Воскресный день земли родной | Татьяна Шорохова
Главная » Татьяна Шорохова
  виньетка  
Распечатать Система Orphus

Воскресный день земли родной

Оценка:
1 голос2 голоса3 голоса4 голоса5 голосов (Пока никто не проголосовал)
Загрузка...

(сборник статей)

Татьяна Шорохова

В данный сборник статей, изданных в Тосно в 2009 году, включены избранные статьи, посвященные в основном истории Православия в городе Тосно и Тосненском районе. Они написаны с 2001 по 2009 годы в Тосно. Статьи публиковались в газетах «Тосненский вестник», «Православный Санкт-Петербург», «За Православие и Самодержавие», «Новое Тосно», «Таврида Православная». Публиковавшиеся статьи печатаются с авторскими изменениями. Сборник дополнен стихами автора статей.
В ряде статей, предлагаемых вниманию читателей, использованы материалы, собранные Тосненской Центральной районной библиотекой.

 

виньетка

^ ВНЕ ВРЕМЕНИ

Начало Тосненскому Яму в 1715 году положили ямщицкие семьи, переехавшие сюда из городов Казанской и Нижегородской губерний. Русские по своей этнической и вероисповедной принадлежности, они поселились на берегу реки Тосны и образовали православную общину – первую и последнюю в истории города Тосно. В документах петровской эпохи, касающихся Тосненского Яма, фигурируют исключительно русские имена и фамилии.
Главным делом православных людей на новом месте жительства сразу же стала постройка церкви во имя Казанской иконы Божией Матери. Деревянный храм был возведен за короткий срок и освящен уже в первом полугодии 1715 года. От 1715 года и принято отсчитывать возраст тосненской церкви; тогда же сложился и православный приход.
В Тосне жили и старообрядцы, но они поселились здесь чуть позже, когда вернули часть ямщиков, бежавших с дороги во время их переселения на Тосненский Ям.
За время своего существования, (а оно длится и сейчас), тосненский православный приход возвел и первый, и все последующие храмы Казанской иконы Божией Матери: деревянный (дважды – 1715, 1717) на берегу реки Тосны, кирпичный (дважды – 1735, 1818) на берегу Смоляного ручья, деревянный на загородном кладбище в послевоенное время.
В прежние столетия приход учил детей грамоте, налаживал в Тосне медицинскую помощь, занимался пожарным делом, хлопотал об устройстве одиноких стариков и сирот, заботился о нравственном воспитании молодежи и был, выражаясь современным языком, первым культурным центром нашего поселения.
В течение почти трехсот лет своего существования приход в Тосно, несмотря ни на какие лихолетья, сохранил Веру предков и сумел сберечь здесь очаг духовной жизни даже тогда, когда вокруг многие храмы, а вместе с ними и церковные общины, просто перестали существовать. В XX веке уцелевшие в годы репрессий верующие приезжали из окрестных «градов и весей» на молитву именно сюда, в Тосненский кладбищенский храм.
История церковных зданий оказалась значительно короче истории православного прихода в Тосно и является лишь частью большой и нелегкой – соборной – судьбы людей, объединенных единой Верой и общей молитвой. Уникальность духовной истории в Тосно как раз в том и состоит, что жизнь православной общины здесь не прерывалась ни на один день. Православный приход только внешне вынужден был оформляться то в те, то в другие документальные бумаги, в зависимости от переменчивой светской власти, но по своей духовной сути приходская жизнь не менялась.
Дважды сменился государственный строй, а Церковь Божия устояла. Даже тогда, когда закрыли каменный храм (ныне здесь помещается старый ДК), люди от Веры не отреклись. Они устроили храм в кладбищенской часовне. Когда же и в нем запретили Богослужения, верующие продолжали собираться по домам, вместе молились, приглашали священников, которые в частных домах и квартирах совершали Богослужения на антиминсе (специальный плат с мощами, без которого невозможно совершение Литургии – главного Богослужения христиан; где этот плат, там и храм Божий). С перерывами церковь в Тосно в советское время была закрыта лишь около 8 лет (1937-1942, 1944-1947 гг.). И многие из тех, кто молился в церкви до ее закрытия в 1936 году, приходили в храм на кладбище и в годы войны, а также участвовали в церковной жизни после открытия храма в 1947 году. Многие из них уже преставились ко Господу. Но те верующие, которые были в те далекие годы юными прихожанами нашей церкви, и теперь славят Бога в Тосненском храме.
Сегодня с полным правом можно говорить о том, что Тосненский православный приход является самым старинным в Тосно добровольным объединением людей, сохранившимся здесь при всех перипетиях бурной русской истории. И с этим фактом нельзя не считаться. Преемственность и непрерывность церковной жизни на историческом Тосненском Яму – важнейшее достояние современного Тосно, то живое наследие предков, которое надо всеми силами оберегать и прихожанам, и священноначалию, и местной власти.
В городской храм и теперь ходят люди, которые носят коренные тосненские фамилии. Конечно, сейчас в городе немало и приезжих, к ним принадлежит, кстати, и автор этих строк. Но мы – пришельцы – явились на готовое, на то, что было здесь создано всеми предшествующими поколениями, что было сохранено тосненцами в XX веке. Мы, приехавшие, приникли к неиссякшему в безбожные времена роднику теплой молитвы и проповеди Слова Божия, вошли в общину скромных и терпеливых людей, принявших нас такими, какие мы есть, делящихся с нами сокровищами духовной традиции Святой Руси. Традиции, как показало время и события нашей отечественной истории, неистребимой никакими человеческими замыслами и усилиями. Крепкие люди живут в городе Тосно – потомки его основателей! Низкий поклон им – живым, и вечная память почившим.
Сегодня тосненский приход продолжает оставаться частью Руси, носящей в сердце Бога. Община верующих хранит духовный светильник Веры Православной, совершает Богослужения по чину, по которому молились и Александр Невский, и Серафим Саровский, и Иоанн Кронштадтский – все поколения русского народа, начиная от святого киевского князя Владимира и заканчивая такими праведниками нашего времени, как почивший недавно Патриарх Алексий II.
И потому православный народ богоспасаемого града Тосно надеется на восстановление главной его святыни – старинной каменной церкви во имя Казанской иконы Божией Матери. Мы верим, что традиционному русскому храму найдется место в черте городской застройки, как это было у многих поколений коренных тосненских жителей. И у тосненцев будет не только кладбищенский храм, но и приходской, как это и полагается для устроения правильной жизни православной общины.
«Новое Тосно»,
( под псевдонимом Светлана Белова)

^ КАЗАНСКАЯ ЦЕРКОВЬ В ТОСНО

Березы в инее. Снега.
И голубая, золотая
Церквушка, Русь оберегая,
Стоит – радушна и строга.
Куда еще идти, когда
Душа взыскует утешенья?..
Восходят к Небу песнопенья,
А, значит, стерпится беда.

И Богородицы покой
Теплом старинным сердце тронет,
Лишь подойдешь к Ее иконе
И Лик увидишь неземной.
О, сколько милости святой
Таится в нем и силы нежной!

И встреча здесь с самим собой –
Как вдох последний –
Неизбежна.

^ НАСТАВНИК АЛЕКСАНДРА I

Там, где сливаются река Тосна и Смоляной (Смолин) ручей, есть место, о котором тосненцы вспоминают, кто с болью, а кто со стыдом, – это чудом сохранившийся «островок» старинного кладбища у бывшего храма в честь Казанской иконы Божией Матери (ныне ДК). Знатокам истории нашего города известно, что на этом кладбище хоронили основателей ямской слободы Тосненский Ям, их потомков, священнослужителей Казанской церкви, а также жителей окрестных деревень и помещичьих усадеб.
Почти двести лет назад был отпет в тосненском храме Казанской иконы Божией Матери и похоронен рядом с церковными стенами выдающийся сын России екатерининской эпохи Николай Васильевич Верещагин, полный тезка известного художника.
В свое время Н.В. Верещагин был признан первым математиком России. Он же первым в нашем Отечестве начал преподавать аналитическую геометрию. На его лекции приезжали люди со всего Петербурга, в том числе М.И. Кутузов и А.А. Аракчеев. Сохранились сведения, что Екатерина II пригласила Н.В. Верещагина в Зимний дворец, желая прослушать его лекцию по механике.
Родился Николай Васильевич Верещагин в Елизаветинское царствование 17 декабря 1744 года в семье поручика в отставке (скоро исполнится 265 лет со дня рождения выдающегося математика). Родиной Н.В. Верещагина является Вологда. Оставшись без отца в раннем возрасте, будущий ученый довольно рано вступил на стезю самостоятельной жизни. Мать Николая Васильевича, видя тягу сына к знаниям и его несомненную одаренность, привезла мальчика из Вологды в столицу России и сумела определить в артиллерийскую школу. В ту пору ему было одиннадцать лет.
Блестящие дарования юного воспитанника школы были замечены сразу, поэтому после завершения образования его оставляют преподавать военные науки и математику при артиллерийском и инженерном корпусе, в который преобразовалась школа в 1763 году. Николай Васильевич Верещагин был человеком разносторонним, занимался естественными науками, историей, философией, знал французский, итальянский немецкий языки, латынь.
Кроме чтения лекций в корпусе, Н.В. Верещагин для одаренных детей и любителей математики проводил занятия и у себя на дому, причем, бесплатно. Некоторые из его учеников стали известными учеными, например, математики С.Е. Гурьев и В.И. Висковатов. Педагогический талант ученого-преподавателя привлек внимание Екатерины II, и в 1793 г. Николай Васильевич был приглашен обучать математическим и военным наукам внуков императрицы, сыновей Павла I, великого князя Александра, в будущем – Александра Благословенного.
Существует предание, хотя и маловероятное, что, когда царственная бабушка искала для внуков достойных учителей, свои услуги русскому двору предложил знаменитый Дидро, запросив при этом высокую плату. На это, якобы, Екатерина II ответила «у меня есть свой Дидро», предложив место наставника будущего русского императора Н.В. Верещагину. Существование этого предания, хотя и недостоверного, все же является показателем того, насколько высоко ценили современники выдающийся педагогический талант Николая Васильевича Верещагина.
За труды по воспитанию царственных отпрысков императрица подарила ученому «в вечное и потомственное владение» 1000 душ крестьян. Архивными документами подтверждается, что это была расположенная неподалеку от Тосненского Яма деревня Ушаки и земли, прилегающие к ней. Заслуги придворного педагога перед Россией были столь велики, что император Павел после своего воцарения не подверг Николая Васильевича опале, как многих других ставленников Екатерины, а, наоборот, наградил орденом святой Анны. «Вот тебе за Александра», – сказал царь Н. В. Верещагину, вручая ему награду.
В 1797 г. в чине генерал-майора Николай Васильевич Верещагин оставил службу по состоянию здоровья. Свои последние годы жизни он посвятил семье, а также составлению трехтомного учебника, по которому, говорят специалисты, можно заниматься и сегодня. Называется этот научный труд «Математические предложения об употреблении алгебры во всех частях прямолинейной геометрии, логарифмах, тригонометрии плоской и сферической».
Так как население Ушаков многие годы было приписано к церкви Казанской Божией Матери на Тосненском Яму, то генерал Верещагин являлся прихожанином Тоснеской церкви (это прослеживается по архивным документам). В тосненской церкви после своей кончины он был отпет и похоронен рядом с храмом на старинном тоснеском кладбище. И хотя могила выдающегося ученого, как и все остальные захоронения, не сохранилась, но прах великого человека России уже неотделим от Тосненской земли.
2 июня 2007 г., исполнилось двести лет со дня кончины Николая Васильевича Верещагина. Приближается новая круглая дата, новые юбилеи. Они отмечаются в научном мире, внимание историков и ученых обращается к заброшенному кладбищу у бывшей Казанской церкви в г. Тосно, и только почему-то у тосненцев пока не хватает решимости почтить память великого земляка в соответствии с его достоинством и заслугами перед Отечеством.
Не пора ли сохранившийся уголок старинного тосненского кладбища расчистить и превратить в мемориал основателям нашего города, а также всем людям, создавшим Тосно славу, пусть и не столь громкую по сравнению с другими городами? Готовящаяся в Тосно силами местной власти установка Поклонного креста на старинном кладбище, возможно, станет первым шагом по созданию такого мемориала.
Для начала, конечно, необходимо составить памятный список тех, кто был погребен у реки Тосны и Смоляного ручья. По благословению настоятеля действующего храма в честь Казанской иконы Божией Матери о. Михаила Бреславского Тосненский историко-краеведческий музей и православная община г. Тосно приступили к сбору сведений о людях, на этом кладбище упокоенных. Жители нашего города могут сообщить в музей имена своих родственников, похороненных у нынешнего ДК. И первым после священнослужителей в памятном списке «на сем кладбище погребенных» по праву может стоять имя Николая Васильевича Верещагина – наставника Александра I. Наверное, пришло время и нам вспомнить о воспетой А.С. Пушкиным «любви к отеческим гробам», которая еще сто лет назад была неотъемлемой чертой русского национального характера.
«Тосненский вестник»

^ В РУССКОМ ХРАМЕ

Слова здесь не на ветер брошены –
Как зерна сыпались они.
Пусть заметало их порошею,
Для них еще настанут дни.
Они взойдут цветами вешними,
К потомкам родственно прильнут…
И сбросим мы дела поспешные,
Пусть и на несколько минут.
И вдруг поймем, почуяв прошлое,
С народом истинную связь,
И сколько в нас еще хорошего,
И сколько русского у нас!
И в этот миг – такой пронзительный,
Как первый и последний вздох –
Мы примем в сердце зов спасительный
И наших предков, и дорог.
В себе самих – ученых вроде бы! –
Отечества заветный дым,
Величие и память Родины
Мы от забвенья отстоим.

^ СЫН ВСЕЛЕНСКОГО ПРАВОСЛАВИЯ

Сведений о преподобном Макарии Римлянине сохранилось мало: вражеские нашествия и пожары истребили летописи основанной им Пустыни, впоследствии широко известной под названием Макарьевской. Предание, передаваемое не один век из уст в уста и записанное в XIX веке, сообщает нам о том, что родился прп. Макарий в Риме в середине XV века и в поисках истины пришел на Русь, в Новгород. Дальше сведения о пришельце довольно противоречивы. Как бы то ни было, но он был пострижен в монашество с именем Макарий и благословлен на пустынножительство. Поселился отшельником на левом берегу реки Мги, на островке среди топкого болота, в 65 верстах от Новгорода. Это место теперь находится в черте Петербургской епархии. Пустынька подвижника была расположена в трех километрах к востоку от современной деревни Васькины Нивы Тосненского района.
Здесь, преодолевая условия суровой северной природы, питаясь дикорастущими травами и ягодами, в бдении и молитве прп. Макарий совершал монашеский подвиг. И Господь возжег его свечу на церковном подсвечнике. Прп. Макарий Римлянин в 1532 году позволил приходящей к нему за духовным советом братии строить келии по соседству – так была основана Макарьевская Пустынь.
Священный сан прп. Макарий получил от святителя Макария, владыки Новгородского, впоследствии известного митрополита Московского. Святитель благословил соорудить в обители и первый храм – деревянную церковь в честь Успения Божией Матери. Построена церковь около 1540 г.
Местом уединения прп. Макария Римлянина было лесистое возвышение среди болот. Здесь он и почил о Господе 15 августа 1550 года – так указывает составительница жития прп. Макария монахиня Таисия. Святой старец был погребен братией в Успенской церкви. Основанная им Пустынь пережила несколько периодов расцвета и упадка.
В 1894 году на месте Макарьевской Пустыни был основан Воскресенский практически-миссионерский мужской монастырь, который стал местом массового паломничества народа Божия, хранившего живую веру в небесное заступничество прп. Макария Римлянина. Паломники собирались к святому чудотворцу несколько раз в году и по молитвам к нему получали от Господа просимое. Очень многих исцелил Господь и водой из колодца, который вырыл прп. Макарий Римлянин собственноручно на островке своего спасительного подвига.
Безбожное лихолетье опалило монастырь в 1932 году, когда обитель была закрыта. И хотя лишь в 90-е годы XX века на месте Макариевской Пустыни среди груды кирпича был установлен поклонный крест, – традиция паломничества к святому месту возродилась очень быстро. Первопроходцами стали несколько лет назад настоятель церкви Святых апостолов Петра и Павла г. Любани отец Евгений Бабинцев, прихожане любанского храма и церкви Казанской иконы Божией Матери города Тосно.
Небесным ответом оживления памяти о святом отшельнике древних времен было недавнее обретение иконы преподобного Макария в одном из обычных тосненских семейств. Фотография этого образа сейчас имеется у многих прихожан г. Тосно. Перед нами поясное изображение прп. Макария Римлянина в одежде схимника. Левая рука молитвенно воздета на уровне сердца, в правой руке – свиток, на котором полустертые буквы слагают надпись, обычно сопутствующую иконописному образу святого: «Братие, всяко писание богодухновенно и полезно есть ко учению, ко обличению, ко исправлению, ко наказанию еже вправе». Икона была расколота на две части: писанная, скорее всего, в начале XX века, она не представляла собой для владельцев-атеистов материальной ценности, а потому ею не дорожили. К счастью, при расколе лик Макария Римлянина не был обезображен, трещина задела только власы святого. Сейчас икона хранится в доме у верующих прихожан Тосненского храма.
Образ подвижника вполне передает чин монашеской святости – преподобие, то есть достижение богоподобия через очищение сердца от страстей. Нашему взору предстает одухотворенный лик Макария Римлянина, аскетическими подвигами поста и молитвы достигшего святости. На челе, обращенном в Вечность, блик Небесного Света.
Взор исполнен духовной мудрости, мира и той тишины сердца, в которой уже слышится пение Ангелов. Слёзные дорожки, идущие от очей к браде, показывают нам путь к чистоте души – это покаянный плач о своих грехах.
Глядя на образ прп. Макария Римлянина нельзя не вспомнить, что красота иконы по слову известного иконописца Леонида Успенского, есть святость, а сама икона – это окошко в Царствие Небесное, в котором всегда горит свет, как писал о. Павел Флоренский.
Благообразие иконописного лика прп. Макария, освятившего наши северные края подвигом веры, каждого, взирающего на него, заставляет оглянуться на себя, всмотреться в собственную душу, увидеть ее изъяны, осмыслить свое духовно запущенное существование и вспомнить исконный русский вопрос: «Как жить, чтобы святу быть?»
«Тосненский вестник»,
(«Православный Санкт-Петербург»
под названием «На берегу реки Мги»)

***
Традиция любви не переводится –
И подается благодать устам:
Возносятся молитвы к Богородице –
Споручнице Великого поста.
Лампадки теплят пламенные радужки,
Высвечивая грешное житьё,
И припадает люд к Царице-Матушке,
И заступленья просит у Неё.
И слушает Она, Единоверная,
Как пение восходит от земли:
– Не отвернись, Заступнице Усердная!
– Невесто Неневестная, внемли!

^ «ДОБРОЕ СЕРДЦЕ ОБЩЕСТВЕННИКОВ»

Для тосненцев 15 января 2009 года – особый день, юбилейный. Ровно 140 лет назад, в 1869 г., в праздник Сретения Господня при храме Казанской иконы Божией Матери его маститые и обеспеченные прихожане учредили приходское Попечительство. Возникло Попечительство, как было сказано в первом его отчете, «при благословении Божием и доброхотных подаяниях».
Так и рисуется в воображении зимний заснеженный день, белый, на берегу реки, храм, а возле него – разубранные кони, привязанные у коновязи, запряженные в многочисленные добротные сани. А в самой церкви – многолюдный праздник, собравший и жителей Ям-Тосны, и взволнованных добрым сердечным порывом гостей, желающих послужить Богу и людям своим капиталом и усердием…
Попечительство при Ям-Тосненском храме создавалось для сбора средств, в первую очередь, на нужды самой церкви и «благотворительные действия в приходе». Но уже в первый год своего существования, который пришелся на голодное время в силу засухи 1868 г., Попечительство направляет свои средства на помощь терпящим вопиющую нужду селянам.
«Доброе сердце общественников», как сказано в отчете о работе Попечительства за 1869 г., не оставило без куска хлеба 23 семьи числом 64 человека, протянув руку помощи «преимущественно вдовам, с их малолетними семействами, и престарелым, не имеющим опоры в детях». В том же году «Попечительство обратило внимание» и «на приискание приюта для больных». На то время в слободе Ям-Тосне не было больницы, не имелось даже постоянной фельдшерской помощи. А «между тем, – сообщается в отчете Попечительства, – слобода Тосна, будучи расположена на Московском шоссе, недалеко от железной дороги, по многочисленному населению жителей и остановке прохожих, часто страдает от наносных болезней…»
Это обстоятельство побудило сердобольных тосненских прихожан приобрести помещение для больных – половину каменного двухэтажного дома с отдельным входом. Здесь и была устроена первая тосненская больница, с которой и началась история здравоохранения в нашем городе.
Попечительство покрыло своей заботой и приходское училище, основанное еще в 1840 г. С 1868 года училище перестало получать казенное вспомоществование, и было оставлено «на собственное иждивение сельского общества». Теперь без приходского Попечительства не обходилось в Тосне и дело детского образования.
Попечительство приняло ряд мер по улучшению нравственной атмосферы в слободе, особенно среди молодежи. Со временем была создана при Попечительстве и богадельня для одиноких престарелых. Нередко помогали милосердные люди тосненским погорельцам. Благодетели принимали на себя и заботы о погребении неимущих. Много и других полезных дел – больших и малых – совершало Попечительство.
Изначально Попечительство при тосненском храме состояло из 35 членов, которые делились «на непременных и почетных». Последние имели право бывать на собраниях лишь от случая к случаю, как люди деловые, а потому особенно занятые. Попечительство «не устанавливало для своих членов обязательных взносов, не желая этим стеснять их». «Самый предмет жертвы, – пишется в документе тех лет, – зависел от воли благотворителя».
Почетными попечителями уже в первый год существования благотворительного начинания стали «коммерции советник Василий Александрович Кокорев», имевший землю и ферму на станции Ушаки, и петербургский купец Михаил Иванович Шарыгин. Большой вклад в деятельность Тосненского Попечительства внесли также купцы И.Ф. Тиль и Н.И Сутугин, директор Лисинского учебного лесничества П.Е. Петров, «преподаватель оного» М.К. Турский, а также, что особенно дорого тосненцам, наш земляк, родившийся в семье священника в 1844 году Павел Иванович Аландский – в будущем известный специалист в области античной филологии и истории, профессор Киевского университета.
Председателем Приходского Попечительства Ям-Тосненского храма Казанской иконы Божией Матери был избран священник Иоанн Поспелов, а казначеем диакон Александр Колумбов.
Попечительство не было явлением кратковременным в жизни Тосны. И в начале XX века оно продолжало свое существование, что видно из документов этого времени. Полная история первой благотворительной организации в Тосно еще не написана и ждет своего исследователя.
Оглядываясь на яркое в истории города Тосно событие и всматриваясь в деяния наших предков, направленные на помощь ближним, невольно задумываешься о том, что мы сегодня вспоминаем тосненских благотворителей, особенно купеческого звания, не потому что они были крупными дельцами или удачливыми предпринимателями, а исключительно из-за того, что они хотели и умели творить добро. Реальное добро, не показное, направленное на то, чтобы попавшему в беду человеку стало легче.
Прикасаясь к таким традициям нашего города, задумываешься о том, что такое попечительство могло быть создано в Тосно и сегодня, и главной целью его деятельности могло оказаться восстановление старинной тосненской церкви. Ведь именно здесь, под сенью храма во имя Казанской иконы Божией Матери при слиянии реки Тосны и Смоляного ручья, люди вдохновлялись на дела милосердия и осуществляли их в своей жизни. А теперь старинная церковь – главная святыня нашего города – сама нуждается в особом попечении, молчаливо взывая к нашей народной совести о восстановлении и возрождении храма. И хочется надеяться, что и люди у нас для этого найдутся, и средства, и добрая воля употребить их на благое дело. И никакой экономический кризис этому не помешает.
«Тосненский вестник»

^ ПАСХАЛЬНЫЙ ЗВОН

Пасхальный звон, зови, стучись
В сердца умученного люда,
Волнуй, чтоб воскресала всюду
Святая Русь – святая жизнь!
Вещай, пасхальный перезвон,
Души народной возрожденье.
Христос Воскресе! В Нем спасенье.

Он – Царь и Избавитель – Он.
Тревожь глухих, слепых тревожь,
Глашатай Господа Живого!
Здесь, на земле, Ему подмогой
Пребудь, одолевая ложь.
Твой говор, твой язык святой
Пасхальной музыкой небесной
Пусть прославляет день Воскресный –
Воскресный день земли родной.

^ НЕБЕСНЫЙ ЦВЕТ ЦЕРКОВНЫХ СТЕН

В 1952 году, в праздник Введения во храм Пресвятой Владычицы нашей Богородицы, в Тосно была освящена кладбищенская церковь Казанской иконы Божией Матери. Строителем и первым ее настоятелем был священник Владимир Демичев (1920-1979). Коренные прихожане до сих пор помнят не только его труды, но и проповеди. А, приходя почтить память батюшки к его могилке, вспоминают, что во время Великой Отечественной войны, когда тонуло судно, на котором воевал будущий священник, дал он обет Богу посвятить Спасителю свою жизнь, если останется жить. Чудом спасенный, закончил моряк после войны семинарию и построил в Тосно Божий храм.
В русском народе говорят, что церковь состоит не из бревен, а из ребер. А лицо православного прихода и его соборная душа – это прихожане, полностью посвящающие себя церковной жизни. Есть такие и в Тосненском приходе – три сестры Бакулины: Нина, Мария и Анна, принимавшие участие в строительстве Богородичной церкви.
Сестры вспоминают, что начиналось все с возведения на городском кладбище деревянной часовенки, приписанной к храму Казанской иконы Божией Матери – его перестроенное здание стоит у слияния Смоляного ручья с рекой Тосной. В 1936 году храм был закрыт, и вся богослужебная жизнь верующих протекала в кладбищенской часовне, которой перешло и имя главного тосненского храма. Возможно, именно в эти годы были сооружены в часовне иконостас и Престол, ведь часовня – храм без алтаря, в ней совершаются молебны и панихиды, но не главное христианское Богослужение – литургия. В 1937 году поднимался вопрос о расширении часовни. Безуспешно.
После войны кладбищенская церквушка уже не вмещала всех молящихся, и во время Таинства Причастия стол с запивкой приходилось ставить во дворе, куда причастники выходили через солею и боковые двери. Так продолжалось до 1951 года.
В этот-то год и был назначен настоятелем церкви в рабочем поселке Тосно отец Владимир Демичев. Он сразу заложил вокруг часовни фундамент в форме восьмигранника и, не прерывая служб, приступил к возведению новых стен. На своем стареньком «Москвиче» привозил батюшка всё необходимое для строительства. Сам корил бревна, забивал гвозди. Со всей округи собирал у людей сохранившиеся иконы из разоренных храмов. Эти иконы и подсвечники, нередко простреленные или со вмятинами, собранные трудами батюшки, мы и сегодня видим в церкви.
А потом пришла беда: за какой-то незаконно приобретенный, по мнению властей, строительный материал, на отца Владимира завели уголовное дело. Правда, из-за неосновательности судилище не состоялось, но батюшку перевели на новое место служения. Однако Промыслом Божиим о. Владимир еще раз назначался настоятелем нашей церкви. Здесь он и умер в 1979 году, и похоронен в церковной ограде.
Кладбищенский храм дорог тосненцам, поскольку именно в нем совершается последнее напутствие и отпевание наших родных и близких, завершивших свой земной путь. А небесный цвет церковных стен вселяет надежду на возрождение и каменной церкви у Смолина ручья, ведь до революции в нашем городе было две церкви и четыре часовни.
«Тосненский вестник»,
«Православный Санкт-Петербург»
под названием «У Смолина ручья»

^ ХРИСТИАНКА

На шее – ниточка с крестом.
В морщинках пальцы рукодельные.
Сирень простая под окном.
У власти – нехристи удельные.
И надо горе горевать.
И нужно муку перемалывать.
И зло любовью покрывать,
И сирот милостынькой жаловать.
Достав белехонькнй платок.
Накинет на седины строгие,
И станет и храме в уголок:
У Бога в церкви все убогие.

И будет плакать о грехах,
Просить у Господа терпения
И растворять житейский страх
В потоках ангельского пения.
Среди окладов золотых
Преодолеет ношу ветхости
В молитве теплой о родных,
В мольбе о сиротах и нехристях.
И мирно унесет домой
От свеч истаявшей янтарности
Христом обещанный покой
И слезы тихой благодарности.
(1996, Симферополь)

^ СВЯЩЕННИКИ-СТРОИТЕЛИ КАЗАНСКОЙ ЦЕРКВИ

Историю Православия в Тосно можно разделить на несколько временных отрезков. Разные по продолжительности, они отразили особенности эпох, в которых приходилось существовать Церкви Христовой. Одни времена были для верующих благоприятными, с мирным житием «во всяком благочестии и чистоте», другие вошли в историю прихода и России как лихолетья.
Трудным было положение Русской Православной Церкви в XX веке, во время гонений после установления в России антирусского безбожного строя. Гонения и перемены коснулись всех верующих, изменили жизнь всех приходских общин, в том числе и тосненского прихода церкви Казанской иконы Божией Матери.
Намоленный старинный храм в Тосно пережил изъятие церковных ценностей, изгнание верующих из пределов церкви, разграбление и осквернение святынь, выселение церковнослужителей в населенные пункты за сотый километр…
В здание церкви, со стен которой еще продолжали смотреть святые лики, потянулась развлекаться в маскарадных костюмах расцерковленная часть тосненцев. Встречали в Тосно костюмированный новый год и накануне войны, в 1941 году. Той войны, от которой русский народ не восстановился во всей своей силе до сих пор.
А народ Божий, изгнанный из родного храма «Иванами, не помнящими родства», оказался за городом на кладбище. Здесь в 1936 году верующие жители поселка переоборудовали под храм часовню, то есть устроили в часовне алтарь и иконостас. Перед войной загородную кладбищенскую церквушку закрывали, но во время войны Богослужения здесь снова стали совершаться. В военные годы в Казанской церкви в Тосно служил постриженик Макарьевской Пустыни, знаменитый впоследствии духовник Псково-Печерского монастыря, архимандрит, а в те годы иеромонах, Афиноген (Агапов). Он вместе с тосненцами угонялся фашистами в Латвию.
После войны церковная жизнь в Тосно стала налаживаться. Прихожане приложили много усилий, чтобы добиться в рабочем поселке открытия храма, ездили для этого в Москву. По их молитвам и усердию 17 марта 1947 года была зарегистрирована в Тосно православная община, а с лета того же года возобновились Богослужения. Священники стали служить все в том же маленьком храме на тосненском кладбище.
В связи с подъемом духовной жизни в Тосно после Великой Отечественной войны, когда разоренный и бедствующий народ пошел за помощью к Богу, помещения церквушки стало не хватать. И потому назначенный в Тосно в июне 1951 года священник Владимир Демичев приступил к строительству храма, получив на то благословение правящего архиерея, а от властей – положительную резолюцию уполномоченного по делам религиозных организаций.
Строительные работы начались сразу после оформления документов и велись без прекращения Богослужений, которые в те годы совершались ежедневно.
Отец Владимир был человеком горячего сердца, ревностным пастырем, привлекавшим к себе души людей, вдохновлявшим их на бескорыстные труды и щедрые жертвы во славу Божию. Ежедневно с раннего утра до двадцати прихожан приходили трудиться на строительстве церкви, – и в какие годы! – когда и дома-то было немало забот и трудов! Новая церковь менее чем за полтора года была вчерне закончена, а часовня, оказавшаяся внутри здания, разобрана. Позднее из бревен часовни был выстроен первый на приходском дворе дом.
Приходилось читать, что новый кладбищенский храм в Тосно чуть ли не единственный в нашей стране, построенный на новом фундаменте в доперестроечное время. Хотя справедливости ради надо сказать, что таким же образом был построен и храм Николая Чудотворца в Саблино.
Освящение новой церкви Казанской иконы Божией Матери состоялось в праздник Введения во храм Пресвятой Богородицы 4 ноября 1952 года. Чин освящения совершил с собором священнослужителей Преосвященный Роман, епископ Таллиннский и Эстонский. Архипастырские богослужения в кладбищенском деревянном храме в честь Казанской иконы Божией Матери в послевоенные годы совершались в Тосно неоднократно.
Священник Владимир Демичев вскоре после освящения церкви был переведен из Тосно в Выборг.
Отделочные работы и роспись Казанской церкви осуществлены уже при протоиерее Евгении Бобовском, назначенном к нам в 1953 году. Благодаря его усердию был построен и первый приходской дом (теперь разобран), и сторожка (сгоревшая в марте 2005 г.). Со времени строительства кладбищенская церковь Казанской иконы Божией Матери неоднократно поновлялась.
Знавшие священников о. Владимира Демичева и о. Евгения Бобовского прихожане и по сей день вспоминают их с глубокой благодарностью и теплотой сердечной. Эти незабвенные батюшки, неутомимые труженики на ниве церковной, строители и благоукрасители деревянного тосненского храма, похоронены близ выстроенной ими церкви.
За истекшие после строительства кладбищенской церкви пятьдесят семь лет в храме Казанской иконы Божией Матери сменилось немало настоятелей, вторых священников, диаконов и псаломщиков. Их служением в Тосно не прекратилась проповедь слова Божия даже в самые тяжелые для Русской Церкви времена, в хрущевский период советской истории. Служившие здесь священники Григорий Лысенко, Пантелеимон Воскобойников, Иоанн Сологуб, Иоанн Миронов, Петр Гаврилюк, Сергий Зорин, Николай Голубев, Александр Пашков и другие хранили церковные каноны, заботились о спасении душ прихожан и в меру своих сил поддерживали церковное здание, усердствовали о его благолепии.
Особо надо отметить труды отца Иоанна Сологуба, молитвами и усилиями которого Комитет по управлению госимуществом 17 июня 1995 года принял решение «О передаче здания церкви Казанской иконы Божией Матери», то есть старинного каменного храма, что осуществится после переезда дома культуры в новое здание. Этот документ является определяющим для возвращения исторической церкви верующим и использования ее для молитвы.
Важное место в приходской жизни тосненской церкви занимали церковные старосты, казначеи, регенты, певчие, свечницы, уборщицы, сторожа, в большей своей части жители Тосно, которые были надежной опорой для настоятелей. Среди наиболее ревностных прихожан в списках приходской общины встречаются Кондаковы и Смолины, Корчагины и Бакулины, Стрельниковы и Казакины, Рогозные и Замятины, Гончаровы и Мельгуновы…
Это они в начале 50-х годов откликнулись на зов отца Владимира Демичева строить в Тосно новый храм. Это они донесли духовный огонь Православной Веры до нашего времени и передали его новому поколению.
«Без десяти праведников несть граду стояния», свидетельствует Священное Писание, а Слово Божие непререкаемо. Поэтому без преувеличения можно сказать, что православная община своей верностью Богу и молитвами «о Богохранимей стране нашей, властех и воинстве ея» сохранила город Тосно своими молитвами и богоугодной жизнью. Этих теплых молитвенничков ведает Бог, хотя люди, возможно, и не почитают их за праведников.
В деревянной церкви на кладбище главной святыней является почитаемая икона Божией Матери Казанская. Престольные праздники в Тосно празднуются в дни Казанской иконы 21 июля и 4 ноября. В эти дни совершается Крестный ход к месту старинного храма. Торжественно празднуют верующие и дни памяти Николая Чудотворца, в честь которого освящен в тосненском храме второй престол, т. е. 22 мая и 19 декабря.
В настоящее время приход все активнее включается в жизнь города. Православная община в Тосно, насчитывающая около трехсот лет своей истории, живет надеждой на духовное возрождение нашего города, Тосненского края и всей России.
А в дни, когда готовится к изданию эта книга, по инициативе настоятеля церкви протоиерея Михаила Бреславского, служащего в тосненском храме с 2004 г., православный приход готовится почтить память священников-строителей Казанского храма установкой новых крестов на могилах протоиерея Владимира, протоиерея Евгения, а также других священнослужителей, которые похоронены возле родной церкви. Светлая им память!
Статья написана для приходских нужд,
в СМИ не публиковалась

***
«Во всю землю изыде вещание их»
(Пс. 18, ст. 5)

Псалмопевец-провидец
Миру высветил стих:
«Во всю землю изыде
Вещание их».
От звезды вифлеемской
До сегодняшних дней
По просторам вселенским
Глас Небес все сильней.
«Вышел сеятель сеять» –
Нам Спаситель изрек,
И идет, пламенея,
Вслед Ему человек.
Чада вышней свободы,
Зная подвиг и труд,
По несметным народам
С Божьей Правдой грядут.
И Евангельским словом
Оживляют сердца.
Исцеляя глаголом
И слепца, и лжеца.
Так звучи православно
До последних времен,
Светоносный, державный,
Неизменный Закон,
Чтоб сияло в зените
По молитвам святых:
«Во всю землю изыде
Вешание их».

^ НАДЕЖДА ПОГИБАЮЩИХ

Среди икон алтарной преграды тосненского храма во имя Казанской иконы Божией Матери слева от царских врат помещается образ Богородицы с непривычным для современного человека названием «Взыскание погибших». Если перелистать книги, посвященные Богородичным иконам, мы встретим описание образа Божией Матери «Взыскание погибших», но удивимся одному обстоятельству. Дело в том, что на всех известных иконах с таким названием Царица Небесная предстает в поясном изображении, а не в полный рост, как мы находим на иконе в тосненской церкви.
Вот почему, когда я впервые узнала, что икона Богородицы в иконостасе нашего храма называется «Взыскание погибших», то даже сначала не поверила и попросила благословения взойти на солею и убедиться, что это так. Действительно, над нимбами Божией Матери и Богомладенца оказалась надпись «Образ Пресвятыя Богородицы Взыскание погибших». Может статься, что тосненский образ Божией Матери «Взыскание погибших», где Богородица изображена в полный рост, – единственный в своем роде. По крайней мере, в письменных источниках описание образа, подобного тосненскому, не встречается.
Всмотримся внимательно в изображение Божией Матери «Взыскание погибших». В голубом платье, в накидке темно-красного цвета и белом покрове, Царица Небесная стоит на облаке. Едва видны из-под Ее одежд носки обуви в цвет земли. Дева Мария держит на руках Отрока с босыми ножками, одетого в белую сорочку до колен. Пальцы рук Богородицы, поддерживающие Сына, переплетены, что составляет характерную особенность именно образа «Взыскание погибших». Наклон главы Божией Матери – вправо. Как и в известных иконах с таким названием, Богородица и Господь соприкасаются ликами, по типу образа «Умиление». Левой рукой Спаситель обнимает Божию Матерь, правой держит край омофора Пресвятой Богородицы…
Тот, кто продумывал иконный ряд для иконостаса Тосненского храма, словно провидел будущее, помещая сюда икону «Взыскание погибших». Может, и вправду этому человеку еще тогда открылась в духе страшная правда нашего времени – захватившая Россию бездна наркомании, алкоголизма, преступности последних двух наших десятилетий, которая уже унесла без войны пятнадцать миллионов жизней?
Да разве только они – люди, попавшие в духовный плен собственных грехов, – нуждаются сейчас в помощи свыше?..
Когда и кем написан этот тосненский образ – неизвестно. По манере письма можно отнести появление данной иконы к последнему Синодальному периоду истории Русской Православной Церкви, а, скорее всего, к рубежу XIX-XX веков – первой трети XX века, когда еще были живы мастера дореволюционной школы церковной живописи.
Праздник иконы Божией Матери «Взыскание погибших» приходится на 18 февраля (5 февраля по церковному календарю). В православном мире икона с таким названием известна с эпохи раннего средневековья. В России иконы Богородицы с таким именем писались издавна. Но для установления на Руси данного праздника был особый повод.
Вот как описывает его известный духовный писатель Евгений Поселянин: «В XVIII столетии в селе Бор Калужской губернии был деревянный, крайне бедный храм. Один из прихожан, живший в деревне Вязовке, Федот Алексеев Обухов, помогал убогому храму, жертвуя туда иконы и утварь. Однажды он был застигнут в пути бурей и сбился с дороги; лошадь его выбилась из сил и стала на краю непроходимого оврага. В безвыходной ситуации Обухов от всего сердца помолился Божией Матери и дал обет написать список с Ее иконы «Взыскание погибших» и пожертвовать его в свой приходской храм. Он отпряг лошадь, привязал ее к саням, укрылся, чем мог, лег в сани и стал понемногу замерзать. Еще несколько минут – и он бы погиб. Но совершилось необъяснимое: сани с отпряженной лошадью, стоявшие у края оврага, вдруг очутились у ворот крестьянина соседней деревни. Сидя в избе, этот крестьянин услыхал под окном голос: «Возьмите». Вышедши к воротам, он увидал привязанную лошадь, а в санях – Федота Алексеева. Его внесли в дом, оттерли, обогрели и вернули к жизни».
Спасение человека от физической смерти является для верующих образом спасения от смерти духовной. В иконе Божией Матери «Взыскание погибших» заключена особая надежда на спасение тех, кого окружающие люди считают безвозвратно потерянными, утратившими полностью свое человеческое достоинство и даже человеческий облик; тех, кто и сам на себя махнул рукой, и даже не пытается вернуться к здоровой жизни. И вот именно для таких людей, не только потерявшихся в земной жизни, но и, казалось бы, потерянных навсегда для Неба, явила Себя Богородица в образе «Взыскание погибших», являясь их – самых неприкаянных на земле – взысканием. И страшное слово «погибший» рядом со словом «взыскание» перестает быть безнадежным.
Об этой тайне участия Божией Матери в судьбе людей, которых называют опустившимися, конченными, Евгений Поселянин пишет так: «Когда люди считают человека безвозвратно потерянным, и он сам чувствует, что все для него кончено, невидимо следящая за ним Богоматерь является его надежной опорой. Что шепчет Богоматерь такой измученной, пропавшей душе – это тайна Ее, это тайна спасаемого Ею человека… Но чудным образом Она льет целительный бальзам на сплошную язву души, выпрямляет, выхаживает, оздоровляет пропадающего человека».
Если внимательно всмотреться в тосненском храме в образ Божией Матери «Взыскание погибших», то нельзя не заметить его особую трогательность. Невольно вспоминаются слова духовной песни «Приди ты немощный…», которую любил петь русский народ во времена своей духовной силы, открывавшейся, прежде всего, в великой любви-жалости и великой жертвенности.
Митрополит Николай Ярушевич – церковный деятель XX века (скончался в 1961 г.) – написал о Божией Матери слова, которые выразили чувства, наполняющие сердце перед иконой Богородицы «Взыскание погибших»: «Как часто в самую невыносимую минуту, если взгляд упадет на икону Пречистой, как-то смягчается, утихает горе; что-то бодрое, греющее, ласковое льется в измученную душу. Лик Пречистой точно говорит нам: «Смотри на Меня. – Я родила Предвечного Бога, Мои руки служили престолом Богу. Но вспомни, какова была Моя жизнь; Я изведала всю глубину горя. Я узнала, какие великие скорби могут утеснять человеческие сердца!»
Будем же считать Ее нашей Матерью, – продолжает митрополит. – Как малые дети бегут к матери с радостью и горем, со всякой нуждой, так и мы, как только что-нибудь тяжелое ляжет на сердце, станем пред образом Богоматери, молитвенно прося Ее помощи».
Иногда на иконах Божией Матери «Взыскание погибших» Пресвятая Богородица изображается без покрова и даже с распущенным волосом. Такая икона принадлежала Матренушке Московской – старице XX века, прославленной в лике святых, к мощам которой сейчас приезжает в Московский Покровский монастырь вся верующая Россия. Но, и не выезжая за пределы Тосно, можно получить помощь, помолясь Матушке Богородице в Казанском храме перед образом Ее «Взыскание погибших». И по вере просящего дано будет. Это доказывает опыт всего Вселенского Православия.
В настоящее время в издательском отделе подворья Леушинского монастыря (Санкт-Петербург) готовится к изданию книга, посвященная иконе Божией Матери «Взыскание погибших». В нее войдет и главка о Богородичной иконе из иконостасного ряда Тосненского Казанского храма.
В духовной поэзии России нередко преломляются в поэтической форме главное смысловое зерно, суть и значение этой иконы, отразившей православное мироощущение верующего сердца. Одним из таких стихотворений пусть и завершится этот небольшой рассказ об иконе Божией Матери «Взыскание погибших» из маленького деревянного храма современного города.

^ МОЛИТВА К БОГОРОДИЦЕ

Из слезинок молитва строится,
Тает на сердце холод:
– Снизойди и к нам, Богородица,
Посети этот город.
Собери в кабаках, на торжищах,
На больничных постелях
Всех Иванов, родства не помнящих,
Всех Марий на панелях.
Растолкуй им, Заря Небесная,
Свет явившая людям,
Что повисли они над бездною,
Что себя – не отсудят.
Подыми бедняг из попрания,
Сокруши их кумиров
И погибшим яви взыскание
И спасение – сирым.

В этом мире страстей горячечных
Бестолково-витринном
Исцели нам сердца незрячие
И поставь перед Сыном.
Одари, обожженных гарями,
Покаянною грустью,
Чтобы стали Иваны с Марьями
Светозарною Русью.
«Тосненский вестник»

^ ИКОНОСТАС ТОСНЕНСКОЙ ЦЕРКВИ

Кто приходит в тосненскую кладбищенскую церковь Казанской иконы Божией Матери впервые, невольно обращает внимание на необычность ее иконостаса. Сразу привлекает внимание почти черного цвета рельефная резьба по золотому фону, богатым узорочьем обрамляющая иконы, на которых предстают Спаситель, Богородица, Николай Чудотворец и царица-мученица Александра, архангелы Михаил и Гавриил. Согласитесь, что черный цвет в церковном убранстве употребляется крайне редко. Видно, сама эпоха гонения на Церковь Христову в XX веке отразилась в красках алтарной преграды тосненского храма.
Состоит церковный иконостас кладбищенской церкви только из нижнего (первого, местного, как называют его) ряда (в некоторых русских храмах можно насчитать до семи иконостасных рядов, а то и больше). Само названиеместный ряд говорит о том, что в нем обычно представлены иконы, по которым сразу можно узнать, во имя кого или чего освящен храм.
Но Казанской иконы Божией Матери мы в иконостасе тосненского храма не найдем. На том месте, где должен находится такой образ, помещена икона Святителя Николая Чудотворца, во имя которого освящен второй придел тосненской церкви. Это обстоятельство – отсутствие в местном ряду иконы, имя которой носит храм, – уже исключительно само по себе. Словно те, кто обустраивал часовенку на тосненском кладбище под Богослужения, хотел сказать: «Здесь, по сути, только придел церкви Казанской иконы Божией Матери, а сам храм, хотя и отнятый у верующих, находится в городе; он был и остается домом Пресвятой Богородицы, что бы с ним ни сделали».
И, кто знает, может быть, после возвращения старинной церкви Казанской иконы Божией Матери тосненцам, кладбищенский храм, стоящий у дороги, станет носить имя Николая Угодника. Ведь этот святой является покровителем всех путешествующих.
Чаще всего в православных храмах в местном ряду помещаются поясные изображения небожителей, и лишь на дьяконских дверях алтарной преграды мы почти всегда видим изображения ангелов или святых в полный рост. А в нашем храме не только они, но и Спаситель, и Пресвятая Богородица, и святые Николай и Александра представлены во весь рост, как бывает, и то лишь иногда, в больших храмах с многорядным иконостасом. В этом, несомненно, тоже есть свой духовный смысл, особенно если учесть обстоятельства эпохи, когда устраивали тосненцы, лишенные родного храма, свою церковную жизнь на кладбище.
И невольно думается о том, что Господь и Богородица пришли сюда из разоренного храма вслед за Своими гонимыми детьми. Пришли, да так с верными и остались, словно готовые в любую минуту снова двинуться в путь. Написанные в полный рост, и Спаситель, и Божия Матерь напоминают нам о том времени, когда они Сами были гонимы миром за то, что звали людей к жизни нравственной и святой. В этом, кстати сказать, и по сей день состоит миссия Христовой Церкви в человеческом житейском море – нести людям Слово Божие.
Не исключено, что наличие в иконостасе икон Святителя Николая и царицы Александры – небесных покровителей последнего русского царя Николая Александровича и его супруги императрицы Александры Феодоровны – это, по замыслу его устроителей, безмолвное напоминание о мученической кончине Царской Семьи. Как знать? Теперь спросить не у кого. Но ведь и в самом деле, в те годы по-другому было невозможно выразить публично почитание христианского подвига причисленных ныне к лику святых Царственных Страстотерпцев.
Если говорить о колорите, в котором решены иконы тосненского иконостаса, то это голубой, красный и белый цвета, которые были до революции на флаге Российской Империи. Может быть, это простое совпадение, а может и напоминание верующим об утрате Россией своего царского достоинства. В 30-х годах XX века, когда устраивался иконостас кладбищенской часовни, еще многим людям и о многом мог бы напомнить язык именно такого цветового сочетания, возведенного в значение символов, понятных людям, верных Русскому Царству. Конечно, это только предположение, но мы знаем, что в жизни ничего не бывает случайного. Вот и ста лет не прошло, а последний флаг царской России (трехцветный) снова стал в нашем Отечестве государственным флагом.
Достоверно известно, что иконостас тосненской кладбищенской церкви сохранился с довоенных времен, когда после закрытия каменного храма в поселке Тосно, люди стали молиться в часовне на загородном кладбище. Существует фотография иконостаса часовни-храма, на которой видно, насколько тесной, как вагончик, была церковь на кладбище до ее перестройки. При строительстве новой церкви в 1951-1952 гг. алтарная преграда была расширена. Для икон были изготовлены рамы в виде арочных окон. Из четырех образов, которые были в иконостасе часовне, в новом иконостасе осталась лишь икона мученицы Александры. После возведения храма площадь церкви позволила добавить в иконостасе традиционные дьяконские врата с изображением архангела Михаила (с огненным мечом) и архангела Гавриила с цветущей лилией в руке – символом чистоты и святости той вести, которую он передает от Бога людям (поэтому порой этого архангела и называют Благовестником).
Но как разнятся по уровню живописи иконы довоенного иконостаса с послевоенными образами архангелов! Если в иконах Спасителя, Богородицы, Тайной Вечери (над царскими вратами), написанных в одном стиле, мы видим высокое мастерство иконописца, то по образам архангела Михаила и архангела Гавриила можно судить, насколько стало оскудевать церковное искусство в послевоенные годы XX века!
На царских вратах иконостаса тосненской церкви, как и во всех православных храмах, изображена сцена Благовещения Пресвятой Богородицы, когда архангел Гавриил принес Деве Марии весть, что Она избрана Богом стать Матерью Спасителя мира. Здесь же изображаются и евангелисты, призванные Христом на проповедь среди народов земли.
Обычно на царских вратах православных церквей изображается четыре Евангелиста. В тосненском храме мы видим только двоих: апостолов Иоанна и Матфея. Почему, ведь места достаточно? На этот вопрос тоже ответить некому.
Как это традиционно и бывает, над царскими вратами помещена в нашем храме икона Тайной Вечери, когда Господь установил главнейшее церковное таинство – Таинство Причастия. Венчает иконостас церкви Казанской иконы Божией Матери Распятие, напоминающее миру о том, что спасение людей от их грехов совершил Господь на Голгофе через Свою жертву. Нам же, наследникам Святой Руси, живущим в начале XXI века, которым выпал долг возрождать и передавать Веру предков новым поколениям русских людей, осталось лишь услышать зов Божий и устроить свою жизнь и свой внутренний мир так, как учит нас Спаситель.
Общее впечатление, которое возникает при взгляде на иконостас тосненской кладбищенской церкви, – это чувство таинственности, непостижимости ограниченными человеческими возможностями тайны Бытия, которую открывает Господь лишь избранным Своим.
Всматриваясь в иконостас кладбищенского храма – этого творения церковного искусства одной из труднейших эпох в истории Русской Православной Церкви – не сомневаешься, что и в тосненской Казанской церкви молились, неведомые миру, но благословленные Господом, Божии избранники, исполнившие в жизни заповедь Спасителя: «Кто исповедует Меня перед людьми, того исповедую и Я пред Отцем Моим небесным».
А о том, что таких исповедников в Тосно было немало, видно из сохранившихся документов, и назвать этих верующих можно поименно. И пусть их незаметный для мира подвиг молчаливой, но непоколебимой верности Богу и заветам предков, станет добрым примером для всех, кто желает духовно-нравственного возрождения нашего Отечества.
В «Тосненском вестнике» эта статья опубликована
под названием «Синее, белое, красное»

***
В тисках невыносимой муки
Потерь, обид и неудач
Ты урони бессильно руки,
Перед иконою поплачь.
Из моря звуков только стоны
Да всхлипы из глубин души
Причастны к таинству иконы –

Не подавляй их, не глуши.
Питайся этим слёзным хлебом,
Когда душе твоей невмочь!

Так появляются под небом
То Божий сын, то Божья дочь.

^ «ПЛАЧ СЕРДЦА СЛЫШАЩАЯ СКОРО…»

Всякий входящий в тосненскую церковь Казанской иконы Божией Матери обращает внимание на икону Пресвятой Богородицы, расположенную у кануна, слева от Распятия, на стене храма. «Скоропослушница» – так называется этот образ Царицы Небесной. Скорое Услышание – так объясняется духовный смысл иконы, хорошо знакомой всем верующим.
Тонкие черты лика Богоматери, молитвенный, погруженный в себя, тихий взгляд, венец-корона над главой Девы Марии, благословляющий молящихся Богомладенец, Которого Пресвятая Дева держит на левой руке, Его повернутая пята наподобие как на Тихвинском образе, свиток в правой руке Спасителя и молитвенно воздетая к Сыну десница (правая рука) Божией Матери – вот основные признаки иконы «Скоропослушницы».
Если мы посмотрим внимательно на этот образ Богородицы, то прежде всего обратим внимание на смирные сиренево-розоватые, зеленоватые тона одежды. Необычно и то, что Матерь Божию с Младенцем окружают небожители по четырем углам иконы. Здесь присутствуют, написанные в клеймах, Архангел Михаил, Илия Пророк, целитель Пантелеимон и священномученик Павел.
Почему на данной иконе изображен великомученик и целитель Пантелеимон, становится понятным из надписи в нижней части образа. Надписание сообщает нам, что сия икона написана на Святой горе Афонской в Русском Свято-Пантелеимоновском монастыре. Судя по манере письма, сотворен образ, скорее всего, в конце XIX – начале XX-го века.
Вторая половина XIX – начало XX-го веков – время расцвета Русского Афона. В эти десятилетия на Святой горе Афонской подвизались тысячи монахов из России. Они проживали в Пантелеимоновском монастыре, Свято-Андреевском и Ильинском скитах, в многочисленных кельях, рассеянных по горам и ущельям афонским. При этих обителях в иконописных мастерских создавались высокие образцы церковного искусства. Святые иконы писали иноки, одухотворенные плодами подвигов поста, воздержания, молитвы…
О чем может рассказать присутствие рядом с образом «Скоропослушницы» изображение Архистратига Михаила? Дело в том, что первообраз иконы Божией Матери «Скоропослушницы» находится на Афоне в греческом монастыре Дохиар, посвященном именно святым Архангелам. В этой-то обители, еще в годы ее основания, была написана икона Божией Матери, которая и стала впоследствии называться «Скоропослушницей». Через этот образ совершилось на Афоне много чудес, и потому он считается одной из величайших святынь Афонской горы. Впервые икона «Скоропослушница» прославилась еще в X веке, то есть в то время, когда Киевская Русь принимала Крещение.
В дошедшем до наших дней церковном предании рассказывается, что написанная основателем монастыря Дохиар икона находилась в обители над входом в трапезную. Нередко приходилось проходить мимо иконы монаху-трапезарю Нилу. Однажды, когда Нил в ночное время проходил мимо иконы с лучиной в руке, копоть от горящей лучины попала на лик Богородицы. Нил этого, конечно, в темноте не заметил, но услышал строгий голос, исходящий сверху от иконы: «Впредь не подходи сюда с зажженной лучиной и не копти Моего образа».
Нил посчитал, что ему сказал эти слова кто-нибудь из братии, кого он в темноте не заметил, и потому не предал им значения, продолжая ходить мимо образа с лучиной.
И когда в очередной раз копоть коснулась образа, от иконы раздался голос: «Монах, не достойный этого имени, долго ли тебе так беспечно и бесстыдно коптить Мой образ?» Услышав эти строгие слова, трапезарь ослеп. Братия, узнав о происшедшем, сразу почтила Богородицу молитвенным пением. Перед иконой была зажжена неугасимая лампада, проход иноки перекрыли и соорудили подобие часовни.
Нилу же настоятель дал послушание кадить образ фимиамом каждый вечер. Ослепший инок решил не отходить от образа Богородицы до тех пор, пока Царица Небесная не исцелит его. Много часов провел Нил в покаянных слезах, распластавшись перед иконой на полу и взывая к милосердию Божией Матери. Он верил в Ее любовь к людям и был услышан. Однажды, во время молитвы, слуха инока коснулся тихий милостивый голос: «Нил, твоя молитва услышана…». При этих словах инок прозрел.
С тех пор этот образ Божией Матери афонские старцы стали именовать «Скоропослушницей». Рядом с часовней, где и теперь пребывает чудотворный образ, был возведен храм в честь образа Богородицы «Скоропослушницы», через который само Небо коснулось земли.
На Афоне хранится несколько чудотворных списков с этой иконы. Один из них был написан в 1660 году знаменитым афонским иконописцем Пахомием и принадлежит Свято-Андреевскому скиту. Андреевский скит, подчиняющийся греческому монастырю Ватопед, в сороковых годах XIX века выкупили русские иноки. К ним перешли и все скитские святыни. К сожалению, после смерти последнего русского насельника в 80-х годах XX века, Русский Свято-Андреевский скит заселили греческие монахи.
Для православных верующих России, наверное, интересным будет узнать, что андреевский список иконы «Скоропослушницы» из Свято-Андреевского скита покидал пределы Афона и находился в России в течение двенадцати лет – с 1846 по 1858 год. Он был привезен в Россию паломником и щедрым жертвователем на русские монастыри Афона купцом П.И. Пономаревым. Купец получил благословение собирать пожертвования для строительства русских обителей на Афоне, а потому он объездил с этой святыней всю Россию. Тогда-то и Святая Русь узнала чудесную силу образа «Скоропослушницы».
В «Летописи Русского Свято-Андреевского скита на Афоне» сообщается, что в течение двенадцати лет пребывания в России святогорской святыни Матерь Божия через образ «Скоропослушница» «явила многие чудеса, причем однажды явилась во сне болящему, наименовавши себя: «Скоропослушницею Афонскою»».
Эта чудотворная икона вернулась на Афон, увешанная множеством драгоценных украшений в благодарность за помощь, которая пришла молящимся у иконы Богородицы «Скоропослушница» во время ее странствования по нашему Отечеству. Из этого мы можем заключить, что именно в XIX веке почитание иконы Пресвятой Богородицы «Скоропослушницы» распространилось в России особенно широко.
Но вернемся к образу «Скоропослушницы» в тосненском храме. Почему на иконе имеются изображения Ильи-пророка и Павла-исповедника, остается только догадываться. Зато о многом может нам рассказать еще одно изображение, расположенное на иконе в самом верху, по центру, непосредственно над образом Божией Матери с Богомладенцем. Это изображение праздника Вознесения Господня.
Наличие на иконе изображения праздника говорит о том, что данный образ некогда находился в церковном иконостасе, причем располагалась икона в местном (нижнем) ряду иконостаса. Нередко в храмах, где в иконостасе отсутствовал праздничный ряд, который обычно располагается над местным рядом, праздники Господские и Богородичные изображались непосредственно на иконах нижнего ряда.
У тосненской иконы Божией Матери «Скоропослушница» интересная и поучительная история, которую поведал автору этих строк прежний хранитель иконы Владимир Вячеславович Андреев.
Некогда эта икона украшала церковь Вознесения Господня в селе Вознесенское Галичского района Костромской области. Это село – родовое для Андреевых. Сто пятьдесят лет назад оно было многолюдным и процветающим. Еще и в советское время там насчитывалось 300 дворов, а теперь из коренных осталось только две семьи…
Предок В.В. Андреева по материнской линии Скворцов Петр Акимович, тоже крестьянин этого села, оказался человеком одаренным. Он бывал на Афоне, учился в Италии. До сих пор в Петербурге на Лиговке сохранились, построенные некогда П.А. Скворцовым, дома Перцова, в одном из которых теперь размещается театр «Приют комедианта».
Петр Акимович построил в родном селе и каменный храм Вознесения Господня. Он же, как утверждает семейное предание, сам написал на Афоне иконы для родного храма и привез их в Россию. Он же собственноручно выполнил и настенную роспись Вознесенской церкви.

Церковь Вознесения Господня была закрыта советами в 1935 году. Красивое здание храма постепенно разрушалось, люди теряли веру своих предков, село становилось все малолюдней… Умирали или уезжали родственники, покидая свои дома на остающихся. Так досталась одна из родственных усадеб Вячеславу Петровичу Андрееву – отцу Владимира Вячеславовича.
В 1989 или 1990 году, осматривая хлев и сеновал на заднем дворе брошенной усадьбы, Вячеслав Петрович обратил внимание на то, что в бревенчатом сарае одна из стен почему-то наглухо зашита досками. Он отодрал доски и обнаружил тайник, который был устроен, наверное, в 1935 году. В тайнике оказались иконы из сельского храма и крестьянская утварь (самовары и проч.), представлявшая ценность в довоенные годы.
Одна из обретенных икон была пожертвована семьей Андреевых в Галичский храм, другая – в Александро-Невскую лавру, а вот Матушка Богородица «Скоропослушница» выбрала для Своего пребывания Казанский храм в г. Тосно.
На счастье тосненцев Владимир Андреев оказался добрым знакомым бывшего настоятеля нашей церкви отца Сергия Зорина. Владимир Вячеславович и его супруга Светлана Юрьевна венчались в нашей церкви в 2001 году и оставили в дар приходу прекрасного афонского письма образ Пресвятой Богородицы «Скоропослушница».
Пусть же эта жертва всегда ходатайствует пред Богом за Владимира и Светлану – щедрых русских людей. И пусть в молитвенной памяти священников и прихожан тосненского храма всегда будут живы имена Владимира, Светланы и протоиерея Сергия Зорина, через посредство которых икона Богородицы «Скоропослушница» оказалась в тосненской церкви Казанской иконы Божией Матери.
В СМИ не публиковалась.

^ СКОРОПОСЛУШНИЦЕ

Плач сердца Слышащая скоро,
Когда другим уж не до нас…

Когда с собой мы сами в споре,
Твой мягкий свет спокойных глаз
Бывает нам всего дороже…

Святых Небес Святая Дочь,
Как важно знать, что Кто-то может
О нас молиться, нам помочь!

^ ВОЗРОЖДЕНИЕ ДРЕВНЕЙ ТРАДИЦИИ

День 4 ноября 2006 года в истории Тосно останется памятным. В этот престольный праздник Казанской иконы Божией Матери в нашем городе было положено начало возрождению христианской традиции, занимавшей особое место в укладе жизни русского народа и в древней Руси, и в Российской империи. Впервые за многие десятилетия в Тосно по центральной улице города прошел Крестный ход, который в дореволюционную историческую эпоху был неотъемлемой частью духовной жизни поселян.
Крестный ход после праздничного Богослужения начался у загородной кладбищенской церквушки и прошел к зданию старинного храма, в котором в настоящее время размещается дом культуры.
Проведение крестных ходов восходит еще к апостольскому времени. По сложившемуся чину во главе движения всегда располагается фонарь с зажженной свечой – символ Христа-Спасителя – Солнца Правды. «Я – Свет миру», – сказал Господь Своим ученикам. Затем следует Крест – символ победы света над тьмой, победы Сына Божия над князем мира сего, победы в человеческой душе образа Божия над образом зверя.
За Крестом несут хоругви (переносные иконы на древках), праздничную икону и другие почитаемые святыни, Евангелие, чашу со святой водой. Затем идут священники с кадильницами, певчие, верующие с зажженными свечами.
При подготовке этого Крестного хода были устроены специальные носилки, на которые установлена икона Казанской Божией Матери – покровительницы и Тосненской земли, и всей России. Именно в этот день около четырехсот лет назад русские герои Минин и Пожарский вошли с Казанской иконой Божией Матери в Москву и освободили Кремль от самозванцев, захвативших на Руси власть.
Данное событие положило конец Смутному времени. После безвластия была избрана на русский престол династия Романовых, после чего на долгое время установилось общенародное спокойствие. С тех пор Казанская икона Божией Матери особо чтится на Руси.
Начало почитанию этого образа в нашем Прибалтийском крае положил Петр I, так как именно под покровительством Казанской иконы царь выиграл Полтавскую битву. Церковь Казанской иконы Божией Матери, выстроенная на Тосненском Яму в 1715 году, была первой с таким посвящением на Северо-западе России.
В праздничном Крестном ходе в Тосно приняли участие около трехсот человек. Всю дорогу верующие пели Богородичные песнопения. При слиянии Смоляного ручья с рекой Тосна православные обошли по древней церковной традиции вокруг здания бывшего храма. Здесь же был совершен молебен и отслужена краткая заупокойная лития обо всех, кто положил основание нашему городу, кто строил и его, и храм, кто служил в тосненской церкви, жил в Тосненском Яму, упокоившись в свой час на старом кладбище у церковных стен.
По русскому обычаю, верующие во главе с настоятелем тосненской церкви о. Михаилом Бреславским прошли под иконой Казанской Божией Матери, поднятой прихожанами высоко на руках. Люди были растроганы до слез, пережив истинную духовную радость. Нельзя не отметить, что во время Крестного хода многие встречные тосненцы присоединялись к верующим, водители встречных машин замедляли скорость и крестились на святыни. Без преувеличения можно сказать, что в этот день не только освятилась наша земля, но и духовное возрождение нашего края вышло на новый уровень.
Сегодня уже всем очевидно, что возвращение к своим отечественным традициям, к своим православным корням, выраженное в конкретных церковных действиях, необходимо. Ведь через духовные ценности могут вернуться в нашу жизнь и высокие нравственные идеалы, которыми всегда была крепка Россия. А без такого возвращения к истокам легко и целому народу оторваться от родной земли и превратиться в перекати-поле.
Крестный ход в Тосно был проведен по решению собрания прихода церкви в честь Казанской иконы Божией Матери и согласован с местными органами власти. Теперь крестные ходы в Тосно будут проходить 21 июля и 4 ноября – в дни престольных праздников города.
И пусть та радость, которую пережили православные жители Тосно в престольный праздник 4 ноября, соединит нас в духе со всеми, кто жил на этой земле до нас, созидал ее своим трудом и оставил по наследству будущим поколениям.
«Тосненский вестник»

^ ВОСКРЕСЕНИЕ

Не зазорно и землю любить,
На которой живешь,
И народ, у которого в кроне
Раскинулся веткой.
Этот мир, сотворенный давно,
Потому и хорош,
Что великим родством одарил
И наследием предков.

Я за ними иду
В православный сияющий храм
По тропе, что легла
Через тысячу лет и событий.
Будем праздновать Пасху!
Светло здесь и благостно нам
Вместе петь, ликовать,
Знать, что рядом –
Воскресший Спаситель.

В эту древнюю ночь,
В эту лучшую ночь на земле
Так поверить легко,
Так надеяться ясно и просто,
Что Отчизна моя
Не умрет, не погибнет во зле,
А воскреснет, подвигнется,
Встанет в сиянье с погоста.

^ …КОГДА ЖИЗНЬ ЧЕЛОВЕКА СТАНОВИТСЯ ИСТОРИЕЙ ОТЕЧЕСТВА

В начале лета 2007 года, в Санкт-Петербурге, в издательстве с названием живописной речки Сатис, на берегу которой совершал духовный подвиг великий святой Русской Земли Серафим Саровский, вышла книга с многозначительным для тосненских жителей подзаголовком «Воспоминания лисинца». Автором книги является почтенный жизненным опытом и годами житель Лисино Сергей Андреевич Соловьев. Название книги «Звон колоколов радует сердце» говорит многое и о самом авторе, и о его воспоминаниях. С.А. Соловьев поселился в Лисино после войны, участником которой он был от начала и до конца, отдав ратному труду лучшие годы своей молодости.
Сергей Андреевич, рожденный в далеком 1920 году, стал свидетелем истории России почти всего XX века и начала XXI-го. Ему есть, о чем вспомнить и что рассказать и людям зрелым, и молодому поколению. Внук священника по материнской линии, С.А. Соловьев через всю жизнь пронес в своем сердце Православную веру, которая на протяжении тысячи лет была духовной скрепой русского народа.
В аннотации к книге «Звон колоколов радует сердце» сказано: «Скоро это время тоже станет историей – историей России, историей Церкви. Трагический XX век, разрушение и закрытие храмов; рубеж XX и начала XXI веков – восстановление, возрождение церковной жизни.
Живы люди, которые не только пережили лихолетье XX века, но и сохранили крепкую веру, надежду на милосердие Божие и все свои силы отдали на то, чтобы вновь звонили на Руси колокола.
Автор этой книги, Сергей Андреевич Соловьев, – ученый-лесовод, житель удивительно красивого места под Санкт-Петербургом – села Лисино-Корпус, с прекрасным храмом в честь Происхождения Честных Древ Животворящего Креста Господня. Автор рассказывает о своем детстве, юности, зрелости, о людях, с которыми сталкивала его судьба.
Но главное в книге – это храм, который милостью Божией и трудами многих людей, в том числе и С.А. Соловьева, восстановлен, возрожден и вновь радует нас звоном колоколов».
Книга «Звон колоколов радует сердце» издана тиражом 2000 экземпляров. Скоро она разойдется по всей России и станет библиографической редкостью. Но в Центральной районной библиотеке г. Тосно она уже имеется.
От всей души поздравляем Сергея Андреевича Соловьева с появлением его первой книги и желаем автору выхода в свет всех воспоминаний, записанных им в последние годы.
Для тосненцев, молящихся в кладбищенском храме Казанской иконы Божией Матери, дорого то, что Сергей Андреевич Соловьев на протяжении нескольких лет был прихожанином нашей церкви. Он, приезжая на службу в субботу, нередко оставался ночевать в сторожке, чтобы принять участие в Божественной Литургии в воскресный день.
В беседах с автором этой статьи Сергей Андреевич с сердечной теплотой вспоминал и священников, служивших в Тосно, и прихожан, среди которых особенно выделяет сестер Бакулиных. Помнит он, как приезжал в Лисино-Корпус настоятель тосненского храма о. Иоанн Сологуб и служил молебны, с чего и началось возрождение знаменитой лисинской церкви, построенной в свое время архитектором Николаем Бенуа в месте царской охоты.
Идут годы. Меняются события. Но историческая память нашего Отечества держится не только на фундаментальных трудах историков, но и на живых воспоминаниях непосредственных участников событий, каким является и С.А. Соловьев. Пожелаем Сергею Андреевичу доброго здоровья, а его книге – долгой и счастливой судьбы.
«Тосненский вестник»

^ НА РУСИ

Здесь люди, даже и в летах,
Как дети, радуются чуду.
Здесь Глубина и Высота
Мириться с пошлостью не будут.

Здесь грех умеют побороть,
И сердце распахнуть, как двери.
Здесь чудеса творит Господь,
Чтоб человек в Него поверил.

Заведено из рода в род
Здесь православное Крещенье,
И потому всегда идет
Здесь за Голгофой – Воскресенье.

РЕВНОСТНЫЙ СЛУЖИТЕЛЬ БОЖИЕЙ ЦЕРКВИ

В 2008 году настоятелю тосненского храма во имя Казанской иконы Божией Матери протоиерею Иоанну Сологубу исполнилось бы 70 лет со дня рождения. Недолгим был земной путь отца Иоанна, но теплый след оставил он на земле в сердцах многих людей, особенно прихожан тосненской церкви. О таких людях, как о. Иоанн, в народе говорят – горячий сердцем. Жар своего сердца, не щадя себя, батюшка Иоанн отдавал Богу, людям, Святой Церкви Христовой.
Верующие города Тосно и спустя двенадцать лет после кончины о. Иоанна не забыли своего настоятеля, его певучий голос, слово проповеди, находившее дорогу от сердца к сердцу. Священника Иоанна Сологуба будут долго помнить еще и потому, что он сделал всё в его условиях возможное и невозможное для возвращения Богу старинного православного храма в Тосно. Неоспорима его заслуга в том, что на сегодня наш приход располагает основными документами, необходимыми для возвращения церкви верующим. Именно на этом поприще – возвращении Казанского каменного храма в Тосно Церкви – отец Иоанн сгорел перед Господом свечой ревностного служения Божьему делу на земле. И потому у тосненцев сомнений нет: над старинной церковью в Тосно вновь зазвонят колокола. Господь исполнит прошение сердца Своего ревностного служителя, взявшегося за столь многотрудное дело, несмотря на свое больное сердце.
Биография отца Иоанна вместилась на одном листе автобиографии, написанной батюшкой собственноручно в 1994 году. Из этого документа, а также послужного списка отца Иоанна Прокофьевича Сологуба, известно, что он родился 6 сентября 1938 года в с. Селищи Винницкого района Винницкой области. В 1958 году закончил 10 классов общеобразовательной школы, и в следующем году поступил учиться в Санкт-Петербургскую (Ленинградскую) Духовную семинарию. В 1964 году верной спутницей жизни будущего священнослужителя Иоанна стала Шамонина Александра Федоровна. В 1965 году в семье Иоанна и Александры Сологуб родился сын Серафим, ныне настоятель Колпинского храма во имя Вознесения Господня.
В 1967 году завершилось академическое духовное образование нашего приснопамятного настоятеля. Незадолго до окончания Духовной Академии, 23 апреля 1967 года, он был рукоположен во диаконский чин. В его личном деле Архива Санкт-Петербургской епархии хранится удостоверение (за подписью митрополита Ленинградского и Ладожского Никодима) следующего содержания: «Удостоверение дано… студенту IV курса Ленинградской Духовной Академии д и а к о н у Иоанну Прокофьевичу Сологубу в том, что он рукоположен мною за Божественной Литургией 23 апреля 1967 г. в Николо-Богоявленском Кафедральном соборе г. Ленинграда в праздник Входа Господня в Иерусалим».
Митрополит Никодим рукоположил диакона Иоанна и во иереи полтора года спустя, 8 октября 1968 года. В этом году исполнилось бы сорок лет со дня рукоположения во священники протоиерея Иоанна Сологуба.
Сана протоиерея о. Иоанн был удостоен в 1977 году к празднику Святой Пасхи.
Послужив на разных приходах Ленинградской епархии изрядное количество лет, отец Иоанн 28 мая 1990 года был назначен в Тосно настоятелем храма Казанской иконы Божией Матери. Назначение батюшка получил от митрополита Алексия – (недавно почившего) Патриарха Московского и всея Руси Алексия II.
В том же году митрополит Алексий был избран Патриархом. Не забыл он ревностного служителя святого алтаря и уже в декабре 1990 года по ходатайству митрополита Иоанна (Снычева) наградил отца Иоанна Сологуба Крестом с украшениями. В удостоверении, подписанном по этому случаю митрополитом Иоанном, говорится: «Настоятель Казанской церкви г. Тосно протоиерей Иоанн Прокофьевич Сологуб за усердное служение Церкви Христовой Святейшим патриархом Московским Алексием 12 декабря 1990 года удостоен права ношения КРЕСТА с УКРАШЕНИЯМИ, каковой возложен мною на него за Божественной Литургией в Николо-Богоявленском Кафедральном соборе г. Ленинграда».
Были у отца Иоанна и другие церковные награды и поощрения.
В тосненском приходе, да и во всем Тосненском районе отца Иоанна знали хорошо. Он регулярно вел духовную рубрику в местной газете, бывал и гостем редакции. Будучи человеком простым, доступным, настроенным благодушно, располагал к себе не только верующих, но и людей светских.
Отец Иоанн скоропостижно скончался 29 сентября 1996 года, два года не дожив до своего шестидесятилетия. Он похоронен в ограде Казанского кладбищенского храма г. Тосно. Вскоре скончалась и его верная супруга матушка Александра. Ее похоронили рядом. Ежегодно в день памяти о. Иоанна в нашем храме совершает заупокойную Литургию его сын священник Серафим Сологуб, который приезжает в Тосно со своим церковным хором. После службы на могиле отца Иоанна и матушки Александры служится панихида.
В дни памяти отца Иоанна Сологуба с особым упованием мы обращаемся к Богу с молитвой о том, чтобы то дело, за которое он не пожалел своего здоровья и, как считают знавшие отца Иоанна прихожане, самой жизни, увенчалось восстановлением церкви Казанской иконы Божией Матери на берегу реки Тосны в центре нашего города. Упокой, Господи, душу приснопоминаемого протоиерея Иоанна в селениях праведных и сотвори ему вечную память!
«Тосненский вестник»

***
Пускай и солнце в небе светит
И гасит тьму,
Но если в жизни столько смерти,
Она – к чему?

Ответ – в молитве о любимых –
Ищу до слез
На этот главный, нестерпимый,
Прямой вопрос.

И открываю понемногу
Простой секрет,
Что жизнь земная – лишь дорога
На Божий свет.

^ ДОЛГОЖДАННОЕ СОБЫТИЕ

22 марта 2008 года в Тосно состоялось важное историческое событие для духовной жизни нашего города. В этот день, через долгих 72 года после закрытия старинного каменного храма, в его здании, занятого ныне под дом культуры, была совершена Божественная Литургия – главная служба православных христиан. Администрация города пошла навстречу пожеланиям верующих и до окончательной передачи здания храма, намеченной на конец 2009 года, приняла решение о выделении в ДК площади для Богослужений.
Ни бедность убранства помещения, ни металлическая преграда вместо иконостаса, ни отсутствие горящих лампадок (в целях противопожарной безопасности разрешено возжигать только свечи) не умалили духовной радости всех, кто участвовал в первой Литургии в этом историческом месте. Среди молящихся были люди в глубоком возрасте, которые помнили разоренный храм в его былой красе. Многие молились со слезами на глазах.
Мы, участники Литургии, испытали неподдельное соборное чувство единения не только между собой, но и теми, кто строил этот храм, кто служил в нем и молился, кто благотворил и жертвовал на его нужды, кто здесь был крещен, обвенчан на семейную жизнь и в свой час, при исходе в жизнь вечную, отпет. Так и всплывали в памяти имена священнослужителей и ямщиков, упоминающиеся в исторических хрониках, так и всходила в сердцах верующих молитва об упокоении тех, кто лежит за стеной ДК на берегу реки Тосны и Смоляного ручья на заброшенном кладбище…
Для совершения Божественной Литургии необходим антиминс – священный плат двойного сложения со вшитыми внутрь его святынями. Богослужение 22 марта 2008 г. было совершено на антиминсе, который освящен для престола Николая Чудотворца, устроенного в кладбищенской церкви Казанской иконы Божией Матери. Этот антиминс был благословлен тосненскому храму в 1987 году митрополитом Алексием – (теперь уже блаженной памяти) Патриархом Московским и всея Руси Алексием II.
22 марта Святая Церковь празднует память Сорока Севастийских мучеников. В этот день по православной традиции выпекают из теста жаворонков – вестников весны. Теперь история нашей тосненской церкви навсегда связана с этим весенним днем, а Севастийских мучеников можно считать молитвенниками за нас, жителей города Тосно. (Для автора этой статьи праздник Сорока Савастийских мучеников наполнен особой теплотой, так как в этот день празднует свой день Ангела мой духовный отец протоиерей Валерий Бояринцев, настоятель храма Архистратига Михаила в г. Алупке на Южном берегу Крыма).
В Тосно первую Литургию в храме-мученике совершил настоятель тосненской церкви протоиерей Михаил Бреславский в сослужении с диаконом Павлом Парфеновым. Эта служба запомнилась всем участникам и благозвучным пением церковного хора, звучание которого было по-особому молитвенным. В те же часы, что и Литургия в здании ДК, совершалась служба и в Казанской кладбищенской церкви. Две Литургии одновременно – этого в Тосно не было чуть ли не со времен гражданской войны.
Теперь богослужения в здании ДК будут совершаться регулярно.
Напомним и старожилам г. Тосно, и новым его жителям, что старинная церковь Казанской иконы Божией Матери была построена на берегу реки Тосны в 1715 году первыми переселенцами сюда из глубинных губерний России. На освящении, как гласит предание, тогда еще деревянного храма присутствовал лично царь Петр Первый, отличавшийся особым почитанием Казанского образа Божией Матери: император победил с этой иконой в Полтавской битве. Каменное здание на берегу Смоляного ручья построено после пожара в 1818 году.
Близится трехсотлетний юбилей и поселения Тосно, и строительства первой церкви в нем. И наш долг, живущих ныне в этом богоспасаемом граде, к 2015 году возродить духовную святыню и почтить память основателей города, отметив место их захоронения Поклонным Крестом. Такие кресты (или часовни) устанавливаются в памятных местах по древней русской традиции, сложившейся в нашем Отечестве еще в домонгольское время. Живая историческая память – вот что нужно сегодня и нам, и нашим детям и внукам.
«Тосненский вестник»

^ СОБРАТУ

Какая синева – без высоты?
Какое Рождество – без обещанья?
Родился Бог, a, это значит, ты –
Любимейшее Божие созданье.
Родился Бог. И Бог позвал тебя
Не на Голгофу, нет! – к Любви и Свету!
Но только отрекаясь от себя,
Пройдешь и ты за Ним дорогу эту.
Мужайся брат! И с радостью возьми
На Рождество у бедной колыбели

Твой крест простой и больше не томи
Своей души безвольем и бездельем.
Она свята. Её удел – высок –
И в ней сокрыты ангельские свойства.
Её найти пришел на землю Бог –
Не уклонись от этого сыновства.
Неси Младенцу сердце и мечты,
Одолевай и скорби и страданья,
Желай самозабвенной высоты –
И сбудется Небес обетованье!

^ ПАСТЫРЬ ДОБРЫЙ

Каждый прихожанин Казанской церкви в Тосно, лично знавший священника Петра Гаврилюка, может сказать об этом незабвенном батюшке – пастырь добрый. Доброта, отзывчивость, сердечное участие в заботах и тяготах людей – вот главные черты, характеризующие его душевный склад. Отец Петр преставился в 2001 году, но память о нем живет в сердцах прихожан, что отражается в их поминальных записках, синодиках и молитвах.
В 2008 году отцу Петру исполнилось бы пятьдесят лет со дня рождения. Автобиография, написанная собственноручно о. Петром в 1994 году, занимает чуть больше полстраницы. В марте 1994 года батюшка Петр, к тому времени уже отслуживший в Тосно почти четыре года, писал о себе, что он родился 3 июня 1958 года в селе Новый Кокорев Кременецкого района Тернопольской области. Родителей будущего священника звали Семен Григорьевич и Анна Павловна. Малая родина отца Петра прилегает к форпосту Православия в западно-украинском крае – Свято-Успенской Почаевской лавре.
В родном селе в 1975 году Петр Гаврилюк окончил среднюю школу, после чего получил профессию водителя в Тернопольской автошколе. 10 ноября 1976 г. он был призван в армию. После демобилизации в 1978 г. «поступил на завод слесарем г. Почаев Кременецкого р-на Тернопольской обл. В 1984 г. уволился и в 1985 г. поступил в Санкт-Петербургскую Духовную семинарию…». Так сообщает о себе сам отец Петр.
Таким образом, целых шесть лет о. Петр прожил рядом с Почаевской Лаврой – древней святыней Русской Православной Церкви, и это в те годы, когда в нашем Отечестве еще во всей силе господствовала атеистическая идеология. Выбор священнического пути произошел у отца Петра под влиянием православного подвижничества и по благословению почаевских старцев.
Санкт-Петербургскую семинарию отец Петр окончил в 1989 году. Годом раньше, 29 мая 1988 года, он был повенчан с Евгенией Владимировной Тимощук в Свято-Троицком соборе Александро-Невской Лавры. 3 июля 1989 года у священника Петра и матушки Евгении родился сын Анатолий. За полтора месяца до этого радостного семейного события 23 апреля 1989 г. Петр Гаврилюк был рукоположен в сан диакона епископом Тихвинским Проклом, викарием Ленинградской епархии. Рукоположение состоялось в Николо-Богоявленском кафедральном соборе г. Ленинграда. 25 июня 1989 года диакон Петр Семенович Гаврилюк был рукоположен во пресвитера тем же архипастырем в Свято-Троицком соборе Александро-Невской лавры.
После окончания семинарии и посвящения в иерейский сан начинается священнический путь иерея Петра. Нельзя не отметить, что отец Петр принял священнический сан в возрасте тридцати одного года, будучи уже достаточно зрелым человеком, что имеет важнейшее значение для духовной жизни, как самого священника, так и окормляемой им паствы.
26 июня 1989 г., то есть на следующий день после рукоположения во священники, о. Петр получает назначение на свой первый приход. Это был наш тосненский храм во имя Казанской иконы Божией Матери. В официальном документе епархии по этому случаю было написано следующее: «Окончившему Ленинградскую Духовную семинарию священнику Петру Гаврилюку. Канцелярия Митрополита Ленинградского и Новгородского сообщает, что Высокопреосвященнейший Митрополит Алексий резолюцией своей командирует Вас в Казанскую церковь г. Тосно Ленинградской области для временного служения на период отпусков членов притча с 1 по 31 июля…»
После окончания срока этого временного назначения, у отца Петра состоялась еще служебная командировка в августе того же, 1989 года, в Казанский собор г. Луги. С 1 мая 1990 г. отец Петр вновь возвращается в Тосно для временного служения, но уже 23 августа того же года указом № 8 «священник Петр Гаврилюк назначается штатным священником в Казанскую церковь г. Тосно».
Служение отца Петра пришлось на годы настоятельства протоиерея Иоанна Сологуба, а затем и протоиерея Сергия Зорина. На глазах прихода возрастало богослужебное мастерство отца Петра, раскрывались его пастырские способности и человеческие достоинства. Батюшка любил людей, и прихожане отвечали ему взаимностью. От богатырской фигуры о. Петра, его добрых и мудрых глаз исходило сердечное тепло, согревшее многие опечаленные и обремененные души. В своих личных скорбях и сложностях пастырского служения отец Петр был не только терпеливым, но и долготерпеливым, подавая прихожанам нашего храма пример исполнения евангельского слова Христа Спасителя.
В 1995 году к празднику Святой Пасхи отец Петр удостоился очередной церковной награды – 22 марта епископ Тихвинский Симеон в Андреевском соборе Санкт-Петербурга возложил на иерея Петра наперсный Крест.
Отец Петр, как и отец Иоанн Сологуб, скончался от сердечного приступа. Случилось это 22 января 2001 года в маленьком домике, собственноручно выстроенном о. Петром в Тосно. В приходе о кончине батюшки узнали на следующий день. «Все духовенство нашего прихода, – писал в рапорте настоятель о. Сергий, – выехало в тот же день для правильного исполнения облачения и подготовки к отпеванию священнослужителя».
Протоиерей Александр Муравлев, благочинный Тосненского округа, в своем рапорте на имя Митрополита Санкт-Петербургского и Ладожского Владимира писал: «Почтительнейше довожу до Вашего Высокопреосвященства, что 22-го января сего года, вечером, на 43 году жизни, скончался от обширного инфаркта штатный священник церкви Казанской иконы Божией Матери г. Тосно – иерей Петр Семенович Гаврилюк».
На этом рапорте владыка Владимир написал резолюцию: «Господь да упокоит душу Своего служителя священника Петра Гаврилюка в селениях праведных.
Прошу передать мое соболезнование родственникам усопшего и приходу Казанского храма. Царство Небесное душе о. Петра».
Днем раньше митрополит Владимир направил письмо в наш приход настоятелю о. Сергию Зорину, в котором говорилось: «Приношу Вам, приходу Казанской иконы Божией Матери г. Тосно и родственникам соболезнование о безвременной кончине священника Петра Гаврилюка.
Прошу всех вознести молитвы о упокоении в селениях праведных души новопреставленного иерея Петра. Вечная ему память».
В своей служебной записке Высокопреосвященнейший митрополит Владимир поручил отцу благочинному совершить отпевание и распорядился «разослать уведомление всем приходам для поминовения новопреставленного иерея Петра Гаврилюка».
Время течет своим чередом, притупляя раны потерь и утрат. Прихожане рады видеть в нашем приходе и матушку Евгению – вдову отца Петра, нередко посещающую наш приход, и его сына Анатолия, который порой помогает священникам во время Богослужений. Многие прихожане хранят в своих альбомах фотографии отца Петра. Но главная память о нем сохраняется в сердцах тех, кто продолжает любить батюшку Петра, кто помнит его и молится о нем. Упокой, Господи, душу приснопоминаемого иерея Петра в селениях праведных и сотвори ему вечную память!
В СМИ не публиковалась

***
Нет малых дел у доброты –
Они тихи, но величавы,
Они, как скромные цветы,
Не ждут хвалы, не ищут славы.
И счастлив тот, кому везло
Платить в ответ такой же платой!
Добро преобразует зло
И обезвреживает злато.

Когда тебе наскучит жить
В ладу с беснующимся веком,
Ты научись добро творить
И, может, станешь человеком.
Сотрешь слезу у сироты,
Подашь бродяге в утешенье…
Так невзначай постигнешь ты
Своей души предназначенье.

^ ПЛАЧ МОНАХОВ

В краеведческом музее города Тосно имеется любопытный экспонат – переписанный от руки «Плач подвижников Макариевской Пустыни». Это стихотворение, сочиненное в заключении одним из иеромонахов Воскресенского миссионерского монастыря – Макариевской обители, ходило в списках по рукам верующих жителей Тосненского района. Неизвестный автор «Плача» строителями «земного рая» был изгнан из обители и сослан в 1932 году вместе со всей братией монастыря «в места не столь отдаленные».
Получила стихотворение из ссылки от изгнанника-монаха, как сообщает исследователь истории Макариевской Пустыни В.С. Орлов, жительница города Любани, одна из старейших прихожанок церкви Петра и Павла, Вера Петровна Насынко. Она же поведала и такую историю: «К мужу одной женщины – он был портной… – пришел милиционер и заказал костюм. Пока портной снимал с него мерку, милиционер поделился с ним своими переживаниями во время конвоирования из Макариевского монастыря арестованных монахов. Монахи, отъехав от монастыря, попросили остановить лошадей. Он остановил. Сойдя с телег, монахи стали молиться, плакать и прощаться с обителью. Они так горевали, что милиционер сам чуть не заплакал, он даже захотел отпустить монахов, но побоялся начальства…»
В этом рассказе поражает, прежде всего, истинное христианское смирение монахов. Их конвоирует один человек, который им явно сострадает. По нравам языческим с ним бы церемониться не стали, попытались бы запугать, уговорить, убить, подкупить или умилостивить и оказались бы на свободе. Но здесь, у христиан-подвижников, нет даже попытки уклониться от креста, попущенного им Господом. Монахи только плачут, прощаясь с родной обителью, с полным согласием испить чашу страданий полностью. И как рядом с этим примером смирения контрастируют строчки протоколов новой власти, принимавшей в 1932 году решение о закрытии Макарьевской Пустыни! Злобным пламенем полыхают они, бряцают сердцами «железных феликсов»…
«Считая – пишется в протоколе заседания пленума Пельгорского сельского совета от 20 февраля 1932 г., – что дело коллективизации никак не вяжется с церковным делом, делом людей – паразитов народных масс, живущих обманом трудового населения, требовать закрытия трех церквей Макарьевского монастыря и провести по деревням собрания с разъяснениями причин удаления монахов и необходимости удаления монастыря…»
Под этим протоколом стоят русские фамилии – Купцов, Савичева. Этим людям, похоже, даже в голову не приходило, что они сами-то писать и читать умеют только потому, что письменность к русским людям вышла именно через церковные двери. Здесь налицо трагедия русского человека, помраченного чуждыми нашему духу идеями. Иноземные веяния, которыми прельстились наши соотечественники-революционеры, сделали их неспособными постигать значение спасительной для всего народа сущности Святой Руси; Руси, укорененной в Боге, сияющей благодатными светочами подвига в русских монастырях и храмах.
Надо отметить, что монастырь был закрыт ровно через 400 лет после его возникновения (обитель основана в 1532 году прп. Макарием Римлянином Новгородским чудотворцем; память святого празднуется 1 февраля).
В публикации В.С. Орлова «Макариевская Пустынь» приводится рассказ Параскевы из Любани, свидетельствующий об одном из многочисленных чудес, совершившихся в Макариевской Пустыни уже в новое время, незадолго до революции и объясняющий безбожникам, зачем на русской земле стоят монастыри: «Это было примерно в 1908-1910 годах. Я жила в селе Доброе. От него до Пустыни шесть километров. У моих соседей в деревне жила слепая девочка Феня, 7-8 лет. Отца звали Семён, мать – Мария. Девочке приснился сон, в котором ей явился незнакомый дедушка и сказал: «Тебе надо помыться в колодце». Утром сон она рассказала маме. Та говорит отцу: «Запрягай лошадь!» Поехали к Макарию, повезли девочку. Когда они приехали в монастырь, помыли Феню водой из колодца, что был в церкви. После, когда они ехали обратно, девочка кричит: «Я вижу свет!» И стала все видеть».
По Промыслу Божию последний настоятель Макариевской Пустыни, как и ее основатель, носил в схиме имя Макарий (архиепископ Любанский). Схиепископ Макарий, отсидевший в советских застенках три года, после освобождения оказался в Псково–Печерском монастыре, где в годы Великой Отечественной войны был убит осколком бомбы во время совершения Богослужения. В марте 2009 года исполнилось 65 лет со дня гибели схиепископа Макария. Вместе с ним подвизался в Псково-Печерском монастыре монах Вавила, также выходец из Макарьевской Пустыни.
Как сложилась судьба большинства братии Макариевской обители, мы пока не знаем, но и сегодня прихожане храмов Тосненского района переписывают друг у друга для молитвенного поминовения имена монахов, подвизавшихся последними на месте духовных трудов прп. Макария Римлянина. Кто из двадцати монахов написал слова «Плача подвижников Макариевской Пустыни» неизвестно, но, наверное, не это главное, а то пронзительное чувство боли при прощании с «мати–пустыней», которое сумел передать автор простых и доступных сердцу строк духовного стихотворения.

^ ПЛАЧ ПОДВИЖНИКОВ МАКАРИЕВСКОЙ ПУСТЫНИ

Прощай ты, обитель Святая
Прощай наша жизнь навсегда.
Тебя нам, обитель родная,
Не видеть уже никогда!
Погасли лампады и свечи
Навеки во храмах твоих,
Умолкли свободные речи,
И звон колокольный затих.
И церковь твоя опустела –
Молящихся нету людей…
Веселье души улетело,
И грусть воцарилася в ней.
Скажи нам, обитель Святая,
Где братья и сестры твои,
Где те, что тебя создавали
И отдали силы свои?
Зачем ты грустна, одинока,
Зачем не зовешь нас к себе,
А мы на чужбине далеко
Льем слезы в тоске по тебе?
Господь нам послал испытанье –
Враг отнял обитель у нас.
Как тяжко томиться в изгнаньи,
Спасенья не ведая час!
Живя равнодушно, небрежно,
Прогневали Господа мы:
Нас жизни лишил безмятежной,
Мы – жертвы безбожья и тьмы!
Корабль наш мачты утратил
И нет ему больше пути.
Прости нас, Премудрый Создатель,
Дай тихую пристань найти!

Прощай же, обитель Святая,
Прощай наша жизнь навсегда.
Тебя нам, обитель родная,
Не видеть уже никогда!
«За Православие и Самодержавие»

^ РОД СВЯЩЕННОСЛУЖИТЕЛЕЙ СЫРЕНСКИХНА ТОСНЕНСКОЙ ЗЕМЛЕ

Тосненская земля в ее современных границах связана с рядом священнических династий Русской Православной Церкви. Это Виноградовы, Лавровы и Быстровы, Поспеловы и Сыренские… Сыренские занимают среди них особое место. В Тосненском районе они связаны с Шапками, Тосно, нынешней Поповкой, Новолисино и другими местами. Исследованием истории этой семьи уже много лет занимается потомок рода священников Сыренских и рода священников Лавровых Елена Никитична Лаврова, в замужестве Андрущенко. Ей помогает муж Николай Андреевич, который обрабатывает собранный материал и выкладывает его в Интернет. Елена и Николай щедро делятся своими изысканиями со всеми интересующимися. На основании собранных семьей Андрущенко материалов подготовлен и данный доклад для краеведческих чтений 2008 года, организованных Тосненской центральной районной библиотекой.

СЕМЬЯ СВЯЩЕННИКОВ СЫРЕНСКИХ
ПОД ПОКРОВОМ ПРЕСВЯТОЙ БОГОРОДИЦЫ

По мнению исследователей рода Сыренских эта фамилия происходит от местечка Сыренец, что располагается неподалеку от Пюхтицкого монастыря. Священнический род Сыренских начинается с дьячка Алексия Сыренского. Где он родился, служил, и скончался, неизвестно. Что же касается его супруги, Параскевы Яковлевны, то известно, что она родилась ок. 1800 г., а скончалась «17 апреля в четверг на Страстной недели, 1880 года, 80-ти лет от роду». Сохранилась фотография П.Я. Сыренской, на которой записаны эти сведения. Снимок выполнен в 1871 году, а приведенная запись на нем – в 1880-м.
Сколько было детей у дьячка Алексия и его супруги Параскевы, мы не знаем. Достоверно известно лишь об одном сыне, который стал священником – это Василий Алексеевич Сыренский. Родился он примерно в 1819 году. На основании клировой ведомости церквей Шлиссельбургского уезда за 1854 год известно, что дьячковский сын Сыренский Василий Алексеев окончил курс Санкт-Петербургской Духовной Семинарии с аттестатом I разряда в 1841 году. В 1843 году 11 декабря он был посвящен в сан священника преосвященным Афанасием, епископом Винницким к церкви Покрова Пресвятой Богородицы в с. Покровское (теперь Шапки). До революции пос. Шапки относился к Шлиссельбургскому уезду Санкт-Петербургской губернии.
Помимо совершения богослужений и других церковных обязанностей отец Василий уже с 1844 года преподавал разные предметы в сельском приходском училище, причем, безвозмездно. Известно, что умер отец Василий Алексеевич Сыренский в довольно молодом возрасте в 1862 году.
Сохранились фотографии протоиерея Василия Алексеевича Сыренского и его жены Евдокии Ивановны, которая родилась примерно в 1820-21 году, умерла 14 января 1903 года на 83-м году жизни. Одна фотография особенно замечательна тем, что Евдокия Ивановна Сыренская изображена среди народа во время Крестного хода. Священник Василий Алексеевич Сыренский значится в перечне жертвователей на Покровский храм. Чета супругов Сыренских – священник Василий и Евдокия Ивановна – по традиции того времени были погребены возле шапкинского храма Покрова Пресвятой Богородицы.
У священника Василия Алексеевича Сыренского и его жены Евдокии Ивановны в с. Покровском родились дети Александр, Иван, Николай, Василий (умер во младенчестве), Феофания, которые получили начальное образование дома.
Старший сын о. Василия Сыренского Александр (ок. 1845 – 10.05.1924) получил духовное образование, начинал служение в Новолисино, служил в разных храмах Санкт-Петербургской и Новгородской епархий, в том числе и в Новодевичьем монастыре в Петрограде. Отец Александр был женат на Ольге Алексеевне (1850 – 10.12.1895). Ее девичья фамилия неизвестна.
Дети отца Александра – Ольга и Николай. Ольга Александровна Сыренская вышла замуж за иерея Феодора Феоктистовича Гераскевич (? – 13.01.1910).
Священник Александр Сыренский, овдовев, а затем потеряв дочь Ольгу (18.05.1879 – 7.03.1914), скончавшуюся в относительно молодом возрасте, в 1920 году принял монашеский постриг с именем Алексий и был зачислен в Александро-Невский монастырь. В том же году он возведен в сан архимандрита. Незадолго до кончины отец Алексий принял схиму. Скончался он в 1924 году в Мариинской больнице и был погребен на Никольском кладбище Александро-Невской лавры. Его могила сохранилась до наших дней.
Сын о. Александра (архимандрита Алексия) Сыренского, священник Николай Александрович Сыренский стал обновленцем (3.03.1882 – 12.11.1937), но не избежал участи тысяч священников, пострадавших в те годы в нашем Отечестве, и был расстрелян в Левашово. Священник Николай Сыренский женатый на Татьяне Васильевне (?), проживал с семьей в Тярлево в доме, некогда принадлежавшем святому Серафиму Вырицкому до ухода последнего из мира в монастырь. Священник Николай Сыренский имел четырех детей. Борис (27.04.1909 – ?), Евгения (8.06.1910 – ?), в замужестве Барская, Николай (25.09.1914 – ?), Георгий (?– ?) росли на Тосненской земле, но как сложились их судьбы, неизвестно.
Третий сын священника Василия Сыренского, Николай Васильевич Сыренский (ок. 1849 – ?), стал военным врачом. Сохранилась его фотография в мундире. У него был сын Николай Николаевич Сыренский, о других детях сведений нет. В свою очередь Н.Н. Сыренский имел двух дочерей Наталью и Татьяну. О точных датах жизни всех здесь упомянутых тоже информации не имеется. Из потомков врача Николая Васильевича Сыренского известна лишь правнучка Фигуровская Надежда Константиновна, проживающая в Москве.
Второй сын священника Василия Сыренского Иоанн Васильевич Сыренский (7.09.1847 – 1928) тоже родился и вырос в Шапках. Он также стал священником и многие годы служил при церквах Михайловского дворца (ныне Русский музей). О служении отца Иоанна Сыренского имеется достаточно много сведений, и потому будет уместным рассказать о нем отдельно.
Попробуем выяснить принадлежность Елены Никитичны Андрущенко, собирательницы сведений о династии Сыренских, (род. в 1959 г.), к роду священников Сыренских. Прямым предком Е.Н. Андрущенко по женской линии является священник Василий Алексеевич Сыренский из Покровского-Шапок. Дочь отца Василия Феофания Васильевна Сыренская (16.12.1862 – 1919) была замужем за Андреем Викторовичем Мараевым (? – 1913), генералом Русской Армии, военным хирургом. Феофания Васильевна и Андрей Викторович Мараевы имели дочь Екатерину. Екатерина Андреевна Мараева (род ок.1897 – ?), в замужестве Турчинович, родила дочь Анну Николаевну Турчинович (род. 29.01.1930). В свою очередь Анна Николаевна Турчинович вышла замуж за Никиту Александровича Лаврова (род. 3.12.1929) – из священнического рода Лавровых: его отец, иерей Александр Михайлович Лавров (1887 – 10.11.1947), – священник в третьем, а возможно и более, поколении. Никита Александрович и Анна Николаевна Лавровы – родители Елены Никитичны Лавровой, в замужестве Андрущенко. Таким образом, Елена Никитична Андрущенко (и ее брат Андрей Никитич Лавров (род. в 1964 г.)) являются потомками двух священнических династий – Сыренских и Лавровых, которые имеют отношение к истории Тосненской земли.

СВЯЩЕННИК ДВОРЦОВОГО ВЕДОМСТВА
ИОАНН ВАСИЛЬЕВИЧ СЫРЕНСКИЙ

Иоанн Васильевич Сыренский (7.09.1847 – 1928) тоже родился и вырос в селе Покровском. Он появился на свет 7 сентября 1847 года, через восемь дней был крещен. Восприемниками его от купели (крёстными) стали священник Шлиссельбургского собора Филипп Семенович Паозерский и жена помещика, коллежского асессора, героя Отечественной войны 1812 года, видного государственного деятеля Александра Балашова Александра Васильевна.
Получив начальное образование дома, Иоанн поступил учиться в Санкт-Петербургскую духовную семинарию. По окончании курса Санкт-Петербургской семинарии в 1867 году, Иоанн Сыренский был определен учителем приготовительного класса в Александро-Невское духовное училище. Он, несомненно, был одаренным педагогом и пастырем, так как уже в возрасте 23 лет стал священнослужителем дворцового ведомства.
Елена и Николай Андрущенко пишут: «Судьба… митрофорного протоиерея Иоанна Васильевича Сыренского была тесно переплетена с судьбой великокняжеского рода Государя-Наследника и Великого князя Михаила Павловича Романова (28.01.1798 – 28.08.1849), младшего сына императора Павла I и брата императоров Александра I и Николая I.
В 1823 г. Великий князь Михаил Павлович вступил в брак с принцессой Фредерикой Шарлоттой Марией Вюртембергской», получившей в Православии имя «Елены Павловны (1806 – 9.01.1873). Для молодых супругов в 1825 году был возведен Михайловский дворец – одно из лучших творений Карла Ивановича Росси. На верхнем этаже юго-восточного крыла дворца была устроена церковь во имя Архангела Михаила».
По документам прослеживается, что именно в этом храме Иоанн Васильевич Сыренский был рукоположен во диакона 24 января 1871 года. В храме Архангела Михаила диакон Иоанн спустя несколько лет принял и священство. Незадолго до рукоположения Иоанн Сыренский вступил в брак с Анной Евграфовной Скородумовой (18.07.1850 – ?), 20-летней дочерью умершего священника Крестовоздвиженской церкви села Ополья Ямбургского уезда Санкт-Петербургской губернии Евграфа Гаврииловича Скородумова (1810-е – 1854) и его жены Варвары Дмитриевны. Село Ополье существует и ныне, относится оно к Кингисеппскому р-ну Ленинградской области.
Помимо парадного храма Архангела Михаила в Михайловском дворце при покоях хозяйки была устроена и небольшая церковь святой равноапостольной Елены. Великая княгиня Елена Павловна была женщина «энциклопедически образованная, одаренная тонким чувством изящного, любившая науки и искусства, – пишут о хозяйке Михайловского дворца Е. и Н. Андрущенко, – … управляла по завещанию покойной Императрицы Марии Феодоровны благотворительными и воспитательными заведениями Ее имени – Мариинским и Повивальным институтами, впоследствии основала Клинический институт собственного имени для стажировки и научного образования молодых врачей…, а также… Крестовоздвиженскую общину сестер милосердия… Великая княгиня и дворцового диакона желала видеть» образованным и благочестивым, обладающим тактом и дарованиями, «который столь же ревностно стал бы трудиться на ниве духовного просвещения во дворце. Выбор ее пал на 23-х-летнего выпускника Санкт-Петербургской духовной семинарии Ивана Сыренского, бывшего в это время… «уже опытным в ведении школы и в обучении Закону Божию». Молодой учитель характеризовался руководством училища как «поведения отлично хорошего; в должности отлично усерден, всегда исправен и благонадежен». В послужном списке неоднократно подчеркивается нестяжательность о. Иоанна: «Состоял безвозмездно законоучителем в придворной школе Михайловского Дворца… Безвозмездно вел религиозно-нравственные беседы с нижними чинами Михайловского Дворца…»».
Здесь, в Михайловском дворце отец Иоанн Васильевич Сыренский прослужил почти 25 лет. Здесь родились дети отца Иоанна: Василий в 1872 году, Алексей в 1878-м, Варвара в 1889-м.
9 января 1873 г. умерла Великая княгиня Елена Павловна, и хозяйкой Михайловского дворца стала ее дочь, Великая княгиня Екатерина Михайловна. Дети отца Иоанна росли «вместе со своими Августейшими ровесниками – детьми Великой княгини Екатерины Михайловны и Великого герцога Георга – Георгием, Михаилом и Еленой», – пишут Андрущенко.
«Екатерина Михайловна, будучи сама православной, была замужем за Великим герцогом Георгом Мекленбург-Стрелицким, исповедовавшим лютеранскую веру, и о. Иоанну в течение 20 лет пришлось преподавать Закон Божий в сиротском мужском и элементарном женском училищах при Лютеранской церкви св. Анны», – сообщают исследователи.
В 1894 году, 30 апреля, умирает Великая княгиня Екатерина Михайловна. Незадолго до ее смерти, 17 апреля, протоиерей Иоанн Сыренский был награжден орденом Св. Анны 3 степени, а 6 июня «в память в Бозе почивающей Великой Княгини Екатерины Михайловны, от Августейших Детей Ея Высочества пожалован золотым наперсным крестом, с украшениями». «Однако в связи со смертью Великой Княгини, связанной с Великим герцогом Георгом Мекленбург-Стрелицким морганатическим браком, – уточняют Андрущенко, – дети ее потеряли право владения Михайловским дворцом. Дворец отходит в ведение Министерства финансов, и в 1895 г. в нем открывается Музей Русского искусства Императора Александра III».
Отец Иоанн Сыренский некоторое время служил в храмах епархиального ведомства, затем снова был призван к служению во дворцовых церквах. Последним местом служения протоиерея Иоанна Васильевича Сыренского была Каменноостровская дворцовая церковь Иоанна Предтечи. Здесь маститому священнику, никогда не имевшему своей собственности, пришлось пережить много черных страниц церковного разорения.
Но и в дореволюционные годы жизнь приносила отцу Иоанну и горе, и душевные тяготы. 17-летней скончалась его дочь Варвара Ивановна Сыренская (1889 – 10.02.1907). В возрасте 26 лет умер и его сын Алексий Иванович Сыренский (20.01.1978 – 01.08.1909) – священник Александро-Невской церкви в Подобедовке, перемещенный сюда в 1907 году. Сохранилась открытка, на которой изображено скопление народа в день погребения священника Алексия Сыренского в Подобедовке (погребен на Нижнем Подобедовском кладбище). В публикациях последних лет фамилия отца Алексия – «Сыренский» – указана, к сожалению, как «Сверенский» из-за неточного прочтения.
Священник Алексий был женат на Марии Васильевне (фамилия до замужества неизвестна) (26.01.1876 – ок. 1946). Их дочь Нина Алексеевна Сыренская, в замужестве Зарубина (6.10.1901 – ок. 1984) замыкает эту линию Сыренских.
Продолжателем рода священников Сыренских по линии о. Иоанна стал первенец протоиерея Иоанна Васильевича Сыренского и Анны Евграфовны Василий, названный так в честь деда – священника из Покровского-Шапок. Новомученику протоиерею Василию Сыренскому посвящен следующий рассказ.

НОВОМУЧЕНИК
ПРОТОИЕРЕЙ ВАСИЛИЙ СЫРЕНСКИЙ

Итак, продолжателем рода священников Сыренских по линии отца Иоанна стал его первенец Василий, названный так в честь деда – священника из Покровского-Шапок. Василий Иванович Сыренский родился 10 февраля 1872 года, в Санкт-Петербурге, тогда еще в семье диакона церкви Архангела Михаила Михайловского дворца Иоанна Сыренского. Сохранилась фотография, на которой Василий Сыренский запечатлен в отроческом возрасте.
Василий Сыренский получил духовное образование: в 1894 г. он окончил Санкт-Петербургскую духовную семинарию. Перед рукоположением Василий Иванович Сыренский вступил в брак с Елизаветой Дмитриевной Быстровой (21.04.1877 – ок. 1953), дочерью священника Знаменской церкви с. Горки Лужского уезда – Димитрия Николаевича Быстрова. У отца Димитрия было несколько детей. Известным в России и за ее пределами стал Василий Дмитриевич Быстров – святитель Феофан, архиепископ Полтавский, родной брат Елизаветы Дмитриевны, в начале XX века духовник Императора Николая II и всей Царственной Семьи. Как известно, владыка Феофан умер в эмиграции и за духовные дары прозорливости, исцеления, молитвы, ниспосланные ему Богом после трудных и многолетних аскетических подвигов, причислен к лику святых Русской Православной Церковью За границей.
Здесь уместно будет вспомнить и о сестре Елизаветы Дмитриевны Сыренской Александре Дмитриевне Быстровой, которая была замужем за священником Георгием Преображенским, служившим в Вырице, в храме Петра и Павла. У них было девять детей. Другая сестра Елизаветы Дмитриевны Вера Быстрова вышла замуж за священника Аркадия Воронова. Их сын – знаменитый в советское время в церковных кругах священник Ливерий Воронов был прекрасным проповедником, служил в храме Ленинградской Духовной Академии. Он тоже пострадал в годы гонений на Церковь, исповедник. Матушка о. Ливерия Воронова Екатерина была из семьи, в которой насчитывалось тринадцать детей, но у самого отца Ливерия детей не было. Последние годы его жизни прошли в Александро-Невской лавре, в пансионе для одиноких престарелых священнослужителей при Духовной Академии. Скончался отец Ливерий Воронов, близкий родственник Быстровых и дальний – Сыренских, 6 декабря 1995 года.
Но вернемся к Василию Ивановичу Сыренскому. 20 ноября 1894 г. Василий Сыренский был рукоположен епископом Гдовским Назарием в сан иерея и спустя 10 дней определен вторым священником церкви Казанской иконы Божией Матери села Тосна (ныне – г. Тосно). Тосна, таким образом, стала первым местом его священнического служения. Во время служения отца Василия в Тосне, в семье Василия Сыренского родился его единственный сын, названный в честь деда Иоанном. Сохранились, как личные, так и семейные фотографии семьи о. Василия начала двадцатого века, по которым отчасти можно судить, каким был отец Василий Сыренский в те годы, когда служил в Тосне, какой была его матушка Елизавета и сын Иоанн.
«В 1900 г. о. Василий был из¬бран Ве¬ли¬ким гер¬цо¬гом Ми¬хаи¬лом Ге¬ор¬гие¬ви¬чем Мек¬лен¬бург-Стре¬лиц¬ким, для за¬ня¬тия ва¬кан¬сии на¬стоя¬те¬ля Ора¬ни¬ен¬ба¬ум¬ской Двор¬цо¬вой церк¬ви, – сообщают Е. и Н. Андрущенко. – Помимо священнического служения, о. Василий состоял законоучителем 4-х-классного женского училища им. Великой Княгини Екатерины Михайловны».
После революционных событий 1917 г. отцу Василию вместе с десятками тысяч русских священников пришлось пройти путем страданий, исповедничества и жертвы за веру во Христа Спасителя.
«28 апреля 1919 г. Отделом гражданской регистрации Исполкома г. Ораниенбаума священнику Сыренскому было предложено немедленно доставить в Отдел метрические книги Дворцовой церкви, – пишут Андрущенко. – Вскоре, в субботу 14 июня 1919 г., в 17 часов о. Василий был арестован Ораниенбаумской чрезвычайной следственной комиссией в качестве заложника. 21 июня 1919 г., в 22 часа освобождён по просьбе прихожан (было собрано более 200 подписей). А… в воскресенье уже со¬вер¬шал в своем храме Божественную литургию. Красный террор усиливался. В марте 1921 г., в результате ураганного огня при подавлении Кронштадского восстания, в храме и соседних помещениях были выбиты стекла. В ночь на 18 марта неизвестным злоумышленником были похищены в храме некоторые церковные вещи. В воскресенье 8 августа в храм явилась комиссия, предъявившая бумагу от Петроградского профсоюза, адресованную на имя Ораниенбаумского исполкома, о выселении священника из помещения Дома отдыха (бывшего здания Дворца) и о закрытии храма как неуместного с Домом отдыха. 1 сентября храм закрыли, а его бывшего настоятеля, о. Василия, зачислили сторожем закрытого храма. Церковная община нашла приют в храме Спиридона Тримифунтского при Офицерской стрелковой школе».
Любопытная деталь: формуляр новой власти предписывал отцу Василию выселиться из дворца, на что тот в письме по духовному ведомству не без горечи на такие выпады новой власти отмечал, что он никогда во дворце в Ораниенбауме и не жил.
Вот как писал о. Василий о положении общины в те годы: «Церковь холодная; дров нет; Богослужение совершается при 10° мороза; вино в св. Чаше замерзает; руки и губы, прикасающиеся к св. кресту, прилипают… Сторожа при церквах нет, да и приход не в состоянии его содержать; ключи от храмов находятся у меня; убирать храмы, заправлять лампады, звонить, убирать снег у храма приходится мне. – Любовь ко мне прихожан, любовь к храму и боязнь за его дальнейшее существование дают мне силы переносить все ныне переживаемое».
Несмотря на бедственное положение общины, отец Василий постоянно заботился о сборе средств на вдов и сирот бывшего придворного духовенства, как мог, утешал страждущих, которых в те годы в его окружении было множество.
Со временем отец Василий перешел на служение в Каменноостровскую церковь Рождества Иоанна Предтечи, где еще с 1 марта 1898 г. настоятельствовал его отец. Второй раз арестовали о. Василия 13 марта 1935 г., во время массовой кампании новой власти по высылке «бывших людей». На следующий день соответствующие органы приняли решение о высылке о. Василия Сыренского с супругой Елизаветой Дмитриевной в Оренбург сроком на 5 лет. Батюшка и матушка Сыренские прожили в Оренбурге только два с половиной года. Во время так называемой ежовской кампании протоиерея Василия Сыренского арестовали в третий раз, и 25 октября 1937 г. Особой тройкой УНКВД по Оренбургской области он был приговорен к высшей мере наказания – расстрелу. Расстрелян тосненский священник Василий Иванович Сыренский был там же, в Оренбурге.
Елизавета Дмитриевна Сыренская пережила своего мужа более чем на пятнадцать лет. Она скончалась в 1953 г. в Ленинграде. По заключению Прокуратуры Ленинграда 31 мая 1989 г. Василий Иванович Сыренский реабилитирован, что говорит о его невиновности. Исследование следственных дел позволит выяснить, есть ли основания для канонизации в лике священномучеников репрессированного священника Василия Ивановича Сыренского. А пока он поминается в церковных списках как новомученик.
О сыне протоиерея Василия Сыренского Иване Васильевиче Сыренском известно, что он долгие годы работал в Ленинграде директором школы. В голодное время после Великой Отечественной войны он устраивал по воскресеньям в своей квартире обеды для своих гонимых и престарелых родственников, чем облегчил их существование. Помогала ему в этом его вторая жена Мария Георгиевна. Сын Ивана Васильевича Сыренского Валерий Иванович Сыренский – доктор медицинских наук, работал в 1-м Медицинском институте. Умер года три назад. Его сын Александр Васильевич Сыренский – тоже врач. Ныне здравствует. Проживает в Санкт-Петербурге.
Так семья священников, основным делом которой было духовное врачевание человеческих душ и проповедь слова Божия на земле, через педагогические труды Сыренского Ивана Васильевича пришла к служению людям, страждущим болезнями телесными. Священник, учитель, врач – таковы профессиональные сферы деятельности семьи Сыренских, связанной с историей Санкт-Петербурга и Ленинградской области. Названные профессии свидетельствуют об идеалах служения ближнему, которые передавались в семье Сыренских из поколения в поколение. Биографии, черты характера и даже внешний облик членов семьи Сыренских говорят о высокой духовности этого рода, не утраченной даже под гнетом страданий, выпавших на долю гонимой семьи.
Доклад на Краеведческих чтениях 2008 года
в Тосненской Центральной районной библиотеке
(частично представлен в «Тосненском вестнике»)

***
Бегут года от Пасхи и до Пасхи.
Текут века по дольнему пути.
Сгустилась тьма, но Свет Христов
не гаснет:
Он впереди для зрячих, впереди!

Текут века от гибели к спасенью,
Бегут, бегут пасхальные года.
Святая песнь Христова Воскресенья
Над миром не умолкнет никогда!

^ ВЕСТОЧКА ИЗ ПРИЛАДОЖСКОГО КРАЯ

В 1996 году автору этих строк посчастливилось присутствовать в Симферополе на перенесении мощей святителя Луки (в миру профессора медицины, лауреата Сталинской премии В.Ф. Войно-Ясенецкого). Мощи архиепископа Луки переносили с кладбищенского храма Всех Святых в Свято-Троицкий собор, который был на то время кафедральным храмом Симферопольской и Крымской епархии. Многие тосненцы, побывавшие в паломнических поездках по святым местам Крыма, посетили в Симферополе Свято-Троицкий собор, где почивают мощи целителя души и тела, исповедника советского времени святителя Луки. А житель г. Тосно иеромонах Венедикт в настоящее время несет послушание дежурного священника у мощей святителя Луки в Симферопольском Свято-Троицком женском монастыре.
Неожиданной была моя встреча с почитателями святителя Луки здесь, на Северо-западе России…
Данная статья написана в Тосно, а опубликована в 2008 г. в газете «Таврида Православная». Так из небольших событий складывается духовная история нашего города.

В том, что крымский чудотворец святитель Лука является святым всея Руси, мне доводилось убеждаться неоднократно. В очередной раз это произошло на севере Ленинградской области, недалеко от Ладожского озера, в деревне Надкопанье. 8 июня сего, 2008, года небольшой группой паломников мы прибыли в храм Рождества Христова, стоящего в тех местах, где еще в XII веке находился православный женский монастырь. Храм стоит в живописном месте и особенно красив с моста через полноводную реку Паша: белая, под серебряными куполами, в окружении яркой июньской зелени, церковь напоминает своим снежным цветом о Рождественском празднике.
В церкви Рождества Христова обновился старинный образ Пресвятой Богородицы «Неувядаемый Цвет», к которому едут и едут паломники. Не так давно этот образ валялся в старом сарае, и его использовали для хозяйственных нужд. Проходивший мимо, тогда еще только художник, а ныне настоятель церкви иеромонах Антоний (Кузнецов), увидел попранную икону. Она была совершенно темная. И вот теперь в храме, в котором батюшка Антоний совершает Богослужения, образ Пресвятой Богородицы обновился, открылся молящемуся люду во всей своей духовной красоте. Прикладываемся к дивному образу, ставим свечи…
Известно, что образ Царицы Небесной «Неувядыемый Цвет» помогает хранить целомудрие и девство. Как сообщили прихожане, по молитвам к Божией Матери перед обретенной в 1986 году иконой Богородицы «Неувядаемый Цвет», созданы семьи, бездетные супруги получили счастье отцовства и материнства, многие исцелились от тяжких болезней… А однажды перед образом Богоматери «Неувядаемый Цвет» самопроизвольно возгорелась лампадка. Не желтым светом засияла, а голубым.
Храм Рождества Христова, построенный в XIX веке и закрытый в 1939 году, восстанавливается. Его настоятель отец Антоний с искренним радушием принимает и долгожданных гостей, и незнакомых паломников. По ходу разговора выясняем, что 11 июня этого года в деревне будет освящена часовня в честь святителя Луки Войно-Ясенецкого. Узнав, что я переехала в Россию из Крыма, батюшка познакомил меня с прихожанкой Еленой Николаевной Татуриной, тоже бывшей крымчанкой, детские годы которой прошли в Алуште. Разговорились, и оказалось, что отец Елены Николаевны был близко знаком со святителем Лукой в ту пору, когда архиепископ Лука имел дачу в Алуште, в Рабочем уголке.
Отец Елены Николаевны, Николай Степанович Рыбальчик, в послевоенное время работал в Крыму директором Крымского государственного заповедника. В свое время он закончил биологический факультет Московского государственного университета, был убежденным атеистом. Елена Николаевна рассказала, что ее отец и святитель Лука порой выезжали на рыбалку, где в горах имелось форельное хозяйство. Они встречались много раз и в Алуште в доме семьи Рыбальчик, и Елена Николаевна помнит, что нередко темы их разговоров касались духовной жизни.
Н.С. Рыбальчик так и остался при своих убеждениях и даже имел отношение к закрытию храма Феодора Стратилата в Алуште, но перед смертью он в этом грехе покаялся. Видно, знакомство со святителем Лукой не прошло для него даром.
Вспомнила Елена Николаевна и о том, что святитель Лука дружил с известным хирургом Алушты по фамилии Еськов. Имя и отчество его она, к сожалению, за эти годы забыла. Елена Николаевна сообщила, что они – святитель Лука и доктор Еськов – учились вместе, когда получали медицинское образование. Она припомнила такой случай: у доктора Еськова супруга заболела раком, и он дал Богу обет, что если жена после операции выздоровеет, то он никогда не отступится от Церкви. И Господь явил на больной Свою милость. Жена известного алуштинского врача исцелилась, а он сам так и остался верен Матери-Церкви, хотя власти оказывали на хирурга давление, пытаясь сделать его вероотступником. Особенно сильный нажим он испытал в хрущевское время. Несомненно, что духовно укреплял коллегу и друга святитель Лука, поддерживая в нем христианскую стойкость.
Далеко от Крыма находится Паша, по берегам которой до самой Ладоги разбросаны редкие селения. Северные ветры и холодный дождь в июньский день напомнили нам о суровости приладожского края и отдаленности от обильной солнцем Тавриды, где святитель Лука почивает своими мощами. Но и здесь, на севере матушки-Руси, помнят люди святителя Луку, молятся ему и даже воздвигли часовню в честь святого. Ведь верующие люди, хотя и именуют святителя Луку Крымским, все же воспринимают его молитвенником и целителем всея Руси.
В такие моменты с особенной остротой понимаешь, что воистину Святая Русь границ не знает, настолько велика духовная сила ее святых во имя Христово.
«Таврида Православная»

***
Лики Божиих угодничков,
Колокольный перезвон,
Дивный пояс Богородичный
Из торжественных икон –
Все найдется для израненной,
Неприкаянной души
В этой церкви белокаменной,
Не затерянной в глуши.

Здесь отходит все житейское
Вслед раскаянным слезам,
Слово протоиерейское
Направляет к небесам.
И прихожан, и служителей
Всех нас, Господи, спаси
В этой церкви Трех Святителей –
Уголке Святой Руси.

^ ДУХОВНАЯ ОСЬ ТОСНО

Общеизвестно, что основали Тосно в начале XVIII века православные русские люди, переселившиеся на реку Тосну по указу Петра Первого. Этот факт и сегодня остается значимым для тосненцев, любящих историю своего города. На новом месте жительства главным делом православных переселенцев, а в этническом отношении Тосненский Ям был чисто русским поселением, сразу же стала постройка церкви во имя Казанской иконы Божией Матери. Деревянный храм построили за короткий срок. Он был освящен уже в первой половине 1715 года.
В публикациях XIX – начала XX веков встречаются многочисленные упоминания о том, что на освящении первой деревянной церкви на Тосненском Яму присутствовал сам Петр Первый. Известно, что царь Петр Алексеевич был почитателем Казанского образа Пресвятой Богородицы, сопутствовавшего ему в его победах. Так, Казанская икона Божией Матери находилась в стане Петра Первого во время Полтавской битвы со шведами в июле 1709 г. Поэтому и новая столица России оказалась под молитвенным покровом Пресвятой Богородицы во образе Её Казанском. Не без ведома царя и один из первых построенных в этом северном краю храмов, а именно на берегу реки Тосны, освящен во имя Казанской иконы Божией Матери.
История Тосно, начиная с самых первых лет существования нашего поселения, неотъемлема от истории церкви в честь Казанской иконы Божией Матери; церкви, освящавшей земные пути и труды всех дореволюционных поколений тосненцев и приготовлявшей их к Отечеству Небесному. За двести с лишним лет не раз и не два пришлось прихожанам церковь Казанской иконы Божией Матери восстанавливать или перестраивать, а то и строить заново. Первоначально она была выстроена на берегу реки Тосны. До Великой Отечественной войны на берегу реки перед самым мостом находилась деревянная часовня, напоминающая о том, что некогда здесь был заложен и вскоре освящен «в Высочайшем присутствии» Божий храм.
Основным бедствием жителей Тосно всегда были пожары. Тосненский храм сгорал дважды в XVIII веке и один раз в XIX-м. На берегу Смоляного ручья Казанская каменная церковь была выстроена в первой половине XVIII века. Последнее каменное здание тосненской церкви построено в 1818 г., а колокольня возведена в 1821 г. Именно это здание подверглось перестройке в безбожные времена в XX веке.
С тосненским приходом связаны многие звучные имена России, носители которых проживали в окрестных усадьбах и были прихожанами храма Казанской иконы Божией Матери. Многие из них являлись почетными членами созданного при церкви в 1869 году приходского Попечительства. История этой первой в Тосно благотворительной организации насчитывает несколько десятков лет.
Из видных прихожан Тосненской церкви разных периодов ее истории можно назвать первого математика России, воспитателя императора Александра I, Николая Васильевича Верещагина; специалиста по античной филологии и истории, профессора Киевского университета Павла Ивановича Аландского, родившегося в Тосно в семье священника, и др. Среди жертвователей на храм были император Петр II, миллионер и крупный экономический деятель России Василий Александрович Кокорев, владельцы окрестных усадеб, купцы, чиновники…
А уж кто только не перебывал в тосненском храме, будучи здесь проездом, начиная от русских царей и церковных иерархов, в том числе и причисленных к лику святых, и заканчивая знаменитостями самых разнообразных областей русской жизни и разных эпох отечественной истории! Ведь далеко не все русские знаменитости имели личного кучера, а потому порой подолгу просиживали на ямских станциях, в ожидании свободного возницы. А куда можно было пойти в Тосненском Яму в ту пору? Конечно, в церковь, которая в Тосне всегда изобиловала иконами древнего письма, и убранство которой было очень красивым и благолепным: церковь имела два придела; иконостас центрального придела насчитывал 4 ряда и заключал в себе более 20 икон, а всего в церкви их насчитывалось более 80-ти!
Для местных жителей Казанская церковь была единственной духовной осью Тосненского поселения в течение двух столетий. При Казанском храме в Тосне зарождалась и процветала благотворительность. Здесь любовь к Богу и ближнему облекалась в конкретные дела. Здесь учились приходить на помощь друг другу в трудные годины.
Здесь в школах, которым церковь оказывала поддержку, дети осваивали грамотность; под влиянием церковного искусства развивался музыкальный и художественный вкус тосненских поселян. Здесь, при Церкви Христовой, на древних традициях сострадания и милосердия воспитывались наши высоконравственные соотечественники, которые были способны жертвовать своим имуществом и жизнью ради интересов Родины. Со старинным храмом сплетены судьбы тысяч людей, то есть всех поколений горожан, начиная от самого основания Тосненского Яма.
Некогда, до своего закрытия в 1936 году, каменная Казанская церковь была красивейшим зданием нашего поселения и главной архитектурной доминантой Тосно. Незадолго до революции 1917 г. храм Казанской иконы Божией Матери отреставрировал архитектор А.Г. Успенский, сын известного писателя XIX-го века Глеба Успенского. Сохранившиеся фотографии того времени говорят о несомненных архитектурных достоинствах замечательного церковного здания. Тем печальнее видеть запустение на святом месте теперь, когда пришло время духовного возрождения России.
Далеко не каждый горожанин, не говоря уже о гостях города, узнаёт сегодня в старом доме культуры на берегу Тосны-реки перестроенную до неузнаваемости православную церковь. При взгляде на это здание невольно припоминается заявление К. Малевича: «Моя философия: уничтожение старых городов, сел через каждые 50 лет, изгнание природы из пределов искусства, уничтожение любви и искренности в искусстве». Под влиянием подобных идей в начале 60-х годов XX века в Тосно «политически грамотные» руководители решили, что здесь ничто не должно напоминать о традиционной русской архитектуре, тем более архитектуре церковной.
Благолепное здание церкви, хотя и закрытой в 30-е годы XX века, выстояло в Великую Отечественную войну. А вот мирный вроде бы период советской истории оказался для храма губительным. И теперь в самом красивом географическом месте города при слиянии реки Тосны и Смоляного ручья стоит уродливое сооружение, одним своим видом взывая к нашей совести, к нашей исторической памяти.
Разоренный храм… Оскверненный храм… Гонимый храм… Сколько их еще стоит заброшенными по Руси-матушке – свидетелей отпадения русского народа от Бога, очевидцев духовной слепоты русских людей, увлекшихся чужеземными идеями получения счастья ценой кровавых жертв, ценой разорения родной земли? Идеями, не продержавшимися и столетия и развеявшимися у нас на глазах.
Но сегодня у многих жителей Тосно сомнений нет: пройдет немного времени, и историческая правда восторжествует. И здесь, в сердце Тосно, снова возродится православный храм, свидетельствуя о восстановлении преемственности традиционного русского мироустройства. И время этой пасхальной радости близко, потому что его ждут не только ныне живущие тосненцы, но и все предыдущие поколения жителей Тосно, лежащие в земле у обезображенных церковных стен на разоренном городском кладбище в историческом центре нашего города. Ведь Господь наш не есть Бог мертвых, но Бог живых.
Слава Богу, с марта 2008 года в здании дома культуры возобновились Богослужения. И хочется надеяться, что уже скоро в черте городской застройки появится святая церковь – белоснежная, возносящая души к Небу, как это и было в лучшие времена истории Ям-Тосны.
Под Богородичным покровом тосненцы живут вот уже почти триста лет. В 2015 году, если благословит Господь, нам предстоит отпраздновать 300-летний юбилей со дня освящения первого в нашем городе православного храма. Сегодня все понимают, что лучшим подарком городу в такой юбилей может быть только восстановленная каменная церковь во имя Казанской иконы Божией Матери – исторический памятник города Тосно.
В СМИ не публиковалась.

^ В ПРАВОСЛАВНОМ ХРАМЕ

В Божьем храме с крестом, на колени,
Проникая в святые слова,
Встали люди, как теплые тени
Светлых Ангелов – слуг Божества.

Во спасенье духовные битвы,
Что приводят к источникам слез,
Здесь свиваются в нити молитвы.
Здесь приходит на помощь Христос.

Здесь душою нельзя не согреться,
Разомкнув очерствения плен…
С ясным взором в очах, с чутким сердцем
Поднимаются люди с колен.

^ ЧЕЛОВЕК И ВЕРА

У каждого человека есть потребность в возвышенном, но не каждый останавливает на этой потребности свое внимание, не каждый, как говорили в старину, внимает ей. Откуда в нас это желание оторваться от обыденного, прервать привычный порядок (или беспорядок) своей жизни, пусть, хотя бы ненадолго, войти в новый срез бытия? Это духовное начало в человеке бередит нам душу, побуждает нас к поиску перемен. И человек начинает разнообразить свою жизнь то путешествиями, то выездом на природу, то походом в театр, на концерт… В наши дни способов себя развлечь или отвлечь душу от чувства неполноты жизни немало.
Но далеко не каждому и напряженный труд, и творческий порыв, и развлечения, и даже счастливая (несчастная) любовь могут заполнить некую пустоту, которую время от времени ощущает в себе человек, умеющий вслушиваться в свою душу. И наступает день, когда человек переступает порог храма. В такой – особый – день человек приходит в храм не потому, что нужно кого-то проводить в последний путь, не потому, что кто-то из друзей венчается, а просто так, по какому-то неясному зову души.
«Зайду, свечку поставлю», – с такой вроде бы простой мыслью человек входит в церковь, и чаще всего не догадывается, что это побуждение уже само по себе является делом духовным. В церкви незримо обитает Бог – Творец мира и Создатель человека, источник Жизни и Святости – и душа человека бессознательно тянется к Нему, как льнет ребенок к матери. И счастлив тот, кто остановит свое внимание на себе таком, ищущим встречи со своим Небесным Отцом. Потому что недалек он будет от Божьего дара. И дар этот – Вера в Бога, в корне меняющая жизнь человека.
Известный врач Николай Иванович Пирогов говорит: «Веру я считаю такой психологической способностью человека, которая более других отличает его от животного». Для тех, кто обретает Веру, жизнь делиться на две непохожие друг на друга части: до духовного рождения и после него. Ведь «Вера, – пишет священник Валентин Свенцицкий, – есть высшая форма познания, особое восприятие, таинственное и непостижимое в нас, превышающее все остальные формы познания и включающее их в себя».
Кто получает Веру? Тот, кто хочет постичь смысл этой жизни, кто ищет его честно и неотступно, а, главное, кто решается напрямую искренне обратиться к Незримому Богу: «Господи, если Ты есть, открой мне Истину». На такой сердечный вопль (а это должен быть именно крик неудовлетворенной обычным порядком вещей души) Господь отвечает, но каждому – по-разному, и далеко не всегда – сразу. Бог сначала испытает правдивость порыва взмолившегося к Нему, а, испытав, – ответит. И он обязательно наступит – тот момент зрелости души, когда она будет способна принять дар Веры и не потерять его. В этот миг человек станет по-настоящему богатым, то есть, имеющим в себе Бога (всмотритесь в корень слова богатство, в котором заложен изначально духовный смысл). Бог не оставляет без ответа зовущих Его. И каждый, кто приходит к Богу с духовной жаждой, утоляет ее.
«Причину наличия в человеке… веры, – пишет Н.Е Пестов, – не стоит искать в его своеобразных построениях ума, в его разумности, в его развитии, образовании и т. п. Верой движет сердце и оно диктует уму, во что надо ему верить. Сердце доброе, любящее, тянущееся к духовному свету, к красоте, правде, истине, хочет, чтобы Бог был, и ему даруется спасительная вера».
И это в Православии – главное: найти Бога и устроить жизнь в соответствии с Его заповедями и своей совестью. Бог не принуждает к Вере. Она есть свободный подвиг любящей души. Получив такое сокровище, легко осваивать и обрядовую сторону церковной жизни, то есть, как войти в храм, как и куда поставить свечу, как изображать крестное знамение и совершать поклоны… Жар любящего сердца сам будет влечь человека к познанию, душа будет впитывать церковную традицию без понуждения извне, будет стремиться освоить богатейшее церковное наследие как можно полнее.
Но так бывает не всегда. Не всегда люди проникают в себя на достаточную глубину, чтобы оттуда так взмолиться Господу, чтобы этот – возможно только один вздох, – но достал Небеса. Нередко бывает, что человек начинает усваивать сначала обрядовую сторону Православной Веры. И это тоже важно для всех, кто родился русским, родился в православной духовной традиции. Великий мыслитель Федор Михайлович Достоевский писал, что русскийсиноним православный. И конечно, овладевать церковным знанием каждый крещенный должен так же, как он осваивает родной язык, географическую среду своей Родины, культурное наследие Отечества, его историю… В прежние времена, до века XX-го, православные традиции передавались в семье естественным ходом православного уклада жизни. Теперь сложнее: традиции приходится возрождать, а, значит, их осваивать заново, их постигать, прилагать усилия к их восприятию.
Но внешнее без внутреннего внешним и остается. Поэтому, искренняя молитва к Богу о даровании Веры да сопутствует каждому, кто переступает порог Божьего храма, кто хочет найти ответы на такие простые, и такие сложные – «проклятые», как говорил классик – вопросы: зачем устроен этот мир? кто я? зачем живу? что находится там – за гранью видимого? что такое жизнь и смерть? есть ли у меня душа и бессмертна ли она?..
Сегодня быть атеистом, то есть не верить в существование Бога, уже почти невозможно. Огромный, непостигнутый человеком мир лежит за пределами наших чувств. Кое-что в мире невидимом люди обнаружили с помощью приборов. Но в целом – тот свет, как говорили наши предки, остается для нас таинственным. И только Вера приоткрывает тайны потустороннего.
Человек принадлежит двум мирам: миру материальному и миру духовному – кто этого не чувствует? Закоренелых в своем неверии людей остается теперь все меньше. Но еще много тех, кто пребывает в стихии, так сказать, бессознательной веры. Но надо вспомнить, что за Христом ходилиученики. А потому надо учиться быть верующим: осваивать церковные обычаи, впитывать святоотеческий опыт духовной жизни, внимать происходящему в своем сердце и уме, наблюдать за собой, отсекать все неугодное Богу, взращивать в себе добродетели, которые открывают двери Небесного Царства…
Для тех, кто еще сомневается в том, есть ли Бог, и нужен ли Он человеку, который, по меткому замечанию Ф.М. Достоевского, решил «устроиться без Бога», хочется рассказать современную притчу, ставящую человека на свое место. Умер ученый и предстал перед Богом, а, увидев Бога, заявил Ему гордо: «Ты нам больше не нужен. Мы научились обходиться без Тебя. И теперь умеем даже творить людей – делать клонов». «Ну что ж, – ответил ученому Бог, – покажи, что ты умеешь, сотвори человека». Когда же ученый наклонился, чтобы взять горсть земли для своего дела, Бог остановил его. «Земля Моя, – сказал Создатель человеку, – а ты сначала сотвори своюземлю».
«Новое Тосно»
(под псевдонимом С. Белова)

^ ГОРОДУ ТОСНО

Ямщикам Тосненского Яма
Не только придорожной вехою
Ты был в распутице, в пыли…
Какие люди здесь проехали!
Какие светочи прошли!

Какие мысли здесь отточены
Стремлением в столичный град!
Какие взгляды по обочинам
Еще скользят, еще скользят!

Среди вельможных и влиятельных
И сам ты был не лыком шит:
Кафтан – по рангу обязательный,
Тулуп – когда запорошит…

Нет, не столичными искусствами
Ты украшал свои века –
Здесь изливалась в дали русские
Из сердца песня ямщика.

А там, в лугах, косою кошеных,
Паслись привольно табуны,
И в них выгуливались лошади –
Служаки верные страны!

Всегда при деле Государевом
Умел ты дюжить и терпеть –
Скакать и в марево, и в зарево,
Зимой – в метель, в пургу лететь.

Конечно, буква не заглавная
Был ты. И всё-таки – не ноль!
Дорога трудная, державная
Легла судьбой, как смысла соль.

Здесь, мчавшиеся в поле чистое
Верхом, в каретах и в санях,
На купола крестились истово
Рукой мозольной иль в перстнях.

Катились в дебри заокольные,
Как вечной музыки гонцы,
Над Тосно звоны колокольные –
Им подпевали бубенцы.

И, отводя беду ямщицкую,
Колокола прямили путь,
Чтоб не могла душа мужицкая
В буран с дороги отвернуть!

Эх, ямщички!!! Сердца просторные!!
Да бесконечный путь домой!
Теперь они, всему покорные,
Вот здесь лежат, в земле родной.

…Где время звякает уздечкою

И напрягает удила,
Пусть в Тосно-городе над речкою
Вновь зазвонят колокола!

Пусть звуки вспыхнут медным пламенем,
И – благодарностью за труд,
Живой и покаянной памятью –
Над ямщиками поплывут.
И в это самое мгновение
Мелькнут!.. – и канут за рекой
И тройка, и возницы пение,
И колокольчик под дугой…

 



Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

  виньетка  

Как помочь
Рейтинг@Mail.ru Карта сайта
Разделы портала