Что противопоставить алкоголизму и наркомании. Советы опытного врача. Исповедь русского алкоголика

Что противопоставить алкоголизму и наркомании. Советы опытного врача. Исповедь русского алкоголика

(10 голосов4.7 из 5)

Эта кни­га о том, что про­ис­хо­дит с душой и телом боль­ных тяж­ки­ми неду­га­ми пьян­ства и наркомании.
Кни­га состо­ит из трех частей.

Эта кни­га о том, что про­ис­хо­дит с душой и телом боль­ных тяж­ки­ми неду­га­ми пьян­ства и наркомании.
Кни­га состо­ит из трех частей.

 

По бла­го­сло­ве­нию Мит­ро­по­ли­та Санкт-Петер­бург­ско­го и Ладож­ско­го Владимира

Эта кни­га о том, что про­ис­хо­дит с душой и телом боль­ных тяж­ки­ми неду­га­ми пьян­ства и наркомании.
Кни­га состо­ит из трех частей. В пер­вой части опыт­ный врач, посвя­тив­ший свою жизнь борь­бе с алко­го­лиз­мом и нар­ко­ма­ни­ей, в доступ­ной фор­ме гово­рит о про­бле­мах, свя­зан­ных с этой болез­нью, объ­яс­ня­ет суть физи­че­ских и пси­хи­че­ских про­цес­сов в орга­низ­ме боль­но­го, делит­ся наблю­де­ни­я­ми из мно­го­лет­ней вра­чеб­ной практики.
Во вто­рой части боль­ной алко­го­лиз­мом рас­ска­зы­ва­ет о сво­ей трид­ца­ти­лет­ней борь­бе с этим недугом.
Тре­тья часть — пра­во­слав­ный молит­во­слов от неду­га пьян­ства и наркомании.
Эта кни­га будет полез­на для всех, кто столк­нул­ся с про­бле­мой алко­голь­ной- и наркозависимости.
Авто­ры видят один путь избав­ле­ния от этой беды — пере­вос­пи­та­ние само­го себя. В Пра­во­сла­вии пере­вос­пи­та­ние само­го себя назы­ва­ет­ся пока­я­ни­ем (изме­не­ние ума, изме­не­ние сво­ей жиз­ни, отвра­ще­ние от гре­хов, воз­вра­ще­ние к Богу). Из трид­ца­ти­лет­не­го опы­та борь­бы с этим неду­гом сде­лан глав­ный вывод — истин­ное пока­я­ние и исправ­ле­ние сво­ей жиз­ни воз­мож­но толь­ко с помо­щью Пра­во­слав­ной Матери-Церкви.

К читателю

Рас­кры­тая Вами кни­га состо­ит из двух частей: меди­цин­ской и духов­ной. Обе части важ­ны и вза­и­мо­до­пол­ня­ют друг дру­га. Вто­рая часть — “Испо­ведь рус­ско­го алко­го­ли­ка” — пред­на­зна­че­на не для устра­ше­ния обы­ва­те­ля, при­стра­стив­ше­го­ся к вино­пи­тию, а как предо­сте­ре­же­ние и ука­за­ние попы­ток выхо­да из губи­тель­но­го неду­га чело­ве­ка, борю­ще­го­ся за жизнь, стре­мя­ще­го­ся сохра­нить себя как лич­ность, семья­ни­на и христианина.

Цен­ность этой книж­ки состо­ит в том, что она напи­са­на не тео­ре­ти­ка­ми, а прак­ти­ка­ми: вра­чом-нар­ко­ло­гом, посто­ян­но и в тече­ние мно­гих лет рабо­та­ю­щим над этой про­бле­мой, кото­рый лечит боль­ных алко­го­лиз­мом и нар­ко­ма­ни­ей совре­мен­ны­ми сред­ства­ми меди­ци­ны — с одной сто­ро­ны, и с дру­гой сто­ро­ны — боль­ным с таким же дли­тель­ным ста­жем, мучи­мым этой гне­ту­щей болез­нью, про­шед­шим все кру­ги ада, испро­бо­вав­шим все сред­ства для выздо­ров­ле­ния и все же достиг­шим скром­ных, но опре­де­лен­ных резуль­та­тов. “Испо­ведь алко­го­ли­ка…” — это резуль­тат борь­бы Бога с дья­во­лом за душу кон­крет­но­го чело­ве­ка, наше­го совре­мен­ни­ка, его откро­ве­ние — попыт­ка помочь таким же, как он сам, пере­бо­роть зеле­но­го змия, это­го духа зло­бы, рас­тле­ва­ю­ще­го души и теле­са сво­их поклон­ни­ков. Эта кни­га — взгляд на болезнь с двух про­ти­во­по­лож­ных сто­рон, обзор с двух полю­сов, позна­ние от добра и от зла.

Дове­рие к рас­суж­де­ни­ям авто­ра “Испо­ве­ди алко­го­ли­ка…” и его реко­мен­да­ци­ям осно­вы­ва­ет­ся на извест­ной еван­гель­ской фра­зе: “Кто сам был иску­шен, может и иску­ша­е­мым помо­щи” (т.е. помочь). Св. пра­вед­ный Иоанн Крон­штадт­ский гово­рил, что нель­зя сме­ши­вать “чело­ве­ка — этот образ Божий — со злом, кото­рое в нем, пото­му что зло есть толь­ко слу­чай­ное несча­стье, болезнь, меч­та бесов­ская, но суще­ство его — образ Божий, — все-таки в нем остается”.

Бра­тия, Пра­во­слав­ная Цер­ковь любит вся­ко­го чело­ве­ка и в гре­хе его, и в позо­ре его. Дер­зай­те, бори­тесь, и Гос­подь помо­жет вам.

свя­щен­ник Сер­гий Филимонов,
Пред­се­да­тель Обще­ства пра­во­слав­ных вра­чей г. С‑Петербурга,
кан­ди­дат меди­цин­ских наук

Советы опытного врача

Алкоголизм — это болезнь

Алко­го­лизм или, как теперь при­ня­то гово­рить, алко­голь­ная зави­си­мость харак­те­ри­зу­ет­ся сле­ду­ю­щи­ми симптомами:

1. Пато­ло­ги­че­ским (болез­нен­ным) вле­че­ни­ем к алкоголю;

2. Ростом толе­рант­но­сти (воз­рас­та­ет пере­но­си­мость боль­ших доз алкоголя);

3. Утра­той коли­че­ствен­но­го и ситу­а­ци­он­но­го контроля;

4. Нали­чи­ем син­дро­ма отме­ны или алко­голь­но­го абсти­нент­но­го синдрома.

Алко­го­лизм — это забо­ле­ва­ние, харак­те­ри­зу­ю­ще­е­ся пси­хо-физи­че­ской зави­си­мо­стью от алко­го­ля, в осно­ве кото­рой лежит вклю­че­ние алко­го­ля в обмен­нью про­цес­сы орга­низ­ма. При­чем, если на пер­вом эта­пе фор­ми­ро­ва­ния алко­го­лиз­ма глав­ную роль игра­ют цен­траль­ные меха­низ­мы дей­ствия алко­го­ля (т.е. на Ц.Н.С. — цен­траль­ную нерв­ную систе­му — повы­ша­ет­ся настро­е­ние, до эйфо­рии, исче­за­ет ско­ван­ность, облег­ча­ет­ся обще­ние, насту­па­ет рас­слаб­ле­ние после стрес­сов), то на после­ду­ю­щих эта­пах про­ис­хо­дит более глу­бо­кая и серьез­ная пере­строй­ка обмен­ных про­цес­сов в пече­ни, где начи­на­ет выра­ба­ты­вать­ся боль­шое коли­че­ство алко­голь-рас­щеп­ля­ю­щих фер­мен­тов и обра­зу­ют­ся новые фер­мент­ные пути для рас­щеп­ле­ния алкоголя.

Таким обра­зом, на уровне Ц.Н.С. обра­зу­ют­ся новые “алко­голь­ные” рецеп­то­ры, кото­рые тре­бу­ют сво­е­го запол­не­ния уве­ли­чен­ным коли­че­ством моле­кул алко­го­ля, что может объ­яс­нять выра­жен­ное вле­че­ние к алко­го­лю и затем утра­ту коли­че­ствен­но­го контроля.

Надо ска­зать, что в пече­ни здо­ро­во­го чело­ве­ка орга­низм сам выра­ба­ты­ва­ет соб­ствен­ный “внут­рен­ний” (эндо­ген­ный) алко­голь, кото­рый цир­ку­ли­ру­ет в кро­ви и, дости­гая Ц.Н.С., дей­ству­ет на “алко­голь­ные” рецеп­то­ры, созда­вая опре­де­лен­ный уро­вень настроения.

Когда же чело­век начи­на­ет систе­ма­ти­че­ски алко­го­ли­зи­ро­вать­ся, то выра­бот­ка эндо­ген­но­го алко­го­ля сни­жа­ет­ся, а при попыт­ке перей­ти к трез­вой жиз­ни — чело­век обна­ру­жи­ва­ет, что ему “скуч­но”, “жизнь не раду­ет”, ино­гда раз­ви­ва­ет­ся депрес­сия. Это и при­во­дит его к “необ­хо­ди­мо­сти” и оправ­да­нию ново­го и ново­го при­е­ма алкоголя.

Что­бы сфор­ми­ро­ва­лась пси­хо­фи­зи­че­ская зави­си­мость от алко­го­ля, в сред­нем необ­хо­ди­мо 8 — 10 лет систе­ма­ти­че­ско­го упо­треб­ле­ния алко­го­ля. Если же име­ет­ся наслед­ствен­ная отя­го­щен­ность — отец или мать стра­да­ли алко­го­лиз­мом, то алко­го­лизм у их ребен­ка разо­вьет­ся при­мер­но через 3 года, после систе­ма­ти­че­ско­го при­е­ма алкоголя.

В основ­ном, у “сред­не­го” боль­но­го алко­го­лиз­мом — фор­ма упо­треб­ле­ния алко­го­ля запой­ная, а к запою при­во­дит утра­та коли­че­ствен­но­го кон­тро­ля. Но, в отли­чие от острой алко­голь­ной инток­си­ка­ции, боль­но­го алко­го­лиз­мом мож­но “выле­чить” на сле­ду­ю­щий день… алко­го­лем, так как при­ем алко­го­ля в состо­я­нии похме­лья акти­ви­зи­ру­ет про­цес­сы рас­щеп­ле­ния про­дук­тов рас­па­да алко­го­ля и, дей­ствуя на Ц.Н.С., созда­ет пси­хи­че­ский комфорт.

Если запой про­дол­жа­ет­ся дол­го — 10–20 дней, то выра­бот­ка алко­голь-рас­щеп­пя­ю­щих фер­мен­тов в пече­ни исто­ща­ет­ся, и паци­ент вынуж­ден к кон­цу запоя при­ни­мать неболь­шие дозы алко­го­ля, так как “орга­низм боль­ше не при­ни­ма­ет”, и часто при­бе­гать к помо­щи вра­чей, так как раз­ви­ва­ют­ся обще­ток­си­че­ские дей­ствия алко­го­ля на серд­це, под­же­лу­доч­ную желе­зу, печень, нерв­ную систе­му, голов­ной мозг. Гроз­ным ослож­не­ни­ем похмель­но­го син­дро­ма явля­ет­ся алко­голь­ный пси­хоз — “белая горяч­ка”, что тре­бу­ет сроч­ной гос­пи­та­ли­за­ции паци­ен­та в пси­хи­ат­ри­че­скую боль­ни­цу. Очень опас­ным для жиз­ни явля­ет­ся и судо­рож­ный при­па­док, после кото­ро­го может раз­вить­ся инсульт, а в даль­ней­шем, алко­голь­ная эпи­леп­сия, слабоумие.

Отдель­но нуж­но ска­зать о пече­ни. Печень у боль­но­го алко­го­лиз­мом посто­ян­но функ­ци­о­ни­ру­ет в режи­ме пере­груз­ки, что, в кон­це кон­цов, при­во­дит к дис­тро­фии ее кле­ток, затем к атро­фии и фор­ми­ро­ва­нию цир­ро­за. Ослаб­лен­ную печень часто пора­жа­ют виру­сы гепа­ти­та “В” и “С”.

Необ­хо­ди­мо под­черк­нуть, что при систе­ма­ти­че­ском упо­треб­ле­нии алко­го­ля рано или позд­но фор­ми­ру­ет­ся пси­хо­фи­зи­че­ская зави­си­мость, т.е. алко­го­лизм. При­чем, суще­ству­ет опре­де­лен­ный “био­ритм” алко­го­ли­за­ции. В основ­ном, он зави­сит от накоп­ле­ния алко­голь-рас­щеп­ля­ю­щих фер­мен­тов, кото­рые в свою оче­редь “сиг­на­ли­зи­ру­ют” в Ц.Н.С., где сиг­на­лы пре­об­ра­зу­ют­ся в пси­хо­ло­ги­че­ское поня­тие “жела­ние”, “вле­че­ние к алко­го­лю”. Сред­не­ста­ти­сти­че­ский пери­од воз­дер­жа­ния меж­ду запо­я­ми состав­ля­ет 10–14 дней.

При недав­но сфор­ми­ро­ван­ной алко­голь­ной зави­си­мо­сти вле­че­ние к алко­го­лю может быть не осо­знан­ным, а на пер­вое место паци­ент выдви­га­ет раз­лич­ные поводы.

Роберт Бернс писал:

“Для пьян­ства есть любые поводы:
Помин­ки, празд­ни­ки, встре­чи, проводы,
Кре­сти­ны, сва­дьба и развод,
Мороз, охо­та. Новый год,
Выздо­ров­ле­нье, новоселье,
Успех, награ­да, новый чин,
И про­сто — пьян­ство без причин.”

В даль­ней­шем, когда из-за алко­го­ли­за­ции у паци­ен­та воз­ни­ка­ют про­бле­мы в семье или на рабо­те, реже со здо­ро­вьем — вле­че­ние к алко­го­лю осо­зна­ет­ся, но воз­ни­ка­ет борь­ба моти­вов: выпить — не выпить. Как пра­ви­ло, это про­ис­хо­дит у лич­ност­но-зре­ло­го чело­ве­ка, ори­ен­ти­ро­ван­но­го на соци­аль­ные нормы.

Ком­пулъ­сив­ное (насиль­ствен­ное) вле­че­ние к алко­го­лю харак­тер­но для послед­них ста­дий алко­го­лиз­ма, когда алко­голь явля­ет­ся еже­днев­ным, основ­ным “про­дук­том”, “энер­ге­ти­че­ским носи­те­лем”, а эйфо­ри­че­ский эффект утрачен.

Боль­шое зна­че­ние в фор­ми­ро­ва­нии алко­голь­ной зави­си­мо­сти игра­ют соци­аль­но-пси­хо­ло­ги­че­ские фак­то­ры: небла­го­при­ят­ный кли­мат в семье, ран­нее при­об­ще­ние к алко­го­лю, “алко­голь­ные тра­ди­ции” на про­из­вод­стве и в быту, пси­хи­че­ская незре­лость, неустой­чи­вость эмо­ци­о­наль­ной сре­ды, неуве­рен­ность в себе.

При дли­тель­ной хро­ни­че­ской алко­го­ли­за­ции лич­ность чело­ве­ка дефор­ми­ру­ет­ся, изме­ня­ет­ся. Вот основ­ные типы:

1) Изме­не­ние лич­но­сти по апа­ти­че­ско­му типу, когда чело­век пере­ста­ет чем-либо инте­ре­со­вать­ся, чему-либо радо­вать­ся, удив­лять­ся. “Ему ниче­го не надо”, жизнь про­хо­дит сте­рео­тип­но: рабо­та — рюм­ка — дом. Ему никто не нужен, он ни о ком не заботится.

2) Изме­не­ние лич­но­сти по экс­пло­зив­но­му (воз­бу­ди­мо­му) типу. Этот чело­век раз­дра­жа­ет­ся по само­му ничтож­но­му пово­ду, при­чем дает взрыв­ча­то-раз­дра­жи­тель­ную реак­цию с кри­ком, кида­ни­ем посу­ды. Часто быва­ет бит, если это про­ис­хо­дит на улице.

3) Изме­не­ние лич­но­сти по син­тон­но­му типу. Этот чело­век — само пони­ма­ние, но пони­ма­ние его навяз­чи­во, он назой­лив, быст­ро отзы­ва­ет­ся на все пред­ло­же­ния, любит общать­ся с незна­ко­мы­ми людь­ми в барах. Но его син­тон­ность или “резо­нанс­ность” поверх­ност­ная, не глу­бо­кая. Нет кри­ти­ки к сво­им дей­стви­ям, созна­ния, что он часто в тягость сво­им общением.

Пре­ду­пре­жде­нию алко­го­лиз­ма и выхо­ду из алко­голь­ной зави­си­мо­сти слу­жит инфор­ма­ция о меха­низ­мах фор­ми­ро­ва­ния алко­го­лиз­ма. К сожа­ле­нию, сло­во “алко­го­лизм” явля­ет­ся соци­аль­ной “стиг­мой”: обо­зна­че­ни­ем того, что ты — ущерб­ный, дефект­ный, неспо­соб­ный. Поэто­му, дескать, обра­щать­ся к вра­чу стыд­но. Но ведь не стыд­но забо­леть сахар­ным диа­бе­том, когда у чело­ве­ка недо­ста­точ­но выра­ба­ты­ва­ет­ся инсу­ли­на для пере­во­да глю­ко­зы из кро­ви в тка­ни! Боль­но­му сахар­ным диа­бе­том в лег­кой фор­ме дают пред­пи­са­ние: “не есть слад­ко­го”, — тогда он будет здо­ров, т.е. уро­вень глю­ко­зы в кро­ви будет в пре­де­лах нормы.

Таким же обра­зом и при алко­го­лиз­ме: если чело­век уже зна­ет, что алко­голь вклю­чил­ся в его обмен веществ и вызы­ва­ет опре­де­лен­ные пси­хо­фи­зи­че­ские изме­не­ния, то логи­че­ским реше­ни­ем будет узнать у вра­ча о необ­хо­ди­мых усло­ви­ях для воз­вра­ще­ния орга­низ­ма к норме.

Пер­вое из этих усло­вий — пол­но­стью исклю­чить алко­голь из сво­е­го раци­о­на, что­бы разо­рвать пато­ло­ги­че­ский кру­го­во­рот био­хи­ми­че­ских реак­ций. Исклю­чив алко­голь, необ­хо­ди­мо нор­ма­ли­зо­вать еще два зве­на — пода­вить выра­бот­ку алко­голь-рас­щеп­ля­ю­щих фер­мен­тов и парал­лель­но сни­зить пси­хо-эмо­ци­о­наль­ное напря­же­ние, кото­рое явля­ет­ся выра­же­ни­ем вле­че­ния орга­низ­ма к алко­го­лю. Допол­ни­тель­но назна­ча­ют­ся гепа­то­троп­ные пре­па­ра­ты и вита­ми­ны груп­пы В, кото­рые все­гда пре­бы­ва­ют в дефи­ци­те при хро­ни­че­ской алко­го­ли­за­ции. Как допол­не­ние при­ме­ня­ют­ся пре­па­ра­ты для нор­ма­ли­за­ции веге­та­тив­ных реак­ций, сосу­ди­стые препараты.

Пол­но­стью изба­вить­ся, ска­жем, от сахар­но­го диа­бе­та нель­зя — мож­но научить­ся регу­ли­ро­вать глю­ко­зу в кро­ви, соблю­дая угле­вод­ную диету.

Таким же обра­зом необ­хо­ди­мо сле­до­вать и при избав­ле­нии от алко­голь­ной зави­си­мо­сти: пол­но­стью исклю­чив алко­голь, выпол­нять все вра­чеб­ные предписания.

Но, к сожа­ле­нию, не все так про­сто. Еще не до кон­ца изу­че­ны все меха­низ­мы дей­ствия алко­го­ля, поэто­му нет и како­го-то одно­го лекар­ства для пре­одо­ле­ния пси­хо­фи­зи­че­ской зави­си­мо­сти от “зеле­но­го змия”.

Этим, к несча­стью, и поль­зу­ют­ся раз­лич­ные шар­ла­та­ны, дале­кие от меди­ци­ны люди.

Отра­же­ни­ем неко­то­ро­го “кре­на” в пси­хо­ло­гию боль­ных алко­го­лиз­мом явля­ют­ся обще­ства ано­ним­ных алко­го­ли­ков и наркоманов.

Обще­ства пред­став­ля­ют собой това­ри­ще­ства выздо­рав­ли­ва­ю­щих, уже не упо­треб­ля­ю­щих алко­голь и нар­ко­ти­ки боль­ных, кото­рые участ­ву­ют в дис­кус­си­он­ных собра­ни­ях и груп­пах под­держ­ки для паци­ен­тов. Они исклю­ча­ют внед­ре­ние спе­ци­а­ли­стов — нар­ко­ло­гов, т.к. счи­та­ют, что толь­ко чело­век, нахо­див­ший­ся в алко­голь­ной и нар­ко­за­ви­си­мо­сти может понять дру­го­го тако­го же пациента.

Факторы

Все фак­то­ры, спо­соб­ству­ю­щие часто­му при­е­му спирт­ных напит­ков мож­но при­чис­лить к спе­ци­фи­че­ским усло­ви­ям фор­ми­ро­ва­ния алко­голь­ной зависимости.

К ним отно­сят­ся преж­де все­го так назы­ва­е­мые “питей­ные тра­ди­ции”, “алко­голь­ная атмо­сфе­ра”, царя­щая в неко­то­рых мик­ро­кол­лек­ти­вах, семьях. Нали­чие “алко­голь­ных лиде­ров”, кото­рые рас­про­стра­ня­ют на окру­жа­ю­щих алко­голь­ные при­выч­ки, мне­ния о поль­зе спирт­ных напит­ков, “пра­ви­ла”, и “нор­мы” их потреб­ле­ния. Дру­гие же, имея затруд­не­ния в обще­нии, вна­ча­ле с помо­щью алко­го­ля лишь пыта­ют­ся устра­нить этот барьер, но затем, из-за часто­го при­е­ма спирт­ных напит­ков, попа­да­ют в зависимость.

Иные при­вык­ли “сни­мать стресс” в кон­це неде­ли после рабо­ты, а затем и почти каж­дый день. У кого-то хро­ни­че­ские непри­ят­но­сти на рабо­те или в семье, кото­рые они так­же пыта­ют­ся “решать” с помо­щью алкоголя.

Если гово­рить об угро­зе обще­ству, исхо­дя­щей от боль­ных алко­го­лиз­мом или нар­ко­ма­ни­ей, то здесь нуж­но выде­лить несколь­ко аспектов:

1) био­ло­ги­че­ский вред — пере­да­ча гене­ти­че­ской пред­рас­по­ло­жен­но­сти к зави­си­мо­сти от алко­го­ля и наркотиков;

2) соци­аль­ный — невоз­мож­но про­дук­тив­но рабо­тать, пол­но­цен­но общаться;

3) семей­ный — стра­да­ют жена, дети пациента;

4) лич­ност­ный — чело­век теря­ет луч­шие чер­ты сво­ей лич­но­сти, духов­ность. В конеч­ной ста­дии алко­го­ли­за­ции — они все “на одно лицо”. Это же каса­ет­ся и наркоманов;

5) кри­ми­наль­ный — совер­шив­ший пре­ступ­ле­ние в опья­не­нии или в состо­я­нии похме­лья, как и чело­век, хра­ня­щий и упо­треб­ля­ю­щий нар­ко­ти­ки — под­вер­га­ет­ся уго­лов­но­му пре­сле­до­ва­нию, ста­вит себя вне общества.

Причины

Итак, алко­голь, явля­ясь пси­хо­ак­тив­ным веще­ством, изме­ня­ю­щим созна­ние чело­ве­ка — про­да­ет­ся в про­дук­то­вых магазинах.

Отно­ше­ние госу­дар­ства и обще­ства к алко­го­лю двойственное:

  • с одной сто­ро­ны — все празд­ни­ки и тор­же­ствен­ные собы­тия сопро­вож­да­ют­ся упо­треб­ле­ни­ем алко­го­ля, он пря­мо или кос­вен­но рекла­ми­ру­ет­ся в филь­мах, в литературе;
  • с дру­гой сто­ро­ны — все не любят пья­ных, бояз­ли­во-брезг­ли­во к ним отно­сят­ся. Мили­ция с азар­том вылав­ли­ва­ет под­вы­пив­ших людей пре­клон­но­го возраста.

Поэто­му, пока суще­ству­ют алко­голь и дис­ком­форт у чело­ве­ка (пси­хи­че­ский, физи­че­ский, семей­ные про­бле­мы, про­из­вод­ствен­ные) — все­гда будет суще­ство­вать и угро­за фор­ми­ро­ва­ния алко­голь­ной зависимости.

В отно­ше­нии же нар­ко­ма­нии — живу­честь ее при­чин во мно­гом зави­сит от госу­дар­ства: ска­жем, от нали­чия “поряд­ка”, жест­ко­го кон­тро­ля на всех уров­нях (пути достав­ки и рас­про­стра­не­ния нар­ко­ти­ков). А с дру­гой сто­ро­ны — боль­шое зна­че­ние име­ет вос­пи­та­ние в семье и шко­ле, где долж­но выра­ба­ты­вать­ся нега­тив­ное отно­ше­ние к при­е­му нар­ко­ти­ков, фор­ми­ро­ва­ние духов­но­сти, здо­ро­вых мораль­но-нрав­ствен­ных ценностей.

И, напро­тив — неста­биль­ность в госу­дар­стве, без­ра­бо­ти­ца, обни­ща­ние граж­дан — ведут к поте­ре жиз­нен­ных целей, пер­спек­тив. Люди пре­бы­ва­ют в состо­я­нии тягост­ной апа­тии, они не могут пол­но­цен­но вос­пи­ты­вать детей, дети не полу­ча­ют доб­ро­ка­че­ствен­ной пси­хи­че­ской основы.

Нали­чие мно­го­чис­лен­ных рас­про­стра­ни­те­лей нар­ко­ти­ков дела­ет их лег­ко­до­ступ­ны­ми, а “запре­щен­ность” про­во­ци­ру­ет любо­пыт­ство и, в конеч­ном ито­ге — стрем­ле­ние к ухо­ду от реальности.

Почему алкоголики и наркоманы продолжают истязание над собой?

Отве­та на этот вопрос, порой мучи­тель­но ищут исстра­дав­ши­е­ся род­ствен­ни­ки таких боль­ных. Но… вот беда! Сам вопрос отра­жа­ет непо­ни­ма­ние про­бле­мы. А суть про­бле­мы сво­дит­ся к тому, что алко­голь и нар­ко­тик, вклю­чив­шись в обмен­ные про­цес­сы, дела­ет чело­ве­ка дее­спо­соб­ным и дает ему ком­форт­ное пси­хо­фи­зи­че­ское состо­я­ние — толь­ко при нали­чии нар­ко­ти­ка или алко­го­ля в организме!

При попыт­ке рез­ко­го отка­за от нар­ко­ти­ка или алко­го­ля про­ис­хо­дит нару­ше­ние обмен­ных про­цес­сов, воз­ни­ка­ет “веге­та­тив­ная буря”, т.к. орга­низм сам пыта­ет­ся “заме­стить” непо­лу­чен­ное веще­ство и ком­пен­си­ру­ет эту заме­ну очень “нелов­ко” и даже опас­но для себя, пото­му что отдель­ные “бло­ки” орга­низ­ма могут не выдер­жать (серд­це, голов­ной мозг) и “пере­го­реть”.

Поэто­му чело­век, кото­рый решил изба­вить­ся от алко­голь­ной или нар­ко­ти­че­ской зави­си­мо­сти, дол­жен созна­тель­но гото­вить себя к вступ­ле­нию в состо­я­ние “болез­ни”, дискомфорта.

В отно­ше­нии опий­ной нар­ко­ма­нии чело­век “на отмене”, дей­стви­тель­но, испы­ты­ва­ет силь­ные боли и в мыш­цах, и в суста­вах. Пери­од “отме­ны” сопро­вож­да­ет­ся тяже­лым эмо­ци­о­наль­ным состо­я­ни­ем, с воз­бу­ди­мо­стью, агрес­сив­но­стью, а ино­гда — с апа­ти­ей, депрес­си­ей. На этом фоне чело­ве­ка посто­ян­но муча­ет вле­че­ние к нар­ко­ти­ку или алко­го­лю. Это вле­че­ние часто носит осо­знан­но-насиль­ствен­ный харак­тер. Чело­век вынуж­ден или при­нять оче­ред­ную пор­цию нар­ко­ти­ка, или обра­тить­ся за помо­щью к вра­чам-нар­ко­ло­гам. Если вра­чи помог­ли вый­ти из остро­го состо­я­ния похме­лья, паци­ент дол­жен решить для себя одно­знач­но: пол­но­стью отка­зать­ся от при­е­ма нар­ко­ти­ка или алкоголя.

Но, как выяс­ня­ет­ся, “решить для себя” этот вопрос не про­сто. Про­хо­дит срав­ни­тель­но неболь­шой пери­од — 1–2 неде­ли, или 1 месяц — и про­ис­хо­дит реци­див, т.е. воз­врат к преж­не­му состоянию.

Глав­ным при­чин­ным момен­том здесь явля­ет­ся воз­ник­но­ве­ние вле­че­ния к алко­го­лю или нар­ко­ти­ку, в осно­ве кото­ро­го лежат био­хи­ми­че­ские меха­низ­мы, под­чи­ня­ю­щи­е­ся соб­ствен­но­му био­рит­му и обост­ря­ю­щи­е­ся при раз­лич­но­го рода напря­же­ни­ях, стрес­сах, ожив­ле­нии в памя­ти латент­ных обра­зов, свя­зан­ных с упо­треб­ле­ни­ем нар­ко­ти­ка или алкоголя.

У здо­ро­во­го нор­маль­но­го чело­ве­ка тоже может воз­ник­нуть жела­ние выпить — вле­че­ние к алко­го­лю, но если это жела­ние про­ти­во­ре­чит его семей­ным или про­из­вод­ствен­ным обсто­я­тель­ствам, то здо­ро­вый чело­век пере­клю­чит свое вни­ма­ние на что-то важ­ное, интересное.

У боль­но­го нар­ко­ма­ни­ей или алко­го­лиз­мом вле­че­ние к нар­ко­ти­ку или алко­го­лю захва­ты­ва­ет “все его суще­ство”, мож­но ска­зать, сужи­ва­ет вни­ма­ние до уров­ня потреб­но­сти — как жаж­да, голод, ста­но­вит­ся доминантой.

И если чело­век не при­вык давать себе отчет, что с ним про­ис­хо­дит, раз­би­рать­ся в сво­их ощу­ще­ни­ях и чув­ствах, знать, что они озна­ча­ют, то тогда алко­голь неосо­знан­но вос­при­ни­ма­ет­ся как веще­ство, уто­ля­ю­щее “жаж­ду” и даю­щее ком­форт, и чело­век выпивает.

Важ­ней­шая зада­ча чело­ве­ка, кото­рый хочет изба­вить­ся от алко­голь­ной и нар­ко­ти­че­ской зави­си­мо­сти — при­знать, что он попал в “хими­че­ское раб­ство” и научить­ся рас­по­зна­вать “сиг­на­лы” орга­низ­ма, тре­бу­ю­щие поступ­ле­ния нар­ко­ти­ка или алко­го­ля. Даже тогда, когда само жела­ние или вле­че­ние к алко­го­лю не осо­зна­ет­ся, а лишь насту­па­ет ощу­ще­ние неко­го дискомфорта.

К сожа­ле­нию, нар­ко­ти­че­ская и алко­голь­ная зави­си­мость фор­ми­ру­ет­ся на всю жизнь. Это зна­чит, что если чело­век после лече­ния не упо­треб­лял алко­голь, допу­стим 5 или 10 лет, то, с воз­об­нов­ле­ни­ем его при­е­ма, даже через этот срок, все симп­то­мы зави­си­мо­сти вос­ста­но­вят­ся вновь. Началь­ная доза явля­ет­ся сво­е­го рода “запа­лом”.

Поэто­му нет абсо­лют­но выздо­ро­вев­ших алко­го­ли­ков или нар­ко­ма­нов. Есть “непью­щие” алко­го­ли­ки и “не упо­треб­ля­ю­щие” нар­ко­ма­ны. Пери­од неупо­треб­ле­ния назы­ва­ет­ся ремис­си­ей.

Ремис­сия - это так­же дина­ми­че­ское состо­я­ние, пре­тер­пе­ва­ю­щее пери­о­ды неустой­чи­во­сти, ста­нов­ле­ния, стабилизации.

На каж­дом эта­пе ста­нов­ле­ния ремис­сии в раз­ной сте­пе­ни игра­ют роль био­хи­ми­че­ские и пси­хо­ло­ги­че­ские фак­то­ры. Из это­го сле­ду­ет, что лече­ние долж­но быть ком­плекс­ным, и если на пер­вых эта­пах — это, в основ­ном, пси­хо­фар­ма­ко­ло­ги­че­ские пре­па­ра­ты с под­дер­жи­ва­ю­щей пси­хо­те­ра­пи­ей, то в даль­ней­шем боль­шое зна­че­ние при­об­ре­та­ет тру­до­те­ра­пия — какая-то полез­ная деятельность.

Необ­хо­ди­мо, что­бы паци­ент с нар­ко­ма­ни­ей или алко­го­лиз­мом был посто­ян­но занят, вовле­чен в лечеб­ный про­цесс. К сожа­ле­нию, сро­ки лече­ния в город­ских боль­ни­цах корот­кие: 1–1.5 меся­ца и паци­ент выпи­сы­ва­ет­ся не пол­но­стью под­го­тов­лен­ным к тру­до­вой жиз­ни, он боит­ся “сорвать­ся”, т.к. зна­ет себя, свою болезнь.

Поэто­му, напри­мер, в отно­ше­нии боль­ных алко­го­лиз­мом суще­ству­ют мето­ды био­ло­ги­че­ской (лекар­ствен­ной) под­держ­ки, когда перед выпис­кой, с согла­сия и актив­но­го жела­ния паци­ен­та, ему вво­дят пре­па­рат про­длен­но­го дей­ствия — тету­рам, эспе­раль, анта­бус — кото­рый ста­вит под угро­зу здо­ро­вье и даже жизнь боль­но­го, если он сорвет­ся и выпьет, т.к. эти пре­па­ра­ты вызы­ва­ют силь­ней­шую реак­цию несов­ме­сти­мо­сти с алко­го­лем. Такой спо­соб при­ду­ман от недо­ста­точ­но­сти наших зна­ний в отно­ше­нии дей­ствия алко­го­ля на орга­низм, но в то же вре­мя, его нуж­но рас­смат­ри­вать как “костыль”, кото­рый помо­жет, если вдруг “неосо­знан­но” рука потя­нет­ся к рюмке.

Надо пом­нить и о био­хи­ми­че­ской осно­ве алко­голь­ной зави­си­мо­сти, с тем, что­бы паци­ент не высту­пал в роли “зом­би”, а созна­тель­но мог ори­ен­ти­ро­вать­ся в себе, в сво­их побуж­де­ни­ях, реакциях.

Из выше­из­ло­жен­но­го понят­но, что лече­ни­ем боль­ных алко­го­лиз­мом и нар­ко­ма­ни­ей долж­ны зани­мать­ся спе­ци­а­ли­сты-нар­ко­ло­ги, пси­хи­ат­ры-нар­ко­ло­ги. Обра­ще­ние же к дале­ким от меди­ци­ны “цели­те­лям”, незна­ю­щим основ и спе­ци­фи­ки пата­ло-физи­че­ских, пси­хи­че­ских нару­ше­ний может при­ве­сти не толь­ко к поте­ре вре­ме­ни и средств. Когда паци­ен­ты и их род­ствен­ни­ки обра­ща­ют­ся к экс­тра­сен­сам, в сек­ты, к аст­ро­ло­гам, кол­ду­нам — они риску­ют окон­ча­тель­но утра­тить не толь­ко здо­ро­вье, но, под­час, и саму жизнь.

Нар­ко­ло­гия как спе­ци­аль­ность воз­ник­ла из пси­хи­ат­рии: до послед­не­го вре­ме­ни лица, зло­упо­треб­ля­ю­щие опья­ня­ю­щи­ми, одур­ма­ни­ва­ю­щи­ми веще­ства­ми были паци­ен­та­ми психиатров.

Веще­ства” исполь­зу­е­мые для тако­го зло­упо­треб­ле­ния мож­но раз­де­лить на три боль­шие группы:

1. Седа­тив­ные веще­ства и пре­па­ра­ты, основ­ным сво­им дей­стви­ем име­ю­щие успо­ко­е­ние, сонливость.

К ним отно­сят­ся опий и его про­из­вод­ные, сно­твор­ные лекар­ствен­ные веще­ства, сред­ства для обез­бо­ли­ва­ния и нар­ко­за, транквилизаторы.

Седа­тив­ным веще­ством явля­ет­ся алкоголь.

2. Сти­му­ли­ру­ю­щие пре­па­ра­ты и веще­ства, ока­зы­ва­ю­щие воз­буж­да­ю­щее действие.

К ним отно­сят­ся кока­ин, эфед­рин, фена­ли­е­но­вые прок­за­од­ные, кофе­ин и другие.

3. Гал­лю­ци­но­ге­ны или пси­хо­дислеп­ти­ки — это пре­па­ра­ты вызы­ва­ю­щие дез­ор­га­ни­за­цию пси­хи­че­ской дея­тель­но­сти в соче­та­нии с пси­хо­ти­че­ской симптоматикой.

К ним отно­сят про­из­вод­ные коноп­ли (гашиш, мари­ху­а­на), мес­ка­лин, пси­ло­ци­бин, ЛСД и другие.

Общим для седа­тив­ных сти­му­ли­ру­ю­щих и гал­лю­ци­но­ге­нов явля­ет­ся их спо­соб­ность вызы­вать эйфо­рию и менять пси­хи­че­ское состояние.

В узком смыс­ле сло­во “нар­ко­тик” — от греч. narcotics — усып­ля­ю­щий, но в юри­ди­че­ском смыс­ле нар­ко­ти­ка­ми при­зна­ют­ся веще­ства, кото­рые соци­аль­но опас­ны и кри­ми­но­ген­ны. При этом — алко­голь офи­ци­аль­но нар­ко­ти­ком не счи­та­ют. Нар­ко­ма­ни­ей же при­зна­ет­ся забо­ле­ва­ние, если оно вызва­но веще­ством, вклю­чен­ным в спи­сок нар­ко­ти­ков. Если же забо­ле­ва­ние (зави­си­мость) вызва­но веще­ства­ми, не вне­сен­ны­ми в спи­сок нар­ко­ти­ков, то оно назы­ва­ет­ся ток­си­ко­ма­ни­ей (с точ­ки зре­ния юристов).

Таким обра­зом, алко­го­лизм так­же мож­но счи­тать токсикоманией.

Нар­ко­ти­ки отли­ча­ют­ся высо­кой нар­ко­ген­но­стью, т.е. спо­соб­но­стью вызы­вать при­вы­ка­ние, при­стра­стие и зави­си­мость в тече­ние очень корот­ко­го сро­ка (после 2–3 инъ­ек­ций геро­и­на появ­ля­ет­ся при­стра­стие — пси­хи­че­ское влечение).

Появив­ше­е­ся вле­че­ние к нар­ко­ти­ку тол­ка­ет чело­ве­ка на поиск и при­ем сле­ду­ю­щей дозы, к уча­ще­нию при­е­ма, т.к. нар­ко­тик настоль­ко изме­нил био­хи­ми­че­ские реак­ции в голов­ном моз­ге, внед­рил­ся в них, что стал необ­хо­дим. При непо­ступ­ле­нии нар­ко­ти­ка, орга­низм “про­те­сту­ет” бур­ной реак­ци­ей, затра­ги­ва­ю­щей все систе­мы: сосу­ди­стую, дыха­тель­ную, пище­ва­ри­тель­ную и, конеч­но, Ц.Н.С. Син­дром отме­ны или ‑абсти­нент­ный син­дром, выра­жа­е­мый опи­сан­ной реак­ци­ей, явля­ет­ся при­зна­ком фор­ми­ро­ва­ния физи­че­ской зависимости.

Для нар­ко­ма­нии как и для алко­го­лиз­ма свой­ствен­ны харак­тер­ные эта­пы в раз­ви­тии болез­нен­но­го процесса.

Сна­ча­ла фор­ми­ру­ет­ся пси­хи­че­ская зави­си­мость, стрем­ле­ние достать нар­ко­тик, ощу­тить эйфо­рию. С уча­ще­ни­ем упо­треб­ле­ния рас­тет доза нар­ко­ти­ка (орга­низм при­об­ре­та­ет устой­чи­вость), изме­ня­ет­ся реак­тив­ность орга­низ­ма, т.е. если рань­ше после инъ­ек­ции геро­и­на чело­век засы­пал, то по мере фор­ми­ро­ва­ния зави­си­мо­сти он сохра­ня­ет бод­рость, актив­ность, спо­соб­ность к дея­тель­но­сти. Вле­че­ние к нар­ко­ти­ку при­об­ре­та­ет ком­пуль­сив­ный харак­тер: будет нар­ко­тик — будет ком­форт, и здесь уже речь не идет об эйфории.

Фор­ми­ру­ет­ся син­дром физи­че­ской зави­си­мо­сти, суть кото­ро­го заклю­ча­ет­ся в том, что удо­вле­тво­ри­тель­ное выпол­не­ние физи­че­ских функ­ций ста­но­вит­ся воз­мож­ным толь­ко при посто­ян­ном при­сут­ствии нар­ко­ти­ка в орга­низ­ме. Это же свой­ствен­но и для алкоголизма.

Алко­голь — офи­ци­аль­но раз­ре­шен к про­да­же, его упо­треб­ле­ние не пре­сле­ду­ет­ся зако­ном, в сред­ствах мас­со­вой инфор­ма­ции под­дер­жи­ва­ет­ся образ насто­я­ще­го муж­чи­ны, кото­рый может выпить зал­пом ста­кан вод­ки, а затем закурить.

Нар­ко­ти­ки — запре­ще­ны зако­ном, отно­ше­ние к нар­ко­ти­кам боязливо-презрительное.

У под­рост­ков и моло­дых людей суще­ству­ет тяга к при­клю­че­ни­ям, экс­пе­ри­мен­там, хочет­ся все попро­бо­вать. Поэто­му нар­ко­ти­ки в первую оче­редь нахо­дят свое рас­про­стра­не­ние сре­ди этой груп­пы населения.

Начи­ная с 1997 г. в Рос­сии отме­ча­ет­ся “наплыв” геро­и­на — син­те­ти­че­ско­го про­из­вод­но­го мор­фия, но дей­ству­ю­ще­го в 5 раз силь­нее последнего.

Самое страш­ное, что геро­ин рас­про­стра­ня­ет­ся в шко­лах. По опро­сам стар­ших школь­ни­ков Санкт-Петер­бур­га про­бо­ва­ли нар­ко­ти­ки до 90%молодыхлюдей. При­чем к рас­про­стра­не­нию нар­ко­ти­ков при­вле­ка­ют­ся под­рост­ки, кото­рые не под­ле­жат уго­лов­но­му пре­сле­до­ва­нию. Таким обра­зом дефор­ми­ру­ют­ся мораль­но-нрав­ствен­ные уста­нов­ки и мож­но ска­зать, что мы теря­ем моло­дое поко­ле­ние. Прак­ти­че­ски, речь может идти о вырож­де­нии нации.

Исповедь русского алкоголика

Свет

И свет во тьме све­тит, и тьма не объ­яла его.

(Иоанн 1, 5)

Родил­ся и вырос я в стране побе­див­ше­го “соци­а­лиз­ма”. Пом­ню, как в дет­стве радо­вал­ся, что я рус­ский. А чему радо­вал­ся не знаю. В мла­ден­че­стве был кре­щен, но зачем и для чего у меня есть крест­ный и крест­ная — не знал и не дога­ды­вал­ся. В стране, где ате­изм был госу­дар­ствен­ной рели­ги­ей — нам со школь­ной ска­мьи, и все­ми сред­ства­ми мас­со­вой инфор­ма­ции вну­ша­лось — смерть есть пре­кра­ще­ние тво­е­го суще­ство­ва­ния, с послед­ним вздо­хом ты исче­за­ешь, а на зем­ле после тебя оста­ют­ся твои дела и дети, кото­рых ты вос­пи­та­ешь по сво­е­му разумению.

Внут­рен­ность моя (как я понял потом — моя душа) это­му сопро­тив­ля­лась, иска­ла выход из это­го тупи­ка. Одна­ко, посто­ян­ное вну­ше­ние, что я есть тело мате­ри­аль­ное, кото­рое по смер­ти сгни­ет, дела­ло свое дело. Прав­да, был момент в жиз­ни, кото­рый оста­вил свой след и помог мне в даль­ней­шем встать, нако­нец, с голо­вы на ноги, и узнать про жизнь веч­ную, когда мне было уже 38 лет отро­ду. На этом момен­те я хочу оста­но­вить­ся осо­бо. В пятом клас­се после двух лет сирот­ства, когда умер­ла мать-бло­кад­ни­ца, наш отец и три его сына полу­чи­ли четы­рех­ком­нат­ную квартиру-“хрущевку”. Эта квар­ти­ра со сво­и­ми малю­сень­ки­ми ком­на­та­ми после ком­му­нал­ки каза­лась нам огром­ным про­стран­ством. Мне доста­лась самая малень­кая ком­на­та — 4,5 кв. мет­ра, куда вме­сти­лась под­рост­ко­вая кро­вать и ста­рый спи­сан­ный стол с отцо­вой рабо­ты. Ком­нат­ка каза­лась боль­шой кре­по­стью мое­го мира, отку­да мож­но будет делать вылаз­ки в огром­ный окру­жа­ю­щий меня мир дру­гих людей, мне еще незна­ко­мый. Обо­ру­до­вав свою ком­на­ту, я жаж­дал позна­ния тако­го таин­ствен­но­го для меня мира. Так как было лето и вре­мя кани­кул, пер­вая вылаз­ка состо­я­лась во двор, где мест­ные маль­чиш­ки гоня­ли в фут­бол. Вышли мы со стар­шим бра­том и очень неудач­но. Я и брат, как ока­за­лось, игра­ли наго­ло­ву луч­ше наших сверст­ни­ков со дво­ра (ска­за­лась прак­ти­ка игры в ста­ром дво­ре, где гоня­ли с утра и до “пока мяч вид­но”). После несколь­ких нами заби­тых голов дво­ро­вые собра­тья реши­ли выяс­нить кто прав на кула­ках. Полу­чив по носам и сооб­ра­зив, что нет у них сил про­ти­во­сто­ять наше­му рез­ко­му отпо­ру, новые сосе­ди убе­жа­ли по домам. Даль­ше слу­чи­лось для нас непо­нят­ное: фут­боль­ное поле ста­ли окру­жать с деся­ток под­рост­ков хули­ган­ско­го вида на два-четы­ре года стар­ше нас. Мой брат, оце­нив ситу­а­цию, как трез­во мыс­ля­щий чело­век пустил­ся нау­тек, а я остал­ся один, не в силах рас­стать­ся с самой доро­гой для меня вещью — фут­боль­ным мячом. Было ясно, что отец заме­ны не купит. Для меня это было бед­стви­ем. Стоя посре­ди дюжи­ны хули­га­нов, я ожи­дал непри­выч­но­го для себя оскорб­ле­ния. Силы были явно не рав­ны. Обо­шлось одним уда­ром в челюсть и пре­ду­пре­жде­ни­ем здесь не появ­лять­ся, а то будет хуже. Дол­го уго­ва­ри­вать меня не потре­бо­ва­лось. Я уда­лил­ся с мячом в руках, что было, по-мое­му, рав­но­силь­но побе­де. Воз­вра­щать­ся во двор не было ника­ко­го жела­ния. Сле­ду­ю­щее огор­че­ние ожи­да­ло в новой шко­ле. На пер­вом уро­ке хлю­пик, сидев­ший сза­ди, стал под пар­той пинать меня ногой. На что я ска­зал: “Вый­дем на пере­ме­ну — я с тобой раз­бе­русь”. Хлю­пик про­дол­жал пинать?!. Вый­дя на пере­ме­ну, я взял его за груд­ки и с чув­ством глу­бо­ко­го удо­вле­тво­ре­ния хотел съез­дить кула­ком по этой дур­ной баш­ке. Не успел я осу­ще­ствить свою меч­ту, созре­вав­шую весь урок физи­ки, как полу­чил силь­ный удар сза­ди. Раз­вер­нув­шись, я уви­дел груп­пу ребят с дебиль­ны­ми рожа­ми, уста­вив­ши­ми­ся на меня. Рожи тот­час кину­лись в кулач­ный бой — семе­ро на одно­го. Так я всту­пил в новую для себя “взрос­лую” жизнь. Все пра­ви­ла ста­ро­го дво­ра о рьщар­стве здесь не при­зна­ва­лись. Я услы­шал новое сло­во — ЧЧВ, что рас­шиф­ро­вы­ва­ет­ся по пер­вым бук­вам — “чело­век чело­ве­ку — волк”. Я нена­ви­дел их, этих подон­ков, кото­рые как стая гиен, спо­соб­ны разо­рвать любо­го, кто вста­нет на их пути.

Толь­ко став взрос­лым, я стал пони­мать их неви­нов­ность, осо­зна­вая, что они — плод вос­пи­та­ния это­го обще­ства без Бога. Бога нет, делай что хочешь, как бы вби­вал им в под­со­зна­ние “раз­ви­той соци­а­лизм” — этот идол “свет­ло­го буду­ще­го”. Рав­но­ду­шие и цинизм — вот что счи­та­лось шиком в таких ком­па­ни­ях. Все неуда­чи на дво­ро­вом и школь­ном фрон­тах заби­ли меня в кре­пость моей ком­на­ты, отку­да я вынуж­ден­но выби­рал­ся в шко­лу. И был лишь один счаст­ли­вый день — вос­кре­се­нье, когда я ездил в клуб фила­те­ли­стов, где на сэко­ном­лен­ные на обе­дах 90 копе­ек мог поку­пать эти­кет­ки от спи­чеч­ных короб­ков (денег на доро­гие мар­ки мне взять было не у кого). Я оку­нал­ся в зага­доч­ный мир изоб­ра­же­ний на эти­кет­ках. Гео­гра­фия, исто­рия, мир фан­та­сти­ки и при­клю­че­ний — ста­ли моим миром, а я его закон­ным жите­лем. Меня уно­си­ло в дру­гие галак­ти­ки со ско­ро­стью тысяч све­то­вых лет. Я сра­жал­ся с Д’Ар­та­нья­ном за Честь и Досто­ин­ство, драл­ся вме­сте с Дон Кихо­том про­тив вет­ря­ных мель­ниц и пла­кал с Досто­ев­ским и Шекспиром.

Мир мое­го отца, кото­рый при­хо­дил с рабо­ты почти все­гда пья­ным, был мне отвра­ти­те­лен. Я думал, что нико­гда не буду пить, так омер­зи­те­лен был один запах вод­ки и пере­га­ра. Не знал, что столк­нусь с еще боль­шей бедой, чем мой отец, кото­рый искренне тру­дил­ся на бла­го сво­их сыно­вей и по ночам, с похме­лья, гото­вил обе­ды и сти­рал наше, все­гда затас­кан­ное, белье. Он тоже был жерт­вой без­бож­но­го вре­ме­ни, когда под руко­вод­ством нашей слав­ной ком­му­ни­сти­че­ской пар­тии спа­и­вал­ся рус­ский народ. Пар­тия прак­ти­ко­ва­ла фор­ми­ро­вать свои ниж­ние ряды в пар­тий­ных ячей­ках из таких вот, рабо­тя­щих и пью­щих, кото­рых после пьян­ки мож­но будет “про­пе­со­чить” на пар­тий­ном собра­нии, не дать пре­мии, квар­ти­ры. Мож­но было ниче­го не давать, кро­ме жал­кой подач­ки в виде зар­пла­ты. И такой чест­ный и, в глу­бине души, поря­доч­ный чело­век будет за гро­ши чест­но отра­ба­ты­вать свою репу­та­цию, под­мо­чен­ную “зеле­ным зми­ем”, оста­ва­ясь после рабо­ты, выхо­дя в суб­бо­ту и вос­кре­се­нье… Чело­ве­ка лиша­ли, быть может, само­го глав­но­го — уча­стия в вос­пи­та­нии соб­ствен­ных детей, в созда­нии домаш­не­го оча­га и уюта. Да и пла­ти­ли за эти тру­до­вые подви­ги часто гид­ро­лиз­ным спир­том, опус­кая рус­ский народ еще ниже в пла­мя адских муче­ний. И сей­час рус­ский народ в сво­ем без­бо­жии про­дол­жа­ет опус­кать­ся, про­кли­ная всех и вся в поис­ках ста­ка­на пой­ла, оправ­ды­вая себя и обви­няя всех в сво­их несчастьях.

Про­сти­те за отвле­че­ние от рас­ска­за, кото­рый хочу про­дол­жить далее. Нахо­дясь в сво­ей ком­на­те-кре­по­сти, я часто заду­мы­вал­ся, что такое смерть, и не мог понять. И, о, Гос­по­ди, в оче­ред­ном таком раз­ду­мий меня вдруг слов­но осве­тил непо­нят­ный для меня Свет (о кото­ром я поз­же узнал у пре­по­доб­но­го Симео­на Ново­го Бого­сло­ва). Он ска­зал мне: “Ты не умрешь, а будешь жить”. Это был не “голос”, а сооб­ще­ние на уровне мыс­ли. Я не видел Сооб­ща­ю­ще­го, но чув­ство­вал Его. На мысль о том: “А как же дру­гие?” Полу­чил ответ: “Смот­ри на себя”. Я нахо­дил­ся в таком вос­хи­ще­нии, что поте­ря­лось ощу­ще­ние вре­ме­ни и про­стран­ства. Еще дол­гое вре­мя я оста­вал­ся под впе­чат­ле­ни­ем про­изо­шед­ше­го. С того момен­та я стал молить­ся Богу, о кото­ром слы­шал от бабуш­ки в деревне: “Не балуй­ся, Бог нака­жет”. Мыс­лен­но я соору­дил, как древ­ние гре­ки, алтарь Неви­ди­мо­му Богу в одном из верх­них углов ком­на­ты. Ико­ну Божи­ей Мате­ри я видел у бабуш­ки в ее такой же малень­кой ком­на­туш­ке. К еле види­мо­му обра­зу на иконе отно­сил­ся с тре­пе­том, поче­му — не знал. Перед экза­ме­на­ми за вось­мой класс я уси­лил молит­вы, что­бы Бог помог мне сдать экза­ме­ны. То была по-дет­ски искрен­няя молит­ва. Но, как выяс­ни­лось позд­нее — это ока­за­лась самая низ­кая фор­ма молит­вы — про­си­тель­ная. И лишь потом, через годы — при­шли попыт­ки сла­во­сло­вия, выс­шей молит­вы в Пра­во­сла­вии: “Бла­го­да­рю Тебя, Гос­по­ди, за те мгно­ве­ния незем­но­го сча­стья, кото­рые Ты мне пода­рил в отро­че­стве! Бла­го­да­рю Тебя, Божия Матерь, Кото­рая охра­ня­ла меня от вся­ко­го зла, окру­жав­ше­го меня! Толь­ко сей­час, тяже­ло боль­ной, я пони­маю тот Про­мысл Божий, кото­рый дал мне уже взрос­лым, обре­ме­нен­ным тяж­ки­ми смерт­ны­ми гре­ха­ми, прой­ти через испы­та­ния к тебе, чадо­лю­би­вая мать — Пра­во­слав­ная Цер­ковь, кото­рая при­ем­лет всех и молит­ся за всех пра­во­слав­ных христиан”.

После выпуск­ных экза­ме­нов отец отдал меня в радио­тех­ни­че­ский тех­ни­кум, где я сдал всту­пи­тель­ные экза­ме­ны и полу­чил путев­ку в жизнь, в юность многообещающую.

“Мне бы выкатить портвейна бадью…”

От юно­сти нашей эта мер­зость пожи­ра­ла тру­ды отцов наших.… 

(Иере­мия 3, 24)

Поз­же, с высо­ты сво­их лет, мне ста­ло понят­но, что враг чело­ве­че­ский, видя мое стрем­ле­ние жить по сове­сти, стал иску­шать меня, неопыт­но­го. Нача­лось с блуд­ных помыс­лов и страст­ных меч­та­ний. Что­бы казать­ся более взрос­лым, я пытал­ся курить, но по неопыт­но­сти не затя­ги­вал­ся. Более опыт­ные сту­ден­ты ста­ли “под­тя­ги­вать” меня все далее в про­пасть. Пер­вая моя затяж­ка дала ощу­ще­ние, что я куда-то падаю, в гла­зах и в голо­ве помут­не­ло, меня тош­ни­ло. Такие же при­мер­но, но еще более худ­шие впе­чат­ле­ния я полу­чил от пер­во­го ста­ка­на вина, когда мы с при­я­те­ля­ми пошли на свои пер­вые тан­цы. От выпи­той бор­мо­ту­хи меня стош­ни­ло, поте­ря­лась свя­зан­ность речи, было ощу­ще­ние, что я уми­раю. Но, “геро­и­че­ски” выдер­жав испы­та­ние пер­вой рюм­кой и пер­вой сига­ре­той, я понес­ся далее в без­дну тьмы, из кото­рой, как ока­за­лось, ой как труд­но выби­рать­ся, когда за каж­дым шагом на этом мучи­тель­ном обрат­ном пути охва­ты­ва­ют смер­тель­ное отча­я­ние и уны­ние, и… начи­на­ешь опять падать вниз!..

Итак, мы оста­но­ви­лись на пер­вой рюм­ке и сига­ре­те. Это­го душе моей было мало. Встав на путь гре­ха, я рез­во про­дол­жил свое путе­ше­ствие. “Чем даль­ше в лес, тем боль­ше дров”. Сту­ден­че­ские годы харак­тер­ны посто­ян­ной борь­бой меж­ду сове­стью и созна­ни­ем, с одной сто­ро­ны, и страст­ным жела­ни­ем вку­сить плод позна­ния добра и зла — с дру­гой. Силы были нерав­ны­ми. Появи­лись куми­ры — В.Высоцкий, запад­ные рок-музы­кан­ты. Под­ра­жа­ние куми­рам при­ве­ло к пол­ной поте­ре ори­ен­ти­ров в окру­жа­ю­щем мире. Сло­ва Высоц­ко­го: “мне бы выка­тить порт­вей­на бадью, а, мол, прин­цес­су мне и даром не надо, чуду-юду я и так побе­дю” — мно­гие из нас, моло­дых бал­бе­сов, пони­ма­ли и при­ни­ма­ли тогда бук­валь­но, что назы­ва­ет­ся “в лоб”, как при­зыв к дей­ствию. Прав­да, насчет прин­цес­сы, в дру­гих пес­нях куми­ра “руко­вод­ство” было дру­гим. “Прин­цес­сы-стю­ар­де­сы” доступ­ные, как весь граж­дан­ский флот, при­вле­ка­ли сво­и­ми теле­са­ми. Скром­ность и застен­чи­вость усту­пи­ли место раз­вяз­но­сти и наг­ло­сти. А так как без выпив­ки достичь нуж­ной эйфо­рии не полу­ча­лось, сту­ден­че­ские пьян­ки ста­ли посто­ян­ным делом — “празд­ни­ком души”. Роман­ти­ка 60‑х сме­ни­лась на похме­лье 70‑х. Сла­ва Богу!, что чере­ду пья­ных похож­де­ний пре­рва­ла армия. Двух­лет­няя, без пре­уве­ли­че­ний, шко­ла муже­ства при­тор­мо­зи­ла паде­ние. О том, что я хро­ни­че­ский алко­го­лик — не было и мыс­ли, но в орга­низ­ме уже пошли необ­ра­ти­мые про­цес­сы (об этом я узнал лишь через 25 лет). Нерв­ная систе­ма была уже не та, что лет пять назад. Это про­яв­ля­лось в армии сры­ва­ми и кол­лек­тив­ны­ми попой­ка­ми, когда выда­ва­лось жал­кое сол­дат­ское жало­ва­нье в раз­ме­ре 3р.80к., кото­ро­го хва­та­ло на две бутыл­ки бор­мо­ту­хи. Теперь я пони­маю, что меня окру­жа­ли и сей­час окру­жа­ют мно­же­ство таких же алко­го­ли­ков, как и я сам. Мате­ри и жены, бра­тья по несча­стью, обра­ща­юсь к вам — не повто­ряй­те моих оши­бок. Это при­ве­дет к тако­му горю, кото­рое вам и не сни­лось. Оста­но­ви­тесь! Еще шаг — и вы оку­не­тесь в про­пасть без­ду­шия, уны­ло­го суще­ство­ва­ния и бес­про­свет­но­го будущего.

Теперь, имея опыт и зна­ния, пони­маю: най­дись тогда твер­дая рука, кото­рая оста­но­ви­ла бы меня на пути поги­бе­ли — не совер­шил бы более тяж­ких гре­хов и не скор­бел бы по ночам над сло­ва­ми Гос­по­да Иису­са Хри­ста, что “ни воры, ни лихо­им­цы, ни пья­ни­цы, ни зло­ре­чи­вые, ни хищ­ни­ки — Цар­ствие Божие не насле­ду­ют” (1 Корф. 6,10). Одно упо­ва­ние — на милость Божию и на отпу­ще­ние гре­хов на испо­ве­ди по сло­ву Божию: “Кому про­сти­те гре­хи, тому про­стит­ся. На ком оста­ви­те, на том оста­нут­ся” (Ин. 20,23). Как Гос­подь смот­рит на наши без­об­ра­зия и не уни­что­жит нас? Вид­но, дол­го­тер­пе­ние Божие несрав­ни­мо с нашей нетер­пи­мо­стью ко гре­хам ближ­них наших. Враг же чело­ве­че­ский и нату­ра чело­ве­че­ская неис­чер­па­е­мы в изоб­ре­те­нии спо­со­бов гре­шить перед Богом и людь­ми. И несет­ся душа чело­ве­че­ская все далее во тьму веч­ную, подаль­ше от Бога. Не спря­чешь­ся, глу­пая душа, ни от сво­ей сове­сти, ни от Бога. Но… так и я про­дол­жал экс­пе­ри­мен­ты над собой. Мало, что не мог уже обой­тись без сига­ре­ты и выпив­ки — пода­вай блуд, да еще какой-нибудь самый раз­врат­ный… Широ­ка рус­ская душа-мак­си­ма­лист­ка: при­ни­мать Хри­ста — так до свя­то­сти, гре­шить — так до смер­ти! Все по-максимуму.

Юдоль плача

Мы лежим в сты­де сво­ем, и срам наш покры­ва­ет нас,
пото­му что мы гре­ши­ли пред Гос­по­дом Богом нашим, —
мы и отцы наши, от юно­сти нашей и до сего дня,
и не слу­ша­лись голо­са Гос­по­да Бога нашего.

(Иере­мия 3, 25)

Про­из­вод­ство встре­ти­ло меня брыз­га­ми гид­ро­лиз­но­го спир­та — глав­но­го пой­ла тру­до­во­го наро­да. Пили с пово­дом и без пово­да. Основ­ным при­зом в гон­ке воору­же­ний меж­ду капи­та­лиз­мом и “раз­ви­тым соци­а­лиз­мом” были пол-лит­ра “шила”, себе­сто­и­мость кото­рых состав­ля­ла 8 копе­ек, но рус­ско­му наро­ду они сто­и­ли дегра­да­ции и пре­бы­ва­ния “на игле” у без­бож­но­го и бес­че­ло­веч­но­го госу­дар­ства, в посто­ян­ном состо­я­нии похме­лья, в ожи­да­нии оче­ред­но­го “вли­ва­ния”. Мне, уже “под­го­тов­лен­но­му”, ниче­го не сто­и­ло вклю­чить­ся в эту безум­ную жизнь. Не состав­ля­ло тру­да най­ти повод для выпив­ки: если его не было, то я быст­ро созда­вал его сам. Ника­кие труд­но­сти и жиз­нен­ные невзго­ды не пре­одо­ле­ешь под руч­ку с “зеле­ным зми­ем”, они еще более усу­губ­ля­ют­ся и ста­но­вят­ся непре­одо­ли­мы­ми. Какие там “раз­ряд­ки” или, как выра­жа­лись на фло­те, “загру­бить дат­чи­ки”: все кру­гом руши­лось — как в соб­ствен­ной душе, так и вокруг меня, по всей нашей необъ­ят­ной стране.

Зани­ма­ясь стро­и­тель­ством ядер­но­го щита стра­ны, я иско­ле­сил ее вдоль и попе­рек. От Край­не­го Севе­ра до Кам­чат­ки и Даль­не­го Восто­ка, от южных гра­ниц до При­бал­ти­ки — стра­на нахо­ди­лась в пья­ном уга­ре. Огонь в душе тушил­ся новы­ми пор­ци­я­ми алко­го­ля. Ино­гда, наедине с собой, сле­зы зали­ва­ли гла­за, душа тре­пе­та­ла от безыс­ход­но­сти, кото­рая мая­чи­ла впе­ре­ди. И думы опять при­во­ди­ли… к мага­зи­ну. Забыть­ся, что­бы тре­во­га не тер­за­ла душу. Где же конец всем несча­стьям? Оста­но­вить­ся, или — конец. Что при­об­ре­те­но, что поте­ря­но? Поло­ви­на, по нашим мер­кам, уже поза­ди, а за душой — один стыд. Семья не устро­е­на, на рабо­те непри­ят­но­сти из-за выпив­ки, а без “подо­гре­ва” ста­но­вит­ся все труд­нее. За пле­ча­ми — пре­вра­ще­ние невин­но­го юно­ши в запой­но­го пьяницу.

Мате­ри, жены! Оста­но­ви­те сво­их сыно­вей и мужей, не дай­те окон­ча­тель­но спить­ся, не гово­ри­те, что он не алко­го­лик, это неправ­да. Из сво­е­го опы­та ска­жу, что пред­рас­по­ло­жен­ным к алко­го­лиз­му я родил­ся. Как от Ада­ма про­изо­шла склон­ность чело­ве­ка ко гре­ху, так и через наших роди­те­лей мы полу­ча­ем склон­ность к пьян­ству, или при­об­ре­та­ем ее сами очень быст­ро и неза­мет­но. Начи­най­те отсчет от пер­вой рюм­ки, от пер­во­го жела­ния выпить, а еще страш­нее — от жела­ния опо­хме­лить­ся. Тогда надо бить в набат.

Страшное предупреждение

и если кто обра­ща­ет­ся от пра­вед­но­сти ко греху,
Гос­подь уго­то­вит того на меч.

(Сирах 26, 26)

…на всех остав­ля­ю­щих Его — могу­ще­ство Его и гнев Его.

(1 Езд­ры 8, 22)

Богом остав­лен­ный алко­го­лик, я вер­нул­ся в свою ком­нат­ку-кре­пость и три дня и три ночи читал мое­го само­го люби­мо­го писа­те­ля Ф.М. Досто­ев­ско­го. Не спал, не курил, не ел. И Бог опять, вто­рой раз, уже более гроз­но, посе­тил меня. Вме­сто вос­хи­ще­ния отро­че­ства, у меня появи­лось вол­не­ние, я услы­шал голос жены мое­го отца, кото­рый при­зы­вал меня нака­зать. В силь­ном вол­не­нии я выбе­жал на ули­цу и уви­дел на газоне несколь­ко десят­ков све­тя­щих­ся фигур. Они сиде­ли кру­га­ми и, как мне пока­за­лось, игра­ли в кар­ты. Поче­му-то в голо­ве мельк­ну­ла мысль — бесы. Я упал на коле­ни и взмо­лил­ся: “Гос­по­ди, Ты есть?!” И свер­ху, когда я молил­ся, отку­да-то намно­го выше туч и неба, пря­мо на меня устре­мил­ся луч. В испу­ге я пре­кра­тил молить­ся и луч исчез, а бесы оста­лись. Я стрем­глав побе­жал про­сить про­ще­ния у жены отца. Застал ее в хоро­шем рас­по­ло­же­нии духа и полу­чил про­ще­ние. Завя­за­лась теп­лая бесе­да. Но в это самое вре­мя со мной гово­рил “голос”, его никто не слы­шал, кро­ме меня. Он мне объ­яс­нял, что у меня открыл­ся дар все­ве­де­ния поту­сто­рон­не­го мира, он будет мне помо­гать, и с его помо­щью я ста­ну зна­ме­ни­тым и буду обла­дать воем, чего захо­чу. С этим “голо­сом” я уехал к себе домой. Дома он насто­я­тель­но стал меня про­сить выбро­сить­ся из окна, на что я ему воз­ра­зил, что я же разо­бьюсь. Он отве­чал, что со мной ниче­го не слу­чит­ся. Я схит­рил и спу­стил­ся с пято­го эта­жа по лест­ни­це. Какой гнев и злость были в этом голо­се после мое­го непо­слу­ша­ния! Что тут нача­лось! К этим бесам на газоне при­ба­вил­ся гигант­ский воз­душ­ный бес, кото­рый летал с необык­но­вен­ной быст­ро­той и изме­нял свою внеш­ность. Над моей голо­вой появи­лась целая эскад­ра воз­душ­ных бесов, кото­рые со страш­ны­ми завы­ва­ни­я­ми бро­си­лись свер­ху штур­мо­вать мою ком­нат­ку. На лест­нич­ной пло­щад­ке появи­лись бесы в паль­то и кеп­ках. Они нача­ли сту­чать в дверь, пыта­ясь ее открыть. Всю эту вак­ха­на­лию я видел сквозь сте­ны и дверь. В это вре­мя появи­лась ско­рая помощь, вызван­ная, как ока­за­лось, моей женой. Не дай вам Бог уви­деть то, что я уви­дел! Неда­ром об этом пре­ду­пре­ждал пре­по­доб­ный Сера­фим Саров­ский. Пре­по­доб­но­му Анто­нию Вели­ко­му, как извест­но из исто­рии Церк­ви, было дано Богом доста­точ­но дли­тель­ное вре­мя видеть такой кош­мар. И дру­гие отцы Церк­ви виде­ли и слы­ша­ли подоб­ную мер­зость непро­дол­жи­тель­ное вре­мя, т.к. от это­го мож­но сой­ти с ума. Как я понял поз­же, мне, хотя я чело­век мно­го­греш­ный, дано было это видеть во вра­зум­ле­ние, созна­вая все свое “нут­ро”, где я есть, и что меня ожидает.

Ско­рая при­вез­ла меня в пси­хи­ат­ри­че­скую боль­ни­цу. Всю доро­гу меня пре­сле­до­ва­ли бесы. После уко­ла и капель­ни­цы сна­ча­ла пре­кра­ти­лось виде­ние, а потом и слы­ша­ние голо­са. Теперь-то я пони­маю, кто управ­ля­ет все­воз­мож­ны­ми мага­ми, сек­тан­та­ми раз­ных мастей, с кем обща­ют­ся оккуль­ти­сты и тому подоб­ная пуб­ли­ка. Но тогда это было для меня тай­ной, покры­той мра­ком. В боль­ни­це пси­хи­ат­ры каж­дый день бесе­до­ва­ли со мной и пыта­лись дока­зать, что виде­ния мои — не более чем гал­лю­ци­на­ции. Толь­ко спу­стя 12 лет после это­го собы­тия, про­чи­тав кни­ги иеро­мо­на­ха Сера­фи­ма Роуза “Жизнь после смер­ти”, иерея Вла­ди­ми­ра Ели­се­е­ва “Пра­во­слав­ный путь ко спа­се­нию и восточ­ные и оккульт­ные мисти­че­ские уче­ния”, кни­ги Сер­гия Нилу­са и мно­гие жития свя­тых, я осо­знал, что это были ника­кие не гал­лю­ци­на­ции, а отвер­зе­ние чувств ивиде­ние неви­ди­мо­го мира. Пси­хи­ат­ры сами потом мне рас­ска­зы­ва­ли, что подоб­ные виде­ния муча­ют мно­гих, кто посту­па­ет с диа­гно­зом — пси­хоз. Тогда я понял, или, ско­рее, хотел понять Божие пре­ду­пре­жде­ние, что пора брать­ся за ум. Через два меся­ца все при­ту­пи­лось. Да и пси­хи­ат­ры меня пре­ду­пре­ди­ли, что если я не при­знаю, что это были гал­лю­ци­на­ции — они меня не выпу­стят. Даже когда ради сво­бо­ды я при­знал, что это гал­лю­ци­на­ции, они про­дол­жа­ли со мной бесе­до­вать, пока не убе­ди­лись, что я отка­зал­ся от преж­ней трак­тов­ки сво­их виде­ний. Лишь после это­го я был выпи­сан из больницы.

Через неболь­шой про­ме­жу­ток вре­ме­ни я почув­ство­вал себя выле­чен­ным от алко­го­лиз­ма и решил, что могу поз­во­лить себе рюм­ку-дру­гую за празд­нич­ным сто­лом. И опять пока­ти­лось все по ста­рой наез­жен­ной колее! Еще год я мучал себя алко­го­лем, пока, впер­вые в жиз­ни, не про­гу­лял три дня рабо­ты, что мог­ло все­рьез повли­ять на мою карье­ру, а точ­нее — поста­вить на ней точ­ку. И тут я, из инте­ре­сов мате­ри­аль­ных, решил “под­шить­ся”. Есть в меди­цине пре­па­рат “Эспе­раль”, дей­ствие его тако­во: при упо­треб­ле­нии алко­го­ля “под­ши­тый” зады­ха­ет­ся, уча­ща­ет­ся пульс, и в тече­ние часа рез­ко пада­ет дав­ле­ние. При этом весь­ма вели­ка веро­ят­ность смер­ти, или — поте­ри здо­ро­вья навсе­гда, вплоть до инва­лид­но­сти и пара­ли­ча. “Эспе­раль”, что в пере­во­де с фран­цуз­ско­го — надеж­да, дей­ству­ет пять лет. В кри­ти­че­ский момент, когда уже нев­мо­го­ту, и за ста­кан вод­ки готов отдать все — нали­чие этой “Эспе­ра­ли”, и зна­чит, отчет­ли­вый страх смер­ти перед выпив­кой — отрезв­ля­ет, и не поз­во­ля­ет чело­ве­ку сорвать­ся. Этот эффект я испы­тал на себе — очень дей­стве­нен, хотя в серд­це тем вре­ме­нем и накап­ли­ва­ет­ся жела­ние после пяти лет “под­шив­ки” дать “ото­рвать­ся” и себе, и сво­им близ­ким. Но через пять лет жела­ние выпить осты­ва­ет, появ­ля­ют­ся какие-то дру­гие радо­сти, кро­ме вод­ки. Одна беда, после “под­шив­ки”, с нача­ла трез­во­го обра­за жиз­ни, появ­ля­ет­ся жела­ние заме­нить алко­голь, кото­рый необ­ра­ти­мо впи­сал­ся в про­цесс обме­на веществ — на дру­гой источ­ник энер­гии. Но об этом я поста­ра­юсь рас­ска­зать в сле­ду­ю­щих главах.

Решимость изменить жизнь

Самое труд­ное — про­явить реши­мость к трез­во­му обра­зу жиз­ни. Мысль об этом я отго­нял со стра­хом, т.к. алко­голь про­пи­тал всю мою сущ­ность, тело и душу. Весь мой быт был свя­зан с вино­пи­ти­ем. Встре­чи, про­во­жа­ния, празд­ни­ки, сда­ча, при­ем­ка, юби­леи и про­сто пло­хое настро­е­ние — вез­де обиль­ные “вли­ва­ния”.

Для того, что­бы изме­нить свою жизнь и про­явить реши­мость встать на путь трез­во­сти алко­го­ли­ку надо ясно осо­знать, что перед ним неумо­ли­мо встал выбор:

— Он про­дол­жа­ет пить и опус­кать­ся все ниже и ниже. На этом пути его ожи­да­ет поте­ря семьи, остат­ков здо­ро­вья, хоро­шей рабо­ты и дегра­да­ция. В конеч­ном сче­те чело­век ока­зы­ва­ет­ся на самом дне обще­ства, уми­ра­ет, как лич­ность, ста­но­вясь хуже ско­та, далее смерть физическая.

— Вто­рой путь — абсо­лют­ная трез­вость, вос­ста­нов­ле­ние пошат­нув­ше­го­ся здо­ро­вья и рабо­то­спо­соб­но­сти. На этом пути быв­ший пья­ни­ца при­об­ре­та­ет новые силы и спо­соб­но­сти пре­одо­ле­вать жиз­нен­ные затруд­не­ния, реша­ет нако­пив­ши­е­ся про­бле­мы в семье и на работе.

Из сво­е­го мно­го­лет­не­го опы­та борь­бы с “зеле­ным зми­ем” и из опы­та таких же боль­ных алко­го­лиз­мом, как и я, ответ­ствен­но заяв­ляю, чтотре­тье­го пути нет.

Подав­ля­ю­щая часть боль­ных не хочет при­зна­вать, что они боль­ные и гово­рят, что могут бро­сить пить в любой момент, если захо­тят. Но это толь­ко отго­вор­ка. На самом деле они отго­ня­ют пуга­ю­щую их мысль об абсо­лют­ной трез­во­сти, а насчет того, что­бы бро­сить пить — более двух меся­цев не выдер­жи­ва­ют без оче­ред­но­го возлияния.

Дру­гая груп­па боль­ных согла­ша­ет­ся, что они боль­ны алко­го­лиз­мом, даже дела­ют попыт­ки лечить­ся, но это не лече­ние, а его ими­та­ция, не даю­щая поло­жи­тель­ных резуль­та­тов. Их беда в том, что они не хотят рас­ста­вать­ся с алко­го­лем, счи­тая его неза­ме­ни­мым сред­ством. Они гово­рят: мы хотим лечить­ся, пусть нам помо­гут. Посе­ща­ют лечеб­ные заве­де­ния, обра­ща­ют­ся к вра­чам, экс­тра­сен­сам, все­воз­мож­ным “цели­те­лям”. Род­ствен­ни­ки помо­га­ют им мате­ри­аль­но и мораль­но в их стрем­ле­нии выле­чить­ся, но беда заклю­ча­ет­ся в том, что мыс­ли об алко­го­ле не отсту­па­ют от них. Их лече­ние пре­ры­ва­ет­ся оче­ред­ны­ми сры­ва­ми в запой, и опять все начи­на­ет­ся сна­ча­ла: домаш­ние ссо­ры, боль­ни­ца, неболь­шой срок пре­ры­ва­ния алко­го­ли­за­ции и опять срыв в запой. И так без кон­ца. Подоб­ное лече­ние при­во­дит в отча­я­ние и самих боль­ных, и их родственников.

Меж­ду тем, имен­но род­ствен­ни­ки боль­но­го могут помочь ему при­нять, нако­нец, это труд­ное реше­ние — изме­нить жизнь. Надо твер­до, без вся­ко­го потвор­ства, поста­вить его перед выбором:

— Либо ты с вод­кой, но — без нас… Либо — с нами, но — без водки.

Пусть заду­ма­ет­ся. Или он про­дол­жа­ет созда­вать “жизнь адо­ву” себе и семье, тра­тя с тру­дом зара­бо­тан­ные день­ги на пой­ло, лишая род­ных покоя, а детей — трез­во мыс­ля­ще­го отца, и хоть како­го-то достат­ка в доме. Или…

Надо лишь суметь ска­зать об этом выбо­ре. Так, что­бы пове­рил: семья под­дер­жит. И так — что­бы не пустил­ся с горя, при­няв ска­зан­ное как при­го­вор, во все тяж­кие, в нику­да, на погибель…

Остав­ши­е­ся на этом пути про­дол­жа­ют свое дви­же­ние к поги­бе­ли с раз­ны­ми скоростями.

Самую мед­лен­ную ско­рость выбрал я. Под­шив­шись, я пола­гал, что полу­чаю гаран­тию трез­во­сти и в бли­жай­шие пять лет пить не буду, но о тех труд­но­стях, кото­рые ожи­да­ли меня — я и не подо­зре­вал. В сле­ду­ю­щей гла­ве поста­ра­юсь рас­ска­зать о них, что­бы чита­ю­щий этот рас­сказ и жела­ю­щий встать на путь трез­во­сти смог зара­нее под­го­то­вить­ся к ним. Дай Бог, что­бы мой скром­ный опыт в пре­одо­ле­нии этих труд­но­стей помог хоть кому-то из начи­на­ю­щих трез­вен­ни­ков на их нелег­ком пути.

Ухабы трезвости

…и мерт­вым было благовествуемо…

(1 Петр.4, 6)

Готовь сани летом. Так и к трез­во­му обра­зу жиз­ни надо гото­вить­ся зара­нее. От незна­ния труд­но­стей, кото­рые тебя ожи­да­ют, ново­ис­пе­чен­ный трез­вен­ник наби­ва­ет все новые и новые шиш­ки. Знал бы, где упа­ду, солом­ки бы посте­лил. Вот об этой солом­ке я попы­та­юсь рассказать.

Пер­вый ухаб трез­во­сти — это здо­ро­вье. Как гово­рил М.Жванецкий — “кон­флик­ту­ет тело с орга­низ­мом”. Цен­траль­ная нерв­ная систе­ма начи­на­ет рабо­тать в режи­ме пере­груз­ки, начи­на­ют­ся сбои всех систем орга­низ­ма. Него­тов­ность жить без допин­га вызы­ва­ет пере­па­ды дав­ле­ния, рез­кие изме­не­ния в сер­деч­ной дея­тель­но­сти, раз­дра­жи­тель­ность, уны­ние. Болез­ни, при­зна­ки кото­рых наблю­да­лись во вре­ме­на пере­ры­вов меж­ду запо­я­ми, при­ни­ма­ют хро­ни­че­ский харак­тер. И в это вре­мя необ­хо­ди­ма помощь опыт­ных вра­чей, кото­рые помо­гут прой­ти пери­од адап­та­ции с наи­мень­ши­ми поте­ря­ми для здо­ро­вья. Если бы тогда знал, что Пра­во­слав­ная Цер­ковь все­гда гото­ва помочь спра­вить­ся с эти­ми, да и с любы­ми дру­ги­ми труд­но­стя­ми тако­го бедо­ла­ги как я! Но это был 1981 год, Цер­ковь в моем созна­нии еще не зани­ма­ла того места, что ныне.

Вто­рой ухаб трез­во­сти — это ближ­ние твои. Толь­ко у тех, кто борол­ся за тебя, ты полу­чишь сочув­ствие и какое-то пони­ма­ние про­блем, кото­рые нава­ли­лись. Осталь­ные встре­тят тебя с недо­ве­ри­ем, подо­зре­ни­ем и осто­рож­но­стью. Едва вышел на рабо­ту — мой началь­ник устро­ил мне взбуч­ку. Боль­шой босс (началь­ник началь­ни­ков) ска­зал: “Все пья­ни­цы опять начи­на­ют пить, я знаю как с тобой посту­пить. Но не уво­лю”. Настро­е­ние было мер­зо­па­кост­ное. Дру­зья-собу­тыль­ни­ки встре­ти­ли меня, как гроб с телом. Собо­лез­но­ва­ние и печаль на лицах, не хва­та­ет тра­ур­ных повя­зок. Радость — толь­ко на лице жены, кото­рая уви­де­ла свет в кон­це тун­не­ля. Когда слы­шишь наме­ки дру­зей-собу­тыль­ни­ков о сво­ей непол­но­цен­но­сти, при­хо­дишь в уны­ние. Раз­вя­зы­вать узлы домаш­ние, рабо­чие и дру­гие, кото­рые нако­пи­лись за вре­мя пьян­ства, и вновь при­об­ре­тен­ные, в свя­зи со сво­им новым состо­я­ни­ем, бре­мя нелег­кое, ино­гда кажет­ся, невоз­мож­ное — душа начи­на­ет про­сить залить ее, чтоб в ушах забуль­ка­ло. Одно удер­жи­ва­ет — подшивка.

Тре­тий ухаб трез­во­сти — это место, осво­бо­див­ше­е­ся после отка­за от алко­го­ля. Для удо­вле­тво­ре­ния сво­их стра­стей чело­век при­бе­га­ет к дру­го­му нар­ко­ти­ку (тран­кви­ли­за­то­ры, опий, сно­твор­ное лекар­ство, сред­ства обез­бо­ли­ва­ния и нар­ко­за, кофе­ин, кока­ин, эфед­рин, гашиш, мари­ху­а­на и мно­гие дру­гие), при­ме­не­ние кото­ро­го не так замет­но для окру­жа­ю­щих, но зато очень быст­ро заса­сы­ва­ет чело­ве­ка в новую и такую зави­си­мость, что на жиз­ни сво­ей может он ста­вить жир­ную точ­ку. За корот­кий про­ме­жу­ток вре­ме­ни такой чело­век ста­но­вит­ся инва­ли­дом и умирает.

Чет­вер­тый ухаб трез­во­сти — это реа­ли­за­ция сво­их страст­ных жела­ний. Здесь вари­ан­тов мно­го. “Тру­до­бе­сие” — когда чело­век весь ухо­дит в рабо­ту, в при­уса­деб­ный уча­сток, в дачу, но тру­до­вой про­цесс со вре­ме­нем при­об­ре­та­ет урод­ли­вую фор­му и ближ­ним ста­но­вит­ся не в радость, обре­тая чер­ты непо­мер­но­го стя­жа­тель­ства, подо­зре­ний, обви­не­ний окру­жа­ю­щих во всех смерт­ных гре­хах, в “пато­ло­гию гор­до­сти” (силь­ное пре­уве­ли­че­ние сво­их досто­инств и недо­стат­ков дру­гих), еще более труд­но изле­чи­мую, чем алко­го­лизм. Дру­гой вари­ант — блуд, кото­рый при­но­сит несча­стье всем окру­жа­ю­щим. А душа быв­ше­го пья­ни­цы опус­ка­ет­ся в еще более страш­ную яму, чем алко­го­лизм. Что постиг­ло и меня. Через десять лет трез­вой жиз­ни жена ска­за­ла: “Луч­ше бы ты пил как рань­ше, чем блу­дил как сей­час”. Каков бы ни был выплеск стра­сти — в азарт­ных играх, непо­мер­ной люб­ви к фут­бо­лу, в оглу­ша­ю­щей рок-музы­ке или еще в каком-нибудь поро­ке, но будет печаль гор­ше пер­вой. И на мне сбы­лись сло­ва Гос­по­да Иису­са Хри­ста — “И быва­ет для чело­ве­ка того послед­нее хуже пер­во­го” (Мф.12,45).

Пятый ухаб трез­во­сти — мысль о том, что ты изле­чил­ся. Деся­ти­ле­тие трез­во­сти при­ве­ло меня к мыс­ли, что я могу выпить, а после пер­во­го бока­ла вина — этих деся­ти лет как не быва­ло! Новая пьян­ка, но уже до пол­но­го оду­ре­ния, от кото­рой и вра­чи сла­бо помо­га­ют. Пьян­ка без нача­ла и кон­ца, когда одно похме­лье сме­ня­ет дру­гое. Начи­на­ешь пони­мать, что попал­ся в сети, и не выка­раб­кать­ся, что ника­ко­го исце­ле­ния я не полу­чил и теперь пью не толь­ко сего­дняш­нюю вод­ку, но и ту, о кото­рой меч­тал все это деся­ти­ле­тие. При­хо­дишь к мыс­ли, что поги­ба­ешь, и опять… тупик. Веч­ный рус­ский вопрос — что делать? Мне трид­цать семь лет.

Школа оккультизма

Не обра­щай­тесь к вызы­ва­ю­щим мерт­вых, и к вол­шеб­ни­кам не ходите,
и не дово­ди­те себя до осквер­не­ния от них.

(Левит 19, 31)

Поиск выхо­да из тупи­ка, мысль начать жизнь сна­ча­ла — все вре­мя вер­тит­ся в голо­ве. Но дру­гая мысль — груз гре­ха, нако­пив­ший­ся за мно­го лет, не дает это­го сде­лать. Ищешь раз­вяз­ки быст­рой и эффек­тив­ной. Вокруг меня, пре­успе­ва­ю­ще­го биз­не­сме­на, появ­ля­ют­ся неор­ди­нар­ные лич­но­сти — экс­тра­сен­сы, аст­ро­ло­ги, оккуль­ти­сты, цели­те­ли, тео­со­фы и про­чие, кото­рые, как мне каза­лось, обла­да­ют сверхъ­есте­ствен­ны­ми спо­соб­но­стя­ми и дара­ми. И, вот, при духов­ном голо­де и рели­ги­оз­ной без­гра­мот­но­сти — загла­ты­ваю эту нажив­ку, даже не дога­ды­ва­ясь, куда меня понес­ло и в каком месте выплы­ву. Начи­на­ет­ся новая жизнь, шко­ла оккуль­тиз­ма и тео­со­фии. Само­воль­ное про­ник­но­ве­ние в неви­ди­мый мир. Не нашлось рядом чело­ве­ка, кото­рый бы предо­сте­рег, пре­ду­пре­дил. Зна­ние и опыт, кото­рые они мне дава­ли, каза­лись оше­лом­ля­ю­щи­ми. Мне, в духов­ной жиз­ни тогда неопыт­но­му и без­гра­мот­но­му, это каза­лось какой-то сверх­на­у­кой. Хотя в то же вре­мя, как чело­ве­ку житей­ски опыт­но­му — мне было вид­но, что они мно­гое скры­ва­ли и частень­ко смол­ка­ли, когда раз­го­вор захо­дил о чем-то, веро­ят­но, для меня запрет­ном. Через неко­то­рое вре­мя меня так затряс­ло, что я в пани­ке побе­жал к при­я­те­лю, кото­рый мне был изве­стен, как пра­во­слав­но веру­ю­щий. С ним я поде­лил­ся сво­и­ми беда­ми. Он пота­щил меня в цер­ковь, где я испо­ве­дал­ся и при­ча­стил­ся Свя­тых Хри­сто­вых Тайн. Что тут нача­лось! Мой учи­тель по устрой­ству и исто­рии все­лен­ной види­мой и неви­ди­мой, кан­ди­дат физи­ко-био­ло­ги­че­ских наук, при­бе­жа­ла и закри­ча­ла, что­бы я и дру­гие пра­во­слав­ные не моли­лись, пото­му что наши молит­вы, кото­рые она виде­ла в виде сгуст­ков энер­гии, дости­га­ют небо­сво­да и неви­ди­мые для нас (но види­мые для нее) созда­ния, по внеш­не­му виду похо­жие на чело­ве­ка (я сра­зу поду­мал об Анге­лах), хва­та­ют эти сгуст­ки энер­гии и куда-то уно­сят. И ей ска­за­ли (но кто — об этом она умол­ча­ла), что если мы, пра­во­слав­ные, не пере­ста­нем молить­ся, то солн­це сой­дет со сво­ей орби­ты. Дру­гой учи­тель, кан­ди­дат мате­ма­ти­че­ских наук, напро­тив, вдруг ринул­ся в Пра­во­сла­вие, как обыч­ный при­хо­жа­нин, хотя до это­го пред­став­лял­ся послан­ни­ком Бога и одним дви­же­ни­ем глаз, как сам объ­яс­нял, заго­нял (Про­сти меня, Гос­по­ди!) в ста­кан само­го Гос­по­да Иису­са Хри­ста, осво­бож­дал, как он гово­рил, от гре­хов и зани­мал­ся диа­гно­сти­кой интел­лек­та. Наш глав­ный аст­ро­лог очень заин­те­ре­со­вал­ся моей судь­бой. Раз­вяз­ка насту­пи­ла у меня дома. Когда собра­лись у нас все эти люди, при­шел мой пра­во­слав­ный при­я­тель. Он зажег све­чу, зака­лил лада­ном, достал из сум­ки чер­ную кни­жеч­ку и начал молить­ся. Мой физи­ко-био­лог ком­мен­ти­ро­ва­ла про­ис­хо­дя­щее: “От икон полил свет, око­ло икон появи­лись неви­ди­мые для вас обра­зы свя­тых, кото­рых при­зы­ва­ет в сво­ей молит­ве ваш при­я­тель, от него стал излу­чать­ся свет…” Она нерв­но заер­за­ла в крес­ле и при­ня­лась вдруг исте­ри­че­ски сме­ять­ся. Тогда мой при­я­тель ска­зал ей: “Да ты — бес­но­ва­тая”. Исте­ри­че­ский смех не пре­ры­вал­ся. При­я­тель спро­сил меня: “Ты со мной или с ними?”. Я отве­тил, что с ним. Сам я ощу­тил, как мой натель­ный крест силь­но потя­же­лел во вре­мя молит­вы, а воз­дух в ком­на­те как буд­то раз­ря­дил­ся, и появил­ся шум в ушах. После это­го моя экс­тра­сен­сор­ная “семи­на­рия” завер­ши­лась. Я почув­ство­вал то, что искал всю свою жизнь — Свет, кото­рый поте­рял в юно­сти сво­ей. Поз­же я понял, что нечи­стая сила (энер­гия), кото­рой пыта­ют­ся поль­зо­вать­ся экс­тра­сен­сы, белые маги и дру­гая нечисть — не от Бога, что их спо­соб­ность видеть и слы­шать нам неви­ди­мое — из той же коло­ды пси­хо­зов, что был у меня в два­дцать семь лет, и что они эту спо­соб­ность при­об­ре­ли в резуль­та­те серьез­ных нерв­ных потря­се­ний (смерть един­ствен­но­го сына и уход мужа, непри­зна­ние науч­ных дости­же­ний и про­вал карье­ры, как уче­но­го). А один, как ока­за­лось, был потом­ствен­ный кол­дун и полу­чил все свои спо­соб­но­сти во вре­мя смер­ти баб­ки, когда из умер­ше­го тела бес со все­ми эти­ми спо­соб­но­стя­ми пере­се­лил­ся в тело буду­ще­го кол­ду­на. В Пра­во­сла­вии это назы­ва­ет­ся одер­жи­мо­стью беса­ми. Мое актив­ное обра­ще­ние в Пра­во­сла­вие дало по всем этим “сверх­лю­дям”, види­мо, очень боль­но. Напри­мер, физи­ко-био­лог при­шла ко мне в фир­му и, с испу­гом гля­дя на меня из под сто­ла, дро­жа­щим голо­сом про­си­ла уво­лить ее с рабо­ты. Итак, жизнь продолжается.

Святая Церковь

ищу­щие Меня най­дут Меня;

(Прит­чи 8, 17)

При­ди­те ко Мне все труж­да­ю­щи­е­ся и обре­ме­нен­ные, и Я успо­кою вас;

(Мат­фей 11, 28)

Что не полу­чи­лось без Церк­ви, долж­но навер­ня­ка полу­чить­ся в еди­ной Свя­той Собор­ной Апо­столь­ской Церк­ви. Цер­ковь, где частая испо­ведь и при­ча­стие, и без­огляд­ное позна­ние основ пра­во­слав­ной веры, помог­ли мне пере­бе­жать из око­пов вра­гов Божи­их, где кол­ду­ны, экс­тра­сен­сы и дру­гая нечисть, по полю духов­ной бра­ни в око­пы пра­во­слав­ные. Но до вои­на Хри­сто­ва мне было еще дале­ко. Мое тело было изра­не­но болез­ня­ми — послед­стви­я­ми моей гре­хов­ной жиз­ни, посто­ян­ным нару­ше­ни­ем Божи­их запо­ве­дей. О душе было гово­рить рано, настоль­ко она была повре­жде­на, но при пер­вых про­яв­ле­ни­ях бла­го­да­ти Божи­ей она тре­пе­та­ла, сто­на­ла и пла­ка­ла. Из око­пов вои­ны Хри­сто­вы пере­нес­ли меня в тыл зале­чи­вать свои раны, как телес­ные, так и душев­ные. Нача­ло лече­ния дало непри­ят­ное откры­тие, что во мне сидит бес, может быть и не один, но голос посто­ян­но пода­вал толь­ко один. Когда я ехал утром в мет­ро на литур­гию, он так наг­ло хрю­кал на весь вагон, что мне при­хо­ди­лось закры­вать нос. Когда я себя огра­ни­чи­вал в куре­нии (а курил я мно­го), он начи­нал жалоб­но пищать и умень­шать­ся в раз­ме­рах. Пони­мая, что надо дви­гать­ся толь­ко впе­ред, ина­че побе­ды не видать, я с настыр­но­стью, кото­рая была при­су­ща мне все­гда и в без­ве­рии, стал при­ча­щать­ся по два раза в неде­лю. (Толь­ко потом я узнал, что часто­ту при­ча­ще­нии может уста­но­вить духов­ный отец, или, за неиме­ни­ем тако­во­го, любой дру­гой свя­щен­ник тво­е­го при­хо­да, у кото­ро­го ты испо­ве­ду­ешь­ся). И толь­ко через пол­го­да тако­го интен­сив­но­го тру­да пока­я­ния, лоп­нул пан­цирь, кото­рый ско­вы­вал мою голо­ву, вызы­вая силь­ную, нестер­пи­мую голов­ную боль. И я почув­ство­вал то состо­я­ние, как в юно­сти, когда узнал, что смер­ти нет. Я шел по боль­шо­му полю из церк­ви вмч. Дмит­рия Солун­ско­го и радо­вал­ся, как ребе­нок. Перед этим про­изо­шло еще одно радост­ное собы­тие — из меня выско­чил бес, не выдер­жав мое­го упрям­ства. При­дя в себя, я вдруг уви­дел мир дру­ги­ми гла­за­ми. Пере­до мной были не как преж­де гор­дые, занос­чи­вые, блуд­ли­вые и тому подоб­ные люди, а про­сто люди с гла­за­ми, более глу­бо­ки­ми, чем рань­ше и поче­му-то все очень при­лич­ные и хоро­шие. Тогда-то и понял, что это не я видел людей таки­ми пло­хи­ми, а бес, кото­рый во мне сидел. Лече­ние моих телес­ных, душев­ных и духов­ных неду­гов в церк­ви про­хо­ди­ло не так глад­ко, как бы хоте­лось. Оста­ва­лось мно­го болез­ней. Ни одна из них не хоте­ла отсту­пать без боя. К меди­цине пере­стал при­бе­гать, наде­ясь на свою веру и на чудес­ные исце­ле­ния, но это­го не про­изо­шло. Я понял: нуж­на мно­го­лет­няя тяже­лая рабо­та над собой. Как ска­зал Свет мне в юно­сти: “Сле­ди за собой”. Я осо­знал глу­би­ну этих слов, услы­шан­ных тогда в моей комнатке-крепости.

А как же на фрон­те борь­бы с алко­го­лиз­мом? Тут тоже непри­ят­но­сти. К Церк­ви я при­шел под­ши­тым “Эспе­ра­лью”, что было рас­ска­за­но мое­му, как мне виде­лось, опыт­но­му при­я­те­лю, кото­рый тут же про­чи­тал мне про­по­ведь, что вино не вино­ва­то, что под­шив­ка, кото­рая во мне сидит, это бес в теле и мне нуж­но от нее изба­вить­ся. Все его сло­ва я при­нял с радо­стью и, насто­яв, уго­во­рил вра­ча выре­зать подшивку.

Насту­пил Новый год. За празд­нич­ным сто­лом были толь­ко пра­во­слав­но-веру­ю­щие. Я выпил немно­го и захме­лел, но тяги напить­ся не ощу­щал. Одна­ко, при­е­хав домой, почув­ство­вал нестер­пи­мое жела­ние еще хоть немно­го выпить. После недол­гих угры­зе­ний сове­сти, я выпил конья­ка. Очнул­ся толь­ко на сле­ду­ю­щий день с чув­ством тяже­ло­го похме­лья. Как же так? Толь­ко что испо­ве­дал­ся, при­ча­стил­ся, и на тебе — напил­ся, как сви­нья. Три дня мучил­ся от нестер­пи­мых болей, при­ли­вов и отли­вов, кото­рые пре­сле­ду­ют зако­ре­не­ло­го алко­го­ли­ка после сры­ва трез­во­го обра­за жиз­ни. До нача­ла Вели­ко­го поста вся жизнь про­те­ка­ла в борь­бе меж­ду жела­ни­ем испо­ве­до­вать­ся, при­ча­щать­ся и вести трез­вый образ жиз­ни и — жела­ни­ем выпить. Борь­ба про­те­ка­ла с пере­мен­ным успе­хом. Насту­пил Вели­кий пост.

Как исправ­ный хри­сти­а­нин, регу­ляр­но посе­щал храм, как в буд­ни, так и в вос­крес­ные дни. Жела­ние выпить не воз­вра­ща­лось. Свя­тую Пас­ху встре­чал с дру­зья­ми, стоя на бого­слу­же­нии у раки пре­по­доб­но­го Сер­гия Радо­неж­ско­го в Свя­то-Тро­иц­кой Сер­ги­е­вой Лав­ре. Радо­сти не было кон­ца, прав­да, жаж­да куре­ния одо­ле­ва­ла. Даже труд­но себе пред­ста­вить, что после смер­ти эта жаж­да уси­лит­ся, т.к. не будет иметь выхо­да, и гореть мне той жаж­дой веч­но, если не бро­шу и не пере­си­лю эту нар­ко­ти­че­скую зави­си­мость до сво­ей смер­ти. Дай мне, Боже, с помо­щью Церк­ви и Свя­тых Таинств, кото­рые Ты дал Церк­ви, испра­вить­ся и быть гото­вым к часу смерт­но­му и Тво­е­му Страш­но­му Суду? С таки­ми мыс­ля­ми я воз­вра­щал­ся домой из Сер­ги­е­ва Посада.

Алкоголизм — он и в Африке алкоголизм

При­е­хав домой, в Питер, с радост­ной мыс­лью, что алко­го­лизм побеж­ден и вина я не выпью боль­ше ни грам­ма, я про­дол­жил свой путь в Пра­во­сла­вие. Впе­ре­ди была ясная цель позна­ния прав­ды Божи­ей, но мой путь омра­чи­ло про­ис­ше­ствие. Ко мне в гости при­шли пра­во­слав­ные дру­зья, что­бы отме­тить окон­ча­ние поста и свет­лый празд­ник Пас­хи, нача­ло сплош­ной сед­ми­цы. При­шли они с вином. Помо­ли­лись, освя­ти­ли стол. На мой отказ от вина все гнев­но ста­ли осуж­дать меня, гово­ря, что зло не в вине, а в неуме­рен­ном его упо­треб­ле­нии. Я согла­сил­ся с ними и выпил. После их ухо­да жела­ние выпить еще и еще меня уже не поки­да­ло, став, нако­нец, нестер­пи­мым. Ни страх Божий, ни мыс­ли о недо­пу­сти­мо­сти пьян­ки не смог­ли удер­жать меня. И все пока­ти­лось по ста­ро­му рус­лу. Посто­ян­но убеж­дал себя, что вино бла­го­слов­ле­но Богом и зла в нем нет, а зло во мне, зло, кото­рое я дол­жен побе­дить. Неуме­рен­ное жела­ние побе­дить себя при­во­ди­ло к оче­ред­ным сры­вам, и в ито­ге — при­ве­ло к пол­ной поте­ре здо­ро­вья и инвалидности.

Наивность не знает границ

К ста­рым болез­ням при­бав­ля­лись новые. Печень отка­зы­ва­лась рабо­тать, что закон­чи­лось опе­ра­ци­ей и уда­ле­ни­ем желч­но­го пузы­ря. Щито­вид­ная желе­за тоже отка­за­лась участ­во­вать в экс­пе­ри­мен­тах и забо­ле­ла ост­рым стру­ми­том. Это при­ве­ло орга­низм на грань смер­ти. В тече­нии пяти дней душа гото­ва была рас­стать­ся с телом, но непре­рыв­ная молит­ва о поми­ло­ва­нии отве­ла кост­ля­вую руку. Зна­ко­мый врач откро­вен­но ска­зал, что мне оста­лось жить меся­ца три… Но Про­мысл Божий был в дру­гом. После испо­ве­ди и при­ча­стия, кото­рое при­нял с верой и упо­ва­ни­ем — уче­ные мужи Ака­де­мии им. Меч­ни­ко­ва были про­сто обес­ку­ра­же­ны резуль­та­та­ми радио­ак­тив­но­го иссле­до­ва­ния моей щито­вид­ной желе­зы — при­зна­ки болез­ни исчез­ли! Я был выпи­сан — и воз­бла­го­да­рил Бога за чудес­ное исце­ле­ние. После это­го про­ис­ше­ствия пол­то­ра года еже­не­дель­но испо­ве­до­вал­ся и при­ча­щал­ся. Прав­да, мно­же­ство болез­ней, для пере­чис­ле­ния кото­рых не хва­ти­ло бы стра­ни­цы, оста­лись и труд­но под­да­ва­лись лече­нию. Это был тяже­лый крест, кото­рый надо было нести. И все же, несмот­ря на болез­ни, было и мно­го радо­стей, кото­рые дари­ли мне бра­тья и сест­ры во Хри­сте. Созна­ние того, что я — части­ца Все­лен­ской Хри­сто­вой Церк­ви, гла­ва кото­рой Иисус Хри­стос — все­ля­ло в душе радость сокро­вен­ную и тихую, но такую, что не пере­ста­ет нико­гда, делая чело­ве­ка силь­нее как физи­че­ски, так и духов­но. Бла­го­дать Божия, кото­рая ощу­ща­лась явно, помо­га­ла мне нести свой крест. Через пол­то­ра года было пол­ное ощу­ще­ние, что от алко­го­лиз­ма я излечился.

Я родил­ся 21 октяб­ря по ста­ро­му сти­лю, 4 нояб­ря по ново­му сти­лю, в день Казан­ской ико­ны Божи­ей Мате­ри. Ее покро­ви­тель­ство было явно види­мо, как в делах семей­ных, так и на рабо­те. И, вот, в такой радост­ный день после литур­гии, испо­ве­ди и при­ча­стия при­гла­сил на день рож­де­ния сво­их бра­тьев и сестер во Хри­сте и решил для себя, что уж теперь-то я могу выпить так же, как и все дру­гие. После пары бока­лов вина, выпи­тых за сто­лом, все мое подвиж­ни­че­ство, все мое воцер­ко­в­ле­ние, вся моя жизнь упа­ли в про­пасть. Внут­ри вдруг вновь вспых­ну­ла нестер­пи­мая жаж­да напить­ся, что я и осу­ще­ствил. Все мои тру­ды в Церк­ви для исце­ле­ния духа, души и тела вмиг ока­за­лись буд­то укра­де­ны жесто­ким и ковар­ным насмеш­ни­ком. Все вер­ну­лось на кру­ги своя — пес вер­нул­ся на свою бле­во­ти­ну. Горе нескон­ча­е­мое для себя и близ­ких. Посто­ян­ные пьян­ки, отход от Церк­ви, запу­ты­ва­юсь в новых гре­хах все туже и туже. Все это раз за разом пре­ры­ва­ет­ся вра­ча­ми, капель­ни­ца­ми, боль­ни­цей. Бес овла­де­ва­ет мной. В пьян­ке отклю­ча­ет­ся созна­ние, и бес, сидя­щий во мне, что хочет, то и дела­ет. Из раба Хри­сто­ва я опять пре­вра­тил­ся в раба гре­ха. Тре­тье­го не дано — или слу­жишь Богу, или вою­ешь с Ним. Пере­ры­вы меж­ду запо­я­ми, на боль­нич­ной кой­ке, про­хо­дят в раз­ду­мьях вер­нуть­ся ко Хри­сту, но сво­ей воли хва­та­ет неде­ли на две, отси­лы — на пару меся­цев. Опять сры­вы и жаж­да опо­хме­лить­ся. Цик­лич­ность жиз­ни выстра­и­ва­ет­ся в такой поря­док — три-четы­ре дня запоя, три дня интен­сив­но­го лече­ния на боль­нич­ной кой­ке, две-три неде­ли сдер­жи­ва­ния само­го себя (с каж­дым днем все труд­нее и труд­нее). И опять срыв, пьян­ка в оди­но­че­стве, ночью подав­лен­ные, наедине с собою, раз­ду­мья, что моя сла­бая молит­ва отго­ня­ет страсть на непро­дол­жи­тель­ное вре­мя. Испо­ведь и При­ча­стие помо­га­ют про­дер­жать­ся какой-то срок, но болезнь алко­голь­ной зави­си­мо­стью, кото­рая выра­жа­ет­ся в рез­ких пере­па­дах арте­ри­аль­но­го дав­ле­ния, гипер­то­ни­че­ских кри­зах, посто­ян­ных нерв­ных сры­вах — опять и опять пере­си­ли­ва­ет ощу­ще­ни­ем, что толь­ко алко­голь и может выве­сти из это­го болез­нен­но­го состо­я­ния. И опять срыв. Как вый­ти из это­го пороч­но­го кру­га? Реша­юсь на “тор­пе­ду” (внут­ри­вен­ный ввод тету­ра­ма, кото­рый не поз­во­ля­ет упо­треб­лять алко­голь в тече­ние года). Про­из­вел “тор­пе­ди­ро­ва­ние”, и — пять меся­цев трез­во­сти вновь до сво­е­го дня рож­де­ния. Все это я рас­ска­зы­ваю, не вда­ва­ясь в подроб­ное опи­са­ние собы­тий, про­ис­хо­дя­щих вокруг меня. А вокруг — были скор­би, непре­одо­ли­мые труд­но­сти, и не под­держ­ка близ­ких, а посто­ян­ные под­нож­ки. Начи­на­ешь пони­мать, что твоя трез­вость не нуж­на вра­гу чело­ве­ков, и он через тво­их же близ­ких, осо­бен­но мало­ве­ров и неве­ру­ю­щих, бьет по само­му серд­цу. И устав бороть­ся с самим собой и невзго­да­ми, кото­рые на тебя сып­лют­ся, когда стра­на рух­ну­ла в банк­рот­стве и тебя обанк­ро­ти­ла, вызы­ваю на дом вра­ча для ней­тра­ли­за­ции “тор­пе­ды”. После ней­тра­ли­за­ции — бегом в мага­зин, поку­па­ешь пой­ло и пьешь, пока не захлеб­нешь­ся. Пол­ное ощу­ще­ние, что ты нико­гда не изба­вишь­ся от это­го яда и никто тебе уже не помо­жет — “ни Бог, ни Царь и ни герой”, и мучить­ся тебе и здесь, на зем­ле греш­ной, и не ждать тебе доб­ро­го отве­та на Страш­ном Суде, и не видать тебе жиз­ни вечной.

Ощу­ще­ние страш­ное. Ощу­ще­ние смер­ти души и окон­ча­тель­ной безыс­ход­но­сти и неис­пра­ви­мо­сти. И вдруг — ощу­ща­ешь малень­кую искор­ку в серд­це сво­ем, кото­рая не угас­ла. Появ­ля­ет­ся малень­кая надеж­да — а вдруг, а если!? При­хо­дит мысль о без­гра­нич­но­сти мило­сер­дия Божия и реша­ешь­ся на послед­ний шаг ‑опять “под­шить­ся”, и за пять лет дей­ствия “Эспе­ра­ли” испра­вить­ся и пока­ять­ся перед Гос­по­дом за свои паде­ния. Как гово­рил мой покой­ный духов­ный отец Иоанн (Цар­ство ему Небес­ное): “Упал-под­нял­ся, опять упал — опять под­нял­ся, и так до самой смер­ти. Страш­но не то, что упал, а то, что не под­нял­ся. Пока­ял­ся —при­ча­стил­ся, пока­ял­ся — при­ча­стил­ся, и так до самой смер­ти. Наше дело пра­во­слав­ное, через Свя­тые Таин­ства, кото­рые дал Гос­подь Иисус Хри­стос, полу­чать бла­го­дать Божию и вос­пол­нять ее, уте­рян­ную на жиз­нен­ном пути!!”

Терпение и труд все перетрут

Опять боль­ни­ца. Новая “под­шив­ка” “Эспе­ра­лью”. Вра­чи, лекар­ства. Рядом гла­за жены, с надеж­дой смот­ря­щие на меня. Сколь­ко ей, бед­ной, при­шлось пере­не­сти за два­дцать шесть лет нашей сов­мест­ной жиз­ни. Ее пол­но­стью седые воло­сы вопи­ют к небу о пере­не­сен­ном горе. Сколь­ко тре­вог и невзгод вынес­ла ее доб­рая душа от “зеле­но­го змия” и его послуш­но­го раба, то есть меня. Пони­маю, что здо­ро­вья нет и не будет, но жить надо, хотя бы ради близ­ких людей, кото­рым смерть моя при­не­сет новые невзго­ды. Ради того, что­бы как сумею — поде­лить­ся с людь­ми радо­стью о Гос­по­де, о Его мило­сти, без­гра­ни­чие кото­рой не раз уже испы­тал на себе. Для того, что­бы напи­сать эту печаль­ную повесть, и, если воз­мож­но, хоть кому-то помочь разо­брать­ся в этой страш­ной болез­ни, кото­рая назы­ва­ет­ся — алко­голь­ная зави­си­мость, и уме­реть в пока­я­нии (“пока­я­ние” — в гре­че­ском язы­ке обо­зна­ча­ет изме­не­ние ума) что­бы полу­чить доб­рый ответ на Страш­ном Суде.

“Под­шив­шись” при­шлось мно­го вни­ма­ния уде­лить телес­но­му здо­ро­вью, почи­тать свет­ские кни­ги о здо­ро­вом обра­зе жиз­ни, про­све­тить­ся в обла­сти пита­ния, физи­че­ско­го зака­ли­ва­ния, так как состо­я­ние оста­ва­лось кри­ти­че­ским и дру­го­го пути, кро­ме как серьез­но занять­ся сво­им здо­ро­вьем, не было.

Совре­мен­ная меди­цин­ская диа­гно­сти­ка поз­во­ля­ет быст­ро опре­де­лить в каком состо­я­нии нахо­дит­ся весь орга­низм и его отдель­ные части. Может тот­час отве­тить, в каком функ­ци­о­наль­ном состо­я­нии нахо­дят­ся его систе­мы, такие как: цен­траль­ная нерв­ная систе­ма, сер­деч­но-сосу­ди­стая, имун­ная, обме­на веществ и дру­гие. Для людей, не име­ю­щих воз­мож­но­сти прой­ти обсле­до­ва­ние, ска­жу, что у чело­ве­ка, боле­ю­ще­го алко­го­лиз­мом и встав­ше­го на путь трез­во­сти, в пло­хом состо­я­нии нахо­дит­ся весь орга­низм, все его систе­мы, и без вра­чеб­ной помо­щи не обой­тись. Книж­ный рынок запол­нен все­воз­мож­ны­ми изда­ни­я­ми по здо­ро­во­му обра­зу жиз­ни и пита­нию. С ними я озна­ко­мил­ся, и с молит­вой обра­тил­ся к Богу, что­бы Гос­подь помог мне при чте­нии отде­лить зер­на от пле­вел, так как в любой книж­ке, напи­сан­ной вне Пра­во­слав­ной Церк­ви, все­гда пере­ме­ша­ны прав­да с ложью, и даже в цер­ков­ной лав­ке могут, по недо­смот­ру, попа­дать­ся такие кни­ги. Поду­мал и о том, что необ­хо­ди­мо обра­тить­ся к опыт­но­му свя­щен­ни­ку, посо­ве­то­вать­ся по пово­ду здо­ро­во­го обра­за жиз­ни и бла­го­сло­вить­ся на жизнь трез­вую, на обра­ще­ние к вра­чам. Об испо­ве­ди и При­ча­стии даже не гово­рю, без них выполз­ти из это­го состо­я­ния нель­зя. Помо­лил­ся, что­бы Гос­подь послал зна­ю­ще­го вра­ча для пра­виль­но­го диа­гно­за, без это­го — какое же лече­ние! С верою в свое выздо­ров­ле­ние при­ни­мал лекар­ства, с верою отка­зал­ся от мно­гих про­дук­тов и яств, с верою и молит­вой зани­мал­ся физ­куль­ту­рой. Ста­рал­ся забыть про все мир­ское: не смот­реть теле­ви­зор, не читать мир­ские газе­ты, обра­тить­ся к Свя­щен­но­му Писа­нию и свя­тым отцам, поста­рал­ся постро­ить забор, насколь­ко воз­мож­но, меж­ду собой и внеш­ни­ми раз­дра­жи­те­ля­ми, так как ни нерв­ная систе­ма, ни весь орга­низм не были спо­соб­ны потя­нуть все невзго­ды мир­ской жиз­ни. И тогда, с Божи­ей помо­щью, стал вытя­ги­вать себя за уши из тря­си­ны болез­ни, стра­стей и тягот зем­ной жиз­ни. Без веры и тер­пе­ния вый­ти из это­го болез­нен­но­го состо­я­ния я бы не смог. И помощ­ни­ком у Церк­ви, как я убе­дил­ся, может быть толь­ко клас­си­че­ская, тра­ди­ци­он­ная меди­ци­на, бла­го­сло­вен­ная Богом…

Труд тяже­лый, от кото­ро­го уста­ешь нещад­но, но дру­го­го выхо­да нет. Когда при­хо­ди­ло уны­ние и пре­кра­щал зани­мать­ся собой, луч­шим лекар­ством для меня была молит­ва. Мыс­ли о том, что мой труд отно­си­тель­но веч­но­сти мал и крат­ко­сро­чен, помо­гал настро­ить­ся тру­дить­ся даль­ше. Вера, надеж­да, любовь, молит­ва — мои вер­ные помощ­ни­ки на пути пока­я­ния, к свету.

Желающим бросить пить

Обра­ща­юсь к вам, жела­ю­щие бро­сить пить: не забы­вай­те, что алко­го­лизм — это болезнь, телес­ная и душев­ная, вызы­ва­ю­щая необ­ра­ти­мые изме­не­ния в орга­низ­ме. Выле­чить­ся от этой болез­ни нель­зя, но мож­но поне­сти крест трез­во­сти до самой смер­ти, крест, кото­рый уго­ден Богу. Ни в коем слу­чае не отхо­ди­те от Церк­ви, так как посто­ян­ство испо­ве­ди и При­ча­стия облег­ча­ют тело и душу, и Таинств Церк­ви не заме­нят ника­кие лекар­ства. А любое упо­треб­ле­ние алко­го­ля (кро­ме При­ча­стия, где вино и хлеб пре­су­ществ­ля­ют­ся в Тело и Кровь Хри­сто­вы) дей­ству­ет на орга­низм, как яд, вызы­вая бур­ную реак­цию в пече­ни и цен­траль­ной нерв­ной систе­ме. Из сво­е­го опы­та трид­ца­ти­лет­ней борь­бы с алко­го­лиз­мом, как вне Церк­ви так и в Церк­ви, я понял, что алко­го­лизм, как один из видов нар­ко­ма­нии, неиз­ле­чим. Глав­ное и основ­ное — встав на путь трез­во­сти, вы долж­ны понять, что вино для вас, как и любой нар­ко­тик, исклю­че­ны навсегда.

Бро­сить пить вне Пра­во­слав­ной Церк­ви мож­но, но это при­во­дит на путь удо­вле­тво­ре­ния сво­их стра­стей дру­ги­ми спо­со­ба­ми и, в конеч­ном резуль­та­те, чело­век опус­ка­ет­ся в пучи­ну дру­гих смерт­ных гре­хов, что не дает радо­сти ни ему, ни близ­ким. И тогда слез быва­ет и у него, и у его близ­ких — еще больше.

Мето­ды изле­че­ния, пред­ла­га­е­мые все­воз­мож­ны­ми “цели­те­ля­ми”, экс­тра­сен­са­ми” пси­хи­ат­ра­ми-энер­ге­ти­ка­ми, сек­тан­та­ми и дру­ги­ми афе­ри­ста­ми, есть лег­кий и хит­ро­ум­ный спо­соб выка­чи­ва­ния денег сра­зу или по частям, не при­во­дя­щий к исце­ле­нию ни телес­но­му, ни духов­но­му, а часто нано­ся­щий вред. Исце­ле­ние духов­ное и серьез­ные улуч­ше­ния здо­ро­вья телес­но­го может дать толь­ко Пра­во­слав­ная Цер­ковь. Не слу­шай­те жули­ков, как бы кра­си­во они себя ни назы­ва­ли и как бы себя ни рекла­ми­ро­ва­ли: кро­ме вре­да они ниче­го не при­не­сут! Все это испро­бо­ва­но на моей немощ­ной душе и таком же немощ­ном теле. Един­ствен­ным помощ­ни­ком Пра­во­слав­ной Церк­ви явля­ет­ся клас­си­че­ская меди­ци­на, кото­рая поз­во­ля­ет изба­вить­ся от похмель­но­го (абсти­нент­но­го) син­дро­ма и под­дер­жи­ва­ет телес­ное здо­ро­вье на долж­ном уровне.

И если, при­дя в Цер­ковь, воцер­ко­вив­шись (то есть став пра­во­слав­ным хри­сти­а­ни­ном). Вы в какой-то несчаст­ный день вновь ощу­ти­ли, что не удер­жит сей­час от пьян­ки ни страх Божий, ни любовь Бога к вам — луч­ше “под­шить­ся”, что­бы страх перед смер­тью и ответ на Страш­ном Суде удер­жал от про­па­сти и дал воз­мож­ность разо­брать­ся с самим собой. Толь­ко с Божи­ей помо­щью и про­яв­ле­ни­ем сво­ей воли на бла­гие дела — уве­рен — мож­но избе­жать попа­да­ния в сети дру­гих смерт­ных гре­хов. Иные пути закан­чи­ва­ют­ся духов­ным тупи­ком, отку­да выка­раб­кать­ся очень труд­но. Экс­пе­ри­мен­тов над собой луч­ше не ста­вить: это при­во­дит к пол­ной поте­ре здоровья.

Каж­до­му извест­но, что во всем нуж­но знать меру, что имен­но “золо­тая сере­ди­на” поз­во­ля­ет не пере­гнуть пал­ку. В одном лишь отно­ше­нии о мере и гово­рить не при­дет­ся — в отно­ше­нии алко­го­ля: его нуж­но вооб­ще исклю­чить на всю жизнь, до самой смерти.

При этом не забы­вай­те: алко­го­лик или нар­ко­ман, в общем, не лечит­ся. Он пере­вос­пи­ты­ва­ет­ся. Или пере­стра­и­ва­ет свою пси­хи­ку, если угод­но. В пра­во­сла­вии это назы­ва­ет­ся пока­я­ние, т.е. — изме­не­ние ума, рас­ка­я­ние, менять свою жизнь, отвра­щать­ся от гре­хов, воз­вра­щать­ся к Богу. В пока­я­нии и смысл Пра­во­сла­вия. Пока­я­ни­ем зани­ма­ют­ся все пра­во­слав­но­ве­ру­ю­щие от иерар­хов до послед­не­го греш­ни­ка и пропойцы.

Закан­чи­ваю прось­бой помо­лить­ся за меня, и пусть Бог и Гос­подь наш даст нам силы в борь­бе с этим страш­ным неду­гом, что­бы с муже­ствен­ным сми­ре­ни­ем, с радо­стью о Гос­по­де нести тяже­лый крест трезвости.

Раб Божий Владимир

* Алко­го­лизм или, как теперь при­ня­то гово­рить, алко­голь­ная зави­си­мость харак­те­ри­зу­ет­ся сле­ду­ю­щи­ми симптомами:

1. Пато­ло­ги­че­ским (болез­нен­ным) вле­че­ни­ем к алкоголю;

2. Ростом толе­рант­но­сти (воз­рас­та­ет пере­но­си­мость боль­ших доз алкоголя);

3. Утра­той коли­че­ствен­но­го и ситу­а­ци­он­но­го контроля;

4. Нали­чи­ем син­дро­ма отме­ны или алко­голь­но­го абсти­нент­но­го синдрома.

 

Молитвослов от недуга пьянства

Молит­ва от неду­га пьянства

Спа­си, Гос­по­ди, и поми­луй рабов Тво­их (имя­рек) сло­ве­са­ми Боже­ствен­на­го Еван­ге­лия Тво­е­го, чита­е­мы­ми о спа­се­нии рабов Тво­их сих (имярек).Попали, Гос­по­ди, тер­ние всех согре­ше­ний их, воль­ных и неволь­ных, и да все­лит­ся в них бла­го­дать Твоя, про­све­ща­ю­щая, опа­ля­ю­щая, очи­ща­ю­щая все­го чело­ве­ка. Во имя Отца и Сына и Свя­та­го Духа. Аминь.

Свя­ти­те­лю Вони­фа­тию Мило­сти­во­му, епи­ско­пу Ферентийскому

Тро­парь, глас 4‑й

Пра­ви­ло веры и образ кро­то­сти, / воз­дер­жа­ния учи­те­ля / яви тя ста­ду тво­е­му / яже вещей исти­на: / сего ради стя­жал еси сми­ре­ни­ем высо­кая, / нище­тою бога­тая. / Отче свя­щен­но­на­чаль­ни­че Вони­фа­тие, / моли Хри­ста Бога / спа­сти­ся душам нашим.

Кондак, глас 2‑й

Боже­ствен­ный гром, тру­ба духов­ная, / веры наса­ди­те­лю и отсе­ка­те­лю ере­сей, / Тро­и­цы угод­ни­че, / вели­кий свя­ти­те­лю Вони­фа­тие, / со анге­лы пред­стоя прис­но, / моли непре­стан­но о всех нас.

Молит­ва

О, все­свя­тый Вони­фа­тие, мило­сти­вый раб Мило­сер­да­го Вла­ды­ки! Услы­ши при­бе­га­ю­щих к тебе, одер­жи­мых пагуб­ным при­стра­сти­ем к вино­пи­тию, и, как в сво­ей зем­ной жиз­ни ты нико­гда не отка­зы­вал в помо­щи про­ся­щим тя, так и теперь изба­ви этих несчаст­ных (име­на). Неко­гда, бого­муд­рый отец, град побил твой вино­град­ник, ты же, воз­дав бла­го­да­ре­ние Богу, велел немно­гие сохра­нив­ши­е­ся гроз­ды поло­жи­ти в точи­ле и позва­ти нищих. Затем, взяв новое вино, ты раз­лил его по кап­лям во все сосу­ды, быв­шие в епи­ско­пии, и Бог, испол­ня­ю­щий молит­ву мило­сти­вых, совер­шил пре­слав­ное чудо: вино в точи­ле умно­жи­лось, и нищие напол­ни­ли свои сосу­ды. О, свя­ти­те­лю Божий! Как по тво­ей молит­ве умно­жи­лось вино для нужд церк­ви и для поль­зы убо­гих, так ты, бла­жен­ный, умень­ши его теперь там, где оно при­но­сит вред, изба­ви от при­стра­стия к нему пре­да­ю­щих­ся постыд­ной стра­сти вино­пи­тия (име­на), исце­ли их от тяж­ко­го неду­га, осво­бо­ди от бесов­ско­го иску­ше­ния, утвер­ди их, сла­бых, дай им, немощ­ным, кре­пость и силу бла­го­успеш­но пере­не­сти это иску­ше­ние, воз­вра­ти их к здо­ро­вой и трез­вой жиз­ни, напра­ви их на путь тру­да, вло­жи в них стрем­ле­ние к трез­во­сти и духов­ной бод­ро­сти. Помо­ги им, угод­ник Божий Вони­фа­тие, когда жаж­да вина ста­нет жечь их гор­тань, уни­что­жи их пагуб­ное жела­ние, осве­жи их уста небес­ною про­хла­дою, про­све­ти их очи, поста­ви их ноги на ска­ле веры и надеж­ды, что­бы, оста­вив свое душе­вред­ное при­стра­стие, вле­ку­щее за собой отлу­че­ние от Небес­на­го Цар­ствия, они, утвер­див­ши­ся в бла­го­че­стии, удо­сто­и­лись непо­стыд­ной мир­ной кон­чи­ны и в веч­ном све­те бес­ко­неч­но­го Цар­ства Сла­вы достой­но про­слав­ля­ли Гос­по­да наше­го Иису­са Хри­ста со Без­на­чаль­ным Его Отцем и с Пре­свя­тым и Живо­тво­ря­щим Его Духом во веки веков. Аминь.

Пре­по­доб­но­му Мои­сею Мурину

Тро­парь, глас 8‑й

В тебе, отче, извест­но спа­се­ся еже по обра­зу: при­им бо Крест после­до­вал еси Хри­сту, и дея учил еси пре­зи­ра­ти убо плоть, пре­хо­дит бо, при­ле­жа­ти же о души, вещи без­смерт­ней. Тем­же и со анге­лы сра­ду­ет­ся, пре­по­до­бие Мои­сее, дух твой.

Кондак, глас 4‑й

Мури­ны зау­шив и лица демо­нов попле­вав, мыс­лен­но про­си­ял еси, яко­же солн­це свет­лое, све­том жития тво­е­го и уче­ни­ем настав­ляя души наша.

Молит­ва

О, вели­кая сила пока­я­ния! О, неиз­ме­ри­мая глу­би­на мило­сер­дия Божия! Ты, пре­по­доб­ный Мои­сей, был преж­де раз­бой­ни­ком, но потом ужас­нул­ся сво­их гре­хов, воз­скор­бел о них, и в рас­ка­я­нии при­шел в мона­стырь, и там в вели­ком пла­че о сво­их без­за­ко­ни­ях и в труд­ных подви­гах про­во­дил свои дни до кон­чи­ны и удо­сто­ил­ся Хри­сто­вой бла­го­да­ти про­ще­ния и дара чудо­тво­ре­ния. О, пре­по­доб­ный, ты от тяж­ких гре­хов достиг пре­чуд­ных доб­ро­де­те­лей, помо­ги и моля­щим­ся тебе рабам (име­на), вле­ко­мым в поги­бель от того, что пре­да­ют­ся без­мер­но­му, вред­но­му для души и тела упо­треб­ле­нию вина. Скло­ни на них свой мило­сти­вый взор, не откло­ни и не пре­зри их, но внем­ли им, при­бе­га­ю­щим к тебе. Моли, свя­той Мои­сей, Вла­ды­ку Хри­ста, что­бы не отверг их Он, Мило­серд­ный, и да не воз­ра­ду­ет­ся диа­вол их поги­бе­ли, но да поща­дит Гос­подь этих без­силь­ных и несчаст­ных (име­на), кото­ры­ми овла­де­ла пагуб­ная страсть пьян­ства, ведь мы все Божий созда­ния и искуп­ле­ны Пре­чи­стою Кро­вью Сына Его. Услышь же, пре­по­доб­ный Мои­сей, их молит­ву, отго­ни от них диа­во­ла, даруй им силу побе­дить их страсть, помо­ги им, про­стри твою руку, выве­ди их на путь добра, осво­бо­ди их от раб­ства стра­стей и избавь их от вино­пи­тия, что­бы они, обнов­лен­ные, в трез­ве­нии и свет­лом уме, воз­лю­би­ли воз­дер­жа­ние и бла­го­че­стие, веч­но про­слав­ля­ли Все­бла­го­го Бога, все­гда спа­са­ю­ще­го Свои созда­ния. Аминь.

Молит­ва свя­то­го пра­вед­но­го Иоан­на Кронштадтского

Гос­по­ди, при­з­ри мило­сти­во на раба Тво­е­го (имя), пре­льщен­но­го лестью чре­ва и плот­ско­го весе­лья. Даруй ему (имя) познать сла­дость воз­дер­жа­ния в посте и про­ис­те­ка­ю­щих от него пло­дов Духа. Аминь.

Для избав­ле­ния от стра­сти пьян­ства реко­мен­ду­ет­ся так­же читать еже­днев­но гла­ву 15 Еван­ге­лия от Иоанна.

Моли­тесь пред ико­ною Божи­ей Мате­ри “Неупи­ва­е­мая Чаша”

Явле­ние свя­то­го обра­за про­изо­шло в 1878 году. Кре­стья­нин Ефре­мов­ско­го уез­да Туль­ской губер­нии, отстав­ной сол­дат, был одер­жим стра­стью пьян­ства. Он про­пи­вал все, что имел, и вско­ре стал нищен­ство­вать. От непо­мер­но­го пьян­ства у него отня­лись ноги, но он про­дол­жал пить. Одна­жды во сне ему явил­ся ста­рец и при­ка­зал идти в город Сер­пу­хов, в мона­стырь Вла­ды­чи­цы Бого­ро­ди­цы, где нахо­дит­ся ико­на Божи­ей Мате­ри “Неупи­ва­е­мая Чаша”, и отслу­жить перед ней молебен.

Без денег, не вла­дея нога­ми, кре­стья­нин не риск­нул отпра­вить­ся в путь. Но свя­той ста­рец явил­ся ему во вто­рой, а потом и в тре­тий раз и гроз­но при­ка­зал испол­нить пове­ле­ние. На чет­ве­рень­ках отпра­вил­ся отстав­ной сол­дат в мона­стырь. В одном селе­нии он оста­но­вил­ся отдох­нуть. Что­бы облег­чить боль, ста­руш­ка-хозяй­ка рас­тер­ла ему ноги и уло­жи­ла на печь. На сле­ду­ю­щий день ему ста­ло лег­че. Опи­ра­ясь сна­ча­ла на две, а потом на одну пал­ку, он дошел до Серпухова.

При­дя в мона­стырь и рас­ска­зав о сво­их сно­ви­де­ни­ях, страж­ду­щий про­сил отслу­жить моле­бен. Но никто в мона­сты­ре не знал ико­ны Божи­ей Мате­ри с таким наиме­но­ва­ни­ем. Тогда поду­ма­ли: не та ли это ико­на, что висит в про­хо­де из хра­ма в риз­ни­цу? На обо­рот­ной сто­роне ее дей­стви­тель­но уви­де­ли над­пись: “Неупи­ва­е­мая Чаша”. В лике уче­ни­ка свя­ти­те­ля Алек­сия — пре­по­доб­но­го Вар­ла­а­ма — неду­гу­ю­щий кре­стья­нин сра­зу же узнал являв­ше­го­ся ему во сне стар­ца. Из Сер­пу­хо­ва кре­стья­нин воз­вра­щал­ся домой вполне здоровым.

Весть о чуд­ном про­слав­ле­нии ико­ны Божи­ей Мате­ри быст­ро рас­про­стра­ни­лась по Рос­сии. Одер­жи­мые стра­стью пьян­ства, их род­ные и близ­кие спе­ши­ли воз­не­сти молит­вы к Бого­ма­те­ри об исце­ле­нии от неду­га, а мно­гие при­хо­ди­ли, что­бы уже воз­бла­го­да­рить Вла­ды­чи­цу за Ее вели­кую милость.

Что изоб­ра­жа­ет эта ико­на? По ико­но­гра­фии она отно­сит­ся к типу одно­го из древ­ней­ших изоб­ра­же­ний Божи­ей Мате­ри — “Оран­та”, толь­ко Богом­ла­де­нец напи­сан сто­я­щим в чаше. Чаша с бла­го­слов­ля­ю­щим Богом­ла­ден­цем — это Чаша При­ча­ще­ния, исто­ча­ю­щая при­сту­па­ю­щим к ней с верою все бла­го­сло­ве­ния, даро­ван­ные греш­но­му роду чело­ве­че­ско­му иску­пи­тель­ным подви­гом Гос­по­да наше­го Иису­са Хри­ста. Эта Чаша дей­стви­тель­но неупи­ва­е­мая, или неис­пи­ва­е­мая, пото­му что Агнец ее “все­гда ядо­мый и нико­гда­же ижди­ва­е­мый”. А Матерь Божия с воз­де­ты­ми вверх пре­чи­сты­ми рука­ми, как могу­чий пер­во­свя­щен­ник, хода­тай-ствен­но воз­но­сит Богу эту Жерт­ву — Сво­е­го заклан­но­го Сына, заим­ство­вав­ше­го плоть и кровь от Ее пре­чи­стых кро­вей, в пре­не­бес­ный жерт­вен­ник за спа­се­ние все­го мира, и пред­ла­га­ет в снедь вер­ным. Она молит­ся за всех греш­ни­ков, всем хочет спа­се­ния, вме­сто низ­ких губи­тель­ных при­стра­стий при­зы­ва­ет к неис­то­щи­мо­му источ­ни­ку духов­ной радо­сти и уте­ше­ния. Она воз­ве­ща­ет, что неупи­ва­е­мая чаша небес­ной помо­щи и мило­сер­дия уго­то­ва­на каж­до­му нуждающемуся.

Празд­но­ва­ние иконе Божи­ей Мате­ри “Неупи­ва­е­мая Чаша” совер­ша­ет­ся 18 мая (по ново­му стилю).

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

Размер шрифта: A- 16 A+
Цвет темы:
Цвет полей:
Шрифт: Arial Times Georgia
Текст: По левому краю По ширине
Боковая панель: Свернуть
Сбросить настройки