Жениться или не жениться? Толкование на Послания апостола Павла к Коринфянам ‒ свящ. Даниил Сысоев<br><span class="bg_bpub_book_author">Священник Даниил Сысоев</span>

Жениться или не жениться? Толкование на Послания апостола Павла к Коринфянам ‒ свящ. Даниил Сысоев
Священник Даниил Сысоев

(3 голоса5.0 из 5)

Выбор жизненного пути

Если в преды­ду­щих гла­вах апо­стол Павел обли­чал корин­фян в гре­хах, све­де­ния о кото­рых дошли до него, то, начи­ная с седь­мой гла­вы, апо­стол пере­хо­дит к отве­там на вопро­сы корин­фян. Корин­фяне через Тита при­сы­ла­ли к нему ряд вопро­сов, каса­ю­щих­ся их жиз­ни: как жить хри­сти­ан­ской жиз­нью, как им пра­виль­но посту­пать. Свои отве­ты апо­стол Павел начи­на­ет с отно­ше­ния к блу­ду, кото­рое мы подроб­но раз­би­ра­ли в про­шлой главе.

Даль­ше апо­стол гово­рит так: «А о чем вы писа­ли ко мне, то хоро­шо чело­ве­ку не касать­ся жен­щи­ны. Но, во избе­жа­ние блу­да, каж­дый имей свою жену, и каж­дая имей сво­е­го мужа. Муж ‒ ока­зы­вай жене долж­ное бла­го­рас­по­ло­же­ние; подоб­но и жена мужу. Жена не власт­на над сво­им телом, но муж; рав­но и муж не вла­стен над сво­им телом, но жена. Не укло­няй­тесь друг от дру­га, раз­ве по согла­сию, на вре­мя, для упраж­не­ния в посте и молит­ве, а потом опять будь­те вме­сте, что­бы не иску­шал вас сата­на невоз­дер­жа­ни­ем вашим. Впро­чем, это ска­за­но мною как поз­во­ле­ние, а не как пове­ле­ние. Ибо желаю, что­бы все люди были, как и я; но каж­дый име­ет свое даро­ва­ние от Бога ‒ один так, дру­гой ина­че. Без­брач­ным же и вдо­вам гово­рю: хоро­шо им оста­вать­ся, как я. Но если не могут воз­дер­жать­ся, пусть всту­па­ют в брак; ибо луч­ше всту­пить в брак, неже­ли раз­жи­гать­ся. А всту­пив­шим в брак не я пове­ле­ваю, а Гос­подь: жене не раз­во­дить­ся с мужем, ‒ если же раз­ве­дет­ся, то долж­на оста­вать­ся без­брач­ною, или при­ми­рить­ся с мужем сво­им, ‒ и мужу не остав­лять жены сво­ей. Про­чим же я гово­рю, а не Гос­подь: если какой брат име­ет жену неве­ру­ю­щую, и она соглас­на жить с ним, то он не дол­жен остав­лять ее; и жена, кото­рая име­ет мужа неве­ру­ю­ще­го, и он согла­сен жить с нею, не долж­на остав­лять его. Ибо неве­ру­ю­щий муж освя­ща­ет­ся женою веру­ю­щею, и жена неве­ру­ю­щая освя­ща­ет­ся мужем веру­ю­щим. Ина­че дети ваши были бы нечи­сты, а теперь свя­ты. Если же неве­ру­ю­щий хочет раз­ве­стись, пусть раз­во­дит­ся; брат или сест­ра в таких слу­ча­ях не свя­за­ны; к миру при­звал нас Гос­подь» (1Кор.7:1-15).

Здесь апо­стол дает ответ на вопрос корин­фян, чем им луч­ше занять­ся: женить­ся или без­брач­ны­ми оста­вать­ся, что луч­ше, что хуже, как себя в бра­ке вести. Имен­но этой теме посвя­ще­на вся седь­мая гла­ва. Итак, с чего она начинается?

«А о чем вы писа­ли ко мне, то хоро­шо чело­ве­ку не касать­ся женщины».

Что это зна­чит? Корин­фяне при­сла­ли вопрос апо­сто­лу Пав­лу: что луч­ше ‒ женить­ся или быть без­брач­ны­ми, всту­пать в брак или оста­вать­ся сво­бод­ны­ми от уз бра­ка? Апо­стол гово­рит, что луч­ше оста­вать­ся сво­бод­ны­ми. Дей­стви­тель­но, хоро­шо чело­ве­ку не при­ка­сать­ся к жен­щине. Идет речь не об отно­ше­ни­ях внут­ри семьи, не о том, что чело­век, живу­щий с женой, дол­жен жить с ней как брат с сест­рой. Речь о том, что чело­ве­ку луч­ше не всту­пать в брак, чем вступать.

Зла­то­уст гово­рит так: «Если ты (…) ищешь бла­га весь­ма пре­вос­ход­но­го, то луч­ше совер­шен­но не соче­тать­ся с жен­щи­ной; если же ищешь состо­я­ния без­опас­но­го и сооб­раз­но­го с тво­ей немо­щью, то всту­пай в брак». Так­же пони­ма­ет мысль апо­сто­ла и бла­жен­ный Фео­фи­лакт. «Пре­вос­ход­ное дело вся­ко­му чело­ве­ку (а не одно­му иерею, как неко­то­рые непра­во тол­ку­ют) ‒ совсем не касать­ся жены, но дев­ство­вать; для немощ­ных же без­опас­нее брак» [1; Бесе­да 19].

Это общий прин­цип, кото­рый все­гда соблю­дал­ся в Церк­ви. Какой прин­цип? Не то, что в мире есть толь­ко доб­ро и зло. Цер­ковь в этом смыс­ле более объ­ек­тив­на: в мире есть доб­ро и луч­шее доб­ро, в мире есть зло и худ­шее зло. Мир слож­нее, чем про­сто «да‒нет», он не чер­но-белая дос­ка, а цвет­ная раду­га, в кото­рой содер­жат­ся самые раз­ные виды слу­же­ния Богу. Поэто­му в ответ на пись­мо коринф­ской Церк­ви, апо­стол гово­рит пря­мо, что это хоро­шее дело ‒ не всту­пать в брак. Кста­ти, здесь очень инте­рес­ный момент. У нас сей­час часто при­ня­то гово­рить, что в любом слу­чае чело­век дол­жен всту­пить в брак. И если в древ­ней Церк­ви мы прак­ти­че­ски не видим ни одно­го тек­ста, кото­рый бы при­зы­вал людей всту­пать в брак, но есть мно­же­ство тек­стов ‒ воз­мож­но, несколь­ко сотен, ‒ при­зы­ва­ю­щих людей всту­пать в мона­ше­ство. Сей­час же огром­ное коли­че­ство кни­жек про семью. С одной сто­ро­ны, при усло­вии пол­но­го раз­ру­ше­ния семьи, кото­рое сей­час про­ис­хо­дит, гово­рить о семье необ­хо­ди­мо и пра­виль­но. Но делать из семьи выс­шую цен­ность ‒ это уже зна­чит нару­шать Еван­ге­лие. Это крайне важ­но пом­нить, пото­му что, когда из семьи дела­ют выс­шую цен­ность, семья раз­ва­ли­ва­ет­ся, так как ее ста­вят не на то место, кото­рое ей поло­же­но. Семья хоро­ша, она уста­нов­ле­на Богом еще в раю. Когда Гос­подь создал Ада­ма, Он создал ему и жену, Еву, Он их соче­тал, но еще рань­ше воз­ник­ло дев­ство, пото­му что анге­лы не женят­ся и замуж не выхо­дят. Дев­ство воз­ник­ло рань­ше, чем брак, пото­му что Адам изна­чаль­но был сотво­рен без­брач­ным. О чем это гово­рит? О том, что на самом деле есть выс­ший путь и есть без­опас­ный путь. И Цер­ковь нико­гда не отка­жет­ся от убеж­де­ния, что выс­шим путем явля­ет­ся путь дев­ства. Неда­ром Гос­под­ня прит­ча о сея­те­ле тол­ку­ет­ся все­гда так: трид­ца­ти­крат­ный плод при­но­сят жена­тые или замуж­ние, шести­де­ся­ти­крат­ный ‒ те, кто сохра­ни­ли чисто­ту во вдов­стве, но сто­крат­ный при­но­сят те, кто сохра­ни­ли дев­ство. Этот под­ход есте­ствен и поня­тен. Апо­стол Павел здесь гово­рит не о каких-то телес­ных вещах. Неко­то­рые оши­боч­но дума­ют, что пре­иму­ще­ство дев­ства заклю­ча­ет­ся в отсут­ствии неко­то­рых опре­де­лен­ных видов свя­зи меж­ду людь­ми, гру­бо гово­ря, в отсут­ствии сек­са. На самом деле при­чи­на не в этом. Апо­стол в этой же гла­ве ска­жет, что жена забо­тит­ся не о Гос­по­де, а о том, что­бы уго­дить мужу, и муж забо­тит­ся не о Гос­по­де, а о том, что­бы уго­дить жене. «Неже­на­тый забо­тит­ся о Гос­под­нем, как уго­дить Гос­по­ду; а жена­тый забо­тит­ся о мир­ском, как уго­дить жене. Есть раз­ность меж­ду замуж­нею и деви­цею: неза­муж­няя забо­тит­ся о Гос­под­нем, как уго­дить Гос­по­ду, что­бы быть свя­тою и телом и духом; а замуж­няя забо­тит­ся о мир­ском, как уго­дить мужу» (1Кор.7:32-34).

При­чи­на кро­ет­ся в глу­би­нах духа чело­ве­ка, а не в каких-то телес­ных отправ­ле­ни­ях. Само по себе супру­же­ское сожи­тие не явля­ет­ся гре­хов­ным. Как ска­зал апо­стол Павел, брак честен и ложе не сквер­но: «Брак у всех да будет честен и ложе непо­роч­но» (Евр.13:4).

Поэто­му само супру­же­ство гре­ха в себе ника­ко­го не содер­жит. Более того ‒ спо­соб­ность к рож­де­нию детей вло­же­на в нас Богом.

Но есть и более высо­кий путь, когда чело­век отка­зы­ва­ет­ся от этих даров, кото­рые Бог дал ему, ради более высо­ко­го дара ‒ дара пол­но­го, абсо­лют­но­го слу­же­ния Господу.

«Но, во избе­жа­ние блу­да, каж­дый имей свою жену, и каж­дая имей сво­е­го мужа» (1Кор.7:2).

Что это зна­чит? Речь не о том, что все долж­ны всту­пать в брак, а о том, что вся­кий, кто всту­пил в брак, дол­жен жить с супру­гом или с супру­гой. Поэто­му Фео­фан Затвор­ник здесь объ­яс­ня­ет так: «Апо­стол гово­рит: вся­кий сла­бый муж­чи­на пусть женит­ся, и вся­кая сла­бая жен­щи­на пусть замуж выхо­дит. Чего ради? Блу­до­де­я­ния ради, ‒ чтоб не падать в блуд от невоз­дер­жа­ния» [2].

Блуд­ных гре­хов очень мно­го раз­ных видов, и апо­стол гово­рит: пус­кай сла­бые люди всту­па­ют в брак, что­бы не впа­дать в раз­ные виды блу­да. Извест­но, что людям, живу­щим в супру­же­стве, лег­че сохра­нить себя от блу­да, чем тем, кото­рые нахо­дят­ся вне бра­ка, в сво­бод­ном состо­я­нии. Тем более в обста­нов­ке, когда весь мир кишит раз­го­во­ра­ми о плот­ской жиз­ни. Вооб­ще Писа­ние опи­сы­ва­ет несколь­ко целей бра­ка: это и сов­мест­ное уча­стие в молит­вах, и уча­стие в дето­рож­де­нии, и вза­и­мо­по­мощь. Как гово­рит Писа­ние, если один чело­век упал, то дру­гой его под­ни­мет, и двум лег­че. Это и насла­жде­ние друг дру­гом, о кото­ром гово­рит царь Соло­мон. Но здесь апо­стол гово­рит об одной, самой низ­кой, цели бра­ка ‒ предот­вра­ще­нии блу­да. Дело в том, что у Бога в любом деле мно­го целей соеди­не­но вме­сте. Неко­то­рые люди, читая эту фра­зу, воз­му­ща­ют­ся: «Как же так? О такой вели­кой вещи как брак гово­рить толь­ко ради того, что­бы в блуд не впа­да­ли?!» Но вооб­ще хри­сти­ан­ство праг­ма­тич­ная вера: оно зна­ет, что есть грех и есть спо­соб его избе­жать. И тот, кто слаб, конеч­но, пусть луч­ше всту­па­ет в брак. Дав­но извест­но, что если чело­век раз­жи­га­ет­ся раз­ны­ми стра­стя­ми, то луч­ше пусть он себя сдер­жит бра­ком, чем пустит­ся во все тяжкие.

«Луч­ше, гово­рит, быть сво­бод­ну от бра­ка, но, кто не может выдер­жать, как долж­но, сего состо­я­ния, луч­ше брачь­ся. Два состо­я­ния вво­дит он в хри­сти­ан­ство. В том и дру­гом мож­но уго­ждать Богу и спа­сать­ся; но в пер­вом это делать удоб­нее, во вто­ром ‒ менее удоб­но. Мож­но к сему при­ба­вить, что брач­но­му нель­зя дой­ти до тако­го совер­шен­ства духов­но­го, как без­брач­но­му» [2].

Об этом и Иоанн Лествич­ник гово­рит: «Кто из жена­тых совер­шал чуде­са, кро­ме муче­ни­ков? Кто из жена­тых вос­кре­шал мерт­вых? Никто, пото­му что это удел, кото­рый дан Богом толь­ко мона­хам и муче­ни­кам». Жена­тые муче­ни­ки эти­ми спо­соб­но­стя­ми обла­да­ли, а все осталь­ные нет.

И даль­ше Фео­фан гово­рит: «Брак ‒ для немощ­ных. Немощь эта телес­ная и духов­ная. Есть сло­же­ния тела, более рас­по­ла­га­ю­щие к похот­ли­во­сти, и есть сло­же­ния более трез­вен­ные [холод­ные]; рав­но есть дух рев­но­сти силь­ный, и есть рев­ность сла­бая» [2].

Быва­ют люди, у кото­рых тело полы­ха­ю­щее, но и дух полы­ха­ет еще силь­нее. Такие люди могут быть дев­ствен­ни­ка­ми. Но тем людям, у кото­рых силь­но полы­ха­ет похоть и у кото­рых сла­бый дух, конеч­но, луч­ше всту­пать в брак, ‒ гово­рит апостол.

«Силь­но рев­ну­ю­щий [пеку­щий­ся, раде­ю­щий] о спа­се­нии духа и есте­ство пре­одо­ле­ет, при бла­го­да­ти Божи­ей, пода­ю­щей и рев­ность ту, а мало рев­ност­ный и с трез­вен­ным сло­же­ни­ем не сла­дит. Пред­ле­жит выбор бла­го­ра­зу­мию и само­по­зна­нию» [2].

Здесь выра­же­на очень важ­ная мысль. Кто выби­ра­ет путь для чело­ве­ка? Батюш­ка выби­ра­ет? Нет, сам чело­век. Поэто­му и ска­за­но: «само­по­зна­ние». Не слу­чай­но имен­но на осно­ва­нии это­го сло­ва апо­сто­ла, тол­ко­ва­ний Зла­то­уста и Фео­фа­на Затвор­ни­ка, наш синод в 98‑м году кате­го­ри­че­ски запре­тил свя­щен­ни­кам при­нуж­дать духов­ных чад к бра­ку или к мона­ше­ству. Сове­то­вать свя­щен­ник может, но при­нуж­дать не име­ет пра­ва. Он не может при­ну­ди­тель­но бла­го­сло­вить на то или на другое.

Божественные указания относительно брака

Итак, даль­ше гово­рит апо­стол: «Жене муж долж­ное пус­кай отда­ет, подоб­но как и жена мужу» ‒ «Муж ока­зы­вай жене долж­ное бла­го­рас­по­ло­же­ние; подоб­но и жена мужу» (1Кор.7:3).

Что такое «долж­ное»? Мож­но пере­ве­сти и так: пус­кай долж­ную бла­го­склон­ность ока­зы­ва­ет. С одной сто­ро­ны, идет речь о супру­же­ской вер­но­сти, то есть муж дол­жен быть верен жене, а жена ‒ мужу. Здесь апо­стол вво­дит пра­ви­ло, кото­ро­го не было в Древ­нем мире и до сих пор нет в миру. До сих пор счи­та­ет­ся, что если жена изме­ни­ла мужу ‒ это страш­ное пре­ступ­ле­ние, а если муж жене ‒ то «кто же сей­час не гуля­ет?» Такое пра­ви­ло апо­стол отвер­га­ет, он гово­рит, что муж дол­жен быть верен сво­ей жене, а жена долж­на быть вер­ной сво­е­му мужу. Здесь оди­на­ко­вое пра­ви­ло по отно­ше­нию к муж­чине и к женщине.

Бла­жен­ный Фео­до­рит гово­рит так: «Апо­стол уза­ко­ня­ет сие о цело­муд­рии [супру­же­ском, ‒ вер­но­сти], пове­ле­вая и мужу и жене рав­но нести супру­же­ское иго (Эку­ме­ний πιστιν ‒ вер­ность), и не смот­реть на сто­ро­ны, не рас­тор­гать уз, но питать друг к дру­гу долж­ную любовь. Он преж­де дал сей закон мужу, пото­му что муж ‒ гла­ва жене. Чело­ве­че­ские зако­ны женам пред­пи­сы­ва­ют быть цело­муд­рен­ны­ми [вер­ны­ми] и нака­зы­ва­ют нару­ша­ю­щих сей закон, а от мужей не тре­бу­ют рав­но­го цело­муд­рия [вер­но­сти]; пото­му что мужи, как поста­но­ви­те­ли зако­нов, не забо­ти­лись о равен­стве, но ока­за­ли послаб­ле­ние себе самим». [2]. Види­те, какое инте­рес­ное объ­яс­не­ние: всё дело в том, что муж­чи­ны этот закон писа­ли для себя!

«Боже­ствен­ный же апо­стол, вдох­но­вен­ный Божи­ею бла­го­да­тию, мужьям пер­вым пред­пи­сы­ва­ет зако­ном цело­муд­рие [вер­ность]. А поели­ку слу­ча­лось, что или мужья, или жены, воз­лю­бив воз­дер­жа­ние, и без соиз­во­ле­ния на то живу­щих с ними в супру­же­стве удер­жи­ва­лись от брач­но­го обще­ния, то, как и сле­до­ва­ло, дает пове­ле­ние и о сем» [2]. Апо­стол гово­рит о том, что живу­щие вме­сте (жена­тые или замуж­ние), не име­ют пра­ва само­воль­но на себя накла­ды­вать подвиг воздержания.

И апо­стол дает запо­ведь: «Жена не власт­на над сво­им телом, но муж; рав­но и муж не вла­стен над сво­им телом, но жена. Не укло­няй­тесь друг от дру­га, раз­ве по согла­сию, на вре­мя, для упраж­не­ния в посте и молит­ве, а потом опять будь­те вме­сте, что­бы не иску­шал вас сата­на невоз­дер­жа­ни­ем вашим» (1Кор.7:4-5).

Здесь речь идет о том, что жена не долж­на воз­дер­жи­вать­ся от супру­же­ской жиз­ни про­тив воли мужа, и муж не дол­жен воз­дер­жи­вать­ся про­тив воли жены. Это очень важ­ный прин­цип, кото­рый сей­час, к сожа­ле­нию, мно­гие нару­ша­ют, и в резуль­та­те в семьях воз­ни­ка­ют скан­да­лы, скло­ки, рас­при, раз­де­ле­ния из-за того, что люди по лож­но поня­то­му бла­го­че­стию начи­на­ют на себя накла­ды­вать бре­ме­на неудо­бо­но­си­мые. По цер­ков­ным пра­ви­лам, если чело­век нару­ша­ет пище­вые посты, он отлу­ча­ет­ся от Свя­то­го При­ча­стия, но в отно­ше­нии супру­же­ства цер­ков­ный канон гла­сит, что судьей слу­жит их соб­ствен­ная совесть. Очень инте­рес­ная раз­ни­ца. Здесь не может быть внеш­ней регла­мен­та­ции этой сто­ро­ны жиз­ни, а судьей высту­па­ет совесть чело­ве­ка. Это крайне важ­но, пото­му что люди начи­на­ют сей­час друг дру­га шан­та­жи­ро­вать («Я тебе не раз­ре­шу…», «Я тебя нака­жу…»), и закан­чи­ва­ет­ся это супру­же­ской изме­ной, в кото­рой вино­ва­ты будут, есте­ствен­но, обе стороны.

«Не укло­няй­тесь друг от дру­га, раз­ве по согла­сию, на вре­мя, для упраж­не­ния в посте и молит­ве, а потом опять будь­те вме­сте, что­бы не иску­шал вас сата­на невоз­дер­жа­ни­ем вашим» (1Кор.7:5).

Что это зна­чит? Свя­ти­тель Фео­фан цити­ру­ет Зла­то­уста: «Жена не долж­на, гово­рит, воз­дер­жи­вать­ся про­тив воли мужа, и муж не дол­жен воз­дер­жи­вать­ся про­тив воли жены. Поче­му? Пото­му, что от тако­го воз­дер­жа­ния про­ис­хо­дит вели­кое зло; от это­го часто быва­ли пре­лю­бо­де­я­ния, блу­до­де­я­ния и домаш­нее рас­строй­ство. Ибо если иные, имея сво­их жен, пре­да­ют­ся пре­лю­бо­де­я­нию, то тем более будут пре­да­вать­ся ему, если лишить их это­го уте­ше­ния. Хоро­шо ска­зал: не лишай­те себе; ибо воз­дер­жи­вать­ся одно­му про­тив воли дру­го­го, зна­чит лишать, а по воле ‒ нет» [2].

Если есть вза­им­ная дого­во­рен­ность ‒ это одно дело, когда нет вза­им­ной дого­во­рен­но­сти ‒ это уже пре­ступ­ле­ние про­тив воли Божи­ей. Про все посты ска­за­но имен­но так. Сло­ва апо­сто­ла совер­шен­но недву­смыс­лен­ны. К сожа­ле­нию, мно­гие люди из сове­та, кото­рый дал апо­стол, нача­ли созда­вать жест­кий закон. В неко­то­рых рус­ских треб­ни­ках XVI века вооб­ще было напи­са­но: «Блу­дил ли ты со сво­ей женой поста­ми?» Это, конеч­но, нару­ше­ние свя­то­го Еван­ге­лия, эле­мен­тар­ное нару­ше­ние запо­ве­ди Божией.

Свя­ти­тель Фео­фан цити­ру­ет Зла­то­уста: «Так, если ты возь­мешь у меня что-нибудь с мое­го согла­сия, это не будет для меня лише­ни­ем; лиша­ет тот, кто берет про­тив воли и насиль­но. Это дела­ют мно­гие жены, нару­шая спра­вед­ли­вость и тем пода­вая мужьям повод к рас­пут­ству и всё при­во­дя в рас­строй­ство. Все­му долж­но пред­по­чи­тать еди­но­ду­шие ‒ оно все­го важ­нее. Если хочешь, дока­жем это опы­том. Пусть из двух супру­гов жена воз­дер­жи­ва­ет­ся, тогда как муж не хочет это­го. Что будет? Не ста­нет ли он тогда пре­да­вать­ся пре­лю­бо­де­я­нию или, если не ста­нет пре­лю­бо­дей­ство­вать, то не будет ли скор­беть, бес­по­ко­ить­ся, раз­дра­жать­ся, гне­вать­ся и при­чи­нять жене мно­же­ство непри­ят­но­стей? Какая поль­за от поста и воз­дер­жа­ния, когда нару­ша­ет­ся любовь? Ника­кой. Сколь­ко неиз­беж­но про­изой­дет отсю­да огор­че­ний, сколь­ко хло­пот, сколь­ко раз­до­ров! Если в доме муж и жена не соглас­ны меж­ду собою, то их дом не луч­ше обу­ре­ва­е­мо­го вол­на­ми кораб­ля, на кото­ром корм­чий не согла­сен с пра­ви­те­лем руля. Посе­му апо­стол и гово­рит: не лишай­те себе друг дру­га, точию по согла­сию до вре­ме­ни, да пре­бы­ва­е­те в посте и молит­ве. Здесь он разу­ме­ет молит­ву, совер­ша­е­мую с осо­бен­ным тща­ни­ем, ибо если бы сово­куп­ля­ю­щим­ся он запре­щал молить­ся, то как мож­но было бы испол­нять запо­ведь о непре­стан­ной молит­ве? Сле­до­ва­тель­но, мож­но и с женою сово­куп­лять­ся, и молить­ся, но при воз­дер­жа­нии молит­ва быва­ет совер­шен­нее. Не про­сто ска­зал: да моли­те­ся, но: да пре­бы­ва­е­те в молит­ве, пото­му что брач­ное дело толь­ко отвле­ка­ет от это­го, а не про­из­во­дит осквер­не­ния. И паки вку­пе соби­рай­те­ся, да не иску­ша­ет вас сата­на. Дабы не поду­ма­ли, что это ‒ закон, при­со­еди­ня­ет и при­чи­ну. Какую? Да не иску­ша­ет вас сата­на. А дабы зна­ли, что не диа­вол толь­ко быва­ет винов­ни­ком пре­лю­бо­де­я­ния, при­бав­ля­ет: невоз­дер­жа­ни­ем вашим» [2].

То есть вина и в дья­во­ле, и в нашем невоз­дер­жа­нии ‒ не долж­но исполь­зо­ван­ное воз­дер­жа­ние при­во­дит к сквер­ным послед­стви­ям. Цер­ков­ные кано­ны одну-един­ствен­ную вещь тре­бу­ют жест­ко: недо­пу­сти­мо всту­пать в супру­же­ское сожи­тель­ство в том слу­чае, если ты при­ни­ма­ешь свя­тое Кре­ще­ние (в ночь перед при­ня­ти­ем свя­то­го Кре­ще­ния), и когда ты при­ни­ма­ешь свя­тое При­ча­стие. Кано­ны древ­ние гово­ри­ли, что не долж­но под суб­бо­ту и под вос­кре­се­нье всту­пать в супру­же­ские отно­ше­ния, пото­му что древ­ние хри­сти­ане при­сту­па­ли к Свя­тым Дарам каж­дую неде­лю по суб­бо­там и вос­кре­се­ньям. Сей­час жест­ко дей­ству­ет закон о недо­пу­сти­мо­сти вступ­ле­ния в подоб­ные отно­ше­ния под вос­кре­се­нье, пото­му что нор­ма­тив­ным явля­ет­ся еже­не­дель­ное При­ча­стие. Осталь­ные же посты соблю­да­ют­ся по вза­им­но­му согласию.

Свя­той Гри­го­рий Бого­слов в соро­ко­вом сло­ве, обра­щен­ном к огла­шен­ным, пишет, что «про­сит не как закон, но желая при­не­сти вели­кую поль­зу, что­бы на вре­мя поста (име­ет­ся в виду Вели­кий Пост ‒ при­меч. авт.) супру­ги воз­дер­жи­ва­лись друг от дру­га, впро­чем, что­бы совер­ша­лось это по вза­им­но­му согла­сию, а не как по тре­бо­ва­нию закона. »

Тако­ва прось­ба Гри­го­рия Бого­сло­ва. Ощу­ща­е­те раз­ни­цу с неко­то­ры­ми совре­мен­ны­ми посо­би­я­ми? Биб­лей­ская нор­ма все­гда оста­ет­ся одной и той же. Точ­но так же, как и тре­бо­ва­ния Свя­щен­но­го Писа­ния. При вза­им­ном согла­сии воз­дер­жи­вать­ся крайне полез­но. Чем полез­но? Чело­век не зацик­ли­ва­ет­ся на сво­ей чув­ствен­но­сти, он может всю ночь пре­да­вать­ся молит­ве, он может во вре­мя поста изну­рять свое тело (что слож­но сде­лать в слу­чае супру­же­ско­го сожи­тель­ства), и в этом, конеч­но, есть огром­ная поль­за. Но толь­ко в том слу­чае, если это дела­ет­ся по вза­им­но­му согла­сию, а не пото­му, что «мне так захотелось».

И даль­ше апо­стол гово­рит: «Впро­чем, это ска­за­но мною как поз­во­ле­ние, а не как пове­ле­ние» (1Кор.7:6).

Или дослов­но: «Гово­рю вам по сочув­ствию, а не по при­ка­за­нию». То есть апо­стол Павел сочув­ству­ет тем, кто в браке.

«Ибо желаю, что­бы все люди были, как и я; но каж­дый име­ет свое даро­ва­ние от Бога ‒ один так, дру­гой ина­че» (1Кор.7:7).

Апо­стол Павел объ­яс­ня­ет: «Для меня луч­ше бы, что­бы все люди были, как я, без­брач­ны­ми. Но у всех раз­ные даро­ва­ния: у одно­го ‒ так, у дру­го­го ‒ этак».

Фео­фан, ком­мен­ти­руя, гово­рит так: «Желал бы, но не при­нуж­даю, а вся­кий сам смот­ри, как луч­ше. Вся­ко­му свое даро­ва­ние от Бога. Даро­ва­ние здесь ‒ не есте­ствен­ное рас­по­ло­же­ние, а мера бла­го­дат­но­го про­буж­де­ния и воз­буж­де­ния духов­ной жиз­ни, хотя не без отно­ше­ния ее к есте­ству» [2].

Это мера горяч­но­сти духа, того, насколь­ко дух у тебя полы­ха­ет и насколь­ко у тебя серд­це горит. Но, конеч­но, при усло­вии, что ты зна­ешь, как у тебя тело устро­е­но, какой у тебя уро­вень гор­мо­нов в кро­ви игра­ет, если угод­но, и насколь­ко ты их смо­жешь обуздать.

«У ино­го так воз­буж­ден и укреп­лен бла­го­да­тию быва­ет дух, что он застав­ля­ет сра­зу умолк­нуть всем душев­но-телес­ным тре­бо­ва­ни­ям; у дру­го­го, хотя силь­но выда­ют­ся тре­бо­ва­ния духа, но и низ­шие потреб­но­сти пода­ют свой голос, и ему над­ле­жит еще борь­ба, что­бы совсем пре­дать­ся духов­ной жиз­ни; у ино­го и то и дру­гое не менее силь­но, и ему оста­ет­ся толь­ко так устро­ить­ся, что­бы тре­бо­ва­ния духа ста­ли на пер­вом месте и всем заправ­ля­ли, допус­кая свою меру удо­вле­тво­ре­ния и души с телом» [2].

Быва­ет равен­ство сил духа и тела, быва­ет дух силь­нее тела, а быва­ет, телес­ность заглу­ша­ет дух, и тогда нуж­но дух раз­жи­гать, но не надо горя­чить­ся и бро­сать­ся очер­тя голо­ву невесть куда. Кста­ти, на осно­ва­нии этих слов апо­сто­ла суще­ству­ет чет­кое пра­ви­ло: люди име­ют пра­во быть постри­жен­ны­ми в мона­ше­ство не рань­ше, чем через три года после поступ­ле­ния в послуш­ни­че­ство. То есть чело­ве­ку дает­ся три года на про­вер­ку себя в этом отно­ше­нии, а затем уже чело­век постри­га­ет­ся в мона­ше­ство. Поэто­му в Церк­ви суще­ству­ет чрез­вы­чай­но отри­ца­тель­ное отно­ше­ние к насиль­ствен­но­му монашеству.

Был слу­чай, когда Васи­лия Шуй­ско­го постри­га­ли, и он кри­чал: «Я не хочу!» А боярин за него гово­рил обе­ты. В Сред­ние века в Рос­сии суще­ство­ва­ло такое убеж­де­ние, что если чело­ве­ка оде­ли в мона­ше­скую одеж­ду, то он уже гаран­ти­ро­ван­но монах. И пат­ри­арх Гер­мо­ген ска­зал, что этот боярин и есть монах, а вовсе не Шуй­ский. Насиль­но такие вещи недо­пу­сти­мы. У каж­до­го свои дары от Бога, кото­рые нель­зя меха­ни­че­ски навя­зы­вать дру­гим людям. Надо пом­нить, что быва­ли слу­чаи болез­нен­ных отно­ше­ний к бра­ку и без­бра­чию. Сей­час часто брак ста­вит­ся выше мона­ше­ства, что пря­мо про­ти­во­ре­чит Писа­нию; но были слу­чаи, когда мона­ше­ство настоль­ко высо­ко ста­ви­лось перед бра­ком, что людей в при­ну­ди­тель­ном поряд­ке насиль­но постри­га­ли, и счи­та­лось, что такое постри­же­ние яко­бы дей­стви­тель­но, что, конеч­но же, про­ти­во­ре­чит самой сути мона­ше­ства как доб­ро­воль­но­го обе­ща­ния. Инте­рес­но, что и в отно­ше­нии к бра­ку было то же самое. В XV‒XVI веках в Рос­сии счи­та­лось, что если тебя насиль­но жени­ли, то ты обя­зан быть жена­тым… Клас­си­че­ский при­мер ‒ роман «Дуб­ров­ский» Пуш­ки­на. На самом деле по цер­ков­ным пра­ви­лам это не так. Как мож­но заста­вить чело­ве­ка хра­нить потом вер­ность, если чело­век ниче­го не хотел, не обе­щал? О какой вер­но­сти может идти речь? Это очень важ­ный момент, кото­рый каса­ет­ся как мона­ше­ства, так и бра­ка: в обо­их слу­ча­ях долж­ны быть доб­ро­воль­ные реше­ния само­го чело­ве­ка. Все осталь­ные точ­ки зре­ния, в том чис­ле и роди­те­лей, обла­да­ют толь­ко реко­мен­да­тель­ным зна­че­ни­ем. Под­чер­ки­ваю ‒ реко­мен­да­тель­ным, а не обя­за­тель­ным! Нигде в Свя­щен­ном Писа­нии не гово­рит­ся, что роди­те­ли, напри­мер, име­ют пра­во запре­тить чело­ве­ку мона­ше­ство. Более того, у свя­тых был ряд про­по­ве­дей, направ­лен­ных про­тив роди­те­лей, кото­рые запре­ща­ли сво­им детям всту­пать в мона­ше­ство. Конеч­но, люди долж­ны пони­мать, что эти вещи дела­ют­ся доб­ро­воль­но и чело­век уже сам за себя отве­ча­ет. Мы зна­ем, что Фео­до­сий Печер­ский сбе­жал от сво­ей мате­ри, а она его отло­ви­ла и поса­ди­ла в кан­да­лы, что­бы он не сбе­жал в монастырь.

«Без­брач­ным же и вдо­вам гово­рю: хоро­шо им оста­вать­ся, как я» (1Кор.7:8).

Здесь апо­стол гово­рит про неже­на­тых или без­брач­ных. Он под­ра­зу­ме­ва­ет не толь­ко дев­ствен­ни­ков, не толь­ко тех, кто еще не всту­пил в брак, но и раз­ве­ден­ных ‒ людей, кото­рые ока­за­лись по каким-то при­чи­нам сво­бод­ны­ми от супру­же­ских уз. Этим людям апо­стол гово­рит: «Хоро­шо им оста­вать­ся, как и я». Мож­но ска­зать ‒ «кра­си­во оста­вать­ся, как и я». Сам апо­стол Павел нико­гда не был женат, поэто­му всю жизнь он посвя­тил Гос­по­ду Богу и про­по­ве­до­вал Еван­ге­лие все­му миру.

Итак, «Цель речи апо­сто­ла ска­зать настав­ле­ние тем, кои вне супру­же­ско­го сою­за состо­ят, после того как ска­зал состо­я­щим в нем; а таких два клас­са: одни совсем не бра­чи­лись, а дру­гие овдо­ве­ли после бра­ка. Что же он гово­рит им? Хоро­шо пре­быть им, как я, ‒ то есть одним совсем не бра­чить­ся, а дру­гим не всту­пать в брак после вдов­ства». «Апо­стол опять дает видеть, что он из чис­ла не всту­пив­ших в брак, ибо не было при­чи­ны вклю­чать себя в чис­ло вдов­цов тому, кто был еще юно­шею, когда спо­до­бил­ся при­зва­ния [к апо­столь­ству]. Никто да не поду­ма­ет, что он уза­ко­ня­ет без­брач­ную жизнь мужам и воз­дер­жа­ние после бра­ка одним женам. Ибо тому и дру­го­му он обу­ча­ет и тот, и дру­гой пол (Фео­до­рит)» [2].

Апо­стол и муж­чи­нам, и жен­щи­нам оди­на­ко­во реко­мен­ду­ет жить чистой, цело­муд­рен­ной любо­вью к Богу и посвя­щать всю жизнь Созда­те­лю. Какие фор­мы это­го суще­ству­ют? Самая извест­ная ‒ мона­ше­ство. Но здесь апо­стол Павел под­ра­зу­ме­ва­ет не толь­ко мона­ше­ство (как жест­кие обе­ты), но и про­сто житие в без­брач­ном состоянии.

Мы зна­ем, что на Руси в XVIII‒XIX и XX веках суще­ство­вал осо­бый тип пра­вед­но­сти ‒ чер­не­цы и чер­ни­цы. Чер­не­цы назы­ва­лись так, пото­му что наде­ва­ли на себя обыч­но тем­ную одеж­ду. Они жили рядом с хра­ма­ми (как пра­ви­ло, в сво­их домах), каж­дый день при­хо­ди­ли в храм Божий, моли­лись, помо­га­ли по хра­му, при­слу­жи­ва­ли, помо­га­ли бед­ным, изу­ча­ли Сло­во Божие и, конеч­но, таким обра­зом они спа­са­ли свою душу. Я счи­таю, что для нас сей­час в Москве это был бы иде­аль­ный вари­ант, если бы те люди, кото­рые живут неда­ле­ко от хра­ма и кото­рые уже на пен­сию вышли, так бы посту­па­ли. До рево­лю­ции так дела­ли даже те люди, кото­рые на пен­сию еще не вышли. Они про­сто не всту­па­ли в брак, жили холо­сты­ми людь­ми, в чисто­те, изу­чая свя­щен­ное Сло­во Божие. Зачем им это было нуж­но? Дело в том, что до рево­лю­ции мона­хи были свя­за­ны рядом огра­ни­че­ний: они были при­пи­са­ны к опре­де­лен­но­му мона­сты­рю, и там суще­ство­вал свой устав. Очень слож­но было перей­ти из мона­сты­ря в мона­стырь, одно­вре­мен­но мно­гие мона­сты­ри вовсе не были идеальными.

И даль­ше апо­стол гово­рит: «Но если не могут воз­дер­жать­ся, пусть всту­па­ют в брак; ибо луч­ше всту­пить в брак, неже­ли раз­жи­гать­ся» (1Кор.7:9).

Пони­ма­е­те прин­цип апо­сто­ла Пав­ла? Если уж ника­ким обра­зом не могут удер­жать­ся, пус­кай тогда женят­ся, пото­му что луч­ше женить­ся, чем раз­жи­гать­ся похо­тью, впа­дать в гре­хи, зани­мать­ся блуд­ны­ми фан­та­зи­я­ми, тем паче блуд­ны­ми грехами.

Здесь Зла­то­уст гово­рит: «Выра­жа­ет, как вели­ка сила похо­ти. А смысл слов его сле­ду­ю­щий: если ты чув­ству­ешь силь­ное вле­че­ние и раз­же­ние, то избавь себя от ига воз­дер­жа­ния, что­бы тебе не раз­вра­тить­ся». А Фео­до­рит добав­ля­ет: «…и вам, не при­част­ным брач­но­го обще­ния, и вам, соче­тав­шим­ся, но потом раз­ре­шен­ным от брач­ных уз смер­тию, луч­ше пред­по­честь воз­дер­жа­ние. Но если не може­те сно­сить при­ра­же­ний похо­ти, и душа наша немощ­на для сего подви­га, пото­му что нет в ней пла­мен­но­го усер­дия к доб­ро­му, то ника­кой закон не воз­бра­ня­ет вам всту­пать в брак» [2].

Апо­стол Павел здесь опять под­чер­ки­ва­ет срав­ни­тель­ные досто­ин­ства бра­ка и без­бра­чия: «А всту­пив­шим в брак не я пове­ле­ваю, а Гос­подь: жене не раз­во­дить­ся с мужем, ‒ если же раз­ве­дет­ся, то долж­на оста­вать­ся без­брач­ною, или при­ми­рить­ся с мужем сво­им, ‒ и мужу не остав­лять жены сво­ей» (1Кор.7:10-11).

Апо­стол пере­хо­дит к пря­мой запо­ве­ди Гос­по­да: если уж всту­пил в брак, то не раз­во­дить­ся, а если раз­вел­ся ‒ оста­вать­ся одно­му. Здесь от име­ни Гос­по­да дает­ся два вари­ан­та пове­де­ния для жена­тых или замуж­них людей: или не раз­во­дить­ся (что луч­ше), или, если ты разо­шел­ся, то оста­вай­ся один или при­ми­рись с мужем. Апо­стол вос­про­из­во­дит сло­ва Гос­по­да, кото­рый гово­рил, что нель­зя раз­во­дить­ся, кро­ме как в слу­чае вины прелюбодеяния.

«А Я гово­рю вам: кто раз­во­дит­ся с женою сво­ею, кро­ме вины пре­лю­бо­де­я­ния, тот пода­ет ей повод пре­лю­бо­дей­ство­вать; и кто женит­ся на раз­ве­ден­ной, тот пре­лю­бо­дей­ству­ет» (Мф.5:32).

Бла­жен­ный Фео­до­рит пишет: «Апо­стол ста­ра­ет­ся сохра­нить брач­ные узы нерас­тор­га­е­мы­ми. Ибо, пред­пи­сы­вая раз­лу­ча­ю­ще­му­ся воз­дер­жа­ние, тем самым удер­жи­ва­ет от рас­тор­же­ния бра­ка. Вос­пре­щая соче­та­вать­ся с дру­гим, понуж­да­ет ту и дру­гую сто­ро­ну воз­вра­тить­ся к преж­не­му бра­ку. Огра­ни­чи­ва­ет их сво­бо­ду, чтоб они, хотя бы и были при­чи­ны к раз­лу­че­нию, охот­нее упо­треб­ля­ли все сред­ства к при­ми­ре­нию, неже­ли спе­ши­ли раз­во­дом. Тут не исклю­ча­ет­ся и сло­во любо­дей­ное, разу­ме­ет­ся ‒ под усло­ви­ем искрен­не­го рас­ка­я­ния со сто­ро­ны согре­шив­шей» [2].

Что в пер­вое вре­мя это дело так пони­ма­лось, мож­но заклю­чить из слов Ермы, кото­рый в 4‑й запо­ве­ди гово­рит, что если муж, зная, что жена невер­на, оста­ет­ся с нею, то гре­шит; но рав­но гре­шит и если не при­мет ее, когда она рас­ка­и­ва­ет­ся и дает сло­во быть вер­ной. Впро­чем, здесь нет жест­кой обя­за­тель­но­сти, так как Гос­подь не обя­зы­вал при­ни­мать измен­щи­ков. И поэто­му, когда гово­рят о раз­во­де, надо пони­мать, что раз­вод воз­мо­жен, но крайне неже­ла­те­лен. И если уж раз­вод про­изо­шел, надо оста­вать­ся одно­му, а не всту­пать в брак. Цер­ковь до сих пор при­дер­жи­ва­ет­ся этой точ­ки зре­ния, кро­ме тех слу­ча­ев, когда была вина пре­лю­бо­де­я­ния, кото­рая, соб­ствен­но, и явля­ет­ся при­чи­ной раз­во­да, или если было то, что может при­ве­сти к смер­ти (напри­мер, поку­ше­ние на убий­ство, пьян­ство, сопро­вож­да­ю­ще­е­ся побо­я­ми, нар­ко­ма­ния, смер­тель­ные забо­ле­ва­ния). В таких слу­ча­ях раз­лу­че­ние явля­ет­ся вынуж­ден­ной мерой.

Итак, «Про­чим же я гово­рю, а не Гос­подь: если какой брат име­ет жену неве­ру­ю­щую, и она соглас­на жить с ним, то он не дол­жен остав­лять ее; и жена, кото­рая име­ет мужа неве­ру­ю­ще­го, и он согла­сен жить с нею, не долж­на остав­лять его. Ибо неве­ру­ю­щий муж освя­ща­ет­ся женою веру­ю­щею, и жена неве­ру­ю­щая освя­ща­ет­ся мужем веру­ю­щим. Ина­че дети ваши были бы нечи­сты, а теперь свя­ты. Если же неве­ру­ю­щий хочет раз­ве­стись, пусть раз­во­дит­ся; брат или сест­ра в таких слу­ча­ях не свя­за­ны; к миру при­звал нас Гос­подь. Поче­му ты зна­ешь, жена, не спа­сешь ли мужа? Или ты, муж, поче­му зна­ешь, не спа­сешь ли жены?» (1Кор.7:12-16).

Здесь апо­стол уже гово­рит от себя, пото­му что он не име­ет пря­мо­го сви­де­тель­ства из Еван­ге­лия, из слов Гос­по­да, как посту­пать с неверующими.

Он дает свой совет, но даль­ше добав­ля­ет: «Думаю, и я имею Духа Божия» (1Кор.7:40).

То есть этот совет он дает уже апо­столь­ской вла­стью, и Цер­ковь пове­ле­ва­ет его испол­нять. Это как раз к вопро­су о неве­ру­ю­щих супру­гах, о нецер­ков­ном бра­ке. Если какой-нибудь хри­сти­а­нин име­ет неве­ру­ю­щую жену и она соглас­на с ним жить, то пус­кай он ее не остав­ля­ет. Что зна­чит «соглас­на с ним жить»? Не тре­бу­ет от него отре­че­ния, гово­рит: «Хочешь быть хри­сти­а­ни­ном ‒ пожа­луй­ста! Я хочу с тобой жить» ‒ или наобо­рот, муж гово­рит: «Я тебя всё рав­но люб­лю, хотя ты и хри­сти­ан­ка. Ты можешь посту­пать по-сво­е­му, я с тобой хочу жить!» Апо­стол Павел гово­рит, что тако­го мужа или такую жену не надо остав­лять. Апо­стол пред­ла­га­ет не устра­и­вать повсе­мест­но­го раз­де­ле­ния, а напро­тив, сове­ту­ет людям жить в мире меж­ду собой. Но это каса­ет­ся исклю­чи­тель­но тех людей, кото­рые были вне церк­ви, а потом один из них обра­тил­ся. Это не каса­ет­ся людей, кото­рые, будучи хри­сти­а­на­ми, реши­ли всту­пить в брак с неве­ру­ю­щи­ми. Про таких апо­стол гово­рит даль­ше, что, если кто жела­ет всту­пить в брак, то дол­жен всту­пать в брак толь­ко в Гос­по­де. Вступ­ле­ние в брак с неве­ру­ю­щим явля­ет­ся гру­бым нару­ше­ни­ем зако­нов Божи­их, вле­ку­щим за собой отлу­че­ние от Церк­ви. Если хри­сти­а­нин всту­пил в брак с неве­ру­ю­щим, он отлу­ча­ет­ся от При­ча­стия до рас­тор­же­ния это­го без­за­кон­но­го сою­за. Как гово­рит пра­ви­ло Шесто­го Все­лен­ско­го Собо­ра, не долж­но соче­тать овцу с вол­ком: «Ибо не подо­ба­ет сме­ши­вать несме­ша­е­мое, ни сово­куп­лять с овцою вол­ка, и с частью Хри­сто­вою жре­бий грешников».

Фео­фан тол­ку­ет это так: «Невер­ный муж и невер­ная жена, желая жить с вер­ною женою и с вер­ным мужем, несмот­ря на веру во Хри­ста Гос­по­да, хотя пока­зы­ва­ют скрыт­ное бла­го­рас­по­ло­же­ние, или бла­го­во­ли­тель­ное снис­хож­де­ние к сей вере, но в этом мож­но пред­по­ла­гать толь­ко заро­дыш буду­щей лич­ной веры и вслед­ствие ее име­ю­ще­го быть освя­ще­ния, но не самое освя­ще­ние. Как же понять: свя­тит­ся? Надо пони­мать: свя­тит­ся муж, яко муж, и жена, яко жена, то есть в брач­ном отно­ше­нии» [2].

Речь идет не о том, что лич­но чело­век освя­ща­ет­ся через брак с невер­ным супругом.

«Ибо неве­ру­ю­щий муж освя­ща­ет­ся женою веру­ю­щею, и жена неве­ру­ю­щая освя­ща­ет­ся мужем веру­ю­щим» ‒ речь о том, что супру­же­ский союз освя­ща­ет­ся в силу того, что один из них при­нял свя­тое Кре­ще­ние и таким обра­зом освя­тил суще­ству­ю­щий брак.

Гос­подь дела­ет без­греш­ным дан­ное супру­же­ское сожи­тель­ство, но оно, конеч­но же, не рав­но и не подоб­но вен­чан­но­му бра­ку, пото­му что в таком сою­зе муж не может быть обра­зом Хри­ста и жена не может быть подо­би­ем Церк­ви. Какое это­му обос­но­ва­ние? Люди освя­ща­ют­ся имен­но в каче­стве мужа и жены, а не в каче­стве лич­но­стей. Здесь как бы вос­ста­нав­ли­ва­ет­ся рай­ское бла­го­сло­ве­ние, и этот брак явля­ет­ся бра­ком, а не блуд­ным сожи­тель­ством. Имен­но на этом осно­ва­но поста­нов­ле­ние Церк­ви, что если граж­дан­ский брак был заклю­чен до вступ­ле­ния людей в Цер­ковь, то он при­зна­ет­ся бра­ком, а не блуд­ным сожи­тель­ством. Недо­пу­сти­мо отлу­чать от При­ча­стия людей, у кото­рых муж или жена невер­ные и поэто­му они не всту­пи­ли в вен­чан­ный брак. Но, конеч­но, если веру­ю­щие муж и жена не вен­ча­лись, они под­ле­жат отлу­че­нию от При­ча­стия, но по дру­гой при­чине. По при­чине пре­зре­ния к Таин­ству Венчания.

(Отры­вок из кни­ги свя­щен­ни­ка Дани­и­ла Сысо­е­ва «Женить­ся или не женить­ся? Тол­ко­ва­ние на Посла­ния апо­сто­ла Пав­ла к Коринфянам»)

Комментировать

*

Размер шрифта: A- 15 A+
Цвет темы:
Цвет полей:
Шрифт: A T G
Текст:
Боковая панель:
Сбросить настройки