Есть такой стереотип, что в храм люди приходят в беде. У меня было не так…<br><span class="bg_bpub_book_author">Дмитрий Баранов</span>

Есть такой стереотип, что в храм люди приходят в беде. У меня было не так…
Дмитрий Баранов

Дмит­рий Бара­нов для «Азбу­ки веры»

Меня кре­сти­ли в 1990 году. Было мне 5 лет. Несмот­ря на совсем неж­ный воз­раст, я запом­нил это собы­тие. В памя­ти оста­лась какая-то вели­че­ствен­ность хра­ма, домаш­няя уют­ность обста­нов­ки. Семья у меня нево­цер­ко­в­лен­ная, но к Церк­ви все­гда отно­си­лись с ува­же­ни­ем, дома все­гда были ико­ны, прав­да, не в крас­ном углу — в книж­ных шка­фах и на под­окон­ни­ках. На пере­стро­еч­ной волне в какой-то газе­те напе­ча­та­ли «Отче наш» — мама выучи­ла и с тех пор чита­ет каж­дый раз перед сном три раза. Но в храм регу­ляр­но не ходи­ли, вооб­ще не быва­ли там года­ми: на кре­ще­ние, да отпе­ва­ние род­ных толь­ко что. У роди­те­лей был в созна­нии толь­ко какой-то страх перед неиз­вест­ным: надо обя­за­тель­но покре­стить детей, без это­го нель­зя. То же самое и о покой­ни­ках: нель­зя же оста­вить без отпе­ва­ния! Когда родил­ся мой стар­ший брат — в 1975 г. — в нашем горо­де не было хра­ма, так его вози­ли кре­стить ещё мла­ден­цем в сосед­ний. Но несмот­ря на все эти устрем­ле­ния, даль­ше них дело не шло.

И посколь­ку к Церк­ви и вере было вот такое обы­ва­тель­ско-совет­ское отно­ше­ние, мы не зна­ли опас­но­сти мно­гих вещей для духов­но­го здо­ро­вья. Роди­те­ли, а вме­сте с ними и мы, я и мой брат, живо впи­ты­ва­ли все ново­мод­ные вея­ния вре­ме­ни пере­мен 1980–1990‑х гг.: экс­тра­сен­сов с заго­во­ра­ми воды через теле­экран, аст­ро­про­гно­зы, гада­ния и т.п. Пом­ню, как мы при­ли­па­ли к экра­ну и смот­ре­ли пере­да­чи про НЛО, спи­ри­ти­че­ские сеан­сы и т.п. вещи. Впро­чем, с голо­вой в это, сла­ва Богу, никто из нас не ушел. Это вос­при­ни­ма­лось боль­ше как раз­вле­че­ние. Как одна из точек зре­ния на мир. В день мое­го кре­ще­ния в хра­ме купи­ли бро­шюр­ку «Не участ­вуй­те в делах тьмы», она у нас дома сохра­ни­лась, как раз об оккуль­тиз­ме, экс­тра­сен­сах и т.п. Так вот, домаш­ние её про­чи­та­ли и вос­при­ни­ма­ли, опять-таки, как один из взгля­дов… Это я уже, как стал ходить в храм, осо­знал, чем эти увле­че­ния были на самом деле… Может быть, и из-за это­го я так часто каприз­ни­чал, делал мно­гое попе­рек жела­ния роди­те­лей, не согла­шал­ся, спорил.

Годам к 13 у меня уже была боль­шая доля цинич­но­сти в вос­при­я­тии мира. Сомни­тель­ные, мяг­ко гово­ря, теле­шоу и филь­мы ужа­сов с аван­тюр­ны­ми коме­ди­я­ми (где самый «кру­той» — это тот, кто всех надул и сбе­жал с чемо­да­ном чужих денег — вот так, навер­ное, схе­ма­тич­но мож­но выра­зить сюжет), кото­рые я жад­но впи­ты­вал, сде­ла­ли свое дело. Я чет­ко вижу себя в те годы: под­ро­сток, кото­рый в духе обще­ства потреб­ле­ния хочет полу­чить все­го и поболь­ше — и все это надо умно­жить на юно­ше­ский мак­си­ма­лизм. И вот в этот самый важ­ный пери­од, когда я был открыт все­му ново­му, жад­но искал и впи­ты­вал — и кто зна­ет, к чему бы при­шел в ито­ге, если бы не ока­зал­ся в хра­ме — Гос­подь при­вет меня в Цер­ковь. В Пас­халь­ную ночь 1998 года, я пом­ню, слу­шал радио и услы­шал о ноч­ной служ­бе в церк­вах. «Вот инте­рес­но было бы побы­вать» — про­нес­лось у меня в голо­ве. Утром я решил вос­пол­нить этот про­бел, и пошел в храм. Роди­те­ли дали денег на све­чи. В общем, отнес­лись к это­му ровно.

…Я не люб­лю вда­вать­ся в мисти­че­ские рас­ска­зы. Но тут глав­ное имен­но сверхъ­есте­ствен­ное вос­при­я­тие бла­го­да­ти. Гос­подь поде­лил­ся со мной тогда радо­стью это­го вели­ко­го Празд­ни­ка. В храм в тот день каж­дые несколь­ко минут кто-нибудь при­хо­дил освя­тить кули­чи и яйца. Я смот­рел на это, и не пони­мал, поче­му я так счаст­лив. Вышел из хра­ма, и почув­ство­вал, что хочу туда вер­нуть­ся… Вер­нул­ся толь­ко осе­нью, через пол­го­да. В октяб­ре 1998 года, 10 лет назад, впер­вые испо­ве­до­вал­ся. Есть такой сте­рео­тип, что в храм люди при­хо­дят в беде. У меня было не так… Про­сто при­шел, и всё. В октяб­ре испо­ве­до­вал­ся, а в нояб­ре уже стал алтар­ни­ком. В том неболь­шом город­ке это был путь прак­ти­че­ски всех школь­ни­ков, кто начи­нал регу­ляр­но ходить в храм: дево­чек на кли­рос, маль­чи­ков в алтарь. Мы шути­ли, что нас изы­ма­ют от мира. Будучи уже алтар­ни­ком, изу­чал «Закон Божий». Ум не всё вос­при­ни­мал. Осо­бен­но труд­но было пове­рить в каз­ни еги­пет­ские — они пока­за­лись каки­ми-то совсем ска­зоч­ны­ми… Но каж­дый раз я вспо­ми­нал необык­но­вен­ное чув­ство радо­сти на Пас­ху и пони­мал, что Исти­на — в пра­во­слав­ном хра­ме, а зна­чит, надо при­нять на веру уче­ние Церк­ви. Так со вре­ме­нем всё и пере­ва­ри­вал… Жизнь в Церк­ви напол­ни­ла мою соб­ствен­ную жизнь радо­стью. Кро­ме мисти­че­ских пере­жи­ва­ний, я открыл для себя дру­гую Рос­сию — насто­я­щих людей! Сер­до­боль­ных, гото­вых выру­чить… Под­спуд­но я и до это­го чув­ство­вал всю фаль­ши­вость жиз­ни ради удо­воль­ствий, а теперь я понял, поче­му это и не жизнь вовсе! «Закон Божий» о. Сера­фи­ма Сло­бод­ско­го навсе­гда объ­яс­нил мне это. Там это в тол­ко­ва­нии Запо­ве­дей бла­жен­ства есть: денег мож­но лишить­ся, кра­со­та уйдет с воз­рас­том, всё рано или позд­но на этой зем­ле кон­ча­ет­ся, оста­нав­ли­ва­ет­ся, уми­ра­ет… Толь­ко Бога у нас никто не отни­мет! И Гос­подь сво­их чад нико­гда не оставит!!!..

В 17 лет посту­пил в уни­вер­си­тет, уехал из роди­тель­ско­го дома в дру­гой город. Пер­вый год под­дал­ся немно­го весё­лой жиз­ни в сту­ден­че­ском обще­жи­тии, стал про­пус­кать служ­бы, но все рав­но ста­рал­ся при­хо­дить в храм по боль­шим празд­ни­кам. Сла­ва Богу, уже кур­се на вто­ром стал сно­ва вхо­дить в колею…

Но думаю, что гор­дить­ся мне уж точ­но нечем. Есть над чем рабо­тать. Гос­по­ди, укрепи!

Комментировать

*

Размер шрифта: A- 15 A+
Цвет темы:
Цвет полей:
Шрифт: A T G
Текст:
Боковая панель:
Сбросить настройки