Очарованный странник

(54 голоса4.7 из 5)

Режис­сёр: Вяче­слав Орехов
Год выпус­ка: 1996
Награ­ды: Приз Меж­ду­на­род­но­го кино­фе­сти­ва­ля «Золо­той витязь», пер­вая пре­мия Вто­ро­го Евразий­ско­го фестиваля

Алек­сандр Сер­ге­е­вич Каны­шев про­шел на коле­нях путь от Диве­ев­ско­го мона­сты­ря до Тро­и­це-Сер­ги­е­вой Лав­ры дли­ной в 400 км за 9,5 меся­цев в 1995–1996 годах.

После­до­вал при­зы­ву Богородицы.

Заслу­жен­ный дея­тель искусств Рос­сии, ака­де­мик Рос­сий­ской Ака­де­мии кине­ма­то­гра­фи­че­ских искусств «Ника», лау­ре­ат мно­гих пре­стиж­ных кино­фе­сти­ва­лей, режис­сёр доку­мен­таль­но­го кино Вяче­слав Васи­лье­вич Оре­хов снял об этом собы­тии доку­мен­таль­ный фильм «Оча­ро­ван­ный странник».

Кад­ры его ассо­ци­и­ру­ют­ся с отдель­ны­ми эпи­зо­да­ми «Андрея Руб­лё­ва» Тар­ков­ско­го: почер­нев­шие, мок­рые от сыро­го сне­га дере­вен­ские дома и забо­ры, засне­жен­ная доро­га, по кото­рой мчат­ся гру­зо­вые маши­ны. А по краю дорож­но­го полот­на, тол­кая перед собой тележ­ку, довер­ху напол­нен­ную скар­бом, мед­лен­но и упор­но, опи­ра­ясь вто­рой рукой о посох, пере­дви­га­ет­ся на коле­нях пожи­лой чело­век. Впе­ре­ди тележ­ки — Рас­пя­тие и ико­на Гос­по­да Вседержителя.

Скри­пят само­дель­ные бре­зен­то­вые нако­лен­ни­ки на раз­би­тых в кровь коле­нях это­го стран­но­го для кон­ца без­бож­но­го два­дца­то­го сто­ле­тия рус­ско­го чело­ве­ка. Зву­чит вели­че­ствен­ная, тор­же­ствен­ная музы­ка, напо­ми­на­ю­щая о Веч­но­сти. Впе­ре­ди – храм. Люди по сто­ро­нам доро­ги оста­нав­ли­ва­ют­ся и гля­дят на пол­зу­ще­го с молит­вой сог­бен­но­го человека.

Кто-то пода­ёт ему еду, про­сит помо­лить­ся о близ­ких. Кто-то смот­рит на него с любо­пыт­ством, кто-то – с состра­да­ни­ем. Одна ста­руш­ка пыта­ет­ся помочь под­толк­нуть мед­лен­но пол­зу­щую тележ­ку. Неко­то­рые откро­вен­но под­сме­и­ва­ют­ся над чудаком.

Жен­щи­ны отно­сят­ся к кре­сто­ход­цу с боль­шим, чем муж­чи­ны, сочув­стви­ем. Мно­гим непо­нят­но: кто этот чело­век – сума­сшед­ший, юро­ди­вый или свя­той? Он пол­зёт, а впе­ре­ди него бегут слу­хи: убил жену и детей, заре­зал ножом, зару­бил топо­ром (на что ещё спо­со­бен обе­зу­мев­ший рус­ский мужик?). Вот и зама­ли­ва­ет теперь свой смерт­ный грех.

Собрав­шим­ся око­ло него людям стран­ник гово­рит: «Я из Крас­но­яр­ско­го края, из Кежем­ско­го рай­о­на. В тюрь­ме нико­гда не сидел, нико­го не уби­вал. Гре­хи у меня такие же, как и у всех дру­гих людей. Иду по послу­ша­нию Пре­свя­той Богородице.

Я был неве­ру­ю­щим, но уви­дел, как Бого­ро­ди­ца при­шла к Богу и ска­за­ла, что в такие тяжё­лые вре­ме­на, как сей­час, нужен чело­век, кото­рый бы пошёл с молит­вой на коле­нях за Рос­сию, за весь мир.

Бог пока­зал Ей меня, моё лицо, и ска­зал, что я некре­щё­ный, греш­ный, бого­хуль­ник, но боль­ше идти неко­му. … Я покре­стил­ся в Диве­е­во, стал на коле­ни и иду. Если люди при­дут в цер­ковь и пока­ют­ся в сво­их гре­хах, зна­чит, я про­шёл не зря. У меня любовь к людям».

Его спро­си­ли: «Не страш­но вам погиб­нуть на доро­ге?» Он отве­тил: «Страш­но, когда ниче­го не сделал…»

Девять с поло­ви­ной меся­цев шёл он на коле­нях от жен­ско­го мона­сты­ря в Диве­е­во до Тро­и­це-Сер­ги­е­вой Лав­ры, в Сер­ги­ев Посад. С молит­вой за Рос­сию, за мир, погряз­ший во грехах…

Душа боле­ла за целый мир.

Когда режис­сё­ру Оре­хо­ву ска­за­ли, что есть такой чело­век, он поехал искать его на трас­су. Кино, как и вся наша стра­на, в сере­дине 90‑х было в глу­бо­чай­шем кри­зи­се. Оре­хо­ву и его опе­ра­то­ру выда­ли на кино­сту­дии одну короб­ку плён­ки на десять минут съём­ки. Зна­ко­мый дал видео­ка­ме­ру и несколь­ко кассет.

Мороз за 25 гра­ду­сов, а он ночу­ет в лесу. Рас­чи­ща­ет лопа­той место, ста­вит палат­ку, раз­во­дит костёр и кое-как, с мука­ми и неудоб­ства­ми, коро­та­ет ночь. Утром — сно­ва на коле­ни и даль­ше, даль­ше, вперёд…

Вяче­слав Оре­хов назвал свой фильм в честь героя пове­сти Нико­лая Лес­ко­ва. Оча­ро­ван­ный стран­ник XIX века, по сло­вам Люд­ми­лы Бел­ки­ной, авто­ра ста­тьи о режис­сё­ре Оре­хо­ве на пор­та­ле пра­во­слав­ной газе­ты «Бла­го­вест» — это рус­ский чело­век с изло­ма­ми судь­бы, горя­чо, всей душой любив­ший Россию.

Оча­ро­ван­ный стран­ник кон­ца ХХ века более тра­ги­чен и даже апо­ка­лип­ти­чен. Мир катит­ся в про­пасть, а он идёт, что­бы люди пока­я­лись и оста­лись живы, ибо Чаша Гос­под­не­го гне­ва пол­на до кра­ёв. Он зна­ет и видит, что это зави­сит от него.

Гово­рит он о себе так: «Я малень­кое суще­ство, греш­ный чело­век, бого­хуль­ник. Но всем нам нуж­но думать о спа­се­нии мира, о спа­се­нии наших душ». Один из зевак у доро­ги ска­зал ему: «Ни за какие мил­ли­о­ны дол­ла­ров я бы не смог прой­ти такой путь». Да, ради денег и сла­вы такой крест­ный ход не пройти…

Когда он при­шёл в Сер­ги­ев Посад, покло­нил­ся мощам пре­по­доб­но­го Сер­гия Радо­неж­ско­го и отпра­вил­ся в Геф­си­ман­ский скит, в палат­ке на раз­вил­ке дорог про­жил ещё один месяц, про­по­ве­дуя людям пока­я­ние. Его часто виде­ли потом в Диве­е­во, в Москве, у Мат­ро­нуш­ки Мос­ков­ской. В тече­ние несколь­ких лет ходил он в крест­ный ход от Липец­ка до Задон­ско­го мона­сты­ря, к свя­ти­те­лю Тихо­ну Задон­ско­му.

О про­шлом Алек­сандра Каны­ше­ва извест­но совсем мало: был оди­но­ким чело­ве­ком, семьи не создал. Рабо­тал стро­и­те­лем, ездил по стране с шабаш­ни­ка­ми, стро­ил дома, шко­лы, котель­ные. Когда его бри­га­да воз­во­ди­ла цер­ковь в Став­ро­поль­ском крае, ему в пер­вый раз яви­лась Пре­свя­тая Бого­ро­ди­ца, пове­ле­ла окре­стить­ся. Он кре­стил­ся, стал поно­ма­рём в церк­ви. В сле­ду­ю­щее своё явле­ние Она отпра­ви­ла его стран­ство­вать по Рос­сии. И он после­до­вал Её призыву.

Поче­му пошёл в крест­ный ход на коле­нях? По его сло­вам, на иду­ще­го по обо­чине доро­ги чело­ве­ка люди не обра­тят вни­ма­ния. Мало ли кто так ходит? А вот на пол­зу­ще­го с молит­вой чело­ве­ка, с кре­стом и ико­ной Бого­ма­те­ри на гру­ди – обра­тят. Это заста­вит людей вспом­нить о Боге и заду­мать­ся о сво­ей жизни.

К стёр­тым в кровь коле­ням при­кре­пил нако­лен­ни­ки из несколь­ких сло­ёв бре­зен­та, к сапо­гам при­де­лал кро­хот­ные колё­си­ки, что­бы было полег­че пере­дви­гать боль­ные ноги. Ноче­вал в лесо­по­сад­ках око­ло доро­ги в любую пого­ду. Физи­че­ски стра­дал неве­ро­ят­но, но как буд­то кто-то свы­ше не давал ему тёп­лый кров и горя­чую домаш­нюю пищу.

«Если бы я зашёл в дом и лёг на мяг­кую тёп­лую постель, навер­ня­ка не смог бы потом под­нять­ся и полз­ти даль­ше, — при­зна­вал­ся он зна­ко­мым. – Немо­щен и мало­ду­шен человек».

За пол­го­да до сво­ей смер­ти Алек­сандр Сер­ге­е­вич Каны­шев про­шёл до Задон­ской оби­те­ли крест­ным ходом в послед­ний раз. Про­ник­нув­шись сочув­стви­ем и ува­же­ни­ем к молит­вен­но­му подви­гу Алек­сандра, одна из палом­ниц омы­ла его боль­ные ноги. Сму­ща­ясь от непри­выч­ной забо­ты, он заснул со счаст­ли­вой дет­ской улыб­кой на устах. Через пол­го­да он умер.

Оставить комментарий

Добавить комментарий для Алена Отменить ответ

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

2 комментария

  • Алена, 15 ноября 2020

    Сле­зы душат от того, как один человек,
    пере­пол­нен­ный любо­вью к нам грешным,
    пыта­ет­ся спа­сти мир и всех нас!
    Гос­по­ди, помилуй!

    Ответить »
  • Сергий, 30 января 2020

    Таких людей все мень­ше и меньше. 

    Сла­ва Богу за все. 

    Ответить »
Размер шрифта: A- 16 A+
Цвет темы:
Цвет полей:
Шрифт: Arial Times Georgia
Текст: По левому краю По ширине
Боковая панель: Свернуть
Сбросить настройки