Когда любви «слишком много». Что мешает моему счастью

Когда любви «слишком много». Что мешает моему счастью

(2 голоса5.0 из 5)

«Когда люб­ви слиш­ком “мно­го”» — это кни­га, кото­рая помо­жет избе­жать оши­бок в отно­ше­ни­ях с люби­мы­ми. Она напи­са­на семей­ным пси­хо­те­ра­пев­том и док­то­ром меди­цин­ских наук Вален­ти­ной Дмит­ри­ев­ной Москаленко.

Вален­ти­на Дмит­ри­ев­на Мос­ка­лен­ко — пси­хи­атр-нар­ко­лог, кли­ни­че­ский гене­тик и семей­ный пси­хо­те­ра­певт, док­тор меди­цин­ских наук, про­фес­сор. Веду­щий науч­ный сотруд­ник Науч­но-иссле­до­ва­тель­ско­го инсти­ту­та нар­ко­ло­гии (фили­ал Феде­раль­но­го меди­цин­ско­го иссле­до­ва­тель­ско­го цен­тра пси­хи­ат­рии и нар­ко­ло­гии им. В.П.Сербского Мин­здра­ва РФ).

Фраг­мент кни­ги (15%)

Содержание

Сло­во к читателю
Зачем хри­сти­а­ни­ну психология?
Вве­де­ние
КАК ЭТО В ЖИЗНИ БЫВАЕТ
Поспеш­ное замужество
Пер­вые разочарования
Жерт­вы порож­да­ют жертв
ПРАВДА ИЛИ ЗАБЛУЖДЕНИЕ?

12 мифов о любви

  1. Если ты узна­ешь мои недо­стат­ки, то оста­вишь меня
  2. Мы — одно целое
  3. Быть уяз­ви­мой и рани­мой все­гда плохо
  4. Мы нико­гда не будем ссо­рить­ся или кри­ти­ко­вать друг друга
  5. Если что-то идет не так, это — моя вина. Я — пло­хой человек.
  6. Что­бы быть люби­мой, я все­гда долж­на выгля­деть счаст­ли­вой, весе­лой, беззаботной
  7. Мы будем пол­но­стью дове­рять друг другу—сразу и навсегда.
  8. Мы будем все делать вместе.
  9. Ты будешь инстинк­тив­но улав­ли­вать все мои жела­ния и потребности.
  10. Если я не буду кон­тро­ли­ро­вать себя пол­но­стью, то жизнь пре­вра­тит­ся в хаос и сча­стье развалится.
  11. Если мы дей­стви­тель­но друг дру­га любим, мы будем неразлучны.
  12. Да, я тебя понимаю.

ЛЮБОВЬ ИЛИ ЗАВИСИМОСТЬ?

Любо­го­лизм и его сценарии
Один дуб не рас­тет в тени другого
«Везет же некоторым!»
Жен­щи­ны, кото­рым «везет» в любви
Жен­щи­ны, кото­рым «не везет» в любви

РОДИТЕЛЬСКАЯ СЕМЬЯИ ЕЕ ВЛИЯНИЕ НА БУДУЩЕЕ СУПРУЖЕСТВО

Про­гноз, но не приговор
Како­ва же она, здо­ро­вая семья?
Про­блем­ная семья
Трав­ма­ти­че­ские собы­тия детства

ВАЖНЕЙШИЕ ПОТРЕБНОСТИ ДУШИ

Любовь без вся­ких условий
Выживание
Прикосновение
Свобода
Руководство
Забота
Внимание
При­ня­тие, одоб­ре­ние и поддержка
Раз­вле­че­ния, побег от обыденности
Уме­ние хоро­нить свои потери
Сексуальность

ЕЩЕ РАЗ О ГРАНИЦАХ ЛИЧНОСТИ

«Да или нет, моя дорогая?»
Гра­ни­цы: Пять спо­со­бов ска­зать «да» и «нет»
Суве­рен­ная тер­ри­то­рия, или где про­ле­га­ет граница?

СТРОИМ ЗДОРОВЫЕ ОТНОШЕНИЯ

Так что же это такое — здо­ро­вые интим­ные отношения?
Ста­дии супру­же­ской жизни

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Прин­цип бумеранга

ПРИЛОЖЕНИЯ
При­ло­же­ние 1.
Влюб­лен­ность, любовь, зависимость
При­ло­же­ние 2.
Срав­не­ние здо­ро­вых и нездо­ро­вых (функ­ци­о­наль­ных и дис­функ­ци­о­наль­ных) семей
При­ло­же­ние 3.
Кор­ни и вет­ви дре­ва зависимостей
При­ло­же­ние 4.
Сказ­ка о прощении
При­ло­же­ние 5.
Границы
При­ло­же­ние 6.
Упраж­не­ния, кото­рые помо­гут пози­тив­ным изме­не­ни­ям в себе и во вза­и­мо­от­но­ше­ни­ях с дру­ги­ми людьми
При­ло­же­ние 7.
Тест «Хоро­шо ли вы зна­е­те сво­е­го спутника?»
При­ло­же­ние 8.
«Кру­ги интимности»
Кру­ги интим­но­сти, ответ­ствен­но­сти и влияния
При­ло­же­ние 9.
Зада­ние на сегодня

Лите­ра­ту­ра

Семи­на­ры Вален­ти­ны Москаленко 

 

Слово к читателю

Кни­га, кото­рую вы дер­жи­те в руках, откры­ва­ет тай­ну несбыв­ших­ся надежд и разо­ча­ро­ва­ний в люб­ви. И как полез­но завла­деть этим сек­ре­том в самом нача­ле пути!

Меч­тая о бра­ке, девуш­ки обыч­но гото­вят­ся к осу­ществ­ле­нию одной из двух жиз­нен­ных стра­те­гий: либо най­ти чело­ве­ка, с помо­щью кото­ро­го реа­ли­зу­ют­ся их соб­ствен­ные меч­ты о сча­стье; либо стать геро­и­ней, кла­ду­щей себя на алтарь семьи — цели­ком при­над­ле­жать мужу, детям, забыть о себе (кста­ти, рус­ский фольк­лор сохра­нил эту тра­ди­цию опла­ки­ва­ния себя и сво­ей моло­до­сти перед сва­дьбой). Выбор, как мы видим, неве­лик. И часто он опре­де­ля­ет­ся при­ня­тым в роди­тель­ской семье сце­на­ри­ем, неда­ром моло­дые люди часто полу­ча­ют от умуд­рен­ных жиз­нью род­ных или дру­зей такой совет: посмот­ри вни­ма­тель­но на маму сво­ей неве­сты — это порт­рет тво­ей супру­ги в буду­щем; посмот­ри вни­ма­тель­но на ее отца — это твой порт­рет. Если уви­дишь роб­ко­го, заби­то­го, боя­ще­го­ся сло­во ска­зать чело­ве­ка, беги ско­рее из это­го дома. А если уви­дишь гроз­но­го, власт­но­го отца семей­ства, сло­во кото­ро­го — закон для всех, сме­ло сва­тай­ся. Будет тебе крот­кая, тихая, неж­ная супруга.

Из этих рас­хо­жих сте­рео­ти­пов и пред­ла­га­ет­ся выби­рать буду­щим неве­стам и женихам.

Но дей­стви­тель­но ли суще­ству­ют толь­ко два вари­ан­та сце­на­рия сов­мест­ной жиз­ни — либо «сча­стье для меня», либо «сча­стье для дру­гих»? Ведь мы видим их ущерб­ность. Кни­га Вален­ти­ны Мос­ка­лен­ко обо­зна­ча­ет тре­тий путь раз­ви­тия — путь к гар­мо­нич­ным отно­ше­ни­ям в буду­щей семье. Она рас­ска­зы­ва­ет о том, как не поте­рять свою лич­ность, не стать жерт­вой, но и не пре­вра­тить­ся в дес­по­та, как создать то, что мы назы­ва­ем атмо­сфе­рой в семье, «пого­дой в доме». И, нако­нец, о том, как в этой атмо­сфе­ре живет­ся буду­щим жени­хам и неве­стам — нашим детям.

Очень часто моло­дые люди вос­при­ни­ма­ют отно­ше­ния как что-то само собой раз­ви­ва­ю­ще­е­ся, когда глав­ное — най­ти себе пару, а отно­ше­ния с парт­не­ром выстро­ят­ся сами, пото­му что дру­го­го вари­ан­та, кажет­ся, про­сто нет. И это заблуж­де­ние — одно из очень опас­ных, ведь на самом деле отно­ше­ния имен­но стро­ят­ся. Вза­им­ный инте­рес, сим­па­тия в паре не гаран­ти­ру­ют, что сло­жит­ся сам союз: для это­го нуж­ны воле­вые усилия.

Быва­ют слу­чаи, когда люди мно­го лет живут в бра­ке и даже в вен­чан­ном бра­ке, у них есть дети, а отно­ше­ний — нет. И нет даже мыс­ли о том, что их надо выстра­и­вать, как-то над ними работать:

Мы сно­ва встретились,
И нас вез­ла маши­на грузовая.
Влю­би­лись мы в кото­рый раз,
Но ты меня не узнавала.

Меня ты при­ве­ла домой,
Люби­ла и любовь давала.
Мы годы про­жи­ли с тобой,
Но ты меня не узна­ва­ла [1].

В веру­ю­щих семьях мы часто видим, как пра­во­слав­ный эти­кет заме­ня­ет насто­я­щие отно­ше­ния меж­ду людь­ми. Если гла­ва семьи, кото­рый про­пи­ва­ет семей­ные день­ги и под­ни­ма­ет руку на жену, будет тре­бо­вать от детей почте­ния на том осно­ва­нии, что суще­ству­ет запо­ведь о почи­та­нии роди­те­лей, воз­мож­но, он полу­чит от них какие-то зна­ки тако­го отно­ше­ния, но насто­я­ще­го вза­и­мо­по­ни­ма­ния и люб­ви вряд ли когда-нибудь дождет­ся. Эти­кет появ­ля­ет­ся там, где кон­ча­ет­ся любовь и исче­за­ет дух хри­сти­ан­ских отно­ше­ний. Апо­стол Павел писал: бук­ва уби­ва­ет, а Дух живо­тво­рит (2 Кор. 3: 6), дела люб­ви… На тако­вых нет зако­на (Гал. 5: 22–23). Ника­кие пра­ви­ла и дей­ствия не заме­нят любовь, и моло­дым людям нуж­но учить­ся не столь­ко сле­до­вать пра­ви­лу, сколь­ко учить­ся любить.

«Домо­строй» — один из самых извест­ных сво­дов таких пра­вил, и он как раз сви­де­тель­ству­ет о глу­бо­ком кри­зи­се веры — в нем нет ни сло­ва о люб­ви. Ина­че как нам пони­мать такую жесто­ко­серд­ную «реко­мен­да­цию»: «Каз­ни сына сво­е­го от юно­сти его и поко­ит тя на ста­рость твою, и даст кра­со­ту души тво­еи, и не ослаб­ляи бия мла­ден­ца, аще бо жез­лом бие­ши его не умрет, но здра­вие будет, ты бо бия его по телу, а душу его избав­ля­е­ши от смер­ти» [2]. Сколь­ко людей с пока­ле­чен­ной пси­хи­кой жили в дет­стве в посто­ян­ном стра­хе и ожи­да­нии побо­ев, в атмо­сфе­ре непо­ни­ма­ния и отсут­ствия под­держ­ки со сто­ро­ны самых близ­ких людей — родителей.

Хотя само по себе выпол­не­ние пра­вил может вос­при­ни­мать­ся со сто­ро­ны как нали­чие глу­бо­ких и серьез­ных отно­ше­ний. Одна­жды я был сви­де­те­лем такой ситу­а­ции. В купе поез­да, в кото­ром я ехал, вошел муж­чи­на, а сле­дом за ним — жен­щи­на. Они что-то корот­ко выяс­ни­ли друг у дру­га и ста­ли дей­ство­вать уди­ви­тель­но сла­жен­но: сня­ли верх­нюю одеж­ду, под­ня­ли ниж­нюю пол­ку, уло­жи­ли туда вещи, потом муж­чи­на снял с верх­ней пол­ки мат­рац и вышел в там­бур. Жен­щи­на, посте­лив посте­ли, отпра­ви­лась за чаем… Под конец поезд­ки они точ­но так же быст­ро спра­ви­лись с тем, что­бы сло­жить все свои вещи: что-то сде­лал муж­чи­на, что-то — жен­щи­на. Чув­ство­ва­лось, что они пони­ма­ют друг дру­га с полу­сло­ва! Пожи­лая дама, кото­рая еха­ла с нами в купе, даже вос­клик­ну­ла: «Вот ведь, когда супру­ги дол­го живут вме­сте, им даже раз­го­ва­ри­вать не надо. Они уже мыс­ли друг дру­га чита­ют, и как лад­но все у них полу­ча­ет­ся». Пара в ответ очень уди­ви­лась: как ока­за­лось, они не были супру­га­ми — про­сто воз­вра­ща­лись каж­дый из сво­ей коман­ди­ров­ки. В этот момент я понял, что вижу перед собой людей, кото­рые все­го-навсе­го хоро­шо зна­ко­мы с «купей­ным эти­ке­том», посколь­ку им при­хо­дит­ся часто ездить. На самом деле, у них не было общих инте­ре­сов, но со сто­ро­ны их отно­ше­ния напо­ми­на­ли уди­ви­тель­ную гармонию.

То же самое может про­ис­хо­дить в семье — кра­си­вый очаг, но без огня. Люди сосу­ще­ству­ют парал­лель­но, при­вы­ка­ют к такой жиз­ни, при­ти­ра­ют­ся, пото­му что есть пра­ви­ла обще­жи­тия, есть общие забо­ты, но отно­ше­ния не воз­ни­ка­ют. Это горь­кое, но удоб­ное сосед­ство с ока­за­ни­ем друг дру­гу каких-то услуг, во-пер­вых, лиша­ет чело­ве­ка под­лин­но­го чув­ства, под­лин­ной люб­ви, под­лин­ных отно­ше­ний, а во-вто­рых, самое глав­ное — лиша­ет детей насто­я­щей семьи.

Мно­гие моло­дые люди всту­па­ют в брак, имея опыт жиз­ни либо в непол­ных семьях, кото­рые часто состо­ят из веч­но заня­той на рабо­те мамы и бабуш­ки, или в семьях, осно­ван­ных на «прин­ци­пах сосед­ства», лишен­ных при­ме­ра теп­лых, выстро­ен­ных отно­ше­ний меж­ду супру­га­ми. И кни­га Вален­ти­ны Мос­ка­лен­ко может вос­пол­нить этот дефи­цит опы­та дет­ства, дав счаст­ли­вую воз­мож­ность постро­ить гар­мо­нич­ную семью и пере­дать хоро­ший при­мер детям, что­бы облег­чить им в буду­щем ту же зада­чу и пре­рвать транс­ля­цию семей­ных про­блем из поко­ле­ния в поколение.

Вы спро­си­те, так ли необ­хо­ди­мы эти зна­ния людям веру­ю­щим? Ведь на пути созда­ния семьи мы опи­ра­ем­ся на помощь Божью и вер­ные ори­ен­ти­ры — духов­ные исти­ны и те иде­а­лы отно­ше­ний, кото­рые дает нам наша вера. Но очень часто мы не можем разум­но ими рас­по­ря­дить­ся и попыт­ка сле­до­вать им заво­дит нас в тупик. Как свя­щен­ник я вижу, что людям не хва­та­ет зна­ния себя, ясно­го пони­ма­ния при­чин сво­их поступ­ков и реак­ций, а еще — пони­ма­ния того, как, соб­ствен­но гово­ря, нуж­но выстра­и­вать отно­ше­ния. И тогда на помощь нам при­хо­дит зна­ние пси­хо­ло­гии человека.

Напри­мер, один из важ­ных хри­сти­ан­ских ори­ен­ти­ров — идея жерт­вен­но­сти. И как же труд­но разо­брать­ся с этой жерт­вен­но­стью в семей­ной жиз­ни! В сво­ей кни­ге Вален­ти­на Дмит­ри­ев­на рас­ска­зы­ва­ет о людях, кото­рые не чув­ству­ют, в чем заклю­ча­ет­ся ее хри­сти­ан­ский прин­цип, и их жерт­вен­ность пере­хо­дит в дру­гое каче­ство — они отка­зы­ва­ют­ся от самих себя. Таким людям кажет­ся, что они идут пра­виль­ным, духов­ным путем реше­ния про­блем. Одна­ко Гос­подь гово­рит о жерт­ве как о жерт­ве во имя Мое (Мк. 9: 41), кото­рая не долж­на при­но­сить­ся на алтарь поро­ка, гре­ха, не долж­на слу­жить чьей-то гор­дыне, усту­пать или пота­кать поро­ку. Часто жерт­вен­ное пове­де­ние лишь помо­га­ет гре­ху раз­рас­тать­ся еще боль­ше и боль­ше. И Гос­подь повто­ря­ет нам, что по пло­дам позна­ют­ся наши устрем­ле­ния [3]. Если мы от чего-то отка­зы­ва­ем­ся, то ради достой­ной, бла­гой цели! Вспом­ним Его сло­ва: нет боль­ше той люб­ви, как если кто поло­жит душу свою за дру­зей сво­их (Ин. 15: 13). Гос­подь при­зы­ва­ет нас к жерт­вен­но­му слу­же­нию, но нам нуж­но все­гда пом­нить, что иску­пи­тель­ная жерт­ва у хри­сти­ан одна — Сам Христос.

Разо­брать­ся с мерой жерт­вен­но­сти во бла­го близ­ких людей нам помо­жет одна из двух запо­ве­дей, кото­рую Гос­подь назвал бóль­шей из всех: воз­лю­би ближ­не­го сво­е­го, как само­го себя (Мк. 12: 31). Если чело­век не любит себя в хри­сти­ан­ском смыс­ле это­го сло­ва — как образ Божий, если он отно­сит­ся к себе стро­го, жест­ко, тогда страш­но будет ближ­не­му от такой «люб­ви» и доб­рых пло­дов она не при­не­сет. «Воз­лю­бить себя» озна­ча­ет понять, что я — это не про­сто моя соб­ствен­ная при­язнь к себе, но я явил­ся на свет и уйду не по сво­ей воле, но по воле Божьей. Я для чего-то Богу нужен, а самое глав­ное — Он меня любит. И если я буду мучить себя, я буду мучить люби­мое чадо Божье, и при­чи­ню Ему тем самым боль.

О чело­ве­ке, кото­рый жерт­ву­ет собой из-за нелюб­ви к себе, свя­тые отцы гово­рят, что есть уни­чи­же­ние, кото­рое хуже иной гор­до­сти, и усмат­ри­ва­ют в этом духов­ное урод­ство. Конеч­но, чело­век спо­со­бен на само­по­жерт­во­ва­ние, но он спо­со­бен и на «мазо­хизм» как отказ от рабо­ты над собой, от исправ­ле­ния себя, от пре­об­ра­же­ния в Духе Свя­том, мас­ки­руя этот отказ высо­ки­ми моти­ва­ми. Чело­век начи­на­ет «рас­пи­нать» себя на рабо­те, ведет себя как жерт­ва в отно­ше­ни­ях, и это избав­ля­ет его от необ­хо­ди­мо­сти менять себя и свою жизнь.

Стрем­ле­ние чело­ве­ка к болез­нен­ной жерт­вен­но­сти часто свя­за­но с его жела­ни­ем быть люби­мым — не уме­ни­ем при­ни­мать любовь, но жела­ни­ем и попыт­кой ее заслу­жить, не заме­чая, что его уже и так любят.

Поче­му ребе­нок шалит? Он хочет обра­тить на себя вни­ма­ние, он хочет почув­ство­вать, что он нужен. Он зале­за­ет куда-то высо­ко, ока­зы­ва­ет­ся в опас­ной ситу­а­ции, что­бы уви­деть, что роди­те­ли пере­жи­ва­ют за него. Конеч­но, каж­дый чело­век нуж­да­ет­ся в люб­ви. Ино­гда эта нуж­да при­во­дит к тому, что мы идем на самые край­ние меры, что­бы нас заме­ти­ли — я суще­ствую, я есть, я тут! Это стрем­ле­ние очень важ­но уви­деть в себе преж­де, чем начать искать его удовлетворения.

Каж­дый чело­век — сосуд, и, как мы зна­ем, он не тер­пит пусто­ты. При этом у людей воз­ни­ка­ет иллю­зия, что этот сосуд мож­но напол­нить как бы сбо­ку, полу­чив все необ­хо­ди­мое от ближ­них, но это невоз­мож­но. Сосуд нали­ва­ют толь­ко свер­ху. Чело­век, кото­рый хочет любить себя, зани­ма­ет­ся сво­им духов­ным здо­ро­вьем, выде­ля­ет вре­мя для обще­ния с Гос­по­дом, что­бы духов­но себя под­пи­тать, и учит­ся раз­би­рать­ся в себе, опи­ра­ясь на тот цен­ный багаж зна­ний о чело­ве­че­ской пси­хи­ке, накоп­лен­ный пси­хо­ло­ги­че­ской нау­кой за сто­ле­тие ее раз­ви­тия, исполь­зуя тот духов­ный кон­текст, в кото­ром все пути ведут к Богу и все наши внут­рен­ние изме­не­ния совер­ша­ют­ся в Нем.

Запо­ведь о люб­ви к себе, кото­рая так свя­за­на с тем, как мы любим ближ­них, пред­по­ла­га­ет не толь­ко ува­же­ние каких-то сво­их ощу­ти­мых, понят­ных инте­ре­сов, она ста­вит вопрос шире — о каче­стве нашей лич­но­сти. Что я за чело­век, каким я стою перед ближ­ни­ми, перед Богом? Мы долж­ны поста­рать­ся оправ­дать те надеж­ды, кото­рые воз­ла­га­ет на нас Бог, и помочь реа­ли­зо­вать­ся замыс­лу о нас. Рас­крыть свою лич­ность и свои талан­ты, а не зарыть их в зем­лю — это и есть испол­не­ние воли Божьей. Боль­ше того: по сло­ву Апо­сто­ла Пав­ла, мы при­зва­ны рев­но­вать о дарах боль­ших[4], что­бы пол­нее слу­жить Богу, слу­жа сво­им ближним.

Хочу побли­же позна­ко­мить вас с авто­ром этой кни­ги. Вален­ти­ну Дмит­ри­ев­ну не надо пред­став­лять спе­ци­а­ли­стам, кото­рые зани­ма­ют­ся реа­би­ли­та­ци­ей зави­си­мых людей — мно­гие из них с бла­го­дар­но­стью пом­нят, что как про­фес­си­о­на­лы они вырос­ли на ее кни­гах. За 55 лет в про­фес­сии Вален­ти­на Дмит­ри­ев­на про­шла слож­ный путь: она начи­на­ла как врач-пси­хи­атр, про­ве­ла ряд иссле­до­ва­ний в обла­сти гене­ти­ки пси­хи­че­ских забо­ле­ва­ний, а затем ста­ла пси­хи­ат­ром-нар­ко­ло­гом и ува­жа­е­мым хри­сти­ан­ским пси­хо­те­ра­пев­том. Мето­ди­ки мно­гих выда­ю­щих­ся запад­ных хри­сти­ан­ских пси­хо­ло­гов были не про­сто вос­при­ня­ты ею из уст в уста, но пере­ра­бо­та­ны и адап­ти­ро­ва­ны к нашей тра­ди­ции. Семей­ные про­грам­мы и пси­хо­те­ра­пию она изу­ча­ла как в Рос­сии, так и в США (Хезель­ден, Бет­ти Форд центр).

Вто­рое изда­ние сво­ей зна­ме­ни­той кни­ги «Когда люб­ви „слиш­ком мно­го“» Вален­ти­на Дмит­ри­ев­на зна­чи­тель­но пере­ра­бо­та­ла и допол­ни­ла. Кни­га адре­со­ва­на моло­дым чита­те­лям, хотя не сомне­ва­юсь, что в ней най­дут мно­го инте­рес­но­го и важ­но­го люди постар­ше, те, кто уже име­ет опыт супру­же­ства и твор­че­ски отно­сит­ся к стро­и­тель­ству отношений.

Свя­щен­ник Петр Коломейцев,
декан пси­хо­ло­ги­че­ско­го факуль­те­та Рос­сий­ско­го пра­во­слав­но­го университета

[1]        Андрей Воз­не­сен­ский. Сон / http://andrey-voznesenskiy.ru/son-my-snova-vstretilis/

[2]        Домо­строй. СПб.: Нау­ка, 1994. Гл. 17.

[3]        Мф. 7: 16

[4]       1 Кор. 12: 31

 

Зачем христианину психология?

Кни­ги Вален­ти­ны Мос­ка­лен­ко «Воз­вра­ще­ние к жиз­ни» и «Когда люб­ви „слиш­ком мно­го“, кото­рые выхо­дят в изда­тель­стве «Никея», — не про­сто оче­ред­ные изда­ния, посвя­щен­ные пси­хо­ло­гии чело­ве­че­ских отно­ше­ний. Их автор дела­ет попыт­ку отве­тить на cлож­ный вопрос о том, как тео­рия и прак­ти­че­ский опыт пси­хо­ло­ги­че­ской нау­ки могут быть соеди­не­ны с хри­сти­ан­ским мировоззрением.

Не сек­рет, что для совре­мен­но­го чело­ве­ка пси­хо­ло­гия ста­но­вит­ся неким эрза­цем рели­гии, повто­ря­ю­щим ее настоль­ко, что в ней име­ют­ся ана­ло­ги основ­ных таинств (Кре­ще­ния, Испо­ве­ди…). Эта заме­на вовсе не слу­чай­на, она есть резуль­тат вытес­не­ния свя­щен­но­го, рели­ги­оз­но­го из совре­мен­ной жиз­ни при сохра­ня­ю­щей­ся потреб­но­сти ее регу­ли­ро­ва­ния, осмыс­ле­ния и даже «оду­хо­тво­ре­ния», осу­ществ­ля­е­мых в пси­хо­ло­гии через обра­ще­ние к сфе­ре бес­со­зна­тель­но­го. Неуди­ви­тель­но, что в сре­де пра­во­слав­ных хри­сти­ан широ­ко рас­про­стра­не­но мне­ние о пси­хо­ло­гии как о чем-то таком, что про­ти­во­ре­чит вере.

Одна­ко можем ли мы, совре­мен­ные хри­сти­ане, ска­зать, что те про­бле­мы, кото­рые опи­сы­ва­ют­ся в дан­ных кни­гах, явля­ют­ся чуж­ды­ми для нас? Нет. Более того, пас­тыр­ская прак­ти­ка сви­де­тель­ству­ет о том, что пси­хо­ло­ги­че­ские неду­ги, о кото­рых пишет автор, в пра­во­слав­ной сре­де при­об­ре­та­ют почти все­об­щий харак­тер. Конеч­но, мож­но, цити­руя апо­сто­ла, гово­рить об этом как об усло­вии пре­и­зоби­лия бла­го­да­ти[5], но трез­вая, лишен­ная пред­взя­то­сти оцен­ка при­ве­дет нас к выво­ду о том, что наш дом постро­ен не на камне Хри­сто­вой люб­ви и сво­бо­ды, а на пес­ке внеш­ней бла­го­при­стой­но­сти[6]. И вели­кое паде­ние тако­го дома — не дело буду­ще­го, оно уже происходит…

Хри­сти­ане, пол­но­стью отри­ца­ю­щие зна­че­ние пси­хо­ло­гии, сами того не подо­зре­вая, отри­ца­ют само­го чело­ве­ка, слож­но­го и непред­ска­зу­е­мо­го. Такая ошиб­ка носит роко­вой харак­тер, ведь подоб­ное «бого­сло­вие тво­ре­ния» вно­сит иска­же­ние в осно­ва­ние нашей веры. Эта кни­га не про­сто бро­са­ет вызов хан­же­ству и фари­сей­ско­му лице­ме­рию, она утвер­жда­ет бла­гость мира, те бла­го­дат­ные дары, кото­ры­ми наде­лил каж­до­го из нас Творец.

Обра­тить жизнь в ста­тич­ное бла­го­при­стой­ное «нечто» озна­ча­ло бы отка­зать­ся от самой при­ро­ды чело­ве­ка, поэто­му автор не боит­ся рас­суж­де­ний о влюб­лен­но­сти, интим­ной жиз­ни, слож­ной дина­ми­ке лич­ных взаимоотношений.

Грех, как его пони­ма­ет автор книг, не про­сто общий прин­цип, непри­я­тие кото­ро­го доста­точ­но декла­ри­ро­вать, — грех раз­об­ла­ча­ет­ся как мни­мая «жерт­вен­ность», как фаль­ши­вая «пре­дан­ность», как фик­тив­ная «любовь»… И это раз­об­ла­че­ние, когда оно совер­ша­ет­ся чело­ве­ком, есть плод под­лин­но­го, а не фор­маль­но­го пока­я­ния, в кото­ром нель­зя не уви­деть насто­я­щее чудо.

Если кни­га «Когда люб­ви „слиш­ком мно­го“ повест­ву­ет о дра­ма­ти­че­ском опы­те отно­ше­ний, кото­рый при­об­ре­та­ют дети, вырос­шие в небла­го­по­луч­ных семьях, опы­те, кото­рый иска­жа­ет их соб­ствен­ную буду­щую семей­ную жизнь, то в кни­ге «Воз­вра­ще­ние к жиз­ни»[7] автор рас­ска­зы­ва­ет о семье как струк­ту­ре, кото­рая созда­ет усло­вия и пита­ет раз­ви­тие алко­го­лиз­ма и нар­ко­ма­нии, о тяже­лом, раз­ру­ша­ю­щем состо­я­нии даже «здо­ро­вых» ее членов.

Мно­гое в тек­сте книг может пока­зать­ся непри­выч­ным для пра­во­слав­но­го чита­те­ля. Напри­мер, акцен­ти­ро­ва­ние досто­ин­ства, цен­но­сти отдель­ной чело­ве­че­ской лич­но­сти, посто­ян­ное под­чер­ки­ва­ние необ­хо­ди­мо­сти чет­ко­го опре­де­ле­ния ее гра­ниц. Но и здесь пси­хо­ло­гия лишь повто­ря­ет на сво­ем новом язы­ке исти­ны, дав­ным-дав­но откры­тые хри­сти­ан­ством. Вспом­ним, что чело­век — это образ и подо­бие Само­го Бога[8], а Цер­ковь — это един­ство неза­ме­ни­мых в общем бытии отдель­ных лич­но­стей[9].

Таким обра­зом, эти кни­ги, исполь­зуя бога­тый инстру­мен­та­рий пси­хо­ло­ги­че­ской нау­ки, направ­ля­ют пра­во­слав­но­го чита­те­ля на поиск под­лин­ной, а не мни­мой духов­но­сти, гото­вят его к борь­бе с гре­хом, укреп­ля­ет его веру в спасение.

Свя­щен­ник Глеб Курский,
пре­по­да­ва­тель кафед­ры биб­ле­и­сти­ки Пра­во­слав­но­го Свя­то-Тихо­нов­ско­го гума­ни­тар­но­го университета

[5]        См. Рим. 5: 20

[6]        См. Мф. 7

[7]        Мос­ка­лен­ко В. Воз­вра­ще­ние к жиз­ни. Как спа­сти семью: кон­флик­ты, ссо­ры, алко­го­лизм, нар­ко­ма­ния. М.: Никея, 2017.

[8]       См. Быт. 1.

[9]        См. 1 Кор. 13.

Введение

…Да любовь, кото­рою Ты воз­лю­бил Меня,
в них будет, и Я в них.
Ин. 17:26

 

Инте­рес­но, есть ли на зем­ле люди, кото­рые нико­гда не испы­ты­ва­ли труд­но­стей во вза­и­мо­от­но­ше­ни­ях с близ­ки­ми людь­ми? Если есть, то моя кни­га явно не для них. Я пишу для тех, кто любит и стра­да­ет, кому не все­гда везет. Осо­бен­но сим­па­ти­зи­рую и хочу помочь девуш­кам и жен­щи­нам — и моло­дым, и умуд­рен­ным опы­том семей­ной жиз­ни, кото­рые, каза­лось бы, дела­ют для сво­их люби­мых все, но поче­му-то не очень счаст­ли­вы. Воз­мож­но, они любят слиш­ком силь­но? Обыч­ная ситу­а­ция: люб­ви, как кажет­ся, слиш­ком мно­го, а отно­ше­ния вас не удо­вле­тво­ря­ют. Что же делать? Один из отве­тов — искать выход из воз­мож­ных заблуждений.

Мы будем гово­рить об интим­ных вза­и­мо­от­но­ше­ни­ях. Давай­те сра­зу усло­вим­ся, что мы будем под этим пони­мать. В совре­мен­ной жиз­ни это поня­тие сузи­лось — в пред­став­ле­нии неко­то­рых, до содер­жа­ния мага­зи­на «Интим». Но сек­су­аль­ные отно­ше­ния — лишь малая часть интим­ных вза­и­мо­от­но­ше­ний, лишь част­ный слу­чай, одно из их сла­га­е­мых. То, о чем мы будем гово­рить в кни­ге, гораз­до шире, мно­го­об­раз­нее и инте­рес­нее. Интим­ность — это празд­ник раз­де­ле­ния всех чувств.

Обра­тим­ся к зна­че­ни­ям и про­ис­хож­де­нию сло­ва «интим­ность». Латин­ский гла­гол intimare озна­ча­ет «объ­яв­лять», «делать извест­ным», а сло­во intimus — «лежа­щий глу­бо­ко внут­ри», «глу­бо­чай­ший, сокровенный».

Загля­ни­те в сло­варь В. И. Даля и вы уви­ди­те: «Интим­ный (лат.) — близ­кий, корот­кий, тес­ный, заду­шев­ный, сер­деч­ный, искрен­ний; тай­ный, неглас­ный, меж­усоб­ный, скрыт­ный; особ­няч­ный, особ­ня­ко­вый». Вот о таких вза­и­мо­от­но­ше­ни­ях меж­ду людь­ми — близ­ких, заду­шев­ных и в то же вре­мя, может быть, неглас­ных, тай­ных — мы и поговорим.

У каж­до­го из нас есть свой внут­рен­ний мир, свое внут­рен­нее про­стран­ство. Интим­ность же лежит за его пре­де­ла­ми, это мир, откры­тый для дво­их. И всту­па­ют в него с тем, чем бога­та душа. Тон вза­и­мо­от­но­ше­ни­ям зада­ет душев­ное богат­ство (или бед­ность) парт­не­ров. Одна­ко отно­ше­ния все вре­мя нахо­дят­ся в дина­ми­ке, их мож­но стро­ить, менять — знать бы цели, к кото­рым стре­мишь­ся, да пра­ви­ла стро­и­тель­ства. Все­му мож­но научить­ся, если есть на то доб­рая воля.

Ничто так не меша­ет людям ладить друг с дру­гом, как невесть отку­да взяв­ши­е­ся стра­хи, предубеж­де­ния, опа­се­ния, кото­рые я назы­ваю мифа­ми. Миф — это отход от реаль­но­сти, нечто про­ти­во­по­лож­ное прав­де жиз­ни, заблуж­де­ние. Моя зада­ча — пока­зать наи­бо­лее частые заблуж­де­ния людей, стро­я­щих близ­кие отно­ше­ния. Мифы и реаль­но­сти интим­но­сти у каж­до­го чело­ве­ка свои. Пого­во­рим о тех из них, кото­рые встре­ча­ют­ся доволь­но часто, во вся­ком слу­чае, в моей прак­ти­ке пси­хо­те­ра­пев­та. Хоро­шо извест­но, что вся­кая раз­ру­ха начи­на­ет­ся в голо­вах. Но есть надеж­да, что там же она и закан­чи­ва­ет­ся — выход из ваше­го затруд­не­ния вы може­те най­ти сами.

Наде­юсь, что эта кни­га помо­жет вам постро­ить здо­ро­вые интим­ные отно­ше­ния и что с ее помо­щью вы про­дви­не­тесь в пони­ма­нии себя и дру­гих людей. Даже если, читая ее, вы лишь заду­ма­е­тесь над обсуж­да­е­мы­ми здесь вопро­са­ми, пого­во­ри­те со сво­и­ми близ­ки­ми на эти темы, вы уже что-то при­об­ре­те­те и полу­чи­те импульс к даль­ней­ше­му лич­ност­но­му росту.

В При­ло­же­нии я поме­сти­ла мно­го прак­ти­че­ских упраж­не­ний, тре­нин­гов и даже сказ­ку, кото­рые, наде­юсь, помо­гут не толь­ко «про­те­сти­ро­вать» себя, но и достичь каких-то поло­жи­тель­ных изме­не­ний во вза­и­мо­от­но­ше­ни­ях с близ­ки­ми, а глав­ное — с самой(им) собой.

Близ­кие отно­ше­ния — это настоль­ко важ­ная область чело­ве­че­ской жиз­ни, что я убеж­де­на: об этом сто­ит гово­рить. Один мой друг любит повто­рять: «Поже­лай­те, что­бы кому-то повез­ло встре­тить вас, тогда и вам пове­зет его встре­тить». Мне тоже нра­вит­ся этот афоризм.

Как это в жизни бывает

Не оста­вай­тесь долж­ны­ми нико­му ничем, кро­ме вза­им­ной люб­ви; ибо любя­щий дру­го­го испол­нил закон.

Ибо запо­ве­ди: не пре­лю­бо­дей­ствуй, не уби­вай, не кра­ди, не лже­сви­де­тель­ствуй, не поже­лай чужо­го и все дру­гие заклю­ча­ют­ся в сем сло­ве: люби ближ­не­го тво­е­го, как само­го себя.

Любовь не дела­ет ближ­не­му зла; итак любовь есть испол­не­ние закона.
                Рим. 13: 8–10

Поспешное замужество

Никто не ожи­дал, что Таня вый­дет замуж так ско­ро­па­ли­тель­но. Девуш­кой она была серьез­ной, очень ответ­ствен­ной, сто­ро­ни­лась шум­ных ком­па­ний. И вдруг — нате вам! Выхо­дит замуж! Срок уха­жи­ва­ний — одна неделя.

У избран­ни­ка была кра­си­вая внеш­ность и… слож­ная судь­ба. Его пер­вая жена, оста­вив ему ребен­ка, ука­ти­ла с моло­день­ким офи­це­ром. Все сочув­ство­ва­ли поки­ну­то­му мужу. Каза­лось, что сей­час он оза­бо­чен толь­ко труд­но­стя­ми быта, вос­пи­та­ни­ем сына. Но сто­и­ло Тане появить­ся в кон­струк­тор­ском бюро, где он рабо­тал и куда ее при­сла­ли на прак­ти­ку, как он сра­зу обра­тил на нее вни­ма­ние. А даль­ше — при­гла­ше­ние в ресто­ран… И все решилось.

Таня влю­би­лась в него сра­зу. Ей было 22 года, ему — 35. У нее не было ника­ко­го опы­та в люб­ви, кро­ме мучи­тель­ной, нераз­де­лен­ной при­вя­зан­но­сти к сту­ден­ту, казав­ше­му­ся ей звез­дой кур­са. Эта­кий пре­успе­ва­ю­щий во всем моло­дой чело­век, что назы­ва­ет­ся, душа обще­ства. Теперь надо при­знать — не суме­ла она его добить­ся, а ста­ра­лась очень. Что же, пусть про­шлое оста­ет­ся в про­шлом. Тане каза­лось, что этот эпи­зод не оста­вил сле­да. Так ли? И вооб­ще про­хо­дит ли что-нибудь бесследно?

Тане очень хоте­лось иметь хоро­шую, друж­ную семью, что­бы и муж, и дети люби­ли ее. Это так есте­ствен­но. Раз­ве она не заслу­жи­ва­ет такой уча­сти? И внеш­ность ее хоро­ша, а уж досто­инств — сколь­ко угод­но: умна, при­леж­на; она нико­гда не лени­лась — в роди­тель­ском доме все на ней держалось.

Мама рабо­та­ла на режим­ном пред­при­я­тии, при­хо­ди­ла позд­но, без сил. Тане так хоте­лось пора­до­вать ее чисто­той в квар­ти­ре, вкус­ным обе­дом. Одна­ко все­гда устав­шая мама ред­ко чему радо­ва­лась. В шко­ле Таня ста­ра­лась полу­чать хоро­шие отмет­ки, быть при­мер­ной в пове­де­нии. Но мами­на уста­лость, каза­лось, нико­гда не про­хо­ди­ла, а папа… А что, соб­ствен­но, папа? Его Таня как-то и не пом­нит. Он веч­но отсут­ство­вал. У него сбо­ры, сорев­но­ва­ния, он — мото­гон­щик. А когда он оста­вил боль­шой спорт, нача­лись слу­жеб­ные коман­ди­ров­ки. Вна­ча­ле ску­ча­ла, потом при­вык­ла. Вро­де был папа, а вро­де и не было. Таня нико­гда не виде­ла, что­бы роди­те­ли цело­ва­лись или радост­но сме­я­лись. Прав­да, они и не ссо­ри­лись. Но атмо­сфе­ра в доме была нерадостной.

Тане страст­но хоте­лось свою семей­ную жизнь устро­ить ина­че, совсем не так, как у роди­те­лей. «У меня все будет по-дру­го­му», — дума­ла она. А поче­му бы и нет? Раз­ве чело­век не куз­нец сво­е­го сча­стья? Раз­ве Таня не уме­ет быть пре­дан­ной, неж­ной, бес­ко­неч­но чут­кой к потреб­но­стям близ­ко­го чело­ве­ка? Ей каза­лось, что она смо­жет сво­ро­тить горы, если они будут мешать ее счастью.

И вот она полю­би­ла кра­си­во­го, настра­дав­ше­го­ся с лег­ко­мыс­лен­ной женой чело­ве­ка, полю­би­ла и его оси­ро­тев­ше­го сына. Так к чему было тянуть, при­тво­рять­ся? Надо быть искрен­ней. И Таня сра­зу при­ня­ла его пред­ло­же­ние поже­нить­ся. Он пред­став­лял­ся таким серьезным!

Первые разочарования

Уже через месяц после сва­дьбы, 30 апре­ля, муж исчез на два дня. Поз­же выяс­ни­лось, что он встре­тил сво­е­го дру­га и они вме­сте «запьян­ство­ва­ли». Так они про­ве­ли 1 и 2 мая. Таня оста­ва­лась дома с сыном мужа. Есте­ствен­но, этот пер­вый в ее семей­ной жиз­ни «празд­ник» запом­нил­ся ей надол­го. Потом муж про­сил про­ще­ния. Она про­сти­ла. Таня ста­ра­лась пока­зы­вать себя толь­ко с луч­шей сто­ро­ны. Дума­ла, что таким путем ей удаст­ся заво­е­вать Костю. Она не рас­ста­ва­лась с мыс­лью, что они могут соста­вить пре­крас­ную пару.

Таня тво­ри­ла чуде­са кули­на­рии, сде­ла­ла дом уют­ным, не отка­зы­ва­ла мужу в плот­ских удо­воль­стви­ях, хотя сама пока еще мало что пони­ма­ла в этом. Жен­щи­на в ней еще не просну­лась. Костя вос­тор­гал­ся ею, гово­рил, что луч­шей жены не най­ти. Но доволь­но часто куда-то исче­зал, потом объ­яс­нял это непред­ви­ден­ны­ми и очень серьез­ны­ми обсто­я­тель­ства­ми. Уча­ща­лись его выпив­ки. Сына он любил, но алко­голь, по-види­мо­му, любил боль­ше. Все забо­ты о сыне он быст­ро пере­ло­жил на Тани­ны пле­чи. Все чаще до глу­бо­кой ночи не воз­вра­щал­ся домой.

Таня люби­ла читать, ста­ра­лась чте­ни­ем отвлечь­ся от груст­ных мыс­лей. Вряд ли это было дости­жи­мо. У А. С. Пуш­ки­на в «Евге­нии Оне­гине» она про­чи­та­ла иро­нич­ные стро­ки, но ей они пока­за­лись серьез­ны­ми. Она загру­сти­ла еще больше:

Что может быть на све­те хуже
Семьи, где бед­ная жена
Гру­стит о недо­стой­ном муже,
И днем и вече­ром одна;
Где скуч­ный муж, ей цену зная
(Судь­бу, одна­ко ж, проклиная),
Все­гда нахму­рен, молчалив,
Сер­дит и холодно-ревнив!

Про­шло три года. По про­ше­ствии трех лет супру­же­ской жиз­ни Таня поня­ла, что назвать свой брак счаст­ли­вым она не может. Заметь­те, три года она убеж­да­ла себя в обрат­ном. Появ­ля­лись мыс­ли о раз­во­де, но тут вме­ши­ва­лось чув­ство дол­га, страх огор­чить роди­те­лей. Мать и отец Тани дума­ли, что дочь бла­го­по­луч­но вышла замуж, что в ее семье все в порядке.

Жертвы порождают жертв

Исто­рия жиз­ни Тани заста­ви­ла меня еще раз заду­мать­ся над вопро­сом: ну поче­му так полу­ча­ет­ся, что не везет таким достой­ным, рабо­тя­щим, пре­дан­ным жен­щи­нам, спо­соб­ным жерт­во­вать всем, что­бы заво­е­вать любовь и лас­ку? Может быть, пото­му, что они любят слиш­ком само­от­вер­жен­но, в бук­валь­ном смыс­ле — «отвер­гая себя»? Как гово­рил один муд­рец, если я не за себя, то кто же за меня? Веро­ят­но, нель­зя попи­рать свои потреб­но­сти. Но если я толь­ко за себя, то зачем я? А как быть с такой бес­спор­ной цен­но­стью, как аль­тру­изм, спо­соб­но­стью посвя­тить свою жизнь семье, детям?

После дол­гих раз­ду­мий я поня­ла, что Таня была обре­че­на на несчаст­ли­вый брак. В ее судь­бе не было ниче­го слу­чай­но­го. Таня вошла в жизнь с набо­ром мифов о супру­же­ском сча­стье. Да и где ей было узнать прав­ду? У нее перед гла­за­ми не было хоро­шей моде­ли семей­ных отно­ше­ний. Луч­ше все­го учить­ся на при­ме­рах, но где они?

Мама Тани то ли тяну­ла лям­ку дей­стви­тель­но непо­силь­ной ноши, то ли эта ноша (то есть ее соб­ствен­ная жизнь) была так скуч­на, так неин­те­рес­на, что она попро­сту не жила в пол­ную силу. Вот здесь свя­зы­ва­ют­ся поня­тия «ноша» и «отно­ше­ние». Когда мы меня­ем отно­ше­ние к чему-то, тяжесть ноши суще­ствен­но меняется.

Мама пере­ста­ла быть и хозяй­кой. Всю ответ­ствен­ность за содер­жа­ние дома она пере­ло­жи­ла на Таню. Нель­зя ска­зать, что мама оста­ва­лась женой — муж почти всю жизнь физи­че­ски отсутствовал.

Но мы не будем нико­го судить. Посмот­рим толь­ко на рас­пре­де­ле­ние ролей в этой семье. Мама Тани была жерт­вой то ли обсто­я­тельств, то ли без­от­вет­ствен­но­сти супру­га. Дочь про­дол­жа­ла играть эту роль. Она ста­ла жерт­вой сво­е­го страст­но­го жела­ния иметь хоро­шую семью, сво­ей поря­доч­но­сти, чув­ства дол­га, само­от­вер­жен­но­сти. Во вся­ком слу­чае, так ей каза­лось впоследствии.

Как вся­кий ребе­нок, Таня люби­ла и маму, и папу. Роди­те­ли ее тоже люби­ли, лишь недо­ста­точ­но выра­жа­ли свою любовь. Какую бы домаш­нюю рабо­ту Таня ни сде­ла­ла, сколь­ко бы пяте­рок ни полу­чи­ла в шко­ле, роди­те­ли как буд­то это­го не заме­ча­ли. Они забы­ва­ли поздра­вить ее с успе­хом, похва­лить ее, не радо­ва­лись вме­сте с ней.

Девоч­ка ста­ла свер­хо­т­вет­ствен­ной, сво­им поло­жи­тель­ным пове­де­ни­ем под­со­зна­тель­но доби­ва­ясь люб­ви роди­те­лей, но тщет­но. Во вся­ком слу­чае, внеш­них, бес­спор­ных про­яв­ле­ний люб­ви Таня не виде­ла. Она не пом­нит слу­чая, что­бы отец в дет­стве поса­дил ее к себе на коле­ни, это было бы таким сча­стьем! Она не пом­нит, что­бы мама или папа ска­за­ли ей, какая она хоро­шень­кая. В шко­ле она была пер­вой уче­ни­цей, но дома роди­те­ли не счи­та­ли ее умной. Ни мама, ни папа не гово­ри­ли ей, что они гор­дят­ся ею. Ей не дари­ли ком­пли­мен­тов, напри­мер, не гово­ри­ли мимо­хо­дом о том, что у нее кра­си­вые воло­сы или глаза.

Но дет­ство дав­но про­шло. Какое отно­ше­ние оно име­ет к тепе­реш­ней супру­же­ской жиз­ни? Пси­хо­ло­ги все­го мира счи­та­ют, что пря­мое. Помни­те, у Тани была нераз­де­лен­ная любовь к бле­стя­ще­му сту­ден­ту? А не напо­ми­на­ет ли тот сту­дент отца Тани, где-то вда­ли от дома одер­жи­ва­ю­ще­го спор­тив­ные побе­ды, но все­гда недо­ступ­но­го для доче­ри? Может быть, у несбыв­ше­го­ся жела­ния шести­лет­ней девоч­ки поси­деть на коле­нях у отца и роман­ти­че­ской (и тоже несбыв­шей­ся) люб­ви восем­на­дца­ти­лет­ней девуш­ки одни и те же кор­ни? И поче­му так похо­жи линии пове­де­ния отца с его посто­ян­ны­ми разъ­ез­да­ми и мужа с его «серьез­ны­ми» обсто­я­тель­ства­ми, отры­ва­ю­щи­ми от дома? Нако­нец, поче­му доче­ри уго­то­ва­на в жиз­ни та же роль, что и мате­ри, — роль жертвы?

В чело­ве­че­ской судь­бе дет­ство реша­ет очень мно­гое. Неда­ром оно ста­ло фоку­сом вни­ма­ния для всех выда­ю­щих­ся пси­хо­ло­гов. Неда­ром Лев Тол­стой делил свою жизнь на два пери­о­да: до и после пяти лет — и при­зна­вал, что они рав­ны по зна­че­нию. Так что если хоти­те пред­ска­зать судь­бу чело­ве­ка, обра­ти­те вни­ма­ние на его дет­ство. Раз­га­да­ешь про­шлое — узна­ешь буду­щее. Будем вни­ма­тель­ны к детству.

А к судь­бе Тани мы еще вер­нем­ся и раз­га­да­ем тай­ну ее поспеш­но­го замужества.

Правда или заблуждение?

В люб­ви нет стра­ха, но совер­шен­ная любовь изго­ня­ет страх, пото­му что в стра­хе есть муче­ние. Боя­щий­ся несо­вер­шен в любви.
                1 Ин. 4:18

12 мифов о любви

От влюб­лен­ных часто при­хо­дит­ся слы­шать утвер­жде­ния вро­де тех, что при­во­дят­ся ниже [10]. А как вы дума­е­те, какие из них вер­ны, а какие нет? Дай­те ответ на каж­дый ниже­при­во­ди­мый вопрос: «вер­но» или «невер­но».

  • Если ты узна­ешь мои недо­стат­ки, то оста­вишь меня.
  • Мы — одно целое.
  • Быть уяз­ви­мым и рани­мым чело­ве­ком все­гда плохо.
  • Мы нико­гда не будем ссо­рить­ся или кри­ти­ко­вать друг друга.
  • Если что-то идет не так, это — моя вина. Я — пло­хой человек.
  • Что­бы быть любимой(ым), я все­гда должна(должен) выгля­деть счастливой(ым), веселой(ым), беззаботной(ым).
  • Мы будем пол­но­стью дове­рять друг дру­гу — сра­зу и навсегда.
  • Мы будем все делать вместе.
  • Ты будешь инстинк­тив­но улав­ли­вать все мои жела­ния и потребности.
  • Если я не буду кон­тро­ли­ро­вать себя пол­но­стью, жизнь пре­вра­тит­ся в хаос и сча­стье развалится.
  • Если мы дей­стви­тель­но любим друг дру­га, мы будем неразлучны.
  • Да, я тебя понимаю…

Вы испы­ты­ва­ли затруд­не­ния при отве­тах? Неуди­ви­тель­но. Таня тоже дол­го дума­ла над каж­дым из 12 пунк­тов. Давай­те теперь подроб­нее рас­смот­рим эти поло­же­ния. В сво­ей пси­хо­те­ра­пев­ти­че­ской прак­ти­ке мне при­шлось обсуж­дать их со мно­ги­ми юно­ша­ми и девуш­ка­ми. На сей раз моим вооб­ра­жа­е­мым собе­сед­ни­ком буде­те вы — мой чита­тель или чита­тель­ни­ца. Пока я пред­став­лю, что пере­до мной — милая, скром­ная девуш­ка, наде­лен­ная мно­ги­ми талан­та­ми, в том чис­ле талан­том тру­до­лю­бия и ответ­ствен­но­сти, еще неза­муж­няя, и побе­се­дую с ней.

  1. Если ты узна­ешь мои недостатки,
    то оста­вишь меня

Думаю, ты согла­сишь­ся со мной — у каж­до­го чело­ве­ка есть недо­стат­ки. Никто не совер­ше­нен. Тебе нече­го боять­ся быть раз­об­ла­чен­ной — не такая уж ты хоро­шая актри­са, что­бы уметь скры­вать свои сла­бые сто­ро­ны. Твой люби­мый дав­но зна­ет тебя такой, какая ты есть. И тем не менее ваши отно­ше­ния не раз­ру­ши­лись. Зна­чит, твое несо­вер­шен­ство его не беспокоит.

Ска­жи, а не было ли в дет­стве у тебя такой ситу­а­ции, когда роди­те­ли пря­мо или наме­ком дали тебе понять: «Если бы ты была хоро­шей девоч­кой, то мама бы так не нерв­ни­ча­ла, у отца не боле­ло бы серд­це»? Может, имен­но после этих слов ты ста­ра­лась пока­зы­вать стро­гим роди­те­лям толь­ко свои хоро­шие чер­ты, вся­че­ски скры­вая недо­стат­ки? Ты боя­лась пла­кать при маме. Ты, веро­ят­но, уже не пом­нишь, как в ран­нем дет­стве она ска­за­ла, что бро­сит тебя, если ты не пре­кра­тишь пла­кать. Вот с тех пор страх быть бро­шен­ной и стал основ­ной при­чи­ной тво­е­го про­дви­же­ния к недо­сти­жи­мой цели — к совер­шен­ству. Но совер­шен­ства вооб­ще не существует.

Так как твои роди­те­ли эмо­ци­о­наль­но не все­гда были доступ­ны для тебя, ты с дет­ства испы­ты­ва­ешь жаж­ду при­зна­ния, чело­ве­че­ско­го теп­ла, дове­рия, потреб­ность иметь надеж­ный берег, к кото­ро­му ты мог­ла бы при­стать безо вся­ких опасений.

Ска­жи, ты все­гда в дет­стве была уве­ре­на, что нахо­дишь­ся в без­опас­но­сти? Что в слу­чае какой-то угро­зы ты можешь рас­счи­ты­вать на защи­ту? Без­опас­ность и чув­ство защи­щен­но­сти отно­сят­ся к осно­вам выжи­ва­ния. Когда в этих кра­е­уголь­ных кам­нях жиз­ни появ­ля­ют­ся тре­щи­ны, людям ста­но­вит­ся труд­нее дове­рять миру. Отсю­да твоя неуве­рен­ность в себе.

Тако­ва была и наша Таня. Ее роди­те­ли были дале­ки от нее. У Тани нако­пил­ся огром­ный дефи­цит люб­ви, страст­ное жела­ние эмо­ци­о­наль­ной при­вя­зан­но­сти, ей даже не хоте­лось из-за это­го взрос­леть, она как буд­то жда­ла, что вот-вот этот эмо­ци­о­наль­ный голод будет уто­лен. Она бы сама ни за что не ска­за­ла, поче­му поспе­ши­ла вый­ти замуж за чело­ве­ка стар­ше ее на 13 лет. Под­со­зна­тель­но ей хоте­лось про­длить свой путь пре­вра­ще­ния из девоч­ки в жен­щи­ну, добрать роди­тель­ской люб­ви, ей пока­за­лось, что муж удо­вле­тво­рит эту ее потреб­ность. Под­со­зна­ние иска­ло фигу­ру отца.

Желать, что­бы у тебя был проч­ный эмо­ци­о­наль­ный при­чал, — нор­маль­но и есте­ствен­но. Сего­дня у тебя есть люби­мый чело­век, но ты боишь­ся, будет ли он зав­тра. В попыт­ке убе­речь эту опо­ру ты иде­а­ли­зи­ру­ешь ваши вза­и­мо­от­но­ше­ния, а заод­но иде­а­ли­зи­ру­ешь и свою роль в них.

Что­бы укре­пить свою любовь, что­бы побе­дить страх быть бро­шен­ной, ты напря­га­ешь все свои силы, стре­мясь достичь совер­шен­ства. Надо ска­зать, ты во мно­гом пре­успе­ла, и я поздрав­ляю тебя с этим!

Что делать дальше?

Помни, моя девоч­ка, что ты не обя­за­на удо­вле­тво­рять все нуж­ды и при­хо­ти сво­е­го люби­мо­го, дру­гих близ­ких людей. Слу­шай, что гово­рит тебе серд­це, будь вни­ма­тель­на к сво­им внут­рен­ним импуль­сам. Кста­ти, а как отно­сит­ся к тебе твой люби­мый? Счи­та­ет­ся ли он с тем, что ты нуж­да­ешь­ся в под­держ­ке, ценит ли твое стрем­ле­ние к само­по­жерт­во­ва­нию, заме­ча­ет ли, как ты рас­тешь и раз­ви­ва­ешь­ся, дает ли он тебе сво­бо­ду расти?

Ты боишь­ся быть отверг­ну­той, но чаще быва­ет так, что жен­щи­на отвер­га­ет и пре­да­ет себя пер­вая, а уже потом то же самое дела­ют с ней дру­гие. У замуж­них жен­щин это лег­ко наблю­дать по тому, как они гово­рят о сво­их супру­гах. «Мой муж» — с этих слов часто начи­на­ет­ся любое пред­ло­же­ние. Когда я про­во­жу груп­по­вую тера­пию с жен­щи­на­ми, брак кото­рых ослож­нен алко­го­лиз­мом супру­га, то мне очень труд­но так направ­лять бесе­ду, что­бы они гово­ри­ли о себе: о сво­их чув­ствах, сво­их пере­жи­ва­ни­ях. Все они гово­рят толь­ко о мужьях, как буд­то у них нет сво­ей соб­ствен­ной, отдель­ной от муж­ни­ной, жиз­ни. Эти жен­щи­ны так боя­лись быть бро­шен­ны­ми, что пере­ста­ли жить сво­ей жиз­нью. Как я убе­ди­лась, у всех этих жен­щин в дет­стве не было удо­вле­тво­ре­но чув­ство без­опас­но­сти, надеж­но­сти, не было твер­до­го «эмо­ци­о­наль­но­го бере­га». А их труд­ный брак в тече­ние дол­гих лет как бы цемен­ти­ро­вал­ся стра­хом быть брошенными.

Хоро­шо, когда пси­хо­ло­ги­че­ское взрос­ле­ние есте­ствен­но и сво­бод­но от стра­хов. Но если глав­ная зада­ча, основ­ной мотив жиз­ни жен­щи­ны – удер­жать люби­мо­го чело­ве­ка, тогда чаще все­го и слу­ча­ет­ся то, чего боишь­ся. Поте­ряв себя, теря­ют и любимого.

У одной моей зна­ко­мой муж был науч­ным сотруд­ни­ком. Она так его люби­ла, что отка­за­лась от всех сво­их инте­ре­сов, дела­ла его рабо­ту в лабо­ра­то­рии, само­заб­вен­но уха­жи­ва­ла за ним, обе­ре­гая от все­го, а фак­ти­че­ски — от любой ответ­ствен­но­сти за семью. Я пом­ню, как она пате­ти­че­ски вос­кли­ца­ла: «Я почи­таю за выс­шее сча­стье жарить кот­ле­ты для Иго­ря!» Тогда мне это каза­лось само­по­жерт­во­ва­ни­ем. Какая кра­си­вая любовь! Поз­же они разо­шлись, несмот­ря на то, что у них было трое детей.

Теперь я пони­маю, что эта любя­щая и стра­да­ю­щая жен­щи­на, боясь поте­рять Иго­ря, поте­ря­ла себя. Может быть, исчез­но­ве­ние ее как лич­но­сти и при­ве­ло к раз­во­ду? Может быть, жен­щи­на ста­но­вит­ся неин­те­рес­ной для муж­чи­ны, когда теря­ет что-то самое важ­ное в себе, свою инди­ви­ду­аль­ность? Толь­ко не поду­май, что я про­тив того, что­бы жена жари­ла кот­ле­ты. Пусть жарит, но ради того, что­бы в доме был вкус­ный ужин. А выс­шее сча­стье — это нечто другое.

Будь самой собой со все­ми сво­и­ми недо­стат­ка­ми и досто­ин­ства­ми. Если же ты боишь­ся чего-нибудь, пере­стань скры­вать свои стра­хи от люби­мо­го — и кста­ти, от себя тоже. Не при­тво­ряй­ся, буд­то ты ниче­го не боишь­ся. Твой избран­ник может помочь тебе пре­одо­леть страх, дать тебе чув­ство надежности.

Если даже в нача­ле ваших отно­ше­ний он не может рас­се­ять твои пустя­ко­вые опа­се­ния (вер­нее, твои стра­хи вели­ки, но повод может быть ничтож­ным), тогда я сомне­ва­юсь, что он будет тебе твер­дой опо­рой в более серьез­ных ситу­а­ци­ях. Тогда, воз­мож­но, он не тот чело­век, кото­ро­го ты ищешь.

Тебе самой (или с помо­щью пси­хо­ло­га, хоро­шей подру­ги) надо доко­пать­ся до источ­ни­ка тво­их тепе­реш­них стра­хов. Доволь­но часто они, как и мно­гое в чело­ве­че­ской при­ро­де, свя­за­ны с дет­ством. Воз­мож­но, в дет­стве тебе не уда­ва­лось радо­вать роди­те­лей про­сто фак­том сво­е­го суще­ство­ва­ния. От тебя ожи­да­ли осо­бен­но хоро­ше­го, како­го-то иде­аль­но­го пове­де­ния, выда­ю­щих­ся успе­хов в уче­бе, в музы­ке, побед на сорев­но­ва­ни­ях и олим­пи­а­дах. И волей-нево­лей тебе при­хо­ди­лось тра­тить мно­го сил на дости­же­ние этих успе­хов, «холить» свои поло­жи­тель­ные чер­ты и затра­чи­вать мно­го уси­лий, что­бы дру­гие, в тво­ем пони­ма­нии — невы­иг­рыш­ные, сто­ро­ны дер­жать в тени.

Эта ниточ­ка с дет­ства тянет­ся всю жизнь. Когда же ты осо­зна­ешь это, когда пой­мешь, что в интим­ных отно­ше­ни­ях люди ценят друг дру­га цели­ком, не раз­де­ляя поло­жи­тель­ные и отри­ца­тель­ные харак­те­ри­сти­ки (иметь сла­бо­сти — это так по-чело­ве­че­ски!), ты обре­тешь боль­ше уве­рен­но­сти в себе. Как гово­рят, мы ценим в людях силь­ные сто­ро­ны, а любим их за слабости.

Как хоро­шо быть тем чело­ве­ком, каким ты и явля­ешь­ся на самом деле! Тогда «быть» и «казать­ся» не про­ти­во­ре­чат друг дру­гу. Тогда чув­ству­ешь себя под­лин­ной, насто­я­щей, есте­ствен­ной, спо­соб­ной испы­ты­вать любые чув­ства. Таких людей пси­хо­ло­ги назы­ва­ют аутен­тич­ны­ми, что озна­ча­ет «рав­ны­ми самим себе».

  1. Мы — одно целое

Это тоже миф, твое оче­ред­ное заблуж­де­ние. В реаль­ной жиз­ни ты — это ты, он — это он, и толь­ко в буду­щем, весь­ма неско­ро воз­ни­ка­ет то, что мож­но будет назвать «мы». Но и при дли­тель­ных отно­ше­ни­ях все рав­но оста­ют­ся гра­ни­цы меж­ду лич­но­стя­ми, вхо­дя­щи­ми в «мы», и пол­но­го рас­тво­ре­ния одно­го чело­ве­ка в дру­гом так и не про­ис­хо­дит. И это нор­маль­но. А пото­му и стре­мить­ся к это­му не надо.

Отку­да же у тебя, моя доро­гая девоч­ка, это страст­ное жела­ние слить­ся в одно целое со сво­им люби­мым? Поче­му ты так силь­но к нему при­вя­за­лась бук­валь­но с пер­вых встреч? Поче­му тебе хочет­ся все свои эмо­ци­о­наль­ные сбе­ре­же­ния сра­зу вло­жить в это «новое предприятие»?

Все это про­ис­хо­дит с тобой пото­му, что ты… влюб­ле­на. Тебе так при­ят­но думать о нем с утра до вече­ра. Теле­фон, не пере­ста­вая, зво­нит; в соци­аль­ной сети вы все вре­мя пере­бра­сы­ва­е­тесь репли­ка­ми. Фан­та­зия твоя рабо­та­ет вовсю. Ты не можешь про­ти­во­сто­ять это­му поло­во­дью чувств. И что тут пло­хо­го? Влюб­лен­ность такой и долж­на быть.

Да, дей­стви­тель­но, это толь­ко влюб­лен­ность. Толь­ко нача­ло отно­ше­ний. Здо­ро­вые интим­ные отно­ше­ния пред­по­ла­га­ют дли­тель­ность, проч­ность. Зна­чит, их надо стро­ить. Что­бы зда­ние полу­чи­лось проч­ным, эмо­ци­о­наль­ные «инве­сти­ции» люди дела­ют посте­пен­но, по мере роста дове­рия. А ты, щед­рая душа, все золо­то сво­ей души пре­под­нес­ла ему сразу.

Я хочу предо­сте­речь тебя от разо­ча­ро­ва­ний. Твоя влюб­лен­ность как опья­не­ние, вслед за кото­рым насту­па­ет эмо­ци­о­наль­ное отрезв­ле­ние, а воз­мож­но — и горь­кое похме­лье. Вспом­ни стро­ки М. Ю. Лермонтова:

Потом стра­да­ньем и тревогой
За дни бла­жен­ства заплатил…

Неуже­ли нель­зя достичь интим­ных отно­ше­ний и не пла­тить затем так доро­го болез­нен­ным разо­ча­ро­ва­ни­ем? Мож­но, но неко­то­рым людям это дает­ся труд­но. Осо­бен­но тяже­ло тому, кто в дет­стве не был эмо­ци­о­наль­но при­нят сво­и­ми роди­те­ля­ми. Кто пере­жил страх остав­лен­но­сти или чув­ство реаль­но­го отвер­же­ния, тот тебя хоро­шо понимает.

Неуди­ви­тель­но, что те девуш­ки, кото­рых роди­те­ли дер­жа­ли на рас­сто­я­нии от себя, не выхо­дят, а «выска­ки­ва­ют» замуж, не успев понять, скла­ды­ва­ют­ся или не скла­ды­ва­ют­ся интим­ные отно­ше­ния с избран­ни­ком. Им лишь бы поско­рее убе­жать из роди­тель­ской семьи. Впро­чем, с пар­ня­ми та же исто­рия. Они тоже могут быть склон­ны к обра­зо­ва­нию таких сою­зов, в кото­рых их эмо­ци­о­наль­ный голод удо­вле­тво­рил­ся бы немед­лен­но, по прин­ци­пу «здесь и теперь». Они хотят все полу­чить сразу.

Что делать?

Попро­буй самой себе объ­яс­нить при­чи­ну интен­сив­но­сти сво­их чувств. Но ни в коем слу­чае не обви­няй сво­их роди­те­лей. Они не хоте­ли для тебя ниче­го пло­хо­го. Они лишь повто­ри­ли стиль вос­пи­та­ния семьи, в кото­рой вырос­ли сами. Если ты будешь обви­нять роди­те­лей, ты попа­дешь в тупик, из кото­ро­го не будет выхо­да. Ты можешь ска­зать себе: «Я такая пото­му, что меня такой сде­ла­ли дру­гие, сле­до­ва­тель­но, я бес­силь­на что-нибудь изме­нить». В этом слу­чае тебе уго­то­ва­на в жиз­ни толь­ко роль жерт­вы. Ты не смо­жешь ни изме­нить себя, ни защитить.

Объ­яс­нить себе источ­ник сво­их чувств — зна­чит понять, что про­ис­хо­ди­ло с тобой в тво­ей про­шлой жиз­ни, кто и как на тебя вли­ял, и поста­рать­ся изме­нить себя, при­об­ре­сти те навы­ки, кото­рые помо­гут в даль­ней­шем стро­ить здо­ро­вые отно­ше­ния с людьми.

Что же каса­ет­ся тво­ей силь­ной влюб­лен­но­сти, я тебе вот что ска­жу. Если ты не можешь удер­жать­ся, что­бы не зво­нить ему, не искать с ним встреч, что­бы не фор­си­ро­вать ваши отно­ше­ния, то тебя, ско­рее все­го, ждет разо­ча­ро­ва­ние. Вна­ча­ле все твои зна­ки вни­ма­ния будут лест­ны для тво­е­го избран­ни­ка, быст­ро нарас­та­ю­щая бли­зость отно­ше­ний даст обо­им при­ят­ное чув­ство. Но может слу­чить­ся так (да и слу­ча­ет­ся часто), что парт­нер вос­поль­зу­ет­ся тво­им отно­ше­ни­ем лишь для того, что­бы само­му полу­чить удо­воль­ствие, но не удо­вле­тво­рить тво­ей потреб­но­сти в люб­ви, тво­ей жаж­ды глу­бо­кой и устой­чи­вой при­вя­зан­но­сти. В кон­це кон­цов, он может про­сто задох­нуть­ся в тво­их объятиях.

Ведь это нор­маль­но, что жизнь выстав­ля­ет и дру­гие при­о­ри­те­ты. Одна­жды он ска­жет, что не может встре­тить­ся с тобой сего­дня, так как ему нуж­но сда­вать экза­ме­ны, от них зави­сит его буду­щее, или ему необ­хо­ди­мо отвез­ти маму на дачу, сынов­ний долг ведь тоже нуж­но испол­нять. Да мало ли что пред­ло­жит жизнь. А тебе может пока­зать­ся, что он тебя уже отвергает.

Нет, девоч­ка, это жизнь начи­на­ет вхо­дить в свое нор­маль­ное рус­ло, сни­жа­ет­ся интен­сив­ность чувств. Если же ты будешь по-преж­не­му стре­мить­ся к тому же нака­лу чувств, к той же часто­те встреч, то можешь поте­рять избран­ни­ка уже пото­му, что у вас воз­ник­нет несов­па­де­ние фаз раз­ви­тия интимности.

Твои завы­шен­ные тре­бо­ва­ния нере­аль­ны. Еще раз пред­ставь, чего ты ждешь от ваших отно­ше­ний. Мне кажет­ся, глав­ное –луч­ше узнать дру­го­го чело­ве­ка и дать ему воз­мож­ность узнать тебя.

Влюб­лен­ность — это дина­мит в самом нача­ле пути, это взрыв эмо­ций боль­шой силы. Он толь­ко поме­шал тебе. Что же, жиз­нен­ный опыт учит нас впредь быть осмот­ри­тель­нее и не идти на пово­ду толь­ко у сво­их чувств.

Помни о сво­их гра­ни­цах. Учись гово­рить не толь­ко «да», но и «нет».

  1. Быть уяз­ви­мой и рани­мой все­гда плохо

В дей­стви­тель­но­сти уяз­ви­мость и рани­мость ино­гда при­во­дят к нега­тив­ным, а ино­гда — и к пози­тив­ным послед­стви­ям. Но путь к интим­но­сти все­гда лежит через уяз­ви­мость и ранимость.

Как защи­тить себя? Ты хочешь стать неуяз­ви­мой? Ты можешь это­го достичь — ценой отка­за от интим­ных отно­ше­ний (ты пом­нишь, что мы усло­ви­лись пони­мать их широ­ко?). Тот же резуль­тат будет, если ты выстро­ишь непро­ни­ца­е­мую сте­ну защи­ты меж­ду собой и людь­ми. Тебе будет казать­ся, что ты защи­ща­ешь себя от оскорб­ле­ний, насме­шек, спле­тен — ну, в общем, от всех напа­стей. А на самом деле? На самом деле это сте­на отчуж­де­ния, пре­кра­ще­ние раз­ви­тия вза­и­мо­от­но­ше­ний. Да, это пол­ная защи­щен­ность — и ника­кой интимности.

Из каких «кир­пи­чей» выстра­и­ва­ют сте­ну отчуж­де­ния? «Стро­и­тель­ным мате­ри­а­лом» может быть и гнев («если ты при­бли­зишь­ся ко мне и ска­жешь то-то и то-то, я за себя не отве­чаю»), и стра­хи — боясь все­го на све­те, ты сама отой­дешь от людей и спря­чешь­ся за свою стену.

Да, вся­кие отно­ше­ния сопря­же­ны с риском. Боясь рис­ко­вать, ты пере­ста­нешь ходить на моло­деж­ные встре­чи, не будешь нико­го при­гла­шать к себе в гости. А если ты все же нахо­дишь­ся в окру­же­нии таких же людей, как ты, то без слов можешь подать им сиг­нал с таким при­мер­но смыс­лом: «Не надо нам сбли­жать­ся. Не под­хо­ди ко мне. Я такая хруп­кая, что боюсь всту­пать в любые отно­ше­ния с кем бы то ни было». Ну раз­ве это эффек­тив­ный метод защиты?

Сте­на может быть сло­же­на из мол­ча­ния либо, наобо­рот, из мно­го­сло­вия. Если ты спря­чешь­ся за сте­ну мол­ча­ния, то будешь вести себя тихо-тихо. Тогда ты будешь напо­ми­нать чело­ве­ка, кото­рый лишь наблю­да­ет, что про­ис­хо­дит в его ком­на­те, и совсем не участ­ву­ет в про­ис­хо­дя­щих собы­ти­ях. Этот чело­век не живет здесь. Но это же «твоя ком­на­та», это твоя жизнь! Как мож­но в ней без­дей­ство­вать? Дру­гая край­ность — когда ты без умол­ку гово­ришь, не давая нико­му вста­вить сло­веч­ко, даже если тебе веж­ли­во попы­та­ют­ся напом­нить, что надо бы и дру­гих послу­шать. Эта сте­на мно­го­сло­вия так­же пре­пят­ству­ет постро­е­нию здо­ро­вых взаимоотношений.

Без соот­вет­ству­ю­щих навы­ков обще­ния люди могут бро­сать­ся от одной сте­ны к дру­гой, то есть от гне­ва к стра­хам, рече­во­му напо­ру, а затем к мол­ча­нию, и все это толь­ко пото­му, что они хотят остать­ся неуяз­ви­мы­ми, защи­щен­ны­ми от всех напастей.

Что делать?

Зна­ешь, что я думаю по это­му пово­ду? Близ­кие, хоро­шие отно­ше­ния сто­ят рис­ка. Не без­дум­но­сти, не импуль­сив­но­сти, когда ты не зна­ешь, кому и поче­му дове­ря­ешь свою душу, а рис­ка откры­то­сти. Пом­нишь зна­че­ние сло­ва intimate? Да-да, «объ­яв­лять, делать извест­ным». Пока не объ­явишь нечто важ­ное о себе дру­го­му, пока не сде­ла­ешь извест­ным для него хотя бы кусо­чек сво­ей души, интим­ность не построишь.

Может быть, тут необ­хо­ди­ма посте­пен­ность. Ты можешь откры­вать­ся кому-то все боль­ше и боль­ше по мере уве­ли­че­ния дове­рия. Но всю жизнь про­си­деть за сте­ной толь­ко из бояз­ни, что твои чув­ства будут уязв­ле­ны, ране­ны? Ты же ста­нешь еще более оди­но­кой, чем была. Нет уж, так тоже ниче­го хоро­ше­го не увидишь.

Когда мы стро­им вза­и­мо­от­но­ше­ния с дру­ги­ми, мы узна­ем не толь­ко сво­е­го парт­не­ра, но и себя. Поэто­му вся­кие вза­и­мо­от­но­ше­ния — это дар. В резуль­та­те мы либо узна­ем дру­го­го чело­ве­ка и тем самым обо­га­ща­ем свой опыт, либо луч­ше узна­ем себя. Нам откры­ва­ет­ся тай­на: можем ли мы любить дру­го­го чело­ве­ка, можем ли мы любить себя. Мы пси­хо­ло­ги­че­ски взрос­ле­ем. А что­бы рас­ти, будем стре­мить­ся быть откры­ты­ми для новых чувств, идей, будем гото­вы нара­щи­вать соб­ствен­ный опыт переживаний.

Твоя рани­мость может быть умень­ше­на не путем воз­ве­де­ния барье­ров меж­ду тобой и людь­ми, а путем чет­ко­го осо­зна­ния сво­их внут­рен­них гра­ниц, сво­е­го лич­ност­но­го суве­ре­ни­те­та. Об этом мы подроб­нее пого­во­рим чуть позже.

  1. Мы нико­гда не будем ссориться
    или кри­ти­ко­вать друг друга

Реаль­ная жизнь тако­ва, что даже в иде­аль­ных парах люди спо­рят и ссо­рят­ся вре­мя от вре­ме­ни, кри­ти­ку­ют пове­де­ние друг дру­га. Впро­чем, милая моя, ты и сама это зна­ешь. Но в том состо­я­нии, в кото­ром ты сей­час нахо­дишь­ся, в состо­я­нии началь­ной ста­дии влюб­лен­но­сти, ты это при­зна­ешь лишь умом, а не серд­цем. Для тебя непри­ем­ле­ма сама мысль, что когда-нибудь ты будешь на него сер­дить­ся или он посме­ет выка­зать тебе свой гнев. Сей­час ты склон­на иде­а­ли­зи­ро­вать ваши отно­ше­ния. Иде­аль­ные же отно­ше­ния тебе пред­став­ля­ют­ся бес­кон­фликт­ны­ми, в них нет места таким нега­тив­ным чув­ствам, как гнев, доса­да, злость.

Что­бы понять стра­ну, мы обра­ща­ем­ся к изу­че­нию ее исто­рии. Что­бы понять чело­ве­ка, мы можем обра­тить­ся к его про­шло­му. Люди, вырос­шие в семьях, где цари­ли напря­жен­ные отно­ше­ния меж­ду роди­те­ля­ми, в «гнев­ном» кли­ма­те, неосо­знан­но могут стре­мить­ся избе­гать выра­жать свой гнев, недо­воль­ство. Эти люди могут думать, что сер­дить­ся — все­гда пло­хо, это не при­но­сит нико­му поль­зы, а толь­ко исто­ща­ет силы, что гнев раз­ру­ша­ет отно­ше­ния, он несов­ме­стим с любо­вью, что в гне­ве мы теря­ем кон­троль над собой и дохо­дим чуть ли не до помешательства.

Могут быть заблуж­де­ния и тако­го рода: если на нас сер­дят­ся, зна­чит, мы сде­ла­ли что-то невер­но, и мы обя­за­ны удер­жать людей от гне­ва. Или же: если мы рас­сер­ди­лись, зна­чит, окру­жа­ю­щие дове­ли нас до это­го состо­я­ния или кто-то дол­жен поста­рать­ся, что­бы наш гнев про­шел. Все это мифы на тему о гне­ве. Рав­но как и целый ряд дру­гих невер­ных пред­став­ле­ний. Вот тебе при­ме­ры реаль­ных высказываний.

Если я рас­сер­ди­лась на кого-то:

  • это зна­чит, что нашим отно­ше­ни­ям при­шел конец и этот чело­век обя­за­тель­но меня покинет;
  • то долж­на нака­зать обид­чи­ка за то, что он вызы­ва­ет у меня такие чувства;
  • то этот чело­век дол­жен пере­стать делать то, что вызва­ло мой гнев, что­бы боль­ше меня не расстраивать;
  • то долж­на что-нибудь разбить;
  • это зна­чит, что я его не люблю.

Если кто-то на меня сер­дит­ся, это зна­чит, что он меня боль­ше не любит.

Мож­но испы­ты­вать гнев толь­ко тогда, когда есть оправ­да­ние это­му чувству.

На самом деле чело­век может испы­ты­вать любые чув­ства: это свой­ствен­но чело­ве­че­ской при­ро­де. Все они закон­ны уже пото­му, что реальны.

Заблуж­де­ния про­ис­хо­дят отто­го, что кто-то авто­ри­тет­ный (ско­рее все­го, мама) очень дав­но, когда мы были детьми, ска­зал: «Ты не долж­на (не дол­жен) сер­дить­ся (пла­кать и т. п.)». Гне­вать­ся в семье себе поз­во­ля­ли толь­ко взрос­лые, а детям не раз­ре­ша­ли это­го делать. Эта уста­нов­ка забло­ки­ро­ва­ла у тебя есте­ствен­ные кана­лы для выхо­да эмо­ций. Потом ты часто уже не мог­ла или не хоте­ла гово­рить роди­те­лям о том, что чув­ству­ешь. Ты научи­лась подав­лять неже­ла­тель­ные эмо­ции, а если они все же воз­ни­ка­ли, ты испы­ты­ва­ла чув­ство вины.

Воз­мож­но, уже недав­но ты была кем-то неод­но­крат­но боль­но заде­та и не смог­ла сра­зу на это отре­а­ги­ро­вать. Может быть, это был твой началь­ник. Ты  упо­до­би­лась шлан­гу, по кото­ро­му посто­ян­но при­бы­ва­ла вода, но ты счи­та­ла сво­им дол­гом зажи­мать шланг рукой и дума­ла, что тебе это все­гда будет уда­вать­ся. Так ты пони­ма­ла настав­ле­ние: «Учи­тесь власт­во­вать собою». Ты не пока­зы­ва­ла сво­их истин­ных чувств в ответ на заслу­жен­ный или неспра­вед­ли­вый упрек.

Подав­лен­ный гнев, как и дру­гие неот­ре­а­ги­ро­ван­ные эмо­ции, чре­ват воз­ник­но­ве­ни­ем новых про­блем, труд­но­стей. Если нас не научи­ли навы­кам раз­ре­ше­ния кон­флик­тов, если перед нами не было моде­ли без­опас­но­го выра­же­ния это­го чув­ства, то мы не зна­ем, что делать со сво­им гне­вом, и ужас­но его пугаемся.

Что делать?

Гнев дает нам ощу­ще­ние силы, с помо­щью кото­рой мы ино­гда дости­га­ем того, что нам нуж­но. Гнев поз­во­ля­ет нам само­утвер­ждать­ся. Он явля­ет­ся сиг­на­лом о том, что что-то идет не так, побуж­да­ет заду­мать­ся, пере­смот­реть свое пове­де­ние. Гнев так или ина­че дол­жен быть выра­жен. Есть при­ем­ле­мые и непри­ем­ле­мые спо­со­бы его выра­же­ния, как быва­ет при­ем­ле­мое и непри­ем­ле­мое пове­де­ние чело­ве­ка в опре­де­лен­ных обсто­я­тель­ствах. С гне­вом мож­но про­де­лы­вать те же опе­ра­ции, что и в отно­ше­нии дру­гих чувств. Его сле­ду­ет при­знать, поста­рать­ся хоро­шень­ко в нем разо­брать­ся, пого­во­рить о нем с кем-нибудь, что­бы луч­ше понять это чув­ство, а затем гнев и рас­се­ет­ся. Все вер­ба­ли­зо­ван­ные [11] эмо­ции, то есть чув­ства выска­зан­ные, оформ­лен­ные сло­ва­ми, ослабляются.

Непри­ем­ле­мый спо­соб выра­же­ния гне­ва — агрес­сия, напа­де­ние на дру­го­го. Агрес­сия может быть как физи­че­ской, так и сло­вес­ной. Гнев — пло­хой совет­чик. Он может под­ска­зать такие сло­ва, кото­рые дей­стви­тель­но могут раз­ру­шить отно­ше­ния. Но мы можем исполь­зо­вать его в сво­их инте­ре­сах, если выра­зим неоскор­би­тель­ным обра­зом. Да, не оскорб­ляя ни себя, ни других.

Так что же все-таки делать, если гнев, хотя бы и на корот­кое вре­мя, закры­ва­ет все дру­гие сто­ро­ны жиз­ни? Вот тебе мои советы:

Раз­ре­ши себе почув­ство­вать гнев, если это тебе так необ­хо­ди­мо сей­час. Но и дру­гим поз­воль иметь подоб­ные чув­ства. При­знай пра­во сер­дить­ся как для себя, так и для других.

Учись рас­по­зна­вать мыс­ли, кото­рые сопро­вож­да­ют твой гнев. Луч­ше все­го выска­жи их вслух.

Давай выяс­ним, в чем же при­чи­на тво­е­го гне­ва. Что это — симп­том како­го-то небла­го­по­лу­чия внут­ри тебя или про­бле­ма кро­ет­ся во внеш­них обсто­я­тель­ствах? Очень часто мы злим­ся тогда, когда не удо­вле­тво­ре­ны наши потреб­но­сти. Одна­ко гнев быст­ро уле­ту­чи­ва­ет­ся, когда мы пере­ста­ем кри­чать на чело­ве­ка и, осо­знав, что мы хотим от него, про­сим его об этом. Попроси.

Не пере­кла­ды­вай ответ­ствен­ность за свой гнев на дру­гих. Можешь ска­зать: «У меня появ­ля­ет­ся злость, когда ты так дела­ешь», но не гово­ри: «Ты довел меня до бело­го кале­ния». Ощу­ща­ешь раз­ни­цу? Ведь для сво­их чувств ты все­гда оста­ешь­ся хозяйкой.

Поде­лись сво­и­ми чув­ства­ми с тем, кому ты дове­ря­ешь, не обя­за­тель­но сло­ва­ми. И все же бесе­да — самый частый спо­соб выра­же­ния чувств. Если кто-то смо­жет выслу­шать тебя не пере­би­вая и не давая сове­тов, ты сра­зу почув­ству­ешь облегчение.

Гнев — это эмо­ци­о­наль­ная энер­гия. Сожги ее! Как? Очень про­сто: вымой кух­ню, пой­ди на дис­ко­те­ку, пости­рай что-нибудь. Нари­суй свое чув­ство, а затем порви рису­нок. Дай физи­че­ский выход сво­ей энергии.

Напи­ши пись­ма, кото­рые ты нико­гда не отпра­вишь. Воз­мож­но, у тебя появит­ся чув­ство вины перед чело­ве­ком, на кото­ро­го ты сер­дишь­ся, это предот­вра­тит новый виток гне­ва. Потом ты изба­вишь­ся и от чув­ства вины. Да ты ведь и в самом деле не сде­ла­ла ниче­го непо­пра­ви­мо пло­хо­го, что не заслу­жи­ва­ет про­ще­ния. В кон­це кон­цов, гнев не нуж­да­ет­ся ни в оправ­да­нии, ни в раци­о­на­ли­за­ции. Все мы дела­ем ошиб­ки, но мы на них учимся.

Научить­ся справ­лять­ся со сво­им гне­вом тебе помо­гут неслож­ные упраж­не­ния, кото­рые я поме­сти­ла в кон­це кни­ги (см. два послед­них упраж­не­ния в При­ло­же­нии 6).

Хочу дать тебе еще один совет: пере­стань вспо­ми­нать ста­рые ссо­ры. Думай о буду­щем. Кста­ти, если тебе сей­час что-то не нра­вит­ся в пове­де­нии парт­не­ра, кри­ти­куй это дей­ствие, а не его само­го. Напри­мер, он обе­щал тебя встре­тить, когда ты воз­вра­ща­лась позд­но домой, и не встре­тил. Не спе­ши гово­рить, какой он нехо­ро­ший, нена­деж­ный и т. п. Это будут ярлы­ки. Пере­ве­ди раз­го­вор в плос­кость обсуж­де­ния поступ­ка. «Когда я поня­ла, что ты меня не встре­ча­ешь, мне ста­ло груст­но (оди­но­ко, страш­но)…» — и далее про себя, про пере­жи­тые тобою чув­ства. Воз­дер­жись от кри­ти­ки. Одна жен­щи­на шут­ли­во объ­яс­ни­ла подоб­ную пози­цию сле­ду­ю­щим обра­зом: «Я нико­гда не кри­ти­кую сво­е­го мужа. Может быть, имен­но его недо­стат­ки поз­во­ли­ли ему выбрать в жены меня». Воз­мож­но, ты испы­ты­ва­ешь сей­час чув­ство доса­ды и даже душев­ной боли. Что ж, жизнь пол­на таких ситу­а­ций. Но я и не поже­ла­ла бы, что­бы у нас нико­гда не было подоб­ных горь­ких чувств. Поче­му? Пото­му что толь­ко прой­дя через них , мы смо­жем рас­ти духов­но. Без боли нет раз­ви­тия, нет совершенствования.

Чело­век исполь­зу­ет душев­ную боль как сред­ство пре­одо­ле­ния труд­но­стей, в резуль­та­те чего он наби­ра­ет­ся муд­ро­сти. Все вре­мя подав­лять эту боль, избе­гать ее, не пытать­ся про­ти­во­по­ста­вить ей свои ресур­сы — зна­чит оста­вать­ся незре­лы­ми, инфан­тиль­ны­ми. Будучи в США, я часто слы­ша­ла от дру­гих чле­нов пси­хо­те­ра­пев­ти­че­ской груп­пы пого­вор­ку, кото­рая мне очень нра­вит­ся и кото­рая так склад­но зву­чит по-англий­ски: «No pain, по gain». Бук­валь­ный пере­вод: «Нет боли, нет выиг­ры­ша». Име­ет­ся в виду, нет при­бав­ле­ния ресур­сов, дости­же­ний в лич­ност­ном росте.

_________________

[10]        При­ве­ден­ный опрос­ник состав­лен на осно­ве дан­ных, содер­жа­щих­ся в кни­ге извест­но­го аме­ри­кан­ско­го пси­хо­те­ра­пев­та Дже­нет Вой­тиц (Janet Woititz) «Борь­ба за интим­ность». Woititz Janet. The Intimacy Struggle. N.Y.: Health Communications, Inc. 1993. 101 p. Счи­таю боль­шим везе­ни­ем, улыб­кой судь­бы то обсто­я­тель­ство, что мне дове­лось учить­ся у Дже­нет Вой­тиц в Рат­ге­ров­ском уни­вер­си­те­те (США), где я пости­га­ла нау­ку о том, как помо­гать людям в нала­жи­ва­нии меж­лич­ност­ных отношений.

[11]        Вер­ба­ли­зо­ван­ный — выра­жен­ный сло­ва­ми (от verbum — лат. «сло­во»)

 

 

Конец озна­ко­ми­тель­но­го отрывка.

Вы може­те купить пол­ную вер­сию кни­ги, перей­дя по ссылке

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

Размер шрифта: A- 16 A+
Цвет темы:
Цвет полей:
Шрифт: Arial Times Georgia
Текст: По левому краю По ширине
Боковая панель: Свернуть
Сбросить настройки