Привратник Матери Божией. Иеродиакон Илиодор (Гайриянц)<br><span class="bg_bpub_book_author">Иеродиакон Илиодор (Гайриянц)</span>

Привратник Матери Божией. Иеродиакон Илиодор (Гайриянц)
Иеродиакон Илиодор (Гайриянц)

26 октяб­ря 2020 года, в день празд­но­ва­ния Ивер­ской ико­ны Божи­ей Мате­ри, на 73‑м году жиз­ни ото­шел ко Гос­по­ду иеро­ди­а­кон Или­о­дор (Гай­ри­янц), насель­ник Вве­ден­ско­го став­ро­пи­ги­аль­но­го муж­ско­го мона­сты­ря Опти­на пустынь.

Иеро­ди­а­кон Или­о­дор оста­вил о себе доб­рую память как у бра­тии, так и у палом­ни­ков и при­хо­жан оби­те­ли мно­го­чис­лен­ны­ми дела­ми мило­сер­дия, кото­рые совер­шал, каза­лось, не зная уста­ло­сти, круг­лые сутки.

Отец Или­о­дор родил­ся 23 июня 1947 года в Баку. Свя­тое Кре­ще­ние при­нял в авгу­сте 1947 года с име­нем Геор­гий в честь свя­то­го вели­ко­му­че­ни­ка Геор­гия Побе­до­нос­ца.
С 1966 по 1969 гг. про­хо­дил сроч­ную служ­бу в вой­сках про­ти­во­воз­душ­ной обо­ро­ны в г. Гвар­дейск Кали­нин­град­ской области.
Полу­чил выс­шее эко­но­ми­че­ское обра­зо­ва­ние в мос­ков­ском Все­рос­сий­ском заоч­ном финан­со­во-эко­но­ми­че­ском институте.
В мона­сты­ре Опти­на пустынь нес послу­ша­ния с 1989 года. Ино­че­ский постриг с име­нем Фео­фил в честь одно­го из соро­ка Сева­стий­ских муче­ни­ков при­нял 28 авгу­ста 1990 года от архи­манд­ри­та Евло­гия (Смир­но­ва † 22.07.2020).
Мона­ше­ский постриг буду­ще­го иеро­ди­а­ко­на Или­о­до­ра совер­шил 7 апре­ля 1994 года во Вве­ден­ском собо­ре архи­манд­рит Вене­дикт (Пень­ков † 22.01.2018). Отец Или­о­дор был постри­жен в честь муче­ни­ка Или­о­до­ра (память 2 декабря).
4 декаб­ря 1990 года Свя­тей­шим Пат­ри­ар­хом Мос­ков­ским и всея Руси Алек­си­ем II был руко­по­ло­жен сан иеродиакона.
В 1992 году полу­чил пра­во ноше­ния двой­но­го ораря.

«Пер­вый чело­век, кото­ро­го я встре­тил в Опти­ной» – часто мож­но услы­шать об отце Или­о­до­ре от тех, кто в эти дни с любо­вью молят­ся, что­бы Гос­подь при­нял его душу в селе­ни­ях праведных.

***

Самой вос­тре­бо­ван­ной в наше вре­мя и, воз­мож­но, самой ред­кой, ста­ла доб­ро­де­тель мило­сер­дия. Может быть, имен­но поэто­му так запо­ми­на­ют­ся люди, стя­жав­шие ее при жиз­ни. Несо­мнен­но, одним из них был иеро­ди­а­кон Или­о­дор. Те, кто при­ез­жал в Опти­ну, конеч­но же, хоте­ли при­об­щить­ся оптин­ско­му духу – духу стар­че­ства, молит­вы, мило­сер­дия и состра­да­ния – почув­ство­вать бла­го­дат­ную помощь мона­стыр­ских свя­тынь, дать устав­шей от бурь житей­ско­го моря чело­ве­че­ской душе то, в чем она боль­ше все­го нуж­да­ет­ся. Даже если сам чело­век еще не вполне осо­зна­вал эту потреб­ность. И, слов­но откли­ка­ясь на сер­деч­ный запрос, появ­лял­ся перед палом­ни­ка­ми отец Или­о­дор. В годы, когда еще не так раз­ви­ты были экс­кур­си­он­ная и палом­ни­че­ская служ­бы мона­сты­ря, он рас­ска­зы­вал при­ез­жав­шим об Опти­ной и ее стар­цах, пока­зы­вал, где нахо­дят­ся их мощи, выслу­ши­вал и уте­шал людей, пред­ла­гал вме­сте помо­лить­ся, помо­гал полу­чить духов­ный совет тем, кто в нем нуж­дал­ся. Мно­гие пом­нят его «без­дон­ные» кар­ма­ны, где уме­ща­лось столь­ко яблок, кон­фет, игру­шек, что хва­та­ло на всех, с кем он встре­чал­ся. Никто не ухо­дил от него неуте­шен­ным. Для мно­гих людей мона­стырь Опти­на пустынь начал­ся с обще­ния с отцом Или­о­до­ром и навсе­гда остал­ся духов­ной роди­ной. Имен­но эта пер­вая встре­ча ста­ла для них отправ­ной точ­кой пути к Богу…

Нас ждет Небо

Памяти иеродиакона Илиодора (Гайриянца; † 26.10.2020)

Весь этот мир – бутафория

Всю свою юность я искал смысл в жиз­ни. Исти­ну. Вот, мне дана жизнь… Кому я ее дол­жен посвя­тить? Когда гово­рят: мне бы вот толь­ко дом постро­ить, – это всё мер­кан­тиль­ное… Да даже ребен­ка родить, – когда вот так, в един­ствен­ном чис­ле: ребен­ка, – может, это всё опять же о себе, люби­мом: как с кук­лой, пора­до­вать­ся-поиг­рать, да в ста­ро­сти что­бы было кому доха­жи­вать… Где здесь идея служения?

Я испы­ты­вал вся­кие сфе­ры: искус­ства, нау­ки, эко­но­ми­ки… Это всё не то. Нигде там сущ­ност­ных отве­тов я не нашел. Я тогда, пом­ню, в теат­рах был завсе­гда­та­ем. И вот, позва­ли меня за кули­сы, я при­шел, а там деко­ра­ции раз­би­ра­ют… «Вот так весь этот мир – бута­фо­рия», – как-то ёкну­лось мне. Но тогда я поло­жи­тель­но­го отве­та еще не нашел. Про­сто ста­ло уже как-то на уровне ощу­ще­ний понят­но: ниче­го здесь нет посто­ян­но­го. Тут же всё так и назы­ва­ет­ся: «эта вре­мен­ная зем­ная жизнь». Никто же из нас в коман­ди­ров­ке не бро­са­ет­ся обжи­вать­ся. Глу­по как-то. А мы никто и не зна­ем, на какой срок каж­дый из нас коман­ди­ро­ван сюда…

Не ска­жу, что я сам к вере при­шел. Никто, навер­но, сам не при­хо­дит к вере. Всех Гос­подь при­во­дит. Ино­гда за уши. Через скор­би, болез­ни. Я тоже всё это испы­тал. Хотя, думаю, любой чело­век, наде­лен­ный разу­мом, – если он этим разу­мом вооб­ще поль­зу­ет­ся, – дол­жен жить осмыс­лен­но. Пото­му как, гово­рят, жив ты или мертв, не име­ет осо­бо­го зна­че­ния, важ­но толь­ко то, ради чего ты живешь и ради чего готов уме­реть. Вот и всё. Опре­де­лись. А даль­ше – всё уже дело Про­мыс­ла Божи­его.

«Чело­век, – гово­рил Иоанн Зла­то­уст, – может быть неве­ру­ю­щим толь­ко по двум при­чи­нам: либо он чело­век огра­ни­чен­ный, либо чело­век очень греш­ный». Гос­подь сто­ит у две­рей каж­до­го серд­ца. «Се, стою у две­ри, и сту­чу: если кто услы­шит голос Мой, и отво­рит дверь, вой­ду к нему, и буду вече­рять с ним, и он со Мною» (Откр.3:20). Все наши пери­пе­тии – от того, что Богу не открываем.

Молитва матери

Ответ на все свои вопро­сы я полу­чил толь­ко тогда, когда ока­зал­ся в Загор­ске. В келии стар­ца Кирил­ла (Пав­ло­ва). Но сна­ча­ла, пом­ню, зару­ли­ваю на заправ­ку. А у меня там вдруг мужи­ки спрашивают:

– Чё ты блед­ный такой? У тебя кто-то умер?

– Да нет… А какой сего­дня день? – вспоминаю…

– 22 марта.

А в этот день у меня мама умер­ла. Это память муче­ни­ков Сева­стий­ских. Об этом-то я потом уже узнал. А тогда так и гово­рю мужи­кам: годов­щи­на мамы…

– О! Помя­нем! Выпить мож­но. Толь­ко ты это… Постой. Схо­ди в цер­ковь, свеч­ку за нее поставь.

А я тогда в цер­ковь еще не ходил. «Ну, бутыл­ку, – думаю, – пой­ду возь­му. А в цер­ковь-то как зай­ти?» Подъ­ез­жаю к Лав­ре. А там из свя­тых врат мона­хи­ня выходит.

– Бабуш­ка-бабуш­ка! – бро­са­юсь я к ней, день­ги вру­чаю. – Може­те, это… Свеч­ку поста­вить за маму мою…

– Да нет, ты сам пой­ди поставь, – отве­ча­ет – и пошла себе.

«Ох, какая»… Захо­жу в Лав­ру. Гля­нул – а там этот вели­че­ствен­ный Успен­ский собор, – аж дух захва­ти­ло. И пер­вые сло­ва: «Поче­му я здесь рань­ше не был». В храм зашел, а там «Чест­ней­шую Херу­вим» поют. Все на коле­нях. Пла­чут. Моло­дежь-семи­на­ри­сты, ста­руш­ки при­мер­но воз­рас­та, как моя мать была бы… Тут у меня всё в душе и пере­вер­ну­лось. Стал я в цер­ковь ходить. Вот так меня молит­ва мате­ри и спасла.

Потом меня в этот день ее памя­ти, на Сева­стий­ских муче­ни­ков, в честь одно­го из них – Фео­фи­ла, – в Опти­ной пусты­ни и постриг­ли. Так я с батюш­кой Или­ем (Нозд­ри­ным), – нося­щим имя и в мона­ше­стве, и в схи­ме тоже Сева­стий­ских муче­ни­ков, – и остался.

Вот это и есть выбор чело­ве­ка: храм или ресто­ран, выпить пой­ти или помо­лить­ся. Это как здесь уже, в Опти­ной, авто­бу­сы при­ез­жа­ют. Встре­ча­ешь. «Здрав­ствуй­те, батюш­ка!» – и сра­зу же: «А где мы будем спать? А где мы будем есть?» – «Слу­шай­те, при­вет!! – уста­вишь­ся на них. – А никто из вас не спра­ши­ва­ет: где мы будем молиться?!»

Или одна­жды я с одной палом­ни­че­ской груп­пой гово­рил-гово­рил, чуть ли не весь Вет­хий-Новый Заве­ты пере­брал, а потом: «Ну, что, – спра­ши­ваю, – вопро­сы есть?» И тут одна руку тянет: «А вам женить­ся уже нель­зя?…» Всё!! Жен­щи­ны есть жен­щи­ны. Но чадо­ро­ди­ем жен­щи­ны спа­са­ют­ся (ср. 1 Тим.2:15). А нас по их молит­вам Гос­подь обра­ща­ет, – вот как всё пре­муд­ро устроено.

Да ты пороху еще не нюхал, если со своими страстями не воевал

Вы поду­май­те, даже роди­те­ли, если сына в тюрь­му поса­дят, пере­жи­ва­ют за него. Осо­бен­но мате­ри. А тем более Гос­подь за каж­до­го из нас. А грех – это та же нево­ля. Ано­ма­лия. Выво­ро­чен­ное состо­я­ние души. Про­сто так чело­век не совер­ша­ет пре­ступ­ле­ний – это под вли­я­ни­ем вра­га. Вот, скру­тил его враг, и чело­ве­ку ней­мет­ся. Моли­тесь друг за дру­га, жалей­те друг дру­га. «Да не зай­дет солн­це во гне­ве вашем» (Еф.4:26), – ска­за­но в Писа­нии.

Посто­ян­но мы долж­ны рабо­тать над сво­ей сове­стью. Пото­му что в ито­ге мы остав­ля­ем эту зем­лю, – всё, ради чего мы здесь пыжим­ся, заку­па­ем, добы­ва­ем… Даже тело, о кото­ром мы так печем­ся – мажем мазя­ми, лосьо­на­ми, – всё это пища чер­вей. О душе забо­тить­ся надо. Ино­гда это не сра­зу чело­ве­ку откры­ва­ет­ся. Но если ты чело­век разум­ный, – обя­за­тель­но откро­ет­ся тебе.

А как веру обрел, – нам бы научить­ся само­уко­рять­ся, каять­ся в гре­хах, счи­тать себя хуже всех – вот кри­те­рий хри­сти­ан­ства. А не за чуде­са­ми гонять­ся, – а то ведь так и спо­ткнуть­ся мож­но. Стра­сти-то в тебе сидят. Летишь, ты и в этом-то мире ниче­го не видишь, куда тебе то, что про­ис­хо­дит в этот момент в духов­ном мире, разуметь…

Вот тебе и фронт работ – со стра­стя­ми сво­и­ми разо­брать­ся. А то всё дума­ют: «Ску­ко­та елей­ная – Пра­во­сла­вие это ваше». Да ты поро­ху еще не нюхал, если со сво­и­ми стра­стя­ми не вое­вал. Сколь­ко б ты войн ни про­шел, а если ты еще с собой не упра­вил­ся, – всё ерун­да. Осво­бо­дить­ся от сво­их стра­стей – это самая труд­ная баталия.

Фокусировка от оптинских старцев

У каж­до­го из нас есть при­зва­ние. Опре­де­ля­ет­ся оно опыт­но. Кому что дано. У одно­го тяга к рисо­ва­нию, у дру­го­го мате­ма­ти­че­ские спо­соб­но­сти и т.д. У кого-то какие-то талан­ты и в 40 лет откры­ва­ют­ся. А дру­гой с дет­ства уже встал на свою сте­зю. У меня вот одно­класс­ник сыз­маль­ства лягу­шек резал-поло­со­вал, так он потом во вра­чи и пошел. Хотя по-вся­ко­му быва­ет. Знаю чело­ве­ка: музы­кой зани­мал­ся, бро­сил, стал язы­ки учить… А после мона­хом стал.

Я уже в лав­ре, пом­ню, послуш­ни­чал, води­те­лем был. Это мне уже око­ло соро­ка лет было. Под­вез как-то ста­руш­ку, а она мне тро­як протягивает.

– Что ты, бабуш­ка, – гово­рю, – не надо.

– Ну, лад­но, сынок. Тогда это возь­ми, – и про­тя­ги­ва­ет мне такой свер­ток в клет­ча­той оберт­ке, и вид­но, что пря­мо от серд­ца отрывает.

– Что это? – спра­ши­ваю… Сам раз­во­ра­чи­ваю, а там – молит­ва послед­них Оптин­ских стар­цев

Вот так эта про­стая веру­ю­щая душа мне точ­но так же, как потом ста­рец Кирилл (Пав­лов), Опти­ну пред­рек­ла… Стал я этой молит­вой молить­ся, а там же всё собра­но! Все доб­ро­де­те­ли. Учи­те её! Весь наш жиз­нен­ный путь – точ­но в одном дне – как в объ­ек­ти­ве фото­ап­па­ра­та, когда рез­кость наве­дешь, – сфо­ку­си­ро­ван. Мы же все когда-нибудь в послед­ний раз уви­дим это небо, солн­це… На род­ных посмот­рим, в послед­ний раз взгля­нем и – отой­дем к Богу.

Душа отой­дет, а тело – зем­ле, чер­вям оста­нет­ся. Вот и думай: во что вкла­ды­вать­ся, как жить. Каж­дое твое доб­рое дело – это инве­сти­ция, обо­га­ще­ние души. Ну, и пока­я­ни­ем её, конеч­но, тоже надо очи­щать. При­ча­щать­ся. А там уже Гос­подь всё устро­ит. У Бога всё вовре­мя происходит.

Вон, пре­по­доб­ный Вар­со­но­фий Оптин­ский, счи­тай, в 50 лет в мона­стырь посту­пил, и это ему не поме­ша­ло стать свя­тым. А кому-то, может быть, и рань­ше в оби­те­ли убе­речь­ся от каких-либо гре­хов надо. Всё инди­ви­ду­аль­но. Нель­зя всех под одну гре­бен­ку ров­нять. Каж­дый из нас лич­ность бого­з­дан­ная, – во вся­кую душу Гос­подь какие-то талан­ты вло­жил. Каж­до­го ведет, – лишь бы мы не ере­пе­ни­лись. Не меша­ли Ему.

А то мы и тор­мо­зим то и дело всё сво­им само­чи­ни­ем: то одно­го хотим, то дру­го­го, это нам пода­вай, а что есть, уже не устра­и­ва­ет… А Гос­подь наси­лия не про­из­во­дит: «Не нра­вит­ся, так не нра­вит­ся…». Бог-то во вре­ме­ни не огра­ни­чен. У него 1000 лет как один день (ср. 2 Пет.3:8). Это нам бы успеть надо, да не раз­ме­нять­ся по мело­чам. Не в суе­те сво­ей отвер­теть­ся: «Ой, сколь­ко там вре­ме­ни? Бежать пора». А глав­ное постичь. К Твор­цу, Созда­те­лю обра­тить­ся. А Бог уже всё поста­вит в нашей жиз­ни на свои места. Это диа­вол всё стал­ки­ва­ет к разрушению.

Закон Божий – это основа интеллекта человека

Чем тому же Лени­ну Бог мешал? Поче­му на Цер­ковь так боль­ше­ви­ки опол­чи­лись? Закон Божий детям запре­ти­ли пре­по­да­вать? Закон Божий – это осно­ва интел­лек­та чело­ве­ка. Если чело­век с дет­ства вос­пи­тан в Законе Божи­ем, он не будет обма­ны­вать, воро­вать, уби­вать – ни дру­гих (в том чис­ле без­за­щит­ных детей абор­та­ми), ни себя: пьян­кой, нар­ко­ти­ка­ми и т.д. А чти роди­те­лей тво­их (ср. Исх.20:12), – что здесь пло­хо­го? Дол­гие годы и бла­го­ден­ствие обе­ща­но за это каж­до­му на земле.

Пока у детей еще созна­ние не заму­со­ре­но, чув­ства не извра­ще­ны про­па­ган­дой, надо им свя­тое в ум, в серд­це, в душу вла­гать. Потом это всё даст свой плод. Вы сей­те! – а Гос­подь взрас­тит. Это всё, конеч­но, дело не одно­го дня – тут надо рабо­тать и рабо­тать. Сколь­ко нам деся­ти­ле­тий яд в души вли­ва­ли, а мы потом детям так или ина­че пере­да­ва­ли это всё… Попро­буй сей­час избавь­ся – труд нужен да труд. Анек­до­ты какие-то пош­лые тра­вить – это у нас пожа­луй­ста. А спро­си у кого сей­час тро­парь Казан­ской иконе Божи­ей Мате­ри – никто не про­по­ет. Я уж не гово­рю про тро­па­ри Рож­де­ству Пре­свя­той Бого­ро­ди­цы, Успе­нию… А так все мы – православные…

Пред­став­ля­е­те, когда рань­ше народ во всех сосло­ви­ях по Зако­ну Божи­е­му ста­рал­ся жить, – это же совсем дру­гая жизнь была. В семье не без уро­да, – с таких-то что спра­ши­вать. Но их рань­ше и отсе­ля­ли куда-то на окра­и­ны. А в обще­стве все-таки стре­ми­лись жить по иде­а­лам нрав­ствен­но­сти, бла­го­че­стия, святости.

Не про­ти­ви­лись люди Твор­цу, и сколь­ко твор­че­ских сил тогда в наро­де было. Писа­те­лей, уче­ных, худож­ни­ков – пото­му что если чело­век к глав­но­му стре­мит­ся, это всё при­ла­га­ет­ся ему. Когда жизнь выстра­и­ва­ет­ся на креп­ком миро­воз­зрен­че­ском камне, то и всё, над чем мы кор­пим да ста­ра­ем­ся, усто­ит. А то сей­час роди­те­ли кру­тые, любые день­ги за вуз отстег­нуть гото­вы, а сын нар­ко­ман… И чего, спра­ши­ва­ет­ся, про­те­сту­ют: «Зачем это Закон Божий детям в шко­ле преподавать?»

Жить без Бога – значит, без благодати. А без благодати всё разваливается

И вот всё него­ду­ют: зачем это Закон Божий надо взрос­лым и детям знать? Да пото­му что если жить без Бога, – зна­чит, без бла­го­да­ти! Отто­го-то всё и рас­сы­па­ет­ся. Семьи раз­ва­ли­ва­ют­ся, дети враз­нос пошли. С Богом же у нас всё доб­рое, хоро­шее свя­за­но. А если чело­век сам себя от все­го луч­ше­го отстра­ня­ет, так что же ждать тогда в жиз­ни его? Если ты не с Богом, то авто­ма­ти­че­ски ока­зы­ва­ешь­ся в обла­сти бесовской.

Рань­ше с молит­вой всё стро­и­ли, сея­ли, паха­ли, стря­па­ли, – как и теперь в мона­сты­рях, – а при совет­ской вла­сти воз­во­ди­ли с матом – то-то потом и пошло это насле­дие враз­драй. Или, вот, при­ез­жа­ют палом­ни­ки к нам в Опти­ну и не нара­ду­ют­ся: «Хлеб-то у вас вкус­ный какой!» – «Да пото­му что с молит­вой всё дела­ет­ся», – отвечаешь.

А люди всё ней­тра­ли­те­та ищут како­го-то, а тре­тье­го не дано. «Кто не со Мною, тот про­тив Меня; и кто не соби­ра­ет со Мною, тот рас­то­ча­ет» (Мф.12:30), – Сам Гос­подь засви­де­тель­ство­вал нам. Какой бы ты весь из себя заме­ча­тель­ный ни был: и гал­сту­ки у тебя по послед­ней моде, и на рабо­те успе­хи, и отды­ха­ешь ты у моря по несколь­ко раз в году, – но если ты без Бога, то ты рака­лия – пас­куд­ник, него­дяй. Как бы ты хоро­шим быть ни поры­вал­ся… «Рус­ский без Пра­во­сла­вия – дрянь, а не чело­век», –Досто­ев­ский гово­рил. Отри­цая Бога, ты воль­но или неволь­но слу­жишь сатане. А уж он тебя объегорит.

Кто, какое там «свет­лое буду­щее» здесь, на зем­ле, кому обе­щал?.. Свет­лое буду­щее нас толь­ко в Цар­стве Небес­ном ожидает.

А то анек­дот есть. При­хо­дят к две­рям Рая ате­и­сты-ком­му­ни­сты. Сту­чат­ся. Ангел выходит.

– Вам чего?

– Свет­ло­го будущего.

Тот – к Богу.

– Там ате­и­сты-ком­му­ни­сты пришли…

А Гос­подь так поворачивается:

– А ты им ска­жи, что Меня нет.

«А к чему вы вообще готовитесь?!»

Никто в Цар­ствие Небес­ное не соби­ра­ет­ся? У жен­щин целы­ми дня­ми одна быто­вуха на уме: то дай, это раз­до­будь, то еще сде­лать не успе­ла, туда забе­жать… А о хра­ме ты поду­ма­ла? А то всё при­чи­та­ния: «Дочь гуля­ет, муж-сын пьют, я вся в дол­гах…» – «Ну, хочешь, – гово­рю, – я сей­час помо­люсь, и тебя Гос­подь забе­рет в Цар­ствие Небес­ное!» – «Не-не-не-не-не, – вдруг гла­за округ­ля­ют­ся. – Не, зачем? Не надо! Я еще пожи­ву». – «Ну, и живи, мучайся!»

«А что ты не при­ча­ща­ешь­ся сего­дня?» – спро­сишь иную, быва­ло. «А я сего­дня не гото­ва». – «А ты что не при­ча­ща­ешь­ся?» – «Я тоже не гото­ва». – «А к чему вы вооб­ще гото­ви­тесь?! Ну, хоро­шо: в поне­дель­ник ты не гото­ва, во втор­ник… Но в вос­кре­се­нье-то? Куда же даль­ше? Это же послед­ний день неде­ли! ‟Шесть дней рабо­тай и делай вся­кие дела твои, а день седь­мой – Гос­по­ду” (Исх.20:8). Ты Мне, чело­век, седь­мой день посвя­ти… Это же Бог запо­ве­дал. Он тебе 24 часа в сут­ки пода­рил, хоть час ты Ему можешь в молит­ве уде­лить?! Сам Тво­рец миро­зда­ния готов бесе­до­вать с тобой, толь­ко лишь ты к Нему обра­тишь­ся. Гос­подь нам Отцом Себя поз­во­лил назы­вать, нам, кото­рые – прах и пепел, Он молит­ву ‟Отче наш” заве­щал. Мы, хри­сти­ане, – Хри­сто­вы. Попро­буй­те к кому из силь­ных мира сего обра­ти­тесь: ‟А теперь фами­лию твою буду носить и обра­щать­ся к тебе, если что мне надо будет…”, – что после­ду­ет? А Гос­подь нам всё это даро­вал… Кровь Свою про­лил за нас… А она, видишь ли, ко При­ча­стию не гото­ва … А к чему же ты тогда готовишься…».

Да вся жизнь долж­на быть под­го­тов­кой ко При­ча­стию. Не то что неде­ля, а вся жизнь долж­на быть под­го­тов­кой ко встре­че со Хри­стом. Имен­но в таин­стве При­ча­стия Гос­подь и соеди­ня­ет нас с Нетлен­ным Собой, что­бы вос­кре­сить нас в жизнь веч­ную. По люб­ви к нам. А мы свою любовь как выражаем?

Поти­хо­неч­ку надо всё боль­ше уде­лять в сво­ей жиз­ни места Богу. Враг не отпус­ка­ет про­сто так. Но с помо­щью Божи­ей всё воз­мож­но. Нас ждет Небо. Всем нам надо вер­нуть­ся туда – в ту жизнь, для кото­рой мы и были созда­ны, но изгна­ны отку­да, – в Рай.

Медведи преподобным поклонялись за их молитвы,
ваши ли дети не подчинятся вам по молитвам вашим?

Пла­чут ино­гда: дети в храм не ходят. Да жалей­те их! С ними поплачь­те. Враг же хит­рый, – най­дет какой-нибудь пово­док, что­бы уве­сти в стра­ну дале­че. А вы по-хоро­ше­му-то с детьми: «Божень­ка тебе помо­жет. Уте­шит. А ина­че в чем ты уте­ше­ние най­дешь? Дума­ешь, в выпив­ке, что ли?..» И всё – боль­ше ниче­го. Обни­ми сыноч­ка. Ста­рай­тесь жалеть их толь­ко. Гово­ри с ним сло­ва­ми Царя Дави­да. Ты зна­ешь сло­ва Царя Дави­да? Вот, возь­ми Псал­тирь да поучи. Не кри­чи, не ругай­ся. Иди молись.

Нам Гос­подь дал вели­кое ору­жие – молит­ву. Мате­рин­ская молит­ва со дна ада выта­щит. Мед­ве­ди пре­по­доб­ным Сер­гию Радо­неж­ско­му и Сера­фи­му Саров­ско­му покло­ня­лись за их молит­вы, ваши ли дети не под­чи­нят­ся вам по молит­вам вашим? Ни пить, ни курить не будут. И всё будет уже хоро­шо. Молись.

Молит­ва – это язык, на кото­ром ты обща­ешь­ся с Богом. А то при­хо­дят: «Вот, у меня про­бле­мы…». Да Гос­подь послал тебе эти про­бле­мы, что­бы ты очу­ха­лась, нако­нец, и молить­ся нача­ла! «А как?» – недо­уме­ва­ет. «Как-как? Да открой книж­ку и молись: ля-ля-ля-ля-ля. Читай, что там напи­са­но». Молит­во­слов при­об­ре­ти, Псал­тирь. Без Еван­ге­лия нам нику­да. Одну гла­ву Еван­ге­лия, две Апо­сто­ла, кафиз­моч­ку из Псал­ти­ри, утрен­ние, вечер­ние молит­вы – так каж­дый день. А если есть усер­дие, то и по несколь­ко глав, не одну кафиз­му: эту кафиз­му за сына, эту за дочь, эту за вну­ка, эту за внучку…

Рань­ше люди вооб­ще всю Псал­тирь наизусть зна­ли. И Еван­ге­лие. Зна­е­те, как они хоро­шо на серд­це ложат­ся. Вот, 50‑й пса­лом зна­ешь? 49‑й учи. Потом 48‑й… – и т.д. Здо­ро­во! Идешь – псал­мы чита­ешь. Анге­лы раду­ют­ся, летят. Нечисть вся врас­сып­ную раз­бе­га­ет­ся. И ниче­го пло­хо­го ни в тво­ей жиз­ни, ни в жиз­ни тво­их детей, ни вну­ков не слу­ча­ет­ся. А то бре­дет: «Этот козел, рога­тый! Та задол­ба­ла… Кре­дит возь­му, то куп­лю, сё…» – бац! Маши­на сби­ла. Ну, ты же доро­гу пере­хо­дишь, смот­реть хотя бы по сто­ро­нам надо, а она вся в зави­сти, осуж­де­нии, мечта…

С Богом всё хорошо

Хотя мы вооб­ще тол­ком не зна­ем, чем для нас то или иное собы­тие в нашей жиз­ни обер­нет­ся. Гос­подь может и зло ко бла­гу обра­тить. А бесы и над доб­ро­де­те­ля­ми посме­ют­ся. Все про­гно­зы отно­си­тель­ны. Ска­за­но: «О дне же том и часе никто не зна­ет, ни Анге­лы небес­ные, а толь­ко Отец Мой один» (Мф.24:36). Послед­нее сло­во все­гда за Богом Отцом. Он всем управ­ля­ет. Может изме­нить любое реше­ние. Пере­ме­нить суд на милость. За пока­я­ние чело­ве­че­ское. Но сами мы не зна­ем ничего.

Вот чело­век забо­лел. Рак. Моло­дой: 45 ему. Дети. Род­ные – в храм: «Что делать?» – «Давай­те посо­бо­ру­ем, при­ча­стим». Посо­бо­ро­ва­ли, при­ча­сти­ли. А это же вели­чай­шие таин­ства. Чело­век как ангел уже. И вот, Гос­подь его при­зы­ва­ет к Себе. Через 10 минут после При­ча­стия скон­чал­ся. Он же чистым к Богу пошел. «В чем заста­ну, в том и сужу» – гово­рит Гос­подь. Что ж пло­хо­го? А вот он – выздо­ро­вел, пока­яв­шись да при­ча­стив­шись. Тоже – сла­ва Богу. Радость семье.

Батюш­ка Иоанн (Кре­стьян­кин), прав­да, в отно­ше­нии мона­хов гово­рил: «Не лечить­ся, а под­ле­чи­вать­ся надо». Но это если ты без ропо­та можешь недуг свой, даже тяж­кий, поне­сти. А нет, лечись себе на здо­ро­вье. А то ведь за тобой, боль­ным, уход нужен, – а не у вся­ко­го семья тер­пе­лив­цы. Выздо­ро­ве­ешь, будешь тру­дить­ся, опять поль­зу при­но­сить. Тоже – сла­ва Богу. С Богом всё хорошо.

Вся наша жизнь должна быть направлена на то, чтобы прославлялось имя Божие

Роди­те­лей бере­ги­те. Осо­бен­но ста­рень­ких, – не набра­сы­вай­тесь на них: то не так мать сде­ла­ла, это… А ты пожи­ви-ка с ее. А то взбе­ле­нят­ся: «Я ей нико­гда не про­щу». Это мате­ри-то? Она тебя роди­ла, вос­пи­та­ла. Ты это забы­ла? Коза такая! То, что она тебя моло­ком кор­ми­ла, на гор­шок сажа­ла, ты это не пом­нишь, да? До 20 лет с тобой, соба­кой, нян­чи­лась, – это ты забы­ла?! А чем-то там не уго­ди­ла тебе – сра­зу: «Не про­щу!»?! В ад попа­дешь. Раз ты не можешь про­стить, и Гос­подь тебе не про­стит. Вон, у тебя у самой доч­ка под­рас­та­ет, а вот как она тебе через несколь­ко лет подоб­ные фор­те­ли выки­ды­вать нач­нет? Что ты будешь делать?!

Но и роди­те­лям: как не стыд­но жен­щине в 60 лет гово­рить: «Я не знаю, как молить­ся»? А кто же зна­ет? У батюш­ки Илия молитв прó­си­те, что­бы у самих было вре­мя теле­ви­зор посмот­реть? А кто из свя­тых смот­рел теле­ви­зор? Или батюш­ка Илий, дума­е­те, в теле­ви­зор, взяв ваши запис­ки, глядит?

Надо быть или холод­ным, или горя­чим, – но не теп­лым (ср. Откр.3:15). Чело­век актив­ным дол­жен быть, гореть – а это толь­ко Гос­подь дает такую силу. И обя­за­тель­но надо в себе любовь воз­гре­вать. Чув­ство все­про­ще­ния. Молить­ся об этом даре. И про­сто пожи­гать в себе все эти елки-пал­ки обид, недо­уме­ний, помыс­лов осуж­де­ния. Или быть настоль­ко холод­ным, – что­бы уже непро­ни­ца­е­мым для них. А как это – непро­ни­ца­е­мым? Ну, вот, не осуж­дай хотя бы, напри­мер, – а то: что осу­дишь, в том сам побудешь.

Вся наша жизнь долж­на быть направ­ле­на на то, что­бы про­слав­ля­лось имя Божие. При­шла в храм – встань, стой и молись. Не обра­щай вни­ма­ния, кто там что не так тебе ска­зал. Ты же к Богу при­шла. А люди, все мы, – греш­ные. Про­щай­те, люби­те всех. Бла­го­тво­ри­те, помо­гай­те каж­дый друг дру­гу, кто чем может. Ина­че иссяк­нет любовь, и не будет уже жиз­ни на зем­ле. Но и нас тогда ни здесь, ни в веч­но­сти не будет. Живо­тво­рит­ся-то всё любовью.

Иеро­ди­а­кон Или­о­дор (Гай­ри­янц)

Запи­са­ла Оль­га Орлова

Источ­ни­ки: офи­ци­аль­ный сайт Вве­ден­ско­го став­ро­пи­ги­аль­но­го муж­ско­го мона­сты­ря Опти­на Пустынь / Православие.ру

Комментировать

*

5 комментариев

  • Евге­ний и Наталия, 06.08.2021

    Гос­подь Бог Иисус Хри­стос по Сво­ей мило­сти и молит­ва­ми Пре­свя­той Бого­ро­ди­цы и Всех Свя­тых да все­лит свет­лую душу о.Илиодора в Цар­ство Своё, в сонм сопро­вож­да­ю­щих Пре­чи­стую Деву Марию!!! Аминь!
    Спа­си­бо Оль­ге за запись бесед, точ­нее про­по­ве­дей, о.Илиодора. Жаль, что эта лишь малая часть того, что уда­ва­лось услы­шать от него! А самое глав­ное он про­по­ве­до­вал Бога посто­ян­но не столь­ко настав­ле­ни­я­ми, сколь­ко дела­ми мило­сер­дия, люб­ви к Гос­по­ду, Его Пре­чи­стой Мате­ри и нам грешным!

    Ответить »
  • Мария, 05.11.2020

    Со свя­ты­ми упо­кой Гос­по­ди душу батюш­ки Илиодора!Помолись за нас Батюш­ка перед Гос­по­дом в Цар­ствие Небесном!

    Ответить »
  • Мария Мур­за­ко­ва, 31.10.2020

    Все пра­виль­но сказал.

    Ответить »
  • Ека­те­ри­на, 31.10.2020

    Цар­ство Небес­ное о.Илиодор! Самый радуш­ный батюш­ка, покой­ся с миром! Спа­си­бо за все сло­ва и поступ­ки, спа­си­бо за любовь, Сла­ва Богу за всё!!!

    Ответить »
  • Люд­ми­ла, 31.10.2020

    Со свя­ты­ми упо­кой, Хри­сте Боже наш, душу вер­но­го раба Тво­е­го, иеро­ди­а­ко­на Илиодора!

    Ответить »
Размер шрифта: A- 15 A+
Цвет темы:
Цвет полей:
Шрифт: A T G
Текст:
Боковая панель:
Сбросить настройки