Святитель Рафаил Бруклинский

свя­ти­тель Рафаил Бруклин­ский

cvyatoy_rafail_bruklinskiy1

cvyatoy_rafail_bruklinskiy

Память 1427 фев­раля

«Он будет испол­нен духом разу­ме­ния,
и слова муд­ро­сти поте­кут из уст его,

и воз­бла­го­да­рит Гос­пода в своих молит­вах»
(Сир. 39:6).

Святой Рафаил родился в Сирии в 1860 году от бла­го­че­сти­вых пра­во­слав­ных роди­те­лей Миха­ила Хава­вини и его второй жены Марии – дочери свя­щен­ника из Дамаска. Точная дата рож­де­ния Рафа­ила неиз­вестна, но сам он пред­по­ла­гал, что родился если не в день его именин – Собора Архан­ге­лов Миха­ила и Гав­ри­ила и Небес­ных Сил Бес­плот­ных (8 ноября по ста­рому стилю) – то при­бли­зи­тельно либо нака­нуне, либо после него. Это было время жесто­ких гоне­ний на Хри­стиан, когда их при­ход­ской свя­щен­ник св. Иосиф Дамас­ский (память 10 июля) и все, кто был с ним близок, были пре­даны муче­ни­че­ской смерти и когда семья Хава­вини была вынуж­дена бежать в Бейрут, чтобы спа­стись от неми­ну­е­мой гибели. Именно здесь в Бей­руте, а не в родном городе, буду­щий святой первый раз увидел свет дня, и в самом деле, уже в начале жизни этого ребенка стало оче­видно, что он не будет иметь «посто­ян­ного града» в этом мире, но будет искать град гря­ду­щий (Евр. 13:14).

В 1861г. на празд­ник Бого­яв­ле­ния он был крещен с именем Рафа­ила, а немного позд­нее, весной того же года, семья смогла вер­нуться в Дамаск. Несмотря на то, что в 1874 г. ребе­нок бле­стяще закон­чил началь­ную школу, стало ясно, что Михаил Хава­вини не мог более поз­во­лить себе обу­че­ние сына. К сча­стью, помощь пришла через диа­кона Афа­на­сия Атал­лаха (позже Хом­ского мит­ро­по­лита), кото­рый похо­да­тай­ство­вал пред Пат­ри­ар­хом Антио­хий­ским Иеро­феем о при­ня­тии Рафла в каче­стве сту­дента на пас­тыр­ские под­го­то­ви­тель­ные курсы при Пат­ри­ар­хии. Он был таким хоро­шим сту­ден­том, что в 1877 г. был избран на долж­ность заме­сти­теля пре­по­да­ва­теля. В сле­ду­ю­щем году он был назна­чен учи­те­лем араб­ского и турец­кого языка. 28 марта 1879 г. пат­ри­арх Иеро­фей совер­шил над ним мона­ше­ский постриг, и Рафаил стал ипо­ди­а­ко­ном Его Бла­жен­ства.

Т. к. в 1840 г. Бала­манд­ская семи­на­рия была закрыта, Кон­стан­ти­но­поль­ский Пат­ри­арх Иоаким III пред­ло­жил Антио­хий­скому Пат­ри­арху при­слать хотя бы одного достой­ного сту­дента для обу­че­ния в Бого­слов­ской школе в Халки с выпла­той сти­пен­дии, и св. Рафаил был как раз тем един­ствен­ным, кото­рый был для этого избран.

8 декабря 1885 г. он был руко­по­ло­жен в сан диа­кона в храме при школе. В июне 1886 г. моло­дой диакон полу­чил диплом по спе­ци­аль­но­сти бого­сло­вие и вер­нулся в свою родную страну, с надеж­дой послу­жить здесь на благо Церкви. Иеро­ди­а­кон Рафаил про­из­вел силь­ное впе­чат­ле­ние на пат­ри­арха Антио­хий­ского Гера­сима, и потому он часто брал его в пас­тыр­ские поездки по своим при­хо­дам. Когда его Бла­жен­ство не мог при­сут­ство­вать, слово Божие пре­по­да­вал людям иеро­ди­а­кон Рафаил. Но он не был удо­вле­тво­рен глу­би­ной своих знаний и жаждал знать как можно больше; это про­ис­хо­дило не от личной гор­до­сти или амби­ций, а от жела­ния при­но­сить пользу другим. Слова царя Соло­мона как нельзя более под­хо­дят к св. Рафа­илу: «Дай настав­ле­ние муд­рому, и он будет еще мудрее; научи прав­ди­вого, и он при­умно­жит знание» (Прит. 9:9). Поэтому он испро­сил бла­го­сло­ве­ния у патр. Гера­сима посту­пить на курсы аспи­ран­туры в бого­слов­скую школу в России, обещая вер­нуться и слу­жить Пат­ри­ар­хии сек­ре­та­рем со зна­нием рус­ского языка. Пат­ри­арх дал свое бла­го­сло­ве­ние, и иеро­ди­а­кон Рафаил был при­нять сту­ден­том в Киев­скую духов­ную ака­де­мию.

В 1880 г. патр. Гера­сим назна­чил моло­дого иеро­ди­а­кона главой пред­ста­ви­тель­ства Антио­хий­ской Церкви в Москве. По просьбе патр. Гера­сима он был руко­по­ло­жен в свя­щен­ство рек­то­ром Ака­де­мии епи­ско­пом Силь­ве­стром. Месяц спустя он был воз­ве­ден в сан архи­манд­рита мит­ро­по­ли­том мос­ков­ским Иоан­ни­кием и утвер­жден как насто­я­тель церкви пред­ста­ви­тель­ства Антио­хии в Москве. Через 2 года архи­манд­риту Рафа­илу уда­лось умень­шить долг пред­ста­ви­тель­ства с 65 тыс. рублей на 15 тыс. рублей. Также он устроил приезд в Россию 24 сирий­ских сту­ден­тов, для про­дол­же­ния их учебы, наде­ясь, что они вер­нуться в Сирию для обу­че­ния других.

Когда патр. Гера­сим сложил с себя пат­ри­ар­шие обя­зан­но­сти, чтобы при­нять Иеру­са­лим­скую епар­хию, архим. Рафаил вос­при­нял это как воз­мож­ность для осво­бож­де­ния Антио­хий­ской Церкви от гос­под­ства ино­стран­ных иерар­хов. Пылая любо­вью к Антио­хий­ской Церкви и желая предо­ста­вить управ­ле­ние ею корен­ным кли­ри­кам и миря­нам, архим. Рафаил развил бурную дея­тель­ность, рас­сы­лая письма отдель­ным антио­хий­ским епи­ско­пам и вли­я­тель­ным миря­нам и пуб­ли­куя статьи в рус­ской прессе, чтобы при­влечь вни­ма­ние к труд­ному поло­же­нию Антио­хии. Однако реши­тель­ные дей­ствия не увен­ча­лись успе­хом и он даже попла­тился за свою откро­вен­ную крику. В ноябре 1891 г. мит­ро­по­лит Спри­ри­дон, грек-киприот по про­ис­хож­де­нию, был избран Антио­хий­ским Пат­ри­ар­хом. Многие арабы пред­по­ла­гали, что он под­ку­пил изби­ра­те­лей раз­да­чей 10 тыс. лир раз­лич­ным зна­ме­ни­тым людям Дамаска.

Архим. Рафаил отка­зался поми­нать нового пат­ри­арха за бого­слу­же­нием в церкви при пред­ста­ви­тель­стве. В резуль­тате патр. Спи­ри­до­ном он был вре­менно отстра­нен от слу­же­ния. Св. Рафаил принял свое отстра­не­ние, но про­дол­жал писать статьи в рус­ских газе­тах в защиту антио­хий­ского дела.

Пат­ри­архи Антио­хий­ской, Кон­стан­ти­но­поль­ской, Алек­сан­дрий­ской и Иеру­са­лим­ской Церк­вей обра­ти­лись к царю с прось­бой запре­тить газе­там пуб­ли­ко­вать статьи св. Рафа­ила и доби­лись успеха. Когда этот путь стал для него закрыт, св. Рафаил начал изда­вать свои мате­ри­алы в форме книг. Нако­нец, патр. Спи­ри­дон напи­сал письмо помощ­нику обер-про­ку­рора России – другу св. Рафа­ила – с прось­бой убе­дить отца Рафа­ила испро­сить про­ще­ние у пат­ри­арха. Тот испол­нил просьбу обер-про­ку­рора, и вре­мен­ное пре­ще­ние было снято. Св. Рафа­илу было поз­во­лено пере­ве­стись из под юрис­дик­ции Антио­хий­ской Церкви под юрис­дик­цию Рус­ской и остаться в России. Он уехал в Казань, занял долж­ность учи­теля араб­ского языка в Духов­ной ака­де­мии и оста­вался там до 1895 г., когда был при­гла­шен Сирий­ским пра­во­слав­ным бла­го­тво­ри­тель­ным обще­ством Нью-Йорка при­е­хать к ним в этот город, чтобы стать пас­ты­рем араб­ской пра­во­слав­ной общины.

Когда апо­столу Павлу было виде­ние мужа-маке­до­ня­нина, умо­ля­ю­щего его прийти и помочь им (Деян. 16:10), он отпра­вился в вели­кое мис­си­о­нер­ское путе­ше­ствие; когда святой Рафаил услы­шал о нуждах своих сооте­че­ствен­ни­ков, кото­рые были рас­се­яны в чужой стране, он пере­сек океан, чтобы потру­диться в еще одной незна­ко­мой стране.

Архи­манд­рит Рафаил прибыл в Нью-Йорк 2 ноября 1895 г. и был радушно встре­чен деле­га­цией хри­стиан-арабов, кото­рые ожи­дали своего пас­тыря из России. 5 ноября, в свой первый вос­крес­ный день в Аме­рике, он сослу­жил Боже­ствен­ную Литур­гию с епи­ско­пом Нико­лаем в рус­ской церкви в Нью-Йорке. Менее двух недель со дня при­бы­тия пона­до­би­лось архи­манд­риту Рафа­илу, чтобы найти под­хо­дя­щее место в нижнем Ман­хет­тене, соору­дить здесь храм и снаб­дить его цер­ков­ной утва­рью, при­ве­зен­ной им из России. Епи­скоп Нико­лай освя­тил новую цер­ковь в честь свт. Нико­лая Мир Ликий­ского.

Сей рев­ност­ный пас­тырь оста­вался в Нью-Йорке для совер­ше­ния бого­слу­же­ний и настав­ле­ний своих при­хо­жан. Но вскоре, однако, услы­шал о более мелких общи­нах хри­стиан-арабов, раз­бро­сан­ных по всей Север­ной Аме­рике. До сих пор они не имели пас­тыря, кото­рый бы забо­тился о них. Неуди­ви­тельно, что неко­то­рые были вынуж­дены ухо­дить в другие дено­ми­на­ции или же абсо­лютно пре­не­бре­гать своими рели­ги­оз­ными обя­зан­но­стями. Такое поло­же­ние дел стало пред­ме­том непре­стан­ной заботы для св. Рафа­ила, не остав­ляв­шей его на про­тя­же­нии всего слу­же­ния. Хотя он не был против диа­лога ни с ино­слав­ными хри­сти­а­нами, ни с дру­гими рели­ги­ями, но нико­гда не выпус­кал из вида ту грань, кото­рая раз­де­ляла пра­во­сла­вие от непра­во­сла­вия. Он всегда наста­и­вал, чтобы любое цер­ков­ное един­ство обя­за­тельно осно­вы­ва­лось на учении семи Все­лен­ских Собо­ров.

Все слова и дела св. Рафа­ила были посто­ян­ным сви­де­тель­ством Пра­во­сла­вия его жизни и всего, чему он учил. Он всегда рато­вал за чистоту веры, «одна­жды пере­дан­ную святым» (Иуд. 3). Если пона­чалу он не пони­мал учения непра­во­слав­ных, то позд­нее он открыл, как далеко они отстоят от пра­во­слав­ного веро­уче­ния. Когда же он осо­знал это, то пред­при­нял дей­ствия, чтобы защи­тить свою паству от вред­ных вли­я­ний. Он настав­лял людей не посе­щать ино­слав­ные бого­слу­же­ния, чтобы они не при­хо­дили в сму­ще­ние «уче­ни­ями раз­лич­ными и чуж­дыми» (Евр. 13:9). Он считал, что при отсут­ствии воз­мож­но­сти посе­щать пра­во­слав­ный храм жела­тельно, чтобы глава семей­ства читал Часы дома по Часо­слову.

Летом 1896 г. св. Рафаил пред­при­нял первую из несколь­ких пас­тыр­ских поез­док по всему кон­ти­ненту. Он посе­тил трид­цать горо­дов, нахо­дя­щихся между Нью-Йорком и Сан-Фран­циско, в поис­ках поте­рян­ных овец Гос­под­них в горо­дах, весях и отда­лен­ных фермах. Он насы­щал духовно жаж­ду­щих людей словом Божиим на всяком месте, где оста­нав­ли­вался. Он венчал браки, кре­стил, при­ни­мал испо­ведь и служил Боже­ствен­ную Литур­гию. Там, где не было храма, он служил ее в домах верных. Дру­гими сло­вами, он рев­ностно испол­нял свое слу­же­ние как про­по­вед­ник Еван­ге­лия, пре­тер­пе­вая много труд­но­стей и скор­бей, и был вни­ма­те­лен ко всему, что имело отно­ше­ние к заботе о его пастве.

В 1898 г., по бла­го­сло­ве­нию еп. Нико­лая св. Рафаил издал свою первую книгу в Новом Свете – это Слу­жеб­ник на араб­ском языке Он назы­вался «Книга истин­ного уте­ше­ния в святых молит­вах» («The Book of True Consolation in the Divine Prayers»). Эта книга, содер­жа­щая после­до­ва­ние Литур­гии и молитвы была очень нужна как свя­щен­но­слу­жи­те­лям для совер­ше­ния бого­слу­же­ний, так и про­стым людям в их личной молит­вен­ной жизни. Изда­ние книги на англий­ском языке было осу­ществ­лено архи­манд­ри­том Сера­фи­мом (Насса­ром). Ею поль­зу­ются и до сего дня.

С мая по ноябрь 1898 г. св. Рафаил отпра­вился в свое второе пас­тыр­ское путе­ше­ствие. Во время этой поездки он убе­дился в необ­хо­ди­мо­сти для слу­же­ния в новых, осно­ван­ных им церк­вях, свя­щен­ни­ков, гово­ря­щих по-араб­ски. Вер­нув­шись в Нью-Йорк, он напи­сал отчет епи­скопу Нико­лаю, в кото­ром выра­зил свою оза­бо­чен­ность этим. По бла­го­сло­ве­нию епи­скопа Нико­лая, св. Рафаил смог добиться при­езда опыт­ных свя­щен­ни­ков из Сирии. Он также нахо­дил обра­зо­ван­ных мирян, кото­рых мог бы пред­ста­вить к руко­по­ло­же­нию. Будучи архи­манд­ри­том и позд­нее епи­ско­пом, св. Рафаил, как пра­вило, назна­чал свя­щен­ни­ков только после полу­че­ния бла­го­сло­ве­ния от рус­ского иерарха, воз­глав­ляв­шего Аме­ри­кан­скую миссию. Таково было в то время нор­маль­ное поло­же­ние дел в Аме­рике. Архи­манд­рит Рафаил при­вет­ство­вал епи­скопа Тихона, когда тот стал пра­вя­щим архи­ереем в Аме­рике, заме­нив еп. Нико­лая. 15 декабря свя­ти­тель Тихон при­е­хал слу­жить Литур­гию в сирий­ской церкви свт. Нико­лая. Рафаил сооб­щил своей пастве, что их новый архи­пас­тырь – это тот, кто послан сюда, чтобы забо­титься обо всем стаде Хри­сто­вом: рос­си­я­нах, сла­вя­нах, сиро-арабах и греках, рас­се­ян­ных по всему кон­ти­ненту Север­ной Аме­рики. В то время, конечно, там не было парал­лель­ных юрис­дик­ций, осно­ван­ных по прин­ципу наци­о­наль­но­сти. Цер­ковь объ­еди­няла людей самого раз­ного про­ис­хож­де­ния под омо­фо­ром рус­ского архи­епи­скопа. Это было нормой, пока рево­лю­ция 1917 г. не дефор­ми­ро­вала цер­ков­ную жизнь в России, а также в Аме­рике.

В марте 1899 г. св. Рафаил полу­чил от еп. Тихона раз­ре­ше­ние начать сбор средств для устрой­ства клад­бища и для стро­и­тель­ства новой церкви вместо часовни, рас­по­ло­жен­ной в старом здании на загряз­нен­ной улице. Весной он отпра­вился в еще одну пас­тыр­скую поездку по сорока трем горо­дам. Семь меся­цев провел он в северо-восточ­ных, южных и сред­не­за­пад­ных реги­о­нах Соеди­нен­ных Штатов, пере­се­кая страну по суше и по морю, пре­одо­ле­вая пре­пят­ствия и труд­но­сти, воз­ни­кав­шие на его пути. св. Рафаил служил грекам и рос­си­я­нам столь же усердно, как и арабам, совер­шая вен­ча­ния, кре­ще­ния и вос­пол­няя Таин­ство брака тех пра­во­слав­ных людей, кото­рые соче­та­лись браком у непра­во­слав­ного духо­вен­ства. Бывало, он миро­по­ма­зы­вал неко­то­рых детей, кре­щен­ных като­ли­че­скими свя­щен­ни­ками. В Пен­силь­ва­нии в городе Джон­ста­уне он сумел при­ми­рить тех, личная вражда кото­рых гро­зила рас­ко­лом араб­ской общине. Если граж­дан­ским судам не уда­ва­лось водво­рить мир, то св. Рафаил вос­ста­нав­ли­вал спо­кой­ствие и пре­кра­щал горь­кую вражду. В Джон­ста­уне он полу­чил теле­грамму об избра­нии мит­ро­по­лита Меле­тия (Дау­мани) пат­ри­ар­хом Антио­хий­ским. В вели­кой радо­сти пове­дал св. Рафаил своему народу, что впер­вые за 168 лет корен­ной араб был избран пред­сто­я­те­лем Антио­хий­ской Церкви.

После утвер­жде­ния в долж­но­сти нового пат­ри­арха, арх. Рафа­илу пред­ло­жили стать пре­ем­ни­ком Меле­тия – мит­ро­по­ли­том Латак­ским. Пат­ри­арх однако заявил, что св. Синод не может избрать о. Рафа­ила по при­чине важ­но­сти его слу­же­ния в Аме­рике. В 1901 г. мит­ро­по­лит Бей­рут­ский напи­сал арх. Рафа­илу просьбу стать его викар­ным епи­ско­пом, на кото­рую полу­чил ответ, что не может поки­нуть вве­рен­ную ему паству в Аме­рике, так как, прежде всего, он хочет постро­ить посто­янно-дей­ству­ю­щий храм и при­об­ре­сти при­ход­ское клад­бище. Про­блема клад­бища была решена в авгу­сте 1901 г., когда о. Рафаил купил часть Оли­вет­ского клад­бища в Лонг-Айленде.

В декабре 1905 г. арх. Рафаил был избран епи­ско­пом Захлет­ским. Пат­ри­арх Меле­тий при­слал ему теле­грамму с поздрав­ле­нием и прось­бой вер­нуться. Отец Рафаил побла­го­да­рил пат­ри­арха, но и на сей раз укло­нился от высо­кого сана, выра­жая силь­ное жела­ние осу­ще­ствить свой замы­сел о соору­же­нии храма для Сирий­ской общины в Нью-Йорке. На сле­ду­ю­щий год им было куп­лено цер­ков­ное здание, кото­рое как раз в то время про­да­ва­лось на улице Паси­фик в Бруклине, и пере­де­лал его для пра­во­слав­ного бого­слу­же­ния. Освя­щал цер­ковь – к вели­кой радо­сти при­сут­ству­ю­щей паствы – еп. Тихон. Так завер­шился второй глав­ный замы­сел св. Рафа­ила.

Число при­хо­дов в епар­хии Север­ной Аме­рики посто­янно воз­рас­тало и посе­ще­ние их всех еп. Тихо­ном стало неосу­ще­стви­мым. Тре­бо­ва­лась реор­га­ни­за­ция епар­хии с тем, чтобы управ­ле­ние ею было более эффек­тив­ным, и еп. Тихон пред­ста­вил Рос­сий­скому Св. Синоду план пере­носа епар­хи­аль­ного центра из Сан-Фран­циско в Нью-Йорк, т. к. боль­шин­ство при­хо­дов и пасо­мых было сосре­до­то­чено на востоке. А поскольку раз­лич­ные этни­че­ские группы пасо­мых тре­бо­вали осо­бого вни­ма­ния и пас­тыр­ского руко­вод­ства, еп. Тихон пред­ло­жил сде­лать арх. Рафа­ила своим вторым викар­ным епи­ско­пом (первый – еп. Аляс­кин­ский).

В 1903 г. Св. Синод Рус­ской Церкви еди­но­душно избрал архим. Рафа­ила епи­ско­пом Бруклин­ским, и одно­вре­менно про­дол­жа­ю­щим быть главой Сиро-Араб­ской Миссии в Север­ной Аме­рике. Св. Синод доло­жил об этом избра­нии пат­ри­арху Меле­тию и тот с радо­стью принял реше­ние Синода. Еп. Тихон пись­менно изве­стил св. Рафа­ила об его избра­нии и в ответ полу­чил письмо с выра­же­нием согла­сия. Тем вре­ме­нем о. Инно­кен­тий Пустын­ский был посвя­щен в епи­скопы, пер­вого вика­рия еп. Тихона в соборе Казан­ской иконы Божией Матери в Санкт-Петер­бурге.

В третье вос­кре­се­нье Вели­кого поста 1904 г. св. Рафаил стал первым пра­во­слав­ным епи­ско­пом, воз­ве­ден­ным в этот сан на Аме­ри­кан­ской земле. Посвя­ще­ние было совер­шено в соборе свт. Нико­лая в Бруклине еп. Тихо­ном и еп. Инно­кен­тием. Обла­че­ния для нового епи­скопа были даром царя Нико­лая II. После посвя­ще­ния еп. Рафаил про­дол­жил свои пас­тыр­ские труды, руко­по­ла­гая свя­щен­ни­ков и назна­чая их на при­ходы, помо­гая еп. Тихону в управ­ле­нии епар­хией.

В конце 1904 г. еп. Рафаил заявил о своем наме­ре­нии изда­вать офи­ци­аль­ный журнал Сиро-Араб­ской миссии под назва­нием «Слово» (Al-Kalimat). Пред­по­ла­га­лось, что такой журнал мог бы теснее свя­зать людей с при­хо­дами его епар­хии. Еп. Рафаил пони­мал, что он не сможет лично посе­тить всех пра­во­слав­ных хри­стиан Север­ной Аме­рики, но сможет при помощи печат­ного слова про­по­ве­до­вать слово о спа­се­нии даже тем, кого нико­гда не встре­тит. Журнал должен был быть духов­ного, нрав­ствен­ного и цер­ков­ного содер­жа­ния, спо­соб­ству­ю­щего укреп­ле­нию веры у людей. Журнал фоку­си­ро­вал вни­ма­ние на пяти темах: дог­ма­ти­че­ские истины, нрав­ствен­ное вос­пи­та­ние, исто­ри­че­ская и совре­мен­ная цер­ков­ная тема­тика, хро­ника кре­ще­ний, вен­ча­ний и т.д. и офи­ци­аль­ные сооб­ще­ния. Первый выпуск жур­нала вышел в январе 1905 г., и св. Рафаил оценил это собы­тие как веху равную по зна­чи­мо­сти при­об­ре­те­нию собора свт. Нико­лая и при­ход­ского клад­бища.

В июле 1905 г. св. Рафаил освя­тил тер­ри­то­рию, отве­ден­ную для Свято-Тихо­нов­ского мона­стыря, и бла­го­сло­вил приют для сирот в Южном Кана­ане в Пен­силь­ва­нии. Через три дня он пред­се­да­тель­ство­вал на собра­нии духо­вен­ства епар­хии в Олд-Фордже (в Пен­силь­ва­нии), т.к. архиеп. Тихон нахо­дился в Сан-Фран­циско. Среди духо­вен­ства при­сут­ство­вали трое, кото­рые впо­след­ствии будут при­чис­лены в лику святых: о. Алек­сий Товт, о. Алек­сандр Хото­виц­кий и о. Иоанн Кочу­ров (двое послед­них примут муче­ни­че­скую кон­чину в России).

В сле­ду­ю­щие 10 лет еп. Рафаил забо­тился о своей рас­ту­щей пастве. С ростом Нью-Йорк­ской общины стало расти число детей, и он был оза­бо­чен их буду­щим. Он хотел осно­вать вечер­нюю школу, чтобы учить их в Духе Хри­сто­вом, т.к. буду­щее Церкви в этой стране зави­село от обра­зо­ва­ния моло­дежи. Дети, не гово­ря­щие по-араб­ски, уже ходили в непра­во­слав­ные храмы, где заня­тия в вос­крес­ных школах велись на англий­ском языке. Еп. Рафаил видел насто­я­тель­ную необ­хо­ди­мость в исполь­зо­ва­нии англий­ского языка в бого­слу­же­нии и обра­зо­ва­нии для раз­ви­тия Сиро-Араб­ской миссии. Внимая словам ап. Павла о молитве на понят­ном народу языке, св. Рафаил реко­мен­до­вал исполь­зо­вать во всех своих при­хо­дах слу­жеб­ник, пере­ве­ден­ный на англий­ский язык Иза­бел­лой Хэпгуд (Isabella Hapgood).

В марте 1907 г. св. Тихон вер­нулся в Россию и его место занял архиеп. Платон. Вновь св. Рафаил ока­зался необ­хо­дим для епи­скоп­ского слу­же­ния в Сирии, и в связи с этим был выдви­нут на место мит­ро­по­лита Три­поль­ского после избра­ния Гри­го­рия пат­ри­ар­хом в 1908 г.

Однако св. Синод Антио­хии откло­нил кан­ди­да­туру Рафа­ила, ссы­ла­ясь на каноны, запре­ща­ю­щие пере­ме­ще­ния епи­ско­пов из одного города в другой.

На празд­ник Тор­же­ства Пра­во­сла­вия в 1911 г. еп. Рафа­ила поздрав­ляли с 15-летием его слу­же­ния в Аме­рике. Архиеп. Платон пре­под­нес ему в дар икону Спа­си­теля в сереб­ря­ном окладе и побла­го­да­рил за слу­же­ние. По своему сми­ре­нию св. Рафаил никак не мог понять, почему его так чествуют, ведь он всего лишь испол­няет свой долг; он считал себя «рабом неклю­чи­мым», хотя в совер­шен­стве испол­нял слу­же­ние ему пору­чен­ное (св. Игна­тий Антио­хий­ский, письмо к Ефе­ся­нам).

К концу 1912 г. еп. Рафаил во время своих трудов зане­мог. Док­тора при­знали сер­деч­ную недо­ста­точ­ность, кото­рая и стала впо­след­ствии при­чи­ной его смерти. Через две недели он почув­ство­вал себя доста­точно силь­ным, чтобы отслу­жить Литур­гию в своем соборе.

В 1913–14 гг. этот епи­скоп-мис­си­о­нер про­дол­жал совер­шать пас­тыр­ские поездки в разные города. В 1915 г. он вновь забо­ле­вает и про­во­дит два месяца дома, с тер­пе­нием пере­нося свое недо­мо­га­ние. 1427 фев­раля, в 12:40 он почил от трудов своих. Его позвали – ответа не было. Его потрясли – но он уже отошел.

С самой юности, для св. Рафа­ила не было боль­шей радо­сти, чем слу­жить Церкви. По при­бы­тии в Аме­рику он нашел здесь свою паству раз­бро­сан­ной повсюду и при­звал ее к еди­не­нию. Он нико­гда не пре­не­бре­гал своей паст­вой: ездил по всей Аме­рике, Канаде и Мек­сике в поис­ках тех, о ком смог бы забо­титься, удер­жи­вал их от укло­не­ния «на чужие паст­бища» и защи­щал от духов­ного вреда. В тече­ние 20 лет своего вер­ного слу­же­ния он настав­лял их и помо­гал им воз­рас­тать. К моменту смерти свя­ти­теля, Сиро-араб­ская миссия имела 30 при­хо­дов с 25 тыся­чами веру­ю­щих. Он был также ученым и авто­ром несколь­ких книг. Его перу при­над­ле­жит боль­шин­ство статей в «Слове». Он служил не только своей араб­ской общине, но настав­лял греков и рус­ских, говоря с ними на их языке. Он пре­красно владел англий­ским и поощ­рял исполь­зо­ва­ние этого языка в цер­ков­но­слу­же­нии и обра­зо­ва­нии.

Св. Рафаил общался с самыми раз­ными людьми и был для них забот­ли­вым отцом. Он заслу­жил их любовь и ува­же­ние, прежде всего, своей соб­ствен­ной любо­вью к ним, а также своим оба­я­нием и пре­крас­ным харак­те­ром. К людям он всегда был добр, мило­сер­ден и снис­хо­ди­те­лен, но строг к себе. Он довел до конца много добрых начи­на­ний в своей жизни, и теперь со свя­тыми анге­лами непре­станно воз­но­сит молитвы и сла­во­сло­вия Богу.

В 2000 году Свя­ти­тель Рафаил был кано­ни­зи­ро­ван Аме­ри­кан­ской Пра­во­слав­ной Цер­ко­вью.

Молит­вами Свя­ти­теля Рафа­ила да воз­мо­жем и мы заслу­жить Цар­ствие Небес­ное. Аминь!

Print Friendly, PDF & Email
Размер шрифта: A- 16 A+
Цвет темы:
Цвет полей:
Шрифт: Arial Times Georgia
Текст: По левому краю По ширине
Боковая панель: Свернуть
Сбросить настройки