Отношения веры и суеверий

(11 голосов5.0 из 5)

Гла­ва сино­даль­но­го Отде­ла внеш­них цер­ков­ных свя­зей мит­ро­по­лит Воло­ко­лам­ский Ила­ри­он в про­грам­ме “Цер­ковь и мир” . Выпуск посвя­щен теме “Отно­ше­ния веры и суе­ве­рий”. Был под­го­тов­лен мате­ри­ал, создан­ный по резуль­та­там социо­ло­ги­че­ско­го опро­са: “Во что верят, и как верят наши соотечественники”.

Теле­ка­нал “Рос­сия-24″.

Расшифровка видео

Здрав­ствуй­те, доро­гие бра­тья и сест­ры, вы смот­ри­те пере­да­чу «Цер­ковь и мир». Вести ее мне помо­га­ет обо­зре­ва­тель Иоанн Семёнов.

Здрав­ствуй­те. Ваши вопро­сы мит­ро­по­ли­ту Ила­ри­о­ну при­сы­лай­те на сайт нашей про­грам­мы «vera.vesti.ru». Вла­ды­ка, у нас нако­пи­лось мно­же­ство вопро­сов, кото­рые мож­но объ­еди­нить одной боль­шой темой: отно­ше­ния веры и суе­ве­рий. И я хочу начать эту пере­да­чу с того, что­бы пред­ло­жить вам и нашим зри­те­лям посмот­реть мате­ри­ал, под­го­тов­лен­ный по резуль­та­там социо­ло­ги­че­ских опро­сов: во что верят и как верят наши сооте­че­ствен­ни­ки. Давай­те посмотрим.

По дан­ным ВЦИОМ, за послед­ние 16 лет рос­си­яне ста­ли посе­щать куль­то­вые соору­же­ния-хра­мы, мече­ти и сина­го­ги чаще. Тех, кто не посе­ща­ет храм, ста­ло мень­ше на 16%. 11% из обще­го чис­ла людей, кото­рые посе­ща­ют хра­мы — неве­ру­ю­щие, они ста­вят све­чи, при­кла­ды­ва­ют­ся к мощам и ико­нам, пода­ют мило­сты­ню, раз­го­ва­ри­ва­ют с Богом, дела­ют пожерт­во­ва­ния на нуж­ды хра­ма. В то же вре­мя по дан­ным служ­бы «Сре­да» вырос­ло и чис­ло суе­вер­ных людей. Так, боль­ше поло­ви­ны опро­шен­ных верят в воз­мож­ность сгла­за и пор­чи. Жен­щи­ны ока­за­лись гораз­до мни­тель­нее муж­чин: 69% про­тив 44%. В воз­мож­ность сгла­за и пор­чи верят мало­обес­пе­чен­ные граж­дане, при этом чем выше обра­зо­ва­ние, тем мень­ше респон­ден­ты верят в сглаз и пор­чу. 37% опро­шен­ных при­слу­ши­ва­ют­ся к аст­ро­ло­ги­че­ским про­гно­зам, а 21% респон­ден­тов при­бе­га­ли к гада­ни­ям. 2/3 респон­ден­тов, кото­рые верят в сглаз и пор­чу, испо­ве­ду­ют пра­во­сла­вие и актив­но участ­ву­ют в при­ход­ской жиз­ни, а вот к гада­ни­ям пра­во­слав­ные при­бе­га­ют не чаще чем остальные.

Преж­де все­го я хотел бы ска­зать, что вера и суе­ве­рие — это поня­тия пря­мо про­ти­во­по­лож­ные. Вот в эпо­ху борь­бы с рели­ги­ей очень часто всё вали­ли в одну кучу: и суе­ве­рия, и раз­лич­ные пред­ме­ты веры. А на самом деле кто боль­ше все­го борол­ся с суе­ве­ри­я­ми? — Преж­де все­го, Цер­ковь. Ведь Цер­ковь боро­лась с суе­ве­ри­я­ми, пото­му что суе­ве­рие про­ти­во­по­лож­но истине. То есть чело­ве­ку пред­ла­га­ет­ся верить в то, во что он верить не дол­жен. И вот поче­му, напри­мер, так мно­го людей верит в пор­чу или сглаз, даже сре­ди людей веру­ю­щих? Пото­му что даже в сре­де веру­ю­щих людей у нас, к сожа­ле­нию, не изжи­ты суе­ве­рия. И у нас есть люди, кото­рые себя счи­та­ют пра­во­слав­ны­ми хри­сти­а­на­ми, но при этом они верят в сглаз и пор­чу, при этом они верят аст­ро­ло­ги­че­ским про­гно­зам, и в них как бы ужи­ва­ет­ся вот это пра­во­сла­вие и суе­ве­рие. Я думаю, что чело­век настоль­ко же не может быть пра­во­слав­ным, насколь­ко он явля­ет­ся суе­вер­ным. То есть если чело­век пыта­ет­ся сов­ме­щать и то, и дру­гое, эти две вещи несовместимы.

Вооб­ще двуе­ве­рие — оно ведь свой­ствен­но рус­ско­му пра­во­сла­вию. В Нов­го­ро­де рас­ка­пы­ва­ют кре­сти­ки, где с одной сто­ро­ны крест и ико­на, а с дру­гой сто­ро­ны обе­рег. Вот это же было, полу­ча­ет­ся, в веках?

Оно было свой­ствен­но, конеч­но, рус­ско­му чело­ве­ку в эпо­ху Кре­ще­ния Руси, и в эпо­ху после Кре­ще­ния Руси, когда ста­рые суе­ве­рия про­дол­жа­ли дожи­вать свой век. Но инте­рес­но, что совре­мен­ная эпо­ха явля­ет­ся вре­ме­нем воз­рож­де­ния суе­ве­рий очень мно­гих, и даже воз­рож­де­ни­ем каких-то чисто язы­че­ских обря­дов и веро­ва­ний. И в этом смыс­ле очень пара­док­саль­ным явля­ет­ся тот факт, что парал­лель­но с рели­ги­оз­ным воз­рож­де­ни­ем про­ис­хо­дит и рост инте­ре­са к раз­лич­ным суе­ве­ри­ям — это печаль­ный факт. Но я думаю, что Цер­ковь долж­на при­ла­гать еще боль­ше уси­лий для того, что­бы людям объ­яс­нять какие-то очень про­стые вещи. Напри­мер, меня спра­ши­ва­ют часто — про­сто как свя­щен­ни­ка, спра­ши­ва­ют: как чело­век может предо­хра­нить себя от сгла­за от порчи.

Мы такой вопрос полу­чи­ли от нашей зри­тель­ни­цы. «Здрав­ствуй­те, вла­ды­ка, под­ска­жи­те, пожа­луй­ста, может ли дей­ство­вать чер­ная магия на веру­ю­ще­го чело­ве­ка, как она может дей­ство­вать, и как защи­тить­ся от неё?» Вот это вопрос, кото­рый пря­мо при­сла­ла наша зри­тель­ни­ца Вам.

Вот это вопрос нашей зри­тель­ни­цы, но я такие же вопро­сы полу­чаю очень часто от сво­их при­хо­жан. И ответ здесь вот какой. Мы не верим в то, что чело­ве­ка мож­но испор­тить при помо­щи, напри­мер, взгля­да — то есть, что вот его мож­но сгла­зить; но мы зна­ем то, что поми­мо доб­рых сил, кото­рых мы назы­ва­ем анге­ла­ми, суще­ству­ют и злые силы, кото­рых мы назы­ва­ем беса­ми или демо­на­ми. И вот этот демо­ни­че­ский мир, этот мир злой силы — он втор­га­ет­ся в жизнь чело­ве­ка. Но он втор­га­ет­ся толь­ко тогда, когда чело­век сам поз­во­ля­ет ему вторг­нуть­ся в его жизнь. То есть, напри­мер, если чело­век носит на себе крест натель­ный, если он регу­ляр­но ходит в Цер­ковь, если он испо­ве­ду­ет­ся и при­ча­ща­ет­ся, то само это, то есть как бы цер­ков­ный образ жиз­ни, уже явля­ет­ся защи­той от злых сил.

Но если чело­век, напри­мер, участ­ву­ет в спи­ри­ти­че­ских сеан­сах, или если он идёт к гадал­кам, или если он идёт к каким-то зна­ха­рям, то есть он сам дает допуск в свой внут­рен­ний мир тем силам, при­ро­ду кото­рых он не зна­ет — вот тогда, дей­стви­тель­но, он может ока­зать­ся жерт­вой этих тем­ных сил. При­чем он постра­да­ет не от дру­гих людей, а он, преж­де все­го, постра­да­ет от соб­ствен­ной бес­печ­но­сти. Поче­му Цер­ковь все­гда пре­ду­пре­жда­ет людей, что не надо ходить ни к гадал­кам, ни к зна­ха­рям, что всё это от лукавого.

Хоро­шо, вла­ды­ка, но вот все­гда ли мож­но про­ве­сти чет­кую гра­ни­цу меж­ду верой и суе­ве­ри­ем? Вот очень инте­рес­ный вопрос нам при­слал наш зри­тель Нико­лай. Он пишет: «Ска­жи­те, пожа­луй­ста, насколь­ко силь­ный чудо­тво­рец свя­ти­тель Нико­лай? Гово­рят, он даже явля­ет­ся лич­но неко­то­рым людям, помо­га­ет в бедах. И вот что не вполне понят­но: он помо­га­ет луч­ше сво­им тез­кам, или всем людям оди­на­ко­во? Не хоте­лось бы при­ду­мы­вать какое-то суе­ве­рие (об этом бес­по­ко­ит­ся наш зри­тель, пишу­щий нам пись­мо). Недав­но в празд­ник в честь него я вдруг заду­мал­ся: может, у меня какое-то пре­иму­ще­ство как у его тезки?»

Я думаю, что какое-то пре­иму­ще­ство, может быть, и есть, пото­му что ведь мы почи­та­ем свя­тых, име­на кото­рых мы носим. И у каж­до­го чело­ве­ка есть день тезо­име­нит­ства — по край­ней мере, в Рус­ской Пра­во­слав­ной Церк­ви. У нас мы полу­ча­ем при Кре­ще­нии имя свя­то­го, и потом день памя­ти это­го свя­то­го явля­ет­ся днём наше­го тезо­име­нит­ства, или в про­сто­ре­чии име­ни­на­ми. Ещё этот день назы­ва­ют Днем анге­ла. И ино­гда люди пута­ют сво­е­го свя­то­го небес­но­го покро­ви­те­ля со сво­им Анге­лом-Хра­ни­те­лем, и гово­рят, что, напри­мер, вот мой Ангел-Хра­ни­тель — это свя­ти­тель Нико­лай. На самом деле мы верим, что у каж­до­го из нас есть Ангел-Хра­ни­тель, но у каж­до­го из нас есть ещё и небес­ный покро­ви­тель, имя кото­ро­го мы носим. Но свя­ти­тель Нико­лай, конеч­но, помо­га­ет не толь­ко людям, кото­рые носят имя Нико­лай, и есть тыся­чи сви­де­тельств о том, что свя­ти­тель Нико­лай помо­гал людям. Я бы мог рас­ска­зать мно­го таких исто­рий, но для меня лич­но доста­точ­но, что он мне мно­го­крат­но помо­гал — при­чём в самых раз­ных обстоятельствах.

И вот мой лич­ный опыт, кото­рый абсо­лют­но соот­вет­ству­ет опы­ту очень мно­гих людей, кото­рых я знаю, сви­де­тель­ству­ет о том, что свя­ти­тель Нико­лай, по каким-то одно­му Богу извест­ным при­чи­нам, помо­га­ет людям в самых раз­ных обсто­я­тель­ствах, в том чис­ле в житей­ских нуж­дах, в том чис­ле, когда люди нахо­дят­ся в опас­но­сти: напри­мер, тер­пят кораб­ле­кру­ше­ние. Вот я на соб­ствен­ном опы­те знаю: один раз, по край­ней мере, я был спа­сён от смер­ти свя­ти­те­лем Нико­ла­ем. Когда я ехал в машине — за рулем был мало­опыт­ный води­тель, маши­на въе­ха­ла в поло­су тума­на на доста­точ­но боль­шой ско­ро­сти, води­тель не спра­вил­ся с управ­ле­ни­ем, и мы упа­ли с обры­ва, и маши­на несколь­ко раз пере­вер­ну­лась. И по всем пока­за­те­лям мы долж­ны были там погиб­нуть, пото­му что от маши­ны ниче­го не оста­лось. Но свя­ти­тель Нико­лай чудес­ным обра­зом спас нас от гибе­ли. А поче­му это был свя­ти­тель Нико­лай, я вам ска­зать не могу, но я знаю, что это был он. Пото­му что в тот самый момент, когда это про­ис­хо­ди­ло — а когда с вами про­ис­хо­дят такие вещи, это всё ведь в счи­тан­ные секун­ды, вы даже не пони­ма­е­те, что про­ис­хо­дит — вы еде­те, и вдруг какие-то уда­ры вдруг, всё куда-то пере­во­ра­чи­ва­ет­ся, и потом вы ока­зы­ва­е­тесь в овра­ге. Но вот в этот момент я совер­шен­но чет­ко знал и ощу­щал при­сут­ствие свя­ти­те­ля Нико­лая, и я абсо­лют­но убеж­дён в том, что имен­но он тогда спас меня и мое­го спут­ни­ка от гибе­ли. Дока­зать это я, конеч­но, никак не могу, пото­му что это не было какое-то виде­ние, или это не был какой-то, ска­жем, голос, но это было отчёт­ли­во ощу­ще­ние имен­но его присутствия.

Имен­но такое Ваше духов­ное чувство.

Да, такое духов­ное чув­ство. Но были и дру­гие слу­чаи. Когда, напри­мер, я слу­жил в Лит­ве, и у меня было четы­ре при­хо­да на рас­сто­я­нии сто кило­мет­ров один от дру­го­го — а доро­ги были про­се­лоч­ные, транс­пор­та не было, — и един­ствен­ный спо­соб достичь от одно­го при­хо­да до дру­го­го — это идти и голо­со­вать, то есть что­бы тебя под­би­ра­ли попут­ные маши­ны. И вот быва­ло так, что идешь, кило­метр про­шёл, вто­рой, тре­тий — все едут и никто не оста­нав­ли­ва­ет­ся. Начи­на­ешь молить­ся свя­ти­те­лю Нико­лаю — оста­нав­ли­ва­ет­ся маши­на, и тебя под­во­зят. Конеч­но, кто-то может ска­зать: это сов­па­де­ние, конеч­но, кто-то может начать про­бо­вать и у него будет не полу­чать­ся — не знаю.

Ну, вот имен­но, вла­ды­ка, пони­ма­е­те: если это молит­вен­ное обра­ще­ние в житей­ской нуж­де к свя­то­му пре­вра­ща­ет­ся в неко­то­рый тех­но­ло­ги­че­ский ход для чело­ве­ка, и чело­век, может быть, не очень цер­ков­ный — ну вот нуж­но позвать на помощь свя­ти­те­ля Нико­лая, он, может, и жития его не зна­ет, и в Церк­ви ред­ко быва­ет. Но вот он обра­ща­ет­ся к свя­ти­те­лю Нико­лаю — это не есть неко­то­рый шаг, всё-таки гра­ни­ча­щий с суеверием?

Смот­ря с какой целью чело­век обращается.

Вот ему надо уехать, он все пере­про­бо­вал — хоть свя­ти­те­лю Нико­лаю помолюсь…

Да, но вот, я напри­мер, так посту­паю часто. Если я опаз­ды­ваю на само­лет, я начи­наю молить­ся свя­ти­те­лю Нико­лаю. И я не пом­ню слу­чая, что­бы эта молит­ва не помог­ла — так или ина­че, она помо­га­ет. Вот хоти­те — верь­те, хоти­те — нет. Пусть наши теле­зри­те­ли попробуют.

Нет, хоро­шо, я охот­но готов Вам пове­рить. Про­сто такая молит­вен­ная прак­ти­ка сугу­бо житей­ско­го харак­те­ра — если чело­век на ней огра­ни­чи­ва­ет­ся, то при­во­дит ли она его к духов­ной жиз­ни в результате?

Это не при­во­дит к духов­ной жиз­ни, это может вооб­ще пре­вра­тить­ся в какое-то язы­че­ство. Когда, напри­мер, даже появ­ля­ют­ся книж­ки: какой свя­той в каких делах помо­га­ет. И вот, напри­мер, гово­рят, что Иоанн Пред­те­ча помо­га­ет от голов­ной боли. А поче­му он помо­га­ет от голов­ной боли — пото­му что ему голо­ву отру­би­ли. Но про­сти­те меня, вот такие вещи, конеч­но — это уже суе­ве­рия, воз­ни­ка­ю­щие на рели­ги­оз­ной поч­ве. И такие суе­ве­рия Цер­ковь пре­се­ка­ет. С дру­гой сто­ро­ны, мы зна­ем, что неко­то­рые свя­тые обла­да­ют опре­де­лен­ны­ми дара­ми. То есть они помо­га­ют в каких-то кон­крет­ных ситу­а­ци­ях. Напри­мер, когда чело­век боле­ет, он обра­ща­ет­ся с молит­вой к цели­те­лям, допу­стим — я имею в виду не к народ­ным цели­те­лям, а я имею в виду к свя­тым цели­те­лям — таким, как напри­мер, вели­ко­му­че­ник Пан­те­лей­мон. И опять же опыт огром­но­го коли­че­ства людей пока­зы­ва­ет, что по молит­ве этим свя­тым они полу­ча­ют исцеление.

Спра­ши­ва­ет Миха­ил из Петер­бур­га Вас. «Ска­жи­те, пожа­луй­ста, после смер­ти души род­ных и близ­ких людей, кото­рые были на зем­ле, уви­дят­ся на небе­сах, извест­но ли об этом что-нибудь?»

По уче­нию Церк­ви после смер­ти чело­век встре­ча­ет­ся со сво­и­ми род­ны­ми и близ­ки­ми, кото­рые рань­ше него пере­шли в тот мир. И вот эти семей­ные свя­зи и узы, кото­рые созда­ют­ся здесь, на зем­ле, они сохра­ня­ют­ся и там. И это под­твер­жда­ет­ся и опы­том людей, кото­рые пере­жи­ли кли­ни­че­скую смерть. Есть очень инте­рес­ная кни­га иеро­мо­на­ха Сера­фи­ма Роуза — назы­ва­ет­ся «Душа после смер­ти». Вот там он срав­ни­ва­ет сви­де­тель­ства из житий, из агио­гра­фи­че­ских источ­ни­ков, из тво­ре­ний свя­тых отцов, со сви­де­тель­ства­ми людей наше­го вре­ме­ни, кото­рые пере­жи­ли кли­ни­че­скую смерть. И там встре­ча­ют­ся пора­зи­тель­ные парал­ле­ли, в том чис­ле вот эта встре­ча чело­ве­ка со сво­и­ми умер­ши­ми род­ствен­ни­ка­ми. Она явля­ет­ся и опы­том, засви­де­тель­ство­ван­ным в свя­то­оте­че­ской пись­мен­но­сти, и она сви­де­тель­ству­ет­ся опы­том людей, кото­рые пере­жи­ва­ют кли­ни­че­скую смерть.

Спра­ши­ва­ет Арсен из Таш­кен­та. «Как Цер­ковь отно­сит­ся к тол­ко­ва­ни­ям снов, насколь­ко мне извест­но, тол­ко­ва­ние снов не при­зна­ет­ся Цер­ко­вью, но с дру­гой сто­ро­ны, в Вет­хом Заве­те есть кон­крет­ные упо­ми­на­ния об этом?»

В абсо­лют­ном боль­шин­стве слу­ча­ев сны — это то, что мы долж­ны игно­ри­ро­вать, пото­му что сон — это некая парал­лель­ная реаль­ность, кото­рая каким-то обра­зом отра­жа­ет реаль­ность нашей жиз­ни. Но в то же вре­мя это иллю­зор­ный мир. Ведь не слу­чай­но мы ино­гда во сне начи­на­ем себя спра­ши­вать: а спим ли мы, или нет. А иной раз чело­век и наяву начи­на­ет думать: а не сон ли это — то, что с ним про­ис­хо­дит. И вот это погра­нич­ное состо­я­ние меж­ду сном и бодр­ство­ва­ни­ем, когда чело­век то ли спит, то ли не спит, когда ему что-то чудит­ся или видит­ся — это очень инте­рес­ное состо­я­ние, кото­рое даже уче­ные иссле­ду­ют и пыта­ют­ся понять при­ро­ду это­го состо­я­ния. Но в том, что сны отра­жа­ют реаль­ность нашей жиз­ни, сомне­вать­ся не при­хо­дит­ся, и в этом смыс­ле иной раз сны могут ока­зать­ся и вещи­ми. То есть чело­век как бы дума­ет о каких-то вещах, и потом он во сне видит то, что впо­след­ствии про­изой­дёт в реаль­но­сти. То есть сны все­гда не сов­па­да­ют с реаль­но­стью — они в чём-то совпадают.

Ну, и нако­нец, извест­ны слу­чаи, когда Сам Гос­подь при­бе­га­ет к тако­му спо­со­бу откро­ве­ния чело­ве­ку, когда Он что-то откры­ва­ет чело­ве­ку во сне. Когда меня спра­ши­ва­ют люди на испо­ве­ди, или про­сто при­хо­дят люди и спра­ши­ва­ют, мож­но ли верить снам, я гово­рю, что снам луч­ше не верить, пото­му что вещий сон при­хо­дит чело­ве­ку в ред­чай­ших слу­ча­ях, и как пра­ви­ло, чело­век сам тогда ощу­ща­ет, что ему при­сни­лось что-то осо­бен­ное. А в боль­шин­стве слу­ча­ев сны всё-таки явля­ют­ся про­дук­том наше­го соб­ствен­но­го вооб­ра­же­ния, и неред­ко чело­век пуга­ет­ся снов, а осо­бен­но опас­но, когда он начи­на­ет пытать­ся истол­ко­вать свои сны, когда он обра­ща­ет­ся к вся­ким сон­ни­кам, то есть книж­кам, где те или иные сны истол­ко­вы­ва­ют­ся. Вот это вступ­ле­ние на очень опас­ный путь, пото­му что это как раз пря­мой путь к суе­ве­рию, а сле­до­ва­тель­но, к боль­шой духов­ной опас­но­сти для человека.

Спра­ши­ва­ет нас наш зри­тель Мakarios. «Может ли один чело­век напря­мую общать­ся с Богом, и как пра­виль­но понять сло­ва Бога, обра­щен­ные к тебе? Спасибо».

Вот как раз молит­ва — она и явля­ет­ся обще­ни­ем чело­ве­ка с Богом. Когда мы молим­ся Богу — мы обща­ем­ся с Богом напря­мую. При­чём молит­ва — это не моно­лог, молит­ва — это диа­лог. Мы обра­ща­ем­ся к Богу, но мы полу­ча­ем от Бога и ответ. Этот ответ при­хо­дит в очень раз­ных фор­мах. Это может быть какая-то внут­рен­няя убеж­ден­ность в том, что мы полу­чи­ли ответ на наш вопрос; это может быть реаль­ное собы­тие в нашей жиз­ни, когда мы в молит­ве обра­ща­лись и про­си­ли о чём-то кон­крет­ном, и потом это кон­крет­ное мы полу­ча­ем, и оно про­ис­хо­дит. И есть мно­же­ство раз­ных дру­гих спо­со­бов у Бога отве­тить чело­ве­ку. Но весь мно­го­ве­ко­вой опыт молит­вы зиждет­ся как раз имен­но на абсо­лют­ной убеж­ден­но­сти чело­ве­ка в том, что он молит­ся не куда-то в пусто­ту, а что он обра­ща­ет­ся к реаль­но­му суще­ству, кото­рое его слы­шит, кото­рое ему отве­ча­ет, кото­рое ему помо­га­ет. Это Суще­ство, эту Лич­ность мы назы­ва­ем Богом.

Доро­гие бра­тья и сёст­ры, в завер­ше­ние нашей пере­да­чи я хотел бы напом­нить вам сло­ва из вет­хо­за­вет­ной Кни­ги Исход. «Не вни­май пусто­му слу­ху, не давай руки сво­ей нече­сти­во­му, что­бы быть сви­де­те­лем неправ­ды». Да хра­нит вас всех Господь.

Все­го вам доброго.

См. так­же сайт Суеверие.Нет на пор­та­ле “Азбу­ка веры”.

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

Размер шрифта: A- 16 A+
Цвет темы:
Цвет полей:
Шрифт: Arial Times Georgia
Текст: По левому краю По ширине
Боковая панель: Свернуть
Сбросить настройки