Генетик опасается воздействия созданного им ГМО-картофеля на здоровье людей

Генетик опасается воздействия созданного им ГМО-картофеля на здоровье людей

(2 голоса5.0 из 5)

Генный инженер, который помог создать несколько разновидностей ГМО-картофеля, в настоящее время широко продающихся потребителям в супермаркетах, объясняет, почему он отрекается от своей работы и настаивает, чтобы его творения были изъяты с рынка.

Автор: Кай Роменс, профессор Университета Амстердама

Генная инженерия — это не то, о чем мечтают дети. Вот и я тоже вовсе не жаждал окунаться в тему ГМО, когда начал изучать биологию в Университете Амстердама. Но мой профессор-наставник объяснил, что эта тема сейчас вошла в моду и потому являлась  лучшей для написания хорошей диссертации. Под нажимом я подавил свои сомнения и научился извлекать ДНК из растений, комбинировать разнородные ДНК в пробирках и загонять полученные комбинации назад в клетки растений, используя при этом ещё и гормоны для лучшего роста. 

Люди говорят, что любовь слепа, но я у меня случилось наоборот — я сначала начал слепо работать в сфере ГМО, а уже потом полюбил свою работу. А далее, то, что возникло как приобретенный вкус, вскоре переросло в опасную зависимость. Генная инженерия стала частью меня самого.

Старт карьеры доктора Ромменса в корпорации «Monsanto»

После получения ученой докторской степени, я отправился в Калифорнийский университет в Беркли, чтобы помочь разработать новую отрасль генной инженерии. Я выделил несколько генов устойчивости к некоторым болезням у диких растений и впервые продемонстрировал, что эти гены могут повысить устойчивость к этим болезням и в одомашненных растениях. Фирме Монсанто понравилась моя работа, и в 1995 году она пригласила меня возглавить ее новую программу по борьбе с болезнями растений в Сент-Луисе.

Мне бы не следовало принимать это приглашение. Ведь я уже тогда знал, что патогены не могут быть остановлены одиночными генами. Патогены (инфекционные организмы, -Прим.Переводчика) эволюционируют слишком быстро, чтобы обойти любой поставленный перед ними барьер (в том числе и ГМО-барьер, -Прим.Переводчика). Насекомым и растениям требуется от двух до трех десятилетий, чтобы преодолеть ген сопротивляемости, но для патогенов требуется лишь несколько лет максимум, чтобы проделать то же самое.

Тем не менее, я принял это приглашение, и следующие шесть лет стали для меня настоящим тренировочным лагерем в области генной инженерии. Я научился применять множество трюков, чтобы изменить характер растений, и я привык не беспокоиться о последствиях таких изменений.

Новая страница карьеры в ведущей агрофирме «J. R. Simplot»

В 2000 году я оставил Monsanto и начал независимую биотехнологическую программу в компании J. R. Simplot в Бойсе, штат Айдахо. «Simplot» является одним из крупнейших переработчиков картофеля в мире. Моей целью было разработать ГМО-картофель, который бы обожали и фермеры, и переработчики, и потребители.

К тому времени генная инженерия превратилась у меня в навязчивую идею, и я создавал по меньшей мере 5000 различных версий ГМО-растений каждый год — больше, чем любой другой генетик. Все эти потенциальные сорта были размножены, выращены в теплицах или в полевых условиях и оценены по агрономическим, биохимическим и молекулярным характеристикам.

«Почти каждый день я подавлял в себе внутреннее расстройство от того, что ни одна из моих модификаций не улучшила живучесть картофеля и не повысила урожайности. Напротив, большинство разновидностей ГМО были низкорослыми, хлоротичными, мутированными или стерильными (не дающими всхожих семян, — Прим. Переводчика) и многие из них быстро погибали, как недоношенные дети .

«Несмотря на все мои тихие разочарования, я в конечном итоге сумел объединить в картофеле три новых признака: устойчивость к болезням (для фермеров), неокрашенные клубни (для переработчиков) и снижение канцерогенности (для потребителей).

Сомнения, закравшиеся насчет ГМО-картофеля

Мне было так же трудно считать, что мои разновидности ГМО могут быть иметь изъяны, как и родителям сомневаться в совершенстве своих детей. Мы принимали как само собой разумеющееся, что ГМО безопасны. Но мой внутренний настрой в защиту ГМО-технологии становился все слабее и слабее и, в конце концов, пропал совсем.

Как то раз я выявил несколько незначительных ошибок и тогда впервые усомнился в результатах своей работы. Я хотел было пересмотреть нашу программу и замедлить ее, но было уже слишком поздно. Теперь в дело уже были вовлечены лидеры бизнеса. У них перед глазами уже вовсю маячили знаки доллара. Они хотели расширить и ускорить программу, а не замедлить ее.

Я решил уволиться в 2013 году, хотя мне было больно оставлять позади большую часть своей взрослой жизни.

Всплыли основные просчеты

Истинный размах моих ошибок стал очевиден мне только после того, как я перебрался на небольшую ферму в горах Тихоокеанского Северо-Запада. К этому времени «Симплот» объявил о своем нормативном утверждении моих разновидностей ГМО. Когда компания начала планировать внедрения «втихую» на американском и азиатском рынках, я уже занимался разведением растений и животных самостоятельно, используя традиционные методы. И, поскольку я все еще чувствовал угрызения совести, из-за своего корпоративного прошлого, я пересмотрел заново около двухсот патентов и статей, которые я опубликовал в прошлом, а также различные петиции о дерегулировании.

Уже без ширмы предвзятости перед глазами, я смог легко увидеть основные ошибки, допущенные тогда. Например, мы отключили три наиболее предохраненных гена картофеля, предположив, что каждое из трех генетических изменений будет иметь только один эффект. Это было нелепое предположение, потому что все функции генов взаимосвязаны.

Каждое изменение действительно вызывало эффект домино. Мне должно было быть ясно, что глушение «меланинового гена» PPO будет иметь многочисленные последствия, включая нарушение естественной реакции картофеля на устойчивость к стрессовым неблагоприятным условиям. Точно так же аспарагин и глюкоза являются одними из самых основных соединений растения, так почему же я верил, что смогу без последствий  отключить гены ASN и INV, участвующие в образовании этих соединений? И почему никто не спросил меня об этом?

Другое странное заблуждение состояло в том, что я считал себя способным предсказать отсутствие непреднамеренных долгосрочных эффектов на основе краткосрочных экспериментов. Это было то же самое предположение, которое химики использовали, когда они выводили на рынок скандально «прославившиеся» впоследствии токсичные химикаты ДДТ, Agent Orange, ПХД , rGBH и т.д.!

Реальные проблемы с ГМО-картофелем

Сорта ГМО, которые я создал, в настоящее время выпускаются под безобидными названиями, такими как «Естественный», «Зимний» и «Бело-бурый». Их описания гласят, что они лучше, проще в использовании и содержат меньше синюшных повреждений, чем обычный картофель, но на самом деле все совсем не так .

ГМО-картофель накапливает в себе по меньшей мере два токсина, которые отсутствуют в обычном картофеле, а более новые версии (типа «Естественный 2.0») при том еще и дополнительно теряют свои вкусовые качества при жарке.

Кроме того, ГМО-картофель содержит столько же повреждений (помятостей, побитостей, содранностей и т.д., — Прим. Переводчика), сколько и обычный картофель, но эти дефекты теперь замаскированы отсутствием синей пигментации.

Проблем на самом деле гораздо больше, чем я описал здесь. Многие из них могли бы быть выявлены гораздо раньше, если бы не были намеренно скрыты вводящими в заблуждение статистическими данными в заявлениях на применение их в широком посеве.

Как же я мог пропустить эти проблемы? Как я мог довериться статистикам? Как могло Министерство сельского хозяйства США доверять им? Моя повторная оценка данных ясно показывает, что у ГМО-сортов серьезно завышены потенциал урожайности и способность производить здоровые клубни.

Почему потребители должны быть обеспокоены

К сожалению, чаще всего ГМО-картофель немаркирован и потому неотличим от обычного картофеля. Сообществам потребителей нужно проводить ПЦР-тесты для определения того, содержат ли определенные продукты, включая картофель фри и чипсы, ГМО-материал или нет.

Принимая во внимание уклад картофелеводческого бизнеса, наиболее распространенные сорта картофеля, такие как Рыжий Бурбанк и Рыжий Лесник, в скором времени тоже будут загрязнены запасами ГМО.

И прочие ГМО-продукты также имеют скрытые проблемы

В моей книге «Картошка Пандоры», которую я издал, описаны многие скрытые проблемы ГМО-картофеля. Но их наличие не является исключением — оно есть правило для всех ГМО-растений.

С таким же успехом я мог бы написать об экспериментальных сортах ГМО, разработанных нами в «Монсанто», которые содержат противогрибковый белок, который как я теперь выяснил, является аллергеном, об устойчивости к некоторым болезням, которые, с другой стороны порождают уязвимость к насекомым и о многих других вещах в генной инженерии.

Настоящее Антинаучное Движение

3 мая 2018 года обозреватель Майкл Герсон написал в The Washington Post в защиту ГМО следующее утверждение: «Анти-ГМО — это антинаука». Ему вторил его коллега Митч Дэниелсом, добавив: “[Это] не просто антинаука. Это аморально.”Ирония состоит в том, что оба эти журналиста вообще не являются учеными, тем более в генной инженерии. Они просто не понимают того уровня предвзятости и обмана, который царит среди генных инженеров.

Примечание издателя: какие вы можете принять меры?

«Опрос, проведенный в октябре 2018 года, показал, что менее трети американцев довольны присутствием ГМО в своей пище. И большинство даже не подозревают, что прямо сейчас, в этот самый момент, немаркированные ГМО находятся в большинстве продуктов питания на полках супермаркетов и меню ресторанов Северной Америки.

Несмотря на заявления биотехнологической промышленности и сетей быстрого массового питания (типа McDonalds, Burger King, KFC и т.д. — Прим. Переводчика), существуют серьезные опасения по поводу безопасности ГМО-культур и связанных с ними гербицидов. Научные исследования выявили связь между употреблением ГМО-культур с токсическими и аллергическими реакциями у людей; с болезнями, бесплодием и смертельными исходами у домашнего скота; и с повреждением практически каждого органа, изученного у лабораторных животных. А «Roundup», наиболее широко используемый ГМО-связанный гербицид, является канцерогеном, нарушителем кишечной флоры и разрушителем эндокринной системы.

Если вы реально обеспокоены этим, то вот самое лучшее, что вы можете сделать: покупать органически выращенные продукты. Таким образом, вы будете избавлены и от ГМО и от связанных с ними нейротоксичных пестицидов и искусственных удобрений.

Переводчик — Евгений Сеничкин

Источник:

Are GMO Potatoes Safe? A Former Monsanto Bioengineer Tells The Truth