Мы все — дети Божьи

История взаимоотношений Русской Православной Церкви и космонавтики берёт своё начало с момента первого полета человека в космос. Эти отношения развивались даже в период активной борьбы советского государства с религией, в последние же годы им, напротив, придан особенный позитивный импульс.

Летчик постоянно рискует жизнью и поэтому приходит к Господу. И в такой ситуации рождается именно истинная вера. Верить, как и любить, заставить нельзя.

По словам Главы синодального Отдела по взаимоотношениям Церкви и общества протоиерея Всеволода Чаплина «атеистов нет ни на войне, ни в рискованных профессиях».

Космонавты — люди отчаянные, они — воины и знают, на что идут. Трус в космос не полетит. Просто без Бога невозможно осмыслить мироздание. Просто умом нельзя представить бесконечность Вселенной. Без веры всё это трудно объяснимо. Сохранились многие свидетельства, что первый космонавт Юрий Гагарин был верующим человеком.

Есть фото документы, где на праздничном застолье в Кремле он вместе с Патриархом и Архиереями РПЦ обсуждает будущее русской церкви. Так же есть немало свидетельств очевидцев, которые утверждают, что Гагарин посещал церковь в родном селе Гагарино. Сохранились фото Гагарина на фоне деревянной сельской церкви вместе с прихожанами. Многие прихожане после службы подходили к Юрию Гагарину и брали у него автографы, которые сохранились в их личных архивах.

О глубинной православности первого космонавта Юрия Гагарина свидетельствует его письмо, написанное им жене за два дня до полета. Он пишет о том, что может погибнуть, просит жену позаботиться о его родителях и у всех просит прощения. Письмо говорит о высочайшем мужестве и подлинном смирении этого удивительного человека.

Известно, что Гагарин ездил в Троице-Сергиевой лавру благодарить Бога и преподобного Сергия за успешный полет. Отец Иов (Талац) — насельник Троице-Сергиевой лавры, настоятель Церкви в Звездном городке говорит, что

«Юрий Алексеевич Гагарин незадолго до полета крестил свою старшую дочь Елену, в его семье праздновали Рождество и Пасху, в доме висели иконы».

Сергей Павлович Королев подсознательно увидел в Гагарине его славянский типаж и врожденную православность.

В Юрии Алексеевиче Гагарине словно сбылось пророчество великого Достоевского о всеотзывчивости русской души, о ее способности обнять весь мир. Сам руководитель космонавтов Сергей Павлович Королев неоднократно посещал Троице-Сергиеву лавру перед полетом Гагарина.

Космонавт А Леонов вспоминает:

«На одном из приемов в Георгиевском зале, посвященном полету Гагарина, Хрущев спросил Юру, не видел ли он в космосе Бога. Тот, заметив, что Хрущев спрашивает шутя, возьми да и ответь: „Видел“. Хрущев посерьезнел и сказал: „Никому об этом не говори“. Все значительно сложнее. Я хорошо знал Юрия и могу утверждать, что он никогда не был атеистом. Ведь он был крещен (кстати, как и я), но при тогдашнем всеобъемлющем контроле со стороны партии открыто верить было практически невозможно. И все-таки у многих из нас было достаточно ума и души, чтобы чувствовать, что „там“ что-то есть».

В неофициальной обстановке Гагарина спросили, видел ли он Бога. Он ответил: «Тот, кто не встретил Бога на Земле, никогда Его не встретит и в космосе» Знаменитую фразу, которую приписывают Гагарину — «летал в космос, а Бога не видел» точно говорил не Гагарин, а Хрущев! Это было связано с пленумом ЦК, на котором решался вопрос об антирелигиозной пропаганде. Хрущев тогда ставил задачу для всех партийных и комсомольских организаций поднять эту самую пропаганду и сказал: ну что вы там за Бога цепляетесь? Вот Гагарин летал в космос, а Бога не видел.

Однако, спустя некоторое время эти слова стали преподноситься уже в другом аспекте. Начали ссылаться не на Хрущева, а на Гагарина, который был любимцем народа, и такая фраза из его уст имела бы огромное значение. Хрущеву-то, мол, не очень поверят, а вот Гагарину поверят наверняка. Но у Гагарина никогда ничего об этом не было сказано, он такого произнести не мог.

Более того, Юрий Алексеевич Гагарин открыто говорил о варварском факте разрушения храма Христа Спасителя в Москве.

Второй космонавт Герман Титов был истинно православный человек. Он бывал в Александро-Невской лавре в Петербурге, Свято-Троицкой лавре в Загорске(теперешнем Сергиевом Посаде). Он посещал патриарха Алексия II еще до его интронизации на патриарший престол, когда Святейший служил в тогдашнем Ленинграде в сане митрополита.

Алексей Леонов (первый человек, вышедший в открытый космос) вместе с сотрудником КГБ СССР (ставший впоследствии мэром Звездного городка) Николаем Рыбкиным тайно участвовали в крещении космонавтов. Они были их крестными отцами.

Георгий Гречко, дважды Герой Советского Союза вспоминает :

«Я верю, что был рожден, чтобы стать космонавтом. И когда я по наивности, по горячности, по глупости что-то делал, чтобы сойти с этого пути, меня, подозреваю, мой ангел-хранитель жестоко наказывал. Доводил до отчаяния. А потом самым невероятным образом возвращал на мой путь».

Дважды Герой Советского Союза, летчик-космонавт Алексей Леонов размышляет:

«Без веры в нашем деле трудно, почти невозможно. Космонавт, отправляющийся на орбиту, должен знать, что все будет в порядке. Это сейчас можно получить благословение у священника, сходить в церковь, как многие и делают….. Когда мы, космонавты, астронавты, собираемся вместе, мы не делим друг друга на „белых“ и „цветных“, русских, американцев, европейцев. Мы все дети Земли, дети Божии. Без полета нам было бы сложнее понять эту простую истину»

Цитируют и дважды Героя Советского Союза, летчика-космонавта СССР Алексей Губарева:

«Я всегда верил в Бога. И всегда Он был в моей душе. У меня на орбите не было ночи, чтобы перед тем, как уснуть, я не вспоминал Бога и не просил Его посетить меня. И я всегда был готов предстать перед Ним»

Вспоминают также слова Павла Поповича, дважды Героя Советского Союза:

«Ты смотришь в иллюминатор, мимо проплывают звезды, планеты на черном фоне. И поневоле думаешь: а ведь кто-то все это создал, что все это движется, кто-то же этим всем управляет. Мы говорим, что все это движется по законам небесной механики. Но ведь кто-то эти законы придумал! И появляется мысль о Боге»

Официальный представитель Московского патриархата при Совете Европы в Страсбурге игумен Филипп Рябых высказывается о профессии космонавта таким образом:

«… что полет в космос можно сравнить с пребыванием на линии фронта. Духовное напряжение делает человека верующим. Экстремальные профессии заставляют по-другому смотреть на жизнь и на Бога. А тем, кто говорит, что отправка на орбиту икон или то, что космонавты берут с собой нательные крестики — суеверие и мракобесие, нужно самим отправиться на орбиту и испытать жизнь на ее острие».

Когда Владимир Титов должен был на год лететь в космос, он побывал в Церковно-археологическом кабинете при Московской духовной академии, а после — в Даниловом монастыре. Полет был в год тысячелетия крещения Руси, старт состоялся 21 декабря 1987 года, а посадка — ровно 12 месяцев спустя. Перед полетом космонавт получил благословение у тогдашнего главы Отдела внешних церковных сношений Московского патриархата владыки Филарета. Титов получил в подарок от Филарета церковный календарь в честь тысячелетия крещения Руси, иконы и архиерейский чай, который потом и пил весь год на орбите.

Космонавт Валерий Поляков долгое время не мог полететь в космос. И, проезжая мимо каждого храма, он вздыхал: «Господи, помоги мне!» И полетел в космос. А когда был в своём крайнем длительном полёте (как говорят космонавты: не в последнем, а в крайнем), то он там даже Пасху праздновал: пел «Христос Воскресе».

Конечно же не все покорители космоса (летчики, инженеры) — воцерковленные православные христиане, многие искали и ищут веру до сих пор. Но вовсе не абсолютная убежденность в диалектическом материализме составляла и составляет взгляды большинства строителей космической отрасли. В центре космонавтики в Звездном городке в 2008–2010 гг. была построена Церковь Преображения Господня, которую освятил Патриарх Московский и всея Руси Кирилл.

На открытии Церкви Патриарх Кирилл сказал следующее:

«…Бог, сотворивший Вселенную, сказал человеку: наполняй землю и обладай ею. Святые отцы, толкователи библейских текстов, единодушно утверждают, что под этим словом „земля“ следует подразумевать весь тварный космос, всю вселенную. Значит, Господь дал нам цель: наполнять и планету нашу, и всю вселенную и обладать ею. Поэтому стремление человека подняться к звездам — это не блажь, не фантазия и не мода, а некая программа, заложенная Богом в человеческую природу»

Александр А.Соколовский