«Когда я оказалась в православном храме, мне там было чуждо многое…» <br><span class=bg_bpub_book_author>р. Б. Нина</span>

«Когда я оказалась в православном храме, мне там было чуждо многое…»
р. Б. Нина

Своим воцерковлением я обязана батюшке о. Игорю. Оно было для меня мучительным процессом. Потому что я по национальности крымская татарка и в детстве и отрочестве была воспитана в мусульманской вере. Поэтому, когда я оказалась в нашем маленьком православном храме, который только что был открыт и устроен в ветхом здании бывшей баклаборатории, мне там было чуждо многое. Страшил, на подсознательном уровне, сам Крест: это была чужая традиция, чужие обычаи, нравы. Привлекало только сознание, что Христос есть Любовь. И, слава Богу, что в самом начале пути ко Христу встретился мне о. Игорь Розин со своей семьей. Потому что то слабое сознание, что Христос есть Любовь, которое тянуло к нетрадиционному для меня Православию, окрепло, утвердилось под духовным руководством батюшки.

Руководство – громко сказано. Для отца Игоря совершенно было чуждо само слово «руководить». Его облик в моем сознании связан со словами Евангелия: «Придите, научитесь от Меня, Я тих и смиренен». Он служил искренне, просто, естественно, никогда не давил на человека своим авторитетом, положением, своим настроением. Рядом с ним была такая атмосфера, что человек, ищущий Бога, невольно, незаметно начинал тянуться к службам, ощущал необходимость покаяния, открывал для себя красоту Православия, которая скрыта в мирской жизни за семью печатями. Мы жили рядом с ним, нам было благодатно рядом с ним, и только сейчас понимаем, насколько он брал на себя наши тяготы.

Для многих людей, пришедших в церковь, это был первый священник в жизни. Он олицетворял для нас все православное священство, всю православную религию. И нам очень повезло, поскольку в этом человеке, не получившем даже традиционного священнического образования, так соединились Христовы добродетели: любовь к людям, смирение, тихость, не навязывание своей воли, а покорность воле Божией.

В общении с ним мы действительно ощущали, что Христос есть Любовь. Через него я и мои дети – двойняшки Ира и Юра, им было по семь с половиной лет, когда он их Крестил, – получили живое ощущение присутствия Богочеловека – Иисуса Христа. Моя дочь, когда впервые увидела батюшку во время службы в церкви, в облачении, спросила: «Мама, это Иисус Христос?».

Источник: Московская Татарская Православно-Христианская община

Комментировать