запо­ро­жец» – поче­му-то я так считал.

Алла: Саши­ны роди­те­ли вгля­ды­ва­лись в каж­до­го ребен­ка и сей­час так же вгля­ды­ва­ют­ся в сво­их вну­ков. Они пыта­ют­ся уви­деть, к чему лежит душа ребен­ка, и помо­га­ют ему раз­ви­вать­ся в этом направ­ле­нии. Спе­ци­а­ли­сты в обла­сти обра­зо­ва­ния, дет­ской пси­хо­ло­гии при­зы­ва­ют роди­те­лей пони­мать склон­но­сти и инте­ре­сы сво­их детей и раз­ви­вать их талан­ты. Саши­ны роди­те­ли все­гда так и вос­пи­ты­ва­ли сво­их детей, а сей­час вос­пи­ты­ва­ют внуков.

Алек­сандр: Сей­час мама обща­ет­ся с вну­ка­ми очень плот­но и боль­ше все­го пере­жи­ва­ет, если вдруг заме­ча­ет, что ребен­ку ниче­го не инте­рес­но. А вот если ребе­нок про­яв­ля­ет к чему-то инте­рес, она сде­ла­ет всё, что­бы этот инте­рес полу­чил развитие.

Алла: И будет глав­ным союз­ни­ком ребен­ка в этом раз­ви­тии. Это ее талант. Мы, к сожа­ле­нию, не так дав­но зна­ко­мы, все­го три года, но, когда я смот­рю на Вла­ди­ми­ра Алек­сан­дро­ви­ча и Ната­лию Вален­ти­нов­ну, не могу налю­бо­вать­ся. Дей­стви­тель­но иде­аль­ная пара. Вы спра­ши­ва­е­те, име­ет ли роди­тель­ский опыт вли­я­ние на фор­ми­ро­ва­ние наших соб­ствен­ных семей. Без­услов­но, име­ет, но ника­кой гаран­тии не дает. Об этом же гово­рит Саша. В роди­тель­ской семье могут быть пре­крас­ные отно­ше­ния, но это невоз­мож­но пере­дать по наслед­ству как таб­лет­ку сча­стья. Точ­но так же вен­ча­ние не дает ника­ких гаран­тий. Если мы сами не будем вклю­чать­ся, помо­гать друг дру­гу, тянуть друг дру­га, пахать над отно­ше­ни­я­ми… Мно­гие не любят, когда гово­рят, что семья – это труд, но вот мы сни­ма­ем про­грам­му «И будут двое», уже боль­ше ста про­грамм сня­ли. Все семьи, о кото­рых мы сни­ма­ли про­грам­му, счаст­ли­вые семьи, и все пашут. Нет дру­го­го спо­со­ба. Ни счаст­ли­вые роди­тель­ские семьи, ни обра­зо­ва­ние, ни какие-то про­фес­си­о­наль­ные успе­хи, ни вен­ча­ние не дают нам ника­ких гаран­тий счаст­ли­вых отно­ше­ний в семье.

– А у ваших роди­те­лей были счаст­ли­вые отношения?

Алла: Мои роди­те­ли раз­ве­лись, когда мне не было года, а когда мне было семь лет, мама вышла замуж, спу­стя еще несколь­ко лет родил­ся мой брат, отчи­ма я тоже назы­ваю папой, поэто­му в прин­ци­пе я могу ска­зать, что рос­ла в пол­ной семье, но отно­ше­ния с кров­ным папой нало­жи­ли на меня серьез­ный отпе­ча­ток. Об этом я тоже мно­го писа­ла и рас­ска­зы­ва­ла. Пока я пыта­лась выне­сти папу за скоб­ки сво­ей жиз­ни, у меня жизнь не скла­ды­ва­лась. На это ушло лет пятнадцать.

– Вы в дет­стве с ним не общались?

Алла: Очень ред­ко, хотя мама не возражала.

– У вас не было тако­го про­те­ста: раз бро­сил маму, я не хочу с тобой общаться?

Алла: Нет, это­го не было. Наобо­рот, в силу папи­ных осо­бен­но­стей, внут­рен­них слож­но­стей мне каза­лось бла­гом, что они разо­шлись. Толь­ко совсем неза­дол­го до его смер­ти (он умер восемь лет назад) я попы­та­лась посмот­реть на его жизнь и на те вызо­вы, с кото­ры­ми он пытал­ся спра­вить­ся, таким взгля­дом, к како­му нас при­зы­ва­ет Еван­ге­лие. Не могу ска­зать, что у меня это полу­чи­лось, но я пыта­лась, а до того момен­та была по отно­ше­нию к нему в какой-то внут­рен­ней оппо­зи­ции. Не пото­му, что он ушел, а пото­му, что он не соот­вет­ство­вал моим пред­став­ле­ни­ям о том, каким дол­жен быть отец.

– Отчим заме­нил вам отца? Вы не чув­ство­ва­ли, что к вам и бра­ту он отно­сит­ся по-разному?

Алла: Ну что вы? Брат родил­ся, когда мне было шест­на­дцать лет. Я была взрос­лая и про­шла курс моло­дой мамы. Отчим ко мне отно­сил­ся теп­ло, с боль­шой любо­вью. Вопрос, что я ему не род­ная дочь, даже не под­ни­мал­ся. Низ­кий поклон мое­му отчи­му за его любовь, за его тер­пе­ние, за его муд­рость, кото­рая осо­бен­но про­яви­лась, когда я была в пере­ход­ном воз­расте. Но как бы заме­ча­тель­но ни скла­ды­ва­лись отно­ше­ния с отчи­мом, пока нет при­ня­тия кров­ных роди­те­лей, мы не дви­га­ем­ся. Пятую запо­ведь никто не отме­нял. В ней ниче­го не ска­за­но о том, что мы долж­ны почи­тать роди­те­лей за что-то. Нет, ска­за­но про­сто: «Почи­тай отца тво­е­го и мать твою, что­бы про­дли­лись дни твои на земле».

– Но свое дет­ство вы може­те назвать счастливым?

Алла: Могу, если выне­сти за скоб­ки девя­но­стые, кото­рые нало­жи­ли на нас неиз­гла­ди­мый отпе­ча­ток. У нас был голод и холод. Это не фигу­ра речи. Не рабо­та­ет отоп­ле­ние, нет горя­чей воды, а в тот день, когда мама при­е­ха­ла с бра­том из род­до­ма, у нас еще и элек­три­че­ство отклю­чи­ли. Хоро­шо хоть, что пли­та у нас была газо­вая, и мы смог­ли нагреть воду, набран­ную зара­нее, что­бы помыть бра­та и про­по­лос­кать пелен­ки. Но если гово­рить об отно­ше­ни­ях, о домаш­ней атмо­сфе­ре, всё было заме­ча­тель­но: роди­те­ли нас люби­ли, и мы радо­ва­лись жизни.

– Вы соглас­ны с Алек­сан­дром, что при­мер отно­ше­ний роди­те­лей не име­ет боль­шо­го зна­че­ния? Я не согла­сен, но мне инте­рес­но ваше мнение.

Алла: Саша ска­зал, что каж­дый отве­ча­ет за себя.

– Конеч­но. Но если люди смог­ли выстро­ить отно­ше­ния, научи­лись любить и ува­жать друг дру­га, их дети с малых лет видят пло­ды таких здо­ро­вых отно­ше­ний, это же как-то помо­га­ет. Пусть не гаран­ти­ру­ет, пото­му что дей­стви­тель­но каж­дый про­жи­ва­ет свою жизнь, но дает какие-то пра­виль­ные ориентиры.

Алек­сандр: При­ве­ду дру­гой при­мер. Если чело­век Кре­стил­ся, как я, в сорок лет, и с это­го вре­ме­ни ходит в храм, еще не факт, что он ста­нет хри­сти­а­ни­ном. Что­бы стать хри­сти­а­ни­ном, нуж­но каж­дую мину­ту, без пере­ры­ва, без послаб­ле­ний, вести тита­ни­че­скую рабо­ту над собой. То же самое с при­ме­ром роди­те­лей. Если роди­те­ли счаст­ли­вы, если они всю жизнь про­ве­ли вме­сте, если они боль­шие молод­цы, как в моем слу­чае, мне само­му надо про­де­лать огром­ную лич­ную рабо­ту, и едва ли кто-то помо­жет мне постро­ить гар­мо­нич­ные счаст­ли­вые отно­ше­ния в сво­ей семье. Это будет зави­сеть толь­ко от меня. Не могу я открыть книж­ку «Семей­ное сча­стье моих роди­те­лей» и выстра­и­вать по ней свою семью. Это рабо­та­ет толь­ко для них, для меня не работает.

– Но неко­то­рые в дет­стве видят такие отно­ше­ния меж­ду роди­те­ля­ми, что потом и думать не хотят о том, что­бы создать свою семью.

Алла: Это назы­ва­ет­ся роди­тель­ский сце­на­рий. О чем гово­рит Саша? Что при­мер счаст­ли­вой люб­ви роди­те­лей не гаран­ти­ру­ет тебе, что ты в жиз­ни прой­дешь таким же счаст­ли­вым путем. Тебе нуж­но рабо­тать над собой. Без­услов­но, дети из пол­ных семей име­ют боль­ше шан­сов создать счаст­ли­вые гар­мо­нич­ные отно­ше­ния, но не име­ют на это ника­ких гаран­тий. Что каса­ет­ся детей из непол­ных семей… Всё-таки себя я счи­таю чело­ве­ком из частич­но непол­ной семьи, учи­ты­вая и осо­бен­но­сти моих отно­ше­ний с папой. По логи­ке, в кото­рой я жила мно­го лет, выно­ся глав­но­го до заму­же­ства муж­чи­ну сво­ей жиз­ни – папу – как мож­но даль­ше из сво­е­го созна­ния, из сво­е­го серд­ца, из сво­ей души, если бы у меня в то вре­мя и появи­лись какие-то отно­ше­ния, они име­ли бы шанс один на мил­ли­он. Саша часто гово­рит, как было бы хоро­шо, если бы мы встре­ти­лись пят­на­дцать лет назад, а я пони­маю, что если бы мы тогда встре­ти­лись, не уви­де­ли бы друг дру­га, пото­му что у меня, стре­мя­щей­ся выне­сти папу из сво­ей жиз­ни, была нару­ше­на опти­ка, и это ска­зы­ва­лось на моем вос­при­я­тии муж­чин. Толь­ко когда я отре­гу­ли­ро­ва­ла эту опти­ку, при­няв папу, у меня ста­ли нала­жи­вать­ся отно­ше­ния с Богом, появи­лось дове­рие Богу. Момен­таль­но, как толь­ко полу­чи­лось папу при­нять и полю­бить, а полу­чи­лось, когда его уже не было. Тогда ста­ли воз­мож­ны счаст­ли­вые отно­ше­ния, и очень ско­ро мы встре­ти­лись с Сашей и друг дру­га уви­де­ли. А до это­го… Каж­дый из нас уни­каль­ная лич­ность, но если мы кого-то из роди­те­лей пыта­ем­ся выне­сти из себя, живем толь­ко напо­ло­ви­ну. Пока я не раз­ре­ши­ла папе вер­нуть­ся в мое серд­це, пол­но­ты жиз­ни не чув­ство­ва­ла, хотя была цер­ков­ным чело­ве­ком, причащалась.

Путь к семейной жизни, к семейному счастью, который пришлось нам проделать, оказался невероятно важным опытом

– Вы при­шли к Богу рань­ше, чем Александр?

Алла: Да, в сем­на­дцать лет. Я при­е­ха­ла в Моск­ву со ста руб­ля­ми в кар­мане посту­пать в инсти­тут. В ито­ге посту­пи­ла в МГИМО, но сна­ча­ла соби­ра­лась в дру­гой вуз. Вуз хоро­ший, а обще­жи­тие его было ужас­ное, и я ста­ра­лась уйти отту­да порань­ше, намо­тать­ся по горо­ду так, что­бы, вер­нув­шись в обще­жи­тие вече­ром, сра­зу упасть, уснуть и ниче­го вокруг не видеть. С учеб­ни­ком немец­ко­го язы­ка под мыш­кой я выпар­хи­ва­ла из обще­жи­тия и зна­ко­ми­лась с горо­дом, откры­ва­ла для себя какие-то зна­ко­вые места. В один из пер­вых дней поеха­ла в Остан­кин­скую усадь­бу и, когда вышла на конеч­ной оста­нов­ке трам­вая, усадь­бу про­пу­сти­ла мимо глаз, пото­му что взгляд сфо­ку­си­ро­вал­ся на хра­ме Живо­на­чаль­ной Тро­и­цы в Остан­кине. Опе­ре­жая соб­ствен­ный вопль, я помча­лась туда и уви­де­ла в левом при­де­ле Казан­скую ико­ну Божи­ей Мате­ри… С тех пор я при­ез­жа­ла туда каж­дое утро, посте­пен­но позна­ко­ми­лась со свя­щен­ни­ка­ми, спро­си­ла, что нуж­но, что­бы при­ча­стить­ся – виде­ла же, что люди при­ча­ща­ют­ся. Мне дали молит­во­слов, Еван­ге­лие. Так всё началось.

На самом деле мне с дет­ства хоте­лось к Богу. В посел­ке, где мы жили, был храм, но идти к нему надо было сна­ча­ла через поле, потом через реч­ку по под­вес­но­му мосту, потом на гор­ку… Во-пер­вых, что­бы пустить­ся в такое путе­ше­ствие, надо отпро­сить­ся у роди­те­лей, а они будут нерв­ни­чать, во-вто­рых, при­дешь туда, а там закры­то – ведь мы не зна­ли рас­пи­са­ния бого­слу­же­ний. Как-то на Пас­ху мы с подруж­ка­ми пошли туда, решив, что сей­час точ­но попа­дем, и, конеч­но, попа­ли на крест­ный ход, но, навер­ное, вслед за батюш­кой шли при­хо­жане, а мы попа­ли в самый хвост, и там боль­шую часть состав­ля­ли люди, при­шед­шие ско­рее из любо­пыт­ства, мно­гие уже были нетрез­вы… В общем, не про­ник­лась я тогда, поня­ла, что мне туда, навер­ное, не очень хочет­ся. Осо­знан­ное воцер­ко­в­ле­ние нача­лось в Москве.

– Но, как вы уже ска­за­ли, пока вы внут­ренне не при­ми­ри­лись с род­ным отцом, пол­но­ты жиз­ни не чув­ство­ва­ли. Вы счи­та­е­те, что имен­но поэто­му вы дол­го оста­ва­лись незамужней?

Алла: Да.

Алек­сандр: Я сей­час понял ситу­а­цию. У нас с Алеч­кой абсо­лют­но раз­ное про­шлое, мы рос­ли в раз­ных семьях, но похо­жи в том смыс­ле, что ни у нее, ни у меня пол­жиз­ни ниче­го не скла­ды­ва­лось и не мог­ло сло­жить­ся, пока мы не сде­ла­ли над собой необ­хо­ди­мых внут­рен­них усилий.

– Сде­ла­ли уси­лия, ста­ли менять­ся, встре­ти­лись, полю­би­ли друг дру­га, вы, Алек­сандр, кре­сти­лись, нача­ли воцер­ков­лять­ся, обвен­ча­лись… Но ведь часто труд­но­сти начи­на­ют­ся имен­но с это­го момен­та, неза­ви­си­мо от того, вен­ча­ют­ся люди или толь­ко реги­стри­ру­ют брак в ЗАГСе. Когда начи­на­ют жить вме­сте, стал­ки­ва­ют­ся с каки­ми-то про­бле­ма­ми, к кото­рым не были гото­вы, и непро­сто быва­ет при­нять что-то друг в дру­ге, чего до сва­дьбы не заме­ча­ли. У вас тако­го не было?

Алек­сандр: Мне за эти четы­ре года и до вен­ча­ния, и после ни разу не было труд­но. Какие-то вопро­сы к само­му себе были и есть, быва­ло, что я с чем-то не справ­лял­ся, но ни разу я не задал себе вопрос: а, может, зря? Я за эти четы­ре года сде­лал в десят­ки раз боль­ше, чем за всю преды­ду­щую жизнь. Интен­сив­ность про­жи­ва­ния дру­гая. А вен­ча­ние не закан­чи­ва­ет­ся. Я до сих пор пом­ню вкус вина, кото­рое давал нам отец Игорь, пом­ню свое ощу­ще­ние перед алта­рем, пом­ню, что ска­зал мне каж­дый, под­хо­див­ший к нам на венчании.

И еще… Мне это рань­ше в голо­ву не при­хо­ди­ло, а сей­час при­шло. Когда вы пред­ло­жи­ли мне дать вам интер­вью, я сра­зу уточ­нил, можем ли мы с женой вме­сте отве­тить на ваши вопро­сы. Дело в том, что мы, в отли­чие от подав­ля­ю­ще­го боль­шин­ства супру­же­ских пар, все­гда вме­сте. Вме­сте дела­ем про­грам­мы на радио «Вера», на «Спа­се». Если мне пред­ло­жат делать еще какую-то про­грам­му, я спро­шу, мож­но ли с женой, и если ока­жет­ся, что нель­зя, десять раз поду­маю, согла­шать­ся ли.

– А как нача­лось сов­мест­ное веде­ние программ?

Алла: Я уже несколь­ко лет рабо­та­ла на радио «Вера». Когда кре­стил­ся Саша, ему пред­ло­жи­ли в рам­ках наше­го бло­ка «Свет­лый вечер» сде­лать про­грам­му «Свет­лый вечер – вопро­сы нео­фи­та». Как раз появи­лась такая воз­мож­ность, и Саша быст­ро влил­ся в коман­ду радио «Вера».

Алек­сандр: Так полу­чи­лось, что когда мы вер­ну­лись из сва­деб­но­го путе­ше­ствия, я закон­чил сотруд­ни­че­ство с радио­стан­ци­ей, на кото­рой рабо­тал, и вооб­ще с этим направ­ле­ни­ем. Не ска­жу даже, что это было мое реше­ние. Всё само собой полу­чи­лось, но я, конеч­но, вижу в этом Божий Про­мысл. Пред­ставь­те: чело­век в сорок лет кре­стит­ся, шёл к это­му дол­го и труд­но – что ему делать даль­ше? Как узнать о вере, как научить­ся жить? И Гос­подь дает ему воз­мож­ность два раза в неде­лю встре­чать­ся со свя­щен­ни­ка­ми в сту­дии и зада­вать им те вопро­сы, кото­рые его инте­ре­су­ют. Это раз­ве рабо­та? Это же сча­стье, что у меня сра­зу после кре­ще­ния появи­лась такая возможность!

– К теме нашей бесе­ды бли­же все­го, конеч­но, про­грам­ма «И будут двое». Думаю, и бесе­до­вать с вами обо­и­ми на эту очень лич­ную тему мне лег­ко в том чис­ле и пото­му, что вы уже несколь­ко лет бесе­ду­е­те об этом с дру­ги­ми, толь­ко сей­час вы не в роли веду­щих, а в роли ваших геро­ев. Как появи­лась эта программа?

Алла: Наше с Сашей зна­ком­ство сов­па­ло с при­хо­дом на «Спас» Бори­са Кор­чев­ни­ко­ва, и на кана­ле нача­лись новые про­ек­ты. Про­грам­му «И будут двое» мы с Борей сге­не­ри­ро­ва­ли вско­ре после того, как я позна­ко­ми­лась с Сашей. Несколь­ко выпус­ков вела одна, а как толь­ко Саша осво­бо­дил­ся от оче­ред­но­го про­ек­та, ста­ли вести про­грам­му вместе.

Путь к семей­ной жиз­ни, к семей­но­му сча­стью, кото­рый при­шлось нам про­де­лать, ока­зал­ся неве­ро­ят­но важ­ным опы­том, кото­рый при­вел к созда­нию нашей семьи, а потом вылил­ся и в про­грам­му «И будут двое» на «Спа­се», и в про­грам­му «Семей­ный час» на радио «Вера» – там мы раз­би­ра­ем вопро­сы семей­ной жиз­ни со священником.

Алек­сандр: Ино­гда при­гла­ша­ем свя­щен­ни­ка и еще кого-то. Несколь­ко про­грамм запи­са­ли с недав­но ушед­шим отцом Вяче­сла­вом Пере­ве­зен­це­вым и его женой Дари­ей Архи­по­вой. Свя­щен­ник и дет­ский врач, муж и жена, и они вме­сте отве­ча­ли на вопро­сы, дели­лись сво­им семей­ным опы­том. Потря­са­ю­ще! И не пере­стаю удив­лять­ся, как чудес­но всё устра­и­ва­ет Гос­подь! Я кре­стил­ся, у меня мно­го вопро­сов, и Гос­подь дал мне про­грам­му «Свет­лый вечер – вопро­сы нео­фи­та». Мы поже­ни­лись, у нас мно­го вопро­сов о семей­ной жиз­ни, и Гос­подь дал нам про­грам­му «Семей­ный час». До зна­ком­ства с Алеч­кой я счи­тал, что счаст­ли­вых семей не быва­ет, роди­те­ли не в счет – они ино­пла­не­тяне из про­шло­го, а сего­дня счаст­ли­вых семей нет, и люди женят­ся, что­бы потом раз­ве­стись, вопрос толь­ко, с каки­ми поте­ря­ми и как ско­ро. Спро­си­ли бы меня тогда, знаю ли я счаст­ли­вую семью, отве­тил бы: нет. А если сей­час спро­сят, отве­чу, что не видел ни одной несчастливой.

– Вы уже гово­ри­ли, что роди­тель­ский при­мер не убе­рег вас от того, что­бы пустить­ся во все тяжкие.

Алек­сандр: У меня не было жела­ния пустить­ся во все тяж­кие, не было жела­ния быть несчаст­ным, не было жела­ния раз­ру­шить жизнь себе и окру­жа­ю­щим. Я про­сто не знал себя. Мно­го гре­хов было. Преж­де все­го, мах­ро­вый эго­изм. Я ста­вил себя во гла­ву угла – всё, что про­ис­хо­ди­ло вокруг меня, стре­мил­ся под­чи­нить сво­им жела­ни­ям, сво­им стра­стям. И это нарас­та­ло как снеж­ный ком. Надо было про­жить нема­ло лет, что­бы… Алеч­ка, навер­ное, ска­жет, что я до кон­ца не изле­чил­ся от эго­из­ма. У неё есть осно­ва­ния так сказать.

Алла: А ты зна­ешь хоть одно­го чело­ве­ка, кото­рый до кон­ца изле­чил­ся от эго­из­ма? Мне кажет­ся, что если чело­век про себя гово­рит, что он пол­но­стью изле­чил­ся от эго­из­ма, это тре­вож­ный симптом.

Алек­сандр: Сей­час я твер­до знаю, что мы вме­сте на всю жизнь и что всё у нас будет хоро­шо. И еще я знаю, что мне в себе надо испра­вить, что­бы избав­лять­ся от эго­из­ма, от гор­ды­ни и от мно­го­го, что недо­стой­но насто­я­ще­го муж­чи­ны и насто­я­ще­го мужа. Это не гром­кие сло­ва. Про­сто бла­го­да­ря людям, с кото­ры­ми мы встре­ча­ем­ся в сво­их про­грам­мах, бла­го­да­ря Алеч­ке, я посто­ян­но откры­ваю что-то важ­ное для себя о том, каким дол­жен быть муж­чи­на, что он дол­жен делать в той или иной ситу­а­ции, как дол­жен отно­сить­ся к себе, к жене. Я знаю, что мне нуж­но изме­нить в самом себе, что­бы стать… Нет, что­бы быть.

– Про­грам­ма «И будут двое» для вас не толь­ко про­фес­си­о­наль­ная шко­ла, но и жизненная?

Алла: Я убеж­де­на, что у каж­до­го чело­ве­ка мож­но чему-то научить­ся. Мы жена­ты три года, а перед нами люди, кото­рые вме­сте гораз­до доль­ше. Неко­то­рые даже по пять­де­сят-шесть­де­сят лет. Таких пар сре­ди наших геро­ев немно­го, но и у тех, кто вме­сте восемь-десять лет, есте­ствен­но, опы­та семей­ной жиз­ни боль­ше, чем у нас. Ино­гда мы с чем-то, что они гово­рят, не соглас­ны, но это их опыт, их так Гос­подь соеди­нил, что­бы они вме­сте рос­ли. А ино­гда в их рас­ска­зах слы­шим какие-то под­сказ­ки для себя. Думаю, любой чело­век, кото­рый пыта­ет­ся выхо­дить на кон­такт с Богом и зада­вать Ему какие-то вопро­сы, может под­твер­дить, как нели­ней­но ино­гда Гос­подь дает нам отве­ты. Несколь­ко раз было, когда я иска­ла ответ на вопрос, нахо­ди­лась в оза­да­чен­ном состо­я­нии, и от геро­ев про­грам­мы вдруг слы­ша­ла этот ответ.

Алек­сандр: Со все­ми людь­ми, с кото­ры­ми встре­ча­лись в сво­их про­грам­мах, под­дер­жи­ва­ем отно­ше­ния, а неко­то­рые ста­ли наши­ми друзьями.

– По како­му прин­ци­пу выби­ра­е­те геро­ев? Все семьи воцерковленные?

Алла: Не все в рав­ной сте­пе­ни. Понят­но, что для теле­ка­на­ла важ­но, что­бы мы попы­та­лись выве­сти собе­сед­ни­ков на раз­го­вор о сов­мест­ном пути муж­чи­ны и жен­щи­ны, мужа и жены, навстре­чу Богу. Быва­ют раз­ные уров­ни готов­но­сти к тако­му раз­го­во­ру. Есть семьи свя­щен­ни­ков, кото­рые живут в этой систе­ме смыс­лов, а есть люди, кото­рые ходят в храм, но недав­но и, может, пока не очень часто, и в эту систе­му смыс­лов так глу­бо­ко не погру­же­ны. Глав­ное для нашей про­грам­мы, что­бы чело­век не отри­цал при­сут­ствия Бога в сво­ей жиз­ни и готов был об этом рас­ска­зать. Очень часто в раз­го­во­ре быва­ет оче­вид­но, как тон­ко, нели­ней­но, с огром­ной любо­вью в жиз­ни наших геро­ев про­яв­ля­ет­ся Господь.

– А не было таких ситу­а­ций, что вы во вре­мя съе­мок узна­ва­ли что-то, что дела­ло эти­че­ски невоз­мож­ным выпус­кать про­грам­му в эфир? Допу­стим, выяс­ни­лось, что поже­ни­лись люди, когда муж ради сво­ей нынеш­ней жены ушел из преды­ду­щей семьи.

Алла: Геро­ев выби­ра­ет редак­тор, и, преж­де чем мы их при­гла­ша­ем, изу­ча­ем био­гра­фии. Был один слу­чай… погра­нич­ный. И мы зада­ли герою вопрос, с чем стал­ки­ва­ет­ся чело­век, когда ему при­хо­дит­ся уйти из сво­ей семьи ради новых отно­ше­ний. И наш собе­сед­ник… Он с такой болью отве­тил, что без слёз слу­шать было невоз­мож­но. Ещё он ска­зал, что ему с этим жить до кон­ца, и это толь­ко его ответ­ствен­ность, и ему её нести. Он об этом пом­нит каж­дую мину­ту, пони­ма­е­те, как та Фри­да, кото­рой посто­ян­но при­но­сят пла­ток. И он нико­му бы не поже­лал прой­ти этим путём.

Бесе­до­вал Лео­нид Виноградов

Фото­гра­фии из семей­но­го архива

Комментировать

*

Размер шрифта: A- 15 A+
Цвет темы:
Цвет полей:
Шрифт: A T G
Текст:
Боковая панель:
Сбросить настройки