Паллиативная медицина – альтернатива эвтаназии

Паллиативная медицина – альтернатива эвтаназии

(2 голоса5.0 из 5)

С недав­не­го вре­ме­ни обще­ство и вра­чи все чаще обсуж­да­ют готов­ность при­бег­нуть к  такой исклю­чи­тель­ной мере осво­бож­де­ния без­на­деж­но­го и стра­да­ю­ще­го  боль­но­го от стра­да­ния как эвта­на­зия, когда паци­ент сам про­сит о смер­ти. О мораль­ных аспек­тах тех­но­ло­гии в кри­зис­ный пери­од меди­цин­ский обо­зре­ва­тель РИА АМИ Ири­на Вла­со­ва рас­спро­си­ла пред­се­да­те­ля Прав­ле­ния Рос­сий­ской Ассо­ци­а­ции пал­ли­а­тив­ной меди­ци­ны, д.м.н., про­фес­со­ра Геор­гия Новикова.

wide foto2 14dec2011 300x180 - Паллиативная медицина – альтернатива эвтаназии

- Геор­гий Андре­евич, как, на Ваш взгляд, сле­ду­ет отно­сить­ся к этой про­бле­ме? Это уста­рев­ший запрет или воз­мож­ная «все­доз­во­лен­ность», опас­ная на прак­ти­ке? Как Вы оце­ни­ва­е­те такой шаг с мораль­ной точ­ки зрения?

-  Эвта­на­зия – это пре­кра­ще­ние жиз­ни чело­ве­ка, кото­рый стра­да­ет тяже­лы­ми неиз­ле­чи­мы­ми забо­ле­ва­ни­я­ми и испы­ты­ва­ет невы­но­си­мые стра­да­ния от про­дол­же­ния жиз­ни. Дан­ный метод при­ме­ня­ет­ся лишь в неко­то­рых стра­нах. В Рос­сий­ской Феде­ра­ции меди­цин­ским работ­ни­кам запре­ща­ет­ся осу­ществ­ле­ние эвта­на­зии в соот­вет­ствии со ста­тьей 45 Феде­раль­но­го зако­на «Об осно­вах охра­ны здо­ро­вья граж­дан в Рос­сий­ской Феде­ра­ции» от 21.11.2011 N 323-ФЗ. Более того, она при­рав­ни­ва­ет­ся к умыш­лен­но­му убий­ству и кара­ет­ся по ста­тье №15, часть №1 УК РФ. Так что в любом слу­чае любое пони­ма­ние про­бле­мы эвта­на­зии тес­но свя­за­но с юри­ди­че­ски­ми законами.

- Быва­ет актив­ная эвта­на­зия, пас­сив­ная, доб­ро­воль­ная, недоб­ро­воль­ная – как тут разобраться?

- Пас­сив­ная эвта­на­зия – это отклю­че­ние боль­но­го от аппа­ра­тов, под­дер­жи­ва­ю­щих его жиз­нен­ные функ­ции. Актив­ная эвта­на­зия – вве­де­ние чело­ве­ку, кото­рый стра­да­ет неиз­ле­чи­мым забо­ле­ва­ни­ем, спе­ци­аль­ных пре­па­ра­тов, помо­га­ю­щих уме­реть быст­ро и без­бо­лез­нен­но. Доб­ро­воль­ная эвта­на­зия осу­ществ­ля­ет­ся по прось­бе само­го тяже­ло­боль­но­го или в соот­вет­ствии с юри­ди­че­ски­ми доку­мен­та­ми, оформ­лен­ны­ми ранее, где чело­век сам рас­по­ря­дил­ся сво­ей жиз­нью и выска­зал доб­ро­воль­ную волю при­ме­нить эвта­на­зию, если он впа­дет в кому, и будет не в состо­я­нии лич­но пере­дать такую прось­бу о сво­ём умерщ­вле­нии. Недоб­ро­воль­ная эвта­на­зия про­во­дит­ся по прось­бе род­ствен­ни­ков, если боль­ной нахо­дит­ся в коме, и про­гно­зы вра­чей по выздо­ров­ле­нию самые неблагоприятные.

- Где в мире раз­ре­ше­на эвтаназия?

- Раз­ре­ше­на эвта­на­зия в Нидер­лан­дах. Это пер­вая стра­на, в кото­рой уже в 1984 году Вер­хов­ный суд при­знал доб­ро­воль­ную эвта­на­зию  при­ем­ле­мым спо­со­бом ухо­да из жиз­ни, что­бы пре­кра­тить невы­но­си­мые стра­да­ния. В Бель­гии лега­ли­зо­ва­ли эвта­на­зию в 2002 году. И в 2003 году 200 смер­тель­но боль­ных паци­ен­тов доб­ро­воль­но ушли из жиз­ни, в 2004 году эвта­на­зия была про­ве­де­на 360‑и паци­ен­там. В США в 1994 году эвта­на­зию раз­ре­ши­ли про­во­дить в шта­те Оре­гон, а в нояб­ре 2008 года – в шта­те Вашинг­тон, но в мар­те 2012 года запре­ти­ли эвта­на­зию. Швей­ца­рия, Шве­ция, Люк­сем­бург, Австра­лия и Кана­да выпу­сти­ли зако­но­про­ек­ты, раз­ре­ша­ю­щие отклю­чать боль­ных от аппа­ра­тов искус­ствен­но­го под­дер­жа­ния жиз­ни или вве­де­ния пре­па­ра­тов, с помо­щью кото­рых боль­ной умрет без­бо­лез­нен­но. Есть раз­ре­ша­ю­щий закон в Гер­ма­нии. Но я думаю, что посколь­ку зани­ма­ют­ся этим част­ные ком­па­нии, то на пер­вый план выхо­дят эко­но­ми­че­ские сооб­ра­же­ния, а не мораль­ные, и луч­ше бы, на мой взгляд, дер­жать­ся от это­го биз­не­са подальше.

- Поче­му же там раз­ре­ши­ли эвта­на­зию, и поче­му не раз­ре­ша­ют у нас?

- В ряде слу­ча­ев, что­бы иметь воз­мож­ность под­дер­жи­вать жизнь, необ­хо­ди­мы боль­шие финан­со­вые затра­ты, этот тяже­лый груз ложит­ся на род­ствен­ни­ков боль­но­го, ну и на мой взгляд, каж­дый чело­век име­ет пра­во на сво­бо­ду выбо­ра. Эвта­на­зия нрав­ствен­но допу­сти­ма толь­ко в самых ред­ких слу­ча­ях и без асси­стен­ции меди­цин­ско­го пер­со­на­ла. Но этой прак­ти­кой до того лег­ко зло­упо­тре­бить, что любая лега­ли­за­ция эвта­на­зии, по-мое­му, при­не­сет боль­ше вре­да, чем милосердия.

Сам тер­мин «эвта­на­зия» впер­вые упо­тре­бил еще Ф. Бей­кон в XVII сто­ле­тии для опре­де­ле­ния «лег­кой смер­ти», и с XIX века сло­во озна­ча­ет «умерт­вить кого-либо из жало­сти». При­чем идет речь о пред­на­ме­рен­ном убий­стве с целью облег­чить ненуж­ные стра­да­ния. Но со вре­мен Гип­по­кра­та и до наших дней тра­ди­ци­он­ная вра­чеб­ная эти­ка вклю­ча­ет в себя запрет: «я нико­му, даже про­ся­ще­му об этом, не дам вызы­ва­ю­щее смерть лекар­ство, и так­же не посо­ве­тую это». 

Клят­ва Гип­по­кра­та – это пря­мое про­ти­во­ре­чие осу­ществ­ле­ния эвта­на­зии! Да и кто будет выпол­нять такую функ­цию? Кому и какую выда­вать лицен­зию для выпол­не­ния таких дей­ствий? «Врач-убий­ца» — как бы его ни назва­ли? Это непри­ем­ле­мо. Меди­ки и на Запа­де отка­зы­ва­ют­ся выпол­нять такую функ­цию. Да и путь от доб­ро­воль­ной эвта­на­зии к недоб­ро­воль­ной слиш­ком быст­ро фор­ми­ру­ет­ся. С точ­ки зре­ния рели­ги­оз­ной, я тоже не знаю ни одной рели­гии, кото­рая одоб­ря­ла бы такой шаг. Цер­ковь и любое веро­ис­по­ве­да­ние пол­но­стью осуж­да­ет суи­цид и эвта­на­зию. Это при­мер умерщ­вле­ния невин­но­го, что явля­ет­ся мораль­ным злом и не долж­но быть допу­сти­мо законом.

 — Те, кто высту­па­ют за эвта­на­зию, гово­рят о милосердии…

 — Гово­ря об эвта­на­зии, неиз­беж­но при­хо­дит­ся стал­ки­вать­ся с поня­ти­ем неиз­ле­чи­мо­сти, но все­гда ли мож­но с уве­рен­но­стью гово­рить, что боль­ной неиз­ле­чим? Широ­ко извест­но, ошиб­ки в диа­гно­зах не исклю­че­ны, когда вра­чи стро­ят свои про­гно­зы. Во мно­гом, поня­тие неиз­ле­чи­мо­сти зави­сит от средств и воз­мож­но­стей, име­ю­щих­ся в дан­ный момент у вра­чей. Даже исто­ри­че­ски изве­стен  слу­чай с вра­чом, кото­рый помог уме­реть сыну, боль­но­му диф­те­ри­ей, а затем услы­шал об откры­тии про­ти­во­диф­те­рий­ной сыво­рот­ки Roux.

- Если гово­рить о невоз­мож­но­сти испра­вить реше­ние, виде­ли ли вы лич­но в сво­ей прак­ти­ке «чудес­ные исцеления»?

- Пред­ставь­те себе, видел. Один слу­чай касал­ся боль­но­го, кото­ро­му диа­гно­сти­ро­ва­ли рак, а впо­след­ствии диа­гноз ока­зал­ся оши­боч­ным. Вто­рой смер­тель­ный про­гноз был сде­лан жен­щине с гине­ко­ло­ги­че­ским забо­ле­ва­ни­ем, тоже ока­зал­ся вра­чеб­ной ошиб­кой. В тре­тьем слу­чае болен был извест­ный худож­ник, кото­ро­му поста­ви­ли диа­гноз опу­холь позво­ноч­ни­ка, а речь шла о тубер­ку­лез­ном повре­жде­нии, и он про­жил еще несколь­ко лет…

- Но что мож­но ска­зать об аль­тер­на­ти­ве эвта­на­зии? Недав­ние новые суи­ци­ды гово­рят о том, что про­бле­ма дале­ка от решения.

 — Все рав­но един­ствен­ной аль­тер­на­ти­вой я вижу доступ­ность пал­ли­а­тив­ной помо­щи, тем более, что ее гаран­ти­ру­ет как бес­плат­ную помощь, госу­дар­ство, толь­ко актив­нее необ­хо­ди­мо про­во­дить в жизнь эту систе­му. Я убеж­ден­ный про­тив­ник эвтаназии.

 Сей­час есть совре­мен­ные меди­ка­мен­тоз­ные и ней­ро­хи­рур­ги­че­ские и иные воз­мож­но­сти устра­нять стра­да­ния, обес­пе­чи­вать  при­ем­ле­мое каче­ство жиз­ни. Когда-то в моло­до­сти я рабо­тал реани­ма­то­ло­гом, и у меня были сомне­ния на этот счет, но чем стар­ше я ста­нов­люсь, тем глуб­же пони­маю, что врач не Гос­подь Бог, и врач не может брать на себя функ­цию судьи – и решать, кому жить, а кому не жить, врач толь­ко может помо­гать умень­шить стра­да­ния. Так что вижу пал­ли­а­тив­ную меди­ци­ну реаль­ной аль­тер­на­ти­вой таким смер­тель­ным практикам.

А если кто-то гово­рит о суи­ци­даль­ных настро­е­ни­ях или попыт­ках паци­ен­тов покон­чить с собой по при­чине боли – в первую оче­редь, надо устра­нить эту при­чи­ну. Более 25 лет я вижу, что если паци­ент нор­маль­но обез­бо­лен, обыч­но таких наме­ре­ний он не выска­зы­ва­ет, не обсуж­да­ет с пер­со­на­лом, и его каче­ство жиз­ни при­ем­ле­мо. Пси­хи­ка паци­ен­та под­стра­и­ва­ет­ся под тяго­ты и лише­ния. Нель­зя боль­но­го «спи­сы­вать со сче­тов». Если есть нор­маль­ная систе­ма помо­щи боль­но­му —  физио­ло­ги­че­ская, пси­хо­ло­ги­че­ская, рели­ги­оз­ная, есть под­держ­ка род­ствен­ни­ков и кол­лег, то боль­ной  оста­ет­ся участ­ни­ком важ­ных семей­ных собы­тий, видит сво­их вну­ков, как же мы можем гово­рить об эвтаназии!

Тягост­ные симп­то­мы мож­но убрать лекар­ства­ми, ведь если не гово­рить об онко­ло­гии, в кото­рой болезнь быст­ро про­грес­си­ру­ет, то при дру­гих пато­ло­ги­ях, ска­жем, при инсуль­те, рас­се­ян­ном скле­ро­зе, аст­ме, рев­ма­то­ло­ги­че­ских забо­ле­ва­ни­ях, паци­ент может про­жить еще годы, адап­ти­ру­ясь к болез­ни, и полу­чая ква­ли­фи­ци­ро­ван­ную меди­цин­скую помощь и соци­аль­ную под­держ­ку. А если у чело­ве­ка про­сто от тяже­ло­го забо­ле­ва­ния раз­ви­лась депрес­сия? Как же живут в циви­ли­зо­ван­ных госу­дар­ствах инва­ли­ды? Они созда­ют семьи, помо­га­ют друг дру­гу, часто работают.

 — Но смо­гут ли род­ствен­ни­ки стра­да­ю­ще­го паци­ен­та так­же твер­до ска­зать «нет»?

- Необ­хо­ди­мо создать систе­му пал­ли­а­тив­ной меди­цин­ской помо­щи, ста­ци­о­на­ры, куда мож­но поло­жить тяже­ло­го боль­но­го, в том чис­ле на вре­мя «отпус­ка» близ­ких людей. Что­бы род­ствен­ни­ки мог­ли отдох­нуть, выспать­ся, нако­нец. И конеч­но, доступ­ной долж­на быть пал­ли­а­тив­ная меди­цин­ская помощь в конеч­ном пери­о­де жиз­ни с эффек­тив­ным кон­тро­лем хро­ни­че­ско­го боле­во­го синдрома.

Кро­ме род­ствен­ни­ков и дру­зей дол­жен быть обу­чен­ный мед­пер­со­нал. Там, где про­изо­шел суи­ци­даль­ный слу­чай необ­хо­ди­мо глас­но раз­би­рать­ся с при­чи­на­ми про­изо­шед­шей тра­ге­дии, все ли было сде­ла­но, что­бы помочь боль­но­му. Убеж­ден, сей­час есть все усло­вия, что­бы обще­ство повер­ну­лось лицом к про­бле­ме, что­бы с боле­вым син­дро­мом  люди научи­лись жить как с диа­бе­том. Необ­хо­ди­мо пре­одо­леть кос­ность, нерас­то­роп­ность, а неред­ко непро­фес­си­о­на­лизм и бюрократизм.

- Поче­му вы этим зани­ма­е­тесь с таким вниманием?

- Глу­по было бы думать, что нас мину­ет чаша сия, как гово­рит­ся «все мы смерт­ны», поэто­му мы пыта­ем­ся сде­лать все воз­мож­ное, что­бы выстро­ить систе­му пал­ли­а­тив­ной меди­цин­ской помо­щи в РФ. Мой учи­тель из МНИОИ им. П.А.Герцена про­фес­сор Н.А.Осипова учи­ла нас —  сво­их уче­ни­ков, эффек­тив­ной и без­опас­ной тера­пии хро­ни­че­ской боли. Как знать, когда-то такое искус­ство может потре­бо­вать­ся и нам самим, и нашим близким.

Если рань­ше и обра­тить­ся было неку­да по этой про­бле­ме, то сей­час это не так. Да, где-то тера­пия хро­ни­че­ской боли еще несо­вер­шен­на или недо­ступ­на в пол­ном объ­е­ме, но спе­ци­а­ли­сты по пал­ли­а­тив­ной меди­цин­ской помо­щи реша­ют эту про­бле­му, а не отво­ра­чи­ва­ют­ся от стра­да­ю­щих паци­ен­тов. А каж­дый свой выбор будет делать сам.

Источ­ник: РИА АМИ

«Проще всего сказать: давайте сделаем эвтаназию». Монолог русской медсестры из Новой Зеландии, которая помогает умирающим в Москве

В 1990‑е годы роди­те­ли Ека­те­ри­ны эми­гри­ро­ва­ли в Новую Зелан­дию и, как шутит сама девуш­ка, вывез­ли ее с собой в живо­те. После шко­лы Катя закон­чи­ла меди­цин­ский уни­вер­си­тет и рабо­та­ет мед­сест­рой в ново­зе­ланд­ской боль­ни­це. Послед­ние два года девуш­ка при­ез­жа­ет на несколь­ко меся­цев волон­те­ром в боль­ни­цу святи­те­ля Алек­сия в Москве.

2019 07 16A23K6106 Moskva Bolnicza sv.Aleks Katya s f 700x457 300x196 - Паллиативная медицина – альтернатива эвтаназии

 — Часто люди пере­ез­жа­ют в Новую Зелан­дию в поис­ках луч­шей, спо­кой­ной жиз­ни. Дей­стви­тель­но, там мало сума­то­хи. Идешь по ули­це, навстре­чу идет чело­век. Улы­ба­ешь­ся ему, он улы­ба­ет­ся в ответ. Каза­лось бы, идил­лия. Но вме­сте с тем это совер­шен­но дру­гое обще­ство, кото­рое ста­вит перед хри­сти­а­на­ми слож­ные вызо­вы времени.

Отдель­ная боль — эвта­на­зия, кото­рую могут уза­ко­нить. Мне страш­но за несчаст­ных бабу­шек и деду­шек, кото­рые, чув­ствуя себя обу­зой, будут согла­шать­ся на эту про­це­ду­ру. Как толь­ко появ­ля­ет­ся этот, как они гово­рят, «выбор — жить или не жить», выбор исче­за­ет. Они, я уве­ре­на, будут пси­хо­ло­ги­че­ски вынуж­де­ны его сде­лать, что­бы не при­чи­нять осталь­ным неудоб­ства. Жить в таком «пере­вер­ну­том» обще­стве, где убий­ство чело­ве­ка выда­ют за помощь, — очень тяжело.

Я, как веру­ю­щий чело­век, пони­маю, что стра­да­ния порой дают­ся для очи­ще­ния, пере­осмыс­ле­ния жиз­ни. А стра­да­ю­щий чело­век посы­ла­ет­ся дру­гим для дел мило­сер­дия. Эвта­на­зия — про­сто убий­ство со сто­ро­ны меди­ци­ны. При этом она даже не может точ­но ска­зать, умрет чело­век или нет, лишая его вре­ме­ни на пока­я­ние и при­ча­стие. Здесь, в боль­ни­це свя­ти­те­ля Алек­сия, мно­го людей пер­вый раз участ­ву­ют в таин­ствах толь­ко перед самой смер­тью. И мир­но ухо­дят. Чело­век дей­стви­тель­но может для себя решить, жить ему или уме­реть, и так, к сожа­ле­нию, быва­ет, но нель­зя впу­ты­вать сюда меди­ци­ну — она суще­ству­ет для помо­щи. Я все вре­мя гово­рю: встань­те с дива­на и сде­лай­те что-то для людей, что­бы они не так страдали.

Про­ще все­го ска­зать: «Бабуш­ка стра­да­ет, давай­те сде­ла­ем ей эвта­на­зию». Нет — пой­ди к ней, накор­ми, помой, почи­тай ей. Да хоть про­сто пого­во­ри, в кон­це кон­цов — вот это будет мило­сер­дие, а не так: отправ­ляй ее на тот свет и живи даль­ше в сво­ем ком­форт­ном мире. А в Новой Зелан­дии в Фейс­бу­ке есть целые груп­пы «Мед­сест­ры за эвтаназию».

Я даже не име­ю­щим отно­ше­ния к меди­цине подру­гам мно­го рас­ска­зы­ва­ла о пал­ли­а­тив­ной помо­щи и как она облег­ча­ет жизнь боль­но­го, не уби­вая его. Подру­ги были в шоке — они не подо­зре­ва­ли, что такая помощь есть. У людей созда­ет­ся впе­чат­ле­ние, что уми­ра­ю­щий чело­век — тоталь­ное стра­да­ние. Я ста­ра­юсь объ­яс­нить, что это не так. У каж­до­го паци­ен­та есть свои горе­сти и радо­сти даже в такой жиз­ни. Напри­мер, когда чело­век пер­вый раз после инсуль­та сам пошел. У него такая радость, кото­рую мы, обыч­ные люди, нико­гда не испы­ты­ва­ем. А с эвта­на­зи­ей чело­век про­сто не дой­дет до этой ста­дии. Но скла­ды­ва­ет­ся впе­чат­ле­ние, что в боль­ни­цах все пло­хо, поэто­му нуж­но «облег­чить всем страдания».

Прий­ти к чело­ве­ку, быть с ним — вот это зна­чит при­не­сти ему насто­я­щее облегчение.

Рабо­та в пал­ли­а­ти­ве с уми­ра­ю­щи­ми людь­ми пол­но­стью пере­во­ра­чи­ва­ет твое созна­ние. Ты начи­на­ешь смот­реть на мно­гие про­бле­мы и вещи с точ­ки зре­ния Веч­но­сти и посмерт­ной ответ­ствен­но­сти перед Богом. Пере­ста­ешь вол­но­вать­ся о каких-то несу­ще­ствен­ных мело­чах вро­де ново­го теле­фо­на или мод­ной одеж­ды. Глав­ное — не рас­те­рять это состо­я­ние, когда воз­вра­ща­ешь­ся обрат­но. В Москве все­гда и вез­де откры­ты хра­мы, где ты можешь полу­чить духов­ную под­держ­ку, а в Оклен­де, где я живу, пра­во­слав­ный храм все­го один, и служ­бы там про­хо­дят толь­ко по вос­кре­се­ньям и празд­ни­кам. Дай Бог рус­ским ценить то, что у них есть.

(пуб­ли­ку­ет­ся с сокращениями)

Источ­ник: Фома.ру

 

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

Размер шрифта: A- 16 A+
Цвет темы:
Цвет полей:
Шрифт: Arial Times Georgia
Текст: По левому краю По ширине
Боковая панель: Свернуть
Сбросить настройки