Генетик опасается воздействия созданного им ГМО-картофеля на здоровье людей

Генетик опасается воздействия созданного им ГМО-картофеля на здоровье людей

(6 голосов5.0 из 5)

Ген­ный инже­нер, кото­рый помог создать несколь­ко раз­но­вид­но­стей ГМО-кар­то­фе­ля, в насто­я­щее вре­мя широ­ко про­да­ю­щих­ся потре­би­те­лям в супер­мар­ке­тах, объ­яс­ня­ет, поче­му он отре­ка­ет­ся от сво­ей рабо­ты и наста­и­ва­ет, что­бы его тво­ре­ния были изъ­яты с рынка.

Автор: Кай Роменс, про­фес­сор Уни­вер­си­те­та Амстердама

Ген­ная инже­не­рия — это не то, о чем меч­та­ют дети. Вот и я тоже вовсе не жаж­дал оку­нать­ся в тему ГМО, когда начал изу­чать био­ло­гию в Уни­вер­си­те­те Амстер­да­ма. Но мой про­фес­сор-настав­ник объ­яс­нил, что эта тема сей­час вошла в моду и пото­му явля­лась  луч­шей для напи­са­ния хоро­шей дис­сер­та­ции. Под нажи­мом я пода­вил свои сомне­ния и научил­ся извле­кать ДНК из рас­те­ний, ком­би­ни­ро­вать раз­но­род­ные ДНК в про­бир­ках и заго­нять полу­чен­ные ком­би­на­ции назад в клет­ки рас­те­ний, исполь­зуя при этом ещё и гор­мо­ны для луч­ше­го роста. 

Люди гово­рят, что любовь сле­па, но я у меня слу­чи­лось наобо­рот — я сна­ча­ла начал сле­по рабо­тать в сфе­ре ГМО, а уже потом полю­бил свою рабо­ту. А далее, то, что воз­ник­ло как при­об­ре­тен­ный вкус, вско­ре пере­рос­ло в опас­ную зави­си­мость. Ген­ная инже­не­рия ста­ла частью меня самого.

Старт карьеры доктора Ромменса в корпорации “Monsanto”

После полу­че­ния уче­ной док­тор­ской сте­пе­ни, я отпра­вил­ся в Кали­фор­ний­ский уни­вер­си­тет в Берк­ли, что­бы помочь раз­ра­бо­тать новую отрасль ген­ной инже­не­рии. Я выде­лил несколь­ко генов устой­чи­во­сти к неко­то­рым болез­ням у диких рас­те­ний и впер­вые про­де­мон­стри­ро­вал, что эти гены могут повы­сить устой­чи­вость к этим болез­ням и в одо­маш­нен­ных рас­те­ни­ях. Фир­ме Мон­сан­то понра­ви­лась моя рабо­та, и в 1995 году она при­гла­си­ла меня воз­гла­вить ее новую про­грам­му по борь­бе с болез­ня­ми рас­те­ний в Сент-Луисе.

Мне бы не сле­до­ва­ло при­ни­мать это при­гла­ше­ние. Ведь я уже тогда знал, что пато­ге­ны не могут быть оста­нов­ле­ны оди­ноч­ны­ми гена­ми. Пато­ге­ны (инфек­ци­он­ные орга­низ­мы, -Прим.Переводчика) эво­лю­ци­о­ни­ру­ют слиш­ком быст­ро, что­бы обой­ти любой постав­лен­ный перед ними барьер (в том чис­ле и ГМО-барьер, -Прим.Переводчика). Насе­ко­мым и рас­те­ни­ям тре­бу­ет­ся от двух до трех деся­ти­ле­тий, что­бы пре­одо­леть ген сопро­тив­ля­е­мо­сти, но для пато­ге­нов тре­бу­ет­ся лишь несколь­ко лет мак­си­мум, что­бы про­де­лать то же самое.

Тем не менее, я при­нял это при­гла­ше­ние, и сле­ду­ю­щие шесть лет ста­ли для меня насто­я­щим тре­ни­ро­воч­ным лаге­рем в обла­сти ген­ной инже­не­рии. Я научил­ся при­ме­нять мно­же­ство трю­ков, что­бы изме­нить харак­тер рас­те­ний, и я при­вык не бес­по­ко­ить­ся о послед­стви­ях таких изменений.

Новая страница карьеры в ведущей агрофирме “J. R. Simplot”

В 2000 году я оста­вил Monsanto и начал неза­ви­си­мую био­тех­но­ло­ги­че­скую про­грам­му в ком­па­нии J. R. Simplot в Бой­се, штат Айда­хо. “Simplot” явля­ет­ся одним из круп­ней­ших пере­ра­бот­чи­ков кар­то­фе­ля в мире. Моей целью было раз­ра­бо­тать ГМО-кар­то­фель, кото­рый бы обо­жа­ли и фер­ме­ры, и пере­ра­бот­чи­ки, и потребители.

К тому вре­ме­ни ген­ная инже­не­рия пре­вра­ти­лась у меня в навяз­чи­вую идею, и я созда­вал по мень­шей мере 5000 раз­лич­ных вер­сий ГМО-рас­те­ний каж­дый год — боль­ше, чем любой дру­гой гене­тик. Все эти потен­ци­аль­ные сор­та были раз­мно­же­ны, выра­ще­ны в теп­ли­цах или в поле­вых усло­ви­ях и оце­не­ны по агро­но­ми­че­ским, био­хи­ми­че­ским и моле­ку­ляр­ным характеристикам.

“Почти каж­дый день я подав­лял в себе внут­рен­нее рас­строй­ство от того, что ни одна из моих моди­фи­ка­ций не улуч­ши­ла живу­честь кар­то­фе­ля и не повы­си­ла уро­жай­но­сти. Напро­тив, боль­шин­ство раз­но­вид­но­стей ГМО были низ­ко­рос­лы­ми, хло­ро­тич­ны­ми, мути­ро­ван­ны­ми или сте­риль­ны­ми (не даю­щи­ми всхо­жих семян, — Прим. Пере­вод­чи­ка) и мно­гие из них быст­ро поги­ба­ли, как недо­но­шен­ные дети .

“Несмот­ря на все мои тихие разо­ча­ро­ва­ния, я в конеч­ном ито­ге сумел объ­еди­нить в кар­то­фе­ле три новых при­зна­ка: устой­чи­вость к болез­ням (для фер­ме­ров), неокра­шен­ные клуб­ни (для пере­ра­бот­чи­ков) и сни­же­ние кан­це­ро­ген­но­сти (для потребителей).

Сомнения, закравшиеся насчет ГМО-картофеля

Мне было так же труд­но счи­тать, что мои раз­но­вид­но­сти ГМО могут быть иметь изъ­я­ны, как и роди­те­лям сомне­вать­ся в совер­шен­стве сво­их детей. Мы при­ни­ма­ли как само собой разу­ме­ю­ще­е­ся, что ГМО без­опас­ны. Но мой внут­рен­ний настрой в защи­ту ГМО-тех­но­ло­гии ста­но­вил­ся все сла­бее и сла­бее и, в кон­це кон­цов, про­пал совсем.

Как то раз я выявил несколь­ко незна­чи­тель­ных оши­бок и тогда впер­вые усо­мнил­ся в резуль­та­тах сво­ей рабо­ты. Я хотел было пере­смот­реть нашу про­грам­му и замед­лить ее, но было уже слиш­ком позд­но. Теперь в дело уже были вовле­че­ны лиде­ры биз­не­са. У них перед гла­за­ми уже вовсю мая­чи­ли зна­ки дол­ла­ра. Они хоте­ли рас­ши­рить и уско­рить про­грам­му, а не замед­лить ее.

Я решил уво­лить­ся в 2013 году, хотя мне было боль­но остав­лять поза­ди боль­шую часть сво­ей взрос­лой жизни.

Всплыли основные просчеты

Истин­ный раз­мах моих оши­бок стал оче­ви­ден мне толь­ко после того, как я пере­брал­ся на неболь­шую фер­му в горах Тихо­оке­ан­ско­го Севе­ро-Запа­да. К это­му вре­ме­ни “Сим­плот” объ­явил о сво­ем нор­ма­тив­ном утвер­жде­нии моих раз­но­вид­но­стей ГМО. Когда ком­па­ния нача­ла пла­ни­ро­вать внед­ре­ния “втихую” на аме­ри­кан­ском и ази­ат­ском рын­ках, я уже зани­мал­ся раз­ве­де­ни­ем рас­те­ний и живот­ных само­сто­я­тель­но, исполь­зуя тра­ди­ци­он­ные мето­ды. И, посколь­ку я все еще чув­ство­вал угры­зе­ния сове­сти, из-за сво­е­го кор­по­ра­тив­но­го про­шло­го, я пере­смот­рел зано­во око­ло двух­сот патен­тов и ста­тей, кото­рые я опуб­ли­ко­вал в про­шлом, а так­же раз­лич­ные пети­ции о дерегулировании.

Уже без шир­мы пред­взя­то­сти перед гла­за­ми, я смог лег­ко уви­деть основ­ные ошиб­ки, допу­щен­ные тогда. Напри­мер, мы отклю­чи­ли три наи­бо­лее предо­хра­нен­ных гена кар­то­фе­ля, пред­по­ло­жив, что каж­дое из трех гене­ти­че­ских изме­не­ний будет иметь толь­ко один эффект. Это было неле­пое пред­по­ло­же­ние, пото­му что все функ­ции генов взаимосвязаны.

Каж­дое изме­не­ние дей­стви­тель­но вызы­ва­ло эффект доми­но. Мне долж­но было быть ясно, что глу­ше­ние “мела­ни­но­во­го гена” PPO будет иметь мно­го­чис­лен­ные послед­ствия, вклю­чая нару­ше­ние есте­ствен­ной реак­ции кар­то­фе­ля на устой­чи­вость к стрес­со­вым небла­го­при­ят­ным усло­ви­ям. Точ­но так же аспа­ра­гин и глю­ко­за явля­ют­ся одни­ми из самых основ­ных соеди­не­ний рас­те­ния, так поче­му же я верил, что смо­гу без послед­ствий  отклю­чить гены ASN и INV, участ­ву­ю­щие в обра­зо­ва­нии этих соеди­не­ний? И поче­му никто не спро­сил меня об этом?

Дру­гое стран­ное заблуж­де­ние состо­я­ло в том, что я счи­тал себя спо­соб­ным пред­ска­зать отсут­ствие непред­на­ме­рен­ных дол­го­сроч­ных эффек­тов на осно­ве крат­ко­сроч­ных экс­пе­ри­мен­тов. Это было то же самое пред­по­ло­же­ние, кото­рое хими­ки исполь­зо­ва­ли, когда они выво­ди­ли на рынок скан­даль­но “про­сла­вив­ши­е­ся” впо­след­ствии ток­сич­ные хими­ка­ты ДДТ, Agent Orange, ПХД , rGBH и т.д.!

Реальные проблемы с ГМО-картофелем

Сор­та ГМО, кото­рые я создал, в насто­я­щее вре­мя выпус­ка­ют­ся под без­обид­ны­ми назва­ни­я­ми, таки­ми как “Есте­ствен­ный”, “Зим­ний” и “Бело-бурый”. Их опи­са­ния гла­сят, что они луч­ше, про­ще в исполь­зо­ва­нии и содер­жат мень­ше синюш­ных повре­жде­ний, чем обыч­ный кар­то­фель, но на самом деле все совсем не так .

ГМО-кар­то­фель накап­ли­ва­ет в себе по мень­шей мере два ток­си­на, кото­рые отсут­ству­ют в обыч­ном кар­то­фе­ле, а более новые вер­сии (типа “Есте­ствен­ный 2.0”) при том еще и допол­ни­тель­но теря­ют свои вку­со­вые каче­ства при жарке.

Кро­ме того, ГМО-кар­то­фель содер­жит столь­ко же повре­жде­ний (помя­то­стей, поби­то­стей, содран­но­стей и т.д., - Прим. Пере­вод­чи­ка), сколь­ко и обыч­ный кар­то­фель, но эти дефек­ты теперь замас­ки­ро­ва­ны отсут­стви­ем синей пиг­мен­та­ции.

Про­блем на самом деле гораз­до боль­ше, чем я опи­сал здесь. Мно­гие из них мог­ли бы быть выяв­ле­ны гораз­до рань­ше, если бы не были наме­рен­но скры­ты вво­дя­щи­ми в заблуж­де­ние ста­ти­сти­че­ски­ми дан­ны­ми в заяв­ле­ни­ях на при­ме­не­ние их в широ­ком посеве.

Как же я мог про­пу­стить эти про­бле­мы? Как я мог дове­рить­ся ста­ти­сти­кам? Как мог­ло Мини­стер­ство сель­ско­го хозяй­ства США дове­рять им? Моя повтор­ная оцен­ка дан­ных ясно пока­зы­ва­ет, что у ГМО-сор­тов серьез­но завы­ше­ны потен­ци­ал уро­жай­но­сти и спо­соб­ность про­из­во­дить здо­ро­вые клубни.

Почему потребители должны быть обеспокоены

К сожа­ле­нию, чаще все­го ГМО-кар­то­фель немар­ки­ро­ван и пото­му неот­ли­чим от обыч­но­го кар­то­фе­ля. Сооб­ще­ствам потре­би­те­лей нуж­но про­во­дить ПЦР-тесты для опре­де­ле­ния того, содер­жат ли опре­де­лен­ные про­дук­ты, вклю­чая кар­то­фель фри и чип­сы, ГМО-мате­ри­ал или нет.

При­ни­мая во вни­ма­ние уклад кар­то­фе­ле­вод­че­ско­го биз­не­са, наи­бо­лее рас­про­стра­нен­ные сор­та кар­то­фе­ля, такие как Рыжий Бур­банк и Рыжий Лес­ник, в ско­ром вре­ме­ни тоже будут загряз­не­ны запа­са­ми ГМО.

И прочие ГМО-продукты также имеют скрытые проблемы

В моей кни­ге “Кар­тош­ка Пан­до­ры”, кото­рую я издал, опи­са­ны мно­гие скры­тые про­бле­мы ГМО-кар­то­фе­ля. Но их нали­чие не явля­ет­ся исклю­че­ни­ем — оно есть пра­ви­ло для всех ГМО-рас­те­ний.

С таким же успе­хом я мог бы напи­сать об экс­пе­ри­мен­таль­ных сор­тах ГМО, раз­ра­бо­тан­ных нами в “Мон­сан­то”, кото­рые содер­жат про­ти­во­гриб­ко­вый белок, кото­рый как я теперь выяс­нил, явля­ет­ся аллер­ге­ном, об устой­чи­во­сти к неко­то­рым болез­ням, кото­рые, с дру­гой сто­ро­ны порож­да­ют уяз­ви­мость к насе­ко­мым и о мно­гих дру­гих вещах в ген­ной инженерии.

Настоящее Антинаучное Движение

3 мая 2018 года обо­зре­ва­тель Май­кл Гер­сон напи­сал в The Washington Post в защи­ту ГМО сле­ду­ю­щее утвер­жде­ние: “Анти-ГМО — это анти­на­у­ка”. Ему вто­рил его кол­ле­га Митч Дэни­ел­сом, доба­вив: “[Это] не про­сто анти­на­у­ка. Это амо­раль­но.”Иро­ния состо­ит в том, что оба эти жур­на­ли­ста вооб­ще не явля­ют­ся уче­ны­ми, тем более в ген­ной инже­не­рии. Они про­сто не пони­ма­ют того уров­ня пред­взя­то­сти и обма­на, кото­рый царит сре­ди ген­ных инженеров.

Примечание издателя: какие вы можете принять меры?

“Опрос, про­ве­ден­ный в октяб­ре 2018 года, пока­зал, что менее тре­ти аме­ри­кан­цев доволь­ны при­сут­стви­ем ГМО в сво­ей пище. И боль­шин­ство даже не подо­зре­ва­ют, что пря­мо сей­час, в этот самый момент, немар­ки­ро­ван­ные ГМО нахо­дят­ся в боль­шин­стве про­дук­тов пита­ния на пол­ках супер­мар­ке­тов и меню ресто­ра­нов Север­ной Америки.

Несмот­ря на заяв­ле­ния био­тех­но­ло­ги­че­ской про­мыш­лен­но­сти и сетей быст­ро­го мас­со­во­го пита­ния (типа McDonalds, Burger King, KFC и т.д. — Прим. Пере­вод­чи­ка), суще­ству­ют серьез­ные опа­се­ния по пово­ду без­опас­но­сти ГМО-куль­тур и свя­зан­ных с ними гер­би­ци­дов. Науч­ные иссле­до­ва­ния выяви­ли связь меж­ду упо­треб­ле­ни­ем ГМО-куль­тур с ток­си­че­ски­ми и аллер­ги­че­ски­ми реак­ци­я­ми у людей; с болез­ня­ми, бес­пло­ди­ем и смер­тель­ны­ми исхо­да­ми у домаш­не­го ско­та; и с повре­жде­ни­ем прак­ти­че­ски каж­до­го орга­на, изу­чен­но­го у лабо­ра­тор­ных живот­ных. А “Roundup”, наи­бо­лее широ­ко исполь­зу­е­мый ГМО-свя­зан­ный гер­би­цид, явля­ет­ся кан­це­ро­ге­ном, нару­ши­те­лем кишеч­ной фло­ры и раз­ру­ши­те­лем эндо­крин­ной системы.

Если вы реаль­но обес­по­ко­е­ны этим, то вот самое луч­шее, что вы може­те сде­лать: поку­пать орга­ни­че­ски выра­щен­ные про­дук­ты. Таким обра­зом, вы буде­те избав­ле­ны и от ГМО и от свя­зан­ных с ними ней­ро­ток­сич­ных пести­ци­дов и искус­ствен­ных удобрений.

Пере­вод­чик — Евге­ний Сеничкин

Источ­ник:

Are GMO Potatoes Safe? A Former Monsanto Bioengineer Tells The Truth

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

Размер шрифта: A- 16 A+
Цвет темы:
Цвет полей:
Шрифт: Arial Times Georgia
Текст: По левому краю По ширине
Боковая панель: Свернуть
Сбросить настройки