Нерассказанная история

(21 голос4.0 из 5)

Четыр­на­дцать веков назад армии кочев­ни­ков, нагря­нув из ара­вий­ских пустынь, заво­е­ва­ли поло­ви­ну мира. Сего­дня их потом­ки рас­ска­зы­ва­ют неве­ро­ят­ную исто­рию: они утвер­жда­ют, что Бог послал им про­ро­ка Мохам­ме­да, а затем ода­рил их импе­ри­ей. Прав­да ли это? Дале­ко не все с этим соглас­ны. Мусуль­ман­ские втор­же­ния были одним из реша­ю­щих момен­тов в нашей исто­рии. Но были ли ара­бы в VII веке мусульманами?

Ислам: нерасказанная история

Меня зовут Том Хол­ланд, я исто­рик. Я пишу о древ­них импе­ри­ях — напри­мер, о Пер­сид­ской, Гре­че­ской, Рим­ской импе­рии. На этот раз я хотел бы рас­ска­зать о самой вли­я­тель­ной из древ­них импе­рий — импе­рии, кото­рую в VII веке созда­ли ара­бы. Импе­рии, кото­рая дала нам ислам.

Я думал, что это будет доволь­но про­стая зада­ча. Утвер­жда­ет­ся, что ислам заро­дил­ся при ярком све­те исто­рии. Но когда я при­сту­пил к сво­е­му про­ек­ту, то обна­ру­жил, что это совер­шен­но не так. В иссле­до­ва­ни­ях про­ис­хож­де­ния исла­ма нет ника­ко­го ярко­го све­та исто­рии — ско­рее, мож­но гово­рить о паде­нии в тем­но­ту. И когда вы начи­на­е­те искать исто­ки, то пони­ма­е­те, что перед вами – чистый лист.

С само­го нача­ла я чув­ство­вал, как меня заса­сы­ва­ет чер­ная дыра.

(Пат­ри­ция Кро­ун, исто­рик, Прин­стон­ский уни­вер­си­тет. Голос за кад­ром): “Про­бле­ма с исто­ри­ей зарож­де­ния исла­ма заклю­ча­ет­ся в том, что у нас нет ника­ких дока­за­тельств. У нас нет ниче­го, на что мог­ла бы опи­рать­ся история”.

Я ожи­дал уви­деть сви­де­тель­ства мусуль­ман, дати­ро­ван­ные VII‑м веком, но их не было. Я не мог ниче­го най­ти! Про­бле­ма заклю­ча­ет­ся в том, что, все, что у нас есть и что мы изу­ча­ем – это глу­бо­чай­шие веро­ва­ния мусуль­ман. Но где исто­ри­че­ские свидетельства?

Гай Струм­са, исто­рик, Окс­форд: “Ино­гда вера веру­ю­ще­го и пони­ма­ние уче­но­го могут про­сто не совпадать”.

Пат­ри­ция Кро­ун: “Перед вами сто­ит выбор: зани­мать­ся исто­ри­ей или не зани­мать­ся? Лич­но я зани­ма­юсь исто­ри­ей, хотя это может при­чи­нить кому-то боль”.

Гай Струм­са: “Вам при­хо­дит­ся гово­рить вещи, о кото­рых не гово­рят веру­ю­щие люди. Вещи, кото­рые ино­гда шоки­ру­ют и даже злят верующих”.

Эта исто­рия напо­ми­на­ет мне детек­тив. Поче­му же в нем недо­ста­ет важ­ней­ших веще­ствен­ных дока­за­тельств? Когда рим­ляне заво­е­ва­ли Ближ­ний Восток, они оста­ви­ли огром­ное коли­че­ство сле­дов: пись­мен­ные исто­ри­че­ские повест­во­ва­ния, над­пи­си, моне­ты. Но когда речь захо­дит о мусуль­ман­ском втор­же­нии — тишина.

Что вооб­ще мож­но ска­зать о Мохам­ме­де? Что нам досто­вер­но извест­но о про­ис­хож­де­нии исла­ма? С чего начать? Может быть, нуж­но начать с нача­ла VII века. Без пяти пол­ночь, и древ­ний мир сто­ит на поро­ге необ­ра­ти­мых перемен.

Мы в Стам­бу­ле. В 632 году нашей эры он был Кон­стан­ти­но­по­лем, и уже 300 лет слу­жил сто­ли­цей Визан­тий­ской импе­рии. Хри­сти­ан­ский город в самом цен­тре хри­сти­ан­ско­го мира. «Все­об­щая рели­гия для все­об­щей импе­рии» — таким был рецепт вла­сти рим­лян. Эту идею пре­крас­но вос­при­ня­ли мусуль­мане, заво­е­вав­шие город почти 1000 лет спу­стя и пре­вра­тив­шие вели­чай­ший в мире хри­сти­ан­ский храм в мечеть.

Нам извест­но, как и когда рим­ляне ста­ли хри­сти­а­на­ми: об этом нам рас­ска­за­ли их совре­мен­ни­ки. Но вот что оста­ет­ся загад­кой: как ара­бы ста­ли мусульманами?

Нач­ни­те путе­ше­ствие в про­шлое, и вы не смо­же­те уга­дать, где оно закон­чит­ся. Исто­рия — cлов­но лаби­ринт, кото­рый ведет в неизвестность.

Вот мы и на месте. Это — быв­ший дво­рец вели­ких визан­тий­ских импе­ра­то­ров в Кон­стан­ти­но­по­ле. Кто бы мог поду­мать, что в нача­ле VII-го века, еще при жиз­ни Мохам­ме­да, здесь нахо­дил­ся — ни мно­го ни мало — центр мира. Есть что-то тра­ги­че­ское в том, что все, что мы можем здесь застать — это дре­вес­ные щепки.

То, что мы видим, не сохра­ни­ло ни малей­ше­го наме­ка на свое вели­кое про­шлое. В былые вре­ме­на здесь нахо­дил­ся центр вели­чай­шей импе­рии на пла­не­те. Это был сво­е­го рода Белый дом того вре­ме­ни. А так­же Пен­та­гон, серд­це воен­ной маши­ны, Вер­хов­ный суд, место при­ня­тия всех зако­нов. Все это было здесь, в этом двор­це, кото­рый воз­вы­шал­ся над Кон­стан­ти­но­по­лем — горо­дом Кон­стан­ти­на, пер­во­го Визан­тий­ско­го импе­ра­то­ра. Кон­стан­ти­но­поль был одним из вели­чай­ших горо­дов в мире.

Но все это пошло пра­хом. Руи­ны сто­ят в чьем-то саду, меж­ду шос­се и желез­ной доро­гой. И уви­деть здесь мож­но раз­ве что кошку.

К 630-му году нашей эры Визан­тий­ская Импе­рия толь­ко опра­ви­лась от само­го серьез­но­го кри­зи­са за послед­ние сто­ле­тия. Пер­сы, — закля­тые вра­ги, — захва­ти­ли ее самые бога­тые про­вин­ции. Пер­сид­ские вой­ска дошли даже до стен Кон­стан­ти­но­по­ля. В кон­це кон­цов, после два­дца­ти­пя­ти­лет­ней вой­ны, пер­сов уда­лось побе­дить. Визан­тий­ский импе­ра­тор сно­ва стал хозя­и­ном Все­лен­ной. Раз­ве мог он пред­по­ло­жить в такой момент, какую ката­стро­фу уго­то­ва­ли ему небеса?

Том Хол­ланд: — Про­фес­сор, ска­жи­те, может ли чело­век, подоб­ный мне — не мусуль­ма­нин, не веря­щий в то, что Бог раз­го­ва­ри­вал с Мохам­ме­дом, — наде­ять­ся когда-либо узнать прав­ду о про­ис­хож­де­нии ислама?

Сей­ед Хос­сейн Наср, про­фес­сор Уни­вер­си­те­та им. Джор­джа Вашинг­то­на: — Нет.

[Вади Рум, Иордания.]

Беду­ин: “Ара­бы. Да, это были ара­бы. Про­рок Мохам­мед как и мы был арабом”.

Беду­и­ны. Пио­не­ры араб­ско­го втор­же­ния. Удар­ные вой­ска, кото­рые в VII‑м веке поки­ну­ли Ара­вию и поло­жи­ли нача­ло колос­саль­ной импе­рии, кото­рая рас­про­стра­ни­лась на поло­ви­ну миру. Здесь, в пустыне, никто не сомне­ва­ет­ся в том, что заво­е­ва­те­ли были мусульманами.

“Про­рок и его дру­зья оста­ви­ли все поза­ди. Их не забо­ти­ли мир­ские вещи — тор­гов­ля или даже их соб­ствен­ные дети. Их не бес­по­ко­и­ло, что их могут убить, что они могут голо­дать или заблу­дить­ся. Они сде­ла­ли это ради успе­ха ислама”.

«Все было ради исла­ма», — гово­рят в наши дни. Побе­ды, заво­е­ва­ния, импе­рия. Но как мы можем быть уве­ре­ны в самом суще­ство­ва­нии исла­ма в те времена?

Беду­ин: “Про­рок дал нача­ло все­му, и мы живем ради него”.

Беду­ин №2: “Мы их после­до­ва­те­ли. Мы их наследники”.

В гла­зах дру­гих жите­лей древ­не­го мира ара­бы были самы­ми отча­ян­ны­ми, самы­ми пре­зрен­ны­ми и самы­ми незна­чи­тель­ны­ми дика­ря­ми из всех наро­дов мира. Но пона­до­би­лось лишь десять лет, и вот уже в пер­вой поло­вине VII-го века они лиши­ли Визан­тий­скую импе­рию самых бога­тых ее тер­ри­то­рий, раз­гро­ми­ли Пер­сид­скую импе­рию и завла­де­ли боль­шей частью Ближ­не­го Восто­ка. Оше­ло­ми­тель­ное дости­же­ние! Для боль­шин­ства мусуль­ман это чудо, кото­рое мог­ло про­изой­ти толь­ко по воле Божьей.

Сей­ед Хос­сейн Наср: “Во вре­ме­на Визан­тий­ской импе­рии ара­бы-беду­и­ны были на задвор­ках исто­рии. И тем не менее, бла­го­да­ря имен­но им все­го за несколь­ко деся­ти­ле­тий про­изо­шли ради­каль­ные пере­ме­ны в Север­ной Афри­ке и Испа­нии, а в тече­ние века обра­зо­ва­лась совер­шен­но новая циви­ли­за­ция, кото­рая про­тя­ну­лась от Китая до Фран­ции. Это исто­ри­че­ский факт”.

Как гово­рит­ся в пре­да­нии, все нача­лось с момен­та, когда тор­го­вец Мохам­мед в гор­ной пеще­ре услы­шал нечто одно­вре­мен­но ужа­са­ю­щее и пре­крас­ное: голос анге­ла. “О, Мохам­мед!” — обра­тил­ся к нему посла­нец Бога. И так Гос­подь обра­тил­ся к арабам.

Аллах акбар! (сце­на мусуль­ман­ской молитвы)

Посла­ние было про­стым и ясным: есть толь­ко один Бог. Мохам­мед — его про­рок, а ислам — это под­чи­не­ние Богу. И что, имен­но это посла­ние дало им империю?

Никто не сомне­ва­ет­ся в том, что втор­же­ние дей­стви­тель­но име­ло место. Вопрос толь­ко в том, бла­го­да­ря чему? Исла­му ли?

Сей­ед Хос­сейн Наср: “Если вы хри­сти­а­нин или еврей, или же после­до­ва­тель дру­гой рели­гии, для кото­рых суще­ству­ет похо­жая реаль­ность, вам лег­че это при­нять. Извест­ная араб­ская посло­ви­ца утвер­жда­ет: “Если вы не зна­е­те чего-либо, это еще не дока­за­тель­ство, что это­го «нечто» не существует”.

Но при­нять это, осно­вы­ва­ясь толь­ко на вере, не так лег­ко, как кажет­ся. Изу­че­ние исто­рии в запад­ных уни­вер­си­те­тах осно­ва­но на сомне­ни­ях и скеп­ти­циз­ме. И если преды­ду­щие поко­ле­ния уче­ных пред­по­чи­та­ли изу­чать подроб­но­сти био­гра­фии Иису­са, то неко­то­рые уче­ные наше­го вре­ме­ни все­рьез пере­смат­ри­ва­ют отно­ше­ние к био­гра­фии Мохаммеда.

Пат­ри­ция Кро­ун — про­фес­сор Прин­стон­ско­го уни­вер­си­те­та. Она одна из тех исто­ри­ков, чьи рабо­ты по про­ис­хож­де­нию исла­ма внес­ли рас­кол в мир ран­не­ис­лам­ских иссле­до­ва­ний. Она утвер­жда­ет: нель­зя отвер­гать интер­пре­та­цию исто­рии мусуль­ма­на­ми, но нель­зя и при­ни­мать ее. Един­ствен­ный выход — вый­ти за рам­ки ислам­ской тра­ди­ции и начать заново.

Пат­ри­ция Кро­ун: “В изу­че­нии жиз­ни Мохам­ме­да мы встре­ча­ем сво­е­го рода заслон, про­бить­ся за кото­рый невозможно”.

Том Хол­ланд: “Что мы точ­но зна­ем о Мохаммеде?”

Пат­ри­ция Кро­ун: “Хоро­ший вопрос. Мы зна­ем, что он суще­ство­вал. Мы зна­ем, что он жил где-то на тер­ри­то­рии Ара­вии. Мы зна­ем, что он свя­зан с кни­гой под назва­ни­ем Коран: он был ее авто­ром. Но все это не дает ответ на вопрос: что про­ис­хо­ди­ло на самом деле? А имен­но это хоте­ли бы узнать историки”.

Пат­ри­ция Кро­ун: “У нас нет ника­ких дока­за­тельств. Да, у нас есть Коран. Но исто­рия не может опи­рать­ся толь­ко на Коран. Суще­ству­ет несколь­ко более ран­них источ­ни­ков, но они не добав­ля­ют ясно­сти. На самом деле, у нас ниче­го нет. У нас есть толь­ко одна кни­га — и боль­ше ниче­го. Мы в пол­ном мраке”.

Но здесь все вос­при­ни­ма­ют по-дру­го­му. Беду­и­ны счи­та­ют, что зна­ют все о Мохам­ме­де. Они зна­ют, какой у него был харак­тер, сколь­ко у него было жен и даже что он любил есть на ужин. Весь их мир зиждет­ся на исто­ри­ях о Мохаммеде.

Беду­ин: “Жизнь про­ро­ка невоз­мож­но было пред­ста­вить без вер­блю­дов. Вер­блюд — это един­ствен­ное живот­ное, кото­рое есть у беду­и­нов. Так мы живем и выжи­ва­ем: за счет тер­пе­ния. Тер­пе­ние — это доб­ро­де­тель. Мы можем про­дер­жать­ся без еды и без воды – точ­но так же, как когда-то мог Про­рок. Имен­но так армии исла­ма смог­ли пере­сечь пусты­ню и рас­про­стра­нить сло­во Ислама”.

Но как мы можем про­ве­рить, что это было так, а не ина­че? Как мы можем отде­лить реаль­ность от слу­хов и мифов?

Том Хол­ланд: “Ска­жи­те, вы зна­е­те, бывал ли здесь про­рок Мохаммед?”

Беду­ин: “Да. Он ехал из Мек­ки и отды­хал под дере­вом в горо­де под назва­ни­ем Аль ас-Сафави”.

Было ли там дере­во? Был ли Мохам­мед вооб­ще стран­ству­ю­щим тор­гов­цем? Дока­за­тель­ства это­го прак­ти­че­ски отсутствуют.

Самая ран­няя извест­ная нам био­гра­фия Мохам­ме­да была напи­са­на спу­стя 200 лет после его смерти.

Сей­ед Хос­сейн Наср: “Боль­шин­ство рели­гий тыся­че­ле­ти­я­ми пере­да­ва­ли тра­ди­ции из уст в уста. Но на это не обра­ща­ют вни­ма­ния так назы­ва­е­мые “пози­тив­ные исто­ри­ки”. Они пол­но­стью игно­ри­ру­ют уст­ную историю”.

Пат­ри­ция Кро­ун: “Уст­ная тра­ди­ция озна­ча­ет, что люди запо­ми­на­ют, что хотят и как хотят. Что-то из это­го может ока­зать­ся исто­ри­че­ским фак­том, но боль­шая часть — явно нет. Фак­ты иска­зи­ли: их сто раз обду­ма­ли, испра­ви­ли, исполь­зо­ва­ли вне кон­тек­ста. У них появи­лись новые функ­ции. Их под­чи­сти­ли или даже, если хоти­те, запу­та­ли несмет­ное коли­че­ство раз — так рабо­та­ет память”.

Сей­ед Хос­сейн Наср: “То, что нет ника­ко­го пись­мен­но­го сви­де­тель­ства со вре­мен Про­ро­ка, кото­рое упо­ми­на­ло бы его имя, – это, конеч­но, важ­ный аргу­мент. Но то же самое вер­но и для Хри­ста, и для Мои­сея. Это ниче­го не зна­чит, ведь уст­ная тра­ди­ция сохраняется”.

Пат­ри­ция Кро­ун: “Ино­гда, когда у нас есть дру­гие источ­ни­ки, дру­гие точ­ки зре­ния, мы можем понять, где в исто­рию были вне­се­ны изме­не­ния. А если мы видим эти изме­не­ния, то мы можем понять, зачем они были сде­ла­ны. Но из-за того, что ислам появил­ся в доста­точ­но изо­ли­ро­ван­ном угол­ке Зем­ли, у нас нет таких про­ве­роч­ных инстру­мен­тов. У нас нет клю­ча, кото­рый откро­ет традицию”.

Я при­е­хал сюда, что­бы при­бли­зить­ся к тра­ди­ции. Здесь на самом деле мож­но ощу­тить ее при­сут­ствие. Ею про­пи­тан воз­дух, ее мож­но нащу­пать. Ее не вычерк­нуть. В нее верят мил­ли­о­ны людей. Это их исто­рия; на исто­ри­ях, рас­ска­зан­ных о Мохам­ме­де, постро­и­ли целую Все­лен­ную морали.

Беду­ин: “Это было в Эру неве­же­ства, до исла­ма. Когда в семье рож­да­лась дочь, отец ее уби­вал, пото­му что дочь при­но­си­ла ему бес­че­стье. Обыч­но дево­чек выво­ди­ли из дома и хоро­ни­ли живьем. И вот, у одно­го из после­до­ва­те­лей была дочь. Он пошел с ней, что­бы ее захо­ро­нить. И пока он копал яму, песок попа­дал ему на боро­ду, а дочь неж­но сма­хи­ва­ла с него пес­чин­ки. Но он все рав­но зако­пал ее живьем. Но при­ше­ствие Про­ро­ка поло­жи­ло конец этим ужас­ным обычаям”.

Когда я слу­шал все эти исто­рии, отча­сти я был очень тро­нут. Но мой внут­рен­ний голос зада­вал­ся вопро­сом: кто все это при­ду­мал? Отку­да берут­ся все эти исто­рии? Прав­ди­вы ли они?

Сей­ед Хос­сейн Наср: “Запад­ная интел­лек­ту­аль­ная эли­та со вре­ме­нем утра­ти­ла чув­ство свя­то­го. Возь­ми­те любо­го пред­ста­ви­те­ля афри­кан­ско­го пле­ме­ни или жите­ля Ама­зо­нии – все они обла­да­ют есте­ствен­ным чув­ством свя­то­го. А выпуск­ник Окс­фор­да, ско­рее все­го, нет”.

“Аллах акбар!” (автор молит­ся вме­сте с бедуинами)

Есть темы, тре­бу­ю­щие осо­бой осто­рож­но­сти. Мусуль­мане верят, что ислам с само­го нача­ла вдох­нов­лял араб­ские заво­е­ва­ния. Но в исто­ри­че­ских архи­вах, отно­ся­щих­ся к VII-му веку, невоз­мож­но отыс­кать новую рели­гию под назва­ни­ем «ислам».

Вот поэто­му я и при­е­хал сюда. Это – Иеру­са­лим. Здесь дав­но стро­ят сте­ны, но так и не постро­и­ли сте­ну, кото­рая навсе­гда поз­во­лит людям чув­ство­вать себя в безопасности.

Исто­ри­че­ски, «сто­ли­цу Бога» захва­ты­ва­ли едва ли не чаще всех осталь­ных горо­дов мира. Из всех тер­ри­то­рий быв­шей Визан­тий­ской импе­рии имен­но здесь луч­ше все­го сохра­ни­лась атмо­сфе­ра VI-VII веков: все та же напря­жен­ность, все то же беспокойство.

На про­тя­же­нии мно­гих тысяч лет архи­тек­ту­ра и кар­ты горо­да меня­лись в зави­си­мо­сти от рели­гий пра­ви­те­лей. Евреи постро­и­ли гигант­ский храм, кото­рый воз­вы­шал­ся над горо­дом. Позд­нее, когда Рим­ская импе­рия ста­ла хри­сти­ан­ской, Иеру­са­лим пре­вра­тил­ся во все­мир­ный центр хри­сти­ан­ско­го палом­ни­че­ства. На плане горо­да того вре­ме­ни вы виде­ли кар­ту хри­сти­ан­ско­го мира. Евреи исчез­ли, их заре­ту­ши­ро­ва­ли. Рим­ляне воз­двиг­ли новую Свя­ты­ню свя­тынь – храм Гро­ба Гос­под­ня – огром­ный собор, воз­вы­шав­ший­ся над местом, на кото­ром, по пре­да­ни­ям, рас­пя­ли Христа.

Таков был уго­вор меж­ду Богом и Рим­ской импе­ри­ей. Рим­ская импе­рия вери­ла в Бога, а Бог верил в нее. Но в 636 году, при­шло ощу­ще­ние, что Бог передумал.

У стен горо­да сто­ят араб­ские маро­де­ры. Иеру­са­лим­ский пат­ри­арх Софро­ний пишет, что выхо­дить из горо­да ста­ло слиш­ком опасно.

Ара­бы посте­пен­но сжи­ма­ют коль­цо окру­же­ния. Хри­сти­а­нам Иеру­са­ли­ма ниче­го не оста­ет­ся делать, кро­ме как оста­вать­ся на сво­их местах и ожи­дать втор­же­ния ара­бов, погля­ды­вая на них из-за стен.

Ара­бы при­шли из пусты­ни, и про­ти­во­сто­ять им было невоз­мож­но. В 636 году н.э. ара­бы раз­би­ли Визан­тий­скую армию при реке Ярмук. Вско­ре после это­го в бит­ве при Кади­сии они побе­ди­ли и пер­сид­скую армию. После дли­тель­ных меж­до­усоб­ных войн обе импе­рии слиш­ком осла­бе­ли, что­бы про­ти­во­сто­ять арабам.

Ара­бы захва­ти­ли самые бога­тые рай­о­ны обе­их импе­рий. Менее чем через пять лет после смер­ти Мохам­ме­да они обра­ти­ли свои взо­ры на Зем­лю Обе­то­ва­ную – зем­лю, где тек­ли моло­ко и мед; зем­лю, кото­рую Бог обе­щал евре­ям. И вот ара­бы реши­ли заявить о сво­ем пра­ве первородства.

Дети Изра­и­ля сде­ла­ли эту зем­лю еврей­ской, рим­ляне – свя­щен­ной зем­лей хри­сти­ан. Если ара­бы на самом деле при­шли со сво­ей рели­ги­ей, то здесь долж­ны быть сле­ды этой рели­гии. Совре­мен­ные хри­сти­ан­ские источ­ни­ки под­твер­жда­ют, что в кон­це 630‑х годов н.э. ара­бы заня­ли Иеру­са­лим путем мир­ных пере­го­во­ров. Но эти источ­ни­ки умал­чи­ва­ют о том, какая рели­гия была у завоевателей.

Гай Струм­са: «Про­бле­ма в том, что мы не зна­ем, како­ва была истин­ная рели­гия пер­вых араб­ских завоевателей».

Фред Дон­нер, про­фес­сор Чикаг­ско­го уни­вер­си­те­та: «Тут есть опре­де­лен­ная про­бле­ма. Пред­ставь­те: немно­го­чис­лен­ная груп­па выход­цев из Ара­вий­ской пусты­ни пра­вит гораз­до боль­ши­ми по чис­лен­но­сти наро­да­ми, кото­рые све­ду­щи в тео­ло­гии и сле­ду­ют чрез­вы­чай­но слож­ным рели­ги­оз­ным иде­ям. Сре­ди них есть и хри­сти­ане, и иудеи, и зоро­астрий­цы. Поче­му же эти люди не вос­ста­ют про­тив сво­их «мусуль­ман­ских» пра­ви­те­лей, если эти «мусуль­ман­ские» пра­ви­те­ли пыта­ют­ся навя­зать им нечто абсо­лют­но чужое и враж­деб­ное их вере?»

Что было у ара­бов на уме? Како­вы были их моти­вы? Мы зна­ем, что они назы­ва­ли себя веру­ю­щи­ми. Но во что они вери­ли? Неко­то­рые совре­мен­ни­ки-хри­сти­ане утвер­жда­ли, что ара­бы вери­ли в еди­но­го Бога и что они сле­до­ва­ли за пово­ды­рем или настав­ни­ком. Но в целом хри­сти­ане име­ли совер­шен­но смут­ное пред­став­ле­ние о том, во что вери­ли ара­бы. То ли это была раз­но­вид­ность иуда­из­ма, то ли ответв­ле­ние хри­сти­ан­ства… Или же это была совер­шен­но новая, их соб­ствен­ная религия?

Гай Струм­са: «И для евре­ев, и для хри­сти­ан это был народ, при­шед­ший из пусты­ни. Они не зна­ли, кем были эти люди и во что они вери­ли. До них дохо­ди­ли толь­ко слухи».

Одна­ко, воз­мож­но, у них была под­сказ­ка. Пона­ча­лу каза­лось, что новые араб­ские пра­ви­те­ли были свя­за­ны с иуде­я­ми. Их не инте­ре­со­ва­ли свя­ты­ни хри­сти­ан, зато они нача­ли молить­ся на руи­нах древ­не­го еврей­ско­го хра­ма. Это толь­ко уси­ли­ва­ло пара­нойю хри­сти­ан, кото­рые ста­ли подо­зре­вать, что за втор­же­ни­ем ара­бов сто­ит еврей­ский заговор.

Сра­зу после заня­тия Иеру­са­ли­ма ара­бы напра­ви­лись пря­мо сюда: на широ­кую руко­тво­рен­ную откры­тую эспла­на­ду, самое свя­тое место для всех иуде­ев на Зем­ле. Сам факт избра­ния араб­ски­ми заво­е­ва­те­ля­ми имен­но это­го места для сво­е­го молель­но­го зала не мог не вызвать удивления.

Гай Струм­са: «Пона­ча­лу иудеи наде­я­лись, что ара­бы при­шли из пусты­ни, что­бы осво­бо­дить их. К это­му были пред­по­сыл­ки: они раз­ре­ши­ли иуде­ям вер­нуть­ся к молит­вам на Хра­мо­вой горе. Иудеи нача­ли думать, что в этих людях есть что-то мес­си­ан­ское, и что их лидер, воз­мож­но, и есть тот мес­сия, кото­рый поз­во­лит евре­ям вос­ста­но­вить храм. Хри­сти­ан­ские бого­сло­вы, кото­рые выска­зы­ва­лись на тему втор­же­ния ара­бов, не упо­ми­на­ли о том, что име­ют дело с новой рели­ги­ей. Так была ли у них эта новая религия?»

Пока ясно толь­ко одно: нико­му даже в голо­ву не при­хо­ди­ло, что все свои дей­ствия ара­бы совер­ша­ли во имя какой-то све­же­вы­пе­чен­ной и обу­стро­ен­ной рели­гии. Не гово­ря уже о том, что все это дела­лось во имя како­го-то «исла­ма».

Суще­ство­ва­ли ли ислам вооб­ще в пер­вые годы после смер­ти Мохаммеда?

Спу­стя 30 лет после заво­е­ва­ния жизнь в Иеру­са­ли­ме про­те­ка­ла как обыч­но: на ули­цах были вид­ны хри­сти­ан­ские палом­ни­ки, в церк­вах было пол­но людей. После­до­ва­те­ли древ­них рели­гий совер­ша­ли древ­ние обря­ды. Где же был тогда во всем этом новый пророк?

Спу­стя 30 лет со смер­ти Мохам­ме­да, здесь, в Иеру­са­ли­ме, араб­ский пол­ко­во­дец Муа­вия был про­воз­гла­шен хали­фом новой Араб­ской импе­рии. Одна­ко, если Муа­вия и был мусуль­ма­ни­ном, то он это­го никак не пока­зы­вал. Самое уди­ви­тель­ное, что нигде – ни на его над­пи­сях, ни на его моне­тах, ни на одном из его доку­мен­тов — нет ни одно­го упо­ми­на­ния Мохаммеда.

Я пыта­юсь разыс­кать исто­ки исла­ма. Это ока­за­лось гораз­до боль­шей загад­кой, чем я когда-либо мог вооб­ра­зить. Перед нами свя­щен­ная кни­га исла­ма, самый ран­ний доступ­ный нам источ­ник зна­ний об исла­ме: Коран. Если мы узна­ем, где был напи­сан Коран, то мы узна­ем, где жил Мохам­мед. Воз­мож­но, тогда мы полу­чим пред­став­ле­ние о том, отку­да мог про­изой­ти ислам. В Коране гово­рит­ся, что Мохам­мед сле­до­вал путем, про­ло­жен­ным Авраамом.

Воз­мож­но, это – то место, где мож­но начать наши поис­ки. Я в Хев­роне, горо­де на Запад­ном бере­гу реки Иор­дан. В насто­я­щий момент я нахо­жусь в еврей­ском квар­та­ле. Хев­рон – это и пале­стин­ский город. Поэто­му атмо­сфе­ра здесь такая же напря­жен­ная, как и вез­де, где сосу­ще­ству­ют евреи и пале­стин­цы. Место, в кото­рое мы идем, охра­ня­ют хоро­шо воору­жен­ные изра­иль­ские сол­да­ты. И охра­ня­ют они ни мно­го, ни мало — место захо­ро­не­ния Авраама.

Авра­ам по линии сво­е­го сына Иса­а­ка был отцом евре­ев. Когда все вокруг были языч­ни­ка­ми, Авра­ам покло­нял­ся един­ствен­но­му истин­но­му Богу. И за это Бог награ­дил его и его потом­ков Зем­лей Обе­то­ван­ной, часть кото­рой в наши дни назы­ва­ет­ся Израилем.

Это – гроб­ни­ца Авра­ама. И при­чи­на, по кото­рой здесь при­сут­ству­ют сол­да­ты, это то, что евреи — не един­ствен­ный народ, кото­рый счи­та­ет Авра­ама сво­им пра­ро­ди­те­лем. И не они одни счи­та­ют, что имен­но им Бог дал Зем­лю Обе­то­ван­ную. По дру­гую сто­ро­ну решет­ки – мусуль­мане. И у них на этот счет свое мнение.

Это – мусуль­ман­ская сто­ро­на. Мусуль­мане почи­та­ют Авра­ама за то, что кро­ме Иса­а­ка у него был еще один сын – Исма­ил, отец арабов.

Это – гроб­ни­ца Авра­ама, кото­рую мы чуть рань­ше наблю­да­ли с еврей­ской сто­ро­ны. Когда я смот­рю на нее с мусуль­ман­ской сто­ро­ны, я осо­знаю, что зна­чи­мость само­го Авра­ама, а так­же связь ара­бов с исма­и­ли­та­ми, – потом­ка­ми Исма­и­ла, — гораз­до древ­нее, чем сам ислам.

Гроб­ни­ца оста­ет­ся важ­ней­шей свя­ты­ней исла­ма и в наши дни. Мусуль­мане утвер­жда­ют, что Авра­ам – их про­рок, а рели­гия, кото­рую он осно­вал, не была рели­ги­ей евре­ев. Это был ислам. В Коране мы чита­ем, что Исма­ил помог Авра­аму постро­ить Дом Божий в месте под назва­ни­ем Бакка.

Одна­ко ни Коран, ни какой-либо совре­мен­ный источ­ник не дают точ­но­го ука­за­ния, где имен­но была Бак­ка. Тем не менее, у мусуль­ман сей­час нет абсо­лют­но ника­ких сомне­ний в том, что Бак­ка – это одно из мно­же­ства назва­ний зате­рян­но­го где-то дале­ко в пустыне места.

Мек­ка. Самый свя­щен­ный город в исла­ме. Место рож­де­ния Мохам­ме­да. Это – самая боль­шая мечеть в мире. В ее цен­тре во внут­рен­нем дво­ре нахо­дит­ся глав­ная свя­ты­ня исла­ма: Каа­ба – Дом Божий, впер­вые постро­ен­ный Авра­амом вме­сте со сво­им сыном Исма­и­лом на фун­да­мен­те, зало­жен­ном пер­во­че­ло­ве­ком Ада­мом. Это место – самое древ­нее и свя­тое место в мире.

Имен­но в горах над Мек­кой Мохам­мед полу­чил пер­вое из Божьих откро­ве­ний. Эти откро­ве­ния поз­же лягут в осно­ву Свя­щен­но­го писа­ния исла­ма – Кора­на – истин­но­го Сло­ва Божьего.

Соглас­но веро­ва­ни­ям мусуль­ман, нача­ло все­му было поло­же­но в Мек­ке. Мек­ка — это пере­кре­сток веры и исто­рии. Где как не здесь, поду­ма­е­те вы, мож­но най­ти убе­ди­тель­ные дока­за­тель­ства про­ис­хож­де­ния исла­ма? Про­бле­ма лишь в том, что кро­ме един­ствен­но­го неод­но­знач­но­го упо­ми­на­ния в самом Коране, Мек­ка не упо­ми­на­ет­ся ни в одном под­да­ю­щем­ся дати­ров­ке доку­мен­те на про­тя­же­нии более 100 лет после смер­ти Мохаммеда.

Том Хол­ланд: «Досто­вер­но ли извест­но, что Мохам­мед на самом деле про­ис­хо­дит из Мекки?»

Фред Дон­нер: “Под­твер­жде­ния это­му нет. Но, с дру­гой сто­ро­ны, если он не про­ис­хо­дит из Мек­ки, то нуж­но пред­ло­жить убе­ди­тель­ное аль­тер­на­тив­ное объ­яс­не­ние тому, отку­да он про­изо­шел. Зачем это делать?”

Пат­ри­ция Кро­ун: “Зачем это делать? Но ведь это как раз то, чем зани­ма­ют­ся исто­ри­ки. Если какая-то часть моза­и­ки не под­хо­дит, мы ищем под­хо­дя­щую часть».

Архео­лог: “Вот мы и на месте”.

Коран учит пра­во­вер­ных обра­щать молит­ву в сто­ро­ну свя­ти­ли­ща – Каа­бы. Но в Коране нет упо­ми­на­ния того, что свя­ти­ли­ще нахо­ди­лось в Мек­ке. Соглас­но неко­то­рым архео­ло­гам, неко­то­рые ран­ние мече­ти поз­во­ля­ют по-дру­го­му взгля­нуть на этот вопрос.

- Это — одна самых ран­них дошед­ших до наших дней мечетей…
— Ее воз­ве­ли через 100 лет после смер­ти Мохаммеда?
— Да, при­мер­но черезз 100 лет. Когда мы вхо­дим в нее, мы можем увидеть…
— Это она?
— Да, это она.
— Это дей­стви­тель­но мечеть?
— Да, это мечеть. Как вы види­те, апси­да не направ­ле­на в сто­ро­ну Мек­ки и не смот­рит на юг. На самом деле, она смот­рит на восток – на вос­хо­дя­щее солн­це. По-види­мо­му, во вре­ме­на ее воз­ве­де­ния направ­ле­ние молит­вы в сто­ро­ну Мек­ки было необязательным.
— То есть, это озна­ча­ет, что на этой ран­ней ста­дии исла­ма, направ­ле­ние молит­вы еще не было жест­ко регламентировано.
— Да, имен­но так.
— Это напо­ми­на­ет мне еще не застыв­ший бетон. С ним все еще мож­но возить­ся, экспериментировать…
— Имен­но так.

Есть и еще одна под­сказ­ка, хотя она, может быть, не игра­ет реша­ю­щей роли. В отсут­ствие мусуль­ман­ских источ­ни­ков мы можем обра­тить­ся к хри­сти­ан­ским авто­рам того вре­ме­ни. Послед­ние утвер­жда­ли, что араб­ские заво­е­ва­те­ли скло­ня­ли свои голо­вы в молит­ве не в сто­ро­ну Мек­ки, а в совер­шен­но дру­гую сто­ро­ну. Они моли­лись в направ­ле­нии севера.

На самом деле, в Коране ни разу и не гово­рит­ся, что Мохам­мед жил в Мек­ке или что имен­но в Мек­ке были даны пер­вые Божьи откровения.

Том Хол­ланд: «Ука­зы­ва­ет ли Коран на Мек­ку как на место, где Бог дал откро­ве­ния Мохаммеду?»

Пат­ри­ция Кро­ун: «Нет. Есть упо­ми­на­ние о свя­ти­ли­ще – это точ­но. Но на вопрос «Где оно нахо­дит­ся?» отве­та нет».

Фред Дон­нер: «Чудо­вищ­но слож­но полу­чить пред­став­ле­ние о кон­тек­сте того вре­ме­ни толь­ко лишь из тек­ста Корана»

Мусуль­ман­ская уст­ная тра­ди­ция гово­рит нам, что жите­ли Мек­ки были языч­ни­ка­ми, кото­рые покло­ня­лись идо­лам. Одна­ко люди, кото­рых опи­сы­ва­ет Коран, обла­да­ли глу­бо­ки­ми и слож­ны­ми зна­ни­я­ми биб­лей­ской традиции.

Пат­ри­ция Кро­ун: «Коран пере­ска­зы­ва­ет биб­лей­ские исто­рии, дела­ет аллю­зии на биб­лей­ские исто­рии, при­чем не толь­ко на биб­лей­ское вре­мя, но и на собы­тия, имев­шие место в пост­биб­лей­ский пери­од. Все это явно извест­но его читателям».

Фред Дон­нер: «На мой взгляд, мы име­ем дело со сво­е­го рода отве­том со сто­ро­ны Мохам­ме­да на дис­кус­сии в еврей­ских и хри­сти­ан­ских кру­гах, в кото­рых обсуж­да­лись тео­ло­ги­че­ские про­бле­мы и вопро­сы, воз­ник­шие на осно­ве иудей­ской Биб­лии и Ново­го Заве­та. Похо­же, Коран пред­став­лял собой попыт­ку всту­пить в дис­кус­сию, и поэто­му его текст тес­но свя­зан с антич­ным рели­ги­оз­ным дис­кур­сом, харак­тер­ным для все­го Ближ­не­го Восто­ка того времени».

Таким обра­зом, это явно был не язы­че­ский мир. Люди, опи­сан­ные в Коране, покло­ня­ют­ся еди­но­му Богу. Но затем их обви­ня­ют в том, что они молят­ся дру­гим суще­ствам, отлич­ным от Бога. И вот кое-что еще. Люди, к кото­рым про­рок обра­ща­ет­ся в Коране, – это кре­стьяне, зем­ле­дель­цы. Но в Мек­ке отро­дясь не было ника­ко­го зем­ле­де­лия или сель­ско­го хозяйства.

Фред Дон­нер: «У Мек­ки нет зем­ле­дель­че­ской осно­вы. Мек­ка рас­по­ло­же­на на бес­плод­ной равнине»

Том Хол­ланд: «Если Мек­ка рас­по­ло­же­на на бес­плод­ной зем­ле, то поче­му в Коране про­тив­ни­ки Про­ро­ка – это люди, кото­рые дер­жат скот, выра­щи­ва­ют олив­ки и вино­град­ную лозу?»
Фред Дон­нер: «Хоро­ший вопрос. Это как раз одна из при­чин, по кото­рой неко­то­рые уче­ные счи­та­ют, что тек­сты в Коране опи­сы­ва­ют мест­ность в Сирии…»

- Пото­му что имен­но там рос­ли вино­град и оливки?
— Да. Пото­му что гео­гра­фия не поз­во­ля­ет нам пред­по­ло­жить, что в Мек­ке мог­ли рас­ти олив­ко­вые деревья.

Если Мек­ка не была отправ­ной точ­кой исла­ма, то что было ею тогда?

Если сле­до­вать под­сказ­кам и сви­де­тель­ствам, заклю­чен­ным в самом тек­сте Кора­на, то мы долж­ны искать мест­ность, кото­рая отве­ча­ет сле­ду­ю­щим кри­те­ри­ям: она насе­ле­на ара­ба­ми, кото­рые выра­щи­ва­ют олив­ки и хоро­шо зна­ют биб­лей­скую тра­ди­цию. При этом они молят­ся еди­но­му Богу, но со вре­ме­нем, по мне­нию неко­то­рых, ста­ли откло­нять­ся от сво­ей веры.

Мы нахо­дим­ся в горо­де Авдат в пустыне Негев, кото­рый в нача­ле VII-го века нахо­дил­ся на самом краю Визан­тий­ской импе­рии. Этот заво­е­ван­ный ара­ба­ми город счи­тал­ся хри­сти­ан­ским, но в нем еще исчез­ли отго­лос­ки недав­не­го язы­че­ско­го прошлого.

Это, несо­мнен­но, место хри­сти­ан­ско­го бого­слу­же­ния: на потол­ке вид­ны два кре­ста. Но в углу есть еще кое-что чрез­вы­чай­но инте­рес­ное: изоб­ра­же­ние голо­вы быка с рога­ми. Вполне воз­мож­но, это изоб­ра­же­ние попа­ло сюда из гораз­до более древ­ней мест­ной араб­ской язы­че­ской тра­ди­ции. Конеч­но, это не озна­ча­ет, что хри­сти­ане, кото­рые постро­и­ли этот храм, сами были языч­ни­ка­ми. Но это соче­та­ние сим­во­лов, на мой взгляд, озна­ча­ет, что их моно­те­изм (вера в еди­но­го Бога) имел несколь­ко язы­че­ский отте­нок. По суще­ству, это и есть то пре­ступ­ле­ние, в кото­ром Мохам­мед обви­ня­ет сво­их оппо­нен­тов в Коране.

У Авда­та не про­сто под­хо­дя­щий рели­ги­оз­ный про­филь. Здесь так­же было раз­ви­то зем­ле­де­лие и выра­щи­ва­лись олив­ки. При жиз­ни Мохам­ме­да здесь было пол­но зеле­ни, зем­ле­дель­че­ские поля про­сти­ра­лись до гори­зон­та. Архео­ло­гия не остав­ля­ет ника­ких сомне­ний в том, что здесь была слож­ная ирри­га­ци­он­ная систе­ма, бла­го­да­ря кото­рой пусты­ня по-насто­я­ще­му расцвела.

Конеч­но, это еще не озна­ча­ет, что имен­но в Авда­те был напи­сан Коран. Но на мой взгляд, весь этот реги­он в целом луч­ше впи­сы­ва­ет­ся в кон­текст Кора­на, неже­ли более южные тер­ри­то­рии с засуш­ли­вым пустын­ным кли­ма­том, на кото­рых рас­по­ло­же­на Мекка.

Если читать Коран очень вни­ма­тель­но, не может не удив­лять то, что по срав­не­нию, ска­жем, с Биб­ли­ей, где пол­но аллю­зий к узна­ва­е­мым и извест­ным нам местам и ланд­шаф­там, в Коране еще нуж­но поста­рать­ся най­ти при­вяз­ку хоть к какой-то узна­ва­е­мой мест­но­сти. На самом деле, во всем Коране есть толь­ко одно исклю­че­ние из это­го пра­ви­ла. Неда­ле­ко от Авда­та есть место, кото­рое дает нам неожи­дан­ный намек на то, отку­да мог на самом деле про­изой­ти Коран.

Мы нахо­дим­ся на самом южном бере­гу Мерт­во­го моря меж­ду совре­мен­ным Изра­и­лем и Иор­да­ни­ей. Лот был пле­мян­ни­ком Авра­ама, кото­рый решил посе­лить­ся в горо­де под назва­ни­ем Содом. Жите­ли Содо­ма были печаль­но извест­ны сво­ей рас­пу­щен­но­стью. Неуди­ви­тель­но, что это вызва­ло гнев Божий, кото­рый раз­ру­шил город. Гово­рят, что это и есть руи­ны Содо­ма, на кото­рый раз­гне­ван­ный Бог нис­по­слал свою кару. В Коране напи­са­но: «Лут (Лот) так­же был одним из послан­ни­ков. Мы спас­ли его и всю его семью, кро­ме ста­ру­хи-жены, [кото­рая была] в чис­ле остав­ших­ся [на поги­бель]. Затем Мы уни­что­жи­ли всех осталь­ных. И вы ходи­те мимо [раз­ва­лин их жилищ] с утра и до вече­ра. Неуже­ли вы не образумитесь?»

Но если люди, к кото­рым обра­ща­ет­ся Про­рок, с утра до вече­ра ходи­ли мимо этих раз­ва­лин, то поче­му эти раз­ва­ли­ны нахо­дят­ся здесь — в двух тыся­чах кило­мет­ров от Мекки?

Чело­век, ищу­щий раз­гад­ку тай­ны про­ис­хож­де­ния исла­ма, похож на золо­то­ис­ка­те­ля. И, мне кажет­ся, этот пере­вал – лишь неболь­шая про­се­ян­ная крупица.

Конеч­но, есть веро­ят­ность, что из это­го реги­о­на про­изо­шел толь­ко один отры­вок Кора­на, а все осталь­ные были напи­са­ны где-то еще… Но тогда воз­ни­ка­ет вопрос: отку­да взя­лись все осталь­ные части и все­воз­мож­ные ком­по­нен­ты Кора­на? Так ли уж навер­ня­ка их автор­ство мож­но при­пи­сать одно­му чело­ве­ку, жив­ше­му в одно вре­мя? И опять-таки: зада­ва­ясь этим вопро­сом, слож­но решить, насколь­ко глу­бо­ко нуж­но копать.

Сей­ед Хос­сейн Наср: “Запад создал исто­ри­че­скую тра­ди­цию, соглас­но кото­рой у прав­ди­во­го собы­тия обя­за­тель­но долж­на быть логи­че­ски обос­но­ван­ная при­чи­на. Я же счи­таю, такой при­чи­ны вы здесь не найдете”.

Том Хол­ланд: “Как вы дума­е­те, где веро­ят­нее все­го заро­дил­ся Коран?”

Пат­ри­ция Кро­ун: “Не знаю, не знаю. Даже не хочу выска­зы­вать предположений”.

Том Хол­ланд: “Понят­но, хорошо”.

Боль­ше все­го я боюсь ока­зать­ся совер­шен­но непра­вым. Порой я про­сы­па­юсь сре­ди ночи и думаю: “Я все понял не так!”

Сей­ед Хос­сейн Наср: “Когда мы сво­дим мир лишь к меха­ни­че­ской его сути, все осталь­ные эле­мен­ты реаль­но­сти теря­ют ста­тус “реаль­но­сти”. Их низ­во­дят до уров­ня так назы­ва­е­мых пред­рас­суд­ков. Все неви­ди­мое счи­та­ет­ся несуществующим”.

Поиск исто­ков исла­ма — слов­но пого­ня за мира­жом. Ара­бы заво­е­ва­ли поло­ви­ну мира, ни сло­ва не ска­зав о Мохам­ме­де и ни разу не упо­мя­нув Мек­ку. Что дела­ют в таких слу­ча­ях детек­ти­вы? Ищут денеж­ный след.

Том Хол­ланд: “Ска­жи­те, какая моне­та пер­вой упо­ми­на­ет имя Про­ро­ка Мохам­ме­да? Есть ли имя Мохам­ме­да на какой-либо из этих монет?”

Работ­ник музея: “Есть имя Муавии”.

Том Хол­ланд: “Но имя, имя про­ро­ка упоминается?”

Работ­ник музея: “Нет”.

За каж­дой моне­той сто­ит исто­рия. Каж­дая над­пись на моне­те – это квин­тес­сен­ция могу­ще­ства. Но ино­гда то, что на моне­те не напи­са­но, не менее важ­но, чем то, что на ней написано.

Том Хол­ланд: «Было бы заме­ча­тель­но уви­деть первую моне­ту, кото­рая упо­ми­на­ет Мохам­ме­да… на кото­рой есть имя Мохаммеда…Разве не стран­но, что спу­стя 60 лет после смер­ти Мохам­ме­да его имя нигде не упоминается?»

Почти 60 лет пра­ви­те­ли Араб­ской импе­рии не чека­ни­ли имя Мохам­ме­да на сво­их моне­тах. А затем неожи­дан­но начали.

Может быть, им пона­до­би­лось 60 лет, что­бы опре­де­лить­ся с вер­си­ей исто­рии о про­ро­ке? Может быть, дело не в том, поче­му Мохам­ме­да нет на ран­них моне­тах, а в том, поче­му он, в кон­це кон­цов, вооб­ще появил­ся на моне­тах? Что, если я все вре­мя зада­вал не тот вопрос? Может быть, это не ислам поро­дил Араб­скую импе­рию, а Араб­ская импе­рия поро­ди­ла ислам?

Импе­рия была несмет­но бога­та. К сере­дине 680‑х гг. н.э. она рас­тя­ну­лась от восточ­ных окра­ин Пер­сии до Егип­та и Север­ной Афри­ки. Но кто имел пра­во ею пра­вить? Насущ­ный вопрос, по кото­ро­му ара­бы не мог­ли дого­во­рить­ся. Став­ка была слиш­ком высо­ка, про­ти­во­сто­я­ние меж­ду ара­ба­ми было неминуемо.

На дво­ре 680‑й год. Про­шло 50 лет после смер­ти Мохам­ме­да. Араб­ской импе­рии гро­зит рас­пад в резуль­та­те вос­ста­ний и граж­дан­ской вой­ны. И вот из глу­би­ны Ара­вий­ской пусты­ни появ­ля­ет­ся новый пре­тен­дент на роль пра­ви­те­ля: Абу Абдул­лах аз-Зубайр. Имен­но аз-Зубайр изме­нит пра­ви­ла игры.

У меня в руках моне­та, кото­рую я искал, но не нашел в Музее монет. Это — моне­та-печать аз-Зубай­ра. Ее отпе­ча­та­ли в 685–686 гг, спу­стя пол­ве­ка после смер­ти Мохам­ме­да. На ней мож­но про­чи­тать новый сло­ган веры: “Во имя Бога. Мохам­мед — про­рок Божий”. Итак, нако­нец-то, здесь, из глу­бин чер­ной дыры появи­лось пер­вое упо­ми­на­ние о Мохам­ме­де как о про­ро­ке. Это пер­вая подоб­ная над­пись в исто­рии, пер­вый сохра­нив­ший­ся документ.

Аз-Зубайр, по суще­ству, осо­знал то же, что за мно­гие века до него Кон­стан­тин I, пер­вый хри­сти­ан­ский пра­ви­тель Рим­ской импе­рии. Он понял, что пра­ви­те­лю нель­зя утвер­ждать, что он избран Богом, пока он не постро­ит твер­дое осно­ва­ние, фун­да­мент для тако­го утвер­жде­ния. Пыта­ясь полу­чить это пра­во, Кон­стан­тин обра­тил­ся к хри­сти­ан­ской церк­ви, а Аз-Зубайр обра­тил­ся к фигу­ре Мохаммеда.

Аз-Зубайр про­иг­рал граж­дан­скую вой­ну. Его побе­дил сопер­ник, кото­рый и стал вла­сти­те­лем араб­ской импе­рии. Но откры­тие Аз-Зубай­ра — то, что фигу­ру Мохам­ме­да мож­но исполь­зо­вать для под­твер­жде­ния сво­ей избран­но­сти на Зем­ле, — не было забыто.

Граж­дан­ская вой­на велась прак­ти­че­ски рав­ны­ми сила­ми. Побе­див­ший вое­на­чаль­ник, Абд аль-Малик ибн Мер­ван, решил нико­гда боль­ше не отда­вать насле­дие Мохам­ме­да в руки опас­но­го соперника.

Рим­ляне хоро­шо зна­ли о свя­зи меж­ду рели­ги­ей и вла­стью. Созда­вая хри­сти­ан­скую импе­рию, они пере­де­ла­ли кар­ту Иеру­са­ли­ма. При­шел черед и Абд аль-Мали­ка постро­ить соб­ствен­ную вер­сию свя­то­го города.

Бог пре­кра­сен! Купол Ска­лы — это древ­ней­шее в мире мусуль­ман­ское соору­же­ние, сохра­нив­ше­е­ся до наших дней. Постро­е­но оно, кста­ти, было по рим­ско­му про­ек­ту. Абд аль-Малик сле­до­вал за рим­ля­на­ми и еще в одном: укреп­лял свою власть Божьей силой. На сте­нах Купо­ла — недву­смыс­лен­ное заяв­ле­ние: Бог счи­та­ет ислам един­ствен­ной рели­ги­ей. В над­пи­сях упо­ми­на­ет­ся Мохам­мед, при­во­дят­ся цита­ты из Кора­на. Нако­нец-то неоспо­ри­мые при­зна­ки новой религии!

Здесь мож­но бук­валь­но ощу­тить зарож­де­ние чего-то ново­го. С одной сто­ро­ны, ста­рые колон­ны в рим­ском сти­ле, моза­и­ка, с дру­гой, — это явно не рим­ляне, не хри­сти­ане. Это — нача­ло чего-то чрез­вы­чай­но могу­ще­ствен­но­го, пред­вест­ник захва­ты­ва­ю­ще­го будущего.

Купол Ска­лы был постро­ен пря­мо на месте ста­ро­го еврей­ско­го хра­ма. Вни­зу нахо­дят­ся сте­ны осно­ва­ния, место, где небе­са соеди­ня­ют­ся с зем­лей. Вполне веро­ят­но, это одно из самых свя­щен­ных мест на Зем­ле. Оно явля­ет­ся вели­чай­шей свя­ты­ней не для одной, а сра­зу для двух вели­ких рели­гий. Это место, где, по веро­ва­ни­ям евре­ев, Бог пове­лел им постро­ить свя­ты­ню и где мож­но ощу­тить его Боже­ствен­ное при­сут­ствие. Мусуль­мане же счи­та­ют, что имен­но в этой пеще­ре Мохам­мед молил­ся после при­бы­тия из Мек­ки, перед тем как воз­не­стись на небо и стать при­знан­ным свя­тым про­ро­ком. Это место — свое­об­раз­ный рели­ги­оз­ный ядер­ный реак­тор, извер­га­ю­щий изо­то­пы могущества.

Пат­ри­ция Кро­ун: “Несмет­ное коли­че­ство над­пи­сей про­тив хри­сти­ан­ской веры и кон­цеп­ции Тро­и­цы — это не что иное, как уве­рен­ное утвер­жде­ние: “Мы, мусуль­мане, вытес­ни­ли и евре­ев, и хри­сти­ан”. Фак­ти­че­ски, мусуль­мане гово­рят этим: мы при­шли сюда и мы оста­нем­ся здесь. Мы — победители”.

Теперь Абд аль-Малик пра­вит импе­ри­ей в каче­стве намест­ни­ка Бога — так же, как когда-то хри­сти­ан­ские Рим­ские импе­ра­то­ры. И так же, как и они, он воз­вел Дом Божий в Иеру­са­ли­ме. Но каким бы ни был Абд аль-Малик пра­ви­те­лем Иеру­са­ли­ма, он оста­ет­ся ара­бом. Воз­мож­но, для ара­бов древ­ний и могу­ще­ствен­ный Иеру­са­лим был слиш­ком хри­сти­ан­ским и слиш­ком еврей­ским, что­бы стать един­ствен­ным свя­щен­ным горо­дом Араб­ской импе­рии. При­двор­ный поэт назвал Абд аль-Мали­ка хозя­и­ном двух освя­щен­ных Богом домов: один из них нахо­дит­ся в Иеру­са­ли­ме, а где вто­рой, он не гово­рит. Никто на про­тя­же­нии 100 лет после смер­ти Мохам­ме­да не назы­ва­ет этот вто­рой город.

Пат­ри­ция Кро­ун: “Все источ­ни­ки назы­ва­ют это место “свя­ты­ней в пустыне” — и не более того.”

И вот, в какой-то момент, местом этой свя­ты­ни была опре­де­ле­на Мек­ка, нахо­див­ша­ся как раз посре­ди пусты­ни. Но почему?

Гай Струм­са: “Прав­да заклю­ча­ет­ся в том, что мы не зна­ем, како­му Богу покло­ня­лись пер­вые араб­ские завоеватели”.

Это исто­рия про ара­бов: Бог явил­ся ара­бам, обра­тил­ся к ара­бам. Они не допус­ка­ют даже малей­ше­го вли­я­ния евре­ев или хри­сти­ан на исто­рию Мохаммеда.

Беду­ин: “Про­рок Мохам­мед, как и мы, был ара­бом. Мы его после­до­ва­те­ли и наследники”.

Коран напи­сан по-араб­ски, но в нем мно­го биб­лей­ских пер­со­на­жей. Но если кни­га была напи­са­на в пустыне, как туда попа­ли эти персонажи?

Пат­ри­ция Кро­ун: “У нас нет ниче­го, кро­ме Кора­на. У нас нет клю­ча к раз­гад­ке традиции”.

Может быть, имен­но так и заду­мы­ва­лось? Может быть, мы и не долж­ны были ниче­го раз­га­ды­вать? Бог явля­ет­ся про­ро­ку. Про­рок живет в пустыне. В этой схе­ме нет места для кого-либо еще.

Пат­ри­ция Кро­ун: “Это отда­лен­ное, чистое, не загряз­нен­ное место, где Мохам­мед про­сто не мог полу­чить свои идеи ни от кого ино­го, кро­ме Бога”.

Сей­ед Хос­сейн Наср: “Исто­рия, осно­ван­ная на раци­о­на­лиз­ме, име­ет сла­бое место: часто она не может пре­дол­жить под­хо­дя­щие при­чи­ны для неко­то­рых след­ствий. Не знать чего-то не озна­ча­ет, что это­го “нечто” не существует”.

Вы начи­на­е­те свой поиск с архи­вов, и вас встре­ча­ет пусто­та. И вот в кон­це поис­ка вы ока­зы­ва­е­тесь в пустыне, и вас сно­ва встре­ча­ет пусто­та. Быть может, пусто­та и есть ответ? Может быть, Мек­ка дала исла­му то, в чем он боль­ше все­го нуж­дал­ся: чистый лист, на кото­рый мусуль­мане поме­сти­ли Про­ро­ка, недо­сти­жи­мо­го для истории?

Том Хол­ланд: «Про­фес­сор, ска­жи­те, то, что я делаю — это про­яв­ле­ние бру­таль­но­го запад­но­го импе­ри­а­лиз­ма и гегемонии?»

Сей­ед Хос­сейн Наср: «Нет, необя­за­тель­но. До той поры, пока вы осо­зна­е­те, что вы дела­е­те. Если вы — запад­ный уче­ный и исто­рик и чест­но отра­жа­е­те свое миро­воз­зре­ние, гово­ря: “Я посмот­рел на ислам исхо­дя из сво­ей пара­диг­мы, и вот что я вижу”, и объ­яс­ня­е­те, поче­му эта кар­ти­на отли­ча­ет­ся от того, как видят себя мусуль­мане — я думаю, вы посту­па­е­те чест­но. И это хоро­шо. Но если вы буде­те вести себя как док­тор, кото­рый гово­рит ребен­ку “Съешь пилю­лю, ты питал­ся не тем, ты не пони­ма­ешь, я знаю, что для тебя луч­ше”, нач­нут­ся про­бле­мы. И мусуль­мане это­го не при­мут. Вре­ме­на, когда бри­тан­цы при­сы­ла­ли в Индию уче­ных обу­чать мест­ное насе­ле­ние инду­из­му и исла­му, без­воз­врат­но прошли».

Все вер­но. Перед нача­лом иссле­до­ва­ния у меня были предубеж­де­ния. С одной сто­ро­ны, меня вос­пи­ты­ва­ли в хри­сти­ан­стве. С дру­гой сто­ро­ны, меня так­же вос­пи­ты­ва­ло окру­же­ние, кото­рое под­вер­га­ет сомне­нию все вокруг. Изу­че­ние антич­ной исто­рии — это как сня­тие крас­ки, слой за сло­ем, когда ты сры­ва­ешь пла­сты тех исто­рий, кото­рым боль­ше все­го хочет­ся верить.

Это — пред­по­ло­жи­тель­но — гора Синай, где Мои­сей уви­дел горя­щий куст и где Бог дал ему десять запо­ве­дей. Но у этой исто­рии нет ника­ких исто­ри­че­ских дока­за­тельств. Хри­сти­ан­ский мона­стырь, рим­ские укреп­ле­ния. Все те же ста­рые доб­рые парт­не­ры: Бог и Импе­рия. Они дого­во­ри­лись назвать это место Сина­ем. Серд­цем я хочу в это пове­рить, но разу­мом не могу.

Свя­щен­ник: “Из уст в уста люди пере­да­ва­ли друг дру­гу исто­рию, что Бог явил­ся к ним имен­но здесь”.

Том Хол­ланд: “Ска­жи­те, если бы это место ока­за­лось не тем, где Бог явил­ся к Мои­сею и про­дик­то­вал ему 10 запо­ве­дей, – это было бы важно?”

Свя­щен­ник: “Духов­ная встре­ча с Богом намно­го важ­нее. Прав­да тако­ва, что Бог все­гда рядом даже с самым зако­ре­не­лым реа­ли­стом. Вы про­сто не осо­зна­е­те его присутствие”.

Том Хол­ланд: “То есть, Град Божий в кон­це кон­цов важ­нее Гра­да Мирского?”

Свя­щен­ник: “Да”.

Но будучи исто­ри­ком, я дол­жен исхо­дить из пред­по­сыл­ки, что Град Божий стро­и­ли так­же и при­над­ле­жа­щие миру люди.

Я наде­ял­ся опи­сать про­шлое чело­ве­че­ства в чело­ве­че­ских тер­ми­нах, создать кар­ту, кото­рая соот­вет­ству­ет фак­там. Но я побы­вал в местах, где кар­ты откры­ли мне небес­ные пла­ны, свя­щен­ные зем­ли и свя­щен­ные места. В мире, где необя­за­тель­но верить в Бога, что­бы почув­ство­вать его могущество.

Это — Зем­ля Обе­то­ван­ная. Одни назы­ва­ют ее Изра­и­лем, дру­гие — Пале­сти­ной. Зем­ля, на кото­рой хри­сти­ане, иудеи и ара­бы все еще борют­ся за то, что Бог обе­щал Авра­аму тыся­чи лет назад. Но обе­щал ли Бог что-либо на самом деле? Не исто­ри­кам об этом судить. Тем не менее, мир верит в то, что исто­рия — это не что иное, как попыт­ка узнать имя Бога. Даже в наши дни боль­ше людей уми­ра­ет за рай­ские виде­ния, чем за исто­ри­че­ские фак­ты. Исто­рии о том, чего нико­гда не было, намно­го могу­ще­ствен­нее исто­рий о том, что было.

Я решил напи­сать исто­рию об исто­ках исла­ма. Если вы мусуль­ма­нин, вам и так все ясно: вам все объ­яс­нил Бог. Но я не мусуль­ма­нин, и я не верю, что циви­ли­за­ции могут являть­ся как гром сре­ди ясно­го неба. Я при­шел к выво­ду, что ислам заро­дил­ся бла­го­да­ря цело­му ряду пред­по­сы­лок и обсто­я­тельств из рели­гий, импе­рий и кон­вуль­сий мира, наблю­дав­ше­го за его рождением.

Конеч­но же, чер­ная дыра, окру­жа­ю­щая исто­ки исла­ма, не так лег­ко рас­ста­ет­ся со сво­и­ми сек­ре­та­ми. Но может быть, мы поня­ли хотя бы что-то. А поиск исто­ри­че­ско­го Мохам­ме­да, про­ис­хож­де­ния Кора­на, место­на­хож­де­ния пер­вой свя­ты­ни, опре­де­ле­ние того, как из Араб­ской импе­рии раз­вил­ся ислам, — это уже совер­шен­но дру­гая история.

См. так­же раз­дел ИСЛАМ на пор­та­ле “Азбу­ка веры”.

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

6 комментариев

  • Максим, 3 декабря 2018

    О чем гово­рит веду­щий: тер­ри­то­рия, на кото­рой напи­сан Коран — это как? Если Мухам­мед вещал 20 с лиш­ним лет в раз­ных местах, а слу­ша­те­ли запи­сы­ва­ли, и толь­ко по смер­ти Мухам­ме­да при хали­фе соби­ра­ли запи­си, вышло несколь­ко вари­ан­тов Кора­на, их сожгли и оста­ви­ли один. Нет ника­кой территории.

    Ответить »
  • Нилуфар, 9 марта 2016

    Боль­шое спа­си­бо за это видео оно прекрасно.Вы не рас­стра­и­вай­тесь что не кото­рые это­го не пони­ма­ют. До будет дово­лен вами Аллах.

    Ответить »
  • Сергей, 15 мая 2015

    Ребят, согла­сен с Вами. В послед­нее вре­мя начал скур­пу­лез­но инте­ре­со­вать­ся, в чем они(мусульмане) то так уве­ре­ны? На фору­мах наших сидят, спо­рят, мно­гие даже непло­хо начи­та­лись, навост­ри­лись нестыковки(как им очень кажет­ся) в НЗ выис­ки­вать, кучу тео­рий себе напри­ду­мы­ва­ли, т.д. А по фак­ту, по край­ней мере из того что послед­ние пару меся­цев читал, мусуль­ман­ство — это нехи­лая тота­ли­тар­ная сек­та, конеч­но с серьез­ны­ми эле­мен­та­ми заим­ство­ва­ния, но жест­ко кон­тро­ли­ру­ю­щая созна­ние даже креп­ких душой и разу­мом людей, не гово­ря уже о тол­пах. При­чем кон­тро­ли­ру­ю­щая таким обра­зом, что чело­век про­сто забы­ва­ет такое поня­тие как духов­ный опыт и абсо­лют­но не стре­мит­ся что-либо для себя выяс­нять из того, что кро­ме Кора­на ничем не подтверждено(более того если все гово­рит об обрат­ном). Страш­но за всех этих маго­ме­тан, ведь они обре­че­ны, отту­да не вый­дешь, мусуль­ма­ни­ну при­нять Хри­ста Бога слож­нее любо­го дру­го­го человека.

    Ответить »
  • Степан, 10 декабря 2014

    Кирилл прав на все 100%

    Ответить »
  • Айнара, 12 июня 2014

    Я не знаю сколь­ко вре­ме­ни вы потра­ти­ли на это иссле­до­ва­ние, но резуль­та­та я не вижу! Нет чет­кие дока­за­тель­ства, про­сто Ваше мне­ние! Извиняюсь!

    Ответить »
    • Кирилл, 13 июня 2014

      Айна­ра, реко­мен­дую Вам с таким систем­ным под­хо­дом най­ти дока­за­тель­ства истин­но­сти Кора­на вне самой этой кни­ги. Понят­но, что в Коране напи­са­но, что он истин­ный, так и во мно­же­стве язы­че­ских книг ука­за­но, что они истин­ные. Пока ни один мусуль­ма­нин не смог под­твер­дить истин­ность Кора­на вне его само­го, это про­сто сле­пая наци­о­наль­ная вера.

      Ответить »
Размер шрифта: A- 16 A+
Цвет темы:
Цвет полей:
Шрифт: Arial Times Georgia
Текст: По левому краю По ширине
Боковая панель: Свернуть
Сбросить настройки