Рецензия на книгу Татьяны Шороховой «Поход на Корсунь» | Татьяна Шорохова
Главная » Татьяна Шорохова
  виньетка  
Распечатать Система Orphus

Рецензия на книгу Татьяны Шороховой «Поход на Корсунь»

Оценка:
1 голос2 голоса3 голоса4 голоса5 голосов (2 голос: 5,00 из 5)
Загрузка...

(Москва, издательство «Отчий дом», 2005)

 

pohod_na_korsun

Есть такое понятие – юбилей книги. И первое десятилетие выхода в свет книги – уместный повод её прочесть и поразмышлять над её содержанием. В данном случае речь идёт об исторической повести для подростков «Поход на Корсунь», над которой автор книги Татьяна Шорохова работала в 2000-2003 годах. Книга появилась на свет в Москве в 2005 году, но её содержание напрямую связано с Севастополем и Херсонесом, что для жителей Крыма особенно ценно.

Взятию древнего Херсонеса Киевским князем Владимиром посвящено немало исследований и художественных произведений, в том числе и севастопольских авторов. Тем важнее сразу подчеркнуть, что «Поход на Корсунь» Татьяны Шороховой – произведение оригинальное, с самостоятельным сюжетом. Художественный рисунок повести умело вплетён в историческую действительность Х века, поэтому события воспринимаются достоверными, а не являются лишь плодом фантазии автора, оторванной от каркаса реальных событий и летописных свидетельств.

Необходимо отметить, что, хотя сама книга посвящена детям, рассчитана она и на взрослую аудиторию, о чём неоднократно писали критики, оставившие отзывы об этом издании в печатной периодике и в интернете за прошедшие годы. Повесть читается с неподдельным интересом, увлекает ходом повествования, побуждает всмотреться в себя, вспомнить о родовых корнях, подумать об ответственности за будущее.

Книга вышла тиражом 10 тысяч экземпляров, но уже разошлась, поэтому по ходу рецензии мы будем подтверждать те или иные рассуждения пространными цитатами, дабы познакомить читателей с повестью хотя бы в общих чертах.

Итак, в повести две линии сюжета. Одна сюжетная линия рассказывает о событиях, предварявших Крещение Руси. Герои повести сын и отец – дружинники Киевского князя Владимира – принимают участие в осаде Херсона-Херсонеса. И хотя воинская доблесть и сложная атмосфера в дружине в связи с подготовкой князем Владимиром «смены вер» – главные составляющие сюжета этой линии, всё же немаловажными являются и темы сыновней и отцовской любви, жертвенности, стремления к новым знаниям главных героев повести Любомира, Ратибора, князя Владимира, и второстепенных – Вышеслава, Духовлада, Угоняя, Людоты и др.

Вторая линия сюжета, герои которой живут на рубеже второго-третьего тысячелетий, знакомит читателя с укладом традиционной русской семьи, а также проблемами, которые стоят перед современными подростками в нашем Отечестве. Остановимся на этой линии подробнее. В центре описываемых событий семья мальчика Любанова Максима из Великого Новгорода. Ему выпал случай поехать в Крым во время летних каникул. Максимка интересуется историей Руси с самых детских лет, ведь бабушка подростка – учитель истории, а отец – реставратор древнерусских храмов.

Отец, как мудрый наставник, понимает, что поездка сына должна быть насыщена разными впечатлениями, в том числе и познавательными. Поэтому он в разговоре с Максимом ненавязчиво даёт ему задание.

«– Ну что ж, коль так, попробуй, Максимушка, решить практическую задачу. Ты – новгородский купец. У тебя – большая родня: братья, сыновья, племянники, внуки-отроки. За осень и зиму вы набрали много товара и хотите продать его византийским купцам в Киеве, а то и добраться до самого Царьграда. Как ты будешь организовывать путешествие своего торгового дома?».

(На вопрос отца Максим подробно отвечает).

«– А если… с тобой начнёт проситься в путешествие твой внук двенадцати лет, возьмёшь его с собой или посчитаешь, что он ещё юн?».

(Максим вслух размышляет. Его окончательный ответ: Я бы внука взял).

«Николай Иванович улыбнулся:

– А ведь я неслучайно задал тебе такой вопрос, сынок. Тебе сейчас как раз двенадцать лет. В Древней Руси, как ты сам ответил, это не такой уж детский возраст. По традициям наших предков, твоя поездка «из варяг в греки» тоже не должна быть праздной. И вот тебе задание. Ты знаешь, что на окраине Севастополя есть древний город Херсонес. В наших летописях – Корсунь, в византийских – Херсон. Постарайся узнать как можно больше о его истории. Меня интересует период с первого по десятый век от Рождества Христова. Посети Херсонесский музей-заповедник, побывай на раскопках и всё интересное запиши. Помни, поездка на юг – гостевая только для бабушки Веры. А для тебя пусть будет первой научной экспедицией: в конце лета, по возвращении в Новгород, ты мне представишь отчёт о своей первой экспедиции. Договорились?

Такого поворота Максим не ожидал. Кроме моря, в котором мальчик мечтал плавать с утра до вечера, ему теперь предстояла и работа: знакомство с музейными экспонатами, занятия в библиотеке, посещение раскопок… Но он почему-то совсем не огорчился, что придётся отрывать время от «ничегонеделания». Наоборот! Отцовское поручение говорило о том, что он уже взрослый и ему уже можно поручить настоящее, серьёзное дело. Максим понимал, что у отца есть причины дать сыну именно это задание…».

Обращает на себя внимание, как прописан диалог. Хорошо, умно, занимательно.

В историю Древней Руси Максим погружался сам через уроки истории, через посещение музеев, исторических мест, через чтение книг по истории и т. д. Но кроме этого автор вводит персонажей, которые тоже рассказывают о событиях, произошедших в далёком прошлом. Это Максимкины друзья, бабушка Вера, экскурсоводы в музеях и под открытым небом, фронтовик-попутчик, который ехал в одном вагоне с главными героями повести. Информация для читателя даётся и через дневниковые записи Максима. Вводя каждый раз новых героев повести, автор решает сразу несколько задач. Во-первых, сюжет произведения идёт живо, наполнен внешними событиями. Во-вторых, автор влагает в уста героев объёмную информацию, содержащую разнообразные исторические факты. Читатель легко запоминает рассказанные события далёкого прошлого и как бы сам становится участником разговоров об истории его, читателя, Родине.

Информация о событиях прежних эпох даётся через восприятие Максима. Эта информация может быть очень краткой или развёрнутой, но всегда максимально приближённой к происходящему. Вот два исторических события, которые слышит герой повести. Первое – от бабушки.

«– Да и первый орден России Пётр I учредил именно в честь апостола Андрея Первозванного, – объяснила бабушка».

Второе рассказывает экскурсовод в Киево-Печерской лавре.

«Больше всего мальчика поразили мощи богатыря Ильи Муромца. Для него было настоящим открытием, что Илья Муромец – не выдуманный былинный герой, а реальный человек. Он во времена Киевской Руси защищал землю Русскую от врагов, а в последние годы жизни принял монашеский постриг. Затаив дыхание, они слушали рассказ экскурсовода о том, что несколько лет назад мощи преподобного Ильи Муромца были исследованы учёными, которые обнаружили у святого богатыря множественные переломы ключиц и следы от удара копьём на его плечах и руках. Ещё учёные выяснили, что Илья Муромец болел редким заболеванием гипофиза: оно приводило к утолщению костей и давало рукам огромную силу, но ослабляло мышцы ног. «Так вот почему Илья Муромец был конным ратником!» – догадался мальчик».

Автор произведения не поддаётся собственным фантазиям и поэтому делает сноски в повести на первоисточники, прессу, труды учёных.

Исторические факты приводятся не ради их самих, а для обогащения восприятия исторической линии повествования. Рассмотрим этот приём автора подробно на теме о знаменитых днепровских порогах. Когда о порогах заходит разговор в поезде, то автор произведения (через героиню бабушку Веру) ссылается на высказывания историка В.О. Ключевского. И эта запись полностью передана дословно, потому что её сделал герой произведения Максим именно из труда учёного в свою тетрадь и подписал: (Ключевский В.О. Курс русской истории. М., 1987 г. Т. 1. стр. 171). Так, выписка из исторического исследования становится записью художественного произведения нисколько не меняя своего содержания и обогащая последнее. Рассмотрим этот эпизод подробно.

«– Бабуля, скажи, что ты знаешь о порогах?

Вера Сергеевна, только что купившая кулёчек черешни у торговавшей в вагоне бойкой девушки, положила его перед внуком на стол и собралась с мыслями. Немного помедлив, она сказала:

– Во-первых, сейчас увидеть пороги в таком виде, в каком их создала природа, нельзя. Они затоплены водой в связи со строительством Днепрогэса. Во-вторых, много веков назад на пути «из варяг в греки» днепровские пороги были самым тяжёлым препятствием для Руси. В начале двадцатого века значительных порогов насчитывалось десять, а тысячелетием раньше – семь. Ты уже знаешь, Максимка, что лицо Русской земли представляет собой обширную равнину. Однако эта равнина включает как низменности, так и возвышенности. Одна из них – Авратынская – начинается недалеко от Карпат и тянется с запада на восток через Волынь и Подолье. Её отроги между нынешним Днепропетровском и Запорожьем пересекаются с Днепром. Поэтому в этом месте река делает крутой изгиб к востоку. Отроги Авратынской возвышенности, как передают их очевидцы, имели разные формы. По берегам Днепра высились огромные скалы. Берега были отвесными, наподобие каньона. Они сжимали широкую реку, русло которой было загромождено скалистыми островами и перегорожено грядами камней. Иногда такая гряда сплошь загораживала реку – это и был порог. А если в гряде были разрывы, в которые могли пройти суда, то такую преграду называли «забором». <…>

Рассказ бабушки о порогах, которые теперь скрыты от человеческих глаз, глубоко заинтересовал Максима. Поэтому в Севастополе в его толстой тетради появилась и такая запись: «Небольшие размеры русских однодеревок облегчали им прохождение порогов. Мимо одних Русь, высадив челядь на берег, шестами проталкивала свои лодки, выбирая в реке вблизи берега места, где было поменьше камней. Перед другими, более опасными, она высаживала на берег и выдвигала в степь вооружённый отряд для охраны каравана от поджидавших его печенегов, вытаскивала из реки лодки с товарами и тащила их волоком или несла на плечах и гнала скованную челядь. Выбравшись благополучно из порогов и принёсши благодарственные жертвы своим богам, она спускалась в Днепровский лиман, отдыхала несколько дней на острове св. Елевферия (ныне Березань), исправляла судовые снасти, готовясь к морскому плаванию, и, держась берега, направлялась к устьям Дуная, всё время преследуемая печенегами. Когда волны прибивали лодки к берегу, русы высаживались, чтобы защитить товарищей от подстерегавших их преследователей. Дальнейший путь от устьев Дуная был безопасен… это – мучительное плавание, исполненное невзгод и опасностей».

  Тема прохождения порогов главными героями повести в её «исторической» части прописана замечательно.

«С рассветом ладьи потащили волоком по берегу, а небольшие лодки-однодеревки стали уходить в шум, в брызги, во встречные волны, вздымавшиеся от ударов воды о скалы, в пенные бурлящие сугробы у камней, то острых, то закруглённых, торчащих над клокочущей рекой.

Любомир упросил отца пройти пороги водой на лодке. Ратибор понимал, что сейчас самый подходящий момент для научения сына, поэтому он взял в руки шест и, отчаянно работая им, вышел на стремнину. Мальчик зорко наблюдал за работой отца, отталкивавшегося шестом от камней. Отрок чувствовал, как лодка вскидывалась на воде, бурлящей под днищем. Казалось, что волны бились в борта сразу со всех сторон.

Любомир вцепился двумя руками за край, туловищем прижался к кожаному мешку, закреплённому у кормы. Страха не было, но всё естество мальчика напряглось, и это напряжение усиливалось в те моменты, когда казалось, что лодка разлетится вдребезги, устремлённая потоком воды на острые камни. Но ловкие и уверенные движения Ратибора предотвращали крушение снова и снова…

Люди были изрядно измучены, но не теряли бодрости. Любомир же чувствовал себя счастливчиком, испытывая трудности, которые по плечу взрослым, тем более что отец иногда давал ему возможность поработать шестом, внимательно следя за действиями сына, чтобы вовремя перехватить шест на случай ошибки.

Наконец, гладкая степь открылась взору утомлённых путников, вымокших в водяных брызгах, и река привольно и широко разлилась перед ними, успокаивая свои воды, утишая норов».

Татьяна Шорохова умело соединяет в одно чувство события прошлых лет с событиями, происходившими в недавнем прошлом. Во время поездки Максим смотрит в окно поезда, видит незнакомые постройки, дома, храмы. На что-то он обращает более пристальное внимание. Спутник, участник Великой Отечественной войны, может о многом поведать.

«Мальчик вопросительно взглянул на попутчика, и тот с готовностью объяснил:

– Это Инкерманский Свято-Климентовский монастырь. Очень древний. В горном массиве вырублены маленькие храмы ещё, как считается, в первом веке, при святом Клименте.

– А кто он – святой Климент? – спросил Максим.

В разговор вступила бабушка Вера.

– Святой Климент – ученик апостола Петра, третий епископ Рима».

И далее идёт рассказ о жизни Климента. Читатель из разговора с попутчиком узнаёт, что этот седой старик в годы Великой Отечественной войны защищал Севастополь. Так незаметно разговор о прошлом далёком переходит к событиям середины двадцатого века. В конце своего рассказа ветеран добавляет: «Сейчас я живу в Челябинске, а в Севастополь приезжаю каждый год на дорогие могилы». И эпитет «дорогие», относящийся к могилам, наполняется в душе мальчика и читателя однозначным значением.

Книга является и своеобразным указателем для читателя на значимые места Севастополя: «Южная бухта, Северная сторона, Малахов курган, Графская пристань, мыс Хрустальный, Панорама, Диорама, Покровский собор… Прекрасные имена севастопольских достопримечательностей и географических названий западали в память Максима, будили его воображение, веселили его пытливый ум радостью постижения нового, неизведанного пласта русской истории, причём истории героической». Образовательную и воспитательную задачу автор повести выполнила.

Сюжет книги, используемые художественные средства автором продуманы и применены так, что вся повесть читается легко. И хотя повествование насыщено историческими событиями, географическими названиями, именами известных деятелей, в повести нет никаких нагромождений из фактов, нет переизбытка в количестве героев ппроизведения, не заблудиться читателю в сюжетных перипетиях.

Следует обратить внимание и на то, что Т. Шорохова не идеализирует современность, не уходит от проблем, видит их: «Однажды, гуляя в дальней стороне городища, друзья натолкнулись на местных ребят, спящих в тени густого кустарника. Рядом валялись использованные одноразовые шприцы. Оксана отшатнулась и боязливо попятилась. Максим и Виктор тоже посчитали правильным уйти оттуда незамеченными. Друзья не стали обсуждать увиденное, но в этот день они не шутили и не смеялись». Вместе со своими героями Татьяна Шорохова не обсуждает увиденное, не шутит и не смеётся. Всё это сюжеты для других повестей, рассказов, кинофильмов, которыми так переполнено сегодняшнее культурное пространство.

И ещё в книге говорится о дружбе подростков: мальчиков из Новгорода (Россия) и Полоцка (Беларусь) и девочки из Чернигова (Украина). Книги других эпох и о других эпохах могут сказать многое и даже предвосхитить будущее. Здесь отметим, что события, происходившие на Украине в 2014 году и продолжающиеся сейчас, автор произведения предвидела ещё на рубеже тысячелетий. Хотя Татьяна Шорохова не ставила перед собой задачи быть каким-либо пророком, учителем-назидателем, не имела намерений делать прогнозы о событиях, которые будут разворачиваться в будущем в жизни Украины и России, и всё-таки… Об этом знают и размышляют юные герои повести: «Оксана потупилась. Мальчики видели, что она и дальше готова называть белое чёрным. Поэтому Максим примирительно сказал:

– Ты, Оксана, наверное, не те книги читаешь. Меня бабушка учит, что, кроме учебников, написанных «под политиков», надо читать и книги других эпох. Тогда откроется правда и никто не сможет человека одурачить.

– Ты хочешь сказать, что я – дура? – вскипела Оксана.

– Успокойся, Ксюша, тебя дурой никто не называет, – мягко сказал Виктор. – Я слышал от отца, что сегодня кому-то выгодно перессорить нас между собой – русских, украинцев и белорусов. Ведь когда мы – врозь, мы слабые, а когда мы вместе – мы непобедимы. Несмотря ни на что, тысячу лет мы продержались вместе. И вдруг – на тебе, оказались врагами.

Оксана ещё порывалась что-то сказать, но Максим перебил её неожиданным вопросом:

– Ты говорила, что у тебя есть старший брат. Разве ты хочешь, чтобы, когда мы стали взрослыми, он начал бы воевать против нас с Виктором и кого-то из нас убил?

Девочка растерянно посмотрела на друзей и быстро замотала головой:

– Нет! Нет!».

Этот эпизод был актуален во время написания повести и в год её выхода, остаётся актуальным и сейчас. Как вечно будут актуальны размышления юных героев в следующем отрывке: «Когда на следующий день Максим рассказывал Виктору и Оксане о посещении Георгиевского монастыря, они долго спорили, почему одним людям дороги святыни, а другие их с лёгкостью уничтожают. Причины ребята видели разные, но сошлись в одном: разрушать древние святыни своего народа – это зло, которое на нашей земле не должно повториться.

Однако Максим, перед глазами которого стояли корявые надписи имён и прозвищ, оставленные бездушными людьми на камнях монастырских построек, понимал, что мало сейчас в нашем Отечестве тех, кто искренне ценит духовные святыни своего народа».

Знать и ценить духовные святыни своего народа – одна из задач государственных и общественных структур современной России. Без знания прошлого и уважительного отношения к нему нельзя идти в будущее. Понять прошлое, найти ему место в повседневной действительности, в настоящем помогает замечательная книга Татьяны Шороховой «Поход на Корсунь». 

Александр Бузунов,

Почётный работник образования
Российской Федерации
(Севастополь, 2015 г.)



Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

  виньетка  

Как помочь
Рейтинг@Mail.ru Карта сайта
Разделы портала