Возможно ли добро без Христа?

Тей­му­раз Кри­сти­на­швили

В наше время нередко можно услы­шать выска­зы­ва­ния о том, что суще­ствуют некие обще­че­ло­ве­че­ские цен­но­сти, общие поня­тия добра и нормы морали, оди­на­ко­вые для всех людей пла­неты, несмотря на раз­ли­чия рели­гий, наци­о­наль­ных куль­тур, уровня жизни и т.п. Утвер­жда­ется, что такое добро, такие нрав­ствен­ные досто­ин­ства глу­боко коре­нятся в чело­ве­че­ском есте­стве, явля­ются резуль­та­том всей исто­рии чело­ве­че­ского раз­ви­тия и суще­ствуют авто­номно, неза­ви­симо от связи чело­века с Богом, вообще от суще­ство­ва­ния Бога. Более того, чело­век, неза­ви­симо от своего веро­ис­по­ве­да­ния, спо­со­бен и даже должен совер­шать такое добро1.

При­вер­женцы этого миро­воз­зре­ния верят, что путь к сча­стью, миру, без­опас­но­сти, сво­боде, раз­ви­тию и реа­ли­за­ции всех твор­че­ских спо­соб­но­стей чело­века, дости­жим с опорой на разум­ное и науч­ное позна­ние себя и мира, при почти полном отри­ца­нии Творца, точнее, отри­ца­нии Его живого уча­стия в жизни чело­века. Хотя вера в Бога и даже само суще­ство­ва­ние Гос­пода ими допус­ка­ется, но надежда на Него при­зна­ется совер­шенно неэф­фек­тив­ным мето­дом дости­же­ния сча­стья на земле2.

Это миро­воз­зре­ние назы­ва­ется гума­низ­мом. Оно вполне явно пре­под­но­сит себя как аль­тер­на­тиву рели­ги­озно-нрав­ствен­ному взгляду на мир, и боль­шин­ство гума­ни­стов счи­тают себя ате­и­стами или агно­сти­ками. Но, к сожа­ле­нию, гума­ни­сти­че­ское пони­ма­ние добра и нрав­ствен­но­сти не огра­ни­чи­ва­ется только ими, – в том или ином виде оно про­никло в умы неко­то­рых хри­стиан. Как отме­чает отец Рафаил (Каре­лин), «Спа­се­ние только через испол­не­ние опре­де­лен­ных обще­ствен­ных и мораль­ных правил» – это глав­ный догмат либе­раль­ного хри­сти­ан­ства, по сути дела уни­что­жа­ю­щий осталь­ные дог­маты»3. Нередко в беседе с хри­сти­а­ни­ном можно услы­шать о добром ком­му­ни­сте, ате­и­сте, мусуль­ма­нине, или просто о добром нево­цер­ко­в­лен­ном чело­веке. Всё это ставит перед нами серьёз­ный вопрос – дей­стви­тельно ли воз­можно добро без Христа?

При ответе на этот вопрос, прежде всего, сле­дует про­яс­нить сами поня­тия добра и зла. Изна­чально Бог сотво­рил мир, в кото­ром не было зла. У зла нет соб­ствен­ной при­роды. Зло начи­на­ется там, где кон­ча­ется добро. Зло – это дыра в полотне, это рана на теле, это пара­зит на добре. Оно не может суще­ство­вать само по себе, в отли­чие от добра4. Свя­ти­тель Васи­лий Вели­кий пишет так: «Зло есть лише­ние добра. Сотво­рен глаз; а сле­пота про­изо­шла от потери глаз. <…> Так и зло не само по себе осу­ществ­ля­ется, но сле­дует за повре­жде­ни­ями души».

Но откуда рож­да­ется зло, если оно не может суще­ство­вать само по себе? Бог дал нам сво­боду и разум. Он сделал это, чтобы мы могли так же, как и Он, стать доб­рыми не по при­нуж­де­нию, а по сво­бод­ному выбору. Бла­го­даря этому дару сво­боды чело­век спо­со­бен выби­рать – быть ли ему с Богом, или высту­пить против Бога. Именно в этом выборе и воз­ни­кает либо добро, либо зло. Зло рож­да­ется в сво­бод­ном выборе разум­ной лич­но­сти. Такой выбор имел дьявол, такой выбор имел Адам, такой выбор делает каждый чело­век. Либо чело­век ста­но­виться сопри­част­ни­ком жизни, любви и добра, либо ста­но­виться винов­ни­ком рож­де­ния зла, про­вод­ни­ком злой воли. При­ве­дем еще слова свя­того Васи­лия Вели­кого: «Бог сотво­рил душу, а не грех. Повре­ди­лась же душа, укло­нив­шись от того, что ей есте­ственно. А что было для нее пре­иму­ще­ствен­ным благом? Пре­бы­ва­ние с Богом и еди­не­ние с Ним посред­ством любви. Отпав от Него, она стала стра­дать раз­лич­ными и мно­го­вид­ными неду­гами… В какой мере чело­век уда­лился от жизни, в такой при­бли­зился к смерти; потому что Бог – жизнь, а лише­ние жизни – смерть. Поэтому Адам сам себе уго­то­вал смерть чрез уда­ле­ние от Бога, по напи­сан­ному: «Ибо вот, уда­ля­ю­щие себя от Тебя гибнут…» (Пс.72:27).

Когда мы упо­треб­ляем поня­тия «добро» и «зло», то должны опре­де­лить – что явля­ется мери­лом, наде­ля­ю­щим эти поня­тия кон­крет­ным смыс­лом? Какова точка отсчёта? По отно­ше­нию к чему опре­де­ля­ется, что это – добро, а это – зло? Гума­ни­сты гово­рят, что точкой отсчёта явля­ется чело­век. Но пра­во­слав­ные хри­сти­ане знают, что точкой отсчёта явля­ется Созда­тель чело­века.

Про­тив­ле­ние Божией любви и, как след­ствие, про­тив­ле­ние Божьей воле есть – зло. Свя­ти­тель Васи­лий прямо пишет об этом: «Отчуж­де­ние от Бога есть зло». Зло – это нару­ше­ние воли Бога. А добро – испол­не­ние Его воли. Свою волю в совер­шен­ном виде Он выра­зил через Откро­ве­ние, а в началь­ном виде – через голос сове­сти, кото­рый дал каж­дому чело­веку. И этот голос сви­де­тель­ствует злодею, о том, что он делает дурной выбор. Зла не суще­ствует самого по себе, вне лич­но­сти, кото­рая его творит. В окру­жа­ю­щем мире мы не встре­тим “без­лич­ного зла”, но увидим, что любое зло – это всегда дей­ствия кон­крет­ных людей, то есть, порож­де­ние их сво­бод­ной воли.

При­суще ли чело­ве­че­ской душе зло? Да, при­суще с момента повре­жде­ния чело­ве­че­ской при­роды грехом, с момента уда­ле­ния от Бога, с момента про­тив­ле­ния Творцу. Вот, что пишет св. Игна­тий (Брян­ча­ни­нов): «В падшем есте­стве чело­ве­че­ском добро сме­шано со злом. При­шед­шее в чело­века зло, так сме­ша­лось и сли­лось с при­род­ным добром чело­века, что при­род­ное добро нико­гда не может дей­ство­вать отдельно, без того, чтобы не дей­ство­вало вместе и зло»5. Это смер­тель­ная язва в душе, и без исце­ля­ю­щей бла­го­дати Божией увра­че­ва­нию не под­ле­жит. Выше­ска­зан­ное оче­видно для пра­во­слав­ного чело­века. Как известно, учение о том, что чело­век может достичь нрав­ствен­ного совер­шен­ства и осво­бож­де­ния от греха своими силами, без бла­го­дати Божией, было осуж­дено как пела­ги­ан­ская ересь ещё пол­торы тысячи лет назад.

Повре­ждён­ность злом чело­ве­че­ской при­роды – это не какое-то тео­ре­ти­че­ское допу­ще­ние, но наблю­да­е­мый факт, кото­рый при­зна­вали не только святые отцы, но и свет­ские фило­софы. Напри­мер, Шел­линг пишет про «при­род­ную склон­ность чело­века ко злу» и ука­зы­вает, что «посред­ством про­буж­де­ния свое­во­лия бес­по­ря­док сил сооб­ща­ется чело­веку уже в момент рож­де­ния»6, а Кант при­знаёт, что «в чело­веке есть есте­ствен­ная наклон­ность ко злу… Это зло ради­кально, так как губит осно­ва­ние всех максим. Вместе с тем она как есте­ствен­ная склон­ность не может быть истреб­лена чело­ве­че­скими силами»7. Гово­рили об этой реаль­но­сти и мыс­ли­тели-ате­и­сты. Для многих пси­хо­ана­ли­ти­ков, если гово­рить упро­щённо, суть лече­ния сво­дится к при­зна­нию в себе изъ­я­нов души, пороч­ных жела­ний, табу­и­ро­ван­ных стрем­ле­ний и после этого – при­ми­ре­ние с ними через объ­яв­ле­ние их нормой. Подоб­ным же обра­зом они наде­ются научиться кон­тро­ли­ро­вать в себе пагуб­ные стра­сти и опас­ные жела­ния8.

По этой при­чине чело­век не может сам уста­но­вить для всего чело­ве­че­ства, что явля­ется добром, а что – злом. Потому что он сам повре­ждён злом. Если мы ставим чело­века эта­ло­ном, то ока­зы­ва­ется, что эталон наш с дефек­том. Это всё равно, что исполь­зо­вать неточ­ные весы, непра­виль­ные часы. И гума­ни­сты вынуж­дены отри­цать реально наблю­да­е­мую испор­чен­ность чело­ве­че­ской при­роды, потому что иначе лишатся почвы, на кото­рой строят здание своего миро­воз­зре­ния. Они готовы сколько угодно при­знать част­ные про­яв­ле­ния зла, но не порчу чело­века как тако­вого, – в этом случае бес­си­лие их идео­ло­гии стало бы оче­видно даже для них самих.

Если врач сде­лает хирур­ги­че­скую опе­ра­цию гряз­ными инстру­мен­тами, то, как бы хорошо и про­фес­си­о­нально не была выпол­нена опе­ра­ция, – в резуль­тате этой про­це­дуры боль­ной зара­зится новыми болез­нями. Поэтому и шприцы, и скаль­пели и другие при­над­леж­но­сти под­вер­га­ются дез­ин­фек­ции – на них не должно быть ничего посто­рон­него, ника­ких виру­сов или мик­ро­ор­га­низ­мов. Так же и любое доброе дело, совер­ша­е­мое чело­ве­ком, кото­рый пора­жён грехом, несёт в себе заразу или при­месь зла. Скаль­пель не может дез­ин­фи­ци­ро­вать сам себя, но это запро­сто может сде­лать тот, кто создал скаль­пель. И есте­ственно, что «дез­ин­фи­ци­ро­вать», очи­стить чело­века от зла может именно Тот, Кто создал чело­века.

Как добро разъ­еда­ется злом, зара­зив­шим чело­века? Во-первых, через при­ме­ши­ва­ние зла к соб­ственно добрым делам, когда они дела­ются с поис­ком какой-либо коры­сти, гор­до­стью и т.п. А во-вторых, через раз­мы­ва­ние и иска­же­ние поня­тий о добре и зле.

Сего­дня в мире при­зна­ется нор­маль­ным то, что каза­лось диким всего трид­цать лет назад. Идеи гума­ни­стов реа­ли­зо­ва­лись в виде так назы­ва­е­мых «прав чело­века», кото­рые, по сути, отста­и­вают право без­на­ка­занно гре­шить. Убий­ство нерож­ден­ного ребенка назы­ва­ется правом на пре­ры­ва­ние бере­мен­но­сти, блуд­ное сожи­тель­ство – правом на граж­дан­ский брак, коры­сто­лю­бие – правом на пред­при­ни­ма­тель­ство, гомо­сек­су­а­лизм – правом на сво­бод­ную любовь, непо­слу­ша­ние и неува­же­ние к роди­те­лям – пра­вами ребенка и т.д.

А к чему при­ве­дут иска­жён­ные, обез­бо­жен­ные поня­тия о добре ещё через трид­цать лет? В про­дол­же­ние логики «прав чело­века» можно уза­ко­нить права кан­ни­ба­лов. Если по вза­им­ному согла­сию и доб­ро­вольно один инди­ви­дуум хочет, чтобы его съел другой, то почему нельзя? Или уза­ко­нить право рабо­тать в офисах наги­шом. Если все в офисе согласны, и посе­ти­тели тоже, то почему бы нет? Или уза­ко­нить право поку­пать и про­да­вать детей, – если все сто­роны согласны, и ребенку у новых роди­те­лей будет только лучше, чем у «био­ло­ги­че­ских»? Или уза­ко­нить права педо­фи­лов, – опять же, при усло­вии согла­сия роди­те­лей и самого ребёнка, и т.д.

Так люди, забыв Бога в сердце, будут кри­чать про дости­же­ния циви­ли­зо­ван­ного мира, про добро и, нрав­ствен­ность, при­ни­мая то, что сего­дня кажется ужас­ным и невоз­мож­ным. До 1961 года почти во всей циви­ли­зо­ван­ной Европе уго­ловно пре­сле­до­вался гомо­сек­су­а­лизм, никто все­рьез даже не раз­го­ва­ри­вал об «одно­по­лых браках». В начале века послу­ша­ние роди­те­лям было нормой. Но все изме­ни­лось, как только люди отка­за­лись от Христа. Поня­тия добра и зла быстро транс­фор­ми­ро­ва­лись. Потому, что четкое раз­ли­чие добра и зла воз­можно только во Христе. Свя­ти­тель Тихон Задон­ский гово­рит, что «душа, про­све­щен­ная светом Христа, познает добро, а непро­све­щен­ная не видит добра».

Но неко­то­рые люди могут воз­ра­зить, что чело­ве­че­ской при­роде свой­ственно не только зло, но и в боль­шей сте­пени добро. Чело­век может и хочет делать добро. Мы знаем при­меры боль­шой само­от­вер­жен­но­сти неко­то­рых людей даже среди непра­во­слав­ных. Дей­стви­тельно, Бог сотво­рил чело­века по образу и подо­бию Своему и одно из свойств образа Божьего – любовь. По словам свт. Гри­го­рия Нис­ского, «любовь есть отли­чи­тель­ная черта нашего есте­ства»9. Свя­ти­тель Феофан Затвор­ник пишет: «Сердце, по есте­ству, есть сокро­вище добра – зло пришло позже»10. То есть, суще­ствует есте­ствен­ное добро, есте­ствен­ная спо­соб­ность души от рож­де­ния чув­ство­вать любовь и при­род­ное стрем­ле­ние чело­века к добру и любви. Об этой при­род­ной спо­соб­но­сти души к любви и доб­роте гово­рят нам гума­ни­сты, ате­и­сты, мора­ли­сты, ком­му­ни­сты, фило­софы и прочие. Мол, чело­век, может быть добрым и без Бога. При этом они не при­знают и даже отри­цают то, что в стрем­ле­нии души к добру и любви, в этой же самой душе при­сут­ствует разъ­еда­ю­щая язва зла. Повре­жде­ние злом – неиз­ле­чи­мая болезнь души, кото­рую изле­чить, может только Гос­подь Бог наш – Иисус Хри­стос.

С чем можно срав­нить такую есте­ствен­ную доб­ро­де­тель? Воз­можно с пер­во­быт­ной живот­ной доб­ро­де­те­лью. Доб­рыми бывают многие живот­ные, напри­мер собаки. Они пре­данно и ста­ра­тельно служат хозя­е­вам, есть при­меры их само­по­жерт­во­ва­ния ради хозя­ина. Они ощу­щают радость, служа хозя­ину. Они бес­ко­рыстны в своей любви, не тре­буют больше своих есте­ствен­ных потреб­но­стей. Не врут, не обкра­ды­вают, верны до смерти. В живот­ном мире можно уви­деть немало при­ме­ров бес­ко­рыст­ной помощи одних живот­ных другим. Но это добро не делает живот­ных наслед­ни­ками Цар­ства Божия и несрав­нимо с под­лин­ным хри­сто­по­доб­ным добром.

Стоит при­ве­сти оценку гума­низма, кото­рую дал выда­ю­щийся подвиж­ник минув­шего сто­ле­тия пре­по­доб­ный Иустин Попо­вич. В его тол­ко­ва­нии на слова Свя­щен­ного Писа­ния «Если гово­рим, что не имеем греха, – обма­ны­ваем самих себя, и истины нет в нас» (1Ин. 1:8). – Читаем: «Как во Христе свет, так в нас тьма от греха. Тьма гре­хов­ная рас­про­стра­ня­ется на каждое чело­ве­че­ское суще­ство… Един­ствен­ной чело­ве­че­ской Сущ­но­стью, Кото­рая напол­нена отсут­ствием греха, Кото­рая есть “Свет истины”, совер­шенно непо­роч­ным явля­ется Бого­че­ло­век Хри­стос… Это убеж­де­ние и осо­зна­ние, что все чело­ве­че­ское нахо­дится в грехе и под грехом, создает истин­ное пред­став­ле­ние о чело­веке, при­во­дя­щее к хри­сти­ан­ской антро­по­ло­гии (чело­ве­ко­по­зна­нию).

Кто про­воз­гла­шает про­ти­во­по­лож­ное, обма­ны­вает сам себя. Каждое другое пред­став­ле­ние о чело­веке ложно, и тако­вым явля­ется гума­ни­сти­че­ское учение, кото­рое обо­жеств­ляет чело­века в делах его, кото­рые по при­чине греха явля­ются нечи­стыми, малыми и пош­лыми тво­ре­ни­ями. Гума­низм явля­ется идо­ло­по­клон­ством, и на деле идо­ло­по­клон­ством самого худ­шего вида – чело­ве­ко­по­клон­ством. Гума­низм зиждется на той основе, что чело­век по при­роде хорош. И это при­во­дит к самому тра­гич­ному заблуж­де­нию, кото­рое создало столько тра­ге­дий в мире гума­ни­сти­че­ской науки, про­све­ще­ния и куль­туры вообще. Потому что гума­низм воз­во­дит чело­века до такой высо­ко­мер­ной само­на­де­ян­но­сти, что он отри­цает и само нали­чие в себе греха. “Нет греха” – и это одно из основ­ных нрав­ствен­ных вели­чай­ших дости­же­ний гума­низма.

Между тем чело­ве­че­ская дей­стви­тель­ность полна недо­стат­ков, голода, раз­ло­мов, тра­ге­дий, и пред­став­ляет самое оче­вид­ное дока­за­тель­ство и сви­де­тель­ство о нали­чии в чело­веке нега­тив­ных и губи­тель­ных сил, кото­рые явля­ются не чем другим, как силами греха. И гума­низм, при­зна­вая теорию эво­лю­ции, верит, что в ней – сред­ство, кото­рым люди изба­вятся от всего отри­ца­тель­ного, от недо­статка и убо­же­ства и, в целом, от всего пло­хого. Гума­низм верит, что только в этом лекар­ство, спа­се­ние чело­века, кото­рый, уповая на себя, похо­дит на уто­па­ю­щего, кото­рый хва­та­ется за соб­ствен­ные волосы, чтобы спа­стись, но есте­ственно и, само собой разу­ме­ется, что он непре­менно утонет. Не суще­ствует более тра­гич­ного пони­ма­ния и вос­при­я­тия чело­века, его пред­на­зна­че­ния, чем гума­низм. Поэтому он ведет людей к самой тра­гич­ной гибели»11.

Чем же ещё опасны и вредны мысли о добре без Бога для чело­века?

Во-первых, отсут­ствием добрых плодов, и невоз­мож­но­сти уго­дить Богу. Вот, что гово­рит сам Гос­подь: «Я есмь лоза, а вы ветви; кто пре­бы­вает во Мне, и Я в нем, тот при­но­сит много плода; ибо без Меня не можете делать ничего» (Ин.15:5). Добрые плоды – это плоды бла­го­дати. Без освя­ща­ю­щей бла­го­дати Божией, без пре­об­ра­же­ния души, без ее освя­ще­ния все добрые дела чело­века имеют мизер­ную сто­и­мость. Как если бы вы пришли в гости и вас оста­вили бы на ночлег. И вместе с теп­лыми сло­вами, уго­стили бы вас заплес­не­ве­лым, но еще съе­доб­ным хлебом и дали бы постель­ное белье, много вре­мени не сти­ран­ное и дурно пах­ну­щее. Вроде и доброе дело, да только пустое. Так и наши доб­ро­де­тели запач­кан­ные тще­сла­вием, гор­до­стью, само­мне­нием и про­чими стра­стями, часто в Божиих глазах не имеют ника­кой сто­и­мо­сти.

Более того, все под­линно доброе, что делает чело­век, творит живу­щий в нем Хри­стос. Вот как об этом гово­рит пре­по­доб­ный Симеон Новый Бого­слов: «И если [чело­ве­че­ское есте­ство] не сде­ла­ется общ­ни­цею Боже­ского есте­ства Хри­стова, если не примет бла­го­дати Свя­того Духа, не может ни поду­мать, ни сде­лать что-либо достой­ное Цар­ствия Божия, не может испол­нить ни одной запо­веди, запо­ве­дан­ной нам Хри­стом, потому что Хри­стос есть Тот, Кто делает всё во всех при­зы­ва­ю­щих святое имя Его…»12

«…Ибо в каждом хри­сти­а­нине Хри­стос есть Тот, Кто воюет и побеж­дает, и Он же при­зы­ва­ю­щий Бога, и моля­щийся, и бла­го­да­ря­щий, и испы­ты­ва­ю­щие бла­го­го­ве­ние, – все это дей­ствует Хри­стос, раду­ясь и весе­лясь, когда видит, что в каждом хри­сти­а­нине есть и пре­бы­вает то убеж­де­ние, в кото­ром с верой испо­ве­дуют они, что Хри­стос есть Тот, Кто делает все это. Поэтому вся­кому хри­сти­а­нину отно­си­тельно всех добрых дел, какие он делает, над­ле­жит испо­ве­до­вать, что их совер­шает Хри­стос, а не он; кто же не так думает об этом, тот напрасно счи­тает себя хри­сти­а­ни­ном»13. Именно поэтому, Гос­подь гово­рит, что без Него мы не можем ничего хоро­шего сде­лать, потому, что именно Он делает все доброе в чело­веке.

Во-вторых, мысли о добре без Бога при­во­дят к воз­рас­та­нию в гор­до­сти. Чело­век, тво­ря­щий добро ради любви и веру­ю­щий в Творца, рано или поздно Божиим попе­че­нием придет ко Христу, как сотник Кор­ни­лий. Чело­век, тво­ря­щий зло, всегда будет ощу­щать свою вину и, может быть, пока­ется. Чело­век, тво­ря­щий добро прин­ци­пи­ально без Христа, про­ти­вится Богу «добром» и уко­ре­ня­ется в своей гор­до­сти. И поэтому такое состо­я­ние души может быть даже опас­нее состо­я­ния души злого греш­ника. Вслед­ствие без­мерно воз­рос­шей гор­до­сти душа ста­но­вится неспо­соб­ной к пока­я­нию. Это мы прямо видим в при­зы­вах гума­ни­стов: «Нам нечего бояться смерти. Поскольку нет ника­ких гаран­тий посмерт­ного суще­ство­ва­ния, то нет и ника­ких стра­да­ний…», «…хотя чело­век может испы­ты­вать неко­то­рое сожа­ле­ние о том, что он не сумел сде­лать всего, что мог бы сде­лать, что могло слу­читься и не слу­чи­лось, все, что было ска­зано и сде­лано, – хорошо. Конечно, хорошо!»14 Если все, что сде­лано – хорошо, то и каяться не в чем.

В‑третьих, чело­век такими «доб­рыми» делами, может совер­шенно убить свою совесть и даже лишить себя спа­се­ния. Делая добрые дела, он будет пытаться таким обра­зом оправ­дать свои злые дела и грехи, отвер­гая в первую оче­редь пока­я­ние перед Богом и любовь Божию. Сатана пре­пят­ствует нам в глав­ном – в стя­жа­нии Бла­го­дати Свя­таго Духа. Поэтому дья­волу все равно, что делает чело­век – добро или зло, ему глав­ное, чтобы он не верил во Христа. Лишив чело­века веры во Христа, он лишает чело­века воз­мож­но­сти при­об­щаться к Бла­го­дати Свя­таго Духа. И, как след­ствие этого, лишает его спа­се­ния.

Итак, чело­ве­че­ская душа изна­чально сотво­рена и стре­мится к Богу, любви и добру, но при этом она повре­ждена злом. Само зло есть про­тив­ле­ние Божией воле. Любое зло это всегда резуль­тат сво­бод­ного выбора кон­крет­ных лич­но­стей. Зло иска­жает само пони­ма­ние добра, и иско­ре­нить это зло из чело­ве­че­ской души может лишь Гос­подь.

А как же все-таки тво­рить добро, и какое добро угодно Богу? Ведь Все­мо­гу­щий Бог может сде­лать Сам любое доброе дело. И нет ничего, что могли бы сде­лать мы, чего не может сде­лать Гос­подь. Но Все­бла­гой Гос­подь предо­став­ляет нам воз­мож­ность потру­диться ради любви к Нему и ближ­нему. Богу важно не само доброе дело, не вели­чина доб­рого дела, а то наме­ре­ние, то состо­я­ние сердца, с кото­рым чело­век творит добро. Об этом гово­рят многие святые отцы.

Пре­по­доб­ный Максим Испо­вед­ник: «Во всех наших делах Бог смот­рит на наме­ре­ние, – делаем ли мы это ради Него, или ради какой-либо иной при­чины»15. Пре­по­доб­ный Марк Подвиж­ник: «Бог ценит дела по наме­ре­ниям их. Ибо ска­зано: “даст тебе Гос­подь по сердцу твоему” (Пс. 19:5)… [Поэтому] кто хочет что-нибудь сде­лать, но не может, тот [счи­та­ется] перед Богом, зна­ю­щим наме­ре­ния сердец наших, как сде­лав­ший. Это каса­ется как добрых дел, так и злых»16. «Ничего не обду­мы­вай и не делай без [духов­ной] цели [с кото­рой это совер­ша­ется] для Бога; ибо бес­цельно путе­ше­ству­ю­щий напрасно будет тру­диться»17. Свя­ти­тель Иоанн Зла­то­уст: «Бог тре­бует не изоби­лия при­но­ше­ния, но богат­ства душев­ного рас­по­ло­же­ния, кото­рое выра­жа­ется не мерою пода­ва­е­мого, но усер­дием пода­ю­щего»18.

Мы видим, что Богу важны не дела сами по себе, а то сердце, та любовь ко Творцу и ближ­нему, с кото­рой мы их делаем. Неважно, делал чело­век добро или не делал зла, глав­ное – кому при­над­ле­жало его сердце. Ради кого ста­ра­лась его душа, кого любила, кого боя­лось, к кому стре­ми­лось? Любовь к Богу побуж­дает нас к добрым делам, кото­рые есть сви­де­тель­ство нашей любви к Нему и Он любит нас за наше сви­де­тель­ство. «Если запо­веди Мои соблю­дете, пре­бу­дете в любви Моей» (Ин. 15:10). «Если любите Меня, соблю­дите Мои запо­веди» (Ин. 14:15). И только дела, совер­ша­е­мые из любви к Богу и ближ­нему, при­не­сут чело­веку добрый плод в этой и буду­щей жизни. И хотя внешне мило­стыня ате­и­ста и хри­сти­а­нина, диета и пост, поло­вое воз­дер­жа­ние и цело­муд­рие выгля­дят оди­на­ково, но плоды и цену имеют разные. И один из наи­важ­ней­ших плодов есть Бла­го­дать Божия, пре­об­ра­жа­ю­щая душу.

Пре­по­доб­ный Сера­фим Саров­ский учил: «Пост, молитва, бдение и всякие другие дела хри­сти­ан­ские, сколько ни хороши сами по себе, однако не в дела­нии лишь только их состоит цель нашей жизни хри­сти­ан­ской, хотя они и служат сред­ствами для дости­же­ния ее. Истин­ная цель жизни нашей хри­сти­ан­ской – есть стя­жа­ние Духа Свя­того Божия. Пост же, бдение, молитва, мило­стыня и всякое Христа ради дела­е­мое добро суть сред­ства для стя­жа­ния Свя­того Духа Божия. Заметьте, что лишь только ради Христа дела­е­мое доброе дело при­но­сит нам плоды Духа Свя­того, все же не ради Христа дела­е­мое, хотя и доброе, мзды в жизни буду­щего века нам не пред­став­ляет, да и в здеш­ней жизни бла­го­дати Божией не дает. Вот почему Гос­подь наш Иисус Хри­стос сказал: «Всякий, кто не соби­рает со Мной, рас­то­чает (Мф. 12.3019.

О том же пишет святой Симеон Новый Бого­слов: «Таков закон жизни во Христе Иисусе, и кто прежде не обле­чется бла­го­да­тью Хри­сто­вою, а потом не устро­ится жить по Христу, тот тщетно тру­дится. Сколько бы он ни стра­дал и сколько бы добра ни делал прежде полу­че­ния бла­го­дати Божией, напра­сен труд его… Итак, прежде всего каж­дому над­ле­жит забо­титься о том, чтоб полу­чить бла­го­дать Божию посред­ством веры и надежды на Христа Гос­пода, посред­ством пока­я­ния, испо­веди и молитвы»20.

Мы видим, что не только цель вся­кого доб­рого дела, но целью всей жизни явля­ется стя­жа­ние и умно­же­ние бла­го­дати Свя­того Духа21. Отде­ляя себя от Христа, чело­век отде­ляет всю свою жизнь и все свои дела от Гос­пода и уда­ля­ется от Бла­го­дати, от Жизни, от Спа­се­ния. Бла­го­дать не дастся тому, кто созна­тельно отде­лил себя от Гос­пода, Церкви, Таинств, поэтому не иску­шай­тесь ложью, братья и сестры, – без Христа живу­щего в нас, без бла­го­дати Божией пре­об­ра­жа­ю­щей и живо­тво­ря­щей душу, не воз­можно ни добра, ни любви, ни сво­боды, ни, тем более, спа­се­ния.


При­ме­ча­ния:

1 Совре­мен­ный гума­низм: Доку­менты и иссле­до­ва­ния. Общая редак­ция: А.Г. Круг­лов, В.А. Кува­кин. – М.: Рос­сий­ское гума­ни­сти­че­ское обще­ство, 2000.
2 Гума­ни­сти­че­ский Мани­фест I // Здра­вый смысл, №1, 1996. – С. 23 – 25; Гума­ни­сти­че­ский Мани­фест II // Здра­вый смысл, №3, 1997. – С. 25 – 35; Гума­ни­сти­че­ский мани­фест 2000 // Здра­вый смысл, № 13, 1999.
3 Архи­манд­рит Рафаил (Каре­лин). О дог­ма­ти­че­ских заблуж­де­ниях про­фес­сора Оси­пова // http://karelin‑r.ru/newstrs/105/1.html. [дата послед­него обра­ще­ния – 12.01.2012]
4 Стоит обра­тить вни­ма­ние на то, как инту­и­тивно это ощущал Аль­берт Энштейн: “Зло – это просто отсут­ствие Бога, оно похоже на «тем­ноту» и «холод» – слова, создан­ные чело­ве­ком, чтобы опи­сать отсут­ствие Бога. Бог не созда­вал зла. Зло – это не вера или любовь, кото­рые суще­ствуют как свет и тепло. Зло – это резуль­тат отсут­ствия в сердце чело­века Боже­ствен­ной любви. Это вроде холода, кото­рый насту­пает, когда нет тепла, или вроде тем­ноты, кото­рая насту­пает, когда нет света”.
5 Свт. Игна­тий Брян­ча­ни­нов. Слово о раз­лич­ных состо­я­ниях есте­ства чело­ве­че­ского по отно­ше­нию к добру и злу // http://www.pravlib.narod.ru/asket_opyty2_slovo_o_razl_sostoyaniyax.html [12.01.2012].
6 Шел­линг Ф.В.Й. Фило­соф­ские иссле­до­ва­ния о сущ­но­сти чело­ве­че­ской­сво­боды и свя­зан­ной с ней пред­ме­тах // http://www.philosophy.ru/library/shel/sh.html [12.01.2012].
7 Кант. И. Рели­гия в пре­де­лах только разума. // И. Кант. Собра­ние сочи­не­ний в восьми томах. – Т. 6. – 1994. – С. 38.
8 Иван Перцов. Зиг­мунд Фрейд: обо­льщен­ный обо­льсти­тель // http://www.pravoslavie.ru/smi/1290.htm [12.01.2012].
9 Свт. Гри­го­рий Нис­ский. Чело­век есть образ Божий. – М., 1995 – C32.
10 Свт.Феофан Затвор­ник. Мысли на каждый день года по цер­ков­ным чте­ниям из Слова Божия. // http://www.paraklit.org/sv.otcy/ Feofan_Zatvornik/ Feofan_Zatvornik. Misli_na_kagjdij_denj_goda.htm [12.01.2012].
11 Прп. Иустин Попо­вич. Тол­ко­ва­ние на 1 посла­ние апо­стола Иоанна // http://www.golden-ship.ru/knigi/9/iustin_popovich_TnPPSAI.htm [12.01.2012].
12 Слова пре­по­доб­ного Симеона Нового Бого­слова. Часть 1. Слово Чет­вер­тое // http://www.paraklit.org/sv.otcy/Simeon_Novij_Bogoslov/Simeon_Novij_Bogoslov.Slova‑1.htm[12.01.2012].
13 Там же.
14 Куртц П. Утвер­жде­ния. М., 2005. – С. 113,70.
15 Прп. Максим Испо­вед­ник. Главы о любви. // http://www.hesychasm.ru/library/max/max_gl.htm [12.01.2012].
16 Прп. Марк Подвиж­ник. Нрав­ственно – подвиж­ни­че­ские слова. Слово 1.184, 2.16. // http://predanie.ru/lib/book/read/67929/ [12.01.12].
17 Прп. Марк Подвиж­ник. Нрав­ственно – подвиж­ни­че­ские слова. Слово 1.54. // http://predanie.ru/lib/book/read/67929/ [12.01.12].
18 Свт. Иоанн Зла­то­уст. Против ано­меев. Слово вось­мое. // https://azbyka.ru/?otechnik/Ioann_Zlatoust/anomei=8 [12.01.2012].
19 О цели хри­сти­ан­ской жизни. Беседа преп. Сера­фима Саров­ского с Нико­лаем Алек­сан­дро­ви­чем Мото­ви­ло­вым. // http://www.apocalyptism.ru/Seraphim‑1.htm [20.12.2012].
20 Прп. Симеон Новый Бого­слов. Слова. // http://lib.rus.ec/b/325681/read[20.12.2012.]
21 При­знаки полу­че­ния бла­го­дати согласно св. Симеону Новому Бого­слову: «Итак, кто совер­шает посты, молитвы и мило­стыни (ибо при посред­стве этих трех соде­лы­ва­ется у хри­стиан спа­се­ние), пусть не смот­рит на дни своего поще­ния, ни на труд бдения и молитвы, ни на коли­че­ство мило­стыни, не смот­рит, то есть, на то, как много раздал на мило­стыню, или как долго не спал и стоял на молитве, или сколько дней про­по­стился, а о том одном помыш­ляет, при­нято ли все это Богом. Если при­нято, то будет послана ему и Боже­ствен­ная бла­го­дать, а когда полу­чит бла­го­дать Божию, то найдет себя сокру­шен­ным, сми­рен­ным, себе вни­ма­ю­щим, уми­лен­ным и каю­щимся о всех худых делах, какие наде­лал прежде. И тогда – посред­ством такого устро­е­ния внутри, познает он, как велика немощь его и как непо­требны и срамны грехи его, созна­вая, что одним нера­зум­ным живот­ным они свой­ственны, душе же разум­ной непри­стойны и далеки от чело­века, име­ю­щего веде­ние. Такова первая бла­го­дать и первое про­све­ще­ние, пода­ва­е­мое душе от Бога!»

http://orthojournal.ru

Print Friendly, PDF & Email
Размер шрифта: A- 15 A+
Цвет темы:
Цвет полей:
Шрифт: A T G
Текст:
Боковая панель:
Сбросить настройки