СКАЗКИ ДЛЯ ДЕТЕЙ И ВЗРОСЛЫХ | Татьяна Шорохова
Главная » Татьяна Шорохова
  виньетка  
Распечатать Система Orphus

СКАЗКИ ДЛЯ ДЕТЕЙ И ВЗРОСЛЫХ

Оценка:
1 голос2 голоса3 голоса4 голоса5 голосов (1 голос: 2,00 из 5)
Загрузка...

ТАТЬЯНА ШОРОХОВА

<<назад     содержание     вперед>>

 

ДЕВИЦА-ПОЛЯНИЦА*

Жила-была на свете сиротинушка Дарьюшка. Росла она без отца, без матери у своей крёстной – божатушки*. Божатушка еще в молодости овдовела, своих деток не имела, как могла, Дашеньку жалела. Да и Дашенька в ней души не чаяла – во всем старалась её горькое вдовство скрасить.

Выросла Дашенька всем на загляденье да на радость – и пригожая, и работящая, и душою добрая. Вот и стали люди звать её Дарья-отрада.

Пришло время, нашёлся Дашеньке жених Иван-богатырь, сватов к божатушке заслал, согласие Дарьюшки и её крёстной матери получил. Полюбились друг другу Дарья-отрада да Иван-богатырь, обручились, кольцами золотыми обменялись и стали готовиться к свадьбе-венчанию: Дашеньке подвенечное платье шьют, Ивану кафтан новый справляют… Да не выпало им лёгкого счастья.

За неделю до свадьбы налетела на их землю сила поганая, несметная. Все богатыри да витязи собрались и землю родную защищать поскакали.

Ждёт-пождёт Дарья-отрада своего суженого, да только плохих вестей дождалась.

Богатыри, что с войны вернулись, рассказали, как налетели во время битвы птицы железные, семерых богатырей схватили да и за горы к поганым унесли. В плен попал и Иван-богатырь.

Как заплакали-запричитали девицы, без женихов оставшиеся, как запели песни протяжные, жалостливые, так в каждом доме об их разбитом счастье слезы полились.

Три месяца девушки не унимались. Первой плакать Дарья-отрада перестала, обошла всех невест горемычных, собрала их вместе и говорит:

– Девушки-красавицы, душеньки-подруженьки! Одно у нас горе, одна на всех беда. Плакали мы, бились, да слезами горю не поможешь. Пойдёмте в церковь – Богу помолимся, да у старого батюшки совета спросим, чем женихам помочь?

Выслушали Дарью-отраду подруги и отвечают:

– Хорошо. Через три дня в воскресенье и пойдём.

Наступило воскресенье. Собрались девушки в церковь идти, в красивые платья нарядились, новые туфли надели. Только Дарья-отрада в скромном платьице молиться пошла.

Вот идут девушки по улице – туда–сюда по сторонам смотрят, головами вертят: давно перед народом не прохаживались. Одна Дашенька под ноги глядит, ничего вокруг себя не замечает, Ивана своего вспоминает.

Тут навстречу девицам скоморохи из-за угла вывернули, на гармошке да балалайках играют-приплясывают, весёлые песни поют. Увидели девиц нарядных и прямо к ним направились:

– Что загрустили, красавицы, носы повесили?

– Женихов наших птицы железные в плен унесли, – отвечают.

– Разве это беда? – говорят скоморохи. – Женихов ещё на свете много! Мы вам получше ваших богатырей женихов найдём. Хватит вам ждать тех, кого, может, давно и в живых-то нет. Пора и повеселиться-порадоваться. Пойдёмте с нами на гулянье – не пожалеете, от своих печалей поразвеетесь, с заезжими купцами попляшете. Во-он их сколько нынче в наш город понаехало!

Остановились девицы-красавицы, зашушукались, на скоморохов весёлых поглядывают. А те знай плясовую играют – у девиц ноги сами в пляс просятся! Только Дарья-отрада стоит, в землю потупилась.

Тут одна девушка и говорит:

– Почему бы нам, подруженьки, и вправду не отвлечься от нашей беды?

Повернулись девицы-красавицы и пошли за скоморохами на лужайку – хороводы водить, с заезжими купцами шутить-озорничать. Одна Дарья-отрада на дороге к храму осталась.

Вздохнула она о девушках неверных, об их женихах несчастных, а сама пошла в церковь. Там Спасу до земли поклонилась, Богу помолилась и попросила у батюшки благословения ехать искать своего Ивана-богатыря.

Не сразу мудрый батюшка ей ответил, трудную думу думал, а потом и сказал:

– Поезжай, доченька, с Богом, – и благословил Дарью-отраду на подвиг великий.

Пришла Дарьюшка домой, рассказала своей божатушке, что взяла в церкви благословение ехать выручать своего Ивана-богатыря. Ахнула божатушка, схватилась за сердце, а потом успокоилась и стала собирать свою крестницу в путь-дорогу дальнюю. «Если бы мой супруг не погиб, а в плен попал, я бы тоже его искать пошла», – подумала крёстная.

Заказала божатушка мастерам сделать Дарьюшке доспехи по её росту – шлем с личиной, кольчугу, поручи-поножи, щит да меч. Дала ей рубаху льняную, домотканую, старинный сарафан про запас.

– Может, не всё тебе воевать придётся, – сказала.

А потом вывела божатушка из конюшни коня белого богатырского и Дарье-отраде поведала:

– Этот конь мужа моего, в сечи убитого, домой принёс. Будет он тебе служить верно и тебя домой принесёт – живую или мёртвую. Седлай коня, одевай доспехи. Теперь ты не Дарья-отрада, а Девица-поляница: по полям да горам тебе скакать, Ивана-богатыря искать.

Облеклась в доспехи богатырские Девица-поляница и поклонилась до земли крёстной матери, а та ей наказ дала:

– Пуще жизни крестик нательный береги и ничего для спасения жениха своего не пожалей: ни красоты, ни молодости, ни счастья.

Села Девица-поляница на коня и в дальнюю сторону поскакала. А её подружки в это время на лужайке со скоморохами плясали, в чистом поле пыль увидали, а откуда она взялась, допытываться не стали.

Ехала, ехала Девица-поляница по чистому полю: через реки синие на коне переплывала, в ковыльные степи попала. Вдруг навстречу ей воительница на чёрном коне выехала, грозным голосом закричала:

– Я врагиня твоя по имени Волчья сестра. Ты зачем едешь в мою сторону, Девица-поляница? Не жениха ли своего Ивана ищешь? Ничего у тебя не выйдет. Иван-богатырь на крепкую цепь посажен и работает на моих братьев день и ночь!

Ничего не ответила ей Девица-поляница, а вступила в бой с Волчьей сестрой. Бились они с полудня до вечерней зари – кольчуги свои изорвали, мечи зазубрили. Вдруг Волчья сестра Дарью-отраду в грудь ударила. Да извернулся конь богатырский, Девицу-поляницу от верной гибели спас. Только кольчуга у богатырки на груди надорвалась, бирюзовый крестик в дырочке засиял, Волчью сестру по глазам светом ясным ударил. Отшатнулась она в страхе, а Девица-поляница рубанула врагиню своим мечом, так руку правую ей и отсекла.

Повернула своего чёрного коня Волчья сестра и наутёк пустилась, а Дарья-отрада с белого коня слезла, дала ему отдых, а потом дальше поскакала.

Долго ли, коротко ли ехала Девица-поляница, на пути ей встретились горы высокие, пропасти глубокие. На большую крутизну поднялась – дальше с конём ходу нет.

Попрощалась Дарья-отрада с конём белым, в пещере его спрятала, там же и доспехи богатырские сложила и под видом нищенки пошла по горным тропкам Ивана-богатыря искать.

Долго ей не попадался ни один живой человек. Наконец, на краю глубокой пропасти встретилась Девице-полянице ведьма чернее ночи. Подошла к ней Дарья-отрада и спрашивает:

– Не знаешь ли, тётушка, где мне Ивана-богатыря, жениха моего, найти?

– Знаю, – отвечает. – Отдай мне свой крестик бирюзовый, скажу.

– Бери у меня, что хочешь, только крестик мой крещальный я тебе отдать не могу!

– Тогда отдавай свою красоту! – сказала ей ведьма.

– Хорошо, возьми красоту тётушка, только укажи дорогу.

Ведьма чернее ночи стала красавицей, а Дарья-отрада – уродиной. Та девице и говорит:

– Видишь вон ту снежную гору? Дойдёшь до неё, там моя средняя сестра живёт. Она тебе дальше путь к жениху твоему покажет.

Пошла Девица-поляница к горе снежной, а сама – чернее ночи. Зверь её дальней дорогой обходит, птица стороной облетает, солнце, и то за тучку прячется, чтобы на Дарью-отраду не смотреть.

Вот дошла Девица-поляница до снежной горы, встречает ее старуха – волосы седые, косматые, сама в три погибели согнулась. Увидела Дарью-отраду и спрашивает:

– Как же ты забрела в мои владения? Что тебе надо?

– Мне путь сюда твоя младшая сестра указала. Я ищу Ивана-богатыря. Подскажи мне к нему дорогу.

– Отдай мне свой крест бирюзовый, подскажу, – отвечает ведьма.

– Не могу тебе крестик нательный отдать. Проси, что хочешь, – говорит Девица-поляница.

– Тогда молодость отдай! – закричала ведьма.

– Хорошо, возьми молодость, только путь к моему жениху укажи.

Распрямилась тут старуха, выровнялась. Волосы её потемнели, в тугие косы свились, а Дарья-отрада седыми космами покрылась, в три погибели согнулась.

– Иди вон туда, к синему озеру, – указала ей средняя ведьма. – Там встретишь мою старшую сестру, она тебе дальше путь укажет.

Идёт Дарья-отрада, к земле гнётся. Зверь её дальней тропой обходит, птица стороной облетает, солнце и луна за тучки прячутся, ветер и тот поверху веет. Дошла Девица-поляница до синего озера – дорогу ей ведьма загораживает. Сама, как кость обглоданная. Глаза бельмами закрыты, ничего не видит, а руками так во все стороны и шарит.

– Ты зачем сюда явилась? – Девицу-поляницу спрашивает.

– Укажи мне дорогу к Ивану-богатырю.

Ощупала ведьма Девицу-поляницу, пальцами на крестик наткнулась и говорит:

– А ты отдай мне свой крестик нательный – укажу!

– Не могу свой крестик бирюзовый отдать, – говорит Дарья-отрада. – Проси, что хочешь.

– Не можешь отдать крест бирюзовый, отдавай свои глаза зрячие!

– Хорошо, бери, – согласилась Дарьюшка.

У ведьмы глаза зрячими стали, а у Девицы-поляницы бельмами закрылись.

Вытолкала её ведьма на ровную дорогу, в руки клюку сунула и засмеялась:

– Теперь иди по дороге прямо, невеста-уродка! Как собачий лай услышишь, знай – ты в селение пришла. Живёт в том селе однорукая Волчья сестра со своими братьями. У них на цепях прикован Иван-богатырь со своими земляками. Увидеть ты их уже никогда не увидишь, только по голосу жениха своего узнаешь.

Идёт Дарьюшка с лицом чернее ночи, с бельмами вместо глаз, лохматая, седая, в три погибели согнутая. Слышит, собаки залаяли, под ноги бросаются. Поняла, что в селение пришла.

Жители со своих домов повыскакивали, на слепую странницу-старуху смотрят, как она сюда попала, понять не могут. А Девица-поляница хотя глазами ничего не видит, зато всё слухом слышит да сердцем чует. Понимает Дарья-отрада, что люди здесь добра ей не желают, хотя и не бьют.

Вдруг подходит к ней Волчья сестра и говорит:

– На тебе крест бирюзовый, как на Девице-полянице! Ты что, Дарью убила, а крест её на себя нацепила?

– Да, Дарью-отраду я убила, – только и сказала странница.

– Так значит получается, ты ей за меня отомстила?! – развеселилась Волчья сестра. – Я тебя за это отблагодарю!

И врагиня повела слепую Девицу-поляницу к своему старшему брату.

Как вошли они во двор, услышала Дарья-отрада звон цепей да голос Ивана-богатыря, своим друзьям сказавшего:

– Смотрите, братцы, на старухе – крест. Видно, она из нашей земли сюда пришла.

Волчья сестра завела слепую в дом, всех братьев-дядьёв своих собрала, всё селение созвала – странницу всем показывает, про бой с Дарьей-отрадой рассказывает.

– А теперь, – говорит Волчья сестра, – послушаем, как эта старуха Девицу-поляницу сгубила.

– Хорошо, всё вам расскажу, ничего не скрою. Только сказ мой долгий будет. Старая я, не могу коротко говорить, всегда издалека начинаю.

И стала странница разные небылицы плести, сказки сказывать, три дня без умолку говорила, а про главное еще так и не сказала. Слушали её враги, слушали, да от усталости на четвёртую ночь друг на друга спать и повалились.

А Дарья-отрада вышла на ощупь во двор, подошла к пленникам.

– Тихо, не бойтесь меня, – сказала она своим землякам. – Я вашего роду-племени, пришла вам помочь.

Тут она дотронулась до цепей Ивана, они и попадали с рук-ног богатырских. Так освободила от оков всех своих земляков.

Вышли они за село, поспешили к озеру синему. Старшая ведьма даже не показалась: побоялась, что Дарья-отрада свои зрячие глаза обратно заберёт.

Потом дошли они до снежной горы. Средняя ведьма тоже к ним не вышла. Видно, думала, что Девица-поляница свою молодость обратно вернёт.

Не вышла к ним навстречу и младшая ведьма, чтобы Дарьину-то красоту у себя навсегда оставить.

А слепая Девица-поляница теперь только об одном думала, одному радовалась, что спасён её Иван-богатырь со своими земляками.

Вот они уже перевалили через горы высокие и подошли к пещере, где стоял белый конь и лежали доспехи богатырские.

– Чей это конь, чьи доспехи? – спросили богатыри у слепой старухи.

– Мои, – ответила она, а сердцем почуяла, что не поверили ей. Ничего не стала объяснять им Дарья-отрада, только голову ещё ниже опустила. Это как раз на утренней зореньке было, ясное солнышко из-за края земли показывалось.

Страшно было богатырям смотреть на слепую дряхлую старуху чернее ночи, но она их спасла, и потому они все повернулись к ней, до земли поклонились, за спасение от всего сердца бабушку поблагодарили.

В это время луч солнца заиграл на крестике бирюзовом, и крестик Ивану-богатырю еще раз в глаза кинулся:

«А крестик точно такой, как у моей Дарьюшки-отрады», – подумал Иван.

А тут и белый конь подошёл к слепой страннице и головой о её плечо потёрся. Погладила старуха богатырского коня – на кривом пальце кольцо золотое блеснуло. Узнал его Иван-богатырь – понять ничего не может.

– Откуда у тебя это кольцо?! – спрашивает.

– Жених мне его на руку надел, – отвечает слепая.

– Я не тебе надевал кольцо, – закричал тут Иван-богатырь, – а Дарье-отраде! Она девица-красавица, а ты уродина старая!

Ничего не ответила ему Девица-поляница. Села она на коня – только её и видали, а богатыри сами домой пошли. Уже издали заметили они, как птицы железные над высокими горами и ковыльной степью покружили-покружили, да и за горы вернулись.

Вот входят богатыри в родной город и видят – невесты-то их на лужайке со скоморохами да заезжими купцами пляшут, песни поют. Увидели своих женихов-богатырей, испугались, неверные, за чужие спины попрятались.

Народ на улицы валом валит, богатырей встречает. Не знают люди, как их лучше усадить-угостить, как обо всём узнать-расспросить.

А Иван-богатырь от угощения отказывается, да к дому Дарьи-отрады поспешает, к невесте своей торопится. Вышла ему навстречу божатушка, обняла-обрадовалась:

– А где же Дарьюшка? – спрашивает. – Она ведь тебя поехала вызволять-выручать!

Понял тут Иван-богатырь, что слепая старуха чернее ночи и была его невеста Дарьюшка, которая всё отдала, ничего не пожалела, чтобы его спасти.

Кинулся он к дому отца-матушки, обнял их, поцеловал, оседлал богатырского коня и поскакал, куда глаза глядят, Дарью-отраду искать.

Долго ездил по белу свету Иван-богатырь, у всех про слепую старуху расспрашивал. Да никто её не видел, а кто и видел, стороной объехал, не то, чтобы с ней словом перемолвиться.

Однажды в лесной глуши оказался Иван-богатырь возле ветхой избушки, в которой жил старец-отшельник. Рядом деревянная часовенка красуется, маленький колокол на звоннице висит.

Рассказал старцу Иван-богатырь о своей беде-кручине, а старец и говорит:

– Раз в году по весне приезжает Девица-поляница к моей часовенке помолиться, душу свою излить. Хочешь, оставайся, живи у меня, дожидайся своей невесты.

Остался Иван-богатырь у старца-отшельника и стал свою невесту ждать. В середине весны, когда распустились листики и зацвели цветы, приехала Девица-поляница к часовенке, подошла под благословение к старцу, а тут к ней и Иван-богатырь вышел.

Бросился молодец перед слепой старухой на колени, стал просить:

– Прости меня, Дарьюшка, невеста моя, что тебя обидел. Не убегай от меня, не скрывайся. Нет мне жизни без тебя.

Как только промолвил Иван-богатырь слова сердечные, вернулись Девице-полянице глаза голубые зрячие, краса и молодость и стала перед ним прежняя Дарья-отрада.

А остальное доскажите до конца – от своего лица: словами старинными – сказку новую, по свету идти готовую. Её умный сразу поймёт, а дурак – пустой мешок понесёт.

 

 

* Поляница – богатырка в Древней Руси. Сражалась наравне с мужчинами в сечах.

* Божатушка /древнерусское/ – крёстная мать.

 

<<назад     содержание     вперед>>



Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

  виньетка  

Как помочь
Рейтинг@Mail.ru Карта сайта
Разделы портала