Семейные конфликты: профилактика и лечение — священник Павел Гумеров

Семейные конфликты: профилактика и лечение — священник Павел Гумеров

(1 голос5.0 из 5)

Цикл бесед свя­щен­ни­ка Пав­ла Гуме­ро­ва посвя­щен тому, как научить­ся избе­гать столк­но­ве­ний и кон­флик­тов в семей­ной жиз­ни, как раз­ре­шать кон­фликт­ные ситу­а­ции, как достичь мира и вза­и­мо­по­ни­ма­ния в браке.

Немного конфликтологии: ссора или конфликт?

Нача­ло ссо­ры — как про­рыв воды, оставь ссо­ру преж­де, неже­ли раз­го­ре­лась она.

(Притч. 17:14)

Каж­дый чело­век с дет­ства зна­ет: кон­флик­тов сле­ду­ет избе­гать, ссо­рить­ся нехо­ро­шо, нуж­но жить в мире. Помни­те: дети, сце­пив­шись мизин­ца­ми, гово­рят друг дру­гу: «Мирись, мирись, мирись и боль­ше не дерись»? Чело­век создан Гос­по­дом со стрем­ле­ни­ем к доб­ру, миру и люб­ви. Людей, полу­ча­ю­щих удо­воль­ствие от ссор и стре­мя­щих­ся к кон­флик­там, сла­ва Богу, очень мало. И если чело­век ведет себя подоб­ным обра­зом, это сви­де­тель­ству­ет либо о каких-то пси­хи­че­ских откло­не­ни­ях, либо об очень боль­ших ком­плек­сах и пере­жи­тых душев­ных травмах.

Прав­да, суще­ству­ют инди­ви­ды, очень часто попа­да­ю­щие в кон­фликт­ные ситу­а­ции и неред­ко про­во­ци­ру­ю­щие их. Но они сами силь­но стра­да­ют от сво­ей неком­му­ни­ка­бель­но­сти, от неуме­ния ладить с ближ­ни­ми. Они не созна­тель­но идут на кон­фликт, а по при­чине сво­ей невос­пи­тан­но­сти, неда­ле­ко­сти или сквер­но­го характера.

Мож­но ли в нашей жиз­ни вооб­ще обой­тись без кон­флик­тов, столк­но­ве­ний? Стре­мить­ся к это­му нуж­но; надо при­ла­гать все уси­лия, что­бы избе­жать вся­ко­го рода тре­ний и напря­жен­но­сти в отно­ше­ни­ях. Апо­стол Павел гово­рит о том, что­бы мы сохра­ня­ли мир с людь­ми, если это толь­ко воз­мож­но (см.: Рим. 12:18). Но тот же апо­стол пишет: «Над­ле­жит быть и раз­но­мыс­ли­ям меж­ду вами, дабы откры­лись меж­ду вами искус­ные» (1 Кор. 11:19). И пре­ду­пре­жда­ет коринф­ских хри­сти­ан, что­бы их раз­но­мыс­лия не пере­шли в раз­де­ле­ния внут­ри цер­ков­ной общины.

Раз­но­мыс­лия, несов­па­де­ния точек зре­ния, взгля­дов сре­ди людей в любой соци­аль­ной груп­пе (семье, общине, обще­ствен­ной орга­ни­за­ции, про­из­вод­ствен­ном объ­еди­не­нии и т. д.) неиз­беж­ны, и ниче­го страш­но­го в этом нет. Как гово­рит­ся, «сколь­ко людей — столь­ко и мне­ний». И нам от Бога дан разум, язык, уме­ние общать­ся, что­бы прий­ти к согла­сию, дого­во­рить­ся по самым раз­ным вопросам.

Так что же такое кон­фликт, и как пра­виль­но вести себя в кон­фликт­ной ситу­а­ции? Непра­виль­но думать, что сло­ва «кон­фликт», «ссо­ра», «скан­дал», «спор», «пере­пал­ка» явля­ют­ся сино­ни­ма­ми. Сло­во «кон­фликт» име­ет латин­ское про­ис­хож­де­ние. По латы­ни conflictus зна­чит «столк­но­ве­ние». Учеб­ник кон­флик­то­ло­гии для вузов дает такое опре­де­ле­ние кон­флик­та: «Кон­фликт — соци­аль­ное явле­ние, спо­соб вза­и­мо­дей­ствия людей при столк­но­ве­нии их несов­ме­сти­мых взгля­дов, пози­ций и инте­ре­сов, про­ти­во­бор­ство вза­и­мо­свя­зан­ных, но пре­сле­ду­ю­щих свои цели двух или более сто­рон. В осно­ве любо­го кон­флик­та лежит ситу­а­ция, вклю­ча­ю­щая либо про­ти­во­ре­чи­вые пози­ции сто­рон по како­му-либо пово­ду, либо про­ти­во­по­лож­ные цели или сред­ства их дости­же­ния в дан­ных обсто­я­тель­ствах, либо несов­па­де­ние инте­ре­сов, жела­ний оппо­нен­тов и т. п.».

Итак, кон­фликт — это, в первую оче­редь, несов­па­де­ние взгля­дов, столк­но­ве­ние про­ти­во­по­лож­ных точек зре­ния на какую-то про­бле­му, но это вовсе не озна­ча­ет, что кон­фликт дол­жен стать ссо­рой, скан­да­лом, выяс­не­ни­ем отно­ше­ний. Мож­но ска­зать так: любая ссо­ра — это кон­фликт, но дале­ко не любой кон­фликт — это ссо­ра. И наша глав­ная зада­ча — учить­ся решать раз­но­гла­сия, не дово­дя их обсуж­де­ние до ссоры.

Несовпадение взглядов: у каждого своя колокольня

Преж­де чем перей­ти к теме семей­ных кон­флик­тов, необ­хо­ди­мо хотя бы вкрат­це рас­ска­зать о том, что лежит в осно­ве любо­го кон­флик­та. В кон­фликт­ной ситу­а­ции двое или более людей, вза­и­мо­свя­зан­ных друг с дру­гом, име­ют несов­па­де­ние мне­ний, взгля­дов на одну и ту же про­бле­му; эти взгля­ды стал­ки­ва­ют­ся, при этом кон­флик­ту­ю­щие сто­ро­ны, как пра­ви­ло, уве­ре­ны в сво­ей абсо­лют­ной право­те (по край­ней мере, вначале).

Кон­флик­ты сопро­вож­да­ют чело­ве­че­ство на всем про­тя­же­нии исто­рии его суще­ство­ва­ния. Не толь­ко исто­ри­че­ские лето­пи­си и хро­ни­ки изоби­лу­ют опи­са­ни­ем раз­лич­ных кон­флик­тов. Огром­ное коли­че­ство иссле­до­ва­ний и про­сто худо­же­ствен­ных про­из­ве­де­ний напи­са­но на эту тему. Суще­ству­ет мно­го посло­виц, пого­во­рок, «кры­ла­тых фраз», гово­ря­щих о столк­но­ве­нии, несов­па­де­нии мне­ний и взгля­дов: «каж­дый смот­рит со сво­ей коло­коль­ни», «своя рубаш­ка бли­же к телу», «сколь­ко голов — столь­ко и умов», «сытый голод­но­го не разу­ме­ет», «у каж­до­го своя прав­да» и т. д. Нема­ло лите­ра­тур­ных про­из­ве­де­ний не толь­ко в сво­ем содер­жа­нии, но уже в самом назва­нии под­ни­ма­ют тему кон­флик­та. Напри­мер, «Повесть о том, как поссо­рил­ся Иван Ива­но­вич с Ива­ном Ники­фо­ро­ви­чем» Н.В. Гого­ля или всем извест­ный роман И.С. Тур­ге­не­ва «Отцы и дети». Фабу­ла рома­на как раз в том, что стар­шее поко­ле­ние и моло­дежь име­ют совер­шен­но раз­ные взгля­ды на жизнь, и это при­во­дит к кон­флик­ту поколений.

Кон­фликт­ные ситу­а­ции сопро­вож­да­ют нас и в повсе­днев­ной жиз­ни. У кого-то они слу­ча­ют­ся очень ред­ко, у кого-то часто, но так или ина­че нам всем нуж­но быть к ним готовыми.

Вот один реаль­ный слу­чай из жиз­ни. Как-то, под­дав­шись на слад­кие речи и щед­рые посу­лы двух уро­жен­цев сол­неч­ной Мол­да­вии, я нанял их для стро­и­тель­ства дере­вян­ной при­строй­ки к дому. Цену они запро­си­ли очень даже скром­ную, и мы уда­ри­ли по рукам. Но пло­хо, дру­зья мои, мы пом­ним клас­си­ков. Пото­му что вышло все как в извест­ной сказ­ке Пуш­ки­на: «Не гонял­ся бы ты, поп, за деше­виз­ною!» (К сло­ву ска­зать, сло­во «поп» при­об­ре­ло руга­тель­ный харак­тер толь­ко в совет­ское вре­мя; до рево­лю­ции так при­ня­то было назы­вать всех свя­щен­ни­ков: напри­мер, собор­ный про­то­поп — это про­то­и­е­рей, слу­жа­щий в собо­ре.) Рабо­ту свою мои работ­ни­ки, впро­чем, выпол­ни­ли, и даже в обе­щан­ный срок, но оста­ви­ли мно­же­ство недо­де­лок, устра­нять кото­рые при­шлось уже мне. Но это было дале­ко не самое непри­ят­ное. Мол­да­ване, види­мо не рас­счи­тав мест­ных погод­ных усло­вий, воз­ве­дя сте­ны при­строй­ки, не ста­ли закры­вать кры­шу, а сра­зу при­ня­лись за пол: насте­ли­ли так назы­ва­е­мый «чер­ный пол», поло­жи­ли утеп­ли­тель и при­би­ли свер­ху поло­вые дос­ки. И вот, когда они при­ня­лись за кры­шу, пошел силь­ный дождь и, не пре­кра­ща­ясь, лил целую неде­лю. Уста­лые и злые, стро­и­те­ли все же закон­чи­ли рабо­ту, но пол был без­на­деж­но испор­чен: вода через щели затек­ла внутрь и намо­чи­ла утеп­ли­тель; уйти вла­га не мог­ла, так как сни­зу был поло­жен рубе­ро­ид и «чер­ный пол». Обна­ру­жив сей при­скорб­ный факт, я сде­лал выго­вор горе-стро­и­те­лям, при­звав их вскрыть пол и посте­лить новый утеп­ли­тель вза­мен испор­чен­но­го. Стро­и­те­лей это мое, как мне каза­лось — закон­ное, тре­бо­ва­ние весь­ма воз­му­ти­ло; они ска­за­ли, что не вино­ва­ты в том, что дождь лил всю неде­лю и испор­тил их рабо­ту: это, дескать, непре­одо­ли­мые обсто­я­тель­ства — так ска­зать, «форс мажор». И хотя рабо­чие не упо­треб­ля­ли это­го мод­но­го ныне тер­ми­на и вооб­ще вряд ли зна­ли его, но непре­одо­ли­мость вод­ной сти­хии была для них оче­вид­на. То, что сна­ча­ла нуж­но было сде­лать кры­шу, а уже потом зани­мать­ся полом, види­мо, нико­гда не при­хо­ди­ло им в голо­ву. Оно и понят­но, ведь в Мол­да­вии уже кото­рый год летом сто­ит засу­ха и почти нет дождей. Ситу­а­ция усу­губ­ля­лась тем, что я уже выпла­тил стро­и­те­лям все обе­щан­ные им день­ги. Но, сла­ва Богу, все раз­ре­ши­лось бла­го­по­луч­но, и после дол­гих пре­пи­ра­тельств и уго­во­ров мол­да­ване нако­нец согла­си­лись пере­крыть пол, хотя нер­вов и вре­ме­ни на пре­одо­ле­ние это­го кон­флик­та было потра­че­но немало.

На при­ме­ре этой исто­рии вид­но, что кон­фликт­ная ситу­а­ция воз­ни­ка­ет из-за раз­но­го видения сто­ро­на­ми воз­ник­шей про­бле­мы. До опре­де­лен­но­го вре­ме­ни оппо­нен­ты уве­ре­ны в без­услов­ной пра­виль­но­сти сво­ей пози­ции, выра­жая несо­гла­сие с пози­ци­ей сво­е­го виза­ви. Мы посто­ян­но ста­но­вим­ся если не участ­ни­ка­ми, то сви­де­те­ля­ми ситу­а­ций, осно­ван­ных на непо­ни­ма­нии сто­рон, на неже­ла­нии вник­нуть в суть про­бле­мы и понять про­ти­во­по­лож­ную сто­ро­ну. Такие ситу­а­ции очень часто про­ис­хо­дят на рын­ке, в мага­зине, в дру­гих сфе­рах обслу­жи­ва­ния. Вот, к при­ме­ру, ситу­а­ция, зна­ко­мая мно­гим: пас­са­жир в марш­рут­ке пере­да­ет день­ги и ждет от води­те­ля сда­чу. А води­тель настоль­ко замо­тал­ся за рабо­чий день, кру­тя баран­ку и при­ни­мая день­ги, что непра­виль­но пере­счи­тал купю­ры и не толь­ко не отдал пас­са­жи­ру поло­жен­ную сда­чу, но, когда тот напом­нил ему о день­гах, обви­нил его в без­би­лет­ном про­ез­де, ска­зав, что вооб­ще не полу­чал от него ника­ких денег. Завя­зы­ва­ет­ся пере­пал­ка, и ско­ро в ход начи­на­ют идти выра­же­ния, кото­рые, как гово­рил Андрей Алек­сан­дро­вич Миро­нов, явля­ют­ся непе­ре­во­ди­мой игрой слов. Нали­цо непра­виль­ное пони­ма­ние и видени­е­участ­ни­ка­ми кон­флик­та ситу­а­ции в целом и пози­ции оппо­нен­та. В дан­ном слу­чае очень нелиш­ним для уста­нов­ле­ния исти­ны и пре­одо­ле­ния инци­ден­та было бы вме­ша­тель­ство тре­тьей сто­ро­ны — сво­е­го рода тре­тей­ско­го судьи. В этой роли мог­ли бы высту­пить дру­гие пас­са­жи­ры марш­рут­но­го так­си. Они мог­ли бы засви­де­тель­ство­вать, что неза­слу­жен­но оби­жен­ный пас­са­жир дей­стви­тель­но пере­да­вал день­ги. Спра­вед­ли­вость была бы восстановлена.

Ино­гда для уре­гу­ли­ро­ва­ния напря­жен­ной ситу­а­ции помощь неза­ви­си­мой тре­тьей сто­ро­ны про­сто необ­хо­ди­ма, но ино­гда вовсе даже неже­ла­тель­на. Все зави­сит от кон­крет­ной ситуации.

Несход­ство, несов­па­де­ние мне­ний, воз­зре­ний и, как след­ствие это­го, столк­но­ве­ния, про­ис­хо­дя­щие меж­ду людь­ми, порож­да­ют­ся вооб­ще несход­ством людей. Их жиз­нен­но­го опы­та, харак­те­ров, пола, воз­рас­та, соци­аль­но­го поло­же­ния и еще огром­но­го коли­че­ства иных раз­ли­чий. А.П. Чехов писал: «В каж­дом из нас слиш­ком мно­го вин­тов, колес и кла­па­нов, что­бы мы мог­ли судить друг о дру­ге по пер­во­му впе­чат­ле­нию или по двум-трем внеш­ним при­зна­кам». Поэто­му глав­ная зада­ча при спо­ре, столк­но­ве­нии — поста­рать­ся вник­нуть в дово­ды оппо­нен­та, встать на его точ­ку зре­ния, попы­тать­ся понять, что он дума­ет по дан­но­му вопро­су и как он видит ситу­а­цию. Хотя и гово­рят, что «чужая душа — потем­ки», но все же слезть со «сво­ей коло­коль­ни» и поста­рать­ся вой­ти в поло­же­ние дру­го­го чело­ве­ка, немно­го разо­брать­ся в его пси­хо­ло­гии мож­но. Ведь от того, пой­мем ли мы его, зави­сит то, каким будет раз­ре­ше­ние кон­фликт­ной ситуации.

На нера­вен­ство, непо­хо­жесть людей как при­чи­ну кон­флик­тов ука­зы­вал еще Ари­сто­тель в сво­ем трак­та­те «Поли­ти­ка». Он видел источ­ник рас­прей, кон­флик­тов в нера­вен­стве людей по обла­да­нию иму­ще­ством и полу­че­нию поче­стей, а так­же в наг­ло­сти, стра­хе, пре­не­бре­же­нии, про­ис­ках, несход­стве харак­те­ров, чрез­мер­ном воз­вы­ше­нии одних и уни­же­нии дру­гих. Хотя здесь антич­ный фило­соф ука­зы­ва­ет в основ­ном на соци­аль­ное нера­вен­ство, чем на обыч­ную несхо­жесть отдель­ных личностей.

Кон­фликт — это непо­ни­ма­ние. Если чело­век чем-то на нас не похож, он нам пло­хо поня­тен. Это может вызвать столк­но­ве­ние и кон­фрон­та­цию. Бога­тый пло­хо пони­ма­ет бед­но­го, как в извест­ном анек­до­те: «Ты что такой худой?» — «Да вот уже неде­лю ниче­го не ел». — «Ну, надо себя застав­лять». Здо­ро­вый пло­хо пони­ма­ет боль­но­го, пока сам не забо­ле­ет. Тол­сто­му кажет­ся, что худой очень мало ест, толь­ко муча­ет себя; худой счи­та­ет, что туч­ный чело­век стра­да­ет обжор­ством и этим под­ры­ва­ет свое здоровье.

Очень яркий при­мер — это веру­ю­щий и неве­ру­ю­щий. Доволь­но обыч­ная ситу­а­ция: один из супру­гов при­шел к вере, ходит в цер­ковь, молит­ся, а дру­гой — нет. Для веру­ю­ще­го чело­ве­ка храм — это вто­рой дом, ему радост­но ходить на служ­бу, молить­ся, слу­шать цер­ков­ные пес­но­пе­ния; здесь все понят­но и близ­ко, и выста­и­вать служ­бы по два-три часа совсем не труд­но. Ему даже тяже­ло общать­ся с нецер­ков­ны­ми людь­ми; их инте­ре­сы, обсуж­да­е­мые темы кажут­ся скуч­ны­ми и при­зем­лен­ны­ми. А неве­ру­ю­ще­му, наобо­рот, непо­нят­но, что эти «цер­ков­ни­ки» по несколь­ко часов дела­ют в хра­ме, где на служ­бе невоз­мож­но понять ни одно­го сло­ва, где тес­но, душ­но и даже при­сесть негде. Ведь храм, если не видеть его духов­ной внут­рен­ней сущ­но­сти, вооб­ще зда­ние весь­ма непо­нят­ное и нефунк­ци­о­наль­ное. На его построй­ку было затра­че­но очень мно­го денег, но это не жилое зда­ние и в нем ниче­го не про­из­во­дят. Он, конеч­но, кра­сив, «как музей под откры­тым небом», как было ска­за­но в одном совет­ском филь­ме. Но в музей нель­зя ходить два раза в неде­лю, про­во­дя там каж­дый раз по два с лиш­ним часа, если ты там не рабо­та­ешь. А ведь у веру­ю­щих еще и посты, воз­дер­жа­ние, чте­ние пра­ви­ла! Не жизнь, а доб­ро­воль­ная катор­га. То есть неве­ру­ю­щий чело­век про­сто «в упор не видит» того, что совер­шен­но оче­вид­но для веру­ю­ще­го, что состав­ля­ет смысл и суть его жиз­ни. Неве­ру­ю­щий видит толь­ко внеш­нюю сто­ро­ну и то весь­ма иска­жен­но, без внут­рен­ней состав­ля­ю­щей. И познать этот огром­ный духов­ный мир он может толь­ко на лич­ном опы­те, открыв свое серд­це Богу и ста­ра­ясь изу­чить все то, что рань­ше каза­лось ему неле­пым и смешным.

Если кон­фликт неве­рия и веры про­ис­хо­дит в семье, меж­ду супру­га­ми, то есть самы­ми близ­ки­ми людь­ми, то неве­ру­ю­щей сто­роне ни в коем слу­чае нель­зя огуль­но отме­тать и под­вер­гать насмеш­кам то, что доро­го и свя­то для его поло­ви­ны. Насто­я­щая любовь — это не толь­ко сочув­ствие, состра­да­ние, но и пони­ма­ние. И поэто­му при реше­нии супру­же­ских, семей­ных кон­флик­тов нуж­но осо­бен­но поста­рать­ся понять и изу­чить пози­цию и точ­ку зре­ния люби­мо­го человека.

Всем извест­но, что жен­ский взгляд на какую-либо про­бле­му может силь­но отли­чать­ся от муж­ско­го, но не все зна­ют, до какой сте­пе­ни вос­при­я­тие жен­щи­ны отли­ча­ет­ся от вос­при­я­тия муж­чи­ны. И хотя муж­чи­ны и жен­щи­ны созда­ны бес­ко­неч­но раз­ны­ми не слу­чай­но, а для вза­и­мо­дей­ствия и люб­ви (об этом мы еще подроб­нее пого­во­рим), эта раз­ность муж­ско­го и жен­ско­го ино­гда слу­жит при­чи­ной очень силь­но­го непо­ни­ма­ния в бра­ке. Зада­ча супру­гов — разо­брать­ся в этом, изу­чить осо­бен­но­сти друг дру­га, что­бы избе­гать столк­но­ве­ний и разделения.

Итак, мы выяс­ни­ли, что в осно­ве любо­го кон­флик­та лежит столк­но­ве­ние раз­ных мне­ний, пози­ций сто­рон, име­ю­щих раз­ные (ино­гда пол­но­стью про­ти­во­по­лож­ные) взгля­ды на одну и ту же про­бле­му. При­чи­ны это­го столк­но­ве­ния тоже ясны: раз­ность, непо­хо­жесть людей по очень мно­гим пара­мет­рам, начи­ная от пола и кон­чая воз­рас­том и соци­аль­ным положением.

Один китай­ский муд­рец гово­рил, что кро­ме нера­вен­ства и несхо­же­сти людей нор­маль­но­му, некон­фликт­но­му обще­нию вре­дят так­же поро­ки: корысть, необуз­дан­ное стрем­ле­ние к выго­де, упрям­ство, лжи­вость, крас­но­бай­ство и др. Но, по боль­шо­му сче­ту, это тоже мож­но отне­сти к несхо­же­сти людей меж­ду собой. Напри­мер, одна сто­ро­на из корыст­ной выго­ды хочет оби­деть дру­гую сто­ро­ну. Созда­ет­ся кон­фликт­ная ситу­а­ция. Один чело­век — обид­чик, дру­гой — невин­но оби­жен­ный. При­том обид­чик все­гда име­ет оправ­да­тель­ную вер­сию сво­е­го пове­де­ния и часто сам свя­то в нее верит. Оби­жен­ная сто­ро­на верит в свою неви­нов­ность. Нали­цо несхо­жесть людей, их взгля­дов и столк­но­ве­ние мнений.

Но для того что­бы разо­брать­ся и раз­ре­шить кон­фликт, даже неспра­вед­ли­во оби­жен­ной сто­роне необ­хо­ди­мо, в первую оче­редь, понять истин­ные моти­вы оппо­нен­та, ведь мы под­час из-за оби­ды не можем это­го сде­лать, и этим толь­ко усу­губ­ля­ем кон­фликт. Если мы пой­мем про­тив­ни­ка, то даже если не най­дем нуж­но­го реше­ния в раз­ре­ше­нии кон­флик­та, то хотя бы смо­жем оправ­дать и про­стить его. А это уже полдела.

В пси­хо­ло­гии суще­ству­ет очень хоро­ший метод ана­ли­за кон­фликт­ной ситу­а­ции. Назы­ва­ет­ся он «прин­цип мета­зер­ка­ла». Суть его в том, что ситу­а­ция рас­смат­ри­ва­ет­ся не толь­ко от пер­во­го лица, а как бы с трех сто­рон. То есть с нашей соб­ствен­ной пози­ции, с пози­ции наше­го оппо­нен­та и со сто­ро­ны сто­рон­не­го наблю­да­те­ля, как буд­то свер­ху. Этот спо­соб поз­во­ля­ет мак­си­маль­но объ­ек­тив­но разо­брать­ся в спор­ной, кон­фликт­ной ситу­а­ции. Ведь боль­шин­ство людей, к сожа­ле­нию, склон­но оце­ни­вать поло­же­ние вещей и пове­де­ние дру­гих людей толь­ко со сво­ей пози­ции, счи­тая себя мерой всех вещей. К прин­ци­пу «мета­зер­ка­ла» мы будем еще не раз воз­вра­щать­ся при рас­смот­ре­нии раз­лич­ных ситуаций.

Конструктивный конфликт лучше «доброй ссоры»

Итак, бра­тия мои воз­люб­лен­ные, вся­кий чело­век да будет скор на слы­ша­ние, мед­лен на сло­ва, мед­лен на гнев.

(Иак. 1:19)

Всем извест­но выра­же­ние «худой мир луч­ше доб­рой ссо­ры». Прав­да, неко­то­рые, напро­тив, счи­та­ют, что хоро­шая ссо­ра, выяс­не­ние отно­ше­ний, когда оппо­нен­ты гово­рят друг о дру­ге все, что они дума­ют, дают волю эмо­ци­ям, может помочь вза­и­мо­по­ни­ма­нию, рас­ста­вить все точ­ки над i. И что такой спо­соб реше­ния кон­флик­тов гораз­до луч­ше шат­ко­го зами­ре­ния, когда кон­флик­ту­ю­щие при внеш­нем при­ми­ре­нии на самом деле дер­жат кам­ни за пазу­хой. Мне не близ­ка ни та, ни дру­гая точ­ка зре­ния. Как гово­рил один пер­со­наж М.А. Бул­га­ко­ва, я «не согла­сен с обо­и­ми». Ни тот, ни дру­гой вари­ант не кон­струк­ти­вен и не явля­ет­ся реше­ни­ем про­бле­мы. В социо­ло­гии, пси­хо­ло­гии суще­ству­ет спе­ци­аль­ная дис­ци­пли­на, кото­рая зани­ма­ет­ся изу­че­ни­ем кон­флик­тов, кон­фликт­ных ситу­а­ций. Назы­ва­ет­ся она кон­флик­то­ло­гия. Так вот, кон­флик­то­ло­гия изу­ча­ет кон­флик­ты, их про­ис­хож­де­ние, виды и спо­со­бы уре­гу­ли­ро­ва­ния. При всем мно­го­об­ра­зии мето­дов раз­ре­ше­ния кон­флик­тов, суще­ству­ет два основ­ных спо­со­ба: кон­струк­тив­ный и некон­струк­тив­ный. Кон­струк­тив­ный, или про­дук­тив­ный, метод спо­со­бен не толь­ко уре­гу­ли­ро­вать кон­фликт­ную ситу­а­цию, но и пози­тив­но вли­я­ет на участ­ни­ков кон­флик­та: они более спла­чи­ва­ют­ся, сов­мест­но пре­одо­ле­вая про­ти­во­ре­чия, при­об­ре­та­ют опыт обще­ния и реше­ния про­блем. Есте­ствен­но, при кон­струк­тив­ном кон­флик­те сто­ро­ны успеш­но договариваются.

Некон­струк­тив­ный спо­соб пове­де­ния в кон­фликт­ной ситу­а­ции при­во­дит либо к ссо­ре, либо к нераз­ре­шен­ной ситу­а­ции, то есть к тому само­му «худо­му миру». Про­ти­во­ре­чия не раз­ре­ше­ны, но сто­ро­ны вре­мен­но при­ми­ря­ют­ся и нахо­дят­ся как бы в состо­я­нии «холод­ной вой­ны». Некон­струк­тив­ный кон­фликт часто сопро­вож­да­ет­ся «запре­щен­ны­ми сило­вы­ми при­е­ма­ми»: вза­им­ны­ми оскорб­ле­ни­я­ми, дав­ле­ни­ем, шан­та­жом и т. д. При таком спо­со­бе веде­ния диа­ло­га оппо­нен­ты ино­гда вооб­ще забы­ва­ют, в чем соб­ствен­но состо­ял пер­во­на­чаль­ный пред­мет спора.

Отсут­ствие види­мых про­ти­во­ре­чий и столк­но­ве­ний в какой-либо груп­пе людей ино­гда вовсе не сви­де­тель­ству­ет о том, что здесь царят любовь и гар­мо­ния. Извест­но, напри­мер, что в аме­ри­кан­ских ком­му­нах, посе­ле­ни­ях хип­пи было очень мало кон­флик­тов, кото­рые неиз­беж­ны в сооб­ще­стве людей, тес­но про­жи­ва­ю­щих на огра­ни­чен­ной тер­ри­то­рии. Почти пол­ное отсут­ствие ссор и кон­флик­тов в хип­пов­ских коло­ни­ях объ­яс­нят­ся очень лег­ким отно­ше­ни­ем хип­пи к жиз­ни и друг к дру­гу. Они про­по­ве­до­ва­ли любовь и сво­бо­ду, но на самом деле судь­ба собра­тьев была им глу­бо­ко без­раз­лич­на. Фило­со­фия хип­пи тако­ва: пока ты с нами, нам хоро­шо, весе­ло, мы делим­ся с тобой едой, нар­ко­ти­ка­ми, но ты сво­бо­ден уйти, нас поки­нуть, и про тебя никто осо­бо не вспом­нит. Если чело­век из коло­нии вне­зап­но исче­зал, его никто не разыс­ки­вал, и все не очень-то пере­жи­ва­ли, что с ним слу­чи­лось: попал ли он в тюрь­му, убит или умер от пере­до­зи­ров­ки нар­ко­ти­ков. В 1960‑е годы одна девуш­ка из посе­ле­ния хип­пи сошла с ума после неудач­но­го при­е­ма ЛСД. Ее увез­ли в пси­хи­ат­ри­че­скую лечеб­ни­цу, и никто из ее собра­тьев не попы­тал­ся ее отту­да выз­во­лить или хотя бы наве­стить в больнице.

Прак­ти­че­ски никем не управ­ля­е­мое бес­кон­фликт­ное обще­ство дер­жа­лось на индиф­фе­рент­ном отно­ше­нии к друг дру­гу и рав­но­ду­шии к ближнему.

Неред­ко в парах, где муж­чи­на и жен­щи­на соеди­ни­лись для сожи­тель­ства вне бра­ка, тоже наблю­да­ет­ся внешне весь­ма мир­ное сосу­ще­ство­ва­ние, но сто­ит такой паре заклю­чить закон­ный брак, начи­на­ют­ся кон­флик­ты. Поче­му? Люди, соеди­нен­ные без­от­вет­ствен­но­стью и вза­им­ным насла­жде­ни­ем, не стро­ят насто­я­щих отно­ше­ний, их не соеди­ня­ют насто­я­щие чув­ства. Пока нам хоро­шо вдво­ем — мы живем вме­сте, надо­е­ло — раз­бе­жа­лись. Люди, по боль­шо­му сче­ту, рав­но­душ­но отно­сят­ся друг к дру­гу. Ближ­ний для них не очень-то дорог, они не осо­бо боле­ют за него и поэто­му лег­ко при­ми­ря­ют­ся с его недо­стат­ка­ми. Они как бы гово­рят: мы собра­лись вме­сте не для того, что­бы вме­сте делать общее дело, рабо­тать над собой, а что­бы вме­сте отды­хать, так не будем в этом друг дру­гу мешать. В этой ситу­а­ции, когда люди объ­еди­не­ны гре­хом блу­да, и бесы не осо­бо иску­ша­ют их: зачем раз­ру­шать союз, создан­ный во имя гре­ха и беззакония?

Поэто­му, когда меж­ду супру­га­ми воз­ни­ка­ют столк­но­ве­ния, раз­но­мыс­лия, это вовсе не озна­ча­ет, что они не любят друг дру­га. Они, может быть, наобо­рот, хотят улуч­шить свои отно­ше­ния, боле­ют за близ­ко­го чело­ве­ка, но, к сожа­ле­нию, часто не зна­ют, как пра­виль­но дей­ство­вать в ситу­а­ции разногласия.

Конеч­но, мы все долж­ны ста­рать­ся све­сти кон­флик­ты к мини­му­му. Зани­мать­ся про­фи­лак­ти­кой и пре­ду­пре­жде­ни­ем их. Но если кон­фликт­ная ситу­а­ция все-таки воз­ник­ла, необ­хо­ди­мо уметь раз­ре­шить ее кон­струк­тив­но и про­дук­тив­но для обе­их сторон.

Самые общие, но и самые глав­ные пра­ви­ла пове­де­ния в кон­фликт­ной ситу­а­ции, изло­же­ны в эпи­гра­фе, при­ве­ден­ном выше. В кон­флик­те, спо­ре самый пло­хой совет­чик — это гнев. Гнев, раз­дра­же­ние помра­ча­ют разум и пара­ли­зу­ют волю чело­ве­ка, так что чело­век про­сто не спо­со­бен в таком состо­я­нии при­нять пра­виль­ные реше­ния. «Вспыль­чи­вый может сде­лать глу­пость» (Притч. 26:27), — гово­рит пре­муд­рый Соло­мон. На эту тему суще­ству­ет мно­го посло­виц: «От одно­го сло­ва да на век ссо­ра»; «При­дер­жи язык в бесе­де, а серд­це в гне­ве»; «Пустой спор до ссо­ры скор» и т. д. И поэто­му апо­стол Иаков и дает такое ука­за­ние: «вся­кий чело­век да будет» «мед­лен на гнев» и «мед­лен на сло­ва», что­бы не ска­зать чего-нибудь лиш­не­го, что может толь­ко запу­тать кон­фликт и оби­деть ближ­не­го. Неосто­рож­ное, необ­ду­ман­ное сло­во может очень навре­дить при серьез­ном раз­го­во­ре. Поэто­му нуж­но учить­ся выслу­ши­вать, слу­шать оппо­нен­та (будь «скор на слы­ша­ние»), что­бы понять, что он хочет нам ска­зать и чего он хочет от нас, и толь­ко тогда отве­чать ему, думая над сво­и­ми сло­ва­ми и не толь­ко над смыс­лом, но и над фор­мой наше­го отве­та. Ведь извест­но, что не так важ­но что ска­зать, а важ­но как ска­зать. Одну и ту же мысль мож­но ска­зать так, что чело­век оби­дит­ся все­рьез и надол­го, а мож­но так, что при­слу­ша­ет­ся к нашим словам.

Итак, перей­дем непо­сред­ствен­но к спо­со­бам реше­ния конфликтов.

Разрешение конфликтов: стратегия и тактика

Вос­пи­та­ние муж­чи­ны или жен­щи­ны про­ве­ря­ет­ся тем, как они ведут себя во вре­мя ссоры.

Бер­нард Шоу

В 70‑е годы про­шло­го века спе­ци­а­ли­ста­ми по кон­флик­то­ло­гии было выде­ле­но пять сти­лей пове­де­ния в кон­фликт­ной ситу­а­ции: укло­не­ние, при­спо­соб­ле­ние, кон­фрон­та­ция, ком­про­мисс, сотрудничество.

Рас­смот­рим каж­дый из этих сти­лей по отдельности.

Укло­не­ние. Само назва­ние это­го сти­ля гово­рит о том, что участ­ник столк­но­ве­ния стре­мит­ся уйти от кон­флик­та, укло­нить­ся от него. При этом у укло­ня­ю­ще­го­ся отсут­ству­ет жела­ние при­ла­гать актив­ные уси­лия для отста­и­ва­ния сво­ей пози­ции или сотруд­ни­чать с про­ти­во­по­лож­ной сто­ро­ной, рабо­тая над поис­ком реше­ния, удо­вле­тво­ря­ю­ще­го все сто­ро­ны конфликта.

Укло­не­ние изби­ра­ют обыч­но в несколь­ких случаях:

— когда пред­мет кон­флик­та не пред­став­ля­ет­ся важ­ным и суще­ствен­ным для укло­ня­ю­щей­ся сто­ро­ны. Чело­век счи­та­ет, что неза­чем кон­флик­то­вать из-за таких пустяков;

— когда есть вари­ант достичь сво­их целей некон­фликт­ным путем;

— когда кон­фликт слу­ча­ет­ся меж­ду рав­ны­ми по силе и поло­же­нию людь­ми, кото­рые хотят избе­жать ослож­не­ний в сво­их отношениях;

— когда укло­ня­ю­щий­ся от кон­флик­та зна­ет свою неправо­ту или видит, что его виза­ви обла­да­ет большей силой, более высо­ким поло­же­ни­ем, ран­гом или нахо­дит­ся в эмо­ци­о­наль­но-неурав­но­ве­шен­ном состо­я­нии. Укло­не­ние ино­гда необ­хо­ди­мо для того, что­бы отсро­чить острое столк­но­ве­ние и полу­чить вре­мя для при­ня­тия нуж­но­го, взве­шен­но­го решения.

Укло­не­ние не все­гда при­ем­ле­мо как спо­соб пове­де­ния в кон­фликт­ной ситу­а­ции. Ино­гда про­бле­ма, вызвав­шая кон­фликт, тре­бу­ет дей­стви­тель­но серьез­но­го обсуж­де­ния и поис­ка сов­мест­но­го реше­ния. Но очень часто укло­не­ние помо­га­ет избе­жать надви­га­ю­щей­ся ссо­ры, осо­бен­но если ее пред­мет незна­чи­те­лен, а один из оппо­нен­тов нахо­дит­ся в состо­я­нии гне­ва и раз­дра­же­ния. Такой слу­чай опи­сан в «Отеч­ни­ке» свя­ти­те­ля Игна­тия (Брян­ча­ни­но­ва): «Были два мона­ха, род­ные бра­тья по пло­ти и бра­тья по духу. Про­тив них коз­но­дей­ство­вал лука­вый диа­вол с целью раз­лу­чить их. Одна­жды к вече­ру, по их обы­чаю, млад­ший брат засве­тил лам­па­ду и поста­вил ее на под­свеч­ни­ке. По зло­на­ме­рен­но­му дей­ствию демо­на под­свеч­ник упал, и лам­па­да погас­ла. Лука­вый диа­вол устра­и­вал повод к ссо­ре меж­ду ними. Стар­ший брат вско­чил и в яро­сти начал бить млад­ше­го. Этот упал ему в ноги и уго­ва­ри­вал род­но­го бра­та: „Успо­кой­ся, вла­ды­ко мой, я сно­ва засве­чу лам­па­ду“. По той при­чине, что он не отве­тил гнев­ны­ми сло­ва­ми, лука­вый дух, будучи посрам­лен, тот­час отсту­пил от него»[1].

При­спо­соб­ле­ние. Еще один стиль пове­де­ния при кон­флик­те. Име­ет мно­го обще­го с укло­не­ни­ем, но отли­ча­ет­ся от него тем, что сто­ро­ны не избе­га­ют сов­мест­ных дей­ствий для реше­ния кон­флик­та. При этом сти­ле пове­де­ния инте­ре­сы кон­флик­ту­ю­щих сто­рон более учи­ты­ва­ют­ся. При при­спо­соб­ле­нии участ­ни­ки стре­мят­ся смяг­чить, сгла­дить кон­фликт путем вза­им­но­го дове­рия, уступ­чи­во­сти, при­ми­ре­ния. Они про­яв­ля­ют сго­вор­чи­вость и гото­вы усту­пать друг дру­гу, учи­ты­вая инте­ре­сы дру­гой стороны.

При­спо­соб­ле­ние как спо­соб пове­де­ния в кон­фликт­ной ситу­а­ции при­ем­лем в несколь­ких случаях.

Преж­де все­го, когда кон­фликт достиг точ­ки кипе­ния, нака­ла стра­стей и для сохра­не­ния мира тре­бу­ют­ся вза­им­ные уступ­ки и шаги навстре­чу друг другу.

В каче­стве при­ме­ра мож­но при­ве­сти такой слу­чай: «Два бра­та, желая жить вме­сте, посе­ли­лись в одной келье. Один из них так рас­суж­дал сам с собой: „Буду делать толь­ко то, что угод­но мое­му бра­ту“. Рав­но и дру­гой гово­рил: „Буду испол­нять волю мое­го бра­та“. Они жили мно­го лет в люб­ви. Враг, уви­дев это, захо­тел раз­лу­чить их. Он при­шел, встал у две­рей и одно­му пред­ста­вил­ся голу­би­цей, а дру­го­му — воро­ной. Один из бра­тьев ска­зал: „Видишь ли это­го голу­бя?“ „Это воро­на“, — отве­тил дру­гой, и нача­ли они спо­рить меж­ду собой. Один гово­рит то, дру­гой — дру­гое. Нако­нец они подра­лись, к пол­ной радо­сти вра­га, и разо­шлись. Спу­стя три дня они при­шли в себя, попро­си­ли друг у дру­га про­ще­ния, ска­за­ли один дру­го­му, чем каж­до­му из них пред­ста­ви­лась виден­ная пти­ца, и узна­ли в этом иску­ше­ние вра­га. После это­го они жили уже нераз­луч­но до самой смер­ти»[2].

При­спо­соб­ле­ние может быть при­ме­не­но там, где участ­ник кон­флик­та счи­та­ет воз­ник­шую про­бле­му не очень важ­ной, суще­ствен­ной для себя и поэто­му готов при­нять во вни­ма­ние инте­ре­сы дру­гой сто­ро­ны, усту­пить ей.

В кон­флик­то­ло­гии при­спо­соб­ле­ние счи­та­ет­ся наи­бо­лее при­ем­ле­мым спо­со­бом реше­ния кон­флик­тов. При нем кон­флик­ту­ю­щие не укло­ня­ют­ся от реше­ния, но стре­мят­ся к при­ми­ре­нию, сов­мест­но рабо­та­ют над про­бле­мой, ценя доб­рые вза­и­мо­от­но­ше­ния и дру­же­ское рас­по­ло­же­ние. Они идут на уступ­ки, но при этом пом­нят о сво­их интересах.

Кон­фрон­та­ция как спо­соб пове­де­ния в кон­флик­те харак­тер­на тем, что при­ме­ня­ю­щий такой стиль стре­мит­ся навя­зать дру­гим сто­ро­нам свою точ­ку зре­ния, дей­ствуя жест­ко и само­сто­я­тель­но, без уче­та инте­ре­сов дру­гих сто­рон кон­флик­та. При этом при­ме­ня­ют­ся сило­вое дав­ле­ние, слу­жеб­ное поло­же­ние, шан­таж, запу­ги­ва­ние, при­нуж­де­ние и т. п., что­бы взять верх над оппо­нен­том, одер­жать побе­ду в конфликте.

Кон­фрон­та­цию при­ме­ня­ют тогда, когда кон­флик­ту­ю­щая сто­ро­на абсо­лют­но уве­ре­на, что ее пози­ция по реше­нию про­бле­мы един­ствен­но пра­виль­ная. По сво­е­му более высо­ко­му поло­же­нию она дей­ству­ет с пози­ции силы и хочет при­ну­дить дру­гую сто­ро­ну к при­ня­тию нуж­но­го для нее решения.

При кон­фрон­та­ции не все­гда может при­ме­нять­ся сила и власть. Но это все­гда очень твер­дое и бес­ком­про­мисс­ное отста­и­ва­ние сво­ей пози­ции, сво­их интересов.

Кон­фрон­та­ция, конеч­но, самый неже­ла­тель­ный стиль пове­де­ния в кон­фликт­ных ситу­а­ци­ях. В каче­стве иллю­стра­ции мож­но при­ве­сти при­мер како­го-нибудь супру­же­ско­го кон­флик­та, где муж хочет решить про­бле­му, исполь­зуя свою власть гла­вы семьи.

Живет моло­дая семья: муж и жена, у них есть дети. Мож­но даже дать супру­гам какие-нибудь име­на, напри­мер, Вла­ди­мир и Ири­на. Я знал несколь­ко семей­ных пар, где супру­гов зва­ли Воло­дя и Ира. Но пусть они не оби­жа­ют­ся на меня: наши герои вымыш­лен­ные, так ска­зать, обще­че­ло­ве­че­ские, и поэто­му все сов­па­де­ния явля­ют­ся чистой слу­чай­но­стью. Мои бесе­ды посвя­ще­ны тому, как стя­жать мир в семье, и поэто­му име­на Вла­ди­мир и Ири­на самые под­хо­дя­щие, ибо Ири­на с гре­че­ско­го язы­ка пере­во­дит­ся как «мир», а Вла­ди­мир — имя сла­вян­ское, и озна­ча­ет оно «вла­де­ю­щий миром».

Супру­ги обсуж­да­ют, к чьим роди­те­лям поехать после празд­нич­ной служ­бы отме­чать Рож­де­ство. Вла­ди­мир пред­ла­га­ет поехать к его роди­те­лям: они живут на дру­гом кон­це горо­да, и пото­му моло­дые ред­ко быва­ют у них; вдо­ба­вок его мама очень вкус­но гото­вит. Ира, напро­тив, хочет наве­стить сво­их роди­те­лей: они, мол, живут близ­ко, а малень­кие дети и так уста­нут после служ­бы; к тому же, у Ири­ны, чест­но гово­ря, не очень хоро­шо сло­жи­лись отно­ше­ния с мамой мужа, и ей, конеч­но, при­ят­нее про­ве­сти вре­мя со сво­и­ми роди­те­ля­ми. Сло­во за сло­во… Ситу­а­ция нака­ля­ет­ся. Никто не хочет усту­пить. Нако­нец Вла­ди­мир при­ме­ня­ет «тяже­лую артил­ле­рию». «Ира! — гроз­ным голо­сом гово­рит он. — Кто гла­ва семьи? Кто име­ет реша­ю­щее сло­во? Как я ска­зал, так и будет. Забы­ла, что чита­лось на вен­ча­нии: „А жена да боит­ся сво­е­го мужа“?» Ирине при­хо­дит­ся скре­пя серд­це сми­рить­ся, но празд­нич­ный обед для нее уже испор­чен. А ведь эту, в прин­ци­пе, неслож­ную ситу­а­цию мож­но было раз­ре­шить дру­гим, мир­ным, путем, но об этом немно­го позже.

Уже было ска­за­но, что при кон­фрон­та­ции вовсе не все­гда упо­треб­ля­ет­ся гру­бая сила; ино­гда кон­фрон­та­ция может выра­жать­ся в твер­дом и упор­ном отста­и­ва­нии сво­ей пози­ции. Сто­ро­на, заяв­ля­ю­щая такую пози­цию, при­ме­ня­ет убе­ди­тель­ные аргу­мен­ты и непо­ко­ле­би­мость в сво­ем реше­нии, пото­му что зна­ет, что обсуж­да­е­мая про­бле­ма очень для нее важ­на. Напри­мер, неред­ка такая ситу­а­ция, когда один из супру­гов (напри­мер, жена), веру­ю­щий цер­ков­ный чело­век, хочет водить детей в цер­ковь, вос­пи­ты­вать их в Пра­во­сла­вии. А муж к вопро­сам веры не толь­ко рав­но­ду­шен, но и очень враж­деб­но отно­сит­ся к бла­го­че­стию супру­ги: запре­ща­ет ей ходить в храм, молить­ся и при­ча­щать детей. Здесь послу­ша­ние мужу не может быть выше послу­ша­ния Богу, и жена долж­на твер­до сто­ять на сво­ей пози­ции (не теряя, конеч­но, ува­же­ния к мужу) и не посту­пать­ся сво­и­ми хри­сти­ан­ски­ми прин­ци­па­ми. Любовь к Богу выше люб­ви род­ствен­ной: «Кто любит отца или мать более, неже­ли Меня, не досто­ин Меня» (Мф. 10:37).

Или такой при­мер. Жена хочет сде­лать аборт. Муж кате­го­ри­че­ски про­тив. Здесь ком­про­мисс невоз­мо­жен. Если жена не послу­ша­ет мужа и все-таки пой­дет на дето­убий­ство про­тив его воли, он даже име­ет пра­во на раз­вод с ней, соглас­но Соци­аль­ной кон­цеп­ции Рус­ской Пра­во­слав­ной Церк­ви, при­ня­той на Архи­ерей­ском Собо­ре 2001 года.

Но кон­фрон­та­ция почти все­гда не луч­ший спо­соб реше­ния кон­флик­тов, и при­ме­нять этот стиль мож­но лишь в очень ред­ких случаях.

Ком­про­мисс. При этом сти­ле пове­де­ния участ­ни­ки кон­флик­та гото­вы уре­гу­ли­ро­вать свои раз­но­гла­сия путем вза­им­ных усту­пок; они ищут сре­дин­ное реше­ние, кото­рое будет удо­вле­тво­рять все сто­ро­ны. Ком­про­мисс — один из наи­бо­лее пред­по­чти­тель­ных спо­со­бов реше­ния кон­флик­тов, так как ведет к пре­одо­ле­нию недоб­ро­же­ла­тель­но­сти и поз­во­ля­ет в какой-то мере удо­вле­тво­рить всех участ­ни­ков конфликта.

Когда сто­ро­ны кон­флик­та при­бе­га­ют для реше­ния про­бле­мы к ком­про­мис­су, это гово­рит об их высо­кой куль­ту­ре пове­де­ния и здра­во­мыс­лии. Одна­ко преж­де, чем при­ме­нить этот стиль, необ­хо­ди­мо очень хоро­шо все взве­сить, не торо­пить­ся с при­ня­ти­ем ком­про­мисс­ных реше­ний и хоро­шо про­ве­рить, годит­ся ли в дан­ной ситу­а­ции ком­про­мисс или сле­ду­ет при­бег­нуть к укло­не­нию, при­спо­соб­ле­нию или сотруд­ни­че­ству. Ком­про­мисс не все­гда может быть реше­ни­ем про­бле­мы и не все­гда спо­со­бен раз­ре­шить все про­ти­во­ре­чия и удо­вле­тво­рить все инте­ре­сы сто­рон, но ино­гда ком­про­мисс может быть при­ме­нен, даже когда кон­флик­ту­ю­щие име­ют вза­и­мо­ис­клю­ча­ю­щие инте­ре­сы, но созна­ют необ­хо­ди­мость най­ти вре­мен­ное реше­ние и сми­ря­ют­ся с дан­ным поло­же­ни­ем вещей до того вре­ме­ни, пока не пред­ста­вит­ся воз­мож­ность най­ти луч­шее реше­ние. Так­же ком­про­мисс очень жела­те­лен как про­ме­жу­точ­ный вари­ант, если кон­фликт гро­зит пере­ра­с­ти в ссо­ру и чре­ват раз­ры­вом отно­ше­ний и боль­ши­ми потерями.

Рас­смат­ри­вая кон­фрон­та­цию как спо­соб пове­де­ния в кон­фликт­ной ситу­а­ции, мы дела­ли это на при­ме­ре одной семьи. Вновь обра­тим­ся к этим супру­гам, что­бы понять, как мож­но раз­ре­шить ту же ситу­а­цию, но уже с помо­щью компромисса.

Итак, каж­дый из супру­гов хочет празд­но­вать Рож­де­ство у сво­их роди­те­лей, про­ис­хо­дит столк­но­ве­ние инте­ре­сов. Муж, Вла­ди­мир, хочет, что­бы инте­ре­сы супру­ги так­же были удо­вле­тво­ре­ны, но сво­их роди­те­лей он тоже хочет наве­стить. Здесь воз­мо­жен такой вари­ант. Вла­ди­мир гово­рит жене: «Ири­ша, я очень ува­жаю тво­их роди­те­лей, мне все­гда при­ят­но бывать у них, но мы дав­но не наве­ща­ли моих род­ствен­ни­ков, ведь живут они неблиз­ко, а у тво­их были недав­но. Давай мы все-таки про­ве­дем празд­ник у моих роди­те­лей, но я обе­щаю тебе, что мы обя­за­тель­но наве­стим тво­их папу и маму через пару дней, на Свят­ках, ведь празд­ник Рож­де­ства празд­ну­ет­ся не один день». Видя искрен­нее рас­по­ло­же­ние мужа и жела­ние ула­дить раз­но­гла­сия мир­ным путем, Ири­на согла­ша­ет­ся на этот ком­про­мисс. Она про­яв­ля­ет послу­ша­ние супру­гу, а муж, учи­ты­вая инте­ре­сы жены, обе­ща­ет посе­тить и ее роди­те­лей, хотя, может быть, не очень это­го хочет.

Сотруд­ни­че­ство харак­тер­но тем, что участ­ни­ки кон­флик­та хотят мак­си­маль­но реа­ли­зо­вать свои инте­ре­сы, но, в отли­чие от кон­фрон­та­ции, они сов­мест­но ищут путь реше­ния, удо­вле­тво­ря­ю­щий все сто­ро­ны. Они дей­ству­ют сов­мест­но, сотруд­ни­ча­ют для дости­же­ния общей цели.

Этот стиль при­ем­лем, когда про­бле­ма явля­ет­ся важ­ной для всех сто­рон, и никто не наме­рен укло­нять­ся от ее разрешения.

При этом сто­ро­ны счи­та­ют­ся с инте­ре­са­ми и потреб­но­стя­ми друг дру­га. Стиль этот не прост, ибо обсуж­де­ние про­бле­мы тре­бу­ет боль­шой муд­ро­сти, тер­пе­ния, дру­же­лю­бия и уме­ния при­ни­мать сов­мест­ные реше­ния. Ведь нуж­но мак­си­маль­но учесть все поже­ла­ния участ­ни­ков кон­флик­та и прий­ти к согласию.

Для при­ме­ра вновь обра­тим­ся к нашим супру­гам. У Воло­ди и Иры стар­ший сын пошел в шко­лу. Они отда­ли его в пра­во­слав­ную гим­на­зию, кото­рая нахо­дит­ся не очень близ­ко от дома: нуж­но несколь­ко оста­но­вок ехать на трам­вае. Но у них есть еще двое детей, и их вос­пи­та­ние так­же тре­бу­ет мно­го вре­ме­ни и сил. И вот Ири­на про­сит Вла­ди­ми­ра заби­рать ребен­ка после рабо­ты из шко­лы (он оста­ет­ся на про­длен­ку). Вла­ди­мир мно­го рабо­та­ет, уста­ет и еще берет рабо­ту на дом (он пишет ста­тьи для одно­го науч­но-попу­ляр­но­го жур­на­ла). И ему не хочет­ся еще где-то задер­жи­вать­ся после рабо­ты, пото­му что у него оста­нет­ся мень­ше вре­ме­ни на отдых, да еще надо отре­дак­ти­ро­вать несколь­ко ста­тей. Здесь воз­мож­ны два вари­ан­та. Или Вла­ди­мир при­ме­нит метод кон­фрон­та­ции и кате­го­ри­че­ски отка­жет­ся помо­гать жене, что ей вряд ли понра­вит­ся, или они будут искать спо­соб раз­ре­шить эту про­бле­му сов­мест­но. Напри­мер, Вла­ди­мир гово­рит жене: «Ира, ты же зна­ешь, как я устаю после рабо­ты, а мне еще нуж­но испра­вить ошиб­ки в текстах. Но я пони­маю, что ты тоже совсем замо­та­лась с детьми, поэто­му давай поста­ра­ем­ся най­ти какое-нибудь реше­ние». Ири­на отве­ча­ет супру­гу: «Если бы ты оста­вил мне свои ста­тьи, я бы мог­ла помочь тебе: в тече­ние дня про­смот­реть их и испра­вить сти­ли­сти­че­ские ошиб­ки, тогда у тебя будет сво­бод­ное вре­мя, что­бы забрать маль­чи­ка из шко­лы и побыть с нами. Я очень ценю то, что ты для нас дела­ешь, и знаю, что тебе надо отды­хать после рабо­ты». Это реше­ние устра­и­ва­ет обо­их супру­гов, и кон­фликт ока­зы­ва­ет­ся исчерпан.

Обоб­щив все выше­ска­зан­ное, мож­но сде­лать вывод, что наи­бо­лее кон­струк­тив­ны­ми, про­дук­тив­ны­ми сти­ля­ми пове­де­ния в кон­фликт­ной ситу­а­ции явля­ют­ся сотруд­ни­че­ство и ком­про­мисс, так как пред­по­ла­га­ют актив­ные, сов­мест­ные дей­ствия всех участ­ни­ков. Укло­не­ние и при­спо­соб­ле­ние так­же могут быть при­ме­не­ны в неко­то­рых ситу­а­ци­ях, хотя и пред­по­ла­га­ют пас­сив­ные действия.

В семей­ной жиз­ни осо­бен­но важ­но пом­нить, что глав­ное — это сохра­не­ние мира и люб­ви, и поэто­му выби­рать стиль пове­де­ния в кон­флик­те нуж­но таким обра­зом, что­бы семей­ный мир не был нару­шен, даже если при этом супру­гам при­дет­ся пожерт­во­вать соб­ствен­ны­ми инте­ре­са­ми. Нуж­но все­гда отде­лять глав­ное от вто­ро­сте­пен­но­го. Глав­ные вопро­сы спо­кой­но обсуж­дать, а во вто­ро­сте­пен­ных уметь усту­пать друг другу.

Стрессы и конфликты

Что будет иметь чело­век от все­го тру­да сво­е­го и забо­ты серд­ца сво­е­го, что тру­дит­ся он под солн­цем? Пото­му что все дни его — скор­би, и тру­ды его — бес­по­кой­ство; даже и ночью серд­це его не зна­ет покоя. И это — суета!

(Еккл. 2:22–23)

Совре­мен­ный чело­век нахо­дит­ся в состо­я­нии почти посто­ян­но­го стрес­са, напря­же­ния. На него давит груз семей­ных про­блем, труд­но­стей на рабо­те; к это­му нуж­но при­ба­вить пере­на­се­лен­ность боль­ших горо­дов и, как след­ствие, дорож­ные проб­ки, опоз­да­ния, сума­сшед­ший ритм жиз­ни, хро­ни­че­скую уста­лость и неуме­ние отклю­чить­ся от днев­ных про­блем даже во сне (это состо­я­ние назы­ва­ют син­дро­мом мене­дже­ра)… И еще мно­гое, мно­гое другое.

Депрес­сия из-за стрес­сов ста­ла самым рас­про­стра­нен­ным нерв­ным рас­строй­ством наше­го вре­ме­ни в таких стра­нах, как США. В нашей стране ситу­а­ция, я думаю, еще более удру­ча­ю­щая. Рос­сий­ские граж­дане посто­ян­но испы­ты­ва­ют тре­во­гу, бес­по­кой­ство, неуве­рен­ность в зав­траш­нем дне из-за сво­ей неза­щи­щен­но­сти. И это объ­яс­ни­мо: госу­дар­ство не дает им долж­ной соци­аль­ной защи­ты, ста­биль­но­сти, в стране посто­ян­ные кри­зи­сы. Наши люди боят­ся все­го: уволь­не­ния с рабо­ты (не смо­жем про­кор­мить семью), ста­ро­сти (не про­жи­вем на пен­сию) и еще очень мно­го­го: тер­ро­ри­стов, ограб­ле­ний, сти­хий­ных бед­ствий и про­чих ката­клиз­мов, тем более что все это они еже­днев­но видят в теле­но­во­стях. Но самое страш­ное — боят­ся любить, дове­рять друг дру­гу, и из-за это­го раз­ва­ли­ва­ют­ся семьи, заклю­ча­ет­ся очень мало бра­ков, люди не хотят рожать детей.

Посто­ян­ные стрес­сы не толь­ко вли­я­ют на пси­хи­че­ское здо­ро­вье, но и явля­ют­ся очень силь­ным кон­флик­то­ген­ным фак­то­ром. В состо­я­нии стрес­са чело­век гораз­до более скло­нен к столк­но­ве­ни­ям и ссо­рам. Доста­точ­но пустя­ка, что­бы впасть в раз­дра­же­ние. В состо­я­нии напря­же­ния сил, уста­ло­сти мож­но лег­ко совер­шить необ­ду­ман­ные поступ­ки. Неда­ром рус­ская посло­ви­ца перед при­ня­ти­ем важ­но­го реше­ния реко­мен­ду­ет отдох­нуть и выспать­ся — «утро вече­ра мудренее».

У муж­чин и жен­щин реак­ции на стресс и спо­со­бы борь­бы с ним очень силь­но раз­ли­ча­ют­ся, и из-за это­го воз­ни­ка­ет очень мно­го семей­ных кон­флик­тов, но об этом пого­во­рим чуть позже.

Так что же такое стресс, и как с ним справиться?

Сло­во «стресс» — англий­ское и пере­во­дит­ся как «напря­же­ние». Стресс — это «состо­я­ние напря­жен­но­сти, нерв­ное пере­воз­буж­де­ние, воз­ни­ка­ю­щее в резуль­та­те раз­ре­ше­ния про­ти­во­ре­чий меж­ду при­род­ной, соци­аль­ной и духов­ной сущ­но­стя­ми лич­но­сти; защит­но-при­спо­соб­лен­че­ская реак­ция орга­низ­ма на воз­дей­ствие небла­го­при­ят­ных жиз­нен­ных обсто­я­тельств. Тер­мин, исполь­зу­е­мый для обо­зна­че­ния обшир­но­го кру­га состо­я­ний чело­ве­ка, воз­ни­ка­ю­щих в ответ на раз­но­об­раз­ные экс­тре­маль­ные воз­дей­ствия (стрес­со­ры)… Стресс может ока­зы­вать как поло­жи­тель­ное, моби­ли­зу­ю­щее, так и отри­ца­тель­ное вли­я­ние на дея­тель­ность вплоть до ее дез­ори­ен­та­ции»[3]. Одна­ко нуж­но пояс­нить, что «экс­тре­маль­ные» обсто­я­тель­ства (стрес­со­ры) не все­гда могут быть небла­го­при­ят­ны­ми, отри­ца­тель­ны­ми. Напри­мер, вступ­ле­ние в брак, рож­де­ние ребен­ка — это тоже очень боль­шой стресс. Уче­ные соста­ви­ли спе­ци­аль­ную таб­ли­цу стрес­сов, рас­по­ло­жив их по сте­пе­ни воз­дей­ствия на чело­ве­ка. И в этой таб­ли­це вступ­ле­ние в брак оце­ни­ва­ет­ся циф­рой, кото­рая несколь­ко пре­вос­хо­дит уро­вень стрес­са при раз­во­де. Уди­ви­тель­ное дело: стресс при созда­нии семьи даже боль­ше, чем при такой тра­ге­дии, как развод!

Как видим, стресс не все­гда свя­зан с каким-то нега­тив­ным пере­жи­ва­ни­ем, он может быть вызван изме­не­ни­я­ми усло­вий жиз­ни, тре­бу­ю­щи­ми от нас боль­шо­го напря­же­ния наших душев­ных и телес­ных сил. Ведь когда люди созда­ют семью, они пере­жи­ва­ют сра­зу несколь­ко стрес­сов. Посу­ди­те сами: супру­ги долж­ны стро­ить свои отно­ше­ния, а зна­чит, менять свои при­выч­ки, пред­став­ле­ния о жиз­ни, образ пове­де­ния — ино­гда самым корен­ным обра­зом. При вступ­ле­нии в брак чело­век полу­ча­ет еще нема­лое коли­че­ство новых род­ствен­ни­ков, с кото­ры­ми тоже нуж­но учить­ся вза­и­мо­дей­ство­вать. При вступ­ле­нии в брак очень часто одно­му или даже обо­им супру­гам при­хо­дит­ся менять и место житель­ства. Далее чаще все­го сле­ду­ет еще один очень боль­шой стресс — рож­де­ние пер­вен­ца… Так что пер­вые годы бра­ка тре­бу­ют от супру­гов очень боль­шо­го напря­же­ния. Началь­ный пери­од стро­и­тель­ства семьи дей­стви­тель­но подо­бен строй­ке: что-то лома­ет­ся, что-то воз­дви­га­ет­ся зано­во, люди при­ти­ра­ют­ся друг к дру­гу, учат­ся рабо­тать вме­сте на бла­го семьи. И вот в этой суе­те, строя дом семей­но­го сча­стья и решая мно­же­ство про­блем, самое глав­ное для супру­гов — сохра­нить свои чув­ства друг к дру­гу, свою любовь, не пытать­ся все решить сра­зу, а думать о глав­ном. Ведь любовь, вза­им­ная при­вя­зан­ность моло­до­же­нов и дает им ощу­ще­ние сча­стья, и эта радость помо­га­ет им пере­жить все труд­но­сти и стрес­сы пер­вых лет брака.

Тре­во­га, посто­ян­ное внут­рен­нее напря­же­ние, все­воз­мож­ные стра­хи — симп­то­мы наше­го вре­ме­ни. Поче­му? Неуже­ли люди про­шлых веков не зна­ли войн, сти­хий­ных бед­ствий, бед­но­сти и болез­ней? Все эти фак­то­ры в про­шлые эпо­хи при­сут­ство­ва­ли в гораз­до большей сте­пе­ни, чем сей­час. Самая глав­ная болезнь совре­мен­но­го мира — охла­жде­ние веры. Боязнь, страх, неуве­рен­ность, депрес­сия про­ис­хо­дят от мало­ве­рия или пол­но­го неве­рия в Про­мысл Божий.

Вера, дове­рие, уве­рен­ность — одно­ко­рен­ные сло­ва. По-насто­я­ще­му веру­ю­щий чело­век име­ет уве­рен­ность. Не само­уве­рен­ность, когда наде­ет­ся толь­ко на свои силы, а уве­рен­ность в том, что Гос­подь ни при каких обсто­я­тель­ствах не оста­вит его. Он дове­ря­ет Богу. Он пове­ря­ет свои труд­но­сти и про­бле­мы Гос­по­ду. «Воз­вер­зи на Гос­по­да печаль твою, и Той тя пре­пи­та­ет» (Пс. 54:23). По-рус­ски это мож­но пере­ве­сти так: «Воз­ло­жи на Гос­по­да забо­ты твои, тре­во­гу твою, доверь­ся Ему, и Он помо­жет, под­дер­жит тебя».

Веру­ю­щий зна­ет о том, что все обсто­я­тель­ства жиз­ни, и даже весь­ма труд­ные и скорб­ные, име­ют смысл. Все, что с ним слу­ча­ет­ся, для чего-то нуж­но. Он не бро­шен на про­из­вол сле­пой фор­ту­ны в этом огром­ном и враж­деб­ном мире, но рядом с ним Бог, веду­щий его ко спа­се­нию. Вера, надеж­да дела­ет хри­сти­а­ни­на более стрес­со­устой­чи­вым по срав­не­нию с дру­ги­ми людь­ми. Он име­ет твер­дое осно­ва­ние сво­ей жиз­ни, ее смысл, стер­жень, и поэто­му ему лег­че бороть­ся с житей­ски­ми трудностями.

Нали­чие веры, дове­рия Богу — самое глав­ное, что долж­но помо­гать в состо­я­нии стресса.

Вто­рой нема­ло­важ­ный момент — это отно­ше­ние к тому, что с нами про­ис­хо­дит. Самое тяже­лое — это не сами труд­ные обсто­я­тель­ства жиз­ни и скор­би, а то, как мы к ним порой отно­сим­ся: вро­де бы ниче­го еще не про­изо­шло, а мы уже начи­на­ем пере­жи­вать, тер­зать­ся пред­чув­стви­я­ми и сомне­ни­я­ми. Нуж­но взять себе твер­дое пра­ви­ло: пере­жи­вать непри­ят­но­сти по мере их поступ­ле­ния. И вто­рое: изме­нить свое отно­ше­ние к непри­ят­но­стям. Боль­шин­ство про­блем не во вне, а внут­ри нас, в нашей соб­ствен­ной настрой­ке и оцен­ке про­ис­хо­дя­ще­го. Помни­те зна­ме­ни­тую бас­ню И.А. Кры­ло­ва «Лиса и вино­град»? Лиса не смог­ла достать высо­ко рас­ту­щие гроз­дья вино­гра­да и при­ду­ма­ла себе уте­ше­ние: не так уж нужен мне этот вино­град, ведь яго­ды незре­лы, и мож­но набить оско­ми­ну. Вме­сто того что­бы пере­жи­вать и изво­дить себя мрач­ны­ми мыс­ля­ми о недо­сти­жи­мо­сти вино­гра­да, хит­рая лиси­ца изме­ни­ла свое отно­ше­ние к про­бле­ме и быст­ро утешилась.

Все наши про­бле­мы в первую оче­редь в нашей голо­ве, в том, как мы к ним отно­сим­ся, ведь даже из пустя­ка, из толь­ко пред­по­ла­га­е­мых труд­но­стей мож­но сде­лать страш­ную про­бле­му. Пом­ню, в ста­ром оте­че­ствен­ном филь­ме «Блон­дин­ка за углом» есть такая сце­на: глав­ная геро­и­ня сидит и рыда­ет, к ней под­хо­дит ее жених (его игра­ет Андрей Миро­нов) и спра­ши­ва­ет: «Что слу­чи­лось?» Она отве­ча­ет: «Я про­сто поду­ма­ла: вот вый­ду за тебя, будем жить, все у нас будет хоро­шо, у нас родит­ся маль­чик, он будет самый кра­си­вый, самый здо­ро­вый, самый счаст­ли­вый ребе­нок, пой­дет в спец­шко­лу, будет учить­ся луч­ше всех, потом отда­дим его в самый луч­ший инсти­тут, и вот весь их курс на прак­ти­ку отпра­вят. И вдруг отту­да сооб­щат, что пожар в доме слу­чил­ся, он тушить бро­сил­ся, а кры­ша в доме рух­ну­ла, и там наш маль­чик герой­ски погиб».

Пере­жи­ва­ние каких-то мифи­че­ских, выду­ман­ных про­блем или пере­жи­ва­ние еще не слу­чив­ших­ся собы­тий очень силь­но отрав­ля­ют жизнь людям, склон­ным к тре­во­ге и нерв­ным рас­строй­ствам. Ожи­да­ние, пере­жи­ва­ние какой-нибудь непри­ят­но­сти может быть для них гораз­до хуже самой неприятности.

Спра­вить­ся с этим состо­я­ни­ем помо­га­ет молит­ва. «Без Бога ни до поро­га», — гово­ри­ли на Руси. Любое дело, осо­бен­но свя­зан­ное с труд­но­стя­ми, пере­жи­ва­ни­я­ми, нуж­но сопро­вож­дать прось­бой, обра­ще­ни­ем к Богу за помо­щью, что­бы Гос­подь помог нам и нашим близ­ким на всех путях жиз­ни. Наде­ять­ся надо не на свои немощ­ные силы, а на помощь Божию, тогда и тре­во­га, что мы не смо­жем спра­вить­ся с бедой, опас­но­стью, отойдет.

Вол­не­ние за детей, близ­ких людей — абсо­лют­но нор­маль­ная реак­ция, но ино­гда она может при­об­ре­тать гипер­тро­фи­ро­ван­ные, пато­ло­ги­че­ские фор­мы. Вол­не­ние, неуве­рен­ность лечит­ся верой в помощь Божию — об этом я уже гово­рил. Но так­же нуж­но иметь веру в наших люби­мых, дове­рять им. Очень часто роди­те­ли вол­ну­ют­ся, пере­жи­ва­ют за детей, жены — за мужей (не раз­лю­бил ли он меня, верен ли мне?). Нуж­но пом­нить, что если любишь чело­ве­ка, необ­хо­ди­мо верить ему, нель­зя пол­но­стью кон­тро­ли­ро­вать близ­ких людей и делать их сво­ей соб­ствен­но­стью. Пере­жи­ва­ния, вол­не­ние и осо­бен­но подо­зре­ния не при­ба­вят теп­ло­ты в наши отношения.

Имя Божие нуж­но при­зы­вать не толь­ко «в мину­ту жиз­ни труд­ную, когда на серд­це грусть», но и вооб­ще перед каж­дым делом. Сей­час мно­гим при­хо­дит­ся очень мно­го тру­дить­ся, что­бы про­кор­мить семью, ино­гда на несколь­ких рабо­тах. Чело­век веру­ю­щий, не забы­ва­ю­щий при­зы­вать Бога в помощь, зна­ет, насколь­ко лег­че идет любое дело, когда оно совер­ша­ет­ся с молитвой.

Тяже­лая рабо­та, уста­лость от тру­да — источ­ни­ки стрес­са. Нам запо­ве­дан труд «в поте лица», но любое дело нуж­но делать с умом. Хро­ни­че­ская уста­лость и, как след­ствие, посто­ян­ное раз­дра­же­ние и упа­док сил могут очень пло­хо повли­ять на наши отно­ше­ния с близ­ки­ми. Совер­шая какое-либо дело, нуж­но уметь рас­счи­ты­вать силы, не рабо­тать на износ, на раз­рыв аор­ты, не впря­гать­ся во все дела сра­зу. Дело, кото­рое было сде­ла­но быст­ро, но с очень боль­ши­ми уси­ли­я­ми, «боль­шой кро­вью», как пра­ви­ло, не быва­ет сде­ла­но хорошо.

Есть такая извест­ная шут­ка. Чело­ве­ка спра­ши­ва­ют: «Как вы бори­тесь с уста­ло­стью, сбра­сы­ва­е­те напря­же­ние?», и он отве­ча­ет: «А я и не напря­га­юсь». Конеч­но, я имею в виду не празд­ность и рас­слаб­лен­ность, а уме­ние гра­мот­но рас­пре­де­лять свои силы. Одно и то же дело мож­но делать с ужас­ным напря­же­ни­ем и, наобо­рот, лег­ко и непри­нуж­ден­но. Напри­мер, в наш век посто­ян­но­го цейт­но­та вошло в при­выч­ку все­гда и вез­де опаз­ды­вать. По сво­е­му опы­ту знаю: опоз­да­ние (осо­бен­но хро­ни­че­ское) — источ­ник посто­ян­но­го стрес­са. Сколь­ко нер­вов, душев­ных и физи­че­ских сил мож­но сбе­речь, если про­сто взять себе твер­дое пра­ви­ло: так рас­счи­ты­вать вре­мя, что­бы на рабо­ту, уче­бу, важ­ную встре­чу при­хо­дить не точ­но к назна­чен­но­му часу, а за 15–20 минут.

Во вре­мя рабо­ты посто­ян­ная спеш­ка, вол­не­ние и напря­же­ние тоже не добав­ля­ют про­из­во­ди­тель­но­сти, и наобо­рот, труд с посто­ян­ны­ми, но неболь­ши­ми пере­ры­ва­ми помо­га­ет избе­жать пере­на­пря­же­ния. На Запа­де про­во­ди­лись иссле­до­ва­ния, в резуль­та­те кото­рых было выяс­не­но, что на про­из­вод­ствах или в офи­сах, где были обо­ру­до­ва­ны спе­ци­аль­ные ком­на­ты отды­ха, что­бы сотруд­ни­ки мог­ли в тече­ние неболь­шо­го пере­ры­ва поспать, про­из­во­ди­тель­ность тру­да зна­чи­тель­но повышалась.

Что­бы избе­жать пере­на­пря­же­ния, нуж­но ста­рать­ся высы­пать­ся: недо­ста­ток сна, уста­лость накап­ли­ва­ют­ся и могут при­ве­сти к нерв­но­му срыву.

Чем мень­ше в нашей жиз­ни будет уста­ло­сти, бес­по­кой­ства и стрес­сов, тем мень­ше шан­сов для столк­но­ве­ний и ссор, тем про­дук­тив­нее будет идти пре­одо­ле­ние раз­но­гла­сий, если столк­но­ве­ние все-таки слу­чи­лось. Умная жена зна­ет, что ни в коем слу­чае нель­зя решать важ­ные вопро­сы, когда муж устал или голо­ден, луч­ше отло­жить важ­ный раз­го­вор на потом.

Мужчина и женщина в ситуации стресса

Теперь обра­тим­ся к осо­бен­но­стям пове­де­ния муж­чи­ны и жен­щи­ны в ситу­а­ции стресса.

Пси­хо­ло­гам извест­но, что муж­чи­ны и жен­щи­ны име­ют совер­шен­но раз­ную реак­цию на стресс и по-раз­но­му справ­ля­ют­ся с его послед­стви­я­ми. Про­ще гово­ря: при­хо­дя домой после тру­до­во­го дня, или устав от каких-то дру­гих забот и про­блем, или про­сто испы­ты­вая боль­шое эмо­ци­о­наль­ное напря­же­ние, муж­чи­ны и жен­щи­ны совер­шен­но не оди­на­ко­во борют­ся с этим состо­я­ни­ем, вос­ста­нав­ли­вая силы после пере­жи­то­го. Спо­соб рас­сла­бить­ся после стрес­са у муж­ско­го пола и жен­ско­го не про­сто раз­ли­ча­ет­ся, он пря­мо-таки диа­мет­раль­но про­ти­во­по­ло­жен. К сожа­ле­нию, боль­шин­ство супру­же­ских пар об этом не дога­ды­ва­ют­ся, и из-за это­го слу­ча­ет­ся нема­ло кон­флик­тов. Ведь кон­фликт и есть непо­ни­ма­ние, столк­но­ве­ние. И муж­чи­ны, и жен­щи­ны, не зная этих осо­бен­но­стей, при­ни­ма­ют их порой за лич­ное оскорбление.

Пси­хо­те­ра­певт, док­тор меди­цин­ских наук Диля Ени­ке­е­ва пишет: «Пси­хи­ке муж­чи­ны свой­ствен­но чере­до­ва­ние пери­о­дов актив­но­сти и рас­слаб­лен­но­сти (пас­сив­но­сти). С пси­хо­ло­ги­че­ской и физио­ло­ги­че­ской пози­ции это зако­но­мер­но: после того как муж­чи­на потра­тил мно­го сил на дости­же­ние какой-либо цели, он дол­жен восстановиться.

Жен­щине же, име­ю­щей посто­ян­ную нагруз­ку, это непо­нят­но, и она рас­це­ни­ва­ет пери­о­ды муж­ней пас­сив­но­сти как эле­мен­тар­ную лень: „Опять улег­ся перед теле­ви­зо­ром“ или „Опять уткнул­ся в газе­ту!“ Дело здесь не толь­ко в том, что муж­чине необ­хо­ди­мо набрать­ся сил — даже если он ниче­го осо­бен­но­го не дела­ет, а пере­кла­ды­ва­ет бумаж­ки с места на место (с чем вполне успеш­но справ­ля­ют­ся и мно­гие жен­щи­ны, не тре­буя после рабо­ты пери­о­дов „ниче­го­не­де­ла­ния“), а в том, что так устро­е­ны муж­ской орга­низм и пси­хи­ка. Кон­флик­ты воз­ни­ка­ют, когда жена не зна­ет этой осо­бен­но­сти. Боль­шин­ство мужей, вер­нув­шись с рабо­ты, хотят неко­то­рое вре­мя побыть в оди­но­че­стве. Если жена пыта­ет­ся вовлечь супру­га в раз­го­вор, то рис­ку­ет услы­шать: „Оставь меня в покое! Я устал!“

Муж­чи­ны гораз­до менее общи­тель­ны, чем жен­щи­ны, и не так склон­ны к раз­го­во­рам. Жене непо­нят­но, поче­му муж после рабо­ты стре­мит­ся к уеди­не­нию, — у нее иная пси­хо­ло­гия. Обще­ние для любой нор­маль­ной жен­щи­ны — необ­хо­ди­мый атри­бут ее жизни».

Сра­зу же ого­во­рюсь, что хотя Д. Ени­ке­е­ва — иссле­до­ва­тель весь­ма про­ти­во­ре­чи­вый и дале­ко не все в ее кни­гах при­ем­ле­мо для пра­во­слав­ных хри­сти­ан, но здесь я при­во­жу ее мне­ние как спе­ци­а­ли­ста в обла­сти пси­хо­ло­гии; к тому же, ее нель­зя запо­до­зрить в пред­взя­то­сти, так как о муж­чи­нах она обыч­но весь­ма невы­со­ко­го мнения.

Жен­щи­ны борют­ся со стрес­сом совсем по-дру­го­му. Как суще­ство более эмо­ци­о­наль­ное, чем муж­чи­на, жен­щи­на после напря­же­ния долж­на поде­лить­ся сво­и­ми пере­жи­ва­ни­я­ми, эмо­ци­я­ми, дать им выход. Ей нуж­но выго­во­рить­ся, рас­ска­зать муж­чине о том, что ее вол­ну­ет, обсу­дить собы­тия про­шед­ше­го дня. Обща­ясь, она отды­ха­ет. И, конеч­но, в обще­нии она ждет пони­ма­ния и сочув­ствия к ее проблемам.

Аме­ри­кан­ский пси­хо­лог Джон Грей, кото­рый напи­сал нема­ло тру­дов про раз­ли­чия меж­ду муж­чи­на­ми и жен­щи­на­ми, гово­рит о том, что муж­чи­ны и жен­щи­ны име­ют раз­ную реак­цию на стресс, пото­му что за сня­тие стрес­са в муж­ском и жен­ском орга­низ­ме отве­ча­ют раз­ные гор­мо­ны. У муж­чин это тесто­сте­рон, а у жен­щин — окси­то­цин. «У любо­го муж­чи­ны уро­вень тесто­сте­ро­на пада­ет в тече­ние дня. Это есте­ствен­ный цикл, пик кото­ро­го при­хо­дит­ся на утрен­ние часы. В тече­ние рабо­че­го дня муж­чи­на тра­тит свой тесто­сте­рон. Когда днев­ная нагруз­ка пре­кра­ща­ет­ся, его орга­низм нуж­да­ет­ся в отды­хе и вос­ста­нов­ле­нии сил. Муж­чи­на может вос­ста­но­вить уро­вень тесто­сте­ро­на, вздрем­нув или заняв­шись чем-нибудь про­стым и слег­ка сти­му­ли­ру­ю­щим: посмот­реть теле­ви­зор или почи­тать газету.

Если у муж­чи­ны не ока­зы­ва­ет­ся вре­ме­ни на вос­ста­нов­ле­ние, стресс сни­жа­ет уро­вень его тесто­сте­ро­на. Это ска­жет­ся не толь­ко на ослаб­ле­нии сек­су­аль­ной функ­ции, муж­чи­на в целом ста­нет подав­лен­ным, раз­дра­жи­тель­ным и пас­сив­ным. Жен­щи­нам не очень понят­на потреб­ность муж­чи­ны в отды­хе, посколь­ку их здо­ро­вье не зави­сит от вос­ста­нов­ле­ния уров­ня тесто­сте­ро­на. В орга­низ­ме муж­чи­ны со стрес­сом борет­ся тесто­сте­рон, а в жен­ском орга­низ­ме за сня­тие стрес­са отве­ча­ет окси­то­цин», — пишет Д. Грей[4]. Окси­то­цин успо­ка­и­ва­ет жен­щи­ну, сни­жа­ет кро­вя­ное дав­ле­ние, пони­жа­ет чув­ство стра­ха. Грей назы­ва­ет окси­то­цин «гор­мо­ном объ­я­тий». Он выра­ба­ты­ва­ет­ся, когда муж­чи­на про­яв­ля­ет к жен­щине неж­ность и вни­ма­ние, напри­мер обни­ма­ет ее, при­ка­са­ет­ся к ее руке. При обще­нии, душев­ном раз­го­во­ре с мужем у жен­щи­ны так­же выра­ба­ты­ва­ет­ся окситоцин.

Я не био­лог и не врач и не могу судить, насколь­ко пове­де­ние муж­чин и жен­щин в состо­я­нии стрес­са зави­сит от выра­бот­ки гор­мо­нов. Но все выше­ска­зан­ное я, как жена­тый чело­век, неод­но­крат­но наблю­дал на прак­ти­ке. Муж­чи­ны и жен­щи­ны, дей­стви­тель­но, совер­шен­но по-раз­но­му отды­ха­ют. Таки­ми нас создал Бог, и не так важ­но, чем обу­слов­ле­но такое пове­де­ние — уров­нем гор­мо­нов или про­сто осо­бен­но­стя­ми муж­ско­го и жен­ско­го есте­ства. Муж­чи­на все­гда был добыт­чи­ком, кор­миль­цем и защит­ни­ком семьи. Он тру­дил­ся в поте лица, добы­вая про­пи­та­ние для семьи, и потом, при­хо­дя домой после тяже­ло­го дня, нуж­дал­ся в отды­хе. И для него чере­до­ва­ние пери­о­дов напря­же­ния, актив­но­сти и отды­ха, рас­слаб­лен­но­сти вполне естественно.

Труд жен­щи­ны тре­бу­ет посто­ян­ства: вос­пи­та­ние детей, забо­та о них, домаш­ние дела. Он не тре­бу­ет таких физи­че­ских уси­лий, как труд муж­чи­ны, но, что­бы зани­мать­ся им, нуж­на боль­шая вынос­ли­вость и тер­пе­ние. Я очень люб­лю сво­их детей, но когда оста­юсь с ними на пару дней в отсут­ствии мамы, то потом испы­ты­ваю очень боль­шую уста­лость, а для жены это обыч­ный повсе­днев­ный труд — ниче­го осо­бен­но­го. Поэто­му жен­щи­ны, может быть, и рас­хо­ду­ют мень­ше энер­гии, но зато рабо­та­ют в режи­ме «пер­пе­ту­ум моби­ле» — веч­но­го дви­га­те­ля. Жен­щи­на посто­ян­но при деле. Она про­сто не может спо­кой­но отдох­нуть, если в ком­на­те не убра­но и вещи сто­ят не на месте; она берет веник, тряп­ку и начи­на­ет наво­дить поря­док и толь­ко после это­го может спо­кой­но отдох­нуть. Муж­чи­нам не очень-то понят­ны эти про­бле­мы, для них раз­бро­сан­ные вещи и гряз­ная посу­да не явля­ют­ся источ­ни­ком дис­ком­фор­та. Сред­не­ста­ти­сти­че­ский муж­чи­на не нач­нет мыть посу­ду, пока стоп­ка таре­лок в рако­вине не упрет­ся в кран.

Но вер­нем­ся к реак­ции муж­чин и жен­щин на стресс. Я думаю, что самое глав­ное как для муж­чин, так и для жен­щин — про­сто знать эту осо­бен­ность, пони­мать, что мы раз­ные, и не при­ни­мать наши раз­ли­чия и осо­бен­но­сти за лич­ное оскорб­ле­ние. А ведь со сто­ро­ны может пока­зать­ся имен­но так. Муж­чи­на, при­дя с рабо­ты, не хочет общать­ся с женой, ложит­ся на диван, и жен­щине кажет­ся, что он очень невни­ма­те­лен к ней, а мужу, наобо­рот, непри­ят­но, что жена дума­ет толь­ко о себе и начи­на­ет надо­едать ему каки­ми-то раз­го­во­ра­ми о пустя­ках, когда он хочет отдох­нуть и вос­ста­но­вить силы. И мужьям, и женам нуж­но со вни­ма­ни­ем отно­сить­ся друг к дру­гу: жене дать воз­мож­ность мужу отдох­нуть, побыть немно­го одно­му и не ата­ко­вать его раз­го­во­ра­ми и прось­ба­ми, а мужу сле­ду­ет пом­нить, что люби­мая жен­щи­на ждет обще­ния с ним, вни­ма­ния к сво­ей пер­соне. Даже очень устав­ше­му мужу не соста­вит тру­да обнять жену при встре­че, ска­зать ей несколь­ко лас­ко­вых слов и несколь­ко минут послу­шать ее. Мужу не сле­ду­ет пре­вра­щать­ся в «води­те­ля дива­на», а, немно­го отдох­нув, вос­ста­но­вив­шись, необ­хо­ди­мо пооб­щать­ся с женой, напри­мер пого­во­рив о том, как про­шел день.

Давай­те возь­мем два при­ме­ра пове­де­ния муж­чи­ны и жен­щи­ны в состо­я­нии уста­ло­сти, стресса.

Муж при­хо­дит с рабо­ты уста­лый, здо­ро­ва­ет­ся с женой, про­хо­дит в ком­на­ту, садит­ся в мяг­кое крес­ло, вклю­ча­ет радио, а потом погру­жа­ет­ся в чте­ние спор­тив­ной газе­ты. Жене это не очень нра­вит­ся, она тоже уто­ми­лась за день, ей хочет­ся пооб­щать­ся. Она под­хо­дит к супру­гу и начи­на­ет рас­ска­зы­вать ему о каких-то сво­их про­бле­мах и домаш­них делах. Муж нако­нец отры­ва­ет­ся от газе­ты и, смот­ря на жену поверх «Спорт-экс­прес­са», гово­рит: «Я очень устал, хочу отдох­нуть. Неуже­ли все эти пустя­ки нель­зя обсу­дить потом или вооб­ще не гово­рить об этом? Ты и так посто­ян­но бол­та­ешь по теле­фо­ну со сво­ей мамой и подружками».

Жена заво­дит­ся с пол-обо­ро­та: «Не думаю, что ты очень уж устал, сидя в сво­ем офи­се. Я устаю не мень­ше. За весь день даже при­сесть неко­гда, а ты при­хо­дишь домой и сра­зу берешь­ся за газе­ту или ложишь­ся и теле­ви­зор смот­ришь! Пря­мо как у Высоц­ко­го: „А ты при­дешь домой, Иван, поешь — и сра­зу на диван“. А на меня даже вни­ма­ния не хочешь обра­тить!» Так начи­на­ет­ся семей­ная ссо­ра на пустом месте.

Конеч­но, жена здесь непра­ва: ей не сле­до­ва­ло бы сра­зу ата­ко­вать уста­ло­го мужа раз­го­во­ра­ми. Но и муж допус­ка­ет боль­шую ошиб­ку, отма­хи­ва­ясь от жены как от назой­ли­вой мухи и счи­тая все эти жен­ские про­бле­мы пусты­ми и не сто­я­щи­ми вни­ма­ния. Дело в том, что для жен­щи­ны важ­но не реше­ние обсуж­да­е­мых про­блем, а вни­ма­ние к тому, что ее вол­ну­ет. На пер­вом месте она ста­вит обще­ние, воз­мож­ность обсу­дить какие-то вопро­сы, выра­зить то, что нако­пи­лось за день в ее душе. Если супру­га не может обсу­дить это с мужем (напри­мер, он сам не хочет), она будет делить­ся сво­и­ми пере­жи­ва­ни­я­ми с подру­га­ми, род­ствен­ни­ка­ми, роди­те­ля­ми, подол­гу раз­го­ва­ри­вать с ними по теле­фо­ну, что обыч­но не очень-то нра­вит­ся мужьям.

Рас­смот­рим при­мер пра­виль­но­го пове­де­ния в той же ситу­а­ции. Для это­го обра­тим­ся к уже извест­ной нам супру­же­ской паре Вла­ди­ми­ру и Ирине.

У Воло­ди выдал­ся труд­ный день. На дво­ре декабрь, он допозд­на заси­дел­ся за годо­вым отче­том, а еще надо было купить подар­ки детям. Подъ­е­хав на машине к дому, он поду­мал, что нера­зум­но будет вот так вот, запы­хав­шись, вхо­дить в квар­ти­ру. Харак­тер у Вла­ди­ми­ра горя­чий, и в уста­лом, напря­жен­ном состо­я­нии его лег­ко может выве­сти из себя какая-нибудь мелочь. Поэто­му он решил немно­го остыть и, не торо­пясь, про­шел­ся пеш­ком несколь­ко раз вокруг дома. Поды­шав воз­ду­хом, Воло­дя под­нял­ся на свой этаж и открыл дверь квар­ти­ры. Его встре­ти­ла жена: «Здрав­ствуй, милый! Мне нуж­но столь­ко тебе рас­ска­зать! Меня попро­си­ли орга­ни­зо­вать рож­де­ствен­ский спек­такль в шко­ле. А еще позво­ни­ла сест­ра, она зовет нас на кани­ку­лах поехать всем вме­сте в Ново-Иеру­са­лим­ский мона­стырь. И еще у меня сло­мал­ся мобиль­ный теле­фон». Воло­дя, обни­мая и целуя жену, гово­рит: «При­вет, малыш! Конеч­но, все это очень важ­но, и я думаю, что это нуж­но серьез­но обсу­дить, но сего­дня был такой тяже­лый день… Я про­сто валюсь с ног. Я поле­жу пол­ча­си­ка, а потом обя­за­тель­но пого­во­рю с тобой о делах. Да, чуть не забыл: тебе неболь­шой гости­нец». Воло­дя про­тя­ги­ва­ет жене малень­кую шоко­лад­ку. «Спа­си­бо, Вов­чик, ты такой вни­ма­тель­ный! — рас­тро­ган­но отве­ча­ет Ира. — Я разо­грею ужин, ты пере­ку­сишь, а после это­го я почи­таю детям, что­бы ты мог спо­кой­но отдохнуть».

Как види­те, ниче­го слож­но­го: несколь­ко лас­ко­вых слов и немно­го тер­пе­ния помо­жет избе­жать конфликта.

Три кита семейного счастья

Знал бы, где падать, — солом­ки бы подстелил.

Рус­ская пословица

Про­фи­лак­ти­ка болез­ней — залог здо­ро­вой жиз­ни. Это зна­ют все. Но, к сожа­ле­нию, люди порой очень бес­печ­но отно­сят­ся как к сво­е­му физи­че­ско­му здо­ро­вью, так и к духов­но­му здо­ро­вью сво­ей семьи. Посто­ян­но откла­ды­ва­ют визит к вра­чу и идут на при­ем к док­то­ру толь­ко тогда, когда тер­петь боль боль­ше нет сил. До это­го, види­мо, пола­га­ют, что болезнь прой­дет сама собой. Так и в семей­ной жиз­ни: люди начи­на­ют заду­мы­вать­ся о том, что их брак нуж­да­ет­ся в лече­нии, когда семья нахо­дит­ся уже на гра­ни раз­во­да. Идут к свя­щен­ни­ку, пси­хо­ло­гу за сове­том, когда уже быва­ет слож­но помочь. Мно­го­лет­ние оби­ды, упре­ки, непри­язнь накап­ли­ва­ют­ся как снеж­ный ком, и супру­ги уже сами сла­бо верят в то, что мож­но вер­нуть те отно­ше­ния, кото­рые были в нача­ле бра­ка. Хотя я твер­до уве­рен, что когда люди искренне хотят помочь себе и сво­ей семье, улуч­шить отно­ше­ния, то без­на­деж­ных ситу­а­ций нет. Даже если пока толь­ко одна сто­ро­на ищет мира и люб­ви, есть все шан­сы улуч­шить ситу­а­цию. Лишь бы супру­ги сами хоте­ли это­го. Спа­се­ние уто­па­ю­щих, как гово­рит­ся, дело рук самих утопающих.

Но гораз­до лег­че оздо­ро­вить семью, спра­вить­ся с про­бле­ма­ми, когда они толь­ко появи­лись, не запус­кать ситу­а­цию, не дово­дить ее до пре­де­ла. Для это­го и суще­ству­ет про­фи­лак­ти­ка. Поэто­му пого­во­рим о том, как супру­гам стро­ить свои вза­и­мо­от­но­ше­ния, что­бы пре­ду­пре­ждать кон­фликт­ные ситу­а­ции. Для это­го мужу и жене нужно:

— стре­мить­ся изна­чаль­но постро­ить пра­виль­ные отно­ше­ния в семье;

— прий­ти к един­ству во взгля­дах на самые глав­ные вопро­сы семей­ной жиз­ни; и самое важ­ное — к еди­но­му взгля­ду на цели и зада­чи их бра­ка. Ведь зада­ча супру­же­ско­го сою­за — стать еди­ным целым — «И будут два одна плоть» (Быт. 2:24), еди­ной душой и телом. Это и назы­ва­ет­ся еди­но­ду­ши­ем. Как ска­за­но в Дея­ни­ях свя­тых апо­сто­лов: «У мно­же­ства же уве­ро­вав­ших было одно серд­це и одна душа…» (Деян. 4:32);

— супру­ги долж­ны знать и изу­чать свои осо­бен­но­сти, свои «про­блем­ные места». У каж­до­го чело­ве­ка и в каж­дом супру­же­ском сою­зе они есть. Так, чело­век, хоро­шо изу­чив­ший свой орга­низм, зна­ет, какой имен­но орган у него сла­бый, и пото­му береж­но отно­сит­ся к нему. Если боль­ное гор­ло — не ест моро­же­но­го, не пьет холод­ных напит­ков; если име­ет забо­ле­ва­ние желуд­ка — не ест острую и тяже­лую пищу и т. д.

Когда супру­ги дол­го живут вме­сте, они обыч­но хоро­шо зна­ют сла­бо­сти, «боль­ные мозо­ли» друг дру­га, темы, кото­рых нуж­но избе­гать в раз­го­во­ре. Зная все это, мож­но научить­ся пре­ду­пре­ждать кон­флик­ты, столк­но­ве­ния, ссо­ры, то есть, по извест­ной посло­ви­це, «сте­лить солом­ку» в местах воз­мож­ных паде­ний. Тогда удаст­ся све­сти кон­флик­ты к мини­му­му, а в иде­а­ле и вооб­ще не кон­флик­то­вать, не сталкиваться.

Каж­дый из нас, я думаю, хотя бы раз в жиз­ни видел семью, где супру­ги пони­ма­ют друг дру­га с полу­сло­ва — им доста­точ­но наме­ка, что­бы понять друг дру­га. Они мно­го лет про­жи­ли вме­сте, изу­чи­ли осо­бен­но­сти каж­до­го, при­шли к еди­но­мыс­лию. Ино­гда, выска­зы­ва­ясь на какую-нибудь одну тему, они даже гово­рят одни и те же сло­ва. (Муж и жена, про­жив­шие в мно­го­лет­нем друж­ном сою­зе, часто даже внешне ста­но­вят­ся похо­жи.) Им неза­чем кон­флик­то­вать, что-то делить, дока­зы­вать друг дру­гу; они и так зна­ют, что их поло­вин­ка дума­ет по тому или дру­го­му вопро­су. И дело тут не в том, что супру­ги пол­но­стью рас­тво­ри­лись друг в дру­ге и пере­ста­ли суще­ство­вать как отдель­ные лич­но­сти. Они про­сто при­шли к желан­ной гар­мо­нии в бра­ке и зна­ют, что по глав­ным вопро­сам они еди­ны, а во вто­ро­сте­пен­ных мож­но усту­пить, руко­вод­ству­ясь любовью.

Может быть, про­зву­чит это немно­го пафос­но и нескром­но, но я хочу изло­жить неко­то­рые запо­ве­ди семей­ной жиз­ни, руко­вод­ству­ясь кото­ры­ми, супру­ги смо­гут постро­ить дом сво­е­го семей­но­го сча­стья и избе­жать мно­гих кон­флик­тов и кри­зи­сов. То, что я буду изла­гать, ни в коем слу­чае не явля­ет­ся каким-то откро­ве­ни­ем. Это самые про­стые исти­ны, прав­да, уже изряд­но под­за­бы­тые в совре­мен­ном мире. По этим пра­ви­лам люди во все вре­ме­на стро­и­ли свою семей­ную жизнь. Прин­ци­пы здо­ро­вой семей­ной жиз­ни име­ют свое осно­ва­ние в Свя­щен­ном Писа­нии, поэто­му по ходу повест­во­ва­ния я буду делать ссыл­ки на биб­лей­ские тексты.

Итак, нач­нем с само­го главного.

В осно­ве семей­ной жиз­ни пра­во­слав­но­го хри­сти­а­ни­на долж­ны лежать три сла­га­е­мых. Пер­вое и самое глав­ное — любовь. Очень важ­но пра­виль­но пони­мать это сло­во, пото­му что дале­ко не все зна­ют, что такое насто­я­щая любовь. Вто­рое — это пра­виль­ное пони­ма­ние целей и задач семей­ной жиз­ни. И тре­тье — пра­виль­ная семей­ная иерар­хия. На этих трех, так ска­зать, «китах» стро­ит­ся семей­ная жизнь. Я ска­зал, что так долж­на сози­дать­ся жизнь пра­во­слав­ных хри­сти­ан, пото­му что для нас все то, что ска­за­но в Свя­щен­ном Писа­нии и Пре­да­нии Церк­ви, явля­ет­ся непре­лож­ной исти­ной, но вооб­ще-то все, что изло­же­но в Биб­лии отно­си­тель­но жиз­ни чело­ве­ка вооб­ще и семей­ной жиз­ни в част­но­сти, отно­сит­ся в рав­ной сте­пе­ни ко всем людям. Зако­ны чело­ве­че­ско­го есте­ства зало­же­ны от Бога в каж­до­го инди­ви­ду­у­ма вне зави­си­мо­сти от цве­та кожи, эпо­хи, в кото­рую он живет, или мест­ных обы­ча­ев, уста­нов­лен­ных в дан­ной стране. То, что неко­то­рые люди ото­шли от Бога и истин­но­го пони­ма­ния смыс­ла жиз­ни, не отри­ца­ет един­ства Боже­ствен­но­го замыс­ла обо всем чело­ве­че­стве. Свя­щен­ное Писа­ние дано всем наро­дам на все века и вре­ме­на. Если бы это было не так, тогда суще­ство­ва­ли бы отдель­ные Биб­лии для эски­мо­сов, негров, евро­пей­цев и дру­гих народов.

Но вер­нем­ся к трем «китам». Поче­му так важ­но, что­бы в семей­ной жиз­ни при­сут­ство­ва­ли все три этих ком­по­нен­та? Пото­му что непра­виль­ное пони­ма­ние или отсут­ствие одно­го из них обя­за­тель­но при­ве­дет к про­бле­мам в семей­ной жиз­ни. Допу­стим, что супру­ги име­ют любовь, им понят­ны цели и зада­чи семей­ной жиз­ни, но у них непра­виль­но выстро­е­на иерар­хия семьи: жена взя­ла на себя несвой­ствен­ную ей функ­цию гла­вы семьи. При такой рас­ста­нов­ке сил неиз­беж­ны кон­флик­ты. Или дру­гой при­мер. Иерар­хия пра­виль­ная, но супру­ги не име­ют истин­ной люб­ви, непра­виль­но пони­ма­ют, что такое любовь. Они при­ни­ма­ют за любовь эро­ти­че­ское вле­че­ние или соб­ствен­ный эго­изм. Пока они толь­ко раду­ют друг дру­га, им хоро­шо вме­сте. Но как толь­ко нач­нут­ся испы­та­ния, такой союз дол­го не про­тя­нет. Воз­мо­жен и тре­тий вари­ант. Муж и жена дей­стви­тель­но име­ют любовь. С иерар­хи­ей тоже поря­док: муж — гла­ва семьи, жена — помощ­ни­ца мужа. Но все рав­но им будет труд­но, если они не при­шли к согла­сию по глав­но­му вопро­су: как стро­ить свою семей­ную жизнь. У каж­до­го из них свои пред­став­ле­ния и поня­тия о том, какой долж­на быть семья, или же они вооб­ще не заду­мы­ва­лись о том, что же они хотят от бра­ка и друг от друга.

Так что толь­ко все вме­сте три этих глав­ных сла­га­е­мых дают воз­мож­ность прий­ти к един­ству в бра­ке и постро­ить креп­кую и друж­ную семью, где люди собра­лись во имя общей цели — люб­ви и единства.

А теперь рас­смот­рим три основ­ных прин­ци­па семей­ной жиз­ни подробнее.

Самое главное в браке. Как сохранить любовь

Какое огром­ное сча­стье — любить и быть любимым.

А.П. Чехов

Когда у меня быва­ет очень мало вре­ме­ни, что­бы подроб­но побе­се­до­вать с моло­до­же­на­ми или людь­ми, соби­ра­ю­щи­ми­ся всту­пить в брак, я обыч­но при­во­жу им один пример.

Пове­де­ние супру­гов в пер­вые годы семей­ной жиз­ни долж­но быть подоб­но тому, как люди ведут себя в усло­ви­ях экс­тре­маль­ной ситу­а­ции, сти­хий­но­го бед­ствия. Напри­мер, у вас в доме слу­чил­ся пожар. Что вы спа­са­е­те в первую оче­редь? Конеч­но, самое глав­ное — жизнь близ­ких вам людей, свою соб­ствен­ную; ну, а даль­ше как полу­чит­ся. Если весь дом уже охва­чен огнем, вряд ли кто-то, вспом­нив, что забыл в кар­мане рубаш­ки 50 дол­ла­ров, побе­жит их спа­сать. То есть в первую оче­редь дума­ют о самом доро­гом, глав­ном. Глав­ное же в бра­ке, без сомне­ния, любовь: без нее невоз­мож­но семей­ное сча­стье. И осо­бен­но в пер­вые годы бра­ка, когда идет бур­ное стро­и­тель­ство моло­дой семьи, супру­гам при­хо­дит­ся при­ти­рать­ся, при­вы­кать друг к дру­гу, они зна­ко­мят­ся и учат­ся вза­и­мо­дей­ство­вать с новы­ми род­ствен­ни­ка­ми, неред­ко меня­ют усло­вия быта, место про­жи­ва­ния… И вот во всей этой суе­те необ­хо­ди­мо не раз­ме­нять­ся на мело­чи, все­ми сила­ми ста­рать­ся сохра­нить свои чув­ства: при­вя­зан­ность, рас­по­ло­же­ние и любовь. И не толь­ко сохра­нить, но и при­умно­жить их. Ведь та любовь, кото­рую моло­до­же­ны име­ют в нача­ле, — это толь­ко пер­во­на­чаль­ное чув­ство, ему ещё над­ле­жит вырас­ти и окрепнуть.

Не нуж­но стре­мить­ся решить все про­бле­мы сра­зу: финан­со­вые, быто­вые, жилищ­ные, отно­ше­ния с род­ствен­ни­ка­ми и т. д. Все это посте­пен­но най­дет свое реше­ние, а супру­гам нуж­но «не выплес­нуть с водой ребен­ка» и в первую оче­редь сбе­речь любовь и семей­ное сча­стье. Конеч­но, все­гда пом­нить, для чего они вме­сте, и хра­нить любовь долж­ны не толь­ко моло­до­же­ны, но и супру­ги в любые годы бра­ка. Но моло­дым осо­бен­но непро­сто, их семей­ная жизнь толь­ко начи­на­ет­ся, им мно­го­му пред­сто­ит еще научить­ся, и нуж­но изна­чаль­но стре­мить­ся все делать правильно.

При­ве­ду при­мер спа­се­ния моло­дой семьи во вре­мя житей­ских бурь пер­вых лет бра­ка. У жены Ф.М. Досто­ев­ско­го Анны Гри­го­рьев­ны с само­го нача­ла пло­хо скла­ды­ва­лись отно­ше­ния с род­ствен­ни­ка­ми писа­те­ля. Она была вто­рой женой Федо­ра Михай­ло­ви­ча, пер­вая жена Досто­ев­ско­го умер­ла, и он содер­жал ее сына, сво­е­го пасын­ка, Пав­ла Алек­сан­дро­ви­ча, а так­же семью покой­но­го бра­та. Род­ные Федо­ра Михай­ло­ви­ча боя­лись, что их финан­со­вое поло­же­ние постра­да­ет с при­хо­дом новой жены в дом Досто­ев­ско­го. Они невзлю­би­ли Анну Гри­го­рьев­ну, и с пер­вых же меся­цев ее жизнь ста­ла невы­но­си­мой. Мате­ри­аль­ное поло­же­ние писа­те­ля было весь­ма пла­чев­ным. Федор Михай­ло­вич наде­лал мно­го дол­гов, и при­шлось заклю­чить очень невы­год­ные дого­во­ра с изда­те­ля­ми. Досто­ев­ские вынуж­де­ны были жить в одной квар­ти­ре с Пав­лом Алек­сан­дро­ви­чем, и он сво­и­ми интри­га­ми вско­ре поста­вил их брак под угрозу.

Вот что пишет Анна Гри­го­рьев­на Досто­ев­ская в сво­их «Вос­по­ми­на­ни­ях»: «На меня у Пав­ла Алек­сан­дро­ви­ча сло­жил­ся взгляд как на узур­па­то­ра, как на жен­щи­ну, кото­рая насиль­но вошла в их семью, где досе­ле он был пол­ным хозя­и­ном, так как Федор Михай­ло­вич, будучи занят рабо­той, не мог зани­мать­ся хозяй­ством. При таком взгля­де понят­на зло­ба его на меня. Не имея воз­мож­но­сти поме­шать наше­му бра­ку, Павел Алек­сан­дро­вич решил сде­лать его для меня невы­но­си­мым. Весь­ма воз­мож­но, что все­гдаш­ни­ми сво­и­ми непри­ят­но­стя­ми, ссо­ра­ми и наго­во­ра­ми на меня Федо­ру Михай­ло­ви­чу он и рас­счи­ты­вал поссо­рить нас и заста­вить развестись».

И вот Анна Гри­го­рьев­на совер­ша­ет очень муд­рый и муже­ствен­ный посту­пок. Она закла­ды­ва­ет свои вещи, свое при­дан­ное и выру­чен­ные день­ги Досто­ев­ские остав­ля­ют как обес­пе­че­ние род­ствен­ни­кам, а сами уез­жа­ют на четы­ре года за гра­ни­цу, спа­са­ясь от семей­ных ссор. Кста­ти, живя за гра­ни­цей, супру­га Федо­ра Михай­ло­ви­ча смог­ла бук­валь­но «выта­щить» его из игор­ной зави­си­мо­сти, от кото­рой очень стра­дал писа­тель. Семья была спа­се­на. Когда Анна Гри­го­рьев­на толь­ко соби­ра­лась закла­ды­вать вещи и дра­го­цен­но­сти, она спро­си­ла у сво­ей мате­ри, не жал­ко ли ей вещей, кото­рые она отда­ла ей в при­дан­ное. На что мать отве­ти­ла: «Конеч­но, жаль. Но что делать, когда сча­стье в опасности?»

Чета Досто­ев­ских поня­ла, что ради мира, люб­ви и семей­но­го сча­стья мож­но мно­гое при­не­сти в жертву.

Бра­ки заклю­ча­ют­ся для люб­ви. Это боже­ствен­ное уста­нов­ле­ние: «И ска­зал Гос­подь Бог: не хоро­шо чело­ве­ку одно­му, сотво­рим ему помощ­ни­ка, соот­вет­ствен­но­го ему… И нарек чело­век име­на всем ско­там, и пти­цам небес­ным, и всем зве­рям поле­вым; но для чело­ве­ка не нашлось помощ­ни­ка, подоб­но­го ему» (Быт. 2:18–20). И Бог тво­рит для чело­ве­ка жену.

Из сотво­рен­ных Богом живот­ных не было на зем­ле подоб­но­го, рав­но­го Ада­му. Подоб­ное чело­ве­ку суще­ство Гос­подь тво­рит не толь­ко для раз­мно­же­ния людей, но для пре­одо­ле­ния оди­но­че­ства пер­во­го чело­ве­ка («Нехо­ро­шо чело­ве­ку одно­му…») и для того, что­бы он имел рав­ный ему по досто­ин­ству объ­ект для люб­ви. Бог хочет, что­бы чело­век любил не толь­ко Его, но и подоб­но­го, близ­ко­го себе, то есть ближ­не­го. Об этом и гово­рит глав­ная запо­ведь зако­на Божия: «Ибо весь закон в одном сло­ве заклю­ча­ет­ся: „Люби ближ­не­го тво­е­го, как само­го себя“» (Гал. 5:14).

Гос­подь все­мо­гущ, без­гра­ни­чен и само­до­ста­то­чен. Ему от нас ниче­го не нуж­но в мате­ри­аль­ном плане. Мы не можем, по боль­шо­му сче­ту, ниче­го Ему дать, кро­ме одно­го — нашей люб­ви. «Сын! Отдай серд­це твое мне…» (Притч. 23:26) и «Серд­ца сокру­шен­но­го и сми­рен­но­го Ты не пре­зришь, Боже» (Пс. 50:19). И конеч­но, Гос­подь ждет от нас люб­ви к себе подоб­ным, то есть к дру­гим людям. И через любовь к чело­ве­ку — обра­зу Божию — мы науча­ем­ся люб­ви к Само­му Непо­сти­жи­мо­му Богу. «Будем любить друг дру­га… Кто не любит, тот не познал Бога; пото­му что Бог есть любовь» (1 Ин. 4:7, 8).

Гос­подь тво­рит первую жену не пото­му, что Ада­му было скуч­но, а пото­му, что в чело­ве­ке зало­же­на потреб­ность любить и давать любовь. Брак — боже­ствен­ное уста­нов­ле­ние, и созда­ет­ся он для любви.

Любовь — цель бра­ка и глав­ное объ­еди­ня­ю­щее нача­ло в семье. Но недо­ста­точ­но толь­ко знать это, необ­хо­ди­мо пра­виль­ное пони­ма­ние люб­ви. Из-за чего люди бро­са­ют семью, раз­во­дят­ся или теря­ют веру в Бога и ухо­дят из Церк­ви? Из-за того, что не смог­ли понять, что такое любовь, или не смог­ли сохра­нить ее.

Поста­ра­ем­ся понять, что такое истин­ная любовь и что любо­вью совсем не явля­ет­ся. В бого­слов­ской нау­ке есть такой тер­мин — апо­фа­ти­че­ское бого­сло­вие. Метод это­го бого­сло­вия заклю­ча­ет­ся в том, что он пыта­ет­ся опи­сать свой­ства Божии, отри­цая все то, что не есть Бог. Напри­мер, Бог не есть камень — Он не мате­ри­а­лен. Бог не есть тво­ре­ние — Он не сотво­рен. Бог не огра­ни­чен, бес­ко­не­чен и т. д. Этот же спо­соб иссле­до­ва­ния «от про­тив­но­го» мож­но при­ме­нить и для того, что­бы понять, что такое любовь.

Насто­я­щая любовь — это не эмо­ция, не ощу­ще­ние, не страсть и не порыв. Эмо­ция, тем паче страсть, не может быть дол­го­вре­мен­ной, а любовь долж­на быть веч­ной. «Любовь нико­гда не пере­ста­ет» (1 Кор. 13:8), как гово­рит апо­стол Павел.

Отри­цая все то, что не есть любовь, я буду парал­лель­но давать поло­жи­тель­ные, утвер­ди­тель­ные опре­де­ле­ния люб­ви. Любовь — это ответ­ствен­ность и наш долг перед теми, кого мы выбра­ли, что­бы любить, а так­же перед Богом и нашей сове­стью. Выбрав наших люби­мых, мы отве­ча­ем за них. Как у Экзю­пе­ри: «Мы в отве­те за тех, кого при­ру­чи­ли». Если не при­нять твер­до­го реше­ния любить, то наше чув­ство к чело­ве­ку будет зави­сеть от тре­вол­не­ний житей­ских. Сего­дня я люб­лю, мне хоро­шо, при­ят­но рядом с люби­мым, а зав­тра мое настро­е­ние изме­ни­лось, я, к при­ме­ру, устал, и моё отно­ше­ние к ближ­не­му тоже изме­ни­лось, я уже не хочу его видеть. А после­зав­тра встре­тил кого-то, кто мне понра­вил­ся боль­ше — вот и вся любовь. И все это зву­ча­ло бы неле­по и неправ­до­по­доб­но, если бы мы не виде­ли в нашей совре­мен­ной жиз­ни тому «тьму при­ме­ров». Когда и моло­дые, и пожи­лые, кото­рым вро­де бы уже надо заду­мы­вать­ся о веч­но­сти, бро­са­ют сво­их люби­мых толь­ко пото­му, что встре­ти­ли кого-то помо­ло­же и посимпатичнее.

Воз­мо­жен и дру­гой вари­ант: не наше настро­е­ние изме­ни­лось, а близ­кий нам чело­век при­чи­нил нам боль — воль­но или неволь­но. И здесь необ­хо­ди­мо пом­нить о нашем реше­нии хра­нить любовь и нести ее через годы и испы­та­ния. И вооб­ще нуж­но не иде­а­ли­зи­ро­вать люби­мо­го чело­ве­ка, а знать, что он не все­гда будет толь­ко радо­вать нас, а воз­мож­но и сде­ла­ет нам больно.

Еще одно опре­де­ле­ние люб­ви через отри­ца­ние: любовь — это не «дай», а «возь­ми». Любовь не эго­изм, не себя­лю­бие, когда мы любим чело­ве­ка за что-то. Напри­мер, пото­му что он хоро­шо к нам отно­сит­ся, он кра­сив, умен, богат и т. д. Как-то в книж­ном мага­зине уви­дел бро­шюр­ку одной аме­ри­кан­ской писа­тель­ни­цы «За что я люб­лю сво­е­го люби­мо­го». И там на несколь­ких стра­ни­цах пере­чис­ля­лось, за что она любит сво­е­го муж­чи­ну: за то, что он нежен, вни­ма­те­лен, носит по утрам кофе в постель и тому подоб­ное. Несколь­ко послед­них стра­ниц кни­жеч­ки были не запол­не­ны для того, что­бы чита­тель­ни­цы мог­ли сами допи­сать, за что они любят сво­их мужей. Я поду­мал: а что будет, если муж этой жен­щи­ны зав­тра пере­ста­нет что-то делать из это­го спис­ка, напри­мер не будет носить кофе в постель? Что же, любить его она будет мень­ше, а то и вооб­ще раз­лю­бит? Такая любовь назы­ва­ет­ся эго­из­мом: я люб­лю, пото­му что для меня дела­ют что-то при­ят­ное. Мой люби­мый достав­ля­ет мне удо­воль­ствие, мне ком­форт­но с ним… Полу­ча­ет­ся, что я люб­лю не его само­го, а те при­ят­ные ощу­ще­ния, кото­рые он мне при­но­сит. Насто­я­щая же любовь, как гово­рит апо­стол Павел, «не ищет сво­е­го» (1 Кор. 13:5), стре­мит­ся не полу­чить, а дать.

У одно­го восточ­но­го учи­те­ля был уче­ник. Этот уче­ник имел боль­шое при­стра­стие к коп­че­ной рыбе. И вот одна­жды он сидел и с жад­но­стью поедал рыб­ное блю­до. Вошел учи­тель и с уко­ром стал гля­деть на сво­е­го вос­пи­тан­ни­ка. Уче­ни­ку ста­ло стыд­но, что он при учи­те­ле с таким аппе­ти­том и рве­ни­ем поедал рыбу, и, желая оправ­дать­ся, он ска­зал: «Гос­по­дин мой, ниче­го не могу поде­лать — люб­лю рыбу». И тогда учи­тель набро­сил­ся на него: «Ты любишь рыбу? Ты не рыбу любишь, а себя! Если бы ты любил ее, ты бы постро­ил ей бас­сейн, поло­жил на дно раз­но­цвет­ные камуш­ки, поса­дил бы рас­те­ния, что­бы ей не было скуч­но! А ты любишь толь­ко вкус рыбы у себя на языке!»

И под­час люди не осо­зна­ют, что любят не само­го чело­ве­ка, а свои при­ят­ные ощу­ще­ния, свя­зан­ные с ним. И когда эти ощу­ще­ния про­хо­дят — к при­ме­ру, чело­век меня­ет­ся внут­ренне или внешне или по каким-то дру­гим при­чи­нам пере­ста­ет их радо­вать, — они теря­ют к нему инте­рес. Очень часто потре­би­тель­ское отно­ше­ние, неуме­ние жерт­во­вать свой­ствен­но влюб­лен­но­сти, и если супру­ги при­ня­ли влюб­лен­ность за любовь и их страсть, их пер­во­на­чаль­ное чув­ство не смог­ло перей­ти в нечто боль­шее, тогда брак не выдер­жит испы­та­ния временем.

Если открыть «Сло­варь рус­ско­го язы­ка» С.И. Оже­го­ва на сло­ве «любовь», то пер­вое и глав­ное зна­че­ние это­го сло­ва зву­чит так: «1) Чув­ство само­от­вер­жен­ной, сер­деч­ной привязанности».

Одно из глав­ных качеств люб­ви — жерт­вен­ность, уме­ние состра­дать тому, кого любишь.

Извест­но, что в гре­че­ском язы­ке для обо­зна­че­ния люб­ви суще­ству­ет несколь­ко назва­ний. Любовь жерт­вен­ная по-гре­че­ски «ага­пи». И это сло­во упо­треб­ля­ет­ся, когда Свя­щен­ное Писа­ние гово­рит о Боже­ствен­ной люб­ви. Напри­мер: «Ибо так воз­лю­бил Бог мир, что отдал Сына Сво­е­го Еди­но­род­но­го…» (Ин. 3:16). Но это выра­же­ние так­же при­во­дит­ся, когда речь идет о супру­же­ской люб­ви: «Мужья, люби­те сво­их жен…» (Еф. 5:25).

«Сло­варь сино­ни­мов рус­ско­го язы­ка» одним из зна­че­ний сло­ва «любить» назы­ва­ет «жалеть». Конеч­но, эти каче­ства: состра­да­ния, жало­сти, само­по­жерт­во­ва­ния — появ­ля­ют­ся меж­ду людь­ми не сра­зу, а по про­ше­ствии времени.

Свя­тей­ший Пат­ри­арх Кирилл, высту­пая перед моло­де­жью в Ледо­вом двор­це Санкт-Петер­бур­га, вспом­нил слу­чай из сво­ей жиз­ни. Одна­жды к нему при­е­ха­ла на мото­цик­ле одна моло­дая пара за бла­го­сло­ве­ни­ем на брак. Буду­щий пат­ри­арх спро­сил, дав­но ли зна­ко­мы моло­дые люди. Они отве­ти­ли, что пару меся­цев. Тогда он обра­тил­ся к моло­до­му чело­ве­ку и спро­сил: «Ты любишь свою избран­ни­цу?» — «Да, люб­лю». — «Тогда пред­ставь себе, что зав­тра вы еде­те на мото­цик­ле, попа­да­е­те в ава­рию, и она до кон­ца дней оста­ет­ся инва­ли­дом. Ты готов до кон­ца жиз­ни нахо­дить­ся с ней рядом?» Пат­ри­арх ска­зал, что ему даже не нуж­но было отве­та — доста­точ­но было все­го лишь посмот­реть на реак­цию моло­до­го чело­ве­ка, кото­рый очень сму­тил­ся. Так про­ве­ря­ет­ся готов­ность людей к бра­ку: быть вме­сте не толь­ко в радо­сти, но и в горе.

Радость истин­ной люб­ви не в полу­че­нии каких-то благ от люби­мых, а в том, что мы можем про­явить свою любовь, что-то для них сде­лать. Чело­век по-насто­я­ще­му счаст­лив не тогда, когда его любят, но когда любит сам. Заме­ча­тель­ный рус­ский актер Евге­ний Пав­ло­вич Лео­нов был счаст­лив в лич­ной жиз­ни. Он всю жизнь любил одну жен­щи­ну, свою жену Ван­ду Вла­ди­ми­ров­ну. Одна­жды к нему при­шла в гости некая актри­са и ста­ла рас­ска­зы­вать про свои слож­ные отно­ше­ния с люби­мым чело­ве­ком. Он ска­зал ей: «Ты зна­ешь, а я ведь Ван­ду очень люб­лю. И даже боль­ше, чем она меня». Артист­ка не ожи­да­ла тако­го откро­ве­ния, она жало­ва­лась ему на свою тра­ги­че­скую любовь, а он, ока­зы­ва­ет­ся, тоже стра­да­ет. И она нача­ла уте­шать его: «Да Вы что! Ван­да Вас так любит!» Лео­нов отве­тил: «Да ты зна­ешь, это ведь на самом деле и неваж­но. Самое глав­ное, что мы с тобой все­гда можем ска­зать, что в нашей жиз­ни была любовь».

Самые несчаст­ные на зем­ле люди — те, кото­рые нико­гда не люби­ли, ведь если чело­век любит людей, он тоже не оста­нет­ся без люб­ви, будет любим. Пре­по­доб­ный авва Доро­фей гово­рит: «Не ищи люб­ви от ближ­не­го; ищу­щий люб­ви, если не уви­дит ее, сму­ща­ет­ся. Луч­ше ты пока­жи любовь к ближ­не­му. Посту­пив так, и сам успо­ко­ишь­ся, и при­ве­дешь ближ­не­го к любви».

Радость от того, что уда­лось сде­лать что-то нуж­ное, полез­ное для чело­ве­ка, все­гда боль­ше, чем от услу­ги или подар­ка, кото­рые сде­ла­ли нам. Думаю, очень мно­гим зна­ко­мо это чув­ство. Напри­мер, у нас есть какой-нибудь пре­ста­ре­лый род­ствен­ник — ска­жем, дедуш­ка. Он пол­го­да живет за горо­дом на даче, почти не име­ет свя­зи с внеш­ним миром. И вот мы дарим ему на день рож­де­ния про­стень­кий мобиль­ный теле­фон. Он очень рад подар­ку. Теперь он может вызвать в слу­чае чего «Ско­рую помощь», может зво­нить род­ным и близ­ким, теле­фон ему дей­стви­тель­но был нужен, он теперь часто зво­нит нам и бла­го­да­рит за пода­рок, но даже если бы он не бла­го­да­рил нас, созна­ние того, что мы при­нес­ли поль­зу чело­ве­ку, доста­ви­ли ему радость, выше вся­ких похвал. Пода­рить ему теле­фон было куда при­ят­нее, чем самим полу­чить в дар мобиль­ник пре­стиж­ной и доро­гой модели.

То, что любовь — это «возь­ми», а не «дай», ста­но­вит­ся оче­вид­ным из того фак­та, что наша любовь к чело­ве­ку напря­мую зави­сит от того, сколь­ко мы сами вло­жи­ли в него люб­ви. Напри­мер, у мате­ри трое детей: двое здо­ро­вых, креп­ких, сооб­ра­зи­тель­ных, а тре­тий, наобо­рот, родил­ся болез­нен­ным, хилым, боле­ет часто, в шко­ле не успе­ва­ет. И вот мать ездит с ним по вра­чам, сана­то­ри­ям, помо­га­ет делать уро­ки и вооб­ще отда­ет ему очень мно­го вре­ме­ни и сил. И это­го ребен­ка она любит, жале­ет боль­ше, чем дру­гих детей, хотя конеч­но, по-мате­рин­ски любит всех, они все ей доро­ги, но боль­ной ребе­нок, нуж­да­ю­щий­ся в ее помо­щи, забо­те, с кото­рым она про­ве­ла мно­го бес­сон­ных ночей, бли­же ей.

Я уже мно­го лет слу­жу в церк­ви при клад­би­ще. Свя­щен­ни­ку при­хо­дит­ся отпе­вать не толь­ко пожи­лых, но и моло­дых людей, а ино­гда и совсем мла­ден­цев. Так вот, я заме­тил, что когда роди­те­ли теря­ют ребен­ка-под­рост­ка, это для них, как пра­ви­ло, гораз­до боль­шее горе, чем когда люди хоро­нят мла­ден­цев. Мла­ден­цев, конеч­но, очень жал­ко, они малень­кие, без­за­щит­ные, но скорбь по кон­чине моло­дых людей боль­ше. У роди­те­лей очень мно­гое свя­за­но с ними, они вло­жи­ли в них очень мно­го сво­ей люб­ви, вол­но­ва­лись, пере­жи­ва­ли за них, с ними были свя­за­ны боль­шие надеж­ды. Осо­бен­но эта боль чув­ству­ет­ся потом, когда роди­те­ли при­хо­дят в храм уже после похо­рон, ищут уте­ше­ния. Похо­ро­нив уже под­рос­ших детей, очень дол­го не могут прий­ти в себя.

О том, что такое вло­же­ние люб­ви, мож­но понять не толь­ко на при­ме­ре люб­ви к чело­ве­ку. Напри­мер, если мы очень мно­го сил вкла­ды­ва­ем в какое-либо дело, оно ста­но­вит­ся нам осо­бен­но доро­го. То, что полу­ча­ет­ся без осо­бых уси­лий, вло­же­ний, ценит­ся меньше.

Поэто­му, если мы хотим полю­бить кого-то, то долж­ны вкла­ды­вать любовь в это­го чело­ве­ка: детей, жену, мужа, и тогда любовь к ним будет рас­ти в нашем сердце.

Итак, под­ве­дем неко­то­рые итоги.

Что сде­лать, что­бы сохра­нить любовь?

1. Пра­виль­но пони­мать, что такое насто­я­щая любовь, не путать ее со стра­стью, эмо­ци­я­ми и эго­из­мом. Все­гда пом­нить об ответ­ствен­но­сти перед любимыми.

2. Не ждать люб­ви, а самим дарить любовь, вкла­ды­вать ее в чело­ве­ка (вспом­ним авву Доро­фея: «Не жди люб­ви от ближ­не­го…»), тогда полу­чим любовь в сво­ем сердце.

3. Еще один момент: сохра­нить любовь, обно­вить ее помо­га­ют вос­по­ми­на­ния о том, что было вначале.

Один пре­по­да­ва­тель Мос­ков­ской духов­ной семи­на­рии при­во­дил такой при­мер. Допу­стим, супру­ги уже 12 лет живут в бра­ке и изряд­но друг дру­гу надо­е­ли. И вот жена дела­ет убор­ку в квар­ти­ре, про­ти­ра­ет пыль, пере­став­ля­ет кни­ги. Она берет с пол­ки одну из них, и вдруг из нее выпа­да­ет биле­тик на сеанс в кино, где она 12 лет назад позна­ко­ми­лась со сво­им буду­щим мужем. Она вспо­ми­на­ет, как они люби­ли друг дру­га, как хоро­шо им было вме­сте, и эти вос­по­ми­на­ния помо­га­ют пре­одо­леть ей нынеш­нее отчуж­де­ние с супругом.

Часто мож­но слы­шать от супру­гов с «боль­шим ста­жем»: «Мы боль­ше не любим друг дру­га». Но ведь люби­ли же рань­ше! Если полю­бишь один раз, мож­но любить чело­ве­ка всю жизнь. Зна­чит, про­сто не ста­ра­лись любить. Любовь — это сча­стье, кото­рое напол­ня­ет нашу жизнь радо­стью и смыс­лом, но это сча­стье мы дела­ем толь­ко сво­и­ми соб­ствен­ны­ми руками.

У кого-то может воз­ник­нуть зако­но­мер­ный вопрос, воз­ра­же­ние: если любовь — это «возь­ми», и мы будем любить чело­ве­ка, ниче­го не тре­буя вза­мен, давать ему нашу любовь, то не насту­пит ли момент, когда он будет толь­ко брать и ниче­го не давать нам? Ведь он может пере­стать ценить нашу любовь, будет вос­при­ни­мать ее как нечто само собой разумеющееся.

Нач­нем с того, что ждать чего-то вза­мен люб­ви — совер­шен­но непра­виль­ный под­ход. Если чело­век совер­ша­ет хоро­шие поступ­ки с таким чув­ством, он вооб­ще не любит. Насто­я­щая любовь бес­ко­рыст­на, она совер­ша­ет­ся во имя Бога, Кото­рый есть Любовь, и во имя ближ­не­го. Как ска­за­ла одна моя зна­ко­мая, жена свя­щен­но­слу­жи­те­ля: «Муж нужен не для того, что­бы заби­вать гвоз­ди, а для любви».

Вто­рой момент: Если мы будем бес­ко­рыст­но давать любовь люби­мо­му чело­ве­ку и будем делать это пра­виль­но, наста­нет момент, когда наш ближ­ний захо­чет что-то сде­лать для нас. Чело­век создан Богом с потреб­но­стью любить, что-то делать для дру­гих людей, он не может толь­ко бес­ко­неч­но брать, он дол­жен и отда­вать, если его серд­це не окон­ча­тель­но помра­че­но страстями.

Вооб­ще гово­ря, ино­го пути, как тво­рить любовь, не ожи­дая ниче­го вза­мен, про­сто нет. Все осталь­ное — любовь не истин­ная. Нас никто не застав­ля­ет любить, это наш выбор. Хочешь любить чело­ве­ка — люби его бес­ко­рыст­но, не хочешь — не люби.

Я уже упо­мя­нул немно­го выше, что любить надо пра­виль­но. Ведь «любо­вью» мож­но пере­кор­мить, изба­ло­вать, любовь может быть сле­пой и нера­зум­ной. Любить, дру­жить — это уме­ние, не все им обла­да­ют. Давать, конеч­но, нуж­но разум­но, учи­ты­вая осо­бен­но­сти чело­ве­ка, но руко­вод­ству­ясь все­гда толь­ко любовью.

Одна­жды при­шла ко мне в храм некая жен­щи­на и рас­ска­за­ла свою исто­рию. Она раз­ве­лась с мужем. По ее сло­вам, она зара­ба­ты­ва­ла день­ги, он же ниче­го не делал, нигде не рабо­тал. Она купи­ла ему диплом, что­бы он мог устро­ить­ся на рабо­ту, но он все рав­но про­дол­жал сидеть дома. В общем, жен­щи­на сама при­зна­ва­ла, что изба­ло­ва­ла мужа, дав ему воз­мож­ность ниче­го не делать. Я ска­зал ей, что она сама вино­ва­та в слу­чив­шем­ся. Тем, что жена взва­ли­ла на себя все обя­зан­но­сти по содер­жа­нию семьи, она сде­ла­ла пло­хо себе и сво­е­му супру­гу, пол­но­стью лишив его ини­ци­а­ти­вы. Ей сле­до­ва­ло бы хоро­шо выпол­нять свои обя­зан­но­сти, а не брать на себя чужие; вдох­нов­лять, под­дер­жи­вать мужа в его начи­на­ни­ях, помо­гать ему, а не тянуть все одной.

Или еще при­мер. Ска­жи­те, какие роди­те­ли по-насто­я­ще­му любят ребен­ка: те, кото­рые будут делать за него уро­ки и писать сочи­не­ния («папа реша­ет, а Вася сда­ет»), или те, кото­рые най­дут вре­мя, что­бы объ­яс­нить чаду труд­ный мате­ри­ал, будут кон­тро­ли­ро­вать, что­бы он не ленил­ся и все сде­лал пра­виль­но; может быть, ино­гда помо­гут ему, под­дер­жат и похва­лят, но не будут делать домаш­ние зада­ния за него? Конеч­но, вто­рые. Таким роди­те­лям ребе­нок, когда вырас­тет, будет по-насто­я­ще­му бла­го­да­рен: они научи­ли его пре­одо­ле­вать труд­но­сти, зани­мать­ся, и при этом он все­гда чув­ство­вал их любовь и под­держ­ку. Так что все­гда мож­но про­явить любовь и не изба­ло­вать человека.

Я хотел бы при­ве­сти цита­ту из кни­ги рус­ско­го мыс­ли­те­ля Ива­на Ильи­на «Пою­щее серд­це». Это отры­вок из пись­ма мате­ри писа­те­ля, оно напи­са­но, что­бы под­дер­жать сына, нахо­дя­ще­го­ся в раз­лу­ке с ней, уте­шить его в оди­но­че­стве. В этом пись­ме содер­жат­ся уди­ви­тель­ные сло­ва о смыс­ле, сча­стье и бес­ко­ры­стии люб­ви: «Кто любит, у того серд­це цве­тет и бла­го­уха­ет; и он дарит свою любовь совсем так, как цве­ток свой запах. Но тогда он и не оди­нок, пото­му что серд­це его у того, кого он любит: он дума­ет о нем, забо­тит­ся о нем, раду­ет­ся его радо­стью и стра­да­ет его стра­да­ни­я­ми. У него и вре­ме­ни нет, что­бы почув­ство­вать себя оди­но­ким или раз­мыш­лять о том, оди­нок он или нет. В люб­ви чело­век забы­ва­ет себя; он живет с дру­ги­ми, он живет в дру­гих. А это и есть сча­стье. Я уж вижу твои спра­ши­ва­ю­щие голу­бые гла­за и слы­шу твое тихое воз­ра­же­ние, что ведь это толь­ко пол­сча­стья, что целое сча­стье не в том толь­ко, что­бы любить, но и в том, что­бы тебя люби­ли. Но тут есть малень­кая тай­на, кото­рую я тебе на ушко ска­жу: кто дей­стви­тель­но любит, тот не запра­ши­ва­ет и не ску­пит­ся. Нель­зя посто­ян­но рас­счи­ты­вать и выспра­ши­вать: а что мне при­не­сет моя любовь? а ждет ли меня вза­им­ность? а может быть, я люб­лю боль­ше, а меня любят мень­ше? да и сто­ит ли мне отда­вать­ся этой люб­ви?.. Все это невер­но и ненуж­но; все это озна­ча­ет, что люб­ви еще нету (не роди­лась) или уже нету (умер­ла). Это осто­рож­ное при­ме­ри­ва­ние и взве­ши­ва­ние пре­ры­ва­ет живую струю люб­ви, теку­щую из серд­ца, и задер­жи­ва­ет ее. Чело­век, кото­рый меря­ет и веша­ет, не любит. Тогда вокруг него обра­зу­ет­ся пусто­та, не про­ник­ну­тая и не согре­тая луча­ми его серд­ца, и дру­гие люди тот­час же это чув­ству­ют. Они чув­ству­ют, что вокруг него пусто, холод­но и жест­ко, отвер­ты­ва­ют­ся от него и не ждут от него теп­ла. Это его еще более рас­хо­ла­жи­ва­ет, и вот он сидит в пол­ном оди­но­че­стве, обой­ден­ный и несчастный…

Нет, мой милый, надо, что­бы любовь сво­бод­но стру­и­лась из серд­ца, и не надо тре­во­жить­ся о вза­им­но­сти. Надо будить людей сво­ей любо­вью, надо любить их и этим звать их к люб­ви. Любить — это не пол­сча­стья, а целое сча­стье. Толь­ко при­знай это, и нач­нут­ся вокруг тебя чуде­са. Отдай­ся пото­ку сво­е­го серд­ца, отпу­сти свою любовь на сво­бо­ду, пусть лучи ее све­тят и гре­ют во все сто­ро­ны. Тогда ты ско­ро почув­ству­ешь, что к тебе ото­всю­ду текут струи ответ­ной люб­ви. Поче­му? Пото­му что твоя непо­сред­ствен­ная, непред­на­ме­рен­ная доб­ро­та, твоя непре­рыв­ная и бес­ко­рыст­ная любовь будет неза­мет­но вызы­вать в людях доб­ро­ту и любовь.

И тогда ты испы­та­ешь этот ответ­ный, обрат­ный поток не как „пол­ное сча­стье“, кото­ро­го ты тре­бо­вал и доби­вал­ся, а как неза­слу­жен­ное зем­ное бла­жен­ство, в кото­ром твое серд­це будет цве­сти и радоваться».

Глава семьи и его помощница

Муж жене — пас­тырь, а жена мужу — пластырь.

Иерар­хия семьи, гла­вен­ство мужа в семье — весь­ма болез­нен­ная тема в наше вре­мя. В зару­беж­ных стра­нах, где феми­низм уже дав­но одер­жал пол­ную побе­ду, на эту тему нало­же­но неглас­ное табу: гово­рить или писать о том, что муж­чи­на явля­ет­ся гла­вой семьи, немыс­ли­мо. Муж и жена рас­смат­ри­ва­ют­ся лишь как рав­но­прав­ные парт­не­ры в биз­нес-про­ек­те под назва­ни­ем семья.

Даже в хри­сти­ан­ской пси­хо­ло­ги­че­ской лите­ра­ту­ре на тему семьи и бра­ка, издан­ной, напри­мер, в Аме­ри­ке, вопрос иерар­хии семьи тща­тель­но обхо­дит­ся сто­ро­ной. И это при том, что про­те­стан­ты зна­ют Биб­лию, мож­но ска­зать, наизусть, и, конеч­но, им извест­ны все места Свя­щен­но­го Писа­ния, где гово­рит­ся о семей­ной иерар­хии: Быт. 3:16; 1Пет. 3:1; Еф. 5:22–24; Кол. 3:18 и др. Но, тем не менее, полит­кор­рект­ность пре­вы­ше всего.

Про­ги­бы про­те­стан­тиз­ма перед феми­низ­мом ино­гда выгля­дят очень смеш­но. Напри­мер, диа­кон Андрей Кура­ев рас­ска­зы­ва­ет, как одна­жды (он тогда еще учил­ся у МГУ) в уни­вер­си­тет при­бы­ла деле­га­ция сту­ден­ток бого­слов­ско­го факуль­те­та уни­вер­си­те­та Запад­но­го Бер­ли­на. И на встре­че со сту­ден­та­ми девуш­ки-бого­сло­вы сде­ла­ли весь­ма неожи­дан­ное заяв­ле­ние: «То, что Ева созда­на из реб­ра Ада­ма, озна­ча­ет, что муж­чи­на не более чем полу­фаб­ри­кат для созда­ния вен­ца тво­ре­ния — женщины».

Но это все на Запа­де, а что у нас? У нас тоже все чаще раз­да­ют­ся голо­са, даже в пра­во­слав­ной сре­де, что жена вполне может быть гла­вой семьи, раз обще­ство изме­ни­лось и жен­щи­ны могут иметь луч­шее обра­зо­ва­ние, чем муж­чи­ны, могут луч­ше ори­ен­ти­ро­вать­ся во мно­гих вопро­сах и иметь более высо­кую зар­пла­ту, чем их мужья. Ино­гда подоб­ные заяв­ле­ния слы­шишь даже из уст неко­то­рых «про­грес­сив­ных» батю­шек. Но если мы сей­час видим очень мало силь­ных, ответ­ствен­ных муж­чин, кото­рые явля­лись бы гла­вой жены и семьи, это вовсе не сви­де­тель­ству­ет о том, что Свя­щен­ное Писа­ние уста­ре­ло и все, что в нем ска­за­но о семей­ной иерар­хии, нуж­да­ет­ся в пере­смот­ре. Чело­ве­че­ское муж­ское и жен­ское есте­ство не пре­тер­пе­ло изме­не­ний, изме­ни­лось созна­ние людей, взгляд на эту про­бле­му. Но зада­ча Церк­ви и пра­во­слав­ных семей — как раз сви­де­тель­ство­вать обе­зу­мев­ше­му миру: все, что изло­же­но в Биб­лии отно­си­тель­но муж­чи­ны и жен­щи­ны, — непре­лож­ная исти­на, акси­о­ма, про­ве­рен­ная всей исто­ри­ей человечества.

Да, сего­дня мы часто встре­ча­ем семьи, где жена испол­ня­ет обя­зан­но­сти гла­вы, а муж­чи­на нахо­дит­ся в под­чи­нен­ном, ведо­мом поло­же­нии. Но счаст­ли­вы ли они при этом? Ведь семья созда­ет­ся не для того, что­бы как-то худо-бед­но «функ­ци­о­ни­ро­вать», а для сча­стья, люб­ви и единства.

Думаю, что неко­то­рым людям быва­ет труд­но при­нять тра­ди­ци­он­ную иерар­хию семьи, где муж явля­ет­ся гла­вой, из-за сло­жив­ших­ся непра­виль­ных сте­рео­ти­пов. Мол, если супруг — гла­ва, то обя­за­тель­но тиран, домаш­ний дес­пот; он отно­сит­ся к жене, как пове­ли­тель к рабыне, и порет ее и детей в вос­пи­та­тель­ных целях каж­дую суб­бо­ту; а жена — это заби­тое, серое суще­ство без пра­ва голо­са. Такое пред­став­ле­ние весь­ма дале­ко от хри­сти­ан­ско­го взгля­да на семью.

Дей­стви­тель­но, до при­ше­ствия Хри­ста на Восто­ке жен­щи­на нахо­ди­лась в поло­же­нии рабы­ни сво­е­го мужа, но хри­сти­ан­ство пол­но­стью изме­ни­ло взгляд на роль жен­щи­ны. Когда пер­вая супру­же­ская чета была изгна­на из рай­ско­го сада за непо­слу­ша­ние Богу, Гос­подь ска­зал Еве такие сло­ва: «В болез­ни будешь рожать детей; и к мужу тво­е­му вле­че­ние твое, и он будет гос­под­ство­вать над тобою» (Быт. 3:16). «Тол­ко­вая Биб­лия» А.П. Лопу­хи­надает сле­ду­ю­щее объ­яс­не­ние дан­но­му месту Свя­щен­но­го Писа­ния: это «новая чер­та брач­ных отно­ше­ний меж­ду мужем и женой, уста­нав­ли­ва­ю­щая факт пол­но­го гос­под­ства пер­во­го над послед­ней». И рань­ше жена име­ла ста­тус помощ­ни­цы мужа, то есть ее поло­же­ние было зави­си­мым, под­чи­нен­ным, но «после того как пер­вая жена дока­за­ла неуме­ние поль­зо­вать­ся сво­бо­дой, Бог опре­де­лен­ным зако­ном поста­вил ее дей­ствие под вер­хов­ный кон­троль мужа. Луч­шей иллю­стра­ци­ей это­го слу­жит вся исто­рия дохри­сти­ан­ско­го Древ­не­го мира, в осо­бен­но­сти же Древ­не­го Восто­ка, с его уни­жен­ным, раб­ским поло­же­ни­ем жен­щи­ны. И толь­ко лишь в хри­сти­ан­стве — рели­гии искуп­ле­ния — жене сно­ва воз­вра­ще­ны ее утра­чен­ные в гре­хо­па­де­нии пра­ва (см.: Гал. 3:28; Еф. 5:25[5].

Хри­сти­ан­ский брак заклю­ча­ет­ся во образ сою­за Хри­ста и Церк­ви: «…муж есть гла­ва жены, как и Хри­стос гла­ва Церк­ви, и Он же Спа­си­тель тела; но как Цер­ковь пови­ну­ет­ся Хри­сту, так и жены сво­им мужьям во всем. Мужья, люби­те сво­их жен, как и Хри­стос воз­лю­бил Цер­ковь и пре­дал Себя за нее» (Еф. 5:23–25). «Заботь­ся о сво­ей жене, как Хри­стос о Церк­ви. Хотя бы нуж­но было отдать за нее душу свою, хотя бы при­шлось испы­тать мно­го­кров­ные поте­ри, пре­тер­петь что-нибудь тяж­кое, ты не дол­жен отка­зы­вать­ся, ибо, пре­тер­пев все это, ты еще не сде­ла­ешь ниче­го, подоб­но­го тому, что сде­лал Хри­стос для Церк­ви», — гово­рит мужьям свя­ти­тель Иоанн Зла­то­уст.

Муж, как Хри­стос, забо­тит­ся о жене, любит и почи­та­ет ее: апо­стол Петр пове­ле­ва­ет муж­чи­нам обра­щать­ся «бла­го­ра­зум­но с жена­ми… ока­зы­вая им честь как сона­след­ни­цам бла­го­дат­ной жиз­ни» (1Пет. 3:7). Жена пови­ну­ет­ся мужу и почи­та­ет его, как Цер­ковь — Хри­ста. Как мы видим, образ хри­сти­ан­ско­го бра­ка не име­ет ника­ко­го отно­ше­ния к тому типу брач­ных отно­ше­ний, кото­рый и сей­час повсе­мест­но рас­про­стра­нен на Востоке.

Ныне, к вели­чай­ше­му сожа­ле­нию, все пере­вер­ну­лось с ног на голо­ву, и насто­я­щий хри­сти­ан­ский брак, где муж и жена зна­ют и испол­ня­ют долж­ным обра­зом запо­ведь об отно­ше­ни­ях мужа и жены, мож­но встре­тить крайне ред­ко. Но спра­ши­ва­ет­ся: если жена — гла­ва, то кто тогда зани­ма­ет в семье место Хри­ста, а кто — Церк­ви? Не так долж­но быть в хри­сти­ан­ском бра­ке. А про­те­стан­ты тут вооб­ще дошли до абсур­да: они не толь­ко забы­ли о бого­уста­нов­лен­ной иерар­хии семьи, но и вве­ли жен­ское свя­щен­ство! Теперь на их собра­ни­ях, где вос­по­ми­на­ет­ся тай­ная вече­ря, на месте Хри­ста вос­се­да­ет женщина.

Но, конеч­но, мужу и жене недо­ста­точ­но толь­ко знать свои роли в семье, они обя­за­ны и долж­ным обра­зом испол­нять их. А вот с этим очень боль­шая про­бле­ма. Ведь наш век, увы! это вре­мя сла­бых муж­чин и силь­ных жен­щин. Встре­тить сей­час по-насто­я­ще­му силь­но­го, ответ­ствен­но­го и забот­ли­во­го муж­чи­ну очень трудно.

Како­вы при­чи­ны «измель­ча­ния» муж­ско­го пола и «воз­му­жа­ния» женского?

Нач­нем с того, что рань­ше муж­чи­на про­сто не мог поз­во­лить себе рос­кошь быть сла­бым. Уклад жиз­ни был очень суро­вый. Даже если взять совсем недав­нюю доре­во­лю­ци­он­ную исто­рию. Насе­ле­ние Рос­сии на 80 % состо­я­ло из кре­стьян. Муж­чи­ны весь­ма тяже­лым тру­дом добы­ва­ли хлеб для всей семьи, а семьи были очень боль­ши­ми. Рос­сия была аграр­ной стра­ной, кре­стьяне воз­де­лы­ва­ли зем­лю, паха­ли ее. Сами сло­ва «пахать, пахо­та» — сино­ни­мы очень тяже­лой, изну­ри­тель­ной рабо­ты. Жен­щи­ны име­ли по семь-десять детей; они рас­ти­ли их, вели домаш­нее хозяй­ство и помо­га­ли мужьям. После Октябрь­ско­го пере­во­ро­та ситу­а­ция изме­ни­лась. Жен­щи­ны ста­ли полу­чать выс­шее обра­зо­ва­ние, рабо­тать в тех отрас­лях, где рань­ше тру­ди­лись толь­ко муж­чи­ны. А когда после Вели­кой Оте­че­ствен­ной вой­ны с фрон­та вер­ну­лась все­го толь­ко ⅓ муж­чин, жен­щи­нам при­шлось рабо­тать на сугу­бо муж­ских долж­но­стях, вос­пи­ты­вать детей без мужа. И взгляд на роль муж­чи­ны и жен­щи­ны в семье изме­нил­ся. Жен­щи­ны ста­ли силь­нее, муж­чи­ны уже не име­ли того авто­ри­те­та гла­вы семьи, как рань­ше. Хотя в совет­ское вре­мя семьи еще были крепки.

Вре­ме­на демо­кра­тии и все­доз­во­лен­но­сти при­ве­ли семью в пол­ный упа­док. Сей­час треть детей в Рос­сии рож­да­ет­ся вне бра­ка, а зна­чит, они не име­ют при­ме­ра пол­ной семьи. Дети не видят, как долж­ны пра­виль­но стро­ить­ся вза­и­мо­от­но­ше­ния меж­ду супру­га­ми, рас­пре­де­лять­ся роли. В тех немно­гих семьях, где есть папа и мама, тоже не най­дешь пра­виль­ной иерар­хии. Муж­чи­ны, вос­пи­тан­ные мате­рью-оди­ноч­кой, почти все сплошь «мамень­ки­ны сын­ки», они не толь­ко о семье, даже о себе не могут позаботиться.

Феми­низм, одер­жав побе­ду в запад­ном обще­стве, при­шел в пост­со­вет­скую Рос­сию, и глав­ной зада­чей его было уни­что­же­ние семьи и бра­ка. Осу­ще­ствить это мож­но было дву­мя путя­ми. Пер­вый: вну­шить жен­щи­нам, что брак вооб­ще не нужен (мож­но полу­чить все «удо­воль­ствия», а так­же родить и вырас­тить ребен­ка без мужа). Вто­рой: жен­щи­на долж­на пол­но­стью под­чи­нить себе мужа, ни в чем не усту­пать ему, быть силь­ной, мно­го зара­ба­ты­вать и бороть­ся с ним за власть в семье, ведь в госу­дар­стве пол­ное рав­но­пра­вие муж­чин и жен­щин, а сле­до­ва­тель­но, так долж­но быть и в семье. Кста­ти, тем, кто дума­ет, что феми­низм — это без­обид­ное тече­ние напо­до­бие дви­же­ния ска­у­тов, полез­но будет про­честь кни­гу одной из идео­ло­гов феми­низ­ма сере­ди­ны XX века Вале­ри Сола­нас. Назва­ние этой кни­ги гово­рит само за себя — «Обще­ство пол­но­го уни­что­же­ния муж­чин». Вот выдерж­ка из этой кни­ги: «Сохра­не­ние муж­чин не нуж­но даже для вос­про­из­вод­ства. Муж­чи­на — это био­ло­ги­че­ская слу­чай­ность… недо­че­ло­век… В самой сво­ей сути муж­чи­на — это пияв­ка и не име­ет мораль­но­го пра­ва жить, посколь­ку никто не дол­жен жить за счет дру­гих… Уни­что­же­ние любо­го муж­чи­ны, таким обра­зом, явля­ет­ся хоро­шим и пра­виль­ным дей­стви­ем, весь­ма выгод­ным для жен­щин, рав­но как и актом мило­сер­дия… Уни­чтожь­те муж­чин — и жен­щи­ны ста­нут дру­ги­ми. Мно­гие жен­щи­ны в резуль­та­те пой­мут абсо­лют­ную бес­по­лез­ность и баналь­ность муж­ско­го рода… Немно­гие остав­ши­е­ся муж­чи­ны могут вла­чить свое ничтож­ное суще­ство­ва­ние, про­гу­ли­ва­ясь в жен­ских пла­тьях, или отпра­вить­ся в бли­жай­ший госте­при­им­ный центр само­убий­ства, где их тихо и без­бо­лез­нен­но усы­пят газом».

Думаю, мож­но оста­вить это выска­зы­ва­ние без комментариев.

Но что же делать? Муж­чи­ны сла­бы. Жен­щи­ны сплошь эман­си­пи­ро­ва­ны. И даже если жен­щи­на хочет создать нор­маль­ную семью с пра­виль­ным рас­пре­де­ле­ни­ем ролей, все рав­но ей при­хо­дит­ся тащить семей­ный воз почти в оди­ноч­ку. Совре­мен­ным муж­чи­нам тоже неслад­ко, ведь жен­щи­ны ста­ли очень само­сто­я­тель­ны­ми, реши­тель­ны­ми, их пове­де­ние ста­ло дале­ко не жен­ствен­ным. Рядом с такой жен­щи­ной очень слож­но быть силь­ным муж­чи­ной. Но на самом деле любой жен­щине хочет­ся побыть жен­ствен­ной и сла­бой, ей хочет­ся забо­ты и покро­ви­тель­ства люби­мо­го муж­чи­ны. Как и муж­чи­нам хочет­ся про­яв­лять муж­ские каче­ства. Бес­со­зна­тель­но, в глу­бине души и муж­чи­ны, и жен­щи­ны стре­мят­ся к тому же, что и 200, и 1000 лет назад, — про­сто быть сами­ми собой: муж­чи­на­ми и жен­щи­на­ми. Зна­чит, пер­вое, что нуж­но сде­лать, — изме­нить свое отно­ше­ние к рас­ста­нов­ке сил в семье. Пра­во­слав­ным семьям в этом плане лег­че. Супру­ги зна­ют, что сло­во Божие гово­рит об иерар­хии семьи, и ста­ра­ют­ся сми­рять­ся и пре­одо­ле­вать чер­ты сво­е­го харак­те­ра, кото­рые меша­ют им в бра­ке. Конеч­но, это не про­сто, и сра­зу все не полу­чит­ся. Но, как извест­но, если мы не можем сра­зу изме­нить обсто­я­тель­ства (напри­мер, в вари­ан­те сла­бый муж — силь­ная жена), то, по край­ней мере, долж­ны изме­нить отно­ше­ние к ним.

Про­бле­ма не толь­ко в том, что сей­час мно­го сла­бых и инфан­тиль­ных муж­чин, но еще и в том, что жен­щи­ны ведут себя так, что муж­чи­на, видя такое отно­ше­ние к себе, в прин­ци­пе не может про­явить свои луч­шие муж­ские качества.

Какие же ошиб­ки допус­ка­ет женщина?

Ее пове­де­ние по отно­ше­нию к мужу дирек­тив­но, она подав­ля­ет его, стре­мит­ся пере­де­лать, пере­вос­пи­тать и, не видя ника­ко­го резуль­та­та, взва­ли­ва­ет всю семей­ную ношу на себя и после это­го удив­ля­ет­ся: поче­му мне никто не помо­га­ет? А когда ей ука­зы­ва­ют на ее ошиб­ки, она гово­рит: «Как я могу ина­че? Ведь все дела вста­нут!» Жен­щи­на в этой ситу­а­ции дей­ству­ет как неко­то­рые нера­зум­ные мате­ри: видя, что ребе­нок не может выпол­нить какую-то рабо­ту, они, вме­сто того, что­бы научить его, под­бод­рить, гово­рят в серд­цах: «Чем объ­яс­нять тебе по десять раз, бес­то­лочь такая, лег­че все самой сделать!»

Будет ли муж хоро­шо отно­сить­ся к жене и вести себя как гла­ва семьи, если жена не ува­жа­ет его? Конеч­но, нет. Паи­сий Свя­то­го­рец гово­рит: «Если муж не любит жену, а жена не чтит мужа, то в семье воз­ни­ка­ет раз­лад. В преж­ние вре­ме­на счи­та­лось нику­да не год­ным делом, если жена пере­чи­ла мужу. А сей­час появил­ся наг­лый, раз­вяз­ный дух. Как же пре­крас­но было в те вре­ме­на! Я был зна­ком с одной супру­же­ской парой. Муж был низень­ким невзрач­ным чело­веч­ком, а жена — высо­чен­ная, бога­тыр­ско­го роста! Она одна игра­ю­чи сгру­жа­ла с теле­ги цент­нер зер­на! Как-то раз один рабо­чий, тоже дюжий парень, стал к ней при­ста­вать, и она, схва­тив его, отшвыр­ну­ла на несколь­ко мет­ров в сто­ро­ну, как спич­ку! Но если бы вы виде­ли, какое послу­ша­ние эта жен­щи­на ока­зы­ва­ла сво­е­му мужу, как она его чти­ла! Вот таким обра­зом семья быва­ет креп­кой, неру­ши­мой. А ина­че ей не усто­ять»[6].

Как мы будем отно­сить­ся к людям, таки­ми они и будут для нас. Даже если муж, напри­мер, весь­ма пре­успе­ва­ет на служ­бе, где его хва­лят, поощ­ря­ют, а жена при этом не ува­жа­ет его, счи­та­ет сла­ба­ком и неудач­ни­ком, то для нее он все­гда и будет таким, пока она сама не пере­ме­нит сво­е­го отно­ше­ния к нему.

Вот одна прит­ча на эту тему.

У ворот горо­да сидел ста­рик. К нему подо­шел путе­ше­ствен­ник. Было вид­но, что юно­ша при­шел издалека.

— Я нико­гда не бывал в этих местах. Ска­жи, дедуш­ка, какие люди живут в этом горо­де? — спро­сил юно­ша у старика.

— А какие люди жили в горо­де, кото­рый ты поки­нул? — спро­сил у него старик.

— Это были злые и эго­и­стич­ные люди, и я без сожа­ле­ния рас­стал­ся с ними.

— Здесь ты, юно­ша, встре­тишь таких же.

Неко­то­рое вре­мя спу­стя дру­гой путе­ше­ствен­ник задал ста­ро­му чело­ве­ку тот же вопрос:

— Ска­жи, доб­рый чело­век, что за люди живут в этом горо­де? Я толь­ко что при­е­хал и не знаю мест­ных обычаев.

Ста­рик вновь отве­тил вопро­сом на вопрос:

— А что за люди жили в горо­де, отку­да ты пришел?

— Это были заме­ча­тель­ные люди, доб­рые и госте­при­им­ные. Мно­гие ста­ли мои­ми дру­зья­ми, и мне было нелег­ко остав­лять их.

— Здесь ты най­дешь таких же.

Купец, кото­рый при­вез в город свои това­ры, слы­шал оба раз­го­во­ра и в недо­уме­нии обра­тил­ся к старику:

— Как же так? Ты двум людям на один и тот же вопрос дал совер­шен­но раз­ные ответы…

— У каж­до­го в серд­це свой мир. Если кто-то не нашел ниче­го хоро­ше­го там, отку­да при­шел, он и здесь его не най­дет. А у кого были дру­зья, он и здесь без доб­рых людей не оста­нет­ся. Ведь мы видим в окру­жа­ю­щих нас людях толь­ко то, что име­ем внут­ри себя.

В любой обла­сти: и на про­из­вод­стве, и в армии, и в соци­аль­ной сфе­ре, — если соби­ра­ет­ся груп­па людей (а два чело­ве­ка — это уже груп­па), есть началь­ник, руко­во­ди­тель, веду­щий, лидер этой груп­пы. То же самое и в семей­ной жиз­ни. Любая груп­па, лишен­ная иерар­хии, очень сла­ба и нежиз­не­спо­соб­на. Кста­ти, лидер — это дале­ко не все­гда «вдох­но­вен­ная, силь­ная лич­ность, спо­соб­ная увлечь весь кол­лек­тив», — это лишь одно из зна­че­ний это­го сло­ва. Сло­варь по пси­хо­ло­гии опре­де­ля­ет глав­ное зна­че­ние сло­ва «лидер» так: «Лидер (англ. leader — „веду­щий, руко­во­ди­тель“) — член груп­пы, за кото­рым все осталь­ные чле­ны груп­пы при­зна­ют пра­во при­ни­мать ответ­ствен­ные реше­ния в зна­чи­мых ситу­а­ци­ях — реше­ния, затра­ги­ва­ю­щие их инте­ре­сы и опре­де­ля­ю­щие направ­ле­ние и харак­тер дея­тель­но­сти всей груп­пы. Самая авто­ри­тет­ная лич­ность, реаль­но игра­ю­щая цен­траль­ную роль в орга­ни­за­ции сов­мест­ной дея­тель­но­сти и регу­ли­ро­ва­нии вза­и­мо­от­но­ше­ний в груп­пе»[7]. Но сло­во «лидер» мне не очень нра­вит­ся, и в семей­ной жиз­ни, конеч­но, более при­ме­ни­мо дру­гое — «гла­ва».

Что­бы понять, как долж­ны стро­ить­ся вза­и­мо­от­но­ше­ния в семье, где муж не явля­ет­ся силь­ной, доми­ни­ру­ю­щей лич­но­стью, обра­тим­ся к тако­му при­ме­ру. Пред­ста­вим себе, что в какой-то орга­ни­за­ции есть началь­ник. Не семи пядей во лбу, мож­но назвать его даже сла­бым руко­во­ди­те­лем. И вот в этой орга­ни­за­ции откры­ва­ет­ся вакан­сия на долж­ность бли­жай­ше­го помощ­ни­ка началь­ни­ка, его зама. Нахо­дит­ся чело­век, кото­рый очень под­хо­дит на эту долж­ность. У него хоро­шее обра­зо­ва­ние, опыт рабо­ты, он обла­да­ет пре­крас­ны­ми орга­ни­за­тор­ски­ми спо­соб­но­стя­ми. По сво­им каче­ствам этот чело­век пре­вос­хо­дит сво­е­го бос­са. И вот новый зам при­ни­ма­ет­ся за дела. У него есть два вари­ан­та, как дей­ство­вать. Пер­вый: так как началь­ник — сла­бый руко­во­ди­тель, его зам начи­на­ет поучать его, ука­зы­вать на ошиб­ки в при­сут­ствии под­чи­нен­ных, учить рабо­тать и этим самым воль­но или неволь­но подав­лять, уни­жать его. Что после это­го про­изой­дет, нетруд­но дога­дать­ся: даже самый сла­бый началь­ник тако­го тер­петь не будет — он уво­лит сво­е­го помощ­ни­ка. Вто­рой вари­ант: вой­ти в дове­рие к сво­е­му гла­ве, ока­зы­вать ему подо­ба­ю­щее его поло­же­нию почте­ние, соблю­дать суб­ор­ди­на­цию и стать его пра­вой рукой, все­гда, конеч­но, пом­ня о том, кто началь­ник и кто под­чи­нен­ный. Такой помощ­ник может стать муд­рым совет­ни­ком сво­е­го гла­вы; они вме­сте будут обсуж­дать дела, заме­сти­тель будет сове­то­вать началь­ни­ку, помо­гать ему най­ти нуж­ное реше­ние. Какие-то хоро­шие ини­ци­а­ти­вы сво­е­го бос­са он будет под­дер­жи­вать, а от неудач­ных шагов веж­ли­во отго­ва­ри­вать. При этом умный под­чи­нен­ный все­гда зна­ет: началь­ник выше его по ран­гу, он отве­ча­ет за ситу­а­цию в целом, и пото­му реша­ю­щее сло­во все­гда за ним. Но все это мож­но осу­ще­ствить толь­ко тогда, когда помощ­ник не будет пося­гать на его власть и авторитет.

На раз­ных при­хо­дах неод­но­крат­но видел такую ситу­а­цию. Насто­я­тель по сво­им каче­ствам не явля­ет­ся бле­стя­щим руко­во­ди­те­лем, адми­ни­стра­то­ром, но при­ход функ­ци­о­ни­ру­ет нор­маль­но, если у него есть помощ­ни­ки, кото­рые его почи­та­ют как свя­щен­но­слу­жи­те­ля, насто­я­те­ля. Они помо­га­ют ему в мате­ри­аль­но-адми­ни­стра­тив­ной части, а он отве­ча­ет за духов­ную жизнь общи­ны. При этом, конеч­но, глав­ные вопро­сы реша­ют­ся вме­сте, и к мне­нию насто­я­те­ля все прислушиваются.

Так и в семей­ной жиз­ни. Жен­щи­на может быть и силь­ной, и обра­зо­ван­ной, и умной, но при этом она нико­гда не долж­на подав­лять мужа, гла­вен­ство­вать над ним. «Доса­да, стыд и боль­шой срам, когда жена пре­об­ла­да­ет над мужем» (Сир. 25:24), — гово­рит пре­муд­рый сын Сира­хов. И по-насто­я­ще­му умная, муд­рая жена нико­гда не будет гос­под­ство­вать над мужем. Она пони­ма­ет, что в этом нет ника­кой поль­зы для семьи, для мужа и даже для нее самой. Под дав­ле­ни­ем, из-под пал­ки мож­но заста­вить мужа сде­лать что-то раз или два, но чело­век от это­го не изме­нит­ся и ниче­му не научит­ся. Муж и жена будут толь­ко посто­ян­но ругать­ся меж­ду собой, а зна­чит, будет стра­дать брак, семья. Да и сама люби­тель­ни­ца поко­ман­до­вать от ссор и скан­да­лов толь­ко при­дет в рас­строй­ство, ведь гнев, раз­дра­жи­тель­ность, как извест­но, порож­да­ют печаль.

Дирек­тив­ное пове­де­ние жены при­во­дит не толь­ко к частым ссо­рам и семей­ным «раз­бор­кам». Если муж не нахо­дит пони­ма­ния и теп­ло­ты в сво­ем доме, он неиз­беж­но будет искать его в дру­гих местах. Неда­ром есть посло­ви­ца: «Где жена вер­хо­во­дит, там муж по сосе­дям ходит». И не толь­ко по сосе­дям, но и по подру­гам. Жен­щи­на при­зва­на дарить муж­чине теп­ло, лас­ку, ува­же­ние. Когда все­го это­го нет, муж (если он недо­ста­точ­но кре­пок) будет стре­мить­ся полу­чить все это у дру­гих женщин.

Если жена хочет, что­бы муж совер­шал муж­ские поступ­ки, она долж­на дей­ство­вать не при­нуж­де­ни­ем, а поощ­ре­ни­ем, не пони­жать его само­оцен­ку, а, наобо­рот, под­ни­мать ее, гово­ря: «Я знаю, ты можешь, ты силь­ный, я верю в тебя» и т. д. И конеч­но, обя­зан­ность жены с бла­го­дар­но­стью при­ни­мать все то, что дела­ет муж для семьи и для нее лич­но (пусть даже дела­ет он очень мало). Дело в том, что от при­ро­ды муж­чи­на обла­да­ет очень боль­шим эго, у него на все свое мне­ние, он ред­ко спра­ши­ва­ет сове­тов, ста­ра­ет­ся до все­го дой­ти сво­им умом. Это каче­ство нуж­но ему, что­бы при­ни­мать реше­ния, ведь он дол­жен быть гла­вой семьи (хотя ино­гда твер­дость муж­чи­ны пре­вра­ща­ет­ся в обыч­ное упрямство).

Тако­ва муж­ская при­ро­да. Муж­чи­на — пти­ца гор­дая, и что­бы подвиг­нуть его на какой-то посту­пок, нуж­но дей­ство­вать не дав­ле­ни­ем, а давать поло­жи­тель­ную моти­ва­цию. Он дол­жен знать: его посту­пок оце­нят, ему будут бла­го­дар­ны, жена ценит его как мужчину.

Мно­гие жен­щи­ны об этом не дога­ды­ва­ют­ся и излиш­ни­ми тре­бо­ва­ни­я­ми к мужу сами раз­ру­ша­ют свой брак. Рас­ска­жу одну исто­рию. Одна жена, назо­вем ее Ната­льей, уви­де­ла, что в семье ее подру­ги суще­ству­ет тра­ди­ция: муж каж­дый день, при­хо­дя с рабо­ты, дарит жене цве­ток. Ната­ша была пора­же­на: как кра­си­во и тро­га­тель­но! А глав­ное, про­сто. Она вер­ну­лась домой и ска­за­ла мужу: «Андрей, ты можешь пода­рить мне цве­ток, поце­ло­вать и ска­зать: „Здрав­ствуй, люби­мая!“»? Андрей хоть и уди­вил­ся, но согла­сил­ся. На сле­ду­ю­щий день, когда Ната­ша откры­ла дверь, на поро­ге сто­ял улы­ба­ю­щий­ся Андрей. Без цвет­ка, но зато с кар­тош­кой. «А где цве­ток?» — спро­си­ла жена. «Ах, забыл совсем, изви­ни. Зав­тра куп­лю». Но ужин про­шел в мол­ча­нии. Сле­ду­ю­щим вече­ром Андрей сно­ва сто­ял в две­рях без цвет­ка, но с поми­до­ра­ми. Жена уже воз­му­ти­лась: «Ну что в этом слож­но­го, Андрей?!» Когда сле­ду­ю­щим вече­ром Андрей сно­ва забыл это сде­лать, Ната­ша не на шут­ку оби­де­лась. О чем и ска­за­ла ему тут же. На сле­ду­ю­щий день муж сно­ва явил­ся без цвет­ка, но уже не пото­му, что забыл, а пото­му, что не хотел. И вооб­ще эта мане­ра пове­де­ния — дарить цве­ты, цело­вать в щеч­ку — была не его. Вот отвез­ти жену на шаш­лы­ки или схо­дить в ресто­ран — это пожа­луй­ста. Но Ната­ша это­го не пони­ма­ла; ей каза­лось, что Андрей спе­ци­аль­но не хочет сде­лать для нее такой пустяк, как пода­рить цве­ток, пото­му что не любит ее. Она раз за разом встре­ча­ла его напря­жен­ная, ожи­дая, что он, нако­нец, пой­мет, чего от него ждут. Отчуж­де­ние рос­ло. Андрей стал задер­жи­вать­ся на рабо­те, ужи­нать с дру­зья­ми, потом начал выпи­вать. Ему не хоте­лось воз­вра­щать­ся домой к веч­но оби­жен­ной жене. Ната­ша забы­ла про цве­ток и ста­ла ругать­ся с ним уже из-за позд­них воз­вра­ще­ний. Через неко­то­рое вре­мя муж стал про­во­дить выход­ные у роди­те­лей. Без жены. Ната­ша была в яро­сти. Они пере­ста­ли раз­го­ва­ри­вать. В один из дней Ната­ша поня­ла, что ждет ребен­ка. Она ска­за­ла об этом мужу и доба­ви­ла: «Ну, хоть сей­час-то ты можешь быть полас­ко­вее со мной?» Самое ужас­ное, что Андрей не про­явил к изве­стию о ребен­ке боль­шо­го инте­ре­са. Когда жена в оче­ред­ной раз реши­ла выяс­нить отно­ше­ния, Андрей ска­зал ей: «Ты зна­ешь, я вот думаю, сто­ит ли нам быть вместе?..»

Одна­жды Ната­ша вновь была у подру­ги и опять уви­де­ла, как ее муж пода­рил ей вече­ром хри­зан­те­му со сло­ва­ми: «Здрав­ствуй, люби­мая». И тут Ната­шу осе­ни­ло. Она ска­за­ла подру­ге: «Ты зна­ешь, ведь у нас с Андре­ем все нача­лось с цвет­ка. Сна­ча­ла я была недо­воль­на этим, потом дру­гим, потом тре­тьим… И все толь­ко хуже и хуже. Что же делать?» Подру­ги про­си­де­ли до позд­не­го вечера.

Андрей был дома. В пол­ночь раз­дал­ся зво­нок в дверь. На поро­ге сто­я­ла Ната­ша, мок­рая от дождя. Она выну­ла из-под курт­ки длин­ную алую розу, про­тя­ну­ла ее Андрею и ска­за­ла: «Здрав­ствуй, люби­мый… Про­сти меня».

Взаимное почитание

Хри­сти­ан­ская семья стро­ит­ся на почи­та­нии. Жена долж­на ува­жать, почи­тать мужа как гла­ву семьи, муж дол­жен ока­зы­вать почте­ние жене, забо­тить­ся о ней, дети долж­ны почи­тать роди­те­лей. Но при этом почи­та­ние не долж­но быть таким: «Я буду почи­тать это­го чело­ве­ка, пото­му что он ведет себя достой­но и заслу­жи­ва­ет к себе ува­же­ния, а если не будет заслу­жи­вать, то почи­тать его совсем необя­за­тель­но». Вспом­ним, что досто­ин­ство чело­ве­ка опре­де­ля­ет­ся нашим отно­ше­ни­ем к нему. Ведь даже цен­ность чисто мате­ри­аль­ных пред­ме­тов опре­де­ля­ет­ся исклю­чи­тель­но тем, как люди отно­сят­ся к ним, ценят ли их. Допу­стим, у вас умер дедуш­ка и оста­вил вам в наслед­ство ста­рый дом. И вот ваши дети нашли на чер­да­ке ста­рую, трес­нув­шую скрип­ку, на ней оста­лась все­го одна стру­на. Они поиг­ра­ли с ней, и она им быст­ро надо­е­ла. Но в один пре­крас­ный день вы бере­те эту скрип­ку в руки и види­те, что внут­ри это­го инстру­мен­та напи­са­но: «Стра­ди­ва­ри». Вас охва­ты­ва­ет страш­ное вол­не­ние, вы отда­е­те эту скрип­ку экс­пер­там, и они под­твер­жда­ют: «Да, дей­стви­тель­но, это скрип­ка рабо­ты Стра­ди­ва­ри, во всем мире их оста­лось не более 600 штук». Вы поку­па­е­те сейф, нани­ма­е­те охра­ну и при­ла­га­е­те все уси­лия, что­бы скрип­ка была в без­опас­но­сти. Что изме­ни­лось? Толь­ко ваше отно­ше­ние. Вы про­чли над­пись внут­ри ста­ро­го инстру­мен­та, и он при­об­рел для вас вели­кую ценность.

Аме­ри­кан­ский спе­ци­а­лист по вопро­сам семьи и бра­ка Г. Смо­ли, при­во­дя подоб­ный при­мер, так ком­мен­ти­ру­ет его: «Когда в доме уко­ре­ня­ет­ся почи­та­ние, через счи­тан­ные дни или неде­ли начи­на­ют менять­ся и ваши чув­ства. Ваш муж по-преж­не­му внешне не отли­ча­ет­ся от ста­рой, рас­сох­шей­ся скрип­ки, но нач­ни­те обра­щать­ся с ним, как со скрип­кой Стра­ди­ва­ри, и ваша жизнь — а так­же его — изме­нит­ся к луч­ше­му»[8].

Супру­ги долж­ны не толь­ко сами соблю­дать семей­ную иерар­хию, но и учить это­му детей. Моя супру­га нико­гда не упус­ка­ет слу­чая напом­нить детям, кто явля­ет­ся гла­вой семьи. Напри­мер, за обе­дом, раз­ли­вая в тарел­ки суп, она все­гда сна­ча­ла нали­ва­ет мне, потом себе, а уже после детям. При этом она гово­рит: «Папа у нас самый глав­ный, и поэто­му он полу­ча­ет еду пер­вым». Из таких, каза­лось бы, мело­чей скла­ды­ва­ет­ся почитание.

Теперь пого­во­рим немно­го о том, как вести себя муж­чине, что­бы стать гла­вой семьи.

Каж­до­му муж­чине нуж­но понять раз и навсе­гда: в бра­ке не долж­но быть борь­бы за лидер­ство. «Мой дом — моя кре­пость», а не поле боя. Поэто­му, даже зная, что гла­вой семьи дол­жен являть­ся муж, не нуж­но это нико­му дока­зы­вать сило­вым путем, то есть путем семей­ных бата­лий и выяс­не­ния отно­ше­ний. Крик, ссо­ра, скан­дал и капри­зы — ору­жие людей сла­бых, и очень часто к нему при­бе­га­ют имен­но жен­щи­ны. Муж­чи­нам не при­ста­ло скан­да­лить. Един­ствен­ный спо­соб пока­зать, кто в доме хозя­ин, — начать совер­шать насто­я­щие муж­ские поступ­ки. Чего ждет от муж­чи­ны каж­дая жен­щи­на? Защи­ты, покро­ви­тель­ства, забо­ты и вни­ма­ния. Если мы ей все это можем дать, она успо­ко­ит­ся и сама при­зна­ет наше гла­вен­ство. Любая жен­щи­на, даже внешне силь­ная, дирек­тив­ная и власт­ная, хочет имен­но это­го — быть жен­щи­ной, то есть чув­ство­вать под­держ­ку мужа, видеть в нем опо­ру. Ведь муж­чи­на женит­ся, а жен­щи­на выхо­дит за мужа, то есть муж дол­жен быть сте­ной, защи­ща­ю­щей жену и детей от житей­ских бурь и невзгод.

Апо­стол Петр настав­ля­ет мужей обра­щать­ся с жена­ми, «как с хруп­ким сосу­дом, ока­зы­вая им честь» (1Пет. 3:7), почи­тая их. Не толь­ко женам нуж­но почи­тать мужей, но и мужьям чтить сво­их спут­ниц жизни.

Когда жен­щи­на посто­ян­но что-то тре­бу­ет, скан­да­лит, каприз­ни­ча­ет, это очень часто явля­ет­ся эмо­ци­о­наль­ной реак­ци­ей на недо­ста­ток вни­ма­ния со сто­ро­ны мужа. Она ищет защи­ты, помо­щи и не может ее полу­чить. Жен­щи­ны вооб­ще суще­ства зага­доч­ные. Мужьям кажет­ся, что жен­щи­ны хотят от них одно­го, а на самом деле бес­со­зна­тель­но, то есть в глу­бине души, они про­во­ци­ру­ют их на совсем дру­гие поступки.

Карл Юнг, пси­хи­атр, осно­ва­тель ана­ли­ти­че­ской пси­хо­ло­гии, опи­сы­ва­ет одну свою паци­ент­ку. Она была деви­цей весь­ма интел­лек­ту­аль­ной, начи­тан­ной, учи­лась на фило­соф­ском факуль­те­те. Эта осо­ба очень люби­ла, зна­ко­мясь с моло­ды­ми людь­ми, зате­вать с ними интел­лек­ту­аль­ные спо­ры и при этом боль­но заде­ва­ла их, посто­ян­но ука­зы­вая на их ошиб­ки. Это очень пор­ти­ло настро­е­ние ее зна­ко­мым муж­чи­нам. Но все дело было в том, что отец этой девуш­ки был весь­ма обра­зо­ван­ным муж­чи­ной, обла­дал неза­у­ряд­ным интел­лек­том, и она бес­со­зна­тель­но иска­ла муж­чи­ну, не усту­па­ю­ще­го ее отцу. И сво­их при­я­те­лей она про­во­ци­ро­ва­ла для того, что­бы они вышли из ситу­а­ции с честью и ста­ли достой­ны ее вос­хи­ще­ния. В резуль­та­те же дости­га­ла совсем дру­го­го эффек­та — при­во­ди­ла сво­их зна­ко­мых в сму­ще­ние и сама испы­ты­ва­ла разочарование.

Под­ве­дем неко­то­рый итог.

И муж­чине, и жен­щине от Бога отве­де­ны в семей­ной жиз­ни свои осо­бые роли. Муж­чи­на, стре­мясь быть насто­я­щим гла­вой семьи, ее под­держ­кой и опо­рой, побуж­да­ет жен­щи­ну к мяг­ко­му, жен­ствен­но­му пове­де­нию. Жен­щи­на, ока­зы­вая почте­ние и ува­же­ние мужу, так­же побуж­да­ет его быть мужественным.

Психологические тормоза

Нико­гда так не любишь близ­ких, как в то вре­мя, когда рис­ку­ешь поте­рять их.

А.П. Чехов

Пом­ню, в одно вре­мя вдаль ожив­лен­ных трасс ста­ли ста­вить боль­шие щиты, раз­ме­ром при­мер­но 6 на 3 мет­ра, но не для рекла­мы, а для пре­ду­пре­жде­ния. На них была поме­ще­на фото­гра­фия жен­щи­ны с дву­мя малень­ки­ми детьми с над­пи­сью: «Тебя ждут дома!» Эта акция долж­на была заста­вить води­те­лей заду­мать­ся о том, что нуж­но быть пре­дель­но осто­рож­ны­ми на доро­ге, ведь в слу­чае ава­рии мы при­чи­ним боль­шую боль нашим близ­ким, а может быть, и рас­ста­нем­ся с ними навсе­гда. Такой пла­кат явля­ет­ся как бы «пси­хо­ло­ги­че­ским тор­мо­зом», удер­жи­ва­ю­щим авто­мо­би­ли­стов от лиха­че­ства и нару­ше­ния пра­вил дорож­но­го дви­же­ния. В семей­ной жиз­ни нам тоже нуж­но иметь такие зна­ки, сво­е­го рода систе­му сдер­жек и про­ти­во­ве­сов, обе­ре­га­ю­щую наш брак от необ­ду­ман­ных, рез­ких дей­ствий. Семей­ный мир — вели­чай­шая дра­го­цен­ность на све­те, но он весь­ма хру­пок, раз­ру­шить его очень лег­ко. Поэто­му в непро­стые момен­ты жиз­ни, когда семей­ная лод­ка вот-вот нале­тит на рифы, важ­но вспом­нить о самых глав­ных вещах: мире и любви.

Вооб­ще гово­ря, созна­ние того, что твое пове­де­ние боль­но ранит род­ных, люби­мых людей, ино­гда очень помо­га­ет избе­жать мно­гих недо­стой­ных поступ­ков или спра­вить­ся со сво­и­ми поро­ка­ми, как это, напри­мер, про­изо­шло с извест­ным рок-музы­кан­том Вяче­сла­вом Буту­со­вым. Было вре­мя, когда он стра­дал ужас­ной депрес­си­ей, его мучи­ли мыс­ли о само­убий­стве, и, конеч­но, его состо­я­ние очень тяго­ти­ло всю его семью. Буту­сов рас­ска­зы­ва­ет, что этот мрач­ный пери­од его жиз­ни мож­но назвать поло­сой пол­но­го оту­пе­ния, бес­чув­ствия. Как же ему уда­лось вый­ти из это­го состо­я­ния? Вот что гово­рит он сам: «Как ни стран­но, выход про­изо­шел, когда Анже­ли­ка, супру­га моя, поста­ви­ла меня про­сто перед фак­том. Ска­за­ла: „Ты пой­ми, есть дети, есть я… Мы-то за что долж­ны стра­дать?“ И мне стыд­но ста­ло… До того я не верил, что может быть какой-то счаст­ли­вый исход, даже какой-то поло­жи­тель­ный… Но Анже­ли­ка нашла у меня какой-то послед­ний оста­ток стыда».

Быва­ли слу­чаи, когда люди бро­са­ли пить и при­ни­мать нар­ко­ти­ки толь­ко пото­му, что виде­ли, как из-за их пагуб­ной стра­сти гиб­нет их семья. Гос­подь в опре­де­лен­ный момент пока­зы­вал им на их доро­ге жиз­ни знак: «Тебя ждут дома», и это помо­га­ло им спра­вить­ся с собой и сохра­нить семью. В слу­чае с Вяче­сла­вом Буту­со­вым очень боль­шое зна­че­ние имел тот факт, что музы­кант в тот пери­од при­шел к Пра­во­сла­вию, начал воцер­ков­лять­ся, и это помог­ло ему выбрать­ся их пучин тос­ки и уныния.

Кро­ме ответ­ствен­но­сти перед близ­ки­ми людь­ми за все свои поступ­ки, очень силь­ным сдер­жи­ва­ю­щим фак­то­ром явля­ет­ся посто­ян­ная память о том, что мы созда­ем семью для люб­ви и сча­стья, а не для столк­но­ве­ний, ссор и посто­ян­но­го выяс­не­ния отношений.

Быва­ет, что супру­ги в нача­ле сво­ей семей­ной жиз­ни живут друж­но, почти не ссо­рят­ся, но вот про­хо­дит год или два, и начи­на­ют­ся про­бле­мы: борь­ба за лидер­ство в семье, бес­ко­неч­ные вза­им­ные при­дир­ки, выяс­не­ния, кто что дол­жен делать, кто вино­ват, кто прав и тому подоб­ное. И тогда супру­гам нуж­но спра­вить­ся с собой, сде­лать пау­зу и поду­мать: для чего «все мы здесь сего­дня собра­лись»? Для чего мы вооб­ще всту­па­ем в брак и созда­ем семью? Для того что­бы играть в семей­ную игру «пере­тя­ги­ва­ние кана­та», отрав­лять друг дру­гу жизнь, посто­ян­но бороть­ся за власть и отста­и­вать свою право­ту? Или для того, что­бы любить друг дру­га и быть счаст­ли­вы­ми вме­сте? Сча­стье без люб­ви (осо­бен­но семей­ное) вооб­ще невоз­мож­но, а ведь ничто так не уби­ва­ет чув­ство люб­ви, как раз­дра­же­ние, гнев, гор­дость и эгоизм.

Уме­ние сде­лать оста­нов­ку, пау­зу для того, что­бы взять тайм-аут и поду­мать, что же будет даль­ше и вооб­ще «что же я делаю?», — вели­кое уме­ние, кото­рое необ­хо­ди­мо не толь­ко в семей­ной жиз­ни, но и в любой ситуации.

Мы уже гово­ри­ли, что смысл семей­ной жиз­ни и нашей жиз­ни вооб­ще — любовь к Богу и ближ­ним. Жизнь чело­ве­че­ская весь­ма корот­ка, в ней и так хва­та­ет труд­но­стей и скор­бей, и нель­зя бес­смыс­лен­но рас­тра­чи­вать ее на вза­им­ные оби­ды, упре­ки и уны­ние. В нашей неболь­шой зем­ной жиз­ни нуж­но успеть пора­до­вать наших люби­мых, при­не­сти им хоть немно­го сча­стья и самим тоже стать от это­го счастливее.

Один извест­ный рос­сий­ский актер, уже будучи смер­тель­но болен, при­знал­ся, что нико­гда не гово­рил жене ника­ких теп­лых слов, нико­гда не гово­рил ей, что любит ее. И он страш­но сожа­лел о том, что жизнь уже про­шла, а он так и не смог при­не­сти радость и сча­стье сво­ей супруге.

Еще одним важ­ным фак­то­ром, кото­рый помо­га­ет нам нести ответ­ствен­ность за наших близ­ких, явля­ет­ся мысль о веч­но­сти и нерас­тор­жи­мо­сти бра­ка. О том, что мы выбра­ли нашу поло­вин­ку один раз на всю жизнь, посто­ян­но напо­ми­на­ет нам наше обру­чаль­ное коль­цо. Ведь коль­цо, замкну­тый круг — это сим­вол веч­но­сти, нерас­тор­жи­мо­сти бра­ка. Муж и жена во вре­мя вен­ча­ния три раза обхо­дят вокруг ана­лоя так­же во образ кру­га без нача­ла и без конца.

Конеч­но, в нашем мире «одно­ра­зо­вых отно­ше­ний» мысль о веч­но­сти бра­ка мно­гим кажет­ся уста­рев­шей, но толь­ко такой взгляд на семью и брак помо­га­ет семье выжить в мире, пол­ном гре­ха и соблаз­нов, и поз­во­ля­ет супру­гам постро­ить насто­я­щие вза­и­мо­от­но­ше­ния. Супру­ги, настро­ен­ные на вер­ность и ответ­ствен­ность, смо­гут удер­жать­ся не толь­ко от изме­ны, но и от нескром­ных взгля­дов, раз­го­во­ров, флир­та. Чело­век, всту­па­ю­щий в брак, не дол­жен остав­лять себе ника­кой лазей­ки, пути к отступлению.

Когда люди зна­ют, что брак — это веч­ный союз, они ста­ра­ют­ся рабо­тать над собой, сми­рять­ся, искать ком­про­мисс, и не пыта­ют­ся все­ми сила­ми пере­де­лать дру­го­го, навя­зать ему свое мне­ние. Как, напри­мер, с роди­те­ля­ми, ведь дети не власт­ны их выбрать, роди­те­ли дают­ся чело­ве­ку от Бога, и мы долж­ны при­ни­мать их таки­ми, какие они есть, и учить­ся вза­и­мо­дей­ство­вать с ними, нахо­дить общий язык.

Кста­ти о выбо­ре. В непро­стые пери­о­ды семей­ной жиз­ни, когда велик соблазн начать жало­вать­ся на горь­кую судь­бу и тер­зать­ся сожа­ле­ни­я­ми о «загуб­лен­ной моло­до­сти», очень полез­но вспом­нить, что сво­их супру­гов мы когда-то выбра­ли себе сами, а зна­чит, теперь оби­жать­ся нуж­но толь­ко на себя и ответ­ствен­ность за наш выбор лежит опять-таки толь­ко на нас.

Воис­ти­ну прав был А.С. Пуш­кин: «Бла­жен, кто креп­ко сло­вом пра­вит и дер­жит мысль на при­вя­зи свою…» И чело­век семей­ный про­сто обя­зан научить­ся пра­вить, управ­лять сво­и­ми сло­ва­ми и мыс­ля­ми-ска­ку­на­ми, что­бы они не завез­ли его, куда не сле­ду­ет, ведь от нашей гре­хов­ной мыс­ли, от гру­бых, рез­ких, неосто­рож­ных слов постра­да­ем не толь­ко мы сами, но и наши любимые.

Общение значит общность

Самая боль­шая рос­кошь на све­те — это рос­кошь чело­ве­че­ско­го общения.

А. де Сент-Экзюпери

Обще­ние, общее, общ­ность — все это очень близ­кие сло­ва. И дей­стви­тель­но, людям, у кото­рых мно­го обще­го, лег­ко и при­ят­но общать­ся меж­ду собой. Общ­ность взгля­дов, инте­ре­сов, тем для обсуж­де­ния рож­да­ет жела­ние общать­ся. Обще­ние — это не толь­ко вели­кая радость, «рос­кошь» и удо­воль­ствие; обще­ние объ­еди­ня­ет людей. Обща­ясь, они ста­но­вят­ся более близ­ки­ми друг дру­гу, их отно­ше­ния раз­ви­ва­ют­ся и укрепляются.

«Имей­те одни мыс­ли, имей­те ту же любовь, будь­те еди­но­душ­ны и еди­но­мыш­лен­ны» (Флп. 2:2), — гово­рит апо­стол Павел про жизнь в хри­сти­ан­ской общине. Кста­ти, и сло­во «общи­на» явля­ет­ся одно­ко­рен­ным со сло­вом «обще­ние».

И конеч­но, одним из самых важ­ных фак­то­ров, «цемен­ти­ру­ю­щих» брак, семью, явля­ет­ся обще­ние меж­ду супру­га­ми. Если муж и жена мало обща­ют­ся друг с дру­гом, меж­ду ними ско­ро вооб­ще оста­нет­ся мало обще­го, и их будет свя­зы­вать толь­ко при­выч­ка к сов­мест­ной жизни.

Ино­гда мож­но услы­шать от супру­гов, что они мало обща­ют­ся, пото­му что их инте­ре­сы и увле­че­ния не сов­па­да­ют, у них мало обще­го, почти нет сов­мест­ных тем для обсуж­де­ния. Но ведь общ­ность тем как раз и появ­ля­ет­ся при обще­нии, когда мы про­яв­ля­ем к чело­ве­ку искрен­ний инте­рес и в раз­го­во­ре выяс­ня­ем, чем он живет, что его инте­ре­су­ет. Муж и жена — самые близ­кие люди, и они не долж­ны быть друг для дру­га «terra incognita». И узнать что-то новое в чело­ве­ке, стать бли­же к нему мож­но толь­ко обща­ясь с ним. Это сво­е­го рода замкну­тый круг: если супру­ги хотят иметь общ­ность, они долж­ны общать­ся, но что­бы общать­ся, нуж­но иметь общие темы и инте­ре­сы. Зна­чит, нуж­но боль­ше инте­ре­со­вать­ся сво­ей поло­вин­кой. Не раз убеж­дал­ся на соб­ствен­ном опы­те и на при­ме­рах дру­гих семей, что общ­ность инте­ре­сов и тем для раз­го­во­ров при­хо­дит в про­цес­се супру­же­ской жиз­ни, хотя, конеч­но, очень хоро­шо, когда жених и неве­ста еще до бра­ка име­ют общие инте­ре­сы, общий круг общения.

Для мужа, гла­вы семьи, очень важ­но, когда его супру­га инте­ре­су­ет­ся не толь­ко тем, сколь­ко денег он полу­ча­ет на служ­бе, но и под­дер­жи­ва­ет его, инте­ре­су­ет­ся его успе­ха­ми и живет его инте­ре­са­ми. Хотя неко­то­рые мужья не очень-то любят пус­кать жен в свою дело­вую жизнь, но все-таки боль­шин­ство муж­чин очень рады под­держ­ке и инте­ре­су к их рабо­те со сто­ро­ны жен. Если для жен­щи­ны дом, семья, дети почти все­гда сто­ят выше рабо­ты вне семьи, то для муж­чи­ны огром­ное зна­че­ние име­ет то, чем он зани­ма­ет­ся вне дома. Кро­ме мораль­но­го удо­вле­тво­ре­ния, рабо­та очень повы­ша­ет само­оцен­ку муж­чи­ны, он чув­ству­ет себя кор­миль­цем семьи, ее защит­ни­ком и опо­рой, а от это­го выиг­ры­ва­ет, конеч­но, вся семья. Для мужа содер­жать семью, жену и детей, забо­тить­ся о них — это воз­мож­ность почув­ство­вать себя насто­я­щим муж­чи­ной. И жене нуж­но вся­че­ски помо­гать ему в этом, про­яв­лять инте­рес к его тру­до­вой дея­тель­но­сти и радо­вать­ся его успехам.

Аме­ри­кан­ский писа­тель, спе­ци­а­лист по вопро­сам семей­ной жиз­ни Г. Смо­ли в сво­ей кни­ге «Любовь в хри­сти­ан­ском бра­ке» при­во­дит инте­рес­ный при­мер, взя­тый из жиз­ни одно­го про­фес­си­о­наль­но­го фут­бо­ли­ста. Сра­зу же ска­жу, что я не люби­тель фут­бо­ла и вооб­ще не очень хоро­шо отно­шусь к про­фес­си­о­наль­но­му спор­ту, но этот слу­чай пока­зал­ся мне весь­ма назидательным.

«Сол­неч­ный свет надеж­но­сти заси­я­ет тогда, когда муж и жена нач­нут про­яв­лять актив­ный инте­рес к жиз­ни друг дру­га». В этом я имел слу­чай убе­дить­ся на нагляд­ном при­ме­ре, позна­ко­мив­шись с одной супру­же­ской парой. Муж — здо­ро­вен­ный напа­да­ю­щий фут­боль­ной коман­ды выс­шей лиги, а жена даже на каб­лу­ках не доста­ва­ла до его пле­ча. Судя по раз­ни­це в росте, эта пароч­ка не слиш­ком под­хо­ди­ла друг дру­гу, но ока­за­лось, что общие инте­ре­сы застав­ля­ют их серд­ца бить­ся в унисон.

Мы позна­ко­ми­лись на кон­фе­рен­ции, посвя­щен­ной про­фес­си­о­наль­ным спортс­ме­нам. За лан­чем мы раз­го­во­ри­лись, и этот раз­го­вор про­из­вел на меня глу­бо­чай­шее впе­чат­ле­ние. Я спро­сил жену фут­бо­ли­ста, мно­го ли она зна­ет о роли сво­е­го мужа в коман­де. Меня бы не уди­ви­ло, если б она отве­ти­ла: «О, ему пла­тят за то, что­бы он бежал впе­ре­ди всех», но она отве­ти­ла мне деся­ти­ми­нут­ной лек­ци­ей с подроб­ным ана­ли­зом раз­лич­ных при­е­мов атаки.

Изу­мив­шись ее зна­ни­ям в обла­сти спор­та, я хотел узнать, каким обра­зом ей уда­лось стать экс­пер­том и так хоро­шо усво­ить осо­бен­но­сти игры ее мужа. И вот тогда эта жен­щи­на пре­под­нес­ла мне насто­я­щий урок на тему «Как стать луч­шим болель­щи­ком сво­е­го супру­га». Ока­зы­ва­ет­ся, нуж­но изу­чить все при­стра­стия сво­их близких.

Когда они толь­ко-толь­ко поже­ни­лись, жене не нра­ви­лось, что муж мно­го вре­ме­ни про­во­дит на тре­ни­ров­ках; она со скан­да­ла­ми отпус­ка­ла его на сбо­ры, выезд­ные мат­чи. Потом ей надо­е­ли соб­ствен­ные при­дир­ки, и она реши­ла перей­ти в ата­ку. Доволь­но тор­чать в зад­них рядах, бро­са­ясь отту­да колю­чи­ми насмеш­ка­ми. Теперь она перей­дет в пере­до­вой ряд и все выяс­нит о рабо­те, кото­рая вызы­ва­ла у нее столь силь­ное недо­воль­ство! Она нача­ла зада­вать мужу десят­ки вопро­сов, что­бы разо­брать­ся, в чем заклю­ча­ет­ся роль напа­да­ю­ще­го про­фес­си­о­наль­ной коман­ды; она даже у тре­не­ров выпы­ты­ва­ла наи­бо­лее тон­кие подроб­но­сти стра­те­гии. Чем боль­ше зна­ний она при­об­ре­та­ла таким обра­зом (а так­же из книг), тем луч­шую помощь мог­ла ока­зать мужу. И тогда про­изо­шла уди­ви­тель­ная вещь.

По мере того как рос инте­рес жены к заня­ти­ям мужа и готов­ность их под­дер­жать, отно­ше­ния этой пары ста­но­ви­лись все гар­мо­нич­нее. Вооб­ще-то жена не рас­счи­ты­ва­ла на какую-либо отда­чу, одна­ко теперь и муж стал про­яв­лять устой­чи­вый инте­рес к ее делам.

Эта муд­рая жен­щи­на суме­ла разо­гнать тем­ные тучи непо­ни­ма­ния и недо­воль­ства и впу­сти­ла в свой дом сол­неч­ный свет надеж­но­сти. Она не соби­ра­лась под­ме­нять тре­не­ра, она про­сто сво­и­ми вопро­са­ми, сво­им пони­ма­ни­ем гово­ри­ла мужу: «Ты дорог мне, а пото­му мне доро­ги и твои увлечения».

В кон­це наше­го раз­го­во­ра здо­ро­вяк фут­бо­лист про­из­нес такие сло­ва, кото­рые я тоже нико­гда не забу­ду: «Когда-нибудь я рас­ска­жу, чему научил­ся у жены в обла­сти рестав­ра­ции анти­ква­ри­а­та. Я думаю, что, покон­чив с фут­бо­лом, про­фес­си­о­наль­но зай­мусь ее хоб­би»[9].

Очень хоро­шо, когда не толь­ко про­фес­си­о­наль­ная дея­тель­ность мужа вызы­ва­ет инте­рес и под­держ­ку со сто­ро­ны жены, но и его увле­че­ния. Это весь­ма помо­га­ет раз­ви­тию обще­ния меж­ду мужем и женой, ведь любой чело­век охот­нее все­го обща­ет­ся на тему, кото­рая инте­ре­су­ет, увле­ка­ет его лично.

Конеч­но, не толь­ко жена долж­на инте­ре­со­вать­ся жиз­нью мужа, но и муж — жиз­нью, рабо­той и увле­че­ни­я­ми сво­ей жены. Хотя, конеч­но, суще­ству­ют сугу­бо муж­ские и чисто жен­ские инте­ре­сы и темы, обсуж­де­ние кото­рых вряд ли будет инте­рес­но обо­им супру­гам. Слож­но себе пред­ста­вить, что­бы какой-нибудь муж с инте­ре­сом обсуж­дал с женой фасо­ны новых моде­лей блу­зок или спо­со­бы вяза­ния крюч­ком, а жена ста­ла инте­ре­со­вать­ся внут­рен­ним устрой­ством мото­цик­лов и сне­го­хо­дов. Хотя, конеч­но, вся­кое быва­ет. Для муж­чи­ны очень часто его увле­че­ние, хоб­би явля­ет­ся спо­со­бом отвле­че­ния от житей­ских забот, снять уста­лость и стресс, побыть немно­го одно­му. И поэто­му жен­щине не нуж­но быть настой­чи­вой, если муж­чи­на не хочет, что­бы она раз­де­ля­ла какое-то его увле­че­ние. Хотя, если не втор­гать­ся в «лич­ное про­стран­ство» муж­чи­ны, раз­го­во­ры на тему, каса­ю­щу­ю­ся люби­мо­го увле­че­ния, для него все­гда инте­рес­ны. И вооб­ще, к увле­че­ни­ям нашей поло­вин­ки нуж­но отно­сить­ся с ува­же­ни­ем, даже если все эти вещи мало инте­рес­ны нам.

Итак, что­бы раз­го­вор был инте­рес­ным для собе­сед­ни­ка, нуж­но вести его, ори­ен­ти­ру­ясь на инте­ре­су­ю­щие его пред­ме­ты и темы. Если тема бесе­ды инте­рес­на для чело­ве­ка, он сам охот­но берет ини­ци­а­ти­ву и начи­на­ет что-то рас­ска­зы­вать, обсуж­дать, и тогда толь­ко оста­ет­ся под­дер­жи­вать раз­го­вор, слу­шать не пере­би­вая и пери­о­ди­че­ски встав­лять свои репли­ки. Но что­бы бесе­да была инте­рес­ной для дво­их, нуж­но, что­бы мы были в кур­се инте­ре­сов друг дру­га, а супру­гам, как самым близ­ким людям, это про­сто необходимо.

Кста­ти, про­яв­ляя искрен­ний инте­рес при обще­нии с собе­сед­ни­ком, мы узна­ем и нахо­дим мно­го важ­но­го и для себя. На этих точ­ках сопри­кос­но­ве­ния может быть постро­е­но какое-то общее увле­че­ние, инте­рес­ное для всех чле­нов семьи. Это могут быть и сов­мест­ные поезд­ки (напри­мер, по свя­тым местам), и спор­тив­ные игры, и вело­по­хо­ды и т. д. Напри­мер, нам с супру­гой очень нра­вит­ся поехать куда-нибудь на вело­си­пе­дах всей семьей, посо­би­рать гри­бы или яго­ды, а зимой мы устра­и­ва­ем «выхо­ды в свет». Когда есть воз­мож­ность, ходим по музе­ям, выстав­кам, посе­ща­ем театр. Для жен­щи­ны такие «культ­по­хо­ды» осо­бен­но важ­ны как неко­то­рый отдых от домаш­них забот. И если есть, на кого оста­вить детей, нуж­но ино­гда совер­шать такие экс­кур­сии вдво­ем. Роман­ти­ка в бра­ке важ­на не толь­ко в пери­од уха­жи­ва­ния или «медо­во­го меся­ца», но и во все годы супру­же­ской жиз­ни, ведь заво­е­вать серд­це люби­мо­го чело­ве­ка и всту­пить с ним в брак гораз­до лег­че, чем сохра­нять чув­ства люб­ви и вза­им­но­го вле­че­ния уже в браке.

Жен­щи­ны, как суще­ства более эмо­ци­о­наль­ные, име­ют гораз­до боль­шую потреб­ность в обще­нии, чем муж­чи­ны. Обще­ние, осо­бен­но с люби­мым муж­чи­ной, мужем, про­сто необ­хо­ди­мо жен­щине. Для жен­щи­ны очень важ­но делить­ся сво­и­ми про­бле­ма­ми, пере­жи­ва­ни­я­ми, раз­го­ва­ри­вать о сво­их чув­ствах; это состав­ля­ет основ­ную цель ее бесе­ды. Когда жен­щи­на начи­на­ет рас­ска­зы­вать о сво­их про­бле­мах, это чаще все­го вовсе не озна­ча­ет, что она про­сит помо­щи в их реше­нии или спра­ши­ва­ет сове­та. Она хочет в первую оче­редь, что­бы ей дали воз­мож­ность выска­зать­ся и снять эмо­ци­о­наль­ное напря­же­ние. Очень часто мож­но наблю­дать такую ситу­а­цию. Жен­щи­на при­хо­дит к свя­щен­ни­ку и начи­на­ет очень воз­буж­ден­но рас­ска­зы­вать о каких-то сво­их труд­но­стях и скор­бях. Она очень вол­ну­ет­ся, вся напря­же­на. Но вот она выго­во­ри­лась, все рас­ска­за­ла, поде­ли­лась сво­и­ми пере­жи­ва­ни­я­ми, и вид­но, что ее настро­е­ние сра­зу улуч­ши­лось, и даже ника­ко­го сове­та она уже не ждет. В про­цес­се сво­е­го моно­ло­га она уже сама поня­ла, что делать. И даже если батюш­ка даст ей какую-нибудь реко­мен­да­цию, совер­шен­но не обя­за­тель­но, что она будет ее выпол­нять, ведь глав­ное, что ее выслу­ша­ли и она смог­ла поде­лить­ся тем, что лежа­ло у нее на душе.

Муж­чине нуж­но знать эту жен­скую осо­бен­ность. Жен­щине важ­но не столь­ко реше­ние самой про­бле­мы, сколь­ко воз­мож­ность поде­лить­ся тем, что ее вол­ну­ет, и, конеч­но, она ждет, что к ней отне­сут­ся с пониманием.

Муж­чи­ны очень часто допус­ка­ют две ошибки.

Пер­вая: они вооб­ще не хотят выслу­ши­вать жен­щин, счи­та­ют, что все их про­бле­мы не сто­ят и выеден­но­го яйца. Тогда жен­щи­ны, не видя под­держ­ки и пони­ма­ния в муже, неиз­беж­но будут делить­ся сво­и­ми про­бле­ма­ми, обсуж­дать семей­ные дела с подру­га­ми или роди­те­ля­ми. А это обыч­но очень не нра­вит­ся мужьям.

Вто­рая: муж­чи­на дума­ет, что когда жен­щи­на начи­на­ет гово­рить о сво­их пере­жи­ва­ни­ях, она ждет от него муд­ро­го муж­ско­го сове­та, про­сит о помо­щи. Он начи­на­ет пере­би­вать ее (ведь все и так ясно) и, не дав закон­чить моно­лог, начи­на­ет пред­ла­гать спо­соб реше­ния ее про­бле­мы. Жен­щи­на все это рас­це­ни­ва­ет как пол­ное неува­же­ние к ее чув­ствам: она не ждет мгно­вен­но­го реше­ния, она хочет, что­бы ее выслу­ша­ли! И здесь, опять-таки, может про­изой­ти кон­фликт. Слу­ча­ет­ся это пото­му, что муж­чи­на не пони­ма­ет раз­ни­цы меж­ду муж­ской и жен­ской пси­хо­ло­ги­ей, смот­рит со сво­ей коло­коль­ни. Ведь когда муж­чи­на рас­ска­зы­ва­ет дру­го­му муж­чине о сво­их про­бле­мах, он дей­стви­тель­но хочет посо­ве­то­вать­ся, ждет помо­щи. Хотя дела­ет он это доволь­но ред­ко, пред­по­чи­тая решать свои про­бле­мы сам. Супру­гам, конеч­но, нуж­но знать эту осо­бен­ность пове­де­ния муж­чин и жен­щин и учи­ты­вать ее при обще­нии. Если муж­чи­на будет нахо­дить вре­мя, что­бы пооб­щать­ся с женой, выслу­шать ее, он уже одним этим помо­жет ей решить мно­гие про­бле­мы и на поря­док улуч­шит отно­ше­ния в семье.

Одна­ко все ска­зан­ное вовсе не озна­ча­ет, что муж­чи­на не дол­жен помо­гать жен­щине при­ни­мать нуж­ные реше­ния и решать про­бле­мы. Это его пря­мая обя­зан­ность как мужа и гла­вы семьи. Но здесь важ­но не пере­усерд­ство­вать, най­ти золо­тую сере­ди­ну. Важ­но понять, чего ждет от нас жен­щи­на: помо­щи или про­сто вни­ма­ния к ее пере­жи­ва­ни­ям и чувствам.

Жен­щине, конеч­но, тоже сле­ду­ет пони­мать, что муж­ской и жен­ский взгляд на одну и ту же про­бле­му может быть совер­шен­но раз­ным, и не ждать от муж­чи­ны абсо­лют­но­го пони­ма­ния ее чувств. Ведь жен­щине очень часто хочет­ся, что­бы муж­чи­на являл­ся одно­вре­мен­но твер­дой и надеж­ной опо­рой для всей семьи, чело­ве­ком, реша­ю­щим про­бле­мы и беру­щим на себя ответ­ствен­ность, и в то же вре­мя вни­ма­тель­ным собе­сед­ни­ком, тон­ко чув­ству­ю­щим и пони­ма­ю­щим жен­скую душу. А таких муж­чин днем с огнем не сыщешь.

Обще­ние супру­гов — очень важ­ная состав­ля­ю­щая семей­но­го сою­за, и обща­ясь, супру­ги име­ют воз­мож­ность не толь­ко улуч­шить свои отно­ше­ния, луч­ше узнать друг дру­га, но и обсу­дить самые важ­ные вопро­сы: как они видят свою семей­ную жизнь, чего они ждут друг от дру­га, что для них состав­ля­ет семей­ное сча­стье. Обще­ние помо­га­ет вме­сте решить насущ­ные про­бле­мы и важ­ные вопро­сы. На сва­дьбе жени­ху и неве­сте часто гово­рят: «Любовь да совет!» И уме­ние сове­то­вать­ся со сво­и­ми люби­мы­ми очень укреп­ля­ет брак и помо­га­ет сооб­ща най­ти нуж­ное реше­ние. Когда я рабо­таю над сво­и­ми кни­га­ми и ста­тья­ми, то обя­за­тель­но кон­суль­ти­ру­юсь со сво­ей матуш­кой. Она — пер­вая чита­тель­ни­ца моих книг и мой глав­ный совет­ник. И мы ино­гда можем с ней до 2 часов ночи обсуж­дать какие-нибудь инте­рес­ные темы.

Почему мы разные

Если и суще­ству­ет некий сек­рет успе­ха, он заклю­ча­ет­ся в спо­соб­но­сти при­нять точ­ку зре­ния дру­го­го чело­ве­ка и видеть вещи под его углом зре­ния так же хоро­шо, как под сво­им собственным.

Ген­ри Форд

Муж­чи­ны и жен­щи­ны не толь­ко совер­шен­но по-раз­но­му ведут себя в состо­я­нии стрес­са, о чем уже было ска­за­но, но и вооб­ще явля­ют­ся абсо­лют­но раз­ны­ми суще­ства­ми. И пси­хи­че­ски, и умствен­но, и физи­че­ски. Раз­ли­чий меж­ду муж­ским и жен­ским полом бес­ко­неч­но мно­го. И на эту тему напи­са­но нема­ло книг.

То, что муж­чи­ны и жен­щи­ны име­ют порой совер­шен­но раз­ные взгля­ды на одну и ту же про­бле­му и по-раз­но­му ведут себя в одной и той же ситу­а­ции, часто явля­ет­ся при­чи­ной непо­ни­ма­ния, столк­но­ве­ний и конфликтов.

Но если Бог создал нас таки­ми непо­хо­жи­ми, зна­чит, в этом есть какой-то глу­бо­кий смысл. В чем замы­сел Твор­ца? Меша­ют муж­чи­нам и жен­щи­нам их раз­ли­чия прий­ти к един­ству в бра­ке или, наобо­рот, помо­га­ют? Поста­ра­ем­ся най­ти отве­ты на эти вопросы.

Нач­нем с того, что нера­вен­ство, несхо­жесть людей дале­ко не все­гда ведет к кон­флик­там. При пра­виль­ном под­хо­де нера­вен­ство, наобо­рот, помо­га­ет укреп­ле­нию взаимоотношений.

Иван Алек­сан­дро­вич Ильин выска­зы­ва­ет мысль о том, что при нали­чии люб­ви и доб­ро­ты в людях нера­вен­ство слу­жит про­яв­ле­нию луч­ших качеств чело­ве­че­ской души. Он пишет: «Фран­цуз­ская рево­лю­ция XVIII века про­воз­гла­си­ла и рас­про­стра­ни­ла вред­ный пред­рас­су­док, буд­то люди от рож­де­ния и от при­ро­ды „рав­ны“ и буд­то вслед­ствие это­го со все­ми людь­ми надо обхо­дить­ся оди­на­ко­во… Этот пред­рас­су­док есте­ствен­но­го равен­ства явля­ет­ся глав­ным пре­пят­стви­ем для раз­ре­ше­ния нашей основ­ной про­бле­мы. Ибо сущ­ность спра­вед­ли­во­сти состо­ит имен­но в неоди­на­ко­вом обхож­де­нии с неоди­на­ко­вы­ми людь­ми».

Люди, дей­стви­тель­но, не могут быть рав­ны и тем более оди­на­ко­вы: они могут иметь раз­ный пол, физи­че­ские дан­ные, умствен­ные спо­соб­но­сти, соци­аль­ное поло­же­ние, обра­зо­ва­ние, воз­раст, цвет кожи и т. д.

Нера­вен­ство при нали­чии у чело­ве­ка «живой сове­сти и живой люб­ви», как гово­рит Ильин, побуж­да­ет к мило­сер­дию, состра­да­нию и доб­ро­те. И дей­стви­тель­но, если бы все люди были оди­на­ко­во бла­го­по­луч­ны, здо­ро­вы и обес­пе­че­ны, то тот, кто име­ет доста­ток, не мог бы помочь бед­но­му, здо­ро­вый — выка­зать состра­да­ние и мило­сер­дие боль­но­му, силь­ный — про­тя­нуть руку помо­щи слабому.

Нера­вен­ство не толь­ко помо­га­ет ока­зы­вать друг дру­гу под­держ­ку, но и про­сто поз­во­ля­ет людям ужи­вать­ся вме­сте и вза­и­мо­дей­ство­вать. Если бы все име­ли оди­на­ко­вый харак­тер, при­выч­ки, наклон­но­сти, пред­ставь­те, как невы­но­си­ма ста­ла бы жизнь, ведь людей боль­ше все­го раз­дра­жа­ют в дру­гих имен­но те недо­стат­ки, кото­рые при­су­щи им самим.

Нера­вен­ство, несхо­жесть муж­чи­ны и жен­щи­ны, зало­жен­ные в них при тво­ре­нии, — это вели­кая сила, при­зван­ная соеди­нить воеди­но в супру­же­ском сою­зе эти два совер­шен­но раз­ных суще­ства. Но эти раз­ли­чия толь­ко тогда будут спо­соб­ство­вать не кон­флик­там, а еще боль­ше­му еди­не­нию супру­гов, когда у людей есть «живая совесть и живая любовь». Ведь раз­ли­чия муж­ско­го и жен­ско­го пола как раз и суще­ству­ют для люб­ви. Муж­чи­на — суще­ство физи­че­ски креп­кое, муж­ская при­ро­да более про­ста. Жен­щи­на — более хруп­кое, сла­бое созда­ние, ее орга­низм более тон­ко устро­ен и пред­на­зна­чен для вына­ши­ва­ния и рож­де­ния ребен­ка. Зна­чит, муж­чи­на дол­жен беречь и защи­щать ее, ока­зы­вать ей вся­че­скую помощь. Жен­щи­на более тер­пе­ли­ва, состра­да­тель­на, жалост­ли­ва, она при­зва­на забо­тить­ся о муже, уте­шать его, дарить неж­ность и лас­ку, урав­но­ве­ши­вать его пря­мо­ли­ней­ность и гру­бо­ва­тость. Муж­чи­на создан Богом со спо­соб­но­стью раци­о­наль­но мыс­лить, при­ни­мать реше­ния. Жен­щи­на гораз­до менее раци­о­наль­на и реши­тель­на, в этом ей нуж­на помощь и под­держ­ка силь­но­го пола. Зато у жен­щи­ны очень хоро­шо раз­ви­ты чув­ства, инту­и­ция, она спо­соб­на в труд­ную мину­ту дать муж­чине нуж­ный совет, пре­ду­пре­дить об опас­но­сти. Конеч­но, все создан­ное Богом, а чело­век — это венец Боже­ствен­но­го тво­ре­ния, пре­муд­ро и в выс­шей сте­пе­ни раци­о­наль­но, как ска­за­но: «Доб­ро зело» (Быт. 1:31).

Итак, муж­чи­ны и жен­щи­ны созда­ны таки­ми раз­ны­ми по двум причинам:

— во-пер­вых, что­бы они были креп­че при­вя­за­ны друг к дру­гу. Ведь муж­чи­на может дать жен­щине имен­но то, чего ей самой не хва­та­ет; так же и жен­щи­на спо­соб­на на то, чего недо­ста­ет мужчине;

— во-вто­рых, для того, что­бы испол­нить самую глав­ную запо­ведь о люб­ви. А сде­лать это луч­ше все­го при нера­вен­стве, ведь тогда откры­ва­ет­ся воз­мож­ность дать дру­го­му то, чего он сам не имеет.

Как-то мы поле­ми­зи­ро­ва­ли с одной жен­щи­ной (она кан­ди­дат наук, име­ет мно­гие уче­ные сте­пе­ни) по пово­ду роли жен­щи­ны в совре­мен­ном обще­стве. Моя собе­сед­ни­ца была убеж­де­на, что жен­щи­на ни в чем не усту­па­ет муж­чине по сво­им раци­о­наль­ным спо­соб­но­стям и логи­ке и может зани­мать­ся нау­кой не хуже муж­чи­ны. Я при­во­дил оче­вид­ный факт, что подав­ля­ю­щее боль­шин­ство уче­ных, даже в совре­мен­ном мире, все-таки муж­чи­ны. Тогда моя оппо­нент­ка ска­за­ла: «Так что же, жен­щи­нам оста­ет­ся толь­ко детей рожать?»

Я думаю, что рожать, рас­тить и вос­пи­ты­вать детей — это труд гораз­до более важ­ный, чем любая науч­ная дея­тель­ность. Тем более что без это­го тру­да жен­щин ни нау­ка, ни жизнь на зем­ле были бы про­сто невоз­мож­ны. Что там гово­рить про нау­ку! Ни про­по­ведь хри­сти­ан­ства, ни цер­ков­ная жизнь не мог­ли быть осу­ществ­ле­ны без жен­ско­го тру­да, усер­дия и люб­ви. Вся быто­вая часть жиз­ни и Спа­си­те­ля, и апо­сто­лов была созда­на рука­ми жен-миро­но­сиц. Не гово­рю уже об их бес­стра­шии и духов­ной под­держ­ке. Ведь у Кре­ста Хри­сто­ва оста­лись толь­ко Божия Матерь, жены-миро­но­си­цы, а из апо­сто­лов — лишь один Иоанн Бого­слов. Да, муж­чи­на — это пас­тырь, бого­слов, воин, уче­ный. Но что бы он смог сде­лать без «сла­бой» женщины?!

Как-то в ком­па­нии свя­щен­но­слу­жи­те­лей зашел раз­го­вор о воз­рож­де­нии мона­ше­ской жиз­ни в Рос­сии. И вот один батюш­ка рас­ска­зал, что где-то соби­ра­ют­ся создать муж­ской скит, куда, как по афон­ско­му уста­ву, будет «зака­зан» вход жен­щи­нам. Все это слу­шал один очень опыт­ный в духов­ной жиз­ни ста­рый свя­щен­ник, монах. И он ска­зал: «Ниче­го не полу­чит­ся: насе­ко­мы­ми зарас­тут». И дей­стви­тель­но, в церк­вях и даже в муж­ских мона­сты­рях убор­ка хра­ма, чист­ка под­свеч­ни­ков и дру­гие быто­вые забо­ты лежат на пле­чах женщин.

Извест­но, что жен­щи­на физи­че­ски сла­бее муж­чи­ны, но зато вынос­ли­вее и тер­пе­ли­вее его. Для чего это нуж­но? Что­бы вос­пи­ты­вать детей. Дай любо­му рабо­та­ю­ще­му муж­чине зада­ние: хотя бы месяц не ходить на рабо­ту, а сидеть с детьми. Кор­мить их, оде­вать, гулять с ними. Так он через неде­лю взво­ет и ска­жет, что готов рабо­тать на служ­бе без выход­ных, лишь бы его осво­бо­ди­ли от домаш­не­го тру­да. А любая жен­щи­на сти­ра­ет, гото­вит, уби­ра­ет, дела­ет уро­ки с детьми и гуля­ет с ними про­сто меж­ду делом. И вооб­ще, роль мате­ри в жиз­ни ребен­ка колос­саль­на. Ведь с ней он про­во­дит боль­шую часть вре­ме­ни, и всех наших вели­ких людей: свя­тых, уче­ных, писа­те­лей, худож­ни­ков — вос­пи­та­ли имен­но жен­щи­ны. Конеч­но, без муж­ско­го вос­пи­та­ния фор­ми­ро­ва­ние харак­те­ра детей тоже немыс­ли­мо, осо­бен­но маль­чи­ков, но все рав­но мать про­во­дит с ними куда боль­ше вре­ме­ни, чем отец.

При­зва­ние жен­щи­ны — давать любовь, доб­ро­ту, а ребен­ку в первую оче­редь нуж­на имен­но любовь, и, если он не полу­чил ее в дет­стве, это очень нега­тив­но ска­зы­ва­ет­ся на всей его даль­ней­шей жиз­ни. В.М. Шук­шин как-то ска­зал сво­е­му дру­гу, арти­сту Геор­гию Бур­ко­ву, то ли в шут­ку, то ли все­рьез: «А зна­ешь, поче­му мы такие с тобой талант­ли­вые? Пото­му что нас в дет­стве очень любили».

Вот како­ва роль жен­щи­ны в обще­стве. О роли муж­чин я так дол­го гово­рить не буду. Думаю, что это и так всем оче­вид­но. (Тем более что «ком­плек­су­ют» и пере­жи­ва­ют из-за сво­ей невос­тре­бо­ван­но­сти и яко­бы ущем­лен­ных прав в основ­ном жен­щи­ны.) Доста­точ­но ска­зать, что почти все руко­во­дя­щие долж­но­сти зани­ма­ют муж­чи­ны (зна­чит, у них луч­ше полу­ча­ет­ся руко­во­дить); все изоб­ре­те­ния сде­ла­ны и почти все про­из­ве­де­ния лите­ра­ту­ры и искус­ства созда­ны муж­чи­на­ми — но, опять же, с помо­щью жен­щин. Если бы жен­щин не было, все это невоз­мож­но было бы осу­ще­ствить. У каж­до­го своя роль, и роль эта пре­крас­на и име­ет огром­ное зна­че­ние. Для муж­чи­ны — быть гла­вой семьи, отцом, руко­во­ди­те­лем, защит­ни­ком и покро­ви­те­лем жен­щи­ны. Для жен­щи­ны — быть женой, помощ­ни­цей мужа, мате­рью и вос­пи­та­тель­ни­цей детей.

Что­бы раз­ли­чия меж­ду муж­ским и жен­ским полом не ста­но­ви­лись источ­ни­ком непо­ни­ма­ния и ссор, и мужу, и жене нуж­но чет­ко пред­став­лять и знать свои роли и обя­зан­но­сти в семье. Конеч­но, рас­пре­де­ле­ние семей­ных обя­зан­но­стей долж­но совер­шать­ся по вза­им­но­му согласию.

Супру­гам не толь­ко нуж­но знать свою роль, но и уметь видеть и ценить то, что дру­гой супруг дела­ет для семьи, не при­ни­мать это как долж­ное и само собой разу­ме­ю­ще­е­ся, а все­гда быть бла­го­дар­ны­ми люби­мым людям за то, что они для нас делают.

Одна­жды я про­во­дил бесе­ду о семей­ной жиз­ни на тему «Что такое любовь?» и гово­рил, при­во­дя раз­лич­ные цита­ты, что любовь долж­на быть бес­ко­рыст­ной: тво­ря доб­ро, мы не долж­ны тре­бо­вать ниче­го вза­мен. Когда я пере­шел к теме похва­лы, вос­хи­ще­ния и ска­зал, что муж­чи­на, совер­шая что-то для семьи и супру­ги, ждет оцен­ки сво­е­го тру­да, у неко­то­рых при­сут­ству­ю­щих воз­ник вопрос: «Как это мож­но соче­тать с бес­ко­рыст­ной любо­вью? Ведь полу­ча­ет­ся, что чело­век дела­ет хоро­шие про­ступ­ки, что­бы его похва­ли­ли». Конеч­но, в семей­ной жиз­ни не долж­но быть места тор­гу: я что-то сде­лал и ожи­даю за это похва­лы. Слу­же­ние сво­ей семье — это долг семей­но­го чело­ве­ка. Но, по боль­шо­му сче­ту, все, что дела­ет муж как гла­ва семьи и кор­ми­лец, он дела­ет для сво­ей семьи, сво­их супру­ги и детей; а жена, опять-таки, рабо­тая на «семей­ном фрон­те», ста­ра­ет­ся для мужа, и, конеч­но же, супру­ги ждут друг от дру­га оцен­ки сво­ей дея­тель­но­сти, им очень важ­но видеть, при­но­сит ли их труд радость и поль­зу для всей семьи, не напрас­ны ли их уси­лия. Ведь в семей­ной жиз­ни очень важ­но знать, чего от нас ждут близ­кие, какие наши чер­ты харак­те­ра, сло­ва, поступ­ки при­но­сят им радость, а какие огорчают.

Мы с дет­ства зна­ем, что сло­ва бла­го­дар­но­сти — вол­шеб­ные сло­ва, и учим это­му наших детей, но, к сожа­ле­нию, в повсе­днев­ной жиз­ни порой сами забы­ва­ем бла­го­да­рить наших близ­ких. Про­стой при­мер. Муж­чи­на все­гда вос­при­ни­ма­ет как свою глав­ную обя­зан­ность труд на бла­го семьи, обес­пе­че­ние ее всем необ­хо­ди­мым, при этом домаш­нюю рабо­ту: убор­ку, готов­ку, мытье посу­ды, заня­тия с детьми — он вос­при­ни­ма­ет как обя­зан­ность жен­скую. И когда муж­чи­на берет­ся помо­гать во всем этом жене, он счи­та­ет, что взял на себя уже нечто сверх­долж­ное; при этом он может вполне охот­но выпол­нять дела домаш­ние, но он дела­ет это, что­бы помочь супру­ге, облег­чить ее труд. И поэто­му зада­ча жены — бла­го­да­рить мужа за все то, что он для нее дела­ет, стре­мить­ся к тому, что­бы его уси­лия были оце­не­ны по досто­ин­ству. Тогда мужу будет само­му при­ят­но лиш­ний раз помочь жене.

Мужьям так­же нуж­но не ску­пить­ся на бла­го­дар­но­сти и доб­рые сло­ва в адрес жен. Ведь, в отли­чие от уси­лий муж­чи­ны, дея­тель­ность жен­щи­ны направ­ле­на, в первую оче­редь, на обу­строй­ство внут­рен­не­го семей­но­го быта, домаш­не­го оча­га, и дела­ет это она, конеч­но, для люби­мо­го муж­чи­ны. Поэто­му муж дол­жен высо­ко ценить то, что для него дела­ет жен­щи­на — его мне­ние очень важ­но для нее. Ведь муж­чи­на, рабо­тая вне дома, посто­ян­но полу­ча­ет оцен­ку сво­ей дея­тель­но­сти от началь­ства, кол­лег и людей, для кото­рых он тру­дит­ся, а труд жен­щи­ны может быть оце­нен толь­ко ее домаш­ни­ми, и, преж­де все­го, супругом.

Неко­то­рые жен­щи­ны жалу­ют­ся: мол, мужья мало им помо­га­ют, не допро­сишь­ся что-нибудь сде­лать по дому. А, может быть, дело в том, что мы мало ценим то, что дела­ют наши близ­кие, мало бла­го­да­рим их? Пред­ставь­те себе: муж уста­лый при­ез­жа­ет после рабо­ты домой (допу­стим, это уже извест­ный нам Вла­ди­мир). И вот воз­ле дома он видит сво­е­го сосе­да и школь­но­го при­я­те­ля Колю. Тот никак не может заве­сти маши­ну: мороз, а тут еще и акку­му­ля­тор сел. Воло­дя, забыв про уста­лость, тут же бро­са­ет­ся на помощь. Но не все так про­сто, даже после того как, при­це­пив Коли­ну «девят­ку» к машине Вла­ди­ми­ра, при­я­те­ли пол­ча­са тас­ка­ют ее на тро­се — ниче­го не помо­га­ет. Тогда Воло­дя, позво­нив жене и ска­зав, что задер­жит­ся, бук­си­ру­ет «умер­шую» маши­ну в сер­вис и толь­ко в 9 часов вече­ра воз­вра­ща­ет­ся домой. Поче­му Воло­дя так охот­но помог това­ри­щу, несмот­ря на то, что устал и не успел даже поужи­нать? Кто-то ска­жет: муж­ская друж­ба и вза­и­мо­вы­руч­ка. Так-то оно так, но самое глав­ное, что при­я­тель его ценит: «Воло­дя, ты насто­я­щий мужик!» А то, что он дела­ет для дома, для семьи, к сожа­ле­нию, вос­при­ни­ма­ют как нечто само собой разу­ме­ю­ще­е­ся. Конеч­но, мы долж­ны совер­шать хоро­шие поступ­ки не для того, что­бы нас похва­ли­ли, но, тем не менее, женам сле­ду­ет пом­нить: мужья будут гораз­до чаще откли­кать­ся на их прось­бы, если они будут не ску­пить­ся на сло­ва бла­го­дар­но­сти и похва­лы для сво­их мужчин.

Муд­рая жена долж­на знать несколь­ко неболь­ших «жен­ских хит­ро­стей». Напри­мер, не доса­ждать мужу прось­ба­ми, когда он голо­ден или устал. И конеч­но, важ­ные дела нико­гда не обсуж­дать с ним, пока он не поест и не отдох­нет. Помни­те, в рус­ских сказ­ках: «Ты сна­ча­ла накор­ми, напои, в бань­ке попарь, а потом уже расспрашивай!»?

Еще одна жен­ская «пре­муд­рость»: муж­чи­ны очень пло­хо вос­при­ни­ма­ют абстракт­ные прось­бы и жало­бы, вро­де таких: «Как мне тяже­ло!», «Поче­му мне никто не помо­га­ет?», «Когда ты, нако­нец, хоть что-нибудь сде­ла­ешь?» и тому подоб­ное. Муж­чи­ны — суще­ства раци­о­наль­ные, они пло­хо пони­ма­ют какие-то общие при­зы­вы, им нужен план дей­ствия и кон­крет­ное задание.

Пом­ню, когда я еще учил­ся в шко­ле, моя мама как-то жало­ва­лась сво­ей тете на то, что сыно­вья мало помо­га­ют ей в домаш­них делах. Та ска­за­ла ей: «А ты давай им зада­ния». И, дей­стви­тель­но, для маль­чи­ков, для муж­чин это очень эффек­тив­ный спо­соб побуж­де­ния на какую-нибудь полез­ную дея­тель­ность. Нуж­но ста­вить кон­крет­ные зада­чи и чет­ко изла­гать свои прось­бы. Одна­жды я слу­чай­но услы­шал в трол­лей­бу­се раз­го­вор двух жен­щин. Одна гово­ри­ла дру­гой: «Вот я не толь­ко все делаю по дому, но и про­дук­ты заку­паю сама для всей семьи, хотя живу с мужем и дву­мя сыно­вья­ми, все они водят маши­ну, а сум­ки тас­каю я». Дру­гая отве­ча­ла ей, делясь опы­том: «Ты непра­ва, так ведь и надо­рвать­ся недол­го. Как посту­паю я? Я гово­рю: „Мужи­ки! Мама гото­вит еду, мне нуж­но то-то и то-то“. Пишу им спи­сок и посы­лаю на рынок за про­дук­та­ми. И вооб­ще сын свою ком­на­ту уби­ра­ет и пыле­со­сит толь­ко сам и свои вещи сти­ра­ет тоже сам. Я ему гово­рю, что у меня здо­ро­вье сла­бое, меня нуж­но жалеть».

Конеч­но, когда жен­щи­на дает зада­ния мужу и детям, про­сит их о помо­щи, она долж­на и сама хоро­шо и ответ­ствен­но отно­сить­ся к сво­им семей­ным обя­зан­но­стям и нико­гда не забы­вать побла­го­да­рить муж­чин после выпол­нен­но­го зада­ния — этим она поощ­рит их к даль­ней­шей тру­до­вой дея­тель­но­сти на бла­го семьи.

Зна­ме­ни­тый рус­ский педа­гог В.А. Сухом­лин­ский как-то ска­зал: «Для того что­бы вос­пи­тать насто­я­щих муж­чин, нуж­но вос­пи­ты­вать насто­я­щих жен­щин». И это воис­ти­ну так: пра­виль­ное пове­де­ние жен­щи­ны побуж­да­ет муж­чи­ну быть муже­ствен­ным и сильным.

Итак, что­бы в супру­же­ской жиз­ни было помень­ше непо­ни­ма­ния и столк­но­ве­ний, и муж, и жена долж­ны знать, что раз­ли­чия меж­ду муж­ским и жен­ским полом созда­ны Богом для вза­и­мо­дей­ствия и люб­ви в супру­же­ском сою­зе и они не будут пово­дом для кон­флик­тов и ссор, если супру­ги пра­виль­но рас­пре­де­ля­ют роли и обя­зан­но­сти в семье, руко­вод­ству­ясь Свя­щен­ным Писа­ни­ем и любо­вью друг к другу.

Не толь­ко раз­ли­чия муж­ско­го и жен­ско­го есте­ства слу­жат укреп­ле­нию бра­ка, но и неоди­на­ко­вость харак­те­ров и тем­пе­ра­мен­тов супру­гов так­же может помочь мужу и жене прий­ти к согла­сию в семей­ной жиз­ни. Конеч­но, когда муж и жена явля­ют собой пол­ную про­ти­во­по­лож­ность друг дру­гу, им при­хо­дит­ся очень нелег­ко, но если супру­ги про­сто име­ют раз­ные харак­те­ры, это зача­стую спо­соб­ству­ет укреп­ле­нию их сою­за, им лег­че прий­ти к согла­сию в спор­ных ситу­а­ци­ях. Ведь если столк­но­ве­ние про­изо­шло, напри­мер, меж­ду людь­ми, обла­да­ю­щи­ми горя­чи­ми, вспыль­чи­вы­ми харак­те­ра­ми, спор может перей­ти в бур­ный скан­дал. Или, если стал­ки­ва­ют­ся два чело­ве­ка упер­тых, неуступ­чи­вых, прий­ти к согла­сию тоже очень трудно.

Так что, как уже было ска­за­но в нача­ле этой бесе­ды, раз­ли­чия меж­ду людь­ми при пра­виль­ном под­хо­де долж­ны слу­жить не раз­де­ле­нию, а вза­и­мо­дей­ствию и взаимопониманию.

Идеализация

Мой жиз­нен­ный опыт убе­дил меня, что люди, не име­ю­щие недо­стат­ков, име­ют очень мало достоинств.

Авра­ам Линкольн

Совер­шен­но точ­но извест­но, что самы­ми проч­ны­ми и счаст­ли­вы­ми явля­ют­ся те бра­ки, где супру­ги научи­лись про­щать недо­стат­ки сво­ей поло­ви­ны и видеть поло­жи­тель­ные сто­ро­ны друг дру­га. Вооб­ще гово­ря, это самый что ни на есть хри­сти­ан­ский под­ход к людям и почти един­ствен­ный спо­соб нор­маль­но­го вза­и­мо­дей­ствия с ближ­ни­ми. Вспом­ним хотя бы зна­ме­ни­тую прит­чу о том, что извлечь сучок из гла­за бра­та сво­е­го мож­но толь­ко вынув брев­но из соб­ствен­но­го гла­за (Мф. 7:4–5), то есть само­му изба­вив­шись от сво­их недо­стат­ков. Я назвал эту прит­чу зна­ме­ни­той пото­му, что ее зна­ют даже люди, нико­гда не читав­шие Еван­ге­лия. Эта исти­на ста­ла обще­че­ло­ве­че­ской. А для пра­во­слав­но­го хри­сти­а­ни­на тем более долж­но быть понят­но: хочешь любить ближ­не­го — научись его про­щать, пото­му что сами мы люди бес­ко­неч­но дале­кие от совер­шен­ства. И греш­но­му нуж­но уметь про­щать и при­ни­мать тако­го же грешника.

В бра­ке иде­а­ли­за­ция дру­го­го чело­ве­ка и иде­а­ли­за­ция семей­ной жиз­ни явля­ет­ся при­чи­ной боль­шин­ства супру­же­ских кон­флик­тов. Что такое иде­а­ли­за­ция? Это созда­ние неко­ей идеи того, как долж­на выгля­деть моя вто­рая поло­вин­ка, как она долж­на себя вести, каки­ми каче­ства­ми долж­на обла­дать. Иде­а­ли­за­ция сво­ей семей­ной жиз­ни стро­ит­ся по такой же схе­ме: я пред­став­ляю свой брак, свою семью и жизнь в этой семье так и никак иначе.

При­ве­дем при­ме­ры. Жен­щи­на (как пра­ви­ло, еще до заму­же­ства) име­ет некий стан­дарт иде­аль­но­го муж­чи­ны. Он дол­жен быть кра­си­вым, строй­ным, атле­ти­че­ски сло­жен­ным, реши­тель­ным, обра­зо­ван­ным, ост­ро­ум­ным и состо­я­тель­ным. Муж­чи­на, буду­щий муж, конеч­но, будет дарить доро­гие подар­ки, пол­но­стью обес­пе­чи­вать, любить детей и уде­лять им мно­го вре­ме­ни и, разу­ме­ет­ся, любить и ува­жать свою тещу — мою маму. Конеч­но, почти любая нор­маль­ная жен­щи­на пони­ма­ет, что най­ти тако­го мужа — зада­ча совер­шен­но нере­аль­ная. Но это совсем не страш­но, дума­ет девуш­ка, было бы с чего начать. Помни­те, была такая попу­ляр­ная песен­ка о том, как жен­щи­на ищет мужа: «Чтоб не пил, не курил, чтоб жене цве­ты дарил, тещу мамой назы­вал, всю зар­пла­ту отда­вал, был к фут­бо­лу рав­но­ду­шен и в ком­па­нии не ску­чен, и к тому же что­бы он и кра­сив был, и умен». Но ей гово­рят, что таких мужей никто еще не видал, и тогда она реша­ет: «Того, кто влю­бит­ся в меня, уже сама я вос­пи­таю». То есть сде­лаю из него свой иде­ал. И что самое уди­ви­тель­ное, очень мно­гие жен­щи­ны (да и муж­чи­ны) все­рьез пола­га­ют, что смо­гут выле­пить, пере­вос­пи­тать сво­их люби­мых по сво­е­му соб­ствен­но­му иде­аль­но­му обра­зу. Резуль­та­ты это­го «твор­че­ства» весь­ма плачевны.

Во-пер­вых, изме­нить кого-то, не изме­нив­шись само­му, нель­зя. Подроб­нее об этом мы еще будем говорить.

Во-вто­рых, тот, кого собра­лись изме­нять и пере­де­лы­вать, как пра­ви­ло, вовсе не зна­ет про наш «иде­аль­ный образ» и не соби­ра­ет­ся ему соот­вет­ство­вать. У него свои соб­ствен­ные пред­став­ле­ния о том, как он дол­жен выгля­деть и вести себя. И то, что мы от него, ока­зы­ва­ет­ся, ждем совсем дру­го­го, чаще все­го явля­ет­ся для наше­го супру­га (или супру­ги) пол­ной неожиданностью.

Кро­ме иде­а­ли­за­ции чело­ве­ка может быть и иде­а­ли­за­ция семей­ной жиз­ни вооб­ще, то есть попыт­ка подо­гнать нашу супру­же­скую жизнь под какой-то при­ду­ман­ный стан­дарт, опять-таки, без согла­со­ва­ния с дру­гой сто­ро­ной. Что­бы не было обид­но жен­щи­нам, при­ве­ду при­мер уже муж­ской иде­а­ли­за­ции. Муж­чи­на име­ет чет­кий план того, как долж­на про­хо­дить жизнь в его семье. Чаще все­го за иде­аль­ный сце­на­рий семей­ной жиз­ни он берет тот обра­зец, кото­рый наблю­дал в семье сво­их родителей.

Напри­мер, этот «план» может быть таким: «Моя жена нико­гда не будет рабо­тать вне дома. Все свое вре­мя она будет посвя­щать детям и мужу. Она долж­на быть при­мер­ной хозяй­кой, уметь гото­вить не хуже, чем моя мама. Так­же непло­хо, если супру­га будет уметь играть на фор­те­пья­но и рисо­вать: она будет учить это­му детей, и педа­го­гов нани­мать не при­дет­ся. Оде­вать­ся моя жена будет со вку­сом, но без изли­шеств; она не долж­на про­сить у меня день­ги на наря­ды и укра­ше­ния, и вооб­ще все день­ги долж­ны нахо­дить­ся у гла­вы семьи — у мужа. С гостя­ми она долж­на вести себя при­вет­ли­во, но без кокетства».

Спи­сок тре­бо­ва­ний мож­но, конеч­но, про­дол­жать до бес­ко­неч­но­сти, но думаю, все и так ясно. Даже если чело­век выбе­рет себе в жены жен­щи­ну, мак­си­маль­но соот­вет­ству­ю­щую его пред­став­ле­ни­ям об иде­аль­ной супру­ге, даже когда они почти пол­но­стью сой­дут­ся во взгля­дах на семей­ную жизнь, если один из супру­гов иде­а­ли­зи­ру­ет дру­го­го, кон­флик­ты в такой семье про­сто неиз­беж­ны. Пото­му что ни наш люби­мый чело­век, ни наша семей­ная жизнь нико­гда не будет пол­но­стью соот­вет­ство­вать како­му-то выду­ман­но­му стан­дар­ту. И люди, и жизнь вокруг нас посто­ян­но пре­тер­пе­ва­ют изменения.

Конеч­но, еще до бра­ка мы долж­ны иметь некие пред­став­ле­ния о том, каки­ми каче­ства­ми долж­ны обла­дать наши буду­щие спут­ни­ки жиз­ни, ина­че вооб­ще невоз­мож­но создать нор­маль­ную семью. Но при этом сле­ду­ет пом­нить, что нам никто не давал пра­ва пере­де­лы­вать, пере­ко­вы­вать дру­го­го чело­ве­ка, ведь брак — это союз сво­бод­ных любя­щих людей, кото­рые выбра­ли друг дру­га и несут ответ­ствен­ность за этот выбор.

Хоро­шо узнать чело­ве­ка до бра­ка, полу­чить о нем пол­ное пред­став­ле­ние вооб­ще невоз­мож­но. Есть даже анек­дот на эту тему. Маль­чик спра­ши­ва­ет у отца: «Папа, это прав­да, что в неко­то­рых стра­нах Восто­ка жених не зна­ет, кто его жена, пока не женит­ся?» Отец отве­ча­ет: «Это в любой стране, сынок!» Поэто­му, всту­пив в брак, дав обе­ты люб­ви и вер­но­сти, супру­ги долж­ны при­ни­мать друг дру­га со все­ми досто­ин­ства­ми и недо­стат­ка­ми, учить­ся сми­рять­ся и прощать.

Чело­век, посто­ян­но пыта­ю­щий­ся изме­нить свою поло­вин­ку, нико­гда не будет счаст­лив в семей­ной жиз­ни, он будет толь­ко мучить­ся сам и мучить дру­гих, потра­тит на это луч­шие годы жиз­ни и испор­тит отно­ше­ния с близ­ки­ми. И стра­дать от это­го будут не толь­ко сами супру­ги, но и, конеч­но, их дети.

Быва­ет, что не толь­ко один из супру­гов стра­да­ет иде­а­ли­за­ци­ей семей­ной жиз­ни, но и оба. Тогда муж и жена посто­ян­но кон­флик­ту­ют на этой поч­ве, и это уже, как гово­рит­ся, совсем тяже­лый случай.

Как уже было ска­за­но, супру­ги за обра­зец чаще все­го берут семьи сво­их роди­те­лей. Напри­мер, некая жена посто­ян­но срав­ни­ва­ет сво­е­го мужа со сво­им отцом, и если супруг в чем-то усту­па­ет ему, она испы­ты­ва­ет неудо­вле­тво­рен­ность. Муж ино­гда выби­ра­ет жену даже внешне похо­жую на свою мать и, конеч­но, хочет, что­бы она обла­да­ла все­ми теми хоро­ши­ми каче­ства­ми, кото­рые име­ет его мама.

В бра­ке встре­ча­ют­ся два очень раз­ных чело­ве­ка. У каж­до­го из них могут быть совер­шен­но раз­ные взгля­ды на жизнь, житей­ский опыт, пред­став­ле­ния о раз­лич­ных вещах. Как пра­ви­ло, эти пред­став­ле­ния они взя­ли из опы­та семей сво­их роди­те­лей, и моло­дые люди, конеч­но, дума­ют, что раз так было заве­де­но в их семье, зна­чит, это пра­виль­но и хоро­шо, и никак ина­че быть не может.

Напри­мер, в семье Вла­ди­ми­ра мама очень хоро­шо гото­ви­ла. В дет­стве он был маль­чи­ком сла­бень­ким, и роди­те­ли боль­шое зна­че­ние при­да­ва­ли пита­нию сына. Обед у них все­гда состо­ял из трех блюд: суп (напри­мер, укра­ин­ский борщ с пам­пуш­ка­ми), вто­рое (ска­жем, фар­ши­ро­ван­ные мясом пер­цы и салат) и тре­тье (ком­пот или кисель, но обя­за­тель­но со слад­ки­ми пирож­ка­ми). Когда при­хо­ди­ли гости, это вооб­ще был про­сто «празд­ник желуд­ка». А у супру­ги Воло­ди, Ири­ны, было все по-дру­го­му. Она вырос­ла в твор­че­ской интел­ли­гент­ной семье, папа и мама настоль­ко были увле­че­ны рабо­той, что вре­ме­ни на при­го­тов­ле­ние пищи у них все­гда не хва­та­ло, да и не очень-то они люби­ли поку­шать. Поэто­му в их семье мама в основ­ном гото­ви­ла полу­фаб­ри­ка­ты: пель­ме­ни, сосис­ки, гото­вые блин­чи­ки и кот­ле­ты из мага­зи­на «Кули­на­рия».

Или дру­гой при­мер. Роди­те­ли Ири­ны очень люби­ли тури­сти­че­ские похо­ды на бай­дар­ках, на вело­си­пе­дах, поезд­ки в горы и при­учи­ли к это­му дочь. Семья Вла­ди­ми­ра обыч­но все лето про­во­ди­ла на даче, и он нику­да даль­ше Вла­ди­мир­ской обла­сти вооб­ще не выезжал.

В семьях, где вос­пи­ты­ва­лись супру­ги, мог­ли читать совер­шен­но раз­ные кни­ги, смот­реть раз­ные филь­мы, слу­шать раз­ные пес­ни. Харак­тер чело­ве­ка, его взгля­ды, при­выч­ки обыч­но фор­ми­ру­ют­ся в моло­до­сти, еще до бра­ка, из все­го того, что он видел в семье, в шко­ле, в инсти­ту­те, чему его учи­ли роди­те­ли, род­ствен­ни­ки и дру­зья. И этот опыт и созда­ет его лич­ность. При этом чело­век, как пра­ви­ло, уве­рен, что его опыт и образ жиз­ни самый пра­виль­ный и непо­гре­ши­мый. А ведь это совсем не так. То, что уви­дел чело­век в дет­стве, в семье роди­те­лей, то, чему его научи­ли бабуш­ки, дедуш­ки, тети и дяди, может быть совсем непра­виль­ным. Напри­мер, какая-нибудь тетя Кла­ва, руко­вод­ству­ясь, опять-таки, опы­том сво­ей мате­ри, ска­за­ла как-то Ирине: «Ироч­ка, когда вый­дешь замуж, не упу­сти момент, начи­най сра­зу же вос­пи­ты­вать и дрес­си­ро­вать мужа, тогда он будет делать все, что ты захо­чешь». Или Воло­дин папа перед женить­бой сына настав­ля­ет его: «Запом­ни, сынок: с женой нуж­но общать­ся стро­же; как гово­рит­ся: „Люби, как душу, и тря­си, как грушу“».

Что полу­чит­ся, если супру­ги будут стре­мить­ся обя­за­тель­но пере­не­сти весь опыт добрач­ной жиз­ни в свою новую семью и ста­нут навя­зы­вать этот опыт друг дру­гу? Ниче­го хоро­ше­го, сплош­ные ссо­ры и кон­флик­ты, каж­дый будет ста­рать­ся пере­кро­ить и свою поло­ви­ну, и свою семей­ную жизнь соглас­но тому иде­аль­но­му обра­зу, кото­рый сло­жил­ся в его пред­став­ле­нии и кото­рый может быть вовсе не правильным.

Самое разум­ное, когда муж и жена не стре­мят­ся навя­зать дру­го­му уклад сво­ей соб­ствен­ной про­шлой семьи, а созда­ют нечто новое, исполь­зуя из про­шло­го опы­та самое луч­шее. И конеч­но, сов­мест­но обсуж­дая, как им стро­ить семей­ный быт. Тогда они смо­гут создать свои семей­ные тра­ди­ции, обы­чаи, семей­ный уклад, и он будет удо­вле­тво­рять обо­их супругов.

Что­бы не пре­вра­щать жизнь в посто­ян­ные спо­ры о том, как нам луч­ше обу­стро­ить семью, и не кон­флик­то­вать из-за того, чье мне­ние самое пра­виль­ное, нуж­но, как все­гда, поме­нять пси­хо­ло­ги­че­скую настрой­ку. Поче­му все долж­но быть так, как я хочу? Поче­му все обя­за­ны делать толь­ко то, что мне хочет­ся? Быть может, мое мне­ние дале­ко не самое пра­виль­ное? А может быть, это вооб­ще не мое мне­ние? Про­сто я когда-то что-то услы­шал или про­чел в юно­сти и теперь счи­таю это исти­ной в послед­ней инстанции.

Вооб­ще нуж­но тер­пи­мее отно­сить­ся к дру­гим людям, тем более к соб­ствен­ным супру­гам. Марк Авре­лий Анто­нин Фило­соф, рим­ский импе­ра­тор, как-то ска­зал: «Гнать­ся за невоз­мож­ным — безумие».

Эти сло­ва мож­но вполне отне­сти к ситу­а­ции, когда люди пыта­ют­ся постро­ить свою семей­ную жизнь, руко­вод­ству­ясь каки­ми-то иде­аль­ны­ми, при­ду­ман­ны­ми невы­пол­ни­мы­ми моде­ля­ми. Они про­сто тра­тят свою дра­го­цен­ную жизнь впу­стую вме­сто того, что­бы радо­вать­ся каж­до­му мигу семей­но­го счастья.

Жила одна супру­же­ская пара — Вита­лий и Татья­на. Они мно­го лет состо­я­ли в бра­ке, име­ли взрос­лых детей. Вита­лий рабо­тал в одном сило­вом ведом­стве и рано вышел на поло­жен­ную пен­сию. И тут нача­лись про­бле­мы: семей­ные ссо­ры, кон­флик­ты, семья уже была на гра­ни раз­во­да. Что про­изо­шло? Как гово­ри­ла Татья­на, муж после выхо­да на пен­сию нигде не рабо­та­ет, мно­го лежит на диване, смот­ря теле­ви­зор, с ней посто­ян­но спо­рит и руга­ет­ся. К тому же он некре­ще­ный и, несмот­ря на уго­во­ры жены, кре­стить­ся не хочет. Сама Татья­на чело­век веру­ю­щий, церковный.

Как обсто­ят дела на самом деле? Дело в том, что Татья­на — очень силь­ный, воле­вой чело­век; она зани­ма­ет­ся тор­гов­лей: арен­до­ва­ла мага­зин, про­да­ет одеж­ду. Муж на самом деле рабо­та­ет у нее в мага­зине, возит товар на машине и вооб­ще мно­го помо­га­ет. Так­же хоро­шо дела­ет домаш­ние дела. Но в пред­став­ле­нии его супру­ги он нигде не рабо­та­ет, и раз она дирек­тор мага­зи­на, зна­чит, и у него тоже долж­но быть, как мини­мум, свое част­ное пред­при­я­тие. При этом супру­ги совер­ше­но не нуж­да­ют­ся в день­гах. Дети взрос­лые, а боль­шая квар­ти­ра, хоро­шая маши­на и про­чие зем­ные бла­га у них уже есть.

Мужу, есте­ствен­но, дав­ле­ние жены и обви­не­ния в без­де­лье ужас­но не нра­вят­ся; из-за это­го-то супру­ги посто­ян­но ссо­рят­ся. Сла­ва Богу, Татья­на обра­ти­лась за сове­том к одно­му опыт­но­му свя­щен­ни­ку, и ему уда­лось уго­во­рить ее по-дру­го­му взгля­нуть на мужа и пере­стать пытать­ся пере­де­лать его. Батюш­ка пого­во­рил и с Вита­ли­ем; вско­ре после это­го раз­го­во­ра он при­нял кре­ще­ние. Глав­ная ошиб­ка Татья­ны была в том, что она хоте­ла, что­бы ее муж обя­за­тель­но соот­вет­ство­вал при­ду­ман­но­му ей обра­зу, стан­дар­ту: раз она такая силь­ная, успеш­ная и неза­ви­си­мая, то и муж как гла­ва семьи тоже дол­жен быть таким. И сво­и­ми завы­шен­ны­ми тре­бо­ва­ни­я­ми и власт­ным пове­де­ни­ем она не дава­ла мужу про­явить ини­ци­а­ти­ву, что, конеч­но, толь­ко вызы­ва­ло его раздражение.

Иде­аль­ный образ супру­га или супру­ги, созда­ва­е­мый людь­ми, не толь­ко име­ет мало обще­го с реаль­ной жиз­нью, но и вооб­ще мало инте­ре­сен. Совер­шен­но не факт, что черес­чур тре­бо­ва­тель­ные супру­га или супруг каким-то чудом, полу­чив вожде­лен­ный иде­аль­ный образ, лишен­ный недо­стат­ков и пол­но­стью соот­вет­ству­ю­щий их стан­дар­ту, оста­нут­ся доволь­ны и будут счаст­ли­вы. Ведь живой, реаль­ный чело­век все­гда инте­рес­нее, луч­ше, чем какая-то выду­ман­ная идея, про­сто мы в погоне за мира­жа­ми порой не заме­ча­ем, что наш ближ­ний тоже обла­да­ет очень мно­ги­ми досто­ин­ства­ми, толь­ко надо уметь их уви­деть и оценить.

Я хотел бы обсу­дить и еще одну неболь­шую тему, каса­ю­щу­ю­ся обще­ния супру­гов, но так­же свя­зан­ную с идеализацией.

Как уже было неод­но­крат­но ска­за­но, жен­щи­на — суще­ство очень общи­тель­ное. И мно­гие жены счи­та­ют, что их мужья долж­ны пол­но­стью удо­вле­тво­рять их потреб­ность в обще­нии. Конеч­но, было бы заме­ча­тель­но, если бы все мужья уде­ля­ли большую часть сво­е­го сво­бод­но­го вре­ме­ни обще­нию с жена­ми, но, к сожа­ле­нию, это дале­ко не все­гда осу­ще­стви­мо. Очень мно­гие муж­чи­ны сей­час вынуж­де­ны отда­вать рабо­те нема­ло сил и вре­ме­ни, что­бы про­кор­мить семью, и они тоже нуж­да­ют­ся в отды­хе. И вооб­ще, что-то ждать и тем более тре­бо­вать от наших люби­мых — совер­шен­но непра­виль­ный под­ход. Это и есть иде­а­ли­за­ция. Поэто­му каж­дый из супру­гов дол­жен стре­мить­ся сам поболь­ше отда­вать дру­го­му и жить пол­ной жиз­нью, не ожи­дая, что кто-то будет его раз­вле­кать. Очень хоро­шо, когда жен­щи­на име­ет обще­ние не толь­ко с мужем и детьми, но и обща­ет­ся с подру­га­ми, род­ствен­ни­ка­ми, ока­зы­ва­ет им помощь, вме­сте они дела­ют какие-то дела, напри­мер орга­ни­зу­ют дет­ские празд­ни­ки или про­сто гуляют.

Жен­щи­ны весь­ма склон­ны к само­об­ра­зо­ва­нию, и очень хоро­шо, когда они име­ют воз­мож­ность учить­ся, читать, узна­вать что-то новое. Это могут быть и заня­тия в вос­крес­ной шко­ле при хра­ме, и кур­сы по музы­ке, рисо­ва­нию, изу­че­нию ком­пью­те­ра, ино­стран­ных язы­ков. Так вы смо­же­те сде­лать вашу жизнь более пол­ной и увлекательной.

Муж­чине так­же необ­хо­ди­мо какое-то заня­тие, что­бы отвлечь­ся от мыс­лей о рабо­те, отдох­нуть. Это может быть заня­тие спор­том, рыбал­ка, изго­тов­ле­ние мебе­ли сво­и­ми рука­ми и тому подоб­ное. Жен­щи­на долж­на пони­мать, что муж­чине ино­гда нуж­но побыть одно­му, что­бы отвлечь­ся от забот и вос­ста­но­вить силы.

Если жизнь чело­ве­ка ста­но­вит­ся одно­об­раз­ной и скуч­ной, он очень часто начи­на­ет обви­нять в этом сво­их близ­ких, вме­сто того что­бы само­му сде­лать ее пол­ной и инте­рес­ной. Тот, кто пози­тив­но настро­ен по отно­ше­нию к себе и сво­ей жиз­ни, ста­но­вит­ся инте­ре­сен и для окружающих.

Разрешаем конфликт продуктивно

Вла­де­ю­щий собою луч­ше заво­е­ва­те­ля города.

(Притч. 16:32)

Мы подо­шли к самой глав­ной теме наших бесед: как не пре­вра­тить кон­фликт в ссо­ру, как научить­ся управ­лять кон­фликт­ной ситу­а­ци­ей и раз­ре­шать наши столк­но­ве­ния кон­струк­тив­но. Ведь даже в тех семей­ных парах, где супру­ги при­шли к вза­и­мо­по­ни­ма­нию и научи­лись сво­дить к мини­му­му кон­флик­ты, порой слу­ча­ют­ся раз­но­мыс­лия, раз­но­гла­сия, споры.

Пре­по­доб­ный Амвро­сий Оптин­ский писал сво­им духов­ным чадам: «Ста­рин­ные люди дав­но реши­ли, что век без прит­чи не про­жи­вешь, и при­ба­ви­ли, что и гор­шок с горш­ком стал­ки­ва­ют­ся, тем более людям, живу­щим вме­сте, невоз­мож­но про­быть без столк­но­ве­ния. И осо­бен­но это быва­ет от раз­лич­ных взгля­дов на вещи: один о ходе дел дума­ет так, а дру­гой ина­че, один убеж­ден в сво­их поня­ти­ях, кажу­щих­ся ему твер­ды­ми и осно­ва­тель­ны­ми, а дру­гой веру­ет в свои разумения».

Поэто­му каж­до­му из нас нуж­но уметь пра­виль­но вести себя в кон­фликт­ной ситу­а­ции. При этом важ­но не толь­ко гра­мот­но вести себя при столк­но­ве­ни­ях, но и хоро­шо знать харак­тер и тем­пе­ра­мент сво­е­го оппо­нен­та, что­бы най­ти с ним общий язык.

Пого­во­рим немно­го о типах лич­но­стей и их пове­де­нии в кон­фликт­ных ситуациях.

Все мы раз­ные, двух оди­на­ко­вых нет, и в одной семье могут собрать­ся люди, совер­шен­но по-раз­но­му веду­щие себя при воз­ник­но­ве­нии меж­ду ними раз­но­гла­сий. Один вспыль­чив, лег­ко под­да­ет­ся гне­ву, раз­дра­же­нию, его пове­де­ние пло­хо пред­ска­зу­е­мо. Никто не зна­ет, в каком настро­е­нии он вер­нет­ся домой, с «какой ноги вста­нет» и чего от него ждать: кну­та или пря­ни­ка. Такой чело­век в спо­ре может начать вести себя агрес­сив­но, пере­хо­дить на лич­но­сти, оскорб­лять дру­гих, часто име­ет высо­кий уро­вень при­тя­за­ний, неса­мо­кри­ти­чен, во мно­гих неуда­чах обви­ня­ет дру­гих людей. Этот тип в кон­флик­то­ло­гии назы­ва­ет­ся неуправ­ля­е­мый. Лич­но­стям с таким типом харак­те­ра слож­но ладить с окру­жа­ю­щи­ми. Они сами часто муча­ют­ся от сво­ей импуль­сив­но­сти и неуме­ния кон­тро­ли­ро­вать себя. К сожа­ле­нию, таким инди­ви­ду­у­мам труд­но рабо­тать над исправ­ле­ни­ем сво­их недо­стат­ков, пото­му что они извле­ка­ют из нега­тив­но­го про­шло­го опы­та мало уроков.

Если ваш супруг, супру­га или кто-нибудь из домо­чад­цев име­ет похо­жий тип харак­те­ра, сле­ду­ет пом­нить, что обще­ние с ним тре­бу­ет боль­шой осто­рож­но­сти. Что­бы сохра­нить мир в семье, нуж­но при воз­ник­но­ве­нии столк­но­ве­ний сохра­нять мак­си­маль­ное спо­кой­ствие. Пом­нить, что ссо­ра подоб­на пла­ме­ни: если не под­кла­ды­вать дро­ва в огонь, он ско­ро потух­нет; если не отве­чать на раз­дра­же­ние, агрес­сию тем же самым, гнев ско­ро погаснет.

Чело­век со сверх­точ­ным типом лич­но­сти предъ­яв­ля­ет повы­шен­ные тре­бо­ва­ния к себе и окру­жа­ю­щим. У таких людей очень раз­ви­то стрем­ле­ние к упо­ря­до­чен­но­сти. Они хотят, что­бы все окру­жа­ю­щие сле­до­ва­ли уста­нов­лен­но­му ими поряд­ку, склон­ны «зацик­ли­вать­ся» на мело­чах, каких-то незна­чи­тель­ных дета­лях. Очень часто быва­ют обид­чи­вы­ми, рани­мы­ми, при­да­ют излиш­нее зна­че­ние заме­ча­ни­ям, очень пере­жи­ва­ют неуда­чи, промахи.

К это­му типу в основ­ном отно­сят­ся жен­щи­ны. У них гораз­до боль­ше, чем у муж­чин, раз­ви­то стрем­ле­ние к поряд­ку. Жен­щи­на сверх­точ­но­го типа хочет «упо­ря­до­чить» муж­чи­ну, заста­вить его сле­до­вать уста­нов­лен­ным ею пра­ви­лам. Подроб­но такая модель пове­де­ния уже раз­би­ра­лась нами в преды­ду­щей бесе­де, когда мы гово­ри­ли об идеализации.

Суще­ству­ет еще тип людей, кото­рых мож­но назвать бес­кон­фликт­ны­ми. Они лег­ко идут на ком­про­мисс, но не обла­да­ют доста­точ­ной силой воли, не заду­мы­ва­ют­ся глу­бо­ко над послед­стви­я­ми сво­их поступ­ков. Они обла­да­ют лег­кой вну­ша­е­мо­стью, мяг­ко­стью, зави­сят от мне­ния окру­жа­ю­щих, в спо­ре лег­ко согла­ша­ют­ся с точ­кой зре­ния сопер­ни­ка, ухо­дят от ост­рых вопро­сов. Непо­сле­до­ва­тель­ны в суж­де­ни­ях, пове­де­нии; им важен сию­ми­нут­ный успех, при­ми­ре­ние в кон­фликт­ной ситуации.

Когда раз­но­гла­сия в кон­флик­те име­ют несу­ще­ствен­ный харак­тер, то бес­кон­фликт­ная модель пове­де­ния ведет к быст­ро­му зату­ха­нию и раз­ре­ше­нию столк­но­ве­ния. Но такой стиль пре­одо­ле­ния кон­фликт­ных ситу­а­ций не все­гда хорош. Ино­гда он может заве­сти кон­фликт в тупик. Сто­ро­ны лишь на вре­мя при­ми­рят­ся, но про­бле­мы оста­нут­ся нераз­ре­шен­ны­ми. Так обыч­но про­ис­хо­дит, когда кон­фликт воз­ни­ка­ет из-за серьез­ных вопро­сов. Ино­гда пас­сив­ный, уступ­чи­вый чело­век сво­им пове­де­ни­ем спо­соб­ству­ет агрес­сив­но­сти сопер­ни­ка и даже про­во­ци­ру­ет ее.

Суще­ству­ют и дру­гие типы кон­фликт­ных лич­но­стей, но на них мы не будем оста­нав­ли­вать­ся подробно.

Конеч­но, очень хоро­шо, когда в одной семье собра­лись люди, обла­да­ю­щие урав­но­ве­шен­ны­ми харак­те­ра­ми и уме­ю­щие адек­ват­но вести себя в ситу­а­ции кон­флик­та. Но, к сожа­ле­нию, такое встре­ча­ет­ся неча­сто, и поэто­му важ­но знать, к како­му типу при­над­ле­жи­те вы и ваши домо­чад­цы, ведь, хоро­шо изу­чив наши сла­бые места, лег­че прий­ти к согла­сию. Обща­ясь с чело­ве­ком кон­фликт­но­го типа, пове­де­ние кото­ро­го при столк­но­ве­нии не совсем адек­ват­но, пло­хо пред­ска­зу­е­мо, нуж­но вспо­ми­нать сло­ва апо­сто­ла Пав­ла о том, что мы долж­ны «немо­щи немощ­ных нести…» (Рим. 15:1), то есть поболь­ше про­яв­лять тер­пе­ния и сми­ре­ния, быть снис­хо­ди­тель­ны­ми к сла­бо­сти ближнего.

Недо­стат­ки дру­го­го чело­ве­ка часто ста­но­вят­ся при­чи­ной кон­флик­тов с ним, но тут полез­но посмот­реть на про­бле­му с дру­гой сто­ро­ны. Спе­ци­а­лист по опти­ми­за­ции ком­му­ни­ка­ций в биз­не­се Лита­Ко­ба пишет: «Уди­ви­тель­но, но те сотруд­ни­ки, кото­рые силь­нее все­го нас раз­дра­жа­ют, как пра­ви­ло, име­ют с нами и боль­ше все­го обще­го. Они — луч­ший инди­ка­тор того, что нам тоже сто­ит пора­бо­тать над собой».

Мы как в зер­ка­ле порой видим в людях наше соб­ствен­ное несо­вер­шен­ство. Так что, как гово­рит­ся в извест­ной басне И.А. Кры­ло­ва, «чем куму­шек счи­тать тру­дить­ся, не луч­ше ль на себя, кума, оборотиться?»

Вооб­ще уме­ние взгля­нуть на ситу­а­цию со сто­ро­ны — залог успеш­но­го раз­ре­ше­ния кон­флик­та. Это как раз и есть прин­цип мета­зер­ка­ла, когда мы объ­ек­тив­но оце­ни­ва­ем свое соб­ствен­ное пове­де­ние, встав на место наше­го оппо­нен­та, и взи­ра­ем на кон­фликт как бы со сто­ро­ны — гла­за­ми посто­рон­не­го наблюдателя.

Напри­мер, жена посто­ян­но дела­ет заме­ча­ния мужу, стре­мит­ся пере­вос­пи­тать его, «сде­лать из него чело­ве­ка». А было бы ей при­ят­но, если бы супруг стал бороть­ся с ее недо­стат­ка­ми? Если, ска­жем, она любит пола­ко­мить­ся слад­ким, а он будет запре­щать ей это, посто­ян­но напо­ми­ная, как она рас­тол­сте­ла в послед­нее вре­мя, да еще и делать это при дру­гих людях?

Навер­ня­ка такой ворч­ли­вой супру­ге в жиз­ни хоть раз попа­дал­ся чело­век, кото­рый был недо­во­лен ею, отчи­ты­вал ее, делал выго­во­ры за малей­шую про­вин­ность и вооб­ще вся­че­ски пор­тил ей настро­е­ние, напри­мер, черес­чур тре­бо­ва­тель­ный началь­ник или пре­по­да­ва­тель. Согла­си­лась бы она жить с этим чело­ве­ком всю жизнь и выслу­ши­вать его упре­ки? Думаю, что нет.

Кого мы ско­рее послу­ша­ем, чьи прось­бы будем выпол­нять? Чело­ве­ка, кото­рый хоро­шо, при­вет­ли­во к нам отно­сит­ся, ува­жа­ет нас, не «давит на пси­хи­ку» и не пыта­ет­ся научить жить, или, наобо­рот, того, кто посто­ян­но всем недо­во­лен, предъ­яв­ля­ет пре­тен­зии, при­ди­ра­ет­ся, вор­чит, нахо­дит­ся в посто­ян­ной оби­де на нас? Поэто­му, если жена будет вести себя по вто­ро­му сце­на­рию, у мужа исчез­нет вся­кое жела­ние не толь­ко испол­нять то, что она про­сит, но и в прин­ци­пе общать­ся с ней. Кста­ти, «пилить» и пере­вос­пи­ты­вать свою поло­ви­ну любят не толь­ко жены; встре­чал я и нема­ло мужей, кото­рые сво­им вор­ча­ни­ем и веч­ным недо­воль­ством пор­ти­ли жизнь супругам.

А как непри­ят­но быва­ет при­сут­ство­вать при так назы­ва­е­мых «семей­ных сце­нах», когда супру­ги теря­ют кон­троль над собой и начи­на­ют, не стес­ня­ясь посто­рон­них людей, оскорб­лять друг дру­га! Но в таком состо­я­нии они, к сожа­ле­нию, не заду­мы­ва­ют­ся, как ужас­но все это выгля­дит со стороны.

Есть люди, кото­рые стра­да­ют вспыль­чи­во­стью, раз­дра­жи­тель­но­стью или черес­чур тре­бо­ва­тель­ны к дру­гим, но, нахо­дясь вне дома, напри­мер на рабо­те, они сдер­жи­ва­ют­ся, стес­ня­ют­ся окру­жа­ю­щих. Зато дома дают пол­ную волю нако­пив­шим­ся эмо­ци­ям. И конеч­но, от это­го очень стра­да­ют их домаш­ние. Да и они сами. Ста­рец Паи­сий Афон­ский как-то под­пи­сы­вал поздра­ви­тель­ную открыт­ку зна­ко­мым моло­до­же­нам и в шуточ­ной фор­ме напи­сал им такое поже­ла­ние: «Да будет с вами Хри­стос и Пре­свя­тая Бого­ро­ди­ца! Димит­рий, даю тебе бла­го­сло­ве­ние ругать­ся с целым све­том, кро­ме Марии! И Марии то же бла­го­сло­ве­ние: ругать­ся со все­ми, но не с тобой!» «Вот погля­дим, пой­мут ли они, что я имел в виду», — при­ба­вил ста­рец. Конеч­но, отец Паи­сий не все­рьез бла­го­слов­лял супру­гов ссо­рить­ся со все­ми, но не меж­ду собой. Это настав­ле­ние озна­ча­ет, что наша семья в первую оче­редь долж­на быть избав­ле­на от всех нега­тив­ных воз­дей­ствий, гне­ва, раз­дра­же­ния, зло­бы, при­ди­рок. Не слу­чай­но эпи­гра­фом этой бесе­ды выбра­на цита­та из Прит­чей Соло­мо­но­вых, где гово­рит­ся об уме­нии вла­деть собой. Ведь самое глав­ное в успеш­ном раз­ре­ше­нии кон­флик­та — искус­ство управ­лять собой, сво­и­ми эмо­ци­я­ми, сло­ва­ми, поступками.

Пого­во­рим немно­го о гне­ве, ведь эта страсть как ника­кая дру­гая раз­ру­ши­тель­но дей­ству­ет на наши отно­ше­ния с близкими.

Нач­нем с того, что гнев явля­ет­ся одним из вось­ми смерт­ных гре­хов, и борь­ба с ним — обя­зан­ность каж­до­го пра­во­слав­но­го христианина.

Мы все очень стра­да­ем из-за того, что не уме­ем кон­тро­ли­ро­вать свои эмо­ции, а так­же делать пау­зы и вовре­мя оста­нав­ли­вать­ся. Можем в серд­цах, не поду­мав, бро­сить что-то рез­кое, оскор­би­тель­ное, необ­ду­ман­ное, о чем потом будем очень силь­но жалеть.

Важ­но не толь­ко самим не впасть в раз­дра­же­ние, но и спо­кой­но реа­ги­ро­вать на гнев и раз­дра­же­ние дру­гих людей. Спо­кой­ная реак­ция на эмо­ци­о­наль­ное пове­де­ние оппо­нен­та — самое глав­ное в само­кон­тро­ле эмо­ций. Если вы види­те, что ваш оппо­нент теря­ет кон­троль над сво­и­ми эмо­ци­я­ми, не впа­дай­те в такое же состо­я­ние сами. Побо­ров пер­вое воз­му­ще­ние, задай­те себе вопро­сы: «Поче­му он раз­дра­жа­ет­ся и воз­му­ща­ет­ся? Какие цели он пре­сле­ду­ет в дан­ном кон­флик­те? Его пове­де­ние свя­за­но с осо­бен­но­стя­ми его харак­те­ра или с каки­ми-то дру­ги­ми при­чи­на­ми?» Спе­ци­а­ли­сты по кон­флик­то­ло­гии утвер­жда­ют, что, отве­чая на эти вопро­сы, вы застав­ля­е­те рабо­тать созна­ние раци­о­наль­но, а не эмо­ци­о­наль­но и тем самым защи­ща­е­те себя от эмо­ци­о­наль­но­го взры­ва; дае­те про­тив­ни­ку воз­мож­ность сбро­сить эмо­ци­о­наль­ное напря­же­ние, отвле­ка­е­тесь от нега­тив­ной инфор­ма­ции, кото­рую он может выплес­нуть на вас, и ищи­те при­чи­ну столк­но­ве­ния, пыта­е­тесь понять, что дви­жет вашим оппонентом.

Свя­щен­ное Писа­ние гово­рит нам о том, что каж­дый из нас дол­жен быть «скор на слы­ша­ние, мед­лен на сло­ва, мед­лен на гнев» (Иак. 1:19). То есть в кон­флик­те не при­ни­мать ско­рых, необ­ду­ман­ных реше­ний, дей­ство­вать осто­рож­но и отве­чать, руко­вод­ству­ясь не гне­вом, а любо­вью и разумом.

Извест­но, что, впав в состо­я­ние гне­ва, раз­дра­же­ния, невоз­мож­но пра­виль­но вести себя в кон­фликт­ной ситу­а­ции. Наш разум быва­ет в этот момент ослеп­лен эмо­ци­я­ми, нашим воз­буж­ден­ным раз­дра­жен­ным состо­я­ни­ем. А уж если оба сопер­ни­ка одер­жи­мы гне­вом, тогда решить про­бле­му прак­ти­че­ски невоз­мож­но. Но даже если одна сто­ро­на ведет себя в кон­фликт­ной ситу­а­ции спо­кой­но и урав­но­ве­шен­но, то есть боль­шие шан­сы раз­ре­шить кон­фликт успешно.

Как бороть­ся с гне­вом? Здесь есть два пра­ви­ла. Пер­вое: не давать гне­ву захва­тить нашу душу, оста­нав­ли­вать его в самом нача­ле, на под­хо­де. «Нача­ло ссо­ры — как про­рыв воды; оставь ссо­ру преж­де, неже­ли раз­го­ре­лась она» (Притч. 17:14), — гово­рит пре­муд­рый Соло­мон. Пред­ставь­те себе, что вода нача­ла раз­мы­вать пло­ти­ну: появи­лась дыроч­ка, малень­кая про­теч­ка. Если вовре­мя не заде­лать эту щель, вода раз­мо­ет пло­ти­ну, про­изой­дет про­рыв воды, поток смо­ет все на сво­ем пути, и оста­но­вить его будет очень труд­но. Так и в борь­бе с гне­вом. Оста­но­вить раз­дра­же­ние, гнев­ли­вую мысль, воз­дер­жать­ся от рез­ко­го сло­ва гораз­до лег­че, чем потом оста­но­вить лави­ну гне­ва и яро­сти. Поэто­му гнев­ли­вый дол­жен осо­бен­но вни­ма­тель­но сле­дить за сво­и­ми мыс­ля­ми, чув­ства­ми, сло­ва­ми, что­бы в самом нача­ле пре­сечь гнев, не дать ему разгореться.

Вто­рое, что нуж­но пом­нить, опол­ча­ясь на страсть гне­ва: нуж­но уметь вовре­мя делать пау­зы, думать, пред­став­лять, что про­изой­дет и что мы поте­ря­ем в сле­ду­ю­щий момент, если под­да­дим­ся гне­ву. А поте­ря­ем очень мно­гое: мир с ближ­ни­ми и мир душев­ный, дра­го­цен­нее кото­ро­го ниче­го нет. Вот поче­му каж­дый дол­жен быть «мед­лен на сло­ва» и «на гнев». Ведь гнев, раз­дра­же­ние, сла­ва Богу, име­ют очень хоро­шее свой­ство: они быст­ро про­хо­дят. Дело в том, что при эмо­ци­о­наль­ной вспыш­ке у чело­ве­ка в кровь впрыс­ки­ва­ет­ся адре­на­лин, он вызы­ва­ет при­ят­ные ощу­ще­ния, воз­буж­де­ние и жела­ние про­дол­жать гне­вать­ся, но если пере­тер­петь этот момент, пога­сить в себе жела­ние раз­дра­жать­ся, отвлечь­ся чем-то дру­гим, гнев про­хо­дит доволь­но быст­ро. И тогда уже мож­но про­дол­жать раз­го­вор в спо­кой­ном состо­я­нии духа. Если нет воз­мож­но­сти ждать, про­сто несколь­ко раз глу­бо­ко вдох­ни­те и задер­жи­те дыха­ние на 2–3 секун­ды, выдох­ни­те, а потом поду­май­те: сто­ит ли давать волю эмо­ци­ям, и какие послед­ствия будет иметь наша вспышка.

Как не пре­вра­тить обсуж­де­ние темы в ссо­ру? Сле­ду­ет пом­нить, что в раз­дра­жи­тель­ном, воз­буж­ден­ном состо­я­нии люди зача­стую совер­ша­ют поступ­ки, о кото­рых потом очень жале­ют. Поэто­му, когда мы чув­ству­ем, что гра­дус эмо­ци­о­наль­но­го напря­же­ния, воз­буж­де­ния в раз­го­во­ре пере­хо­дит допу­сти­мый пре­дел, нуж­но уметь вовре­мя оста­но­вить­ся, и, если не можем успо­ко­ить­ся, сде­лать пере­рыв, взять тайм аут. Когда вы чув­ству­е­те, что уже пло­хо кон­тро­ли­ру­е­те себя и спо­соб­ны через несколь­ко мгно­ве­ний наде­лать глу­по­стей, наго­во­рить друг дру­гу нема­ло рез­ких, обид­ных, необ­ду­ман­ных слов и поссо­рить­ся все­рьез и надол­го, как бы ни было вели­ко иску­ше­ние про­дол­жать раз­го­вор, необ­хо­ди­мо собрать всю силу воли, мыс­лен­но помо­лить­ся, сде­лать неболь­шую пау­зу и ска­зать при­мер­но сле­ду­ю­щее: «Мы не можем вести такой серьез­ный раз­го­вор в столь воз­буж­ден­ном состо­я­нии, пото­му что уже себя не кон­тро­ли­ру­ем; нуж­но оста­но­вить­ся и успо­ко­ить­ся, ина­че мож­но поссо­рить­ся». После это­го луч­ше все­го вый­ти из комнаты.

Если люди не гото­вы обсуж­дать про­бле­му спо­кой­но, полез­нее избе­жать раз­го­во­ра, так как бесе­да вряд ли помо­жет разобраться.

Жен­щи­ны, как суще­ства более эмо­ци­о­наль­ные, чем муж­чи­ны, в ситу­а­ции стрес­са склон­ны гово­рить все боль­ше и боль­ше. Воз­буж­де­ние начи­на­ет рас­ти, и раз­го­вор может перей­ти в ссо­ру. Здесь пра­виль­нее все­го отло­жить обсуж­де­ние, пока оппо­нен­ты не при­дут в нор­маль­ное состо­я­ние. Тайм аут поз­во­ля­ет не толь­ко снять напря­же­ние, но и не торо­пясь раз­ло­жить все по полоч­кам, обду­мать сло­жив­шу­ю­ся ситу­а­цию без эмо­ций и при­нять нуж­ное, взве­шен­ное решение.

Гнев не толь­ко не дает пра­виль­но раз­ре­шить кон­фликт, но и вооб­ще очень силь­но меша­ет жить. Если наш ближ­ний сде­лал что-то, что вызва­ло наше недо­воль­ство, то доволь­но пустое и бес­смыс­лен­ное заня­тие начи­нать гне­вать­ся, кри­чать и ругать­ся на него. Вре­мя вспять уже не повер­нешь, а поте­ря­ешь очень мно­гое. В свя­зи с этим вспо­ми­на­ет­ся один слу­чай. Мой зна­ко­мый рас­ска­зал мне, что когда он был алтар­ни­ком в одном из мос­ков­ских хра­мов, в алтарь слу­чай­но зашла жен­щи­на. Она не зна­ла, что жен­щи­нам запре­щен вход в алтарь, и хоте­ла что-то спро­сить у свя­щен­ни­ка. Батюш­ка вни­ма­тель­но ее выслу­шал, отве­тил на вопрос, а потом веж­ли­во объ­яс­нил, что по цер­ков­ным пра­ви­лам жен­щи­на не может захо­дить в алтарь, и толь­ко после это­го попро­сил ее уда­лить­ся. Алтар­ник был очень удив­лен про­ис­шед­шим. По его мне­нию, жен­щи­ну нуж­но было без раз­го­во­ров сра­зу выгнать из свя­тая свя­тых хра­ма. Он обра­тил­ся за разъ­яс­не­ни­я­ми к батюш­ке. Свя­щен­ник ска­зал ему: «Пони­ма­ешь, она по незна­нию зашла в алтарь. И если она это уже сде­ла­ла, что тол­ку, что я сра­зу выго­ню ее, ведь она уже нахо­дит­ся в алта­ре? Она бы оби­де­лась навер­ня­ка. Поэто­му я пред­по­чел сна­ча­ла отве­тить на ее вопрос, а уже потом ука­зать на ее ошиб­ку». Не знаю, пра­виль­но ли с дог­ма­ти­че­ской точ­ки зре­ния посту­пил в дан­ной ситу­а­ции этот свя­щен­ник, но по сути он совер­шен­но прав: если что-то уже слу­чи­лось, нуж­но не давать волю гне­ву и эмо­ци­ям, ведь сде­лан­но­го уже не воро­тишь, а спо­кой­но поду­мать, как вме­сте решить про­бле­му. Этот прин­цип при­ме­ним и в семей­ной жиз­ни. К при­ме­ру, жена обе­ща­ла мужу погла­дить рубаш­ку или пости­рать брю­ки, но закру­ти­лась и забы­ла это сде­лать. Если муж под­даст­ся гне­ву и накри­чит на супру­гу, он ниче­го не при­об­ре­тет (брю­ки так и оста­нут­ся невы­сти­ран­ны­ми), но поте­ря­ет мир со сво­ей поло­ви­ной и мир в соб­ствен­ной душе. Гораз­до луч­ше сде­лать пау­зу, успо­ко­ить­ся и при­ло­жить уси­лия к устра­не­нию проблемы.

Мне могут воз­ра­зить: «Но ведь если никак не отре­а­ги­ро­вать на про­мах, чело­век и даль­ше будет совер­шать те же самые ошиб­ки?» Думаю, что вра­зум­лять кого-то с помо­щью гне­ва и кри­ка — дело бес­смыс­лен­ное. Когда чело­ве­ка захле­сты­ва­ют раз­дра­же­ние и эмо­ции, он не спо­со­бен даже чет­ко сфор­му­ли­ро­вать свои заме­ча­ния, и такая кри­ти­ка не будет иметь эффек­та. Куда луч­ше про­мол­чать, а потом объ­ек­тив­но оце­нить ситу­а­цию и, если надо, спо­кой­но обсу­дить воз­ник­шую проблему.

Итак, если воз­ник­ла напря­жен­ная, кон­фликт­ная ситу­а­ция, пер­вое, что нуж­но сде­лать для бла­го­при­ят­но­го раз­ре­ше­ния ее, — побо­роть свой гнев, раз­дра­жи­тель­ность и излиш­нюю эмоциональность.

Нуж­но избе­гать и излиш­ней тре­бо­ва­тель­но­сти к людям, ина­че мы будем кон­флик­то­вать на каж­дом шагу из-за любой мелочи.

Так­же необ­хо­ди­мо научить­ся диф­фе­рен­ци­ро­вать­кон­фликт­ные ситу­а­ции. Если слу­ча­ют­ся несов­па­де­ния пози­ций, про­ти­во­по­лож­ность мне­ний по тем или иным вопро­сам, нуж­но все­гда выде­лять: явля­ет­ся ли пред­мет раз­но­гла­сий дей­стви­тель­но важ­ным для нас или нет. Если пред­мет не пред­став­ля­ет осо­бой важ­но­сти, зна­чи­мо­сти для нас, мож­но избрать укло­не­ние как спо­соб раз­ре­ше­ния кон­фликт­ной ситу­а­ции. То есть, попро­сту гово­ря, усту­пить в дан­ном слу­чае. Об укло­не­нии и дру­гих спо­со­бах пове­де­ния в кон­фликт­ной ситу­а­ции мы уже гово­ри­ли во 2‑й бесе­де наше­го цикла.

Рас­смот­рим укло­не­ние как спо­соб реше­ния кон­флик­та на при­ме­ре извест­ной нам семьи. Супру­ги Вла­ди­мир и Ири­на реши­ли сде­лать в квар­ти­ре ремонт. Они выби­ра­ют обои. Ира реши­ла, что в дет­скую хоро­шо подой­дут обои голу­бо­го цве­та с миш­ка­ми и машин­ка­ми, а в гости­ную она выбра­ла обои почти бело­го цве­та. Воло­дя выбор жены не очень-то одоб­рил. Ему не нра­вят­ся миш­ки, а в гости­ной малень­кие дети могут лег­ко испач­кать белые сте­ны. Воз­ни­ка­ет напря­жен­ность. Но Вла­ди­мир зна­ет, что его супру­га очень доро­жит уютом в доме и при­да­ет боль­шое зна­че­ние вся­ким быто­вым мело­чам, и он пред­по­чи­та­ет укло­нить­ся от кон­флик­та, так как цвет обо­ев не такая уж важ­ная для него вещь.

Но укло­не­ние как спо­соб раз­ре­ше­ния кон­флик­та годит­ся дале­ко не для всех ситу­а­ций. Ведь ино­гда про­бле­ма, вызвав­шая кон­фликт­ную ситу­а­цию, тре­бу­ет дей­стви­тель­но серьез­но­го обсуж­де­ния. Тогда нуж­но садить­ся за стол пере­го­во­ров и сов­мест­но искать нуж­ное реше­ние либо путем ком­про­мис­са, либо через сотруд­ни­че­ство.

Что­бы уметь пра­виль­но, спо­кой­но вести себя в ситу­а­ции кон­флик­та, супру­гам необ­хо­ди­мо научить­ся общать­ся в спо­кой­ной обста­нов­ке, ведь кон­фликт — это экс­тре­маль­ная, напря­жен­ная ситу­а­ция, и если люди не уме­ют раз­го­ва­ри­вать, обсуж­дать серьез­ные вопро­сы в повсе­днев­ной жиз­ни, им будет очень слож­но общать­ся в состо­я­нии кон­флик­та. Тема обще­ния супру­гов уже рас­смат­ри­ва­лась нами, но мож­но еще раз напом­нить, что мно­гих столк­но­ве­ний удаст­ся избе­жать, если муж и жена будут боль­ше инте­ре­со­вать­ся друг дру­гом, обсуж­дать самые раз­лич­ные темы, а так­же гово­рить о сво­их чув­ствах, желаниях.

Одни мои зна­ко­мые супру­ги, види­мо стес­ня­ясь обсуж­дать свои чув­ства и поже­ла­ния лич­но, писа­ли друг дру­гу пись­ма. Это поз­во­ли­ло им прий­ти к вза­и­мо­по­ни­ма­нию. Мож­но так­же обме­ни­вать­ся sms-ками. В пись­ме, дей­стви­тель­но, ино­гда лег­че выра­зить то, что ты дума­ешь: не так меша­ют лиш­ние эмо­ции и непра­виль­но выбран­ный тон речи.

Кста­ти, кон­фликт ино­гда может быть вызван недо­стат­ком обще­ния. Пси­хо­лог Юрий Журин пишет: «Кон­фликт ино­гда нужен и как некая ста­дия или момент, что­бы начать сбли­же­ние. Кон­флик­туя, чело­век как бы гово­рит: „Я очень соску­чил­ся“, „Я тебя люб­лю“, „Мне без тебя пло­хо“. Это сло­ва про­стые до без­об­ра­зия! Но ино­гда чело­ве­ку, вос­пи­тан­но­му в семье, где не зна­ли ино­го спо­со­ба сбли­зить­ся, очень тяже­ло их ска­зать, ведь папа или мама не гово­ри­ли таких слов».

Итак, если вопрос, при­вед­ший к столк­но­ве­нию взгля­дов, дей­стви­тель­но важен для нас и мы реши­ли не укло­нять­ся от кон­флик­та, самое глав­ное, с чего нуж­но начать, — это бес­при­страст­но, непред­взя­то оце­нить сло­жив­шу­ю­ся ситуацию.

Поче­му семей­ные (да и не толь­ко) кон­флик­ты часто захо­дят в тупик, а ино­гда тянут­ся целы­ми года­ми? Пото­му что каж­дый из кон­флик­ту­ю­щих в дей­стви­тель­но­сти не ищет раз­ре­ше­ния кон­флик­та, не хочет начать с себя и уви­деть свою вину, а отста­и­ва­ет свои амби­ции и обви­ня­ет во всем про­ти­во­по­лож­ную сто­ро­ну. В этом глав­ная ошибка!

Пре­одо­леть кон­фликт мы можем толь­ко изме­нив себя. Ведь пере­де­лать, пере­ко­вать ближ­не­го мы не можем. Как гово­рит­ся, «свою голо­ву дру­го­му не при­ста­вишь». Изме­нить образ мыс­лей дру­го­го чело­ве­ка невоз­мож­но. Пото­му что от Бога чело­ве­ку дана сво­бод­ная воля, и даже Сам Гос­подь не может насиль­но ее изме­нить. Конеч­но, мож­но раз или два наше­го ближ­не­го заста­вить что-то сде­лать, как застав­ля­ют рабо­тать людей из-под пал­ки в тюрь­ме или в армии. Но любо­му понят­но, что в семей­ной жиз­ни это непри­ем­ле­мо — после это­го никто тебя любить не будет. Поняв, что чело­ве­ка насиль­но не пере­вос­пи­тать, не изме­нить, мы долж­ны изме­нить свое отно­ше­ние к нему и к сло­жив­шей­ся ситу­а­ции. Тогда нам уже ста­нет лег­че: вме­сто того что­бы бороть­ся с его недо­стат­ка­ми, мы пой­мем, что ближ­не­го надо при­ни­мать таким, какой он есть, ста­рать­ся вой­ти в его поло­же­ние. Ведь чело­век зача­стую отнюдь не зло­на­ме­рен­но нас оби­жа­ет, он про­сто по-сво­е­му видит ситуацию.

Если мы чув­ству­ем непри­язнь к нам со сто­ро­ны дру­го­го, очень важ­но не отве­чать тем же, а понять, что же я сам делаю не так, раз мой ближ­ний ко мне так отно­сит­ся; быть может, со сто­ро­ны ему вид­нее, и я дей­стви­тель­но непра­виль­но веду себя.

В любой ссо­ре, кон­флик­те не быва­ет вино­ва­тым один: если дру­гой и не вино­ват впря­мую (что слу­ча­ет­ся очень ред­ко), то он не все сде­лал, что­бы избе­жать кон­флик­та. А неред­ко и сам неча­ян­но спро­во­ци­ро­вал его.

Бла­го­твор­но повли­ять на дру­го­го чело­ве­ка мы можем толь­ко одним — любо­вью. Изме­нив­шись сами и изме­нив свое отно­ше­ние к нему.

Еще один важ­ный момент: под­час люди, в осо­бен­но­сти моло­дые, сра­зу отвер­га­ют или вос­при­ни­ма­ют в шты­ки совет пой­ти навстре­чу дру­го­му, сде­лать пер­вым шаги к при­ми­ре­нию, счи­тая это бес­по­лез­ным. Но дело в том, что в подав­ля­ю­щем боль­шин­стве слу­ча­ев это дей­ству­ет очень хоро­шо, ведь чело­век ждет совер­шен­но ино­го, дума­ет, что на его кол­ко­сти мы будем отве­чать тем же, и не ждет, что мы с откры­тым серд­цем подой­дем к нему и нач­нем обсуж­дать спо­кой­но и доб­ро­же­ла­тель­но воз­ник­шие вопро­сы. Сде­лать пер­вый шаг к при­ми­ре­нию не есть при­знак сла­бо­сти, а как раз, наобо­рот, это при­знак силы, бла­го­род­ства души. Не нуж­но боять­ся идти навстре­чу, боять­ся про­яв­лять к дру­го­му откры­тость и искрен­ность. Мешать это­му может толь­ко наше самолюбие.

Когда обе сто­ро­ны кон­флик­та гото­вы вести пере­го­во­ры, необ­хо­ди­мо пом­нить несколь­ко пра­вил гра­мот­но­го ула­жи­ва­ния кон­флик­тов. В кни­ге «Кон­фликт: семь шагов к миру» Чарль­за Лик­со­на, адво­ка­та по про­фес­сии, чело­ве­ка с 30-лет­ним опы­том прак­ти­че­ской пси­хо­ло­гии и посред­ни­че­ской дея­тель­но­сти, изло­же­ны неко­то­рые реко­мен­да­ции по уре­гу­ли­ро­ва­нию конфликтов.

1. «Сни­мем мас­ки»: участ­ни­ки кон­флик­та долж­ны быть пре­дель­но искрен­ны, не скры­вать свои истин­ные мотивы.

2. «Выяв­ля­ем под­лин­ную про­бле­му»: необ­хо­ди­мо выявить реаль­ную при­чи­ну кон­флик­та, очи­стить ее от шелу­хи раз­лич­ных наслоений.

3. «Отка­зы­ва­ем­ся от уста­нов­ки: „Побе­дить любой ценой“». Такая уста­нов­ка осо­бен­но не годит­ся в супру­же­ских кон­флик­тах. К тому же кон­фликт не поеди­нок, в нем не побеж­да­ют, его улаживают.

4. «Нахо­дим несколь­ко воз­мож­ных реше­ний». В любом столк­но­ве­нии воз­мож­но несколь­ко вари­ан­тов реше­ния. Необ­хо­ди­мо обсу­дить все, что­бы было из чего выбирать.

5. «Оце­ни­ва­ем вари­ан­ты и выби­ра­ем луч­ший». Необ­хо­ди­мо выбрать не толь­ко самый кон­струк­тив­ный вари­ант, но и самый при­ем­ле­мый для всех сто­рон конфликта.

6. «Гово­рим так, что­бы нас услы­ша­ли». Глав­ным инстру­мен­том ула­жи­ва­ния кон­флик­та явля­ет­ся обще­ние сто­рон. Общать­ся надо так, что­бы быть услы­шан­ны­ми, а так­же слы­шать и пони­мать другого.

7. «При­зна­ем и бере­жем цен­ность отно­ше­ний». На самом деле этот пункт надо было бы поста­вить пер­вым, ибо кон­флик­ты (осо­бен­но в бра­ке) ула­жи­ва­ют­ся для сохра­не­ния мира и люб­ви, укреп­ле­ния вза­и­мо­по­ни­ма­ния. Сохра­не­ние доб­рых отно­ше­ний в реше­нии кон­флик­тов все­гда нуж­но ста­вить во гла­ву угла. Очень важ­но при обсуж­де­нии кон­фликт­ной ситу­а­ции дать понять, что мы по-преж­не­му любим нашу поло­вин­ку, про­сто мы хотим вме­сте разо­брать­ся в сло­жив­шей­ся ситу­а­ции и прий­ти к согла­сию и примирению.

Да про­стят меня мои бла­го­че­сти­вые чита­те­ли, что я частень­ко при­бе­гаю к опы­ту замор­ских пси­хо­ло­гов, но и у них мож­но мно­го­му научить­ся. Ведь и свя­ти­тель Димит­рий Ростов­ский часто при­во­дил в сво­их сочи­не­ни­ях мыс­ли и цита­ты из про­из­ве­де­ний запад­ных бого­сло­вов, в част­но­сти Фомы Кем­пий­ско­го, при этом он гово­рил: «Фома Кем­пий­ский хотя ино­стран­ный купец, но при­но­сит доб­рый товар».

Ведя серьез­ный раз­го­вор, ни в коем слу­чае нель­зя под­да­вать­ся соблаз­ну перей­ти на лич­но­сти. Мы собра­лись, что­бы решить про­бле­му, а не для того, что­бы оби­жать друг дру­га. Очень часто слу­ча­ет­ся, что супру­ги, обсуж­дая какой-то ост­рый вопрос, начи­на­ют при­ме­нять запре­щен­ные при­е­мы, вспо­ми­нать ста­рые оби­ды или делать обид­ные обоб­ще­ния, гово­ря, к при­ме­ру, сле­ду­ю­щее: «Ты такой же лен­тяй, как и твой отец» или: «Ты такая же неря­ха, как твоя мать. И вооб­ще вся ваша семья не отли­ча­ет­ся акку­рат­но­стью». Такие выска­зы­ва­ния очень боль­но ранят, еще боль­ше запу­ты­ва­ют ситу­а­цию и нико­гда не дадут най­ти пра­виль­ное реше­ние. И про­сто кате­го­ри­че­ски недо­пу­сти­мы фра­зы типа: «Я тебя не люб­лю!» и «Я с тобой разведусь!»

Кон­флик­ты, раз­но­гла­сия, конеч­но, непро­стое испы­та­ние для семьи. Без­услов­но, их нуж­но вся­че­ски избе­гать, но боять­ся не нуж­но, ведь, если меж­ду супру­га­ми есть любовь и стрем­ле­ние к миру, Гос­подь обя­за­тель­но помо­жет им в слож­ной ситу­а­ции. Когда наш семей­ный корабль дал крен, начи­нать надо с само­го глав­но­го: мы долж­ны молить­ся Богу, Бого­ро­ди­це и небес­ным покро­ви­те­лям бра­ка о помо­щи. Ведь «без Меня не може­те делать ниче­го» (Ин. 15:5), — ска­зал Гос­подь. Вот этой дра­го­цен­но­сти — люб­ви, мира и согла­сия в семье, кото­рые для пра­во­слав­но­го чело­ве­ка глав­ные цен­но­сти после веры в Бога, — нуж­но про­сить у Господа.

Семейные кризисы

Все течет, ничто не сто­ит на месте.

Герак­лит Эфесский

Сло­во «кри­зис» в пере­во­де с гре­че­ско­го озна­ча­ет «пере­лом, пере­во­рот, пере­ход­ное состо­я­ние». Но суще­ству­ет еще одно зна­че­ние это­го сло­ва — «суд». Тот же корень име­ет гре­че­ский гла­гол krinein — «рас­суж­дать».

Кри­зи­сы быва­ют раз­ные: эко­но­ми­че­ские, твор­че­ские, воз­раст­ные, семей­ные… Но общее у них одно: каж­дый кри­зис свя­зан с изме­не­ни­ем усло­вий, пере­хо­дом в дру­гую фазу, и эти пере­ме­ны про­ве­ря­ют нашу под­го­тов­лен­ность — это сво­е­го рода про­вер­ка на проч­ность. Взять хотя бы недав­ний эко­но­ми­че­ский кри­зис. Он выявил, что те стра­ны, где раз­ви­то про­из­вод­ство (Китай, напри­мер) мень­ше постра­да­ли от эко­но­ми­че­ских ката­клиз­мов, чем те госу­дар­ства, где эко­но­ми­ка зави­се­ла от импор­та ино­стран­ных това­ров и дру­гих внеш­них фак­то­ров. Поэто­му кри­зис — это суд, экза­мен на готов­ность к непро­стым переменам.

Семья — живой орга­низм, и в этом орга­низ­ме посто­ян­но про­ис­хо­дят изме­не­ния. И это неиз­беж­ный про­цесс: мы взрос­ле­ем, мужа­ем, ста­ре­ем; рож­да­ют­ся, рас­тут и ста­но­вят­ся взрос­лы­ми наши дети; с нами про­ис­хо­дят дру­гие важ­ные собы­тия. Семей­ная жизнь состо­ит из опре­де­лен­ных ста­дий, эта­пов. И каж­дая из этих сту­пе­нек застав­ля­ет нашу жизнь менять­ся не толь­ко внешне, но и внут­ренне. Супру­же­ские отно­ше­ния тоже меня­ют­ся, не сто­ят на месте: они либо раз­ви­ва­ют­ся, и это раз­ви­тие носит поло­жи­тель­ный харак­тер, либо, наобо­рот, ухуд­ша­ют­ся, то есть супру­ги ока­зы­ва­ют­ся него­то­вы­ми к пере­ме­нам в сво­ей жиз­ни. Люди семей­ные про­сто обя­за­ны научить­ся адап­ти­ро­вать­ся к изме­ня­ю­щим­ся усло­ви­ям. Если супру­ги не хотят менять­ся сами и изме­нять свое отно­ше­ние к сло­жив­шей­ся ситу­а­ции, их брак дол­го не протянет.

Семей­ный пси­хо­лог Еле­на Архи­по­ва пишет: «Как часто мож­но уви­деть девуш­ку, кото­рая, вый­дя замуж, кате­го­ри­че­ски не хочет взять на себя роль жены. Она хочет, что­бы все было по-ста­ро­му, без вся­кой ответ­ствен­но­сти. Или юно­шу, кото­рый после рож­де­ния ребен­ка вме­сто того, что­бы взять на себя роль отца, пыта­ет­ся уйти в про­шлое без­за­бот­ное вре­мя вече­ри­нок и раз­вле­че­ний с друзьями.

Как часто роди­те­ли под­рост­ков не хотят при­зна­вать, что их дети уже вырос­ли, пыта­ясь сохра­нить уклад жиз­ни, кото­рый у них был, когда их ребе­нок был совсем маленьким.

Это и есть основ­ное про­ти­во­ре­чие семей­ной жиз­ни. Отказ от дви­же­ния впе­ред. Страх поте­рять что-то хоро­шее, что было в про­шлом, ведь на это было потра­че­но столь­ко вре­ме­ни! Жела­ние достичь како­го-то иде­аль­но­го состо­я­ния семьи и „замо­ро­зить“ его, про­длить на всю жизнь. Вме­сто того что­бы самим изме­нять­ся соот­вет­ствен­но вре­ме­ни и ситу­а­ции, любо­го, кто попы­та­ет­ся вне­сти изме­не­ния, ждет суро­вое нака­за­ние. Роди­те­ли не будут пони­мать, что рас­ту­щие дети не могут уже вза­и­мо­дей­ство­вать с ними, как рань­ше, они более гиб­кие и хотят пере­мен, но роди­те­ли будут вос­при­ни­мать это как непо­слу­ша­ние и при­ме­нять наказание.

Одно из самых цен­ных качеств семей­ной жиз­ни — это гиб­кое, спо­соб­ное к твор­че­ству мыш­ле­ние. Те пары, кото­рые будут обла­дать эти­ми каче­ства­ми, успеш­но прой­дут через все жиз­нен­ные пери­о­ды»[10].

Рас­смот­рим основ­ные рубе­жи, кото­рые про­хо­дят почти все супру­же­ские пары. Каж­дая из этих ста­дий может сопро­вож­дать­ся кри­зи­сом семей­ных отношений.

Пер­вый пери­од — это вре­мя при­тир­ки, адап­та­ции супру­гов друг к дру­гу. Пер­вые годы бра­ка — это шко­ла отно­ше­ний, вре­мя, когда моло­дым нуж­но научить­ся тер­пе­нию, сми­ре­нию, люб­ви и вза­и­мо­дей­ствию. Этот пери­од очень важен для всей после­ду­ю­щей семей­ной жиз­ни, он закла­ды­ва­ет фун­да­мент для стро­и­тель­ства семей­но­го дома. Из Вет­хо­го Заве­та мы зна­ем, что когда в древ­нем Изра­и­ле юно­ша всту­пал в брак, то его целый год не бра­ли на вой­ну и не воз­ла­га­ли на него ника­ких обще­ствен­ных обя­зан­но­стей. В древ­нем Изра­и­ле семье вооб­ще при­да­ва­лось огром­ное зна­че­ние, и супру­ги долж­ны были в этот год прой­ти «курс моло­до­го бой­ца», что­бы их брак был впо­след­ствии креп­ким и счаст­ли­вым. «Если кто взял жену недав­но, то пусть не идет на вой­ну, и ниче­го не долж­но воз­ла­гать на него; пусть он оста­ет­ся сво­бо­ден в доме сво­ем в про­дол­же­ние одно­го года и уве­се­ля­ет жену свою, кото­рую взял» (Втор. 24:5).

Моло­дые муж и жена созда­ют семью, имея каж­дый свой харак­тер, при­выч­ки, взгля­ды, опыт жиз­ни в доме роди­те­лей. Им необ­хо­ди­мо стать еди­ным целым в бра­ке, сгла­дить неров­но­сти, шеро­хо­ва­то­сти — одним сло­вом, при­те­реть­ся друг к дру­гу как при­ти­ра­ют­ся дета­ли в новом меха­низ­ме в пери­од его обкат­ки. Напри­мер, ново­му авто­мо­би­лю, пока он не обка­та­ет­ся, нель­зя давать пол­ную нагруз­ку; нель­зя ездить на нем с боль­шой ско­ро­стью, пока все его шесте­рен­ки, порш­ни и кла­па­на не при­дут к пол­но­му вза­и­мо­дей­ствию. Так и в бра­ке. В пер­вые годы сов­мест­ной жиз­ни мужу и жене тре­бу­ет­ся осо­бая осто­рож­ность и тер­пе­ние. Не все успеш­но про­хо­дят пери­од адап­та­ции, поэто­му на пер­вые три года бра­ка при­хо­дит­ся боль­ше все­го раз­во­дов. К сожа­ле­нию, мно­гие моло­дые люди не выдер­жи­ва­ют это­го пер­во­го экза­ме­на. При­чин это­му несколь­ко: и незре­лость, пло­хая под­го­тов­лен­ность к семей­ной жиз­ни, и вза­им­ный эго­изм. Ведь брак — это не толь­ко при­ят­ное вре­мя­про­вож­де­ние, но в первую оче­редь вза­им­ное ноше­ние тягот друг друга.

Одна­жды я про­чел такое опре­де­ле­ние кри­зи­са: «Кри­зис — это пери­од, когда все то, что было скры­то и меша­ло жить, ста­но­вит­ся явным». И поэто­му это вре­мя жиз­ни нуж­но исполь­зо­вать как воз­мож­ность рабо­ты над ошиб­ка­ми. Осо­бен­но сле­ду­ет при­за­ду­мать­ся над тем, какие чер­ты харак­те­ра и при­выч­ки меша­ют мне в семей­ной жиз­ни, над чем еще нуж­но работать.

Рож­де­ние ребен­ка явля­ет­ся сво­е­го рода про­вер­кой готов­но­сти супру­гов к семей­ной жиз­ни и вза­им­ной под­держ­ке. Несмот­ря на то, что рож­де­ние мла­ден­ца очень радост­ное собы­тие, в жиз­ни семьи это и нема­лый стресс, напря­же­ние. Супру­гам пред­сто­ит не толь­ко при­об­ре­сти необ­хо­ди­мые навы­ки и уме­ния, но и научить­ся вза­и­мо­дей­ство­вать друг с дру­гом в новых, необыч­ных для них усло­ви­ях. Неред­ко и их чув­ства в это вре­мя про­ве­ря­ют­ся на прочность.

Чаще все­го появ­ле­ние ребен­ка еще боль­ше спла­чи­ва­ет, объ­еди­ня­ет супру­гов. Они полу­ча­ют огром­ную радость и сча­стье, с рож­де­ни­ем пер­вен­ца их семей­ная жизнь обре­та­ет новый смысл. Но, к сожа­ле­нию, неред­ки слу­чаи, когда появ­ле­ние в семье ново­го чле­на вно­сит раз­дор, раз­но­гла­сие и рев­ность в супру­же­ские взаимоотношения.

Вто­рой пери­од. Но вот труд­но­сти и неуда­чи пер­вых лет бра­ка пре­одо­ле­ны, дети под­рас­та­ют, семья суще­ству­ет уже око­ло семи-деся­ти лет. Как ни стран­но, это доволь­но опас­ный пери­од в жиз­ни семьи, неред­ко сопро­вож­да­ю­щий­ся кри­зи­сом супру­же­ских отно­ше­ний. Хотя, каза­лось бы, внешне все доволь­но-таки спо­кой­но. Супру­ги к это­му вре­ме­ни, как пра­ви­ло, полу­ча­ют обра­зо­ва­ние, их тру­до­вая дея­тель­ность вхо­дит в ста­биль­ное рус­ло, пери­од при­тир­ки друг с дру­гом и с род­ствен­ни­ка­ми тоже прой­ден. Труд­но­сти, хло­по­ты и бес­сон­ные ночи с малень­ки­ми детьми, как пра­ви­ло, уже поза­ди. Обыч­но к это­му вре­ме­ни уже решен и вопрос с жильем, кото­рый очень тяго­тит супру­гов в пер­вые годы бра­ка. Поче­му же это вре­мя явля­ет­ся кри­зис­ным периодом?

Неко­то­рые пси­хо­ло­ги пола­га­ют, что супру­ги к это­му вре­ме­ни уже доста­точ­но хоро­шо узна­ют друг дру­га (при­том ино­гда не с самой луч­шей сто­ро­ны), у них начи­на­ет­ся пери­од при­выч­ки; то вза­им­ное вле­че­ние, страсть, кото­рую они име­ли в пер­вые годы бра­ка, уже зна­чи­тель­но ослаб­ли; неред­ко мужа и жену объ­еди­ня­ет толь­ко сов­мест­ная жил­пло­щадь и дети.

«Мно­гие всту­па­ют в брак с людь­ми, кото­рых прак­ти­че­ски не зна­ют. Основ­ная при­чи­на их сою­за — физио­ло­ги­че­ское вле­че­ние, кото­рое нико­им обра­зом не вли­я­ет на сов­ме­сти­мость людей во вку­сах и инте­ре­сах. Люди могут под­хо­дить друг дру­гу физио­ло­ги­че­ски, но при этом не обя­за­тель­но будут род­ствен­ны­ми душа­ми. Если осно­ва — физио­ло­гия, то чело­век попал в беду. Что­бы жизнь была пол­ной, а брак успеш­ным, инте­ре­сы людей долж­ны сов­па­дать по мно­гим вопро­сам. Отсут­ствие обще­ния вле­чет за собой непра­виль­ную оцен­ку дру­го­го чело­ве­ка. На самом деле они были абсо­лют­но раз­ны­ми людь­ми»[11].

У каж­до­го пери­о­да свои осо­бен­но­сти. Пер­во­на­чаль­ный пери­од — это вре­мя сгла­жи­ва­ния ост­рых углов, при­тир­ки. Дей­стви­тель­но, моло­дые супру­ги часто свя­за­ны силь­ным телес­ным вле­че­ни­ем; это пора, когда еще про­дол­жа­ет­ся влюб­лен­ность. Но влюб­лен­ность не может про­дол­жать­ся веч­но и со вре­ме­нем долж­на пере­ра­с­ти в нечто большее.

Муж и жена во вто­ром пери­о­де семей­ной жиз­ни долж­ны не про­сто адап­ти­ро­вать­ся друг к дру­гу, но стать еди­ным целым, еди­ной душой и телом в бра­ке, тогда их вза­им­ная при­вя­зан­ность, вле­че­ние не толь­ко не угас­нет, но и ста­нет силь­нее. Жизнь не сто­ит на месте, и чув­ства супру­гов тоже долж­ны рас­ти, пере­хо­дить на дру­гой, более высо­кий уровень.

Пер­вое деся­ти­ле­тие семей­ной жиз­ни — это пери­од бур­ной строй­ки. Супру­ги рабо­та­ют над сво­и­ми харак­те­ра­ми, реша­ют быто­вые про­бле­мы, вьют семей­ное гнез­до, рожа­ют детей, при­вы­ка­ют к новым род­ствен­ни­кам, им про­сто неко­гда быва­ет ску­чать, печа­лить­ся и даже ссо­рить­ся. Их объ­еди­ня­ет общее дело — стро­и­тель­ство моло­дой семьи. Но в этой посто­ян­ной суе­те, к сожа­ле­нию, ката­стро­фи­че­ски не хва­та­ет вре­ме­ни на про­стое душев­ное обще­ние, а ведь это очень важ­ный фак­тор в бра­ке. Обща­ясь, супру­ги долж­ны уже не про­сто научить­ся сгла­жи­вать шеро­хо­ва­то­сти сво­е­го харак­те­ра, но и луч­ше узна­вать друг дру­га, через обще­ние стре­мить­ся най­ти общ­ность, един­ство взглядов.

Мно­гие супру­ги пола­га­ют, что дол­гие бесе­ды, сов­мест­ные про­гул­ки, про­яв­ле­ние неж­но­сти и про­чая роман­ти­ка оста­лись в про­шлом. Мол, все это атри­бу­ты влюб­лен­но­сти и медо­во­го меся­ца, а сей­час нам неко­гда; вот под­рас­тут дети, зара­бо­та­ем на квар­ти­ру, тогда и будем общать­ся. А полу­ча­ет­ся, что когда насту­па­ет пери­од ста­би­ли­за­ции, про­бле­мы в основ­ном реше­ны, появ­ля­ет­ся боль­ше сво­бод­но­го вре­ме­ни, то супру­ги уже не чув­ству­ют той душев­ной бли­зо­сти, кото­рая была рань­ше, им скуч­но вме­сте. Вот это и есть кри­зис — про­вер­ка на то, что было созда­но моло­дой семьей за вре­мя жиз­ни в браке.

Жизнь нель­зя откла­ды­вать на потом, и нуж­но в житей­ской суе­те нахо­дить вре­мя для обще­ния, лас­ки и неж­но­сти. Что­бы «кост­ры былой люб­ви наве­ки не погас­ли», нуж­но каж­дый день под­дер­жи­вать их.

Очень часто во вто­рой кри­зис­ный пери­од жен­щи­ны начи­на­ют стра­дать из-за сво­ей невос­тре­бо­ван­но­сти, осо­бен­но если они полу­чи­ли до бра­ка хоро­шее обра­зо­ва­ние и рабо­та­ли по спе­ци­аль­но­сти. Им начи­на­ет казать­ся, что вся их моло­дость были потра­че­ны на стир­ку пеле­нок и про­чие дела домаш­ние. А у муж­чин этот пери­од, наобо­рот, как пра­ви­ло, свя­зан с рас­цве­том их карье­ры и тру­до­вой деятельности.

В это вре­мя супру­гам нуж­но быть осо­бен­но вни­ма­тель­ны­ми друг к дру­гу, ока­зы­вать вза­им­ную под­держ­ку. Муж­чине важ­но дать понять сво­ей люби­мой, как он ценит то, что она дела­ет для всей семьи и для него лич­но. А милым дамам я бы посо­ве­то­вал не уны­вать, ведь жен­щи­на в боль­шей сте­пе­ни, чем муж­чи­на, спо­соб­на к само­об­ра­зо­ва­нию и адап­та­ции к новым усло­ви­ям. Если муж­чи­на упу­стил вре­мя и не полу­чил вовре­мя обра­зо­ва­ние или позд­но начал рабо­тать, ему быва­ет очень тяже­ло потом навер­стать упу­щен­ное; у жен­щин же не так. Я знал даже мно­го­дет­ных мам, кото­рые после того, как их дети немно­го под­рос­ли, суме­ли закон­чить инсти­ту­ты и очень успеш­но работали.

Тре­тий кри­зис­ный пери­од насту­па­ет, когда супру­ги дости­га­ют сред­не­го воз­рас­та. У них вырос­ли дети, кото­рые часто уже созда­ли соб­ствен­ные семьи. Супру­ги оста­ют­ся одни.

Вот что об этом непро­стом пери­о­де гово­рит пра­во­слав­ный семей­ный пси­хо­лог Ири­на Ана­то­льев­на Рахи­мо­ва: «Кри­зи­сы пре­одо­ле­ва­ют­ся в тече­ние всей жиз­ни, рубеж за рубе­жом. Сей­час это мод­но, когда выпол­ни­ли долг в семье, соби­ра­ют чемо­да­ны и ухо­дят к моло­день­ким девуш­кам. И это при­знак нездо­ро­вой семьи; зна­чит, эта семья жила не друг дру­гом, а ради детей. Если дети видят, что мама и папа живут друг ради дру­га, то детей мож­но и не вос­пи­ты­вать, они уже вырас­тут хоро­ши­ми людь­ми, хоро­ши­ми семьянинами.

Это, конеч­но, очень слож­ный пери­од. Он назы­ва­ет­ся „син­дром опу­стев­ше­го гнез­да“. Муж и жена в ужа­се, ведь они так и не при­шли к бли­зо­сти, они не ста­ли еди­ным целым. Видя себя чужи­ми, они хотят скрыть­ся друг от дру­га. Они хотят убе­жать друг от дру­га, что­бы не видеть пло­ды неудав­шей­ся сов­мест­ной жиз­ни, осво­бо­дить­ся от огром­но­го чув­ства вины друг перед другом.

Поче­му они чужие? Мы близ­кие — это когда мы пони­ма­ем друг дру­га. Близ­кий все может понять, все может про­стить, а здесь это­го не про­изо­шло. Огром­ная про­пасть, вза­им­ные оби­ды. Жили в суе­те, было мно­го невысказанного.

Но все-таки они не раз­бе­жа­лись, зна­чит, было что-то, что их свя­зы­ва­ло. И если они еще немно­го повер­нут­ся друг к дру­гу, под­сказ­ка может прий­ти. Они воз­вра­ща­ют­ся обрат­но друг к дру­гу, к тому момен­ту, когда начи­на­лась сов­мест­ная жизнь. А что было в нача­ле? Зна­ки вни­ма­ния. Нуж­но вер­нуть­ся к той фазе отно­ше­ний. Идет повтор. Это плюс огром­ный, супру­ги опять ста­но­вят­ся моло­ды­ми. Есть еще один повод рас­крыть новые гра­ни друг дру­га. Идет новое осмыс­ле­ние отно­ше­ний. Есть воз­мож­ность постиг­нуть то, что они не постиг­ли, пока стро­и­ли дом. Основ­ные жиз­нен­ные зада­чи они выпол­ни­ли, и теперь идет более глу­бо­кое пости­же­ние смыс­ла жизни».

Тре­тий кри­зис­ный пери­од может сов­пасть и с так назы­ва­е­мым «кри­зи­сом сред­не­го воз­рас­та», когда чело­век, всту­пая во вто­рую поло­ви­ну сво­ей жиз­ни, часто впа­да­ет в депрес­сив­ное состо­я­ние из-за того, что моло­дость уже про­шла, сил и вре­ме­ни, что­бы осу­ще­ствить наме­чен­ные пла­ны уже мало, а впе­ре­ди его ждет ста­рость. Хотя понят­но, что все эти мыс­ли от лука­во­го: в каж­дой поре жиз­ни есть что-то заме­ча­тель­ное, при­су­щее толь­ко ей. Вто­рая поло­ви­на жиз­ни — это вре­мя муд­ро­сти, зре­ло­сти. Мно­гие люди, пра­виль­но пере­осмыс­лив свою жизнь, имен­но в этот пери­од нахо­дят себя, у них откры­ва­ет­ся как бы вто­рое дыха­ние, и они, имея уже боль­шой жиз­нен­ный опыт, в пол­но­те реа­ли­зу­ют свои воз­мож­но­сти. У жен­щин кри­зис семей­ных отно­ше­ний может быть усу­губ­лен тем, что в их орга­низ­ме начи­на­ют­ся про­цес­сы, свя­зан­ные с зату­ха­ни­ем репро­дук­тив­ной функ­ции, они чув­ству­ют недо­мо­га­ние, могут лег­ко впа­дать в раз­дра­же­ние, депрессию.

Да, «син­дром пусто­го гнез­да» — очень непро­стой пери­од. Это, дей­стви­тель­но, суд супру­гов над собой, пере­оцен­ка про­шлой жиз­ни. Им необ­хо­ди­мо научить­ся жить и любить друг дру­га в новых усло­ви­ях, вер­нуть­ся к нача­лу пути, когда они были толь­ко вдво­ем. Нуж­но уметь най­ти смысл и радость и в этом вре­ме­ни. Жизнь про­дол­жа­ет­ся, и Гос­подь дает нам вре­мя и воз­мож­ность любить друг дру­га и быть счаст­ли­вы­ми вме­сте. Пере­жить этот пери­од помо­га­ет, конеч­но, обще­ние, сов­мест­ные поезд­ки, общие дела. Супру­ги зача­стую уже ста­ли бабуш­кой и дедуш­кой, появи­лись вну­ки. Очень хоро­шо най­ти радость, новый смысл жиз­ни в помо­щи семье уже взрос­лых детей, помочь им в вос­пи­та­нии вну­ков и дру­гих делах. Пожи­лым супру­гам очень важ­но чув­ство­вать, что они по-преж­не­му нуж­ны сво­им детям, что они могут пока­зать им свою любовь и ока­зать поддержку.

Мно­гим в сло­ве «кри­зис» слы­шит­ся что-то мрач­ное, зло­ве­щее, но это не так. Если пра­виль­но отно­сить­ся к кри­зи­сам, они могут не толь­ко не поме­шать нашей семей­ной жиз­ни, но и, наобо­рот, еще более спло­тить нашу семью, заста­вить взгля­нуть на наших люби­мых с дру­гой, неожи­дан­ной сто­ро­ны, пере­осмыс­лить наши чув­ства к ним и при­об­ре­сти бес­цен­ный опыт.

Вспом­ним, что во вре­мя болез­ни тоже насту­па­ет кри­зис, пере­лом, и тогда боль­ной либо начи­на­ет выздо­рав­ли­вать, либо болезнь пере­хо­дит в более тяже­лую, ино­гда смер­тель­ную фазу.

Пра­виль­ное отно­ше­ние к пере­не­сен­ным труд­но­стям и испы­та­ни­ям может помочь супру­гам оздо­ро­вить семью и перей­ти на более высо­кую сту­пень взаимоотношений.

Измена. Ревность. Расставание

Чужие кры­ши кро­ет, а свои не кры­ты. Чужих жен­щин любит, а свои забыты.

Архи­манд­рит Павел (Груз­дев)

Как даль­ше жить, если в семье про­изо­шла тра­ге­дия: один из супру­гов изме­нил дру­го­му? Как спра­вить­ся с рев­но­стью и оби­дой? Мож­но ли про­стить пре­да­тель­ство, и как пере­жить раз­лу­ку? Сна­ча­ла пого­во­рим о при­чи­нах супру­же­ских измен, кото­рые в наше вре­мя все­об­щей рас­пу­щен­но­сти и без­от­вет­ствен­но­сти, к сожа­ле­нию, слу­ча­ют­ся даже в пра­во­слав­ных воцер­ко­в­лен­ных семьях. Поче­му люди, забыв сво­их самых род­ных и близ­ких людей, ухо­дят к другим?

У супру­же­ской невер­но­сти две при­чи­ны. Пер­вая: сла­бость воли одно­го из супру­гов, неуме­ние про­ти­во­сто­ять соблаз­нам, удо­бо­пре­клон­ность ко гре­ху. Вто­рая и самая глав­ная при­чи­на: небла­го­по­луч­ная семей­ная ситу­а­ция, отсут­ствие мира и вза­и­мо­по­ни­ма­ния меж­ду супру­га­ми. Ино­гда к измене при­во­дят обе эти при­чи­ны вме­сте, ино­гда толь­ко одна из них.

Весь­ма рас­про­стра­нен­ная ситу­а­ция: моло­дые люди всту­па­ют в брак, как им кажет­ся, по боль­шой люб­ви; ими дви­жут чув­ства, страсть, влюб­лен­ность. В нача­ле у них все отлич­но: они счаст­ли­вы, им хоро­шо вме­сте. Рож­да­ют­ся дети, нала­жи­ва­ет­ся быт, ничто не пред­ве­ща­ет беды. Но не нуж­но забы­вать, что влюб­лен­ность, страсть, вле­че­ние посте­пен­но уга­са­ют, на их место долж­но прий­ти нечто боль­шее. Насто­я­щая любовь — это плод боль­шо­го тру­да, твор­че­ства супру­гов. Под­лин­ная бли­зость не при­хо­дит сама собой, она сози­да­ет­ся еже­днев­ной рабо­той, когда муж и жена живут друг для дру­га. И вот когда на сме­ну пер­во­на­чаль­ным пыл­ким чув­ствам при­хо­дит при­выч­ка, чело­век начи­на­ет тяго­тить­ся отно­ше­ни­я­ми. Тогда один из супру­гов (чаще все­го муж­чи­на) начи­на­ет срав­ни­вать свою поло­ви­ну с дру­ги­ми жен­щи­на­ми и видит в ней мас­су недо­стат­ков. Наску­чив­шая жена уже не вызы­ва­ет у него вле­че­ния, а дру­гие, напро­тив, кажут­ся весь­ма при­вле­ка­тель­ны­ми. Это про­ис­хо­дит еще и пото­му, что чело­век не при­нял твер­до­го и бес­по­во­рот­но­го реше­ния, всту­пая в брак, не вос­при­ни­мать нико­го, кро­ме сво­ей вто­рой поло­ви­ны, в каче­стве даже потен­ци­аль­но­го парт­не­ра. Для жена­то­го муж­чи­ны долж­на суще­ство­вать толь­ко одна жен­щи­на — его соб­ствен­ная жена, дру­гие для него как бы не име­ют пола. Вот тогда он будет не смот­реть по сто­ро­нам и мучить­ся сомне­ни­я­ми по пово­ду пра­виль­но­сти сво­е­го выбо­ра, а стро­ить свою семей­ную жизнь, кото­рая для него явля­ет­ся абсо­лют­ной цен­но­стью. Если это­го нет, зна­чит, воля чело­ве­ка рас­слаб­ле­на, и он остав­ля­ет себе хоть малень­кую, но лазей­ку для нескром­ных мыс­лей и пове­де­ния, а потом и изме­ны. Супруг, кото­рый избрал такой стиль пове­де­ния, явля­ет­ся эго­и­стом, он вос­при­ни­ма­ет брак как воз­мож­ность полу­чать радость и удо­воль­ствие и, когда стал­ки­ва­ет­ся с труд­но­стя­ми и повсе­днев­ной рути­ной, начи­на­ет искать удо­воль­ствия вне семьи, вме­сто того что­бы поду­мать: как мне сде­лать так, что­бы нам всем было хоро­шо, что­бы мы были счаст­ли­вы вместе.

Но все же рас­пу­щен­ность, сла­бая воля, эго­изм — это дале­ко не самые глав­ные при­чи­ны супру­же­ских измен. Почти все изме­ны слу­ча­ют­ся из-за тяже­лой ситу­а­ции в семье и зре­ют года­ми, ведь, когда в семье царят мир, любовь и согла­сие, измен не слу­ча­ет­ся. Посто­ян­ные ссо­ры, кон­флик­ты, семей­ные скан­да­лы — весь­ма бла­го­при­ят­ная поч­ва для изме­ны. Ворч­ли­вую, веч­но недо­воль­ную, скан­даль­ную супру­гу муж­чи­на (осо­бен­но с ослаб­лен­ной волей) будет неиз­беж­но срав­ни­вать с дру­ги­ми зна­ко­мы­ми ему жен­щи­на­ми, и срав­не­ние это будет не в поль­зу жены. И рано или позд­но может насту­пить момент, когда он уйдет из семьи или заве­дет любовницу.

Я в основ­ном гово­рю о муж­ских изме­нах про­сто пото­му, что по ста­ти­сти­ке муж­чи­ны изме­ня­ют женам гораз­до чаще, но все выше­ска­зан­ное вполне мож­но отне­сти и к жен­ским изме­нам. Такая же ситу­а­ция может про­изой­ти, если супруг непо­до­ба­ю­щим обра­зом обра­ща­ет­ся с женой, напри­мер холо­ден, невни­ма­те­лен, груб по отно­ше­нию к супру­ге; вме­сто того, что­бы уде­лять ей вре­мя и ока­зы­вать помощь и под­держ­ку, целы­ми дня­ми про­па­да­ет в ком­па­нии друзей.

Когда один из супру­гов ухо­дит из семьи, он ухо­дит не к дру­гой (или дру­го­му), а ухо­дит от сво­ей поло­ви­ны. И это зна­чит, что в отно­ше­ни­ях супру­гов были допу­ще­ны боль­шие ошиб­ки. И вино­ва­ты в этом оба. Один из супру­гов совер­шил пре­да­тель­ство, а дру­гой не смог создать в семье усло­вия, что­бы это­го не слу­чи­лось. Да, пре­лю­бо­де­я­ние, конеч­но, тяж­кий грех, и ничто так не раз­ру­ша­ет семью, как супру­же­ская изме­на, но если пре­лю­бо­де­я­ние слу­чи­лось, обо­им супру­гам необ­хо­ди­мо заду­мать­ся и сде­лать выво­ды: поче­му про­изо­шла тра­ге­дия, и что в их пове­де­нии при­ве­ло к ней.

Ино­гда мож­но слы­шать даже от пра­во­слав­ных цер­ков­ных людей, что сло­ва Еван­ге­лия о раз­ре­ше­нии раз­ве­стись с супру­гой по вине ее пре­лю­бо­де­я­ния (см.: Мф. 5:32) отно­сят­ся толь­ко к слу­чаю, когда жена изме­ни­ла мужу. А если супруг ока­зал­ся неве­рен жене, она, дескать, не может раз­ве­стись с ним. Это совер­шен­но невер­но. Пре­лю­бо­де­я­ние — боль­шой грех как для жен­щин, так и для муж­чин, и несут они за него оди­на­ко­вую ответ­ствен­ность. В Вет­хом Заве­те за пре­лю­бо­де­я­ние пола­га­лась смерт­ная казнь через поби­ва­ние кам­ня­ми (и пре­лю­бо­дею, и пре­лю­бо­дей­ке): «Если кто будет пре­лю­бо­дей­ство­вать с женой замуж­ней; если кто будет пре­лю­бо­дей­ство­вать с женой ближ­не­го сво­е­го — да будет пре­дан смер­ти и пре­лю­бо­дей, и пре­лю­бо­дей­ка» (Лев. 20:10).

В доре­во­лю­ци­он­ной Рос­сии пре­лю­бо­де­я­ние одно­го из супру­гов (как мужа, так и жены) слу­жи­ло осно­ва­ни­ем для цер­ков­но­го и граж­дан­ско­го развода.

Что же делать, если слу­чи­лась изме­на, но хотя бы одна сто­ро­на хочет при­ми­ре­ния и вос­со­еди­не­ния семьи?

Раз­бе­рем слу­чай, когда муж завел любов­ни­цу, воз­вра­щать­ся в семью не соби­ра­ет­ся или живет сра­зу на два дома. Жена любит его, раз­во­дить­ся не хочет и пыта­ет­ся про­стить и сохра­нить семью. Жен­щи­ны в такой ситу­а­ции обыч­но совер­ша­ют одну из двух ошибок:

1. Они гото­вы вер­нуть гуля­ку-мужа любой ценой; такие жены как бы гово­рят: «Делай что хочешь, толь­ко не ухо­ди!» Они начи­на­ют уни­жать­ся и теря­ют соб­ствен­ное достоинство.

2. Неко­то­рые жен­щи­ны хотят вер­нуть мужа, но не могут про­стить его; в их душе царят рев­ность, гнев и оби­да. Если супруг все же вер­нул­ся в семью, они посто­ян­но предъ­яв­ля­ют ему пре­тен­зии, вспо­ми­на­ют его изме­ну и попре­ка­ют его этим.

Оба этих под­хо­да непра­виль­ные, хотя понять и объ­яс­нить такое пове­де­ние жен­щин, попав­ших в очень тяже­лую жиз­нен­ную ситу­а­цию, конеч­но, мож­но. В пер­вом слу­чае жене невы­но­си­мо пред­ста­вить, как она будет жить без мужа, и ино­гда в ней гово­рит не столь­ко любовь к супру­гу, сколь­ко страх поте­рять все то, что было до это­го; она хочет, что­бы муж вер­нул­ся и все ста­ло по-ста­ро­му, то есть так, как было до его изме­ны. На самом деле это невоз­мож­но. В одну и ту же реку два­жды вой­ти нель­зя, и нель­зя отмо­тать жизнь, как кино­плен­ку, назад. После изме­ны жить так, как жили до изме­ны, не полу­чит­ся. И дело здесь не толь­ко в том, что не полу­чит­ся про­стить пре­да­тель­ство. Хри­сти­а­нин может про­стить все. Про­сто супру­гам нуж­но будет в корне менять себя и свои отно­ше­ния, начи­нать с нуля, учить­ся зано­во любить друг дру­га, что­бы не повто­рять тех оши­бок, кото­рые при­ве­ли к раз­во­ду. А это не так про­сто. Когда жен­щи­на уни­жа­ет­ся, что­бы вер­нуть измен­ни­ка-мужа, она дости­га­ет обрат­но­го резуль­та­та. Во-пер­вых, ста­но­вит­ся непри­вле­ка­тель­ной в гла­зах муж­чи­ны; во-вто­рых, про­во­ци­ру­ет его на новую изме­ну, ведь если ему все раз­ре­ша­ют, лишь бы он не ухо­дил, он так и будет делать все, что хочет.

Вер­нет­ся муж или нет, но жен­щи­на долж­на сохра­нять свое досто­ин­ство. Если она не ува­жа­ет себя, то и никто ува­жать ее не будет.

Ситу­а­ция, когда жена хочет страст­но вер­нуть мужа и гото­ва исполь­зо­вать для это­го любые сред­ства, очень типич­на. Неда­ром такой попу­ляр­но­стью поль­зу­ют­ся все­воз­мож­ные оккульт­ные услу­ги: «при­во­ро­жу», «вер­ну мужа» и подоб­ные им. Мне неод­но­крат­но при­хо­ди­лось бесе­до­вать с жен­щи­на­ми, пере­жив­ши­ми раз­вод или раз­лу­ку с мужем. Как пра­ви­ло, у них есть одна общая чер­та. Они не могут жить насто­я­щим. Все вос­по­ми­на­ния, все думы их лежат в том вре­ме­ни, когда в их семье еще не про­изо­шли изме­на и раз­вод. Они страст­но хотят вер­нуть то вре­мя, но, к сожа­ле­нию, пло­хо пред­став­ля­ют, как будут жить с супру­гом, изме­нив­шим им. Будет ли им лег­че, если муж вер­нет­ся, или нет, это еще неиз­вест­но, но ясно одно: жить нуж­но не про­шлым, а насто­я­щим. Уметь радо­вать­ся каж­до­му дню и мину­те и тем дарам, кото­рые нам дает Бог. Чело­век радост­ный, как гово­рят, пози­тив­ный, с верой смот­ря­щий в буду­щее при­я­тен и себе и окру­жа­ю­щим. Вне зави­си­мо­сти от того, хоти­те вы вер­нуть мужа или нет, вы долж­ны пере­жить свое горе и быть счаст­ли­вой, насколь­ко это возможно.

То же самое мож­но ска­зать и жен­щи­нам, нахо­дя­щим­ся в боль­шой оби­де на мужа и предъ­яв­ля­ю­щим ему бес­ко­неч­ные пре­тен­зии, но при этом жела­ю­щим его воз­вра­ще­ния. Вряд ли супруг вер­нет­ся к жене, пре­бы­ва­ю­щей в депрес­сии и гне­ве, ведь очень мно­гие мужья как раз и ухо­дят к любов­ни­цам, спа­са­ясь от веч­но­го недо­воль­ства, вор­ча­ния и пло­хо­го настро­е­ния сво­их бла­го­вер­ных. Если вам когда-нибудь при­хо­ди­лось общать­ся с чело­ве­ком, пре­бы­ва­ю­щим в состо­я­нии тос­ки и мелан­хо­лии, то вам извест­но, насколь­ко это тяже­лое заня­тие. Сна­ча­ла хочет­ся уте­шить его, а через неко­то­рое вре­мя пре­бы­ва­ние с ним ста­но­вит­ся невы­но­си­мым. Наобо­рот, с чело­ве­ком, настро­ен­ным опти­ми­стич­но, при­вет­ли­во, очень лег­ко и при­ят­но общать­ся. Конеч­но, понят­но, что чело­ве­ку, пере­жив­ше­му пре­да­тель­ство, очень труд­но радо­вать­ся жиз­ни, но дру­го­го пути нет, ина­че вы буде­те все глуб­же погру­жать­ся в тос­ку и уныние.

Пере­жить тяже­лый пери­од мож­но толь­ко с помо­щью Божи­ей. Нуж­но знать, что Гос­подь любит нас и нико­гда не посы­ла­ет испы­та­ния не по силам. В состо­я­нии, когда чело­ве­ка борет печаль, конеч­но, очень слож­но молить­ся. Но на это нуж­но понуж­дать себя, бук­валь­но застав­лять себя идти в цер­ковь и вста­вать на молит­ву. Одну мою зна­ко­мую муж бро­сил с дву­мя малень­ки­ми детьми. Ушел к дру­гой. Но, к сожа­ле­нию, сколь­ко я ее ни уго­ва­ри­вал пой­ти в храм, испо­ве­до­вать­ся и при­ча­стить­ся, она никак не может это сде­лать, хотя до это­го ходи­ла в храм. Те люди, кото­рые в пери­од раз­лу­ки с близ­ки­ми, пере­жи­вая раз­вод, обра­ща­лись к Богу, уси­лен­но моли­лись, сви­де­тель­ству­ют, что это един­ствен­ный спо­соб по-насто­я­ще­му вый­ти из депрес­сии и сно­ва начать жить.

Рас­ста­ва­ние с близ­ким чело­ве­ком — боль­шое испы­та­ние, но очень мно­гие люди через скор­би при­хо­дят в Цер­ковь, обра­ща­ют­ся к Богу. Жиз­нен­ные невзго­ды, несча­стья — это зво­но­чек о том, что в нашей жиз­ни не все бла­го­по­луч­но. Необ­хо­ди­мо начи­нать молить­ся, спе­шить в храм. Хри­сти­а­ни­ну лег­че пере­но­сить скор­би, он зна­ет, что испы­та­ния в нашей жиз­ни не слу­чай­ны, все име­ет глу­бо­кий смысл. Либо мы стра­да­ем за гре­хи, либо непро­стой жиз­нен­ный опыт нужен для наше­го духов­но­го совер­шен­ство­ва­ния. Самое глав­ное — в испы­та­ни­ях набрать­ся тер­пе­ния и пере­жить их с молит­вой и верой в Бога, и тогда Гос­подь обя­за­тель­но пошлет Свою помощь.

Измене часто сопут­ству­ет рев­ность. Если потер­пев­шая сто­ро­на хочет про­стить изме­ну, она, как пра­ви­ло, дол­го еще муча­ет­ся от рев­но­сти и подо­зре­ний. Рев­ность часто пред­ше­ству­ет измене, а ино­гда и про­во­ци­ру­ет ее. Рев­ность может воз­ник­нуть и на пустом месте, даже если никто нико­му не изме­нял и не соби­рал­ся это­го делать, поэто­му не лиш­ним будет пого­во­рить об этом весь­ма раз­ру­ши­тель­ном чувстве.

Кто хоть раз испы­ты­вал чув­ство рев­но­сти, подо­зри­тель­но­сти, зна­ет, как оно, подоб­но кис­ло­те, разъ­еда­ет душу и уби­ва­ет любовь. Мно­гие хотят от него изба­вить­ся, но не зна­ют, как это сделать.

Одна­жды в хра­ме ко мне подо­шел муж­чи­на сред­них лет попро­сить сове­та. Он рас­ска­зал, что очень силь­но рев­ну­ет свою жену и ниче­го не может с собой поде­лать. При­том она вро­де бы не дава­ла ему пово­да, но их отно­ше­ния в послед­нее вре­мя ухуд­ши­лись, они ста­ли отда­лять­ся друг от дру­га, нет уже той душев­ной теп­ло­ты, что была рань­ше. Он тоже при­зна­ет свою вину. Мно­го вре­ме­ни про­во­дит на рабо­те, мало обща­ет­ся с супругой.

Вот что при­мер­но я ему отве­тил. Подо­зри­тель­ность — люби­мое ору­жие диа­во­ла в его стрем­ле­нии поссо­рить близ­ких людей. Сколь­ко раз на испо­ве­ди при­хо­ди­лось слу­шать о том, что супру­ги подо­зре­ва­ют друг дру­га в измене, а зятья и невест­ки рас­ска­зы­ва­ют о том, как тещи и све­кро­ви яко­бы хотят наслать на них порчу.

Под­да­вать­ся на эту про­во­ка­цию ни в коем слу­чае нель­зя. Как бы ни были силь­ны подо­зре­ния и как бы ни был велик соблазн начать сле­дить за супру­гой, про­ве­рять ее мобиль­ный теле­фон и элек­трон­ную почту. Во-пер­вых, как пра­ви­ло, все эти подо­зре­ния не име­ют под собой поч­вы, и, если любишь чело­ве­ка, нуж­но дове­рять ему. Во-вто­рых, даже если какие-нибудь ули­ки супру­же­ской невер­но­сти будут най­де­ны, ста­нет ли нам от это­го лег­че? Сомне­ва­юсь. Ско­рее наоборот.

Рев­ность, без­услов­но, не хри­сти­ан­ское чув­ство. В осно­ве рев­но­сти лежат оби­да, гнев, страх. Страх поте­рять люби­мо­го чело­ве­ка. Но это не тот страх, когда мы пере­жи­ва­ем за него и боим­ся поте­рять, как, напри­мер, во вре­мя тяже­лой болез­ни. Здесь дру­гое. Чув­ство соб­ствен­ни­че­ства, обла­да­ния, а это уже не хоро­шо. Никто не может при­над­ле­жать нико­му без­раз­дель­но. Чело­век толь­ко тогда будет с нами и будет любить нас, когда сам это­го захо­чет. Ведь даже Бог не удер­жи­ва­ет нас в Церк­ви насиль­но. Не хочешь верить в Него — можешь уйти, у тебя есть сво­бод­ная воля, но Гос­подь не пере­ста­нет тебя от это­го любить. Поэто­му если мы дей­стви­тель­но любим близ­ко­го чело­ве­ка, то долж­ны ува­жать его сво­бод­ную волю и, конеч­но, при­ла­гать все уси­лия, что­бы и его любовь к нам не угас­ла, ведь в том, что он хочет уйти (если хочет), есть и наша боль­шая вина.

Пси­хо­ло­ги утвер­жда­ют, что изба­вить­ся от стра­ха, как ни стран­но, мож­но, при­няв неиз­беж­ность собы­тия, кото­рое вас пуга­ет. То есть, если вы бои­тесь, что жена может вам изме­нить, нуж­но внут­ренне сми­рить­ся с тем, что это вполне может про­изой­ти, и зара­нее не дер­жать на нее зла. Ины­ми сло­ва­ми: надей­ся на луч­шее, и будь готов к худ­ше­му. Этот при­ем при­ме­ним и в дру­гих ситу­а­ци­ях. Напри­мер, роди­те­ли часто пере­жи­ва­ют за детей. И дей­стви­тель­но, дети все­гда в груп­пе рис­ка по все­воз­мож­ным несча­стьям: они могут выпасть из окна, забо­леть смер­тель­ной болез­нью, попасть под маши­ну, их могут похи­тить бан­ди­ты. Но если посто­ян­но из-за это­го пере­жи­вать и все­го боять­ся, тогда наша жизнь пре­вра­тит­ся в кош­мар; и нам вооб­ще не сле­до­ва­ло бы рожать детей, что­бы не сой­ти с ума.

Или дру­гой при­мер. Извест­но, что толь­ко на рос­сий­ских доро­гах в дорож­но-транс­порт­ных про­ис­ше­стви­ях еже­год­но поги­ба­ют 30 тысяч чело­век, а сколь­ко еще ране­ных и пока­ле­чен­ных! Но это не повод нико­гда не садить­ся за руль и вооб­ще не поль­зо­вать­ся транс­пор­том. Может с нами слу­чит­ся ава­рия? Да, никто от это­го не застра­хо­ван. Но во всех этих слу­ча­ях, когда нас одо­ле­ва­ет страх из-за рев­но­сти, тре­во­га за детей или боязнь попасть в авто­ка­та­стро­фу, мы долж­ны при­дер­жи­вать­ся одно­го пра­ви­ла: пред­став­лять реаль­ность опас­но­сти, не закры­вать на нее гла­за и при­ло­жить все уси­лия, что­бы све­сти риск опас­но­сти к мини­му­му. Ну, а если слу­чит­ся беда… Что ж, на все воля Божия. Как гово­рит­ся: «Делай, что долж­но, и будь что будет». А у хри­сти­а­ни­на есть еще одно силь­ное ору­жие в борь­бе со стра­хом — молит­ва. Когда мы молим­ся за свою поло­вин­ку, за детей, в каких-то дру­гих слу­ча­ях, мы вве­ря­ем ситу­а­цию Богу, про­сим у Него помо­щи и защи­ты. Мы уже не одни борем­ся с нашим стра­хом — вме­сте с нами Господь.

Как све­сти риск супру­же­ской изме­ны в нашей семье к мини­му­му? Постро­ить хоро­шие, теп­лые отно­ше­ния с наши­ми люби­мы­ми. Пом­нить, что супру­ги долж­ны жить друг для дру­га, инте­ре­са­ми друг дру­га, общать­ся, про­во­дить вре­мя вме­сте. Если в семье мир, любовь и гар­мо­ния, нико­му не захо­чет­ся ухо­дить из такой семьи и искать уте­ше­ний на стороне.

Муж­чи­на, кото­рый подо­шел ко мне с вопро­сом о рев­но­сти, неслу­чай­но обра­тил вни­ма­ние на то, что подо­зри­тель­ность ста­ла одо­ле­вать его, когда он почув­ство­вал, что их вза­и­мо­от­но­ше­ния с супру­гой ста­ли более про­хлад­ны­ми, и неда­ром он уви­дел в этом боль­шую долю сво­ей вины. Я ска­зал ему, что, когда мы при­зна­ем свои ошиб­ки, берем часть вины на себя, нам лег­че быва­ет спра­вить­ся с рев­но­стью. Ведь теперь мы зна­ем, что тоже вино­ва­ты в сло­жив­шей­ся ситу­а­ции, а зна­чит, можем мно­гое испра­вить. Я посо­ве­то­вал ему быть вни­ма­тель­нее к жене, уде­лять боль­ше вре­ме­ни обще­нию, бесе­дам, ведь жен­щи­ны ждут от нас не толь­ко мате­ри­аль­но­го обес­пе­че­ния, но и — в первую оче­редь! — вни­ма­ния и пони­ма­ния. И конеч­но, с рев­но­стью помо­га­ет спра­вить­ся молит­ва. Мы долж­ны обра­щать­ся к Богу, что­бы Он помог нам спра­вить­ся с оби­дой (в осно­ве кото­рой лежит само­лю­бие) и послал нашей семье мир и прощение.

И еще нуж­но пом­нить, что наши рев­ность, подо­зри­тель­ность, скан­да­лы не толь­ко нико­гда не вер­нут люби­мо­го чело­ве­ка, но и навсе­гда уни­что­жат ваши с ним отношения.

Вер­нем­ся к теме супру­же­ской неверности.

Теперь рас­смот­рим слу­чай, когда сам изме­нив­ший хочет при­ми­рить­ся и вер­нуть­ся в семью. Про­цесс этот тоже быва­ет дол­гим и непро­стым: дале­ко не все супру­ги могут про­стить пре­да­тель­ство, и их тоже мож­но понять. Поэто­му нуж­но набрать­ся тер­пе­ния и соблю­дать неко­то­рые правила.

Пер­вое, что нуж­но сде­лать, — это прой­ти через испо­ведь. Преж­де чем при­не­сти пока­я­ние в сво­ем гре­хе перед семьей, нуж­но пока­ять­ся в нем перед Богом. Вто­рое: не фор­си­ро­вать собы­тия, не ждать, что вос­со­еди­не­ние про­изой­дет мгно­вен­но: то, что раз­ру­ша­лось под­час года­ми (а изме­на — это толь­ко вер­хуш­ка айс­бер­га), не может быть вос­ста­нов­ле­но в одно­ча­сье. Нуж­но молить­ся о при­ми­ре­нии и быть бес­при­страст­ны­ми к себе, понять, что в моем пове­де­нии при­ве­ло к раз­ры­ву, в чем мои ошиб­ки за годы бра­ка. Если супру­га (или супруг) не идут на при­ми­ре­ние, но есть надеж­да на вос­со­еди­не­ние семьи, не нуж­но надо­едать часты­ми звон­ка­ми и встре­ча­ми, но надо при этом ста­рать­ся, что­бы тро­пин­ка меж­ду вами не зарос­ла. Дока­зы­вать то, что вы дей­стви­тель­но изме­ни­лись, нуж­но не сло­ва­ми, а дела­ми — сло­ва мало подействуют.

На сай­те «», кото­рый ока­зы­ва­ет помощь людям, пере­жив­шим раз­лу­ку с люби­мы­ми, было поме­ще­но пись­мо одно­го муж­чи­ны, изме­нив­ше­го сво­ей жене, но осо­знав­ше­го свой грех и при­ми­рив­ше­го­ся с ней. Он при­во­дит несколь­ко сове­тов для людей, попав­ших в похо­жую ситуацию:

«1. Какие бы испы­та­ния на нас ни обру­ши­лись — не сда­вать­ся, бороть­ся и, глав­ное, не пить и не опускаться.

2. Нико­го не умо­лять и не унижаться.

3. Не дарить доро­гих подарков.

4. Не обра­щать­ся за помо­щью к подру­гам жены.

5. Рабо­тать над собой, менять­ся, рас­ти само­му и помо­гать другим.

6. Рас­ста­вать­ся по-хоро­ше­му, не сжи­гая за собой мостов.

7. С любо­вью и бла­го­дар­но­стью про­стить чело­ве­ка, кото­ро­го ты любишь. „Оши­бать­ся — дело чело­ве­че­ское, про­щать — Божественное“.

8. По воз­мож­но­сти быть со сво­ей семьей, глав­ное — дети, ради них и сто­ит жить.

9. Жить и радо­вать­ся каж­до­му дню и пом­нить: про­шлое — не буду­щее, оно не обя­за­тель­но долж­но повториться…»

Осо­бо сто­ит про­ком­мен­ти­ро­вать пункт 2. В слу­чае изме­ны, раз­ры­ва очень часто одна сто­ро­на начи­на­ет уни­жать­ся, ста­ра­ясь вос­со­еди­нить семью. Это боль­шая ошиб­ка, осо­бен­но со сто­ро­ны муж­чи­ны. Уни­жен­ный, рыда­ю­щий муж­чи­на непри­вле­ка­те­лен для жен­щи­ны. Мне не раз при­хо­ди­лось бесе­до­вать с мужья­ми, от кото­рых супру­ги ухо­ди­ли к дру­гим. Мно­гие из них так силь­но хоте­ли вер­нуть сво­их жен, что теря­ли себя: шли на уни­же­ние, умо­ля­ли вер­нуть­ся, доса­жда­ли теле­фон­ны­ми звон­ка­ми и sms-ками, зава­ли­ва­ли доро­ги­ми подар­ка­ми и цве­та­ми. Но дости­га­ли совер­шен­но обрат­но­го резуль­та­та: жены не толь­ко не воз­вра­ща­лись, но и вооб­ще пере­ста­ва­ли их уважать.

Про­ще­ние, вос­ста­нов­ле­ние семьи — это очень непро­стая, дол­гая рабо­та, и если супру­ги реши­лись на нее, то Бог им в помощь. Сла­ва Богу, нема­ло слу­ча­ев, когда после изме­ны, рас­ста­ва­ния супру­ги вновь соеди­ня­лись. Но толь­ко тогда вос­со­еди­не­ние будет не фор­маль­ным, а весь­ма успеш­ным, когда они извле­кут урок из это­го тяже­ло­го эпи­зо­да их жиз­ни, исполь­зу­ют его как повод пере­осмыс­лить, пере­оце­нить и улуч­шить свои отношения.

Прощение

Вся­кое раз­дра­же­ние, и ярость, и гнев, и крик и зло­ре­чие со вся­кой зло­бой да будут уда­ле­ны от вас; но будь­те друг ко дру­гу доб­ры, состра­да­тель­ны, про­щай­те друг дру­га, как и Бог во Хри­сте про­стил вас.

(Еф. 4:31–32)

Уме­ние про­щать и про­сить про­ще­ние есть свой­ство чело­ве­ка силь­но­го и вели­ко­душ­но­го. В рус­ском язы­ке (а рус­ские люди все­гда отли­ча­лись силой духа и мило­сер­ди­ем даже к вра­гам) при рас­ста­ва­нии гово­рит­ся: «Про­щай». То есть мы про­сим про­ще­ния за все, чем, может быть, воль­но или неволь­но оби­де­ли чело­ве­ка при встрече.

Про­щать — это свой­ство Божие, ведь Гос­подь совер­шил вели­чай­ший акт про­ще­ния, Он не толь­ко про­стил согре­шив­ших людей, но и был рас­пят за наши гре­хи на кре­сте. И мы, нося­щие в себе образ Божий, создан­ные по это­му обра­зу, долж­ны учить­ся у Него про­ще­нию. Поэто­му и апо­стол Павел гово­рит нам: «Про­щай­те друг дру­га, как и Бог во Хри­сте про­стил нас» (Еф. 4:32). Оби­да не дает нам общать­ся не толь­ко с людь­ми, но и созда­ет пре­гра­ду меж­ду нами и Богом: «Ибо, если вы буде­те про­щать людям согре­ше­ния их, то про­стит и вам Отец ваш Небес­ный; а если не буде­те про­щать людям согре­ше­ния их, то и Отец ваш не про­стит вам согре­ше­ний ваших» (Мф. 6:14–15).

Семей­ная жизнь вооб­ще невоз­мож­на без про­ще­ния. Ведь супру­ги, дети, роди­те­ли — самые близ­кие друг дру­гу люди, они очень тес­но обща­ют­ся, вза­и­мо­дей­ству­ют, и это обще­ние, к сожа­ле­нию, не состо­ит из одних толь­ко при­ят­ных момен­тов. И уме­ние про­щать оби­ды, быть снис­хо­ди­тель­ным к немо­щам дру­гих — весь­ма цен­ный навык для семей­но­го человека.

«Стя­жи дух мирен, и вокруг тебя спа­сут­ся тыся­чи», — ска­зал наш вели­кий свя­той — пре­по­доб­ный Сера­фим Саров­ский. Мно­гим эти сло­ва кажут­ся совер­шен­но недо­сти­жи­мым иде­а­лом. Но ведь если, напри­мер, в семье сло­жи­лась тяже­лая, напря­жен­ная ситу­а­ция, род­ные враж­ду­ют меж­ду собой и хотя бы один чело­век нач­нет вести себя ина­че, то есть хоть в малой сте­пе­ни стя­жа­ет дух мира и про­ще­ния, не будет отве­чать злом за зло, пере­ста­нет оби­жать­ся, будет всех любить, то обста­нов­ка в этой семье изме­нит­ся в луч­шую сто­ро­ну. И люди вокруг тако­го чело­ве­ка будут так­же менять­ся, видя его мир­ное расположение.

Уже гово­ри­лось о про­ще­нии при рас­ста­ва­нии супру­гов. Но про­ще­ние, снис­хож­де­ние необ­хо­ди­мо в семей­ной жиз­ни не толь­ко в таких дра­ма­ти­че­ских ситу­а­ци­ях, но и бук­валь­но еже­днев­но. Даже на уровне каких-то быто­вых мело­чей. К при­ме­ру, какая-нибудь жен­щи­на име­ет боль­шую склон­ность к поряд­ку во всем (эта­кий «ком­плекс отлич­ни­цы») и хочет все дер­жать под кон­тро­лем. Но ее домаш­ние не хотят ее слу­шать и под­чи­нять­ся ей. Это вызы­ва­ет у нее чув­ство посто­ян­ной оби­ды и недо­воль­ства. Но если эта дама пой­мет, что поря­док дале­ко не самое глав­ное в жиз­ни, что мож­но поз­во­лить себе и окру­жа­ю­щим быть неиде­аль­ны­ми, что мир не про­ва­лит­ся в тар­та­ра­ры, если она поз­во­лит себе немно­го отой­ти от при­ду­ман­но­го ею рас­по­ряд­ка, то и ее жизнь, и жизнь ее домаш­них, несо­мнен­но, изме­нит­ся в луч­шую сто­ро­ну. Пусть в доме будет не так чисто, зато в семье будет боль­ше мира. Зануд­ство может погу­бить хоро­шие отно­ше­ния. Одна жен­щи­на рас­ска­зы­ва­ла мне, как очень оби­жа­лась на мужа за то, что он, несмот­ря на ее уго­во­ры, никак не мог научить­ся выдав­ли­вать зуб­ную пас­ту из тюби­ка с кон­ца, а не с сере­ди­ны. Видя, что очень рас­стра­и­ва­ет­ся из-за это­го и теря­ет мир с супру­гом, она при­ду­ма­ла такой про­стой выход: купи­ла два тюби­ка — один для себя, а дру­гой для мужа. Теперь каж­дый выдав­ли­ва­ет пас­ту как хочет. А глав­ное, она усво­и­ла урок, что нель­зя отрав­лять жизнь себе и близ­ким из-за такой ерунды.

Один хри­сти­а­нин, прав­да, к сожа­ле­нию, не пра­во­слав­ный, ска­зал: «Хри­сти­а­ни­ну лег­че про­стить, чем отвер­нуть­ся от чело­ве­ка. Про­ще­ние изба­вит вас от ненуж­но­го гне­ва, нена­ви­сти и пустой ругани».

И это воис­ти­ну так. Оби­да, осо­бен­но заста­ре­лая, уби­ва­ет в нас любовь к ближ­не­му. Непро­ще­ние при­чи­ня­ет огром­ный вред и урон в первую оче­редь нам самим. Чело­век оби­жен­ный, зло­па­мят­ный очень стра­да­ет от зло­бы, гне­ва и уны­ния. Оби­да меша­ет ему жить пол­но­цен­ной жиз­нью, радо­вать­ся тем дарам, кото­рые нам посы­ла­ет Бог. Если оби­да силь­но уко­ре­ни­лась в серд­це, то она, как неза­жив­шая рана, посто­ян­но дает знать о себе, ноет, болит и при­чи­ня­ет оби­жа­ю­ще­му­ся посто­ян­ное бес­по­кой­ство и скорбь.

И напро­тив, уме­ю­щий про­щать, вели­ко­душ­ный — по-насто­я­ще­му счаст­ли­вый чело­век. Ведь когда мы име­ем мир в душе и нахо­дим­ся в мире с людь­ми, тогда и окру­жа­ю­щая нас дей­стви­тель­ность пре­об­ра­жа­ет­ся в луч­шую сторону.

Но все-таки что делать, если не уда­лось сохра­нить этот мир и оби­да посе­ли­лась в нашей душе?

Пер­вое и самое глав­ное пра­ви­ло в таком слу­чае — начи­нать молить­ся за обид­чи­ка, за того чело­ве­ка, кото­рый воль­но или неволь­но при­чи­нил нам скорбь. Этот совет дает нам Сам Гос­подь: «Моли­тесь за оби­жа­ю­щих вас и гоня­щих вас» (Мф. 5:44). И непре­лож­ную исти­ну этих еван­гель­ских слов я неод­но­крат­но испы­тал на соб­ствен­ном опы­те. Самый вер­ный спо­соб про­стить чело­ве­ка — это начать молить­ся за него каж­дый день. Молит­вы о при­ми­ре­нии враж­ду­ю­щих и «о нена­ви­дя­щих и оби­дя­щих нас» есть в любом пол­ном пра­во­слав­ном молит­во­сло­ве. Мож­но так­же после этих молитв молить­ся сво­и­ми сло­ва­ми о том, что­бы Гос­подь помог нам спра­вить­ся с оби­дой и при­ми­рить­ся с ближними.

Вто­рое, что сле­ду­ет пом­нить, если вы вста­ли на путь при­ми­ре­ния: нуж­но вся­че­ски избе­гать зло­сло­вия и осуж­де­ния наших обид­чи­ков. Не толь­ко вслух, но даже мыс­лен­но не ругать, не пори­цать и не осуж­дать их. К сожа­ле­нию, очень велик соблазн начать рас­ска­зы­вать всем и каж­до­му, как неспра­вед­ли­во с нами посту­пи­ли, как нас оби­де­ли, и на пер­вых порах это при­но­сит мни­мое облег­че­ние, но потом на душе ста­но­вит­ся гораз­до хуже. Зло­сло­вие, осуж­де­ние откры­ва­ет доро­гу гне­ву; мы дол­го не можем забыть и про­стить оби­ды, сами «накру­чи­ва­ем» себя и посто­ян­но бере­дим ста­рую рану, не даем ей зажить.

Осо­бен­но часто такую ситу­а­цию мож­но наблю­дать после раз­во­да супру­гов. Обыч­но жен­щи­на, после раз­во­да остав­ша­я­ся с детьми, испы­ты­ва­ет страш­ную оби­ду на мужа (и ее, конеч­но, мож­но понять). Она начи­на­ет обсуж­дать его недо­стой­ное пове­де­ние с подру­га­ми, род­ны­ми и — что хуже все­го — настра­и­ва­ет детей про­тив отца, рас­ска­зы­вая, какую ужас­ную жесто­кость и неспра­вед­ли­вость совер­шил их папа и вооб­ще какой он пло­хой чело­век. Этим она при­чи­ня­ет силь­ный вред не толь­ко себе, усу­губ­ляя свою боль и стра­да­ния, но и нано­сит боль­шую душев­ную трав­му сво­им детям. Ведь они совер­шен­но не вино­ва­ты в том, что их роди­те­ли не смог­ли сохра­нить семью и раз­ве­лись. Так поче­му же нуж­но втя­ги­вать их в семей­ные «раз­бор­ки» и лишать детей воз­мож­но­сти любить отца? Ведь пра­во иметь роди­те­лей есть у каж­до­го чело­ве­ка, и каж­дый дол­жен почи­тать и любить их.

Еще один важ­ный момент, необ­хо­ди­мый при про­ще­нии, выра­жа­ет­ся зна­ме­ни­той свя­то­оте­че­ской фор­му­лой: «Нена­ви­деть грех, но любить само­го греш­ни­ка». То есть не отож­деств­лять чело­ве­ка с теми нехо­ро­ши­ми поступ­ка­ми, кото­рые он ино­гда совер­ша­ет. Ведь каж­дый из нас сотво­рен Богом с чистой душой и стрем­ле­ни­ем к доб­ру; все, что есть в нас гре­хов­но­го, не явля­ет­ся при­над­леж­но­стью нашей при­ро­ды, это все при­ш­лое, нанос­ное, и поэто­му важ­но уви­деть в ближ­нем его душу, а не его поступ­ки и заблуж­де­ния. Грех не может являть­ся частью при­ро­ды само­го чело­ве­ка, он при­хо­дит в душу от диа­во­ла. Дру­гое дело, что мы сами впус­ка­ем грех в нашу душу, но это про­ис­хо­дит от нашей сла­бо­сти. И чело­век согре­ша­ю­щий — это чело­век боль­ной, немощ­ный, а зна­чит, достой­ный жало­сти, а не осуж­де­ния и пори­ца­ния. Кста­ти, когда мы молим­ся за оби­жа­ю­щих нас, то как раз про­яв­ля­ем жалость, состра­да­ние к ним, видим в них не какое-то вопло­ще­ние зла, а людей, стра­да­ю­щих от сво­их гре­хов. Молить­ся за обид­чи­ков есть про­яв­ле­ние вели­ко­ду­шия, а про­кли­нать их — про­яв­лять сла­бость души.

Даже самых близ­ких и люби­мых людей нель­зя иде­а­ли­зи­ро­вать. В моей жиз­ни было несколь­ко слу­ча­ев, когда люди, кото­рые были мне весь­ма близ­ки, при­чи­ня­ли мне боль­шую боль. Было нелег­ко про­стить их, но, спра­вив­шись со сво­и­ми чув­ства­ми, я пони­мал, что в сво­ей оби­де вино­ват в основ­ном я сам, пото­му что поз­во­лил себе видеть в них какой-то при­ду­ман­ный иде­ал, а не реаль­ных, живых людей со сво­и­ми сла­бо­стя­ми и недостатками.

Коль ско­ро мы заго­во­ри­ли о гре­хе и немо­щи чело­ве­че­ской, не лиш­ним будет вспом­нить, что и сами мы люди немощ­ные и греш­ные. Если про­изо­шла ссо­ра, раз­рыв, очень важ­но уви­деть и при­знать свою часть вины за слу­чив­ше­е­ся, как бы это ни было труд­но. Ведь даже если мы внешне ничем не заде­ли ближ­не­го, то все рав­но не все сде­ла­ли, что­бы избе­жать инци­ден­та. Оби­да в нашей душе появ­ля­ет­ся как раз из-за нашей гор­ды­ни, мы слиш­ком любим себя и не хотим уви­деть свою вину и взять ответ­ствен­ность за слу­чив­ше­е­ся на себя. Если мы будем объ­ек­тив­но оце­ни­вать наше уча­стие и долю вины в кон­флик­те, нам будет гораз­до лег­че про­стить чело­ве­ка, разо­брать­ся в ситу­а­ции и при­ми­рить­ся с ним.

Нахо­дясь в состо­я­нии оби­ды, мы видим толь­ко нашу пози­цию, и то не очень объ­ек­тив­но. То есть нам кажет­ся, что кто-то нас оби­дел, оскор­бил, уни­зил, и часто вос­при­ни­ма­ем все это как лич­ное оскорб­ле­ние. На самом деле в боль­шин­стве слу­ча­ев оби­да нано­сит­ся не спе­ци­аль­но. Чело­век, как гово­рит­ся, не ведал, что тво­рил. Оби­дев нас, сде­лал это либо неволь­но, либо по недо­стат­ку вос­пи­та­ния и так­та. У него навер­ня­ка была своя пози­ция, оправ­да­ние сво­им поступ­кам. И что­бы пре­одо­леть оби­ду и про­стить ближ­не­го, нам нуж­но не обви­нять его, а, наобо­рот, оправ­дать. Кста­ти, не раз испы­ты­вал на себе, что когда, оби­дев­шись на какое-то кол­кое заме­ча­ние или кри­ти­ку в свой адрес, я потом справ­лял­ся с оби­дой и ста­рал­ся вник­нуть в сло­ва сво­е­го оппо­нен­та, отре­шив­шись от оби­ды и само­лю­бия, то убеж­дал­ся, что в них есть очень мно­го нуж­но­го и полез­но­го для меня. Хотя по фор­ме кри­ти­ка ино­гда зву­ча­ла рез­ко и обидно.

Оби­жа­ясь на чело­ве­ка, осо­бен­но близ­ко­го нам, мы как бы закры­ва­ем свои гла­за пеле­ной, совер­шен­но пере­ста­ем видеть его поло­жи­тель­ные, хоро­шие сто­ро­ны. Мы видим толь­ко оби­ду, оскорб­ле­ние, и эти очень силь­ные, но гре­хов­ные эмо­ции засти­ла­ют в нашей памя­ти все то, что было меж­ду нами хоро­ше­го, а хоро­шие, свет­лые момен­ты, свя­зан­ные с нашим ближ­ним, обя­за­тель­но были.

Не раз наблю­дал, как супру­ги, поссо­рив­шись и рас­став­шись, начи­на­ли пони­мать, как мно­го они теря­ют и как не могут жить друг без друга.

Еще один очень важ­ный момент: не нуж­но боять­ся пер­вым про­явить ини­ци­а­ти­ву при­ми­ре­ния. Все мы люди гор­дые, и нам быва­ет очень труд­но сде­лать пер­вый шаг, даже когда пол­но­стью осо­зна­ем свою вину. Мы опа­са­ем­ся, что нашу попыт­ку к при­ми­ре­нию непра­виль­но пой­мут, боим­ся ока­зать­ся отверг­ну­ты­ми. Боять­ся это­го не нуж­но: как пра­ви­ло, наш оппо­нент тоже муча­ет­ся таки­ми же сомне­ни­я­ми и, оце­нив нашу доб­рую волю, охот­но пой­дет на примирение.

Про­сить про­ще­ние пер­во­му непро­сто, но после при­ми­ре­ния такой чело­век чув­ству­ет себя гораз­до луч­ше, чем тот, с кем он при­ми­ря­ет­ся, ведь он не толь­ко поми­рил­ся, но и побе­дил свою оби­ду и гордыню.

Но даже если ваша попыт­ка к при­ми­ре­нию не нашла откли­ка в серд­це дру­го­го, не остав­ляй­те надеж­ду. Нуж­но про­бо­вать при­ми­рить­ся еще и еще раз, но сде­лать это через неко­то­рое вре­мя. А пока необ­хо­ди­мо уси­лить молит­ву о мире.

Все ли мож­но про­стить? Напри­мер, мож­но ли вооб­ще про­стить пре­да­тель­ство, измену?

Будут ли супру­ги после изме­ны ста­рать­ся сохра­нить брак или рас­ста­нут­ся — решать толь­ко им самим. Толь­ко они могут сде­лать этот непро­стой выбор. Но в любом слу­чае про­стить оби­ду, даже очень тяже­лую, — это долг хри­сти­а­ни­на. Что бы ни слу­чи­лось в нашей жиз­ни, нуж­но пом­нить: чело­век создан Богом для радо­сти, люб­ви и сча­стья. Поэто­му в самых труд­ных ситу­а­ци­ях нуж­но уметь под­ни­мать­ся и идти даль­ше, смот­ря в буду­щее с верой и надеж­дой. Жизнь про­дол­жа­ет­ся, и она не долж­на пре­вра­щать­ся в ад из-за непро­щен­ных обид, тос­ки и горест­ных воспоминаний.

Пере­жить изме­ну, раз­лу­ку помо­гут все те же пра­ви­ла про­ще­ния: обя­за­тель­ная молит­ва о про­ще­нии и при­ми­ре­нии, отсут­ствие осуж­де­ния и зло­сло­вия, осо­зна­ние соб­ствен­ной немо­щи и винов­но­сти в слу­чив­шем­ся и дру­гие изло­жен­ные выше принципы.

Один мой зна­ко­мый очень мучил­ся от рев­но­сти и оби­ды, он подо­зре­вал жену в измене, хотя пря­мых дока­за­тельств у него не было. Я спро­сил у него: не изме­нял ли он сам сво­ей супру­ге? (Я знал, что пер­вая жена раз­ве­лась с ним, пото­му что он был неве­рен ей.) Тогда этот муж­чи­на отве­тил, что несколь­ко лет назад он дей­стви­тель­но изме­нил жене, под­дав­шись иску­ше­нию на какой-то вече­рин­ке. Что ж, как гово­рит Свя­щен­ное Писа­ние, «что посе­ет чело­век, то и пожнет» (Гал. 6:7). И, может быть, те оби­ды, кото­рые вам нанес­ли близ­кие, — это вра­зум­ле­ние вам за ваши пре­гре­ше­ния про­тив них или за гре­хи юности.

Здесь важ­но избе­гать еще одной опас­но­сти — отча­я­ния. Даже самый непри­ят­ный или гре­хов­ный эпи­зод нашей жиз­ни — это все­гда очень боль­шой опыт, и из него нуж­но уметь извле­кать уро­ки. Делая пра­виль­ные выво­ды из пере­жи­то­го, мы ста­ра­ем­ся не повто­рять преж­них оши­бок и дела­ем­ся силь­нее и муд­рее. Поэто­му даже изме­на и раз­вод не повод для тос­ки и отча­я­ния. Цель жиз­ни хри­сти­ан­ской — спа­се­ние души. И совер­ша­ет­ся оно через наш духов­ный рост, совер­шен­ство­ва­ние. И быть может, раз­лу­ка с супру­гом (или супру­гой) так­же нуж­на нам для того, что­бы стать луч­ше, совер­шен­нее. Научить­ся про­щать, тер­петь и любить.

Родители и дети

Наши дети — это наша ста­рость. Пра­виль­ное вос­пи­та­ние — это наша счаст­ли­вая ста­рость, пло­хое вос­пи­та­ние — это наше буду­щее горе, это наши сле­зы, это наша вина перед дру­ги­ми людьми.

А.С. Мака­рен­ко

Рож­де­ние детей — совер­шен­но новый этап в жиз­ни семьи. Конеч­но, для нор­маль­ных супру­гов рож­де­ние чада все­гда очень боль­шая радость и сча­стье. Как гово­рит свя­ти­тель Иоанн Зла­то­уст: «Рож­де­ние детей сде­ла­лось вели­чай­шим уте­ше­ни­ем для людей, когда они ста­ли смерт­ны­ми. Поэто­му-то и чело­ве­ко­лю­би­вый Бог, что­бы сра­зу смяг­чить нака­за­ние пра­ро­ди­те­лей и осла­бить страх смер­ти, даро­вал рож­де­ние детей, являя в нем… образ Воскресения».

Но вся­кое хоро­шее дело, а осо­бен­но такое важ­ное, как рож­де­ние и вос­пи­та­ние детей, не совер­ша­ет­ся без иску­ше­ний. И умно­же­ние семьи все­гда при­но­сит новые труд­но­сти и проблемы.

Один мой зна­ко­мый папа, изму­чен­ный семей­ны­ми про­бле­ма­ми, капри­за­ми и непо­слу­ша­ни­ем сво­их детей, как-то ска­зал мне в мину­ту отча­я­ния: «Как же тяже­ло с детьми! Навер­ное, даже адские муки тер­петь лег­че!» Конеч­но, это было ска­за­но в состо­я­нии аффек­та. Я знаю, что этот отец любит сво­их детей, но, думаю, у каж­до­го из роди­те­лей быва­ли пери­о­ды, когда хоте­лось убе­жать от сво­их отпрыс­ков на край све­та. Одна­ко жизнь без детей невы­но­си­ма и скуч­на. Так что в нашей жиз­ни все так — «грусть сосед­ству­ет с любовью».

Тему дет­ско-роди­тель­ских кон­флик­тов услов­но мож­но раз­де­лить на две части:

кон­флик­ты супру­гов из-за детей,
дет­ско-роди­тель­ские конфликты.

Нач­нем с первых.

Новый член семьи

Рож­де­ние мла­ден­ца явля­ет­ся не толь­ко про­вер­кой, экза­ме­ном для супру­гов на их готов­ность стать отцом и мате­рью, но и испы­та­ни­ем их чувств. И если супру­ги пло­хо гото­вы к это­му собы­тию, даже самый дол­го­ждан­ный ребе­нок может послу­жить ябло­ком раз­до­ра для них. И часто рож­де­ние детей вме­сто того, что­бы еще более спло­тить мужа и жену, наобо­рот, разъ­еди­ня­ет их. Поче­му? Вина тут чаще все­го обо­юд­ная. Рас­смот­рим несколь­ко вариантов.

Отчуж­де­ние, кон­фликт меж­ду супру­га­ми, как пра­ви­ло, про­ис­хо­дит из-за рев­но­сти. Муж, кото­ро­му до рож­де­ния ребен­ка жена уде­ля­ла мно­го вре­ме­ни, с появ­ле­ни­ем в семье ново­го чле­на отхо­дит на вто­рой план. Очень часто ситу­а­ция усу­губ­ля­ет­ся еще тем, что жена виде­ла в муже сво­е­го «пер­во­го ребен­ка»: забо­ти­лась о нем, холи­ла и леле­я­ла, как дитя. А когда она ста­ла насто­я­щей мате­рью, ее взрос­лый «ребе­нок» ока­зал­ся забыт. Рож­де­ние мла­ден­ца, осо­бен­но пер­во­го, — очень вол­ну­ю­щее и радост­ное собы­тие для мате­ри. Ведь она, в отли­чие от отца, уже девять меся­цев име­ла связь с ним. Неда­ром в Еван­ге­лии ска­за­но, что жен­щи­на, «когда родит мла­ден­ца, уже не пом­нит скор­би от радо­сти, пото­му что родил­ся чело­век в мир» (Ин. 16:21).

Но здесь мно­гие мате­ри совер­ша­ют ошиб­ку. Они отда­ют­ся забо­те и ухо­ду за ребен­ком на все сто про­цен­тов. Про­ис­хо­дит это еще и из-за неопыт­но­сти, ведь такая мать все дела­ет впер­вые, а уже со вто­рым ребен­ком она гораз­до мень­ше пере­жи­ва­ет и тра­тит душев­ных и физи­че­ских сил. А сей­час любой писк или недо­воль­ство мла­ден­ца спо­соб­ны вызвать у нее пани­ку. Она часа­ми гла­дит пелен­ки, кипя­тит сос­ки и наво­дит в дет­ской сте­риль­ную чисто­ту. Есть даже такая шут­ка: если пер­вый ребе­нок уро­нит сос­ку на пол — мать кипя­тит ее, если вто­рой — моет под кра­ном, а когда рож­да­ет­ся тре­тий мла­де­нец — про­сто обли­зы­ва­ет ее.

И вот в пер­вые меся­цы после рож­де­ния ребен­ка неко­то­рые жен­щи­ны забра­сы­ва­ют все дела и зани­ма­ют­ся толь­ко мла­ден­цем. Это совер­шен­но неправильно.

Спе­ци­а­ли­сты утвер­жда­ют: «Пара­док­саль­но, но факт: одер­жи­мые мамоч­ки, посвя­ща­ю­щие все свое вре­мя и силы мла­ден­цу, как пра­ви­ло, в резуль­та­те полу­ча­ют плак­си­во­го, болез­нен­но­го и нерв­но­го ребенка.

Поче­му так про­ис­хо­дит? Малыш эмо­ци­о­наль­но очень силь­но свя­зан со сво­ей мате­рью, и если чув­ству­ет ее под­со­зна­тель­ное жела­ние про­во­дить с ним как мож­но боль­ше вре­ме­ни, все­ми воз­мож­ны­ми спо­со­ба­ми будет удо­вле­тво­рять это ее жела­ние: часто про­сы­пать­ся по ночам, пла­кать каж­дый раз, когда мать обра­ща­ет вни­ма­ние на мужа, и вооб­ще не отпус­кать от себя маму ни на шаг. Как пра­ви­ло, бес­по­кой­ные дети быва­ют у тех роди­те­лей, чьи отно­ше­ния дале­ки от абсо­лют­ной люб­ви и взаимопонимания».

Так что такая гипе­ро­пе­ка нано­сит двой­ной вред — и ребен­ку, и вза­и­мо­от­но­ше­ни­ям супру­гов. У мужа вполне могут воз­ник­нуть рев­ность, оби­да; не видя вни­ма­ния жены, он будет ста­рать­ся уте­шить­ся где-то вне дома в ком­па­нии дру­зей или отдав­шись люби­мо­му увлечению.

Ребе­нок толь­ко тогда послу­жит объ­еди­не­нию семьи, когда роди­те­ли будут вме­сте забо­тить­ся о нем. Жен­щине нуж­но пони­мать, что, если она будет при­вле­кать мужа к ухо­ду за малы­шом, напри­мер супруг будет купать его, пере­оде­вать, ино­гда гулять с ним, что­бы немно­го раз­гру­зить маму, то это не толь­ко пой­дет на поль­зу ей (ведь она будет боль­ше отды­хать и зани­мать­ся домом), но и помо­жет отцу уста­но­вить необ­хо­ди­мый кон­такт с ребен­ком, а так­же укре­пит супру­же­ские чув­ства. Ведь ничто так не объ­еди­ня­ет, как общее дело.

Быва­ет и такой вари­ант: муж сам ока­зы­ва­ет­ся не готов к отцов­ству и не хочет брать на себя ответ­ствен­ность и забо­ту о ребен­ке. Он видит, что жена с рож­де­ни­ем мла­ден­ца начи­на­ет уде­лять ему мень­ше вни­ма­ния, и вме­сто того, что­бы начать дарить свою лас­ку, любовь и забо­ту ей и ребен­ку, под­дер­жать их, про­яв­ля­ет эго­изм, начи­на­ет рев­но­вать жену к ребенку.

Жен­щи­на после бере­мен­но­сти и родов осо­бен­но нуж­да­ет­ся в под­держ­ке и вни­ма­нии. Для нее это вре­мя очень непро­стое, неда­ром как реак­ция на огром­ный стресс, свя­зан­ный с рож­де­ни­ем ребен­ка, у мно­гих мате­рей раз­ви­ва­ет­ся так назы­ва­е­мая после­ро­до­вая депрес­сия. Конеч­но, в супру­же­ском отчуж­де­нии, свя­зан­ном с рож­де­ни­ем ребен­ка, быва­ет боль­шая вина и жен­щин. Ведь, несмот­ря на то, что мате­рин­ский долг обя­зы­ва­ет ее мно­го сил отда­вать ребен­ку, она долж­на так­же про­яв­лять любовь и чут­кость к мужу, пони­мать, что ему сей­час может быть тяже­лее, чем ей, ведь жен­щи­ны, как пра­ви­ло, очень при­вя­за­ны к мла­ден­цу, и, несмот­ря на труд­но­сти, ей достав­ля­ет боль­шое удо­воль­ствие быть мате­рью. А муж­чине еще толь­ко пред­сто­ит научить­ся быть отцом.

Так что обо­им супру­гам нуж­но понять, что с появ­ле­ни­ем ребен­ка они долж­ны пере­стро­ить свои отно­ше­ния, научить­ся вза­и­мо­дей­ство­вать уже в новом каче­стве — отца и матери.

И пер­вое, что им нель­зя забы­вать: самое важ­ное сей­час — сохра­нить и пре­умно­жить свою любовь и чув­ства, ведь самое глав­ное для их ребен­ка — рас­ти в семье, где роди­те­ли по-насто­я­ще­му любят друг дру­га. Кто-то одна­жды выска­зал муд­рую мысль: «Самое боль­шое, что может сде­лать отец для сво­е­го ребен­ка, — это любить его мать».

Полюбите детей

Поче­му супру­ги рожа­ют детей? Если устро­ить опрос сре­ди роди­те­лей на эту тему, мож­но будет услы­шать весь­ма раз­ные отве­ты. Кто-то ска­жет: «Дети — это наше про­дол­же­ние, мы хотим оста­вить на зем­ле след, что­бы наша фами­лия, наш род не исчез­ли». Или, напри­мер: «Мы хотим иметь опо­ру и под­держ­ку в ста­ро­сти»; «хотим, что­бы дети реа­ли­зо­ва­ли наши пла­ны и меч­ты, кото­рые не смог­ли осу­ще­ствить мы»; «если всту­пи­ли в брак, нуж­но рожать детей: без них семья будет непол­ной». И все эти отве­ты содер­жат долю исти­ны. Конеч­но, каж­дая семья долж­на стре­мить­ся к про­дол­же­нию рода, любой роди­тель хочет, что­бы ребе­нок поко­ил его в ста­ро­сти, и мно­гие супру­ги хотят, что­бы дети про­дол­жи­ли их дело и достиг­ли в нем больших успе­хов, чем они сами (хотя, конеч­но, каж­дый чело­век дол­жен сам выбрать свой путь в жизни).

Но самый глав­ный мотив рож­де­ния детей дол­жен быть толь­ко один — любовь к детям.

Очень хоро­шо это вид­но на при­ме­ре мно­го­дет­ных семей. Мно­го­дет­ных роди­те­лей не стра­шат ника­кие труд­но­сти, эко­но­ми­че­ские и жилищ­ные про­бле­мы, пото­му что они любят детей. Они зна­ют, что каж­дый новый ребе­нок дает им новое счастье.

И когда роди­те­ли пой­мут, что глав­ное в вос­пи­та­нии ребен­ка и в обще­нии с ним — это любовь, тогда их жизнь и жизнь их чада изме­нит­ся к лучшему.

Что бы мы ни дела­ли: игра­ли с детьми, учи­ли чему-нибудь, нака­зы­ва­ли их, — нуж­но все­гда руко­вод­ство­вать­ся толь­ко одним — любо­вью к ним. И поэто­му даже если у вас пока нет осо­бых чувств к ваше­му чаду, нуж­но при­ло­жить все уси­лия, что­бы полю­бить его. Без люб­ви про­цесс вос­пи­та­ния ребен­ка не будет иметь смысла.

Одна­жды, когда я высту­пал в одной ауди­то­рии, мне был задан вопрос. Моло­дая жен­щи­на, мать, спро­си­ла: «Что делать, если папа не име­ет кон­так­та, бли­зо­сти с детьми, мало обща­ет­ся, игра­ет с ними?» Уста­нов­ле­ние дру­же­ских, теп­лых отно­ше­ний с детьми напря­мую свя­за­но с обще­ни­ем. Конеч­но, это опре­де­лен­ный труд. Пре­одо­леть уста­лость, лень; при­дя с рабо­ты, не залечь на диван с газе­той, а най­ти вре­мя поиг­рать с детьми, почи­тать им кни­гу. Один мой зна­ко­мый дедуш­ка пере­жи­вал и сето­вал, что его внук холод­но отно­сит­ся к нему. Но вот внук немно­го под­рос, и дед стал боль­ше общать­ся с ним, заби­рать из шко­лы, играть в фут­бол и вооб­ще боль­ше про­во­дить с ним вре­ме­ни. И вза­и­мо­от­но­ше­ния межу дедом и вну­ком сра­зу улучшились.

Да, любовь явля­ет­ся глав­ным фак­то­ром в вос­пи­та­нии детей, но здесь есть одно но. Любовь долж­на быть пра­виль­ной и разум­ной. Ведь очень мно­гие роди­те­ли, а так­же бабуш­ки и дедуш­ки пони­ма­ют любовь как пота­ка­ние всем жела­ни­ям люби­мо­го чада. Одна моя зна­ко­мая гово­ри­ла: «Любо­вью не изба­лу­ешь». Изба­лу­ешь, и еще как. Любовь к детям пред­по­ла­га­ет не толь­ко забо­ту, неж­ность и лас­ку, но и стро­гость — мы в отве­те за них. «Кто хочет хоро­шо вос­пи­тать детей, вос­пи­ты­ва­ет их в стро­го­сти и тру­дах, что­бы, отли­чив­шись в позна­нии и пове­де­нии, мог­ли они со вре­ме­нем полу­чить пло­ды тру­дов сво­их», — гово­рит пре­по­доб­ный Нил Синай­ский. Тот, кто балу­ет, излишне опе­ка­ет ребен­ка; если и любит его, то сле­пой любо­вью, ведь изба­ло­ван­ные дети ока­зы­ва­ют­ся совер­шен­но не гото­вы к вступ­ле­нию во взрос­лую жизнь. Они не могут взять на себя ответ­ствен­ность за жену и детей, не уме­ют при­ни­мать решений.

Кро­ме гипе­ро­пе­ки и бало­ва­ния, суще­ству­ет и дру­гая край­ность. Это стиль роди­тель­ско­го пове­де­ния, кото­рый мож­но назвать соб­ствен­ни­че­ством. То есть роди­те­лям кажет­ся, что они любят ребен­ка, но на самом деле они вос­при­ни­ма­ют его как свою соб­ствен­ность, мате­ри­ал для реа­ли­за­ции сво­их пла­нов. И совер­шен­но не хотят видеть в нем личность.

С само­го рож­де­ния детей такие роди­те­ли име­ют чет­кий план отно­си­тель­но них. Напри­мер, спец­шко­ла с уси­лен­ным изу­че­ни­ем англий­ско­го, потом — Инсти­тут ино­стран­ных язы­ков или МГИМО, далее — рабо­та дипло­ма­том. Или юри­стом, эко­но­ми­стом, еще кем-нибудь, но толь­ко в соот­вет­ствии с роди­тель­ским сце­на­ри­ем. А потом полу­ча­ет­ся, что ребе­нок хотел стать музы­кан­том или вра­чом, но вме­сто это­го окан­чи­ва­ет какой-нибудь весь­ма скуч­ный вуз, потом без вся­кой охо­ты рабо­та­ет адво­ка­том или финан­си­стом толь­ко пото­му, что это пре­стиж­но, при­но­сит хоро­ший доход и так захо­те­ли его родители.

Или ино­гда роди­те­лям очень хочет­ся, что­бы их чадо вопло­ти­ло в жизнь те про­ек­ты и амби­ции, кото­рые не полу­чи­лось вопло­тить им. И они, не счи­та­ясь с жела­ни­ем и наклон­но­стя­ми ребен­ка, исполь­зу­ют его для пре­тво­ре­ния в жизнь сво­их идей.

Конеч­но, как пра­ви­ло, любо­му роди­те­лю хочет­ся, что­бы ребе­нок пошел по его сто­пам. Но это не долж­но ста­но­вить­ся идеей-фикс.

Самая глав­ная наша зада­ча как роди­те­лей — обра­зо­вать ребен­ка, то есть взрас­тить в нем образ Божий, вос­пи­тать его веру­ю­щим, бла­го­че­сти­вым чело­ве­ком и дать раз­вить­ся его хоро­шим наклон­но­стям. Конеч­но, роди­те­ли долж­ны давать ребен­ку направ­ле­ние в жиз­ни, но толь­ко сооб­ра­зу­ясь с его задат­ка­ми и способностями.

«Мы его не понимаем!»

Перей­дем к дет­ско-роди­тель­ским конфликтам.

Сно­ва и сно­ва вспом­ним, что кон­фликт — это непо­ни­ма­ние. Обе сто­ро­ны кон­флик­та не могут или не хотят понять друг друга.

Недав­но я поздрав­лял одну свою зна­ко­мую с дол­го­ждан­ным пер­вен­цем, и на вопрос: «Как обсто­ят дела с малы­шом?», она отве­ти­ла мне: «Все хоро­шо, толь­ко мы пока не пони­ма­ем его». И те же самые сло­ва могут ска­зать боль­шин­ство роди­те­лей не толь­ко мла­ден­цев, но и млад­ших школь­ни­ков, и под­рост­ков. Когда я стал отцом и появи­лись новые хло­по­ты и про­бле­мы, то, при­знать­ся, зави­до­вал сво­им детям. Как ино­гда хоте­лось без­за­бот­но лежать в кро­ват­ке, кушать, играть и не думать о том, что зав­тра вста­вать ни свет ни заря и ехать на служ­бу, что нуж­но чем-то кор­мить семью и вооб­ще решать с утра до вече­ра мно­же­ство взрос­лых задач! Боль­шин­ству взрос­лых кажет­ся, что дети вооб­ще лише­ны каких бы то ни было про­блем. И если они каприз­ни­ча­ют, бес­по­ко­ят­ся и что-то про­сят, то про­сто валя­ют дура­ка. Какие у них могут быть про­бле­мы? Делай то, что тебе гово­рят роди­те­ли, не делай того, что они не велят, ходи в шко­лу и веди себя хоро­шо. На самом деле жизнь ребен­ка, несмот­ря на то, что он, конеч­но, чув­ству­ет роди­тель­скую защи­ту и под­держ­ку, ничуть не менее труд­на, чем взрос­лая жизнь.

Про­сто труд­но­сти у детей ино­го пла­на. Они, в отли­чие от взрос­лых, не обла­да­ют жиз­нен­ным опы­том, у них нет имму­ни­те­та к житей­ским про­бле­мам, и если мы вспом­ним себя в дет­стве, то пой­мем, что жизнь ребен­ка тоже отнюдь не без­за­бот­на. В ней при­сут­ству­ют свои стрес­сы, стра­хи, оби­ды, скор­би и пере­жи­ва­ния. Мы боим­ся выго­во­ра на рабо­те, а ребе­нок боит­ся полу­чить плохую оцен­ку, быть поби­тым школь­ным хули­га­ном и вооб­ще име­ет свои дет­ские стра­хи, про кото­рые нам неве­до­мо. Мы испы­ты­ва­ем стресс, узнав о том, что не смо­жем вовре­мя пога­сить кре­дит, а ребе­нок боит­ся, что пло­хо напи­шет кон­троль­ную, так как совсем не готов к ней.

Дети-дошколь­ни­ки так­же име­ют свои пере­жи­ва­ния, стра­хи, вол­не­ния, и неред­ко их капри­зы или агрес­сия могут быть вызва­ны каки­ми-то внут­рен­ни­ми при­чи­на­ми. И мы смо­жем прий­ти к вза­и­мо­по­ни­ма­нию с наши­ми детьми, когда научим­ся вхо­дить в их поло­же­ние, поста­ра­ем­ся про­ник­нуть в их внут­рен­ний мир и понять, чем они живут и дышат. И, конеч­но, научим­ся общать­ся с ними. У детей свое видение мира, отлич­ное от наше­го взрос­ло­го вос­при­я­тия; оно может быть незре­лым, наив­ным, непра­виль­ным, но если роди­те­ли будут пони­мать сво­е­го ребен­ка, им будет очень лег­ко без ссор, кон­флик­тов и суро­вых нака­за­ний заста­вить его слу­шать­ся их. Чадо будет боль­ше дове­рять им и про­яв­лять послу­ша­ние не из стра­ха, а из любви.

Нач­нем с общих поло­же­ний. Чего в первую оче­редь ждут от нас дети? Люб­ви и пони­ма­ния. Мы уже не раз напо­ми­на­ли, что любовь — это жерт­ва. Жерт­ва все­гда посвя­ща­ет­ся кому-то, совер­ша­ет­ся ради кого-то. В дан­ном слу­чае жерт­ва люб­ви при­но­сит­ся ради наших детей, ради их вос­пи­та­ния. Мы жерт­ву­ем сво­бод­ным вре­ме­нем, поко­ем, физи­че­ски­ми и душев­ны­ми сила­ми и, конеч­но, име­ем опре­де­лен­ные мате­ри­аль­ные затраты.

Глав­ное, чем любой роди­тель может повли­ять на сво­е­го ребен­ка, — это соб­ствен­ным при­ме­ром. Как отри­ца­тель­ным, так и поло­жи­тель­ным. Роди­те­ли всю жизнь явля­ют­ся при­ме­ром для детей, а в дошколь­ном воз­расте они состав­ля­ют для него почти весь мир. Поэто­му наша ответ­ствен­ность перед детьми про­сто огром­на. Рож­де­ние и вос­пи­та­ние ребен­ка — очень боль­шой сти­мул для роди­те­лей, что­бы начать рабо­тать над собой, бороть­ся со сво­и­ми недо­стат­ка­ми и вред­ны­ми привычками.

Если мы не хотим, что­бы ребе­нок начал курить, мы сами долж­ны не курить. Если роди­те­ли хотят отучить ребен­ка от теле­ви­зо­ра и ком­пью­те­ра, то долж­ны пер­вы­ми подать ему при­мер. Гово­рить детям, что нель­зя упо­треб­лять пло­хие сло­ва, а самим не гну­шать­ся креп­ких выра­же­ний — это зна­чит учить их лице­ме­рию. Они име­ют пол­ное пра­во так выра­жать­ся, пока их роди­те­ли не будут сами сле­дить за сво­ей речью. И так во всем! Если не хотим, что­бы сын вырос лен­тя­ем и неря­хой, сами долж­ны не ленить­ся и не раз­бра­сы­вать свои вещи. И глав­ное: учить ребен­ка духов­ной жиз­ни и молит­ве мож­но толь­ко лич­ным примером.

Роди­те­ли долж­ны прий­ти к вза­и­мо­по­ни­ма­нию и согла­сию меж­ду собой хотя бы ради сво­их детей. Ведь дети при созда­нии соб­ствен­ной семьи будут ори­ен­ти­ро­вать­ся на роди­тель­ские сценарии.

Так что, вос­пи­ты­вая ребен­ка, мы вос­пи­ты­ва­ем и самих себя.

Роди­те­ли склон­ны допус­кать одну из двух оши­бок. Пер­вая: роди­те­ли счи­та­ют, что дети — это малень­кие взрос­лые; они все зна­ют и пони­ма­ют луч­ше нас, и поэто­му не сто­ит их осо­бен­но вос­пи­ты­вать. И вооб­ще нуж­но общать­ся с ними на рав­ных. Это очень боль­шое и вред­ное заблуж­де­ние. Ребе­нок не может быть равен нам. Он еще не сфор­ми­ро­вал­ся, у него не раз­ви­то созна­ние, и он не обла­да­ет опы­том и бага­жом зна­ний взрос­ло­го чело­ве­ка. Если он и пора­жа­ет нас ино­гда сво­и­ми умны­ми выска­зы­ва­ни­я­ми, то про­ис­хо­дит это по двум при­чи­нам. Либо он почерп­нул какую-нибудь инфор­ма­цию из теле­пе­ре­да­чи, радио­про­грам­мы, книг, раз­го­во­ров с взрос­лы­ми… Либо воз­мо­жен такой вари­ант: созна­ние, вос­при­я­тие ребен­ка, в отли­чие от взрос­ло­го, менее загру­же­но, его глаз менее «замы­лен», и он ино­гда может уви­деть то, на что мы обыч­но про­сто не обра­ща­ем вни­ма­ния. Вот поче­му уста­ми мла­ден­ца ино­гда «гла­го­лет истина».

Но ребе­нок не взрос­лый, и, обща­ясь с ним, нуж­но это не забы­вать. Он не будет пони­мать нас с полу­сло­ва. Он ждет от нас объ­яс­не­ний. Он толь­ко позна­ет этот мир, и то, что дав­но извест­но и понят­но нам, может быть для него тай­ной за семью печа­тя­ми. Поэто­му не будем ленить­ся бесе­до­вать с малы­шом, тер­пе­ли­во объ­яс­няя ему смысл наших слов, просьб и запре­тов. Дети крайне любо­пыт­ны. Осо­бен­но дети дошколь­но­го воз­рас­та. Они зада­ют огром­ное коли­че­ство вопро­сов. Напри­мер, у мое­го млад­ше­го сына Коли речь напо­ло­ви­ну состо­ит из вопро­сов. Прав­да, он ино­гда пута­ет «зачем?» и «поче­му?», что выгля­дит осо­бен­но смеш­но. Вот мы под­хо­дим к дому, и он спра­ши­ва­ет: «А мама дома?» — «Нет» — «А зачем?» Но в основ­ном вопро­сы он зада­ет пра­виль­ные и весь­ма инте­рес­ные. Для роди­те­лей это тоже сво­е­го рода тре­ни­ров­ка ума, ведь им надо соот­вет­ство­вать ста­ту­су все­зна­ек, обла­дать доста­точ­ной эру­ди­ци­ей. Ребе­нок зада­ет вопро­сы не толь­ко что­бы полу­чить инфор­ма­цию, для него это так­же и спо­соб обще­ния. Ведь он сам не обла­да­ет еще доста­точ­ным кру­го­зо­ром, не может чет­ко фор­му­ли­ро­вать мыс­ли и стро­ить речь. Но он тянет­ся к роди­те­лям, хочет пого­во­рить с ними, и поэто­му ему лег­че общать­ся в вопрос­но-ответ­ной форме.

При обще­нии с малы­шом взрос­лым нуж­но не забы­вать, что ребе­нок обла­да­ет очень подвиж­ным созна­ни­ем, он часто непо­сто­я­нен и не очень усид­чив. Сей­час ему хочет­ся одно­го, а через пять минут дру­го­го. Дет­ская память так­же име­ет свои осо­бен­но­сти, и поэто­му в вос­пи­та­нии детей нуж­но иметь боль­шое тер­пе­ние, не нуж­но злить­ся, если они что-то не запом­ни­ли с пер­во­го раза. Напри­мер, с тем же моим млад­шим сыном про­изо­шел такой слу­чай. Он с помо­щью мамы скле­ил очень кра­си­вый фанер­ный само­ле­тик. Потом подо­шел ко мне и попро­сил раз­ре­ше­ния рас­кра­сить его фло­ма­сте­ра­ми. Я ска­зал, что делать это­го не сле­ду­ет, так как полу­чит­ся некра­си­во, луч­ше оста­вить все как есть. Коля под­хо­дил несколь­ко раз и каж­дый раз полу­чал отказ. Через пару дней я уви­дел, что весь само­лет «иска­ля­кан» раз­но­цвет­ны­ми фло­ма­сте­ра­ми. Я стро­го спро­сил его: «Зачем ты это сде­лал? Ведь я не раз­ре­шил тебе!» И тогда Нико­лай чуть не пла­ча ска­зал: «Нуж­но было напом­нить мне, как толь­ко я начал его раз­ри­со­вы­вать!» Мне ста­ло очень стыд­но, я понял, что ребе­нок про­сто забыл про запрет, а я рас­це­нил это как неува­же­ние к отцу и про­явил ненуж­ную строгость.

Кро­ме ошиб­ки «ребе­нок — малень­кий взрос­лый», суще­ству­ет и дру­гой непра­виль­ный стиль пове­де­ния с детьми. Это обще­ние с ребен­ком исклю­чи­тель­но путем при­ка­зов, команд и запре­тов. Роди­те­ли, прак­ти­ку­ю­щие этот метод, счи­та­ют, что ребе­нок глуп, мал и нераз­вит. Он не дол­жен осо­бен­но думать и рас­суж­дать, с ним не нуж­но осо­бен­но раз­го­ва­ри­вать, он дол­жен про­сто слу­шать то, что ему гово­рят роди­те­ли, и выпол­нять это. Такой стиль пове­де­ния может при­ве­сти к пол­ной поте­ре кон­так­та с ребен­ком. Он про­сто замкнет­ся в сво­ем мире, уйдет туда как в рако­ви­ну. Он пере­ста­нет дове­рять сво­им роди­те­лям, а слу­шать­ся их будет толь­ко до поры до вре­ме­ни из стра­ха наказания.

Ребе­нок с само­го ран­не­го дет­ства ждет от роди­те­лей под­держ­ки, защи­ты и помо­щи. И он дол­жен полу­чать эту под­держ­ку. Один муж­чи­на рас­ска­зы­вал, что его жена при­дер­жи­ва­ет­ся очень стран­ной тео­рии, и он ниче­го не может с этим поде­лать. По ее мне­нию, детей нель­зя брать на руки, цело­вать и лас­кать. Роди­те­ли, кото­рые лиша­ют сво­их детей лас­ки, осо­бен­но в мла­ден­че­стве, не смо­гут потом уста­но­вить с ними кон­такт, най­ти общий язык. Их вза­и­мо­от­но­ше­ния будут фор­маль­ны­ми и холодными.

Детям очень важ­но чув­ство­вать себя защи­щен­ны­ми и облас­кан­ны­ми не толь­ко сло­вес­но, но и телес­но. Они чисто инстинк­тив­но хотят под­бе­жать и при­жать­ся к мате­ри в мину­ту гру­сти или поси­деть у отца на коле­нях. Это так­же очень спо­соб­ству­ет сбли­же­нию меж­ду детьми и роди­те­ля­ми. Толь­ко, конеч­но, все долж­но быть в меру. Если пере­усерд­ство­вать в лас­ках, ребе­нок может так при­вык­нуть к ним, что не будет сле­зать с рук или они, наобо­рот, будут вызы­вать у него отвращение.

Детские кризисы

Дети, вырас­тая, пере­жи­ва­ют несколь­ко кри­зис­ных пери­о­дов. Если роди­те­ли зна­ют о них, им лег­че будет понять свое чадо и они не будут мучать­ся стра­ха­ми, видя, что пове­де­ние их ребен­ка изменилось.

Обыч­но пер­вый этап ста­нов­ле­ния ребен­ка назы­ва­ют «кри­зи­сом 1 года». В этом воз­расте малыш уже начи­на­ет ходить и полу­ча­ет некую сво­бо­ду пере­дви­же­ния, а заод­но ста­но­вит­ся более само­сто­я­тель­ным, может начать каприз­ни­чать, ломать вещи, пытать­ся разо­брать игруш­ки и вещи взрос­лых. Ребе­нок в этот пери­од актив­но позна­ет мир, узна­ет мно­го ново­го. Поэто­му нуж­но пони­мать, что стро­го­стью тут не помо­жешь. Нуж­но бороть­ся с капри­за­ми, пере­клю­чая вни­ма­ние ребен­ка на дру­гие пред­ме­ты. Кста­ти, этот метод годит­ся не толь­ко для детей 1года. Когда кто-нибудь из наших детей начи­нал что-то тре­бо­вать с пла­чем и кри­ка­ми, мы с женой ста­ра­лись пере­ве­сти раз­го­вор на дру­гую тему или пред­ла­га­ли что-нибудь дру­гое, но не шли у него на поводу.

Вто­рой кри­зис­ный пери­од насту­па­ет при­мер­но в 3 года и может про­дол­жать­ся несколь­ко лет. Обыч­но в этом воз­расте дети начи­на­ют гово­рить, этот новый навык очень им нра­вит­ся, и они доволь­но быст­ро осва­и­ва­ют речь и уве­ли­чи­ва­ют свой сло­вар­ный запас. Начи­на­ют с умным видом изре­кать какие-нибудь длин­ные фра­зы или зада­вать глу­бо­ко­мыс­лен­ные вопро­сы. Роди­те­ли уми­ля­ют­ся, и когда ребе­нок начи­на­ет уже бег­ло раз­го­ва­ри­вать, пола­га­ют, что малень­кий чело­век, кото­рый так хоро­шо уме­ет раз­го­ва­ри­вать, и умом уже не мла­де­нец. На самом деле в этот пери­од навы­ки речи и сло­вар­ный запас обго­ня­ют интел­лек­ту­аль­ное раз­ви­тие. Четы­рех­лет­ний малыш может раз­го­ва­ри­вать, как шести-семи­лет­ний ребе­нок, но при этом умствен­но он неда­ле­ко ушел от сво­их еще не так бой­ко гово­ря­щих сверстников.

Поэто­му роди­те­ли долж­ны делать скид­ку юно­му даро­ва­нию и не ждать от него осо­бен­но созна­тель­но­го, взрос­ло­го пове­де­ния. Не нуж­но так­же забы­вать, что в этом воз­расте про­ис­хо­дит ста­нов­ле­ние лич­но­сти ребен­ка, он взрос­ле­ет, самоутверждается.

Этот пери­од немно­го похож на пери­од под­рост­ко­во­го бун­та. Ребе­нок пло­хо вос­при­ни­ма­ет запре­ты, ему хочет­ся боль­шей само­сто­я­тель­но­сти, он не жела­ет делать то, что ему гово­рят взрос­лые. Осо­бо рас­стра­и­вать­ся по это­му пово­ду не нуж­но, ведь труд­ный пери­од когда-нибудь прой­дет, а пока и вам, и ребен­ку нуж­но пере­жить его с мини­маль­ны­ми потерями.

Роди­те­лям нуж­но пере­стро­ить свои отно­ше­ния с ребен­ком. Он ждет от нас не про­сто команд, огра­ни­че­ний, запре­тов, но раз­го­во­ра, объ­яс­не­ния и ува­же­ния. Как толь­ко ребе­нок осва­и­ва­ет речь, он начи­на­ет зада­вать вопро­сы, всем инте­ре­со­вать­ся. Это нуж­но исполь­зо­вать. И не толь­ко давать ему ука­за­ния и делать настав­ле­ния, но и уметь про­сто и попу­ляр­но объ­яс­нять, поче­му мы про­сим ребен­ка сде­лать то-то и то-то. В чем выра­жа­ет­ся ува­же­ние? Мы учим малы­ша «вол­шеб­ным сло­вам», необ­хо­ди­мым для веж­ли­во­го обще­ния, но сами порой забы­ва­ем о них в раз­го­во­ре с ним. Поэто­му каж­дую прось­бу нуж­но сопро­вож­дать веж­ли­вым сло­вом: «Пожа­луй­ста, убе­ри игруш­ки; будь добр, вымой руки» и т. д.

Ребен­ку очень нра­вит­ся, когда мы видим в нем малень­ко­го чело­ве­ка, и наши отно­ше­ния ста­но­вят­ся более дру­же­ски­ми. Обра­ще­ние к его «взрос­ло­сти» все­гда дает хоро­ший результат.

Быва­ет, что дети 3–4 лет гово­рят роди­те­лям бес­такт­но­сти. Рас­стра­и­вать­ся по это­му пово­ду не нуж­но, про­сто ребе­нок в силу мало­го воз­рас­та еще не зна­ет, что хоро­шо, а что пло­хо. Наша зада­ча — не гне­вать­ся, а фик­си­ро­вать такие слу­чаи и объ­яс­нять, поче­му так делать нель­зя. Но не нуж­но забы­вать, что ребе­нок в этом воз­расте еще мал, ему очень важен игро­вой эле­мент. И поэто­му при обще­нии нуж­но исполь­зо­вать эле­мен­ты игры. Даже наш сын Петя (он пер­во­класс­ник) это понял и, обща­ясь со сво­им млад­шим бра­том, пыта­ет­ся вовлечь его в игры. Напри­мер, они игра­ют в шко­лу. Петя — учи­тель, Коля — уче­ник. Так он обу­чил бра­ти­ка бук­вам. В этой игре и Петя почув­ство­вал себя стар­шим бра­том, лицом ответ­ствен­ным. А вот когда они обща­ют­ся без игр, то, к сожа­ле­нию, часто ссо­рят­ся и кон­ку­ри­ру­ют меж­ду собой. Игро­вые момен­ты хоро­шо исполь­зо­вать при обу­че­нии ребен­ка или когда мы хотим подвиг­нуть его на какое-нибудь не очень инте­рес­ное для него дело, напри­мер убор­ку ком­на­ты или умывание.

Сле­ду­ю­щий важ­ный пери­од в жиз­ни ребен­ка — это нача­ло уче­бы в шко­ле. Вре­мя это пре­ис­пол­не­но мно­гих вол­не­ний как для пер­во­класс­ни­ка, так и для его роди­те­лей. Очень важ­но под­дер­жать малы­ша в этот пери­од, пра­виль­но настро­ить его перед шко­лой. Рас­ска­зать ему о плю­сах школь­ной жиз­ни, о том, что в шко­лу ходят толь­ко взрос­лые ребя­та, о новых това­ри­щах и заня­ти­ях. Когда ребе­нок уже начал ходить в шко­лу, важ­но при­учать его к само­сто­я­тель­но­сти, не делать все за него, а учить его взрос­лой жиз­ни. Он дол­жен сам соби­рать порт­фель, сле­дить за сво­и­ми веща­ми, делать уроки.

Сей­час во мно­гих шко­лах с 1‑го же клас­са у уча­щих­ся очень боль­шая нагруз­ка. Наш ребе­нок нуж­да­ет­ся в нашем сочув­ствии и помо­щи, мы долж­ны с пони­ма­ни­ем отно­сить­ся к нему, инте­ре­со­вать­ся собы­ти­я­ми и про­бле­ма­ми его школь­ной жиз­ни, что­бы помочь ему прой­ти пери­од адап­та­ции к школе.

Дома ребен­ка так­же нуж­но при­учать к само­сто­я­тель­но­сти и помо­щи взрос­лым. Обыч­но дети охот­но при­ни­ма­ют уча­стие в при­го­тов­ле­нии пищи, сер­ви­ров­ке стола.

Учимся понимать своих детей

Пом­ню, мой папа, когда хотел ска­зать одно­му из сво­их детей что-то осо­бен­но важ­ное, обыч­но добав­лял перед этим: «Ведь мы же с тобой дру­зья…» Даль­ше сле­до­ва­ла дове­ри­тель­ная спо­кой­ная бесе­да. У отца была уди­ви­тель­но лас­ко­вая и спо­кой­ная мане­ра веде­ния этих бесед. Совер­шен­но не пом­ню сей­час то, что он гово­рил, но зато хоро­шо запом­нил­ся его голос и уве­ще­ва­ю­щая инто­на­ция. Он, дей­стви­тель­но, раз­го­ва­ри­вал с нами в дет­стве как с дру­зья­ми. И роди­те­ли долж­ны быть дру­зья­ми сво­их детей. Конеч­но, нуж­но пра­виль­но это пони­мать. Они не дво­ро­вые или школь­ные дру­зья-при­я­те­ли, здесь не долж­но быть излиш­не­го пани­брат­ства. Дети, конеч­но, не рав­но­прав­ны и не рав­ны роди­те­лям. Но ведь даже Гос­подь назы­ва­ет апо­сто­лов, а в их лице и всех Сво­их после­до­ва­те­лей, дру­зья­ми: «Я уже не назы­ваю вас раба­ми; ибо раб не зна­ет, что дела­ет гос­по­дин его; но Я назвал вас дру­зья­ми…» (Ин. 15:15).

А если мы хотим стать дру­зья­ми для сво­их детей, то долж­ны быть гото­вы прий­ти к ним на помощь в труд­ную мину­ту; они все­гда долж­ны нахо­дить у нас пони­ма­ние и сочув­ствие, то есть уме­ние чув­ство­вать то, что чув­ству­ют они. Они ждут от нас не накле­и­ва­ния ярлы­ков («дво­еч­ник», «хам», «неуме­ха», «неря­ха»), а жела­ния разо­брать­ся в их про­бле­мах. Ведь чаще все­го дет­ская агрес­сия, гру­бость, вра­нье явля­ют­ся реак­ци­ей детей на внут­рен­ние про­бле­мы и напря­же­ние. Я имею в виду не эпи­зо­ди­че­ские слу­чаи агрес­сив­но­сти, обма­на или руга­ни, а воз­ве­де­ние этих нега­тив­ных явле­ний в систе­му. Ска­жем вкрат­це об этом.

Систе­ма­ти­че­ское агрес­сив­ное пове­де­ние ребен­ка, направ­лен­ное на сво­их бра­тьев, това­ри­щей, учи­те­лей, может быть вызва­но как раз недо­стат­ком вни­ма­ния со сто­ро­ны роди­те­лей. Извест­но, что под­рост­ки-агрес­со­ры — это, как пра­ви­ло, дети из небла­го­по­луч­ных семей. Если роди­те­ли не уде­ля­ют долж­но­го вни­ма­ния вос­пи­та­нию ребен­ка, если в семье про­ис­хо­дят частые ссо­ры и скан­да­лы, это может вылить­ся в свое­об­раз­ный дет­ский про­тест. Школь­ник может начать пло­хо учить­ся, драть­ся со сверст­ни­ка­ми, гру­бить учи­те­лям. И не толь­ко от недо­стат­ка вос­пи­та­ния. Ребе­нок испы­ты­ва­ет боль­шой стресс из-за того, что меж­ду роди­те­ля­ми нет мира. Он не может на это повли­ять, спра­вить­ся с этой про­бле­мой, и это выли­ва­ет­ся в агрес­сию. Так он бес­со­зна­тель­но хочет обра­тить вни­ма­ние роди­те­лей на то, что ситу­а­ция в семье ненор­маль­ная. И конеч­но, ему хочет­ся, что­бы роди­те­ли нако­нец пере­ста­ли ссо­рить­ся и заня­лись сыном, уде­ли­ли ему внимание.

Агрес­сив­ное, кон­фликт­ное пове­де­ние ребен­ка могут еще сти­му­ли­ро­вать соот­вет­ству­ю­щие филь­мы и ком­пью­тер­ные игры.

Но даже если в семье все бла­го­по­луч­но, слу­ча­ет­ся, что дети часто зади­ра­ют сво­их това­ри­щей по играм и сво­им буй­ным пове­де­ни­ем меша­ют жить всем окру­жа­ю­щим. Очень хоро­шо в этом слу­чае напра­вить неуем­ную энер­гию ребен­ка в нуж­ное рус­ло. Воз­мож­но, у него про­сто пере­из­бы­ток физи­че­ских сил и энер­гии. Мож­но отдать его в спор­тив­ную шко­лу или сек­цию. И у него оста­нет­ся гораз­до мень­ше вре­ме­ни и сил на буй­ство и драки.

Извест­но, что в Древ­ней Гре­ции Олим­пий­ские игры устра­и­ва­лись, что­бы сде­лать пере­рыв в бес­ко­неч­ных меж­до­усоб­ных вой­нах. И во вре­мя сорев­но­ва­ний все воен­ные кон­флик­ты приостанавливались.

Вооб­ще избы­ток сво­бод­но­го вре­ме­ни губи­те­лен для детей в любом воз­расте. Очень хоро­шо, когда даже детей-дошколь­ни­ков уда­ет­ся при­влечь к како­му-нибудь делу. Напри­мер, занять их в круж­ках и студиях.

Теперь о вра­нье. Ред­ко какой ребе­нок все­гда гово­рит толь­ко прав­ду. Но пло­хо, когда он начи­на­ет обма­ны­вать часто. Это уже повод заду­мать­ся о при­чи­нах дет­ско­го вра­нья. Поче­му дети гово­рят неправ­ду? Часто — от стра­ха. Роди­те­ли про­яв­ля­ют излиш­нюю суро­вость, и ребе­нок, боясь стра­ха нака­за­ния или какой-нибудь дру­гой непри­ят­ной для него роди­тель­ской реак­ции, скры­ва­ет двой­ки, под­де­лы­ва­ет оцен­ки или пря­чет оскол­ки раз­би­той вазы. Если дети начи­на­ют систе­ма­ти­че­ски обма­ны­вать роди­те­лей, это гово­рит о том, что нашим вза­и­мо­от­но­ше­ни­ям не хва­та­ет теп­ло­ты и дове­ри­тель­но­сти. Ребе­нок дол­жен знать, что роди­те­лей гораз­до боль­ше рас­стро­ит не сама про­вин­ность, а неис­крен­ность и нечест­ность их чада. Когда он врет, он толь­ко усу­губ­ля­ет ситу­а­цию. Он дол­жен знать, что его не будут ругать за про­вин­ность, но помо­гут разо­брать­ся в ситу­а­ции и решить проблему.

Ему нуж­но объ­яс­нить, что обман — это утра­та дове­рия, это поте­ря хоро­ших отно­ше­ний меж­ду людь­ми. Роди­те­ли любят его, и даже нака­за­ние — это не кара, а мера для исправ­ле­ния и науче­ния. Ведь по-сла­вян­ски «нака­зать» зна­чит «научить, наставить».

Если не обра­щать вни­ма­ния на вра­нье, оно может пре­вра­тить­ся во вред­ную при­выч­ку. Ребе­нок нач­нет врать и сочи­нять по инерции.

Мно­гие дети не столь­ко врут, сколь­ко фан­та­зи­ру­ют. Рас­ска­зы­ва­ют сво­им това­ри­щам и даже взрос­лым небы­ли­цы про себя и сво­их роди­те­лей. В прин­ци­пе в дет­ских фан­та­зи­ях ника­кой пато­ло­гии нет. Все дети сочи­ня­ют и фан­та­зи­ру­ют. И, как пра­ви­ло, они чет­ко зна­ют грань меж­ду вра­ньем, обма­ном и фан­та­зи­ей. Вспом­ним извест­ный рас­сказ Н. Носо­ва «Фан­та­зе­ры». Там ребя­та сочи­ня­ли вся­кие небы­ли­цы, но когда при­шел их зна­ко­мый и стал рас­ска­зы­вать не фан­та­зию, а слу­чай реаль­но­го, при­том под­ло­го, вра­нья, игра окон­чи­лась, и дети ста­ли пори­цать вруна.

Пло­хо дру­гое — когда дети начи­на­ют жить в при­ду­ман­ном ими мире, убе­га­ют в него от окру­жа­ю­щей их реаль­но­сти. Это может гово­рить опять-таки о небла­го­по­луч­ной семей­ной ситу­а­ции и недо­стат­ке кон­так­та и вни­ма­ния со сто­ро­ны роди­те­лей. Если ребе­нок стре­мит­ся в иную реаль­ность, напри­мер вир­ту­аль­ную, зна­чит, ему пло­хо и неин­те­рес­но в насто­я­щем мире. Это может про­ис­хо­дить от недо­стат­ка обще­ния с това­ри­ща­ми или с родителями.

В сво­их фан­та­зи­ях такие дети часто доду­мы­ва­ют то, чего им не хва­та­ет в жиз­ни. Напри­мер, ребе­нок рас­ска­зы­ва­ет в шко­ле, что папа у него вели­кий путе­ше­ствен­ник, самый силь­ный и муже­ствен­ный чело­век, почти Федор Коню­хов, что он объ­ез­дил весь свет и неод­но­крат­но брал его с собой в экс­пе­ди­ции. А на самом деле папа вооб­ще с ним почти не видит­ся, с мамой они дав­но в раз­во­де, и при­хо­дит он толь­ко раз в месяц. Да и рабо­та­ет обыч­ным кон­тор­ским слу­жа­щим. Неда­ром вос­пи­тан­ни­ки дет­ских домов обла­да­ют очень бога­той фан­та­зи­ей. Им хочет­ся насто­я­щей люб­ви, насто­я­щей семьи и обще­ния, и они ухо­дят от холод­ной и неуют­ной реаль­но­сти в мир фантазий.

Сле­ду­ет так­же заме­тить, что неко­то­рые дети от при­ро­ды обла­да­ют бога­той фан­та­зи­ей. Это их осо­бен­ность, мож­но ска­зать, дар. Про­сто у ребен­ка твор­че­ский склад ума, и со вре­ме­нем это может при­го­дить­ся ему при выбо­ре профессии.

Немно­го ска­жем о запре­тах и нака­за­нии. Запре­ты толь­ко тогда будут иметь силу, когда сло­во роди­те­лей будет ска­за­но с вла­стью, под­креп­лен­ной авторитетом.

Послу­ша­ние толь­ко из стра­ха, из-под пал­ки не эффек­тив­но. Во-пер­вых, так нико­гда не уста­но­вишь кон­такт с ребен­ком. Во-вто­рых, рано или позд­но насту­пит момент, когда дети пере­ста­нут слу­шать­ся даже из стра­ха нака­за­ния. Тогда пона­до­бят­ся совсем дру­гие отно­ше­ния, а они не были уста­нов­ле­ны. Поэто­му роди­те­ли толь­ко тогда добьют­ся насто­я­ще­го послу­ша­ния от ребен­ка, когда будут не стро­ги­ми началь­ни­ка­ми, а авто­ри­те­та­ми. Авто­ри­тет­ный роди­тель зна­ет, чем живут его дети, они все­гда могут обсу­дить с ними свои радо­сти и про­бле­мы. Если он что-то запре­ща­ет, то этот запрет разум­ный и обос­но­ван­ный. Он дает детям объ­яс­не­ние сво­е­го запре­та или нака­за­ния. Авто­ри­тет­ный роди­тель не толь­ко явля­ет­ся при­ме­ром для детей, он спо­со­бен увлечь за собой, дать нуж­ное направ­ле­ние и пра­виль­ный пример.

Но даже авто­ри­тет­ный роди­тель не дол­жен зло­упо­треб­лять запре­та­ми. Когда запре­тов слиш­ком мно­го, ребе­нок пере­ста­ет их вос­при­ни­мать. Они пре­вра­ща­ют­ся в бес­смыс­лен­ный шумо­вой фон. Бес­ко­неч­ные «нет», «нель­зя», «не смей» ско­ро теря­ют вся­кий смысл. Есть такой закон: если хочешь ска­зать «нет», про­из­не­си запрет на фоне мно­гих «да». Нель­зя запре­щать ребен­ку бук­валь­но все, что он про­сит. Нуж­но отде­лять глав­ное (то, что дей­стви­тель­но опас­но для него) и второстепенное.

В одной кни­ге по вос­пи­та­нию детей про­чел, что дети гораз­до луч­ше вос­при­ни­ма­ют ука­за­ния пози­тив­ные, без отри­ца­ния. Напри­мер, эффек­тив­нее не гово­рить: «Не раз­бра­сы­вай игруш­ки!», «Не мучай кош­ку!», а фор­му­ли­ро­вать уста­нов­ки поло­жи­тель­но: «Играй акку­рат­но, соби­рай игруш­ки в короб­ку», «Кош­ка живая, ей боль­но; когда игра­ешь с ней, будь осто­ро­жен, что­бы не при­чи­нить ей боль».

Запре­щая что-то детям, нуж­но ста­рать­ся, что­бы наш запрет был выпол­ни­мым, а стро­гость — спра­вед­ли­вой. Нака­за­ния тоже долж­ны быть явле­ни­ем не повсе­днев­ным (ина­че ребе­нок при­вык­нет к ним, и они не дадут ника­ко­го резуль­та­та), а исклю­чи­тель­ным. Нака­зы­вать нуж­но разум­но. Напри­мер, на неко­то­рых детей не дей­ству­ют телес­ные нака­за­ния, но они хоро­шо пони­ма­ют, когда их на вре­мя лиша­ют сла­до­стей или мультиков.

Но вооб­ще-то упо­вать на то, что с помо­щью нака­за­ний и запре­тов мы огра­дим детей от всех бед, не нуж­но. Вспом­ним себя в дет­стве. Навер­ное, ред­ко какой ребе­нок не при­кле­и­вал­ся намерт­во язы­ком или губой к какой-нибудь желез­ной тру­бе на моро­зе, несмот­ря на то, что роди­те­ли сто раз пре­ду­пре­жда­ли его о том, что нель­зя это­го делать. Через ошиб­ки, про­ма­хи про­хо­дят все дети, и это дает им бес­цен­ный жиз­нен­ный опыт. Самое глав­ное — что­бы в сво­ей жиз­ни они не наде­ла­ли круп­ных про­ма­хов и грехов.

Нам, роди­те­лям, бес­по­ко­я­щим­ся о сво­их люби­мых чадах, нуж­но боль­ше молить­ся о них, дове­ряя их жизнь Богу, а так­же дове­рять им самим.

Есть такая кры­ла­тая фра­за: «Все мы родом из дет­ства». Наши дети дают­ся нам на вре­мя для того, что­бы мы вос­пи­та­ли их и выпу­сти­ли во взрос­лую жизнь. Вре­ме­ни для это­го нам отво­дит­ся не очень мно­го. Мы долж­ны вло­жить в них все «разум­ное, доб­рое, веч­ное», а так­же осно­вы пра­во­слав­ной веры и нрав­ствен­но­сти до школь­но­го воз­рас­та — потом сде­лать это будет гораз­до слож­нее. Ведь до шко­лы малень­кий чело­век обща­ет­ся в основ­ном с роди­те­ля­ми, они для него глав­ный авто­ри­тет и при­мер для под­ра­жа­ния, он как губ­ка впи­ты­ва­ет все, что видит в семье. А когда он всту­па­ет в школь­ную жизнь, то начи­на­ет актив­но общать­ся с дру­ги­ми людь­ми, учи­те­ля­ми и сверст­ни­ка­ми, и они ока­зы­ва­ют на него боль­шое вли­я­ние, и не все­гда это вли­я­ние явля­ет­ся поло­жи­тель­ным. А в под­рост­ко­вом воз­расте ребе­нок вооб­ще почти не под­да­ет­ся вос­пи­та­нию, и повли­ять на него очень сложно.

На испо­ведь неред­ко при­хо­дят роди­те­ли и бук­валь­но пла­чут, что упу­сти­ли сво­их детей, не смог­ли вос­пи­тать их в вере пра­во­слав­ной и сами не явля­лись для них при­ме­ром нрав­ствен­ной жизни.

Дет­ство — это вре­мя, когда мы не толь­ко вос­пи­ты­ва­ем наших детей, но и выстра­и­ва­ем свои отно­ше­ния с ними. И если мы не смог­ли в дет­ском и отро­че­ском воз­расте стать душев­но и духов­но близ­ки с ними, потом сде­лать это будет очень и очень трудно.

Подростковый бунт

Един­ствен­ный разум­ный спо­соб обу­чать людей — это пода­вать им пример.

Аль­берт Эйнштейн

Один зна­ко­мый мне свя­щен­ник имел двух сыно­вей. Когда его стар­ший сын стал взрос­лым и так­же при­нял свя­щен­ный сан, а млад­ший еще был под­рост­ком, этот батюш­ка овдо­вел. Он один вос­пи­ты­вал млад­ше­го сына, и тот, когда уже закан­чи­вал шко­лу, начал поти­хонь­ку отби­вать­ся от рук. Так, он увлек­ся твор­че­ством скан­даль­но извест­ной рок-груп­пы «Ленин­град», почти каж­дая пес­ня кото­рой содер­жит нецен­зур­ную лексику.

Отцу, есте­ствен­но, не мог­ло понра­вить­ся новое увле­че­ние сына, но он смог вра­зу­мить его весь­ма ори­ги­наль­ным спо­со­бом. Свя­щен­ник нашел дис­ки этой груп­пы и стал вече­ра­ми в при­сут­ствии сына про­слу­ши­вать их. И не толь­ко слу­шать, но и живо ком­мен­ти­ро­вать тек­сты. Через несколь­ко дней сын не выдер­жал, подо­шел к отцу и ска­зал: «Папа, давай выклю­чим это». После это­го «Ленин­гра­дом» он боль­ше не увлекался.

Из это­го малень­кой исто­рии мож­но почерп­нуть боль­шую муд­рость, ибо тут заклю­ча­ют­ся все основ­ные для роди­те­лей пра­ви­ла пове­де­ния в отно­ше­нии детей-подростков.

Во-пер­вых, батюш­ка не стал бороть­ся с увле­че­ни­ем сына путем запре­тов и дав­ле­ния. Пото­му что дав­ле­ние вызы­ва­ет в под­рост­ке дух про­тив­ле­ния. Даже если он внут­ренне согла­сен с разум­но­стью запре­та, он будет про­ти­вить­ся из юно­ше­ско­го упрям­ства. К тому же «запрет­ный плод сладок».

Во-вто­рых, отец подо­шел с ува­же­ни­ем к под­рос­ше­му сыну, потра­тил вре­мя, что­бы разо­брать­ся в про­бле­ме, а не про­сто крик­нул: «Пре­кра­ти слу­шать вся­кую бесов­щи­ну!» То есть вник в про­бле­му, что­бы судить о ней со зна­ни­ем дела.

И нако­нец, он пока­зал сыну глу­пость и пош­лость его ново­го увле­че­ния на нагляд­ном при­ме­ре, как бы с его сто­ро­ны, как буд­то гово­ря ему: «Ага, ты счи­та­ешь себя взрос­лым. Поду­май, может ли взрос­лый ува­жа­ю­щий себя чело­век слу­шать подоб­ную дрянь?»

Пере­ход­ный воз­раст, под­рост­ко­вый пери­од — вре­мя очень непро­стое как для роди­те­лей, так и для самих детей. И пере­жить его мож­но толь­ко если запа­стись любо­вью, ува­же­ни­ем и пони­ма­ни­ем. Имен­но ува­же­ния и пони­ма­ния в первую оче­редь моло­дежь ждет от нас. Они пола­га­ют, что уже ста­ли взрос­лы­ми, и хотят, что­бы мы бесе­до­ва­ли с ними, как со взрос­лы­ми людь­ми. Мне доволь­но часто при­хо­ди­лось про­во­дить уро­ки и бесе­ды со школь­ни­ка­ми, высту­пать перед весь­ма слож­ны­ми под­рост­ка­ми, но все­гда я при­дер­жи­вал­ся одно­го пра­ви­ла: отно­сить­ся к моим моло­дым слу­ша­те­лям с таким же ува­же­ни­ем, как если бы я высту­пал во взрос­лой аудитории.

Даже если мне спе­ци­аль­но зада­ва­ли про­во­ка­ци­он­ные, каверз­ные вопро­сы, я стре­мил­ся мак­си­маль­но обсто­я­тель­но и аргу­мен­ти­ро­ван­но отве­тить на них, не теряя при этом само­об­ла­да­ния и ува­же­ния к сво­им сово­прос­ни­кам. Это все­гда вызы­ва­ло ответ­ное ува­же­ние у моих слу­ша­те­лей. И могу ска­зать, что мои уро­ки ребя­та слу­ша­ли с боль­шим вни­ма­ни­ем, тем более что я выби­рал для обще­ния с ними инте­рес­ные для моло­де­жи темы.

Наши отно­ше­ния с детьми с наступ­ле­ни­ем пере­ход­но­го воз­рас­та долж­ны быть пере­смот­ре­ны. То, что было при­ем­ле­мо со школь­ни­ка­ми 8–10 лет, не прой­дет с под­рост­ка­ми. Ошиб­ки, допу­щен­ные при вос­пи­та­нии детей, в под­рост­ко­вом воз­расте уже не испра­вишь. Роди­те­лям оста­ет­ся толь­ко уси­лен­но молить­ся за сво­их детей и поста­рать­ся стать для них не авто­ри­тар­ны­ми руко­во­ди­те­ля­ми, а авто­ри­тет­ны­ми стар­ши­ми товарищами.

Но наша бесе­да посвя­ще­на не вос­пи­та­нию под­рост­ков, хотя, конеч­но, это­го вопро­са мы неиз­беж­но будем касать­ся. Речь пой­дет о том, как общать­ся с детьми в этот непро­стой пери­од. Как понять их и най­ти с ними общий язык. Кста­ти, о вос­пи­та­нии под­рост­ков мож­но про­честь в моей кни­ге «Малая Цер­ковь».

В годы так назы­ва­е­мой пере­строй­ки на экра­ны стра­ны вышел доку­мен­таль­ный фильм «Лег­ко ли быть моло­дым?» Эта кар­ти­на доволь­но откро­вен­но рас­ска­зы­ва­ла о жиз­ни и про­бле­мах совре­мен­ной моло­де­жи и наде­ла­ла тогда мно­го шума. Пом­ню, мой дед, толь­ко уви­дев назва­ние филь­ма, про­вор­чал: «Лег­ко ли быть моло­дым? Тоже мне, вопрос. Луч­ше бы спро­си­ли: лег­ко ли быть ста­рым!» Думаю, что и в юно­сти, и в пожи­лом воз­расте есть свои боль­шие труд­но­сти. Оба этих пери­о­да явля­ют­ся кри­зис­ны­ми, а зна­чит очень непро­сты­ми, тре­бу­ю­щи­ми адап­та­ции, пере­строй­ки. Моло­дой чело­век толь­ко вхо­дит во взрос­лую жизнь, пото­му этот пери­од так и назы­ва­ет­ся — пере­ход­ным; а чело­век сред­не­го воз­рас­та, ста­рея, тоже пере­хо­дит в новую фазу сво­е­го жиз­нен­но­го раз­ви­тия. И неиз­вест­но, кому труд­нее — моло­дым или старым.

Поче­му пере­ход­ный воз­раст явля­ет­ся наи­бо­лее труд­ным пери­о­дом в жиз­ни ребен­ка, и в чем его осо­бен­но­сти? Вре­мя, когда дети ста­но­вят­ся под­рост­ка­ми, а потом юно­ша­ми и девуш­ка­ми, — это пери­од взрос­ле­ния, бур­но­го роста и изме­не­ния все­го орга­низ­ма. Но глав­ное — про­ис­хо­дит актив­ное фор­ми­ро­ва­ние и ста­нов­ле­ние лич­но­сти. Пере­ход­ный воз­раст начи­на­ет­ся в 12–13 лет, а к 18 годам обыч­но закан­чи­ва­ет­ся. Хотя в неко­то­рых слу­ча­ях может затя­нуть­ся до вступ­ле­ния моло­до­го чело­ве­ка во взрос­лую жизнь. Сей­час вооб­ще под­рост­ки взрос­ле­ют мед­лен­но. Очень часто роди­те­ли начи­на­ют рас­ска­зы­вать о про­бле­мах с детьми, и скла­ды­ва­ет­ся впе­чат­ле­ние, что речь идет о под­рост­ках 15–17 лет, а ока­зы­ва­ет­ся, их детям уже силь­но за 20. В этом, конеч­но, и боль­ше вина роди­те­лей, кото­рые никак не хотят при­учать сво­их чад к само­сто­я­тель­но­сти, ответ­ствен­но­сти и взрос­ло­му обра­зу жиз­ни. Напри­мер, один мой зна­ко­мый папа, когда его детям было уже боль­ше 20 лет, про­дол­жал их будить каж­дый день в инсти­тут, а по вос­кре­се­ньям — в цер­ковь.

Пере­ход­ный пери­од — вре­мя боль­шо­го стрес­са. Актив­ный рост орга­низ­ма, гор­мо­наль­ная пере­строй­ка, поло­вое созре­ва­ние, ста­нов­ле­ние лич­но­сти, выбор жиз­нен­но­го пути, вступ­ле­ние во взрос­лую жизнь — все это явля­ет­ся нема­лы­ми про­бле­ма­ми для недав­них детей, и они не все­гда зна­ют, как с ними спра­вить­ся. Это часто выли­ва­ет­ся в агрес­сию, про­тив­ле­ние роди­те­лям, под­рост­ко­вый бунт и неадек­ват­ные поступ­ки. У под­рост­ка вдруг может рез­ко изме­нить­ся харак­тер, он начи­на­ет гру­бить или ста­но­вит­ся скрыт­ным. Его настро­е­ние может посто­ян­но менять­ся. От радост­но­го, воз­буж­ден­но­го до депрес­сив­но­го. Пси­хи­ка ста­но­вит­ся неустой­чи­вой. У мно­гих моло­дых людей в этот пери­од появ­ля­ют­ся мыс­ли о само­убий­стве; они могут чув­ство­вать себя глу­бо­ко несчаст­ны­ми, все­ми остав­лен­ны­ми и нико­му не нуж­ны­ми. И ино­гда эти мыс­ли могут перей­ти в дей­ствие. Думаю, каж­дый зна­ет при­ме­ры, когда под­рост­ки бро­са­лись под поезд, пры­га­ли с кры­ши или реза­ли вены из-за нераз­де­лен­ной люб­ви или дру­гих проблем.

Под­ро­сток взрос­ле­ет и начи­на­ет само­утвер­ждать­ся, и это нор­маль­но, но дела­ет он это часто совер­шен­но непра­виль­ны­ми мето­да­ми, через непо­слу­ша­ние, хам­ство, свер­же­ние авто­ри­те­тов и норм пове­де­ния. Роди­те­лям нуж­но понять, что оби­жать­ся на сво­их взрос­ле­ю­щих детей в этот пери­од нель­зя, они как бы нахо­дят­ся в состо­я­нии дет­ской болез­ни, и пото­му мы в прин­ци­пе не можем тре­бо­вать от них нор­маль­но­го пове­де­ния: они не совсем адек­ват­ны. Мы же не оби­жа­ем­ся на чело­ве­ка, если у него хро­ни­че­ский кашель и он ночью меша­ет нам спасть или у него болят уши и он нас пло­хо слы­шит. Так и под­рост­ки нуж­да­ют­ся в том, что­бы мы отно­си­лись к ним со вни­ма­ни­ем и пони­ма­ни­ем. Они не нароч­но хотят нас оби­деть, оскор­бить и задеть, про­сто у них про­бле­мы, и они не зна­ют, как с ними спра­вить­ся. Очень хоро­шо в это вре­мя вспом­нить себя в под­рост­ко­вом пери­о­де, свои пере­жи­ва­ния, ощу­ще­ния, труд­но­сти, стрем­ле­ния, и тогда нам будет гораз­до лег­че понять наших детей.

Я не зря срав­нил пере­ход­ный воз­раст с дет­ской болез­нью. Про­дол­жая эту ана­ло­гию, мож­но ска­зать, что дет­ски­ми болез­ня­ми, напри­мер вет­рян­кой, крас­ну­хой, коклю­шем, боле­ют почти все дети, но потом, пере­бо­лев, они полу­ча­ют имму­ни­тет и уже не забо­ле­ва­ют ими во взрос­лом воз­расте. Но если чело­век не пере­бо­лел дет­ски­ми хво­ря­ми в дет­стве, а забо­лел ими уже будучи взрос­лым, он пере­но­сит их гораз­до тяже­лее, и они могут иметь тяже­лые последствия.

Почти все под­рост­ки про­бу­ют курить, пить пиво, не слу­ша­ют­ся стар­ших, дер­зят учи­те­лям и обма­ны­ва­ют роди­те­лей. Боять­ся это­го не сле­ду­ет, про­сто нуж­но пра­виль­но на это реа­ги­ро­вать. Но нель­зя и не обра­щать на это вни­ма­ния, про­сто дей­ствия роди­те­лей в этот пери­од долж­ны быть весь­ма осто­рож­ны­ми и разум­ны­ми. Если под­ро­сток пере­бо­лел дет­ски­ми «болез­ня­ми» и чуда­че­ства­ми, а роди­те­ли пра­виль­но вели себя в это вре­мя, он при­об­ре­тет имму­ни­тет и во взрос­лом воз­расте не наде­ла­ет глупостей.

Глав­ные пра­ви­ла обще­ния с под­рост­ка­ми почти те же, что и с детьми вооб­ще. О них мы гово­ри­ли в преды­ду­щей бесе­де. Основ­ные прин­ци­пы — это любовь и пони­ма­ние. Это­го ждут от нас дети любо­го воз­рас­та, хотя, конеч­но, под­рост­ко­вый пери­од име­ет свои осо­бен­но­сти. Если ребе­нок недо­по­лу­чил в дет­стве люб­ви, это может весь­ма пла­чев­но ска­зать­ся на его даль­ней­шей жиз­ни. Ведь, как пра­ви­ло, пре­ступ­ни­ки — это либо дети из небла­го­по­луч­ных семей, либо дети, вооб­ще лишен­ные роди­те­лей, вос­пи­тан­ные в дет­ских домах и интер­на­тах. Конеч­но, ребе­нок из обес­пе­чен­ной, внешне бла­го­по­луч­ной семьи тоже может пой­ти по пре­ступ­ной сте­зе, но, во-пер­вых, таких слу­ча­ев доволь­но мало, а во-вто­рых, доста­ток семьи вовсе не сви­де­тель­ству­ет о нали­чии насто­я­щей роди­тель­ской любви.

Пом­ню, один свя­щен­ник рас­ска­зы­вал, как посе­щал коло­нию для мало­лет­них пре­ступ­ни­ков. Он про­чел в гла­зах ребят одно — их очень силь­но недо­лю­би­ли в детстве.

Когда под­ро­сток ухо­дит из дома или свя­зы­ва­ет­ся с пло­хой ком­па­ни­ей, он ищет того, чего ему не хва­та­ло в семье: люб­ви, пони­ма­ния и ува­же­ния. И еще, может быть, авто­ри­те­та стар­ше­го. И даже когда он попа­да­ет в моло­деж­ную бан­ду, он может полу­чить там заме­ну все­му это­му. Там его пони­ма­ют, не отно­сят­ся к нему как к малень­ко­му, ува­жа­ют, он име­ет свое дело в новой «семье», и он видит при­мер для под­ра­жа­ния в лице стар­ших «това­ри­щей». Они в «авто­ри­те­те», и они ведут его за собой.

Поэто­му зада­ча роди­те­лей — создать в семье такие усло­вия, что­бы под­рост­ку не хоте­лось убе­жать «на стра­ну дале­че» и искать чего-то вне дома. Он дол­жен почув­ство­вать, что его семья дает ему под­держ­ку, забо­ту и пони­ма­ние. Семья — это собра­ние самых луч­ших и вер­ных дру­зей. Конеч­но, у юно­ши и девуш­ки могут быть дру­зья и при­я­те­ли. Но роди­те­ли долж­ны быть в кур­се, с кем дру­жит и про­во­дит вре­мя их ребе­нок. Они долж­ны позна­ко­мить­ся с его дру­зья­ми, при­гла­сить их в гости, жела­тель­но позна­ко­мить­ся и с их роди­те­ля­ми. Пото­му что сей­час для их чада авто­ри­тет дру­зей-това­ри­щей может быть гораз­до выше роди­тель­ско­го, и если ребе­нок свя­зал­ся с не очень хоро­ши­ми людь­ми, они могут ока­зать на него боль­шое отри­ца­тель­ное вли­я­ние. Глав­ное, что нуж­но понять роди­те­лям: дети ста­но­вят­ся про­блем­ны­ми и «труд­ны­ми» из-за про­блем и труд­но­стей в семье. Либо у супру­гов пло­хие вза­и­мо­от­но­ше­ния, либо ребе­нок не полу­чил в семье долж­но­го вос­пи­та­ния, либо к его про­бле­мам никто не при­слу­ши­ва­ет­ся. Осо­бен­но это нуж­но знать роди­те­лям, чьи дети еще не достиг­ли под­рост­ко­во­го воз­рас­та, что­бы не упу­стить момент. Все, что мы хотим вло­жить в ребен­ка в плане вос­пи­та­ния, нуж­но сде­лать до пере­ход­но­го воз­рас­та. Потом дети прак­ти­че­ски пере­ста­ют вос­при­ни­мать наши настав­ле­ния. Зато если ребе­нок полу­чил долж­ное вос­пи­та­ние, в юно­ше­ском воз­расте он будет знать, что такое хоро­шо, а что такое пло­хо, и смо­жет сде­лать пра­виль­ный выбор.

Неред­ко быва­ет такой вари­ант: роди­те­ли (осо­бен­но отцы) не уде­ля­ли осо­бо­го вни­ма­ния вос­пи­та­нию ребен­ка, а в под­рост­ко­вом воз­расте спо­хва­ти­лись и нача­ли уси­лен­но навер­сты­вать упу­щен­ное и тре­бо­вать от чада очень мно­го­го. Это вызы­ва­ет отчуж­де­ние, ребе­нок начи­на­ет все боль­ше отда­лять­ся от роди­те­лей. Один мой зна­ко­мый очень мало вре­ме­ни уде­лял сво­им доч­кам. Он сам рас­ска­зы­вал мне, что, когда они были малень­ки­ми, почти нико­гда не гулял с ними. Пом­ню, он даже с какой-то гор­до­стью гово­рил: «Я ни разу в жиз­ни коляс­ку не катал!» Так что полу­чи­лось? Доче­ри вырос­ли, и с ним они почти не обща­ют­ся. Но если в семье теп­лая друж­ная атмо­сфе­ра, если домо­чад­цы уде­ля­ют вре­мя обще­нию, сов­мест­ным делам и заня­ти­ям, кри­зис под­рост­ко­во­го воз­рас­та про­хо­дит лег­ко. По про­ве­ден­ным иссле­до­ва­ни­ям, в боль­шин­стве семей роди­те­ли раз­го­ва­ри­ва­ют с детьми в сред­нем 15 минут в день. Мож­но ли после это­го гово­рить о каких-то хоро­ших взаимоотношениях?

Ребе­нок дол­жен чув­ство­вать в роди­те­лях стар­ших дру­зей. Им мож­но выска­зать свое мне­ние, с ними мож­но обсу­дить насущ­ные вопро­сы, поде­лить­ся про­бле­ма­ми. Одна­ко со сто­ро­ны роди­те­лей не долж­но быть излиш­ней навяз­чи­во­сти. Важ­но не пере­бор­щить. Если под­ро­сток пока пло­хо идет на кон­такт, попро­буй­те най­ти дело, кото­рое будет инте­рес­но и ему и вам.

И вооб­ще боль­ше инте­ре­суй­тесь, чем он живет и увле­ка­ет­ся. Роди­те­ли могут вли­ять на увле­че­ния ребен­ка, под­ска­зы­вая и пред­ла­гая ему инте­рес­ные кни­ги, филь­мы или музыку.

Если мы бесе­ду­ем с под­рост­ком и его мне­ние не сов­па­да­ет с нашим, не нуж­но «давить» его роди­тель­ским авто­ри­те­том. Наше воз­ра­же­ние и кри­ти­ка толь­ко тогда будут иметь дей­ствие, когда будут аргу­мен­ти­ро­ван­ны­ми и авто­ри­тет­ны­ми. Напри­мер, отро­ку нра­вит­ся опре­де­лен­ная музы­ка, филь­мы, сай­ты или стиль одеж­ды. Важ­но не голо­слов­но отри­цать что-то — это неиз­беж­но вызо­вет кон­фликт, — а вме­сте разо­брать­ся, обсу­дить. Может быть, вы пре­уве­ли­чи­ва­е­те опас­ность того или ино­го увле­че­ния, а может быть, смо­же­те пред­ло­жить что-то свое. Нуж­но не толь­ко и не столь­ко что-то запре­щать, но и, разо­брав­шись в теме, нена­вяз­чи­во дать нуж­ное направ­ле­ние, пред­ло­жить аль­тер­на­ти­ву. К при­ме­ру, под­ро­сток увле­ка­ет­ся рок-музы­кой и слу­ша­ет тот же «Ленин­град». Но рус­ский рок — явле­ние очень раз­но­род­ное. И высту­пая про­тив не понра­вив­шей­ся вам груп­пы, мож­но при этом раз­ре­шить слу­шать дру­гих рок-испол­ни­те­лей. Такие масто­дон­ты оте­че­ствен­но­го рока, как Ю. Шев­чук, К. Кин­чев, В. Буту­сов, явля­ют­ся людь­ми пра­во­слав­ны­ми. Нема­лое коли­че­ство рок-кол­лек­ти­вов име­ют в сво­ем репер­ту­а­ре пес­ни на духов­ные темы.

Так­же мож­но помочь моло­до­му чело­ве­ку в выбо­ре лите­ра­ту­ры. Сей­час моло­дежь увле­ка­ет­ся рома­на­ми Пау­ло Коэ­льо. В его про­из­ве­де­ни­ях содер­жит­ся мно­го оккульт­но­го, эзо­те­ри­че­ско­го, а зна­чит, они непри­ем­ле­мы для пра­во­слав­но­го чело­ве­ка. Нуж­но не толь­ко рас­ска­зать об этом ребен­ку, но и пред­ло­жить что-то вза­мен, напри­мер кни­ги Дж. Тол­ки­е­на, К. Лью­и­са или что-то другое.

Кста­ти, кри­ти­ку все­гда луч­ше начи­нать с похва­лы. Ска­жем: «Ты такой умный, серьез­ный парень, раз­би­ра­ешь­ся во всех про­бле­мах, а слу­ша­ешь при­ми­тив­ную попсу». Или: «Ты такая у меня серьез­ная девуш­ка, так мно­го помо­га­ешь, весь дом на тебе, а в ком­на­те у тебя беспорядок».

Похва­ла, поощ­ре­ния — это то, что ребе­нок ждет от нас в любом воз­расте, и роди­те­лям обя­за­тель­но нуж­но хва­лить детей за дости­же­ния и про­сто хоро­шие поступ­ки, конеч­но, соблю­дая при этом меру, что­бы ребе­нок не «заз­вез­дил­ся». Ведь в этом воз­расте под­рост­ки, как пра­ви­ло, и так име­ют пре­уве­ли­чен­ное пред­став­ле­ние о сво­их спо­соб­но­стях. Но, тем не менее, роди­те­ли гораз­до боль­ше­го добьют­ся от детей, если будут гово­рить им про­стые, теп­лые сло­ва бла­го­дар­но­сти за то, что они дела­ют для дома, для семьи.

Пару слов ска­жу о цер­ков­ном вос­пи­та­нии под­рост­ков, ибо это весь­ма непро­стая и болез­нен­ная тема. Ведь очень мно­гие моло­дые люди, кото­рых роди­те­ли с дет­ства води­ли в цер­ковь, потом отхо­дят от хра­ма и цер­ков­ной жиз­ни. Здесь два основ­ных момен­та. Вера, молит­ва, уча­стие в таин­ствах — все это долж­но быть для самих роди­те­лей не фор­маль­ным обря­дом, а частью жиз­ни, потреб­но­стью души. Тогда они смо­гут при­вить это все детям. Ведь роди­те­ли для детей — пер­вый при­мер во всем. Если мы тре­бу­ем от детей опрят­но­сти — сами долж­ны оде­вать­ся в чистую, акку­рат­ную одеж­ду; если хотим, что­бы ребе­нок молил­ся и соблю­дал пост, — сами долж­ны не делать себе послаб­ле­ний в посте и не про­пус­кать молитв и цер­ков­ных служб. Кро­ме роди­тель­ско­го при­ме­ра детям нуж­ны заин­те­ре­со­ван­ность и объ­яс­не­ния. Им не долж­но быть скуч­но в хра­ме, и они долж­ны полу­чать от роди­те­лей про­стые, живые и доступ­ные объ­яс­не­ния духов­ных вопро­сов. В посе­ще­нии служб сле­ду­ет избрать разум­ную меру соглас­но с воз­мож­но­стя­ми детей, что­бы не пере­усерд­ство­вать и не вызвать оттор­же­ния от хра­ма. В духов­ном вос­пи­та­нии важ­но пода­вать мате­ри­ал инте­рес­но. Мож­но рас­ска­зать про насту­па­ю­щий празд­ник или пере­ска­зать житие ныне празд­ну­е­мо­го свя­то­го сво­и­ми сло­ва­ми, мож­но подо­брать инте­рес­ные книж­ки для детей, бла­го сей­час про­да­ет­ся мно­го худо­же­ствен­ной пра­во­слав­ной лите­ра­ту­ры и филь­мов. Слож­но пред­ста­вить, что дети пере­ход­но­го воз­рас­та будут читать «Лестви­цу» или «Поуче­ния аввы Доро­фея», но в этом воз­расте важ­но, что­бы инте­рес под­рост­ка к цер­ков­ной теме не угас, а для это­го нуж­но потру­дить­ся. Когда я вел уро­ки «Осно­вы пра­во­слав­ной куль­ту­ры» в шко­ле, то, про­во­дя бесе­ды с уче­ни­ка­ми, исполь­зо­вал филь­мы. Напри­мер, пока­зы­вал детям фильм «Quo vadis» по рома­ну Г. Сен­ке­ви­ча «Камо гря­де­ши», а потом бесе­до­вал с ними о подви­ге мучеников.

Под­рост­ки пере­ста­ют ходить в храм часто пото­му, что роди­те­ли не уде­ля­ют их духов­но­му росту и вос­пи­та­нию доста­точ­но­го вни­ма­ния. Они за руч­ку водят ребен­ка в 4 года к при­ча­стию, водят его в 7 лет к испо­ве­ди и дума­ют, что это­го доста­точ­но. Но в 12–16 лет дети тре­бу­ют боль­ше­го. Толь­ко тогда он оста­нет­ся в Церк­ви, когда цер­ков­ная жизнь будет вызы­вать у него инте­рес. Поэто­му нуж­ны и роди­тель­ские бесе­ды, и кни­ги, и обще­ние с воцер­ко­в­лен­ны­ми сверст­ни­ка­ми, и, может быть, какая-нибудь помощь хра­му, что­бы под­ро­сток чув­ство­вал свою при­част­ность к при­ход­ской жизни.

Гово­ря о вза­и­мо­от­но­ше­ни­ях роди­те­лей и под­рост­ков, невоз­мож­но обой­ти тему запре­тов. Запре­ты, поуче­ния, настав­ле­ния — это то, что осо­бен­но вызы­ва­ет кон­флик­ты в паре «отцы и дети». Но все же любой нор­маль­ный роди­тель пони­ма­ет: без запре­тов обой­тись нель­зя, пото­му что мы несем перед Богом ответ­ствен­ность за наших детей, за их духов­ное и телес­ное здоровье.

Когда дети дости­га­ют пере­ход­но­го воз­рас­та, запре­ты и даже поуче­ния надо све­сти к мини­му­му. Запре­щать что-то мож­но толь­ко тогда, когда роди­те­ли видят, что ребен­ку угро­жа­ет опасность.

Если запре­тов будет слиш­ком мно­го, они про­сто поте­ря­ют вся­кую цену. Под­ро­сток дол­жен чув­ство­вать: роди­те­ли не огра­ни­чи­ва­ют его сво­бо­ду, и если они что-то запре­ща­ют — зна­чит, это дей­стви­тель­но нуж­но. Любой запрет дол­жен объясняться.

Один мой зна­ко­мый явля­ет­ся насто­я­щим подвиж­ни­ком семей­но­го вос­пи­та­ния. Он орга­ни­зо­вал близ Вла­ди­во­сто­ка пра­во­слав­ную дерев­ню «Семей­ный очаг». В этом посел­ке живут несколь­ко семей, в каж­дой из кото­рых по 7–9 детей. Несколь­ко род­ных и несколь­ко при­ем­ных, при­том при­ем­ные — труд­ные под­рост­ки из дет­ских домов. И вот этот чело­век, зовут его Олег Пет­рук, рас­ска­зал, что в их деревне дети не курят, не пьют и не руга­ют­ся матом. Я спро­сил его, как ему уда­лось создать такие усло­вия, и он отве­тил, что регу­ляр­но по вече­рам про­во­дит бесе­ды с детьми на духов­ные темы и так­же о вре­де таба­ка, алко­го­ля и сквер­но­сло­вия. И конеч­но, дети, видя, что роди­те­ли и стар­шие това­ри­щи не курят и не руга­ют­ся, берут с них пример.

Я так­же по прось­бе сво­их при­хо­жан про­во­дил бесе­ды с их детьми, кото­рые ста­ли увле­кать­ся пивом, о вли­я­нии алко­го­ля на юно­ше­ский орга­низм, и эти бесе­ды име­ли дей­ствие. Так что дети ждут от нас тол­ко­во­го объ­яс­не­ния наших запретов.

Конеч­но, пол­но­стью огра­дить под­рост­ка от всех бед не полу­чит­ся. Дети поку­ри­ва­ют, про­бу­ют алко­голь, совер­ша­ют дру­гие про­ступ­ки часто не пото­му, что склон­ны ко гре­ху, а пото­му, что нахо­дят­ся в поис­ке, ста­нов­ле­нии, им хочет­ся все испы­тать на соб­ствен­ном опы­те и, конеч­но, почув­ство­вать свою «взрос­лость». И если в семье не курят, а пьют толь­ко по празд­ни­кам, веро­ят­ность того, что юно­ша или девуш­ка «под­ся­дут» на табак и алко­голь, очень мала. Одна­ко роди­те­лям нель­зя не обра­щать вни­ма­ния на такие вещи. Куре­ние, упо­треб­ле­ние спирт­но­го, хам­ство роди­те­лям — все это долж­но пре­се­кать­ся, но, опять же, запрет дол­жен сопро­вож­дать­ся гра­мот­ны­ми и кон­струк­тив­ны­ми разъ­яс­не­ни­я­ми. Кро­ме объ­яс­не­ний о вре­де тех или иных поро­ков, нуж­но дать понять под­рост­ку, что мы очень пере­жи­ва­ем за него, что роди­тель­ская обес­по­ко­ен­ность вызва­на любо­вью и нерав­но­ду­ши­ем к нему.

Есть такое поня­тие, как под­рост­ко­вая гипер­сек­су­аль­ность. Под­рост­ки пере­жи­ва­ют поло­вое созре­ва­ние, у них про­ис­хо­дит гор­мо­наль­ный всплеск, и это вызы­ва­ет повы­шен­ный инте­рес к теме сек­су­аль­ных отно­ше­ний. В этом воз­расте очень важ­но, что­бы моло­дые люди не наде­ла­ли боль­ших гре­хов. Они долж­ны полу­чить зна­ния по поло­вым вопро­сам не от сво­их школь­ных или дво­ро­вых дру­зей, а от роди­те­лей. И роди­те­лям нуж­но не толь­ко дать пра­виль­ные объ­яс­не­ния в интим­ной обла­сти, но и рас­ска­зать детям о семье и бра­ке как о вели­чай­шей чело­ве­че­ской цен­но­сти, о необ­хо­ди­мо­сти хра­нить цело­муд­рие до супру­же­ства и о недо­пу­сти­мо­сти поло­вой жиз­ни до бра­ка. Вести подоб­ные бесе­ды нуж­но, конеч­но, очень осто­рож­но, что­бы не вызвать ненуж­но­го инте­ре­са к этой дели­кат­ной теме. Вооб­ще повы­шен­ный инте­рес к интим­ной теме в этом воз­расте очень опа­сен, он может при­ве­сти к рас­тор­ма­жи­ва­нию сфе­ры вле­че­ния и серьез­ным грехам.

Роди­тель­ские бесе­ды долж­ны иметь, конеч­но, не толь­ко запре­ти­тель­но-дидак­ти­че­ский харак­тер. С под­рост­ка­ми мож­но раз­го­ва­ри­вать о чем угод­но, но нуж­но поста­рать­ся, что­бы это было для них интересно.

Очень важ­но бесе­до­вать с детьми о выбо­ре жиз­нен­но­го пути. Сей­час меч­та боль­шин­ства моло­дых людей, всту­пив во взрос­лую жизнь, помень­ше рабо­тать, поболь­ше отды­хать и раз­вле­кать­ся. При­том не так важ­но, где рабо­тать, лишь бы поболь­ше пла­ти­ли. Это, конеч­но, пол­ное безу­мие, пото­му что рабо­та зани­ма­ет весь­ма зна­чи­тель­ную часть нашей жиз­ни, и зани­мать­ся ею про­сто ради того, что­бы было доста­точ­но денег на отдых и раз­вле­че­ния, по мень­шей мере, глу­по. Пото­му что рабо­та тоже может стать источ­ни­ком радо­сти и огром­но­го удовлетворения.

Одна наша при­хо­жан­ка, раз­го­ва­ри­вая с доче­рью о выбо­ре про­фес­сии, ска­за­ла: «Не так важ­но, где ты будешь рабо­тать, глав­ное — что­бы это при­но­си­ло поль­зу людям».

Не сле­ду­ет впа­дать в отча­я­ние и уны­ние, если ваш ребе­нок в пере­ход­ном воз­расте про­яв­ля­ет непо­слу­ша­ние и готов спо­рить с вами с пеной у рта. Этот пери­од надо про­сто пере­жить, воору­жив­шись тер­пе­ни­ем, любо­вью и роди­тель­ской молит­вой. Если вы по-насто­я­ще­му люби­ли сво­е­го ребен­ка в дет­стве, ему было хоро­шо в роди­тель­ском доме, он, когда ста­нет взрос­лым, обя­за­тель­но будет вспо­ми­нать роди­тель­ские сове­ты и настав­ле­ния с благодарностью.

Вековечный конфликт, или «Мой зять украл машину дров»

Из гор­ни­цы вышла теща, тоже круг­ло­ли­цая, 60-лет­няя, креп­кая здо­ро­вьем, креп­кая нра­вом, взгля­дом на жизнь — вооб­ще вся очень крепкая.

В.М. Шук­шин. Мой зять украл маши­ну дров

У Васи­лия Мака­ро­ви­ча Шук­ши­на есть рас­сказ, цита­ту из кото­ро­го я взял как эпи­граф к этой бесе­де. В нем повест­ву­ет­ся о том, как у одно­го зятя про­изо­шел обыч­ный быто­вой кон­фликт с тещей, а она пода­ла на него в суд и чуть не поса­ди­ла на несколь­ко лет в тюрь­му. В рас­ска­зе, конеч­но, ситу­а­ция дове­де­на до абсур­да, опи­сан слу­чай из ряда вон выхо­дя­щий. Но вооб­ще-то кон­фликт этот всем зна­ком: зятья и тещи, невест­ки и све­кро­ви часто не могут най­ти общий язык, посто­ян­но ссо­рят­ся друг с дру­гом. И мы, к сожа­ле­нию, видим очень мало семей, где выше­упо­мя­ну­тые лич­но­сти жили бы мир­но. И поэто­му мно­гим зятьям хочет­ся иной раз, как герою филь­ма «Бере­гись авто­мо­би­ля», вос­клик­нуть: «Женить­ся надо на сироте!»

В чем же при­чи­на веко­веч­но­го кон­флик­та меж­ду тещей и зятем, меж­ду све­кро­вью и невест­кой? Здесь два глав­ных фактора.

Во-пер­вых, рев­ность. Одно­го и того же чело­ве­ка любят двое. Но по-раз­но­му. Одна сто­ро­на — как мать, дру­гая — как жена (или муж). И это­го люби­мо­го чело­ве­ка они не могут поде­лить меж­ду собой. Конеч­но, тут в основ­ном вина стар­ше­го поко­ле­ния. Мать никак не хочет отпу­стить от себя люби­мое чадо, понять, что ребе­нок уже вырос и по есте­ствен­но­му ходу вещей име­ет пра­во иметь семью и кро­ме мате­ри любить кого-то еще. И все это вовсе не озна­ча­ет, что он пере­стал любить свою мать.

Во-вто­рых, столк­но­ве­ние двух поко­ле­ний: отцов (мате­рей) и детей. Само собой, стар­шее поко­ле­ние счи­та­ет себя людь­ми более опыт­ны­ми, муд­ры­ми, име­ю­щи­ми пра­во давать сове­ты и вме­ши­вать­ся в жизнь моло­дых. Моло­де­жи все это не нра­вит­ся. У них своя жизнь и свой взгляд на вещи. Они счи­та­ют точ­ку зре­ния «ста­ри­ков» ста­ро­мод­ной, а их опыт устаревшим.

Мож­но назвать еще и тре­тью при­чи­ну кон­флик­та — предубеж­де­ние. То есть изна­чаль­но пред­взя­тое отно­ше­ние к про­ти­во­по­лож­ной сто­роне — когда мы под вли­я­ни­ем народ­но­го фольк­ло­ра про тещей и зятьев, а так­же видя печаль­ный опыт дру­зей и род­ствен­ни­ков, начи­на­ем отно­сить­ся друг к дру­гу изна­чаль­но не по-доб­ро­му, апри­о­ри (то есть до опы­та) видим в чело­ве­ке про­тив­ни­ка и чуть ли не врага.

Поче­му у моло­до­го поко­ле­ния кон­флик­ты слу­ча­ют­ся в основ­ном со све­кро­вя­ми и теща­ми, то есть с мате­ря­ми их поло­ви­нок, а с отца­ми доволь­но ред­ко? Жен­щи­ны более эмо­ци­о­наль­ны, эмо­ции (в том чис­ле и отри­ца­тель­ные) у них часто пре­об­ла­да­ют над разу­мом. И поэто­му они лег­че ввя­зы­ва­ют­ся в кон­флик­ты и ссо­ры. Вто­рая при­чи­на в том, что мате­рин­ская любовь, как пра­ви­ло, силь­нее отцов­ской. Ребе­нок боль­ше вре­ме­ни про­во­дит с мате­рью, он более при­вя­зан к ней, а она к нему. Мать очень боит­ся и пере­жи­ва­ет за ребен­ка, гораз­до боль­ше отца; она не хочет отпус­кать его, в ней часто гово­рит сле­пая любовь, при­вя­зан­ность, эго­изм и ревность.

Зна­ме­ни­тый иссле­до­ва­тель при­ро­ды люб­ви Эрих Фромм писал, что в мате­рин­ской люб­ви может при­сут­ство­вать эле­мент соб­ствен­ни­че­ства, эго­из­ма, он «может быть обна­ру­жен в нар­цис­сист­ском[12] эле­мен­те мате­рин­ской люб­ви. Вви­ду того, что ребе­нок вос­при­ни­ма­ет­ся как часть ее самой, любовь, сле­пое обо­жа­ние мате­ри могут быть удо­вле­тво­ре­ни­ем ее нар­цис­сиз­ма. Дру­гие моти­ва­ции могут быть обна­ру­же­ны в мате­рин­ском жела­нии вла­сти или обла­да­ния. Ребе­нок, суще­ство бес­по­мощ­ное и пол­но­стью зави­си­мое от ее воли, — это есте­ствен­ный объ­ект удо­вле­тво­ре­ния для жен­щи­ны власт­ной, обла­да­ю­щей соб­ствен­ни­че­ски­ми чер­та­ми»[13].

Ино­гда, дей­стви­тель­но, про­ис­хо­дит такая ано­ма­лия: мать никак не может понять, что ее ребе­нок дав­но вырос и дол­жен всту­пить во взрос­лую жизнь. Ведь если у мате­ри есть насто­я­щая любовь, она долж­на понять, что ей нуж­но не удер­жи­вать взрос­лых сына или дочь, а помочь им обре­сти сво­бо­ду и само­сто­я­тель­ность. Любовь — это жерт­ва, и если роди­те­ли жела­ют сво­им детям бла­га, они долж­ны осо­знать, что сча­стье невоз­мож­но без креп­кой семьи и их дети долж­ны быть счаст­ли­вы со сво­и­ми люби­мы­ми. Любовь «не ищет сво­е­го» (1 Кор. 13:5), — гово­рит апо­стол Павел, и если роди­те­ли ищут люб­ви сво­их детей, рев­ну­ют их, зна­чит, не доста­точ­но любят их.

Вы нико­гда не заду­мы­ва­лись, поче­му суще­ству­ет так мно­го анек­до­тов и весе­лых баек про тещу и зятя, а про све­кровь и невест­ку совсем нет? Лич­но я не встре­чал ни одно­го анек­до­та про эту пару. Пото­му что вза­и­мо­от­но­ше­ния невест­ки и све­кро­ви носят чаще все­го не коми­че­ский, а весь­ма дра­ма­ти­че­ский харак­тер — тут уж не до смеха.

Осо­бен­но если сына вос­пи­ты­ва­ла мать-оди­ноч­ка. Она неред­ко счи­та­ет его сво­ей кров­ной соб­ствен­но­стью, и если какая-нибудь дру­гая жен­щи­на начи­на­ет любить ее сына, она тут же видит в ней сопер­ни­цу и при­ла­га­ет нема­лые уси­лия, что­бы поссо­рить сына с его женой, а то и вооб­ще раз­лу­чить их. Я знал слу­чаи, когда мате­ри сами зна­ко­ми­ли сво­их сыно­вей с их буду­щи­ми жена­ми, а потом сами же раз­ру­ша­ли их брак из-за рев­но­сти и сле­пой мате­рин­ской любви.

При­том эти жен­щи­ны дей­ству­ют чаще все­го бес­со­зна­тель­но. Им кажет­ся, что они дей­стви­тель­но любят сыно­вей, и они искренне счи­та­ют, что невест­ки недо­ста­точ­но забо­тят­ся об их люби­мых детях и вооб­ще пре­ис­пол­не­ны вся­че­ских недо­стат­ков. А на самом деле мате­ри про­сто чув­ству­ют себя оди­но­ки­ми, несчаст­ны­ми и бро­шен­ны­ми и очень пере­жи­ва­ют из-за это­го. И их, конеч­но, тоже нуж­но понять.

Кон­фликт может усу­гу­бить­ся тем, что сын такой власт­ной мамы может быть очень зави­си­мым от нее. Он не может при­нять нуж­но­го реше­ния и вме­сто того, что­бы встать на защи­ту сво­ей жены и попро­сить маму не вме­ши­вать­ся в их жизнь, про­дол­жа­ет во всем слу­шать­ся свою роди­тель­ни­цу. Он будет метать­ся меж­ду женой и мате­рью, что, конеч­но, толь­ко испор­тит его отно­ше­ния с супру­гой, ведь жен­щи­на все­гда ждет от муж­чи­ны реши­тель­но­сти и защиты.

В общих чер­тах обри­со­вав ситу­а­цию, перей­дем к глав­но­му вопро­су: что со всем с этим делать и как вести себя роди­те­лям и моло­до­му поко­ле­нию, что­бы избе­жать кон­фликт­ных ситуаций?

Пер­вое, что нуж­но сде­лать, обща­ясь с роди­те­ля­ми вашей поло­ви­ны, — это пре­одо­леть предубеж­де­ние и забыть все анек­до­ты про тещ и страш­ные исто­рии про свекровей.

При­ве­ду одну прит­чу. В авто­бу­се едет мрач­ный чело­век. Он дума­ет: все пло­хо, жена ворч­ли­вая, дети — без­дель­ни­ки, теща — злыд­ня. За его спи­ной ангел запи­сы­ва­ет его мыс­ли: «„Все пло­хо, жена ворч­ли­вая, дети — без­дель­ни­ки, теща — злыд­ня“. Вро­де все это было уже. И зачем ему опять это нуж­но? Но раз зака­зал — при­дет­ся исполнить».

Мораль этой крат­кой прит­чи тако­ва: как ты настро­ен по отно­ше­нию к сво­ей жиз­ни и к окру­жа­ю­щим тебя людям, так и будет скла­ды­вать­ся твоя жизнь, так и будут отно­сить­ся к тебе люди. Если ты убеж­ден, что жена — вор­чу­нья, теща — злыд­ня, а дети — без­дель­ни­ки, они и вправ­ду будут тако­вы­ми для тебя. И наобо­рот, чело­век, настро­ен­ный пози­тив­но, отно­ся­щий­ся к ближ­ним по-доб­ро­му, будет в ответ так­же полу­чать доб­ро и рас­по­ло­же­ние людей.

Тещи, све­кро­ви не наши вра­ги, а мате­ри самых близ­ких нам людей, а зна­чит, они долж­ны стать род­ны­ми и для нас самих. Конеч­но, ведут они себя ино­гда очень «стран­но»: при­ста­ют с сове­та­ми и нра­во­уче­ни­я­ми, пере­жи­ва­ют за сво­их взрос­лых детей так, как буд­то те еще ходят в дет­ский сад, подо­зре­ва­ют нас в том, что мы недо­ста­точ­но забо­тим­ся об их дра­го­цен­ных чадах. Но все это не пото­му, что они пло­хо отно­сят­ся к нам, а пото­му, что очень любят сво­их детей. Ведь мы, Бог даст, когда-нибудь все при­ме­рим на себя роль тестя, све­к­ра, тещи или све­кро­ви и тогда будем точ­но так же вол­но­вать­ся за сво­их детей. И вот тогда нам ста­нут понят­ны их тре­во­ги и пере­жи­ва­ния. А сей­час нам сле­ду­ет успо­ко­ить их, дать почув­ство­вать, что их дети в надеж­ных руках, что о них забо­тят­ся и их никто не оби­жа­ет. А сове­ты и настав­ле­ния дают все пожи­лые люди. Но поче­му-то от нашей род­ной мамы мы при­ни­ма­ем совет спо­кой­но, а если что-то реко­мен­ду­ет теща, то это сра­зу вызы­ва­ет в нас бурю воз­му­ще­ния и рас­це­ни­ва­ет­ся как вме­ша­тель­ство в лич­ную жизнь. В нас опять гово­рит вся та же предубеж­ден­ность. Ведь и к сове­там тещи и све­кро­ви мож­но при­слу­шать­ся: а вдруг они гово­рят полез­ные вещи? Толь­ко очень глу­пый чело­век дума­ет, что зна­ет все луч­ше всех, и не слу­ша­ет ничьих сове­тов. Напри­мер, я неред­ко сове­ту­юсь со сво­ей тещей и знаю, что в неко­то­рых вопро­сах она гораз­до луч­ше раз­би­ра­ет­ся, чем я. Кста­ти, стар­ше­му поко­ле­нию это как баль­зам на душу, ведь когда ты спра­ши­ва­ешь сове­та, ты про­яв­ля­ешь ува­же­ние к чело­ве­ку, при­зна­ешь его опыт и авто­ри­тет. Уме­ние веж­ли­во раз­го­ва­ри­вать со стар­шим, соблю­дать суб­ор­ди­на­цию — это при­знак чело­ве­ка куль­тур­но­го и воспитанного.

Еще один важ­ный момент. Отно­ше­ния с нашей поло­вин­кой толь­ко улуч­шат­ся, если мы будем не вое­вать с ее (или его) роди­те­ля­ми, а поста­ра­ем­ся най­ти с ними общий язык и про­явим ува­же­ние к ним. Мать, осо­бен­но для муж­чи­ны, — поня­тие свя­тое. Мне при­хо­ди­лось общать­ся с быв­ши­ми заклю­чен­ны­ми, уго­лов­ни­ка­ми, пол­жиз­ни про­си­дев­ши­ми в тюрь­ме. И с какой же неж­но­стью эти гру­бые на вид мужи­ки гово­ри­ли о сво­их мате­рях! И поэто­му не нуж­но застав­лять наших жен или мужей раз­ры­вать­ся меж­ду нами и роди­те­ля­ми. Луч­ше нала­дить с роди­те­ля­ми кон­такт и при­влечь их на свою сторону.

Конеч­но, не все так про­сто, быва­ют слу­чаи очень тяже­лые, почти пато­ло­ги­че­ские, когда, несмот­ря ни на какое хоро­шее и при­вет­ли­вое отно­ше­ние, тещи и све­кро­ви никак не хотят при­ни­мать зятьев и неве­сток, посто­ян­но кон­флик­ту­ют с ними и пыта­ют­ся раз­ру­шить семью. В такой ситу­а­ции нуж­но все рав­но сде­лать все от нас зави­ся­щее, что­бы сохра­нить мир, а так­же обра­тить осо­бое вни­ма­ние на укреп­ле­ние сво­ей соб­ствен­ной семьи. Ибо ника­кая теща не раз­ру­шит брак, если он кре­пок и меж­ду супру­га­ми царят мир и согла­сие. И наобо­рот, если семья нахо­дит­ся на гра­ни раз­во­да, доста­точ­но любо­го пово­да, и нет так уж и потре­бу­ет­ся вме­ша­тель­ство тещи.

Несколь­ко реко­мен­да­ций для тестей и тещ, све­кров и све­кро­вей. Пер­вое, что нуж­но сде­лать, что­бы понять моло­дых, — это вспом­нить себя в моло­до­сти. Навер­ня­ка у вас тоже были кон­флик­ты и тре­ния с роди­те­ля­ми ваших супру­гов, и вы так же не мог­ли их понять. И сей­час, когда вам зна­ко­мы обе эти роли, то есть моло­до­же­нов и стар­ше­го поко­ле­ния, вам гораз­до лег­че понять, про­стить и при­нять моло­дых. Ведь вы люди с боль­шим житей­ским опы­том и не буде­те стро­го судить моло­дежь. Если вы хоти­те сча­стья вашим люби­мым детям, то долж­ны молить­ся о них и забо­тить­ся о мире в их семье. И хотя это очень непро­сто, нуж­но понять, когда в нас гово­рит насто­я­щая любовь к детям, а когда эго­изм и жела­ние обла­дать ими.

У вас сей­час непро­стой пери­од — «кри­зис пусто­го гнез­да», и, конеч­но, эта новая жиз­нен­ная ситу­а­ция тяго­тит вас. Но и к этим усло­ви­ям нуж­но при­вык­нуть, адап­ти­ро­вать­ся к ним. Ваши дети вырос­ли, в их жиз­ни появи­лась новая семья, и ваша зада­ча — полю­бить эту семью и ока­зать ей помощь и поддержку.

Наши родители

Почи­тай отца тво­е­го и мать, это пер­вая запо­ведь с обе­то­ва­ни­ем: да будет тебе бла­го, и будешь дол­го­ле­ти­ем на зем­ле. И вы, отцы, не раз­дра­жай­те детей ваших…

(Еф. 6:2–4)

Роди­те­лей мы не выби­ра­ем. Это доволь­но баналь­ная фра­за, но это непре­лож­ная исти­на. Они дают­ся нам от Бога.

Кто-то родил­ся в семье, где отец и мать были «пра­ви­лом веры и обра­зом кро­то­сти» для сво­их детей и при­ме­ром сво­ей жиз­ни и забот­ли­вым вос­пи­та­ни­ем смог­ли очень мно­гое дать сво­им чадам. А у кого-то семей­ная ситу­а­ция была совер­шен­но иной. Поче­му так про­изо­шло, это тай­на Про­мыс­ла Божия, и роп­тать на это так же бес­смыс­лен­но, как жало­вать­ся на то, что мы роди­лись в этой стране, а не в какой-нибудь дру­гой, что у нас, напри­мер, серые гла­за и русые воло­сы, а не какие-либо дру­гие. Это дан­ность. Но у нас у всех есть запо­ведь: «Чти отца тво­е­го и матерь твою», и чело­ве­ку, испол­ня­ю­ще­му эту запо­ведь о люб­ви и почи­та­нии роди­те­лей, обе­ща­ет­ся даже здесь, в зем­ной жиз­ни, бла­го­сло­ве­ние и мно­го­ле­тие: «Да бла­го тебе будет, и да дол­го­ле­ти­ем буде­ши на земли».

Наши бесе­ды обра­ще­ны к жена­тым и замуж­ним, и для них, кро­ме этой запо­ве­ди, суще­ству­ет и дру­гое ука­за­ние Свя­щен­но­го Писа­ния. Один свя­щен­ник как-то заме­тил, что у семей­но­го чело­ве­ка как бы две запо­ве­ди, кото­ры­ми он дол­жен руко­вод­ство­вать­ся в семей­ной жиз­ни. Кро­ме запо­ве­ди о почи­та­нии роди­те­лей, есть и дру­гая: «Оста­вит чело­век отца сво­е­го и мать свою, и при­ле­пит­ся к жене сво­ей; и будут (два) одна плоть» (Быт. 2:24). И что­бы испол­нить оба этих пове­ле­ния, нуж­на нема­лая мудрость.

Не у всех детей выход из роди­тель­ско­го дома про­хо­дит глад­ко. Об этом мы уже гово­ри­ли. И каж­до­му семья­ни­ну нуж­но избрать долж­ную меру, что­бы необ­хо­ди­мые забо­та и почи­та­ние роди­те­лей совер­ши­лись не в ущерб инте­ре­сам новой семьи.

Одна моло­дая жен­щи­на рас­ска­за­ла мне, что мама ее мужа (чело­век еще неста­рый и вполне рабо­то­спо­соб­ный) живет дале­ко от них, в дру­гом горо­де. Но хочет, что­бы ее сын поча­ще ездил к ней и помо­гал в домаш­них делах. Обще­ние по теле­фо­ну ее не удо­вле­тво­ря­ет. Моло­дая семья ждет тре­тье­го ребен­ка, и жене, есте­ствен­но, хочет­ся, что­бы муж чаще бывал дома. Эта жен­щи­на спра­ши­ва­ла меня: «Дол­жен ли муж в такой ситу­а­ции слу­шать­ся маму?» Конеч­но, помо­гать роди­те­лям, общать­ся с ними — это наша свя­щен­ная обя­зан­ность, долг перед ними. Но осу­ществ­лять ее надо не в ущерб сво­ей семье. Тем более если мама не нуж­да­ет­ся в экс­трен­ной помо­щи. Если роди­те­ли тяже­ло забо­ле­ва­ют и не могут сами себя обслу­жи­вать, конеч­но, мы долж­ны при­ло­жить все уси­лия, что­бы помочь им, облег­чить их жизнь.

Но ино­гда роди­те­ли тре­бу­ют от сво­их уже взрос­лых и семей­ных детей слиш­ком мно­го­го. Им кажет­ся, что дети не уде­ля­ют им доста­точ­но вни­ма­ния и люб­ви. Вполне может быть, что дети, дей­стви­тель­но, в суе­те и житей­ских забо­тах забы­ва­ют о том, что роди­те­ли нуж­да­ют­ся в их вни­ма­нии. Но оби­жать­ся на них и чего-то тре­бо­вать тоже бес­смыс­лен­но. Это вызо­вет толь­ко еще боль­шее отчуж­де­ние. Луч­ше самим при­гла­сить их в гости, или, если есть нуж­да в их помо­щи, нена­вяз­чи­во попро­сить их об этом. Вспом­ним авву Доро­фея: «Не ищи люб­ви от ближ­не­го… Луч­ше ты пока­жи любовь к ближнему».

Одна бабуш­ка посто­ян­но жало­ва­лась на то, что вну­ки мало обща­ют­ся с ней, забы­ва­ют ее. Но когда она ста­ла помо­гать им, шить для них лос­кут­ные оде­я­ла, ока­зы­вать дру­гую посиль­ную помощь, вза­и­мо­от­но­ше­ния с вну­ка­ми сра­зу наладились.

У дет­ско-роди­тель­ско­го кон­флик­та две сто­ро­ны: оби­да роди­те­лей на детей и оби­да детей на роди­те­лей. Об этих про­бле­мах неред­ко при­хо­дить­ся слы­шать на испо­ве­ди. То отцы и мате­ри оби­жа­ют­ся на детей, то дети дол­го не могут поми­рить­ся с родителями.

Конеч­но, с роди­те­ля­ми порой быва­ет очень слож­но. Они часто вме­ши­ва­ют­ся в жизнь детей, пыта­ют­ся их вос­пи­ты­вать, хотя те уже сами име­ют взрос­лых детей. Но как бы ни вели себя роди­те­ли, детям нуж­но пом­нить: как мы отно­сим­ся к ним сей­час — точ­но так же наши дети будут отно­сит­ся к нам в старости.

Поче­му сло­во Божие при­да­ет такое зна­че­ние почи­та­нию роди­те­лей? Пото­му что, почи­тая роди­те­лей, мы учим­ся люб­ви и почи­та­нию к Само­му Богу. Ведь мы все в первую оче­редь чада Божии, и даже пре­ем­ствен­но через наших роди­те­лей и всех пред­ков вос­хо­дим к Отцу наше­му Небес­но­му. В Еван­ге­лии от Луки при­во­дит­ся родо­сло­вие Спа­си­те­ля, пере­чис­ля­ют­ся все его пред­ки по пло­ти, и закан­чи­ва­ет­ся эта родо­слов­ная сло­ва­ми: «Ада­мов, Божий» (Лк. 3:38). И так же род каж­до­го чело­ве­ка начи­на­ет­ся с Ада­ма, кото­рый не имел отца, кро­ме Бога.

И поэто­му через роди­те­лей мы свя­за­ны со все­ми поко­ле­ни­я­ми наших пред­ков, живу­щих до нас.

Роди­те­ли ждут от нас совсем немно­го­го: ува­же­ния, вни­ма­ния и неболь­шой забо­ты о них. И роди­тель­ская любовь, как пра­ви­ло, пре­вы­ша­ет дет­скую, поэто­му они все­гда гото­вы про­стить нас. Совер­шен­но необя­за­тель­но делать и выпол­нять все, что они сове­ту­ют нам — все-таки мы уже сами дав­но взрос­лые люди. Но при­слу­ши­вать­ся к их сло­вам, без­услов­но, необ­хо­ди­мо. Ведь роди­те­ли име­ют боль­шой жиз­нен­ный опыт и все­гда руко­вод­ству­ют­ся любо­вью к сво­им детям.

Мне, конеч­но, очень повез­ло с роди­те­ля­ми, они нико­гда не навя­зы­ва­ли мне сво­го мне­ния и не дава­ли непра­виль­ных сове­тов, но и я с ними бывал не все­гда согла­сен, но потом, обду­мав на досу­ге роди­тель­ские сло­ва, все­гда нахо­дил для себя что-то полезное.

Что делать тем людям, чьи роди­те­ли не явля­ют­ся при­ме­ром нрав­ствен­ной бла­го­че­сти­вой жиз­ни? Нуж­но ли почи­тать таких роди­те­лей? Запо­ведь о почи­та­нии отца и мате­ри дана нам от Бога без вся­ких ого­во­рок. Хотя совре­мен­но­му моло­до­му чело­ве­ку, ото­рван­но­му не толь­ко от веры, но и про­сто от нор­маль­ных семей­ных тра­ди­ций, понять это труд­но. В совре­мен­ном мире почи­та­ние даже вполне достой­ных роди­те­лей ста­ло боль­шой редкостью.

Роди­те­ли, конеч­но, быва­ют раз­ные, но все рав­но нуж­но чтить их и глав­ное — молить­ся за них. Когда мы молим­ся за чело­ве­ка, мы уже про­яв­ля­ем забо­ту о нем, нам лег­че про­щать и любить.

«И вы отцы, не раз­дра­жай­те детей ваших» (Еф. 6:4), — гово­рит роди­те­лям апо­стол Павел. Что раз­дра­жа­ет взрос­лых детей? Опе­ка, докуч­ли­вые сове­ты, вме­ша­тель­ство в их лич­ную жизнь. Поэто­му, если вы хоти­те, что­бы ваши отно­ше­ния с детьми были хоро­ши­ми, дру­же­ски­ми, все­го это­го необ­хо­ди­мо избе­гать. Вре­мя вос­пи­та­ния закон­чи­лось, дети вырос­ли, и ваше вме­ша­тель­ство воз­мож­но толь­ко в самых край­них слу­ча­ях. Иной раз при­хо­дит­ся выслу­ши­вать какую-нибудь почтен­ную мат­ро­ну, кото­рая с оби­дой в голо­се жалу­ет­ся на сына: «Уж я ему, батюш­ка, и так гово­рю, и этак, и ругаю его, что­бы он схо­дил в цер­ковь, испо­ве­до­вал­ся и при­ча­стил­ся». Я обыч­но спра­ши­ваю: «И что, помо­га­ют ваши настав­ле­ния?» — «Нет! Как не ходил в храм, так и не ходит», — отве­ча­ет она. Так зачем тогда, спра­ши­ва­ет­ся, тра­тить вре­мя? Луч­ше умень­шить дав­ле­ние и уси­лить молит­ву за сына. Ведь он может про­те­сто­вать вовсе не про­тив того, что нуж­но ходить в цер­ковь, а про­тив навяз­чи­вой мате­рин­ской опеки.

Теперь о том, чего же ждут под­рос­шие дети от сво­их роди­те­лей. Хотя они уже и ста­ли взрос­лы­ми людь­ми, им, по боль­шо­му сче­ту, хочет­ся от вас того же, что и в дет­стве: люб­ви и пони­ма­ния. Они хотят, что­бы вы радо­ва­лись их успе­хам (ибо они порой бес­со­зна­тель­но ждут того, что роди­те­ли, как в дет­стве, оце­нят их уда­чи) и под­дер­жи­ва­ли в труд­ные пери­о­ды жиз­ни. И роди­те­лям нуж­но дей­ство­вать по сло­ву апо­сто­ла Пав­ла: «Радуй­тесь с раду­ю­щи­ми­ся и плачь­те с пла­чу­щи­ми» (Рим. 12:15).

Источ­ник: Православие.ру

При­ме­ча­ния

[1] Игна­тий (Брян­ча­ни­нов), епи­скоп. Отеч­ник. СПб., 1903. С. 454.

[2] Досто­па­мят­ные ска­за­ния о подвиж­ни­че­стве свя­тых и бла­жен­ных отцов. М., 1845. С. 181.

[3] Кон­флик­то­ло­гия / Под ред. А.Я. Киба­но­ва. М., 2009. С. 294.

[4] Грей Д. Марс и Вене­ра: Жизнь без кон­флик­тов М., 2008. С. 71–72.

[5] Тол­ко­вая Биб­лия. Т. 1. СПб., 1904. С. 28–29.

[6] Паи­сий Свя­то­го­рец. Сло­ва. Т. 4. М., 2005. С. 46.

[7] Новей­ший пси­хо­ло­ги­че­ский сло­варь. М., 2006. С. 234.

[8] Смо­ли Г. Любовь в хри­сти­ан­ском бра­ке. М., 2003. С. 75.

[9] Смо­ли Г. Любовь в хри­сти­ан­ском бра­ке. М., 2003. С. 252–255.

[10] Архи­по­ва Е. Кри­зи­сы семей­ной жиз­ни. Киев, 2007. С. 22.

[11] Там же. С. 47–48.

[12] Нар­цис­сизм — направ­лен­ность люб­ви на само­го себя. Пред­став­ле­ние о нар­цис­сиз­ме вос­хо­дит к древ­не­гре­че­ско­му мифу о пре­крас­ном юно­ше Нар­цис­се, влю­бив­шем­ся в свое отра­же­ние в воде

[13] Фромм Э. Искус­ство любить.

Print Friendly, PDF & Email

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

Размер шрифта: A- 16 A+
Цвет темы:
Цвет полей:
Шрифт: Arial Times Georgia
Текст: По левому краю По ширине
Боковая панель: Свернуть
Сбросить настройки