Помощь наркозависимым в монастырях и приходах Русской православной церкви

Помощь наркозависимым в монастырях и приходах Русской православной церкви

(13 голосов4.5 из 5)

Сего­дня каж­дый свя­щен­ник, несу­щий служ­бу не толь­ко в сто­лич­ных горо­дах, но и в глу­хой деревне, стал­ки­ва­ет­ся с почти неиз­вест­ным ранее в Рос­сии духов­ным явле­ни­ем — нар­ко­ма­ни­ей. Десят­ки моло­дых людей, а еще чаще обе­зу­мев­шие от горя их мате­ри и отцы, при­хо­дят в храм за послед­ней надеж­дой, кото­рую дает толь­ко Бог, когда все чело­ве­че­ские сред­ства уже исчерпаны.

Сре­ди этих при­шед­ших прак­ти­че­ски нет созна­тель­ных пра­во­слав­ных хри­сти­ан: в цер­ков­ной сре­де нар­ко­ма­ния крайне ред­кое, исклю­чи­тель­ное явле­ние. Кто-то из этих несчаст­ных номи­наль­но кре­щен, кто-то хочет кре­стить­ся, что­бы “выздо­ро­веть”, но мно­гие всту­па­ют в этот неве­до­мый для них мир с искрен­ним жела­ни­ем постичь те вели­кие исти­ны о Боге и чело­ве­ке, кото­рые они зна­ли толь­ко пона­слыш­ке. Постичь той инту­и­ци­ей, кото­рая рож­да­ет­ся от жаж­ды жиз­ни у обре­чен­ных людей: они пони­ма­ют, что в отве­те на эти вели­кие вопро­сы кро­ет­ся их спасение.

И каж­дый рус­ский батюш­ка, будь то магистр бого­сло­вия или неуче­ный монах, откры­ва­ет перед этой жаж­ду­щей душей такие уди­ви­тель­ные гори­зон­ты, такой непо­сти­жи­мо-пре­крас­ный мир, что обре­чен­ный, смер­тель­но-боль­ной, с иска­ле­чен­ным созна­ни­ем и раз­ру­шен­ной волей чело­век, полу­ча­ет не толь­ко надеж­ду, но и силы, и жела­ние жить даль­ше, он чер­па­ет из неве­до­мых ему дото­ле источ­ни­ков радость ново­го позна­ния мира — и того мира, что окру­жа­ет его, и мира духов­но­го, кото­рый он нахо­дит внут­ри себя. Нако­нец, самой сво­ей жиз­нью он начи­на­ет позна­вать Непо­сти­жи­мо­го Бога, перед кото­рым в бла­го­го­ве­нии пре­кло­ня­ет­ся этот теперь уже сво­бод­ный, новый человек.

Он узна­ет, что быв­шее с ним — это не про­сто болезнь, а нечто боль­шее — то, что его пред­ки назы­ва­ли сла­вян­ским сло­вом “СТРАСТЬ”, кото­рое пере­во­дит­ся и как “силь­ное, неукро­ти­мое жела­ние”, а еще как “муче­ние, стра­да­ние”. Но эта страсть осо­бая — она искус­ствен­ная, при­вне­сен­ная извне, но став­шая столь срод­ной его душе и телу, что пре­вра­ти­лась как бы в часть его само­го. И еще он трез­во и муже­ствен­но пони­ма­ет, что эта страсть будет в нем до кон­ца жиз­ни и до кон­ца жиз­ни ему при­дет­ся бороть­ся с ней. Но в Церк­ви ему дано все, что­бы вый­ти из этой борь­бы побе­ди­те­лем: таин­ство при­ча­ще­ния, испо­ведь, аске­ти­че­ский опыт мно­гих поко­ле­ний подвиж­ни­ков, бла­го­дат­ная Боже­ствен­ная помощь.

Боль­шая часть людей, пора­жен­ных этим неду­гом и пото­му при­шед­ших в Цер­ковь, про­хо­дит имен­но такой духов­ный путь. Но, конеч­но же, быва­ет и по-дру­го­му. Вот ста­ти­сти­че­ские дан­ные о рабо­те с нар­ко­ма­на­ми одно­го из мона­сты­рей Рус­ской Пра­во­слав­ной Церк­ви — Иоан­но-Бого­слов­ско­го, что нахо­дит­ся в Рязан­ской епар­хии. Этот мона­стырь сотруд­ни­ча­ет с отде­ле­ни­ем вне­боль­нич­ной помо­щи и реа­би­ли­та­ции НИИ нар­ко­ло­гии. В мона­стырь были при­ве­зе­ны “18 боль­ных, у кото­рых диа­гнос­ци­ро­ва­лась поли­нар­ко­ма­ния с пре­иму­ще­ствен­ным зло­упо­треб­ле­ни­ем геро­и­ном”. Воз­раст боль­ных от 18 до 24 лет, про­дол­жи­тель­ность упо­треб­ле­ния нар­ко­ти­ков до 5 лет. Они про­бы­ли в мона­сты­ре от 6 до 12 меся­цев. Никто, конеч­но же, не ста­вил целью делать их мона­ха­ми, но они долж­ны были под­чи­нять­ся мона­стыр­ско­му уста­ву, ходить на бого­слу­же­ния, нести послу­ша­ния на под­соб­ном хозяй­стве, на кухне, в биб­лио­те­ке. Они чита­ли духов­ную лите­ра­ту­ру, часто обща­лись со свя­щен­ни­ком, кото­рый стал их духов­ным наставником.

В резуль­та­те из восем­на­дца­ти чело­век двое отка­за­лись от уча­стия в реа­би­ли­та­ци­он­ной про­грам­ме мона­сты­ря с само­го нача­ла, еще на эта­пе адап­та­ции. Оста­лось 16. У две­на­дца­ти отме­ча­ет­ся ремис­сия дли­тель­но­стью от 6 меся­цев до двух лет, у чет­ве­рых воз­ни­ка­ли крат­ко­вре­мен­ные двух-трех­днев­ные сры­вы, после чего они нена­дол­го воз­вра­ща­лись в мона­стырь, что­бы вос­ста­но­вить себя. Подроб­нее об этом чле­ны кон­фе­рен­ции услы­шат в докла­де сотруд­ни­ков НИИ нар­ко­ло­гии Разу­ва­е­ва, Дуд­ко и Пузиенко.

Вот типич­ная кар­ти­на того, как свя­щен­ни­ки по всей стране борют­ся за нар­ко­за­ви­си­мых боль­ных ино­гда вме­сте с про­фес­си­о­наль­ны­ми нар­ко­ло­га­ми, допол­няя зна­ния и опыт друг дру­га, но чаще в оди­ноч­ку: не у всех есть такая возможность.

Один­на­дцать лет ведет без пре­уве­ли­че­ния подвиж­ни­че­ские тру­ды про­фес­си­о­наль­ный врач пси­хи­атр про­то­и­е­рей Алек­сий Бабу­рин, воз­глав­ля­ю­щий душе­по­пе­чи­тель­ский центр для нар­ко­ло­ги­че­ских боль­ных — дом мило­сер­дия в хра­ме села Ромаш­ко­во. В цер­ков­ных и меди­цин­ских кру­гах извест­ны име­на иеро­мо­на­ха Вале­рия (Лари­че­ва), к.м.н., руко­во­ди­те­ля брат­ства трез­во­сти, насто­я­те­ля хра­ма Фло­ра и Лав­ра в селе Ям, мос­ков­ской обл., про­то­и­е­рея Димит­рия Дуд­ко, кото­рый уже 30 лет зани­ма­ет­ся этой про­бле­мой, д.м.н иеро­мо­на­ха Ана­то­лия (Бере­сто­ва), кото­рый тру­дит­ся в Москве, в душе­по­пе­чи­тель­ном цен­тре во имя свя­то­го пра­вед­но­го Иоан­на Кронштадсткого.

Мы в Сре­тен­ском мона­сты­ре рань­ше спе­ци­аль­но не зани­ма­лись этой про­бле­мой. Ее поста­ви­ла перед нами сама жизнь. За семь лет в нашем при­хо­де воцер­ко­ви­лось доволь­но мно­го быв­ших нар­ко­ма­нов, око­ло пяти­де­ся­ти моло­дых людей. Чело­век трид­цать из них сего­дня пол­но­стью пре­кра­ти­ли при­ем нар­ко­ти­ков, созда­ли семьи, вос­пи­ты­ва­ют детей. Трое ста­ли послуш­ни­ка­ми мона­сты­ря. Чело­век пят­на­дцать-два­дцать все еще ино­гда сры­ва­ют­ся, но они уже твер­до зна­ют путь воз­вра­ще­ния к себе, воз­вра­ще­ния к Богу. Постиг­ла нас и тра­ге­дия. Один из наших при­хо­жан, кото­рый попал к нам в страш­ном состо­я­нии геро­и­но­вой зави­си­мо­сти, затем шесть лет дер­жал­ся (за исклю­че­ни­ем несколь­ких эпи­зо­дов)… С ним вдруг про­изо­шел срыв в ком­па­нии ста­рых дру­зей, и он умер от пере­до­зи­ров­ки. При­чем при­шел он к ним с жела­ни­ем помочь, отклик­нув­шись на их прось­бу о помо­щи, при­шел в свой день рож­де­ния. Ста­рые дру­зья ради празд­ни­ка сна­ча­ла уго­сти­ли его спирт­ным, потом осно­ва­тель­но напо­и­ли, а потом уго­во­ри­ли при­ять геро­ин, что­бы дока­зать, что они вме­сте, что он их “друг”. (Спе­ци­а­ли­сты-пси­хо­ло­ги утвер­жда­ют, что нар­ко­ман охот­нее поде­лит­ся нар­ко­ти­ком с тем, кто пыта­ет­ся “слезть с иглы”, чем с тем несчаст­ным, у кото­ро­го про­ис­хо­дит даже самая жесто­кая “лом­ка”. Для нас, пра­во­слав­ных людей, это еще одно дока­за­тель­ство демо­ни­че­ской духов­но­сти, кото­рую несут с собой наркотики.)

Эта тра­ге­дия со смер­тью наше­го при­хо­жа­ни­на и дру­га потряс­ла нас. И мы все, и в первую оче­редь быв­шие нар­ко­ма­ны, поня­ли, что борь­ба идет не на жизнь, а на смерть, и эта страсть не оста­вит их до кон­ца жизни.

Поэто­му ника­ких воз­душ­ных зам­ков мы не стро­им. Мы твер­до созна­ем, что Бог сде­ла­ет для спа­се­ния чело­ве­ка все, но, как пишут свя­тые отцы Церк­ви, Бог не может спа­сти чело­ве­ка без него само­го. И хотя нас убеж­да­ют, что про­цент изле­че­ния в пра­во­слав­ных про­ти­во­нар­ко­ти­че­ских общи­нах в десять, если не боль­ше раз выше, чем в обыч­ных лечеб­ни­цах, каж­дый срыв, а тем более каж­дая смерть, — это наша вина, наше упу­ще­ние, недо­ста­ток наших молитв.

И еще недо­ста­ток про­фес­си­о­на­лиз­ма. Имен­но поэто­му по бла­го­сло­ве­нию Свя­тей­ше­го Пат­ри­ар­ха при нашем Сре­тен­ском мона­сты­ре мы созда­ли центр “Пре­одо­ле­ние”, в кото­ром сотруд­ни­ча­ют и свя­щенн­ни­ки, и спе­ци­а­ли­сты-нар­ко­ло­ги, поэто­му реши­лись созвать нынеш­нюю кон­фе­рен­цию — что­бы поучить­ся друг у дру­га, что­бы уви­деть наших сорат­ни­ков, о кото­рых мы зна­ем толь­ко то, что они есть по всей Рос­сии, что мы дела­ем одно дело, но порой раз­роз­нен­но, не зная опы­та друг друга.

На нашей кон­фе­рен­ции еще не раз будут гово­рить о том, что нар­ко­ма­ния угро­жа­ет наци­о­наль­ной без­опас­но­сти стра­ны, что чудо­вищ­но, но рас­сад­ни­ка­ми нар­ко­ма­нии ста­ли армия и шко­ла, что суще­ству­ет раз­ветв­лен­ная кор­рум­пи­ро­ван­ная пре­ступ­ная струк­ту­ра, кото­рая полу­ча­ет на нар­ко­ти­ках от 500 до 2000 % при­бы­ли и борь­ба с кото­рой тре­бу­ет огром­ных сил, тре­бу­ет муже­ства для при­ня­тия госу­дар­ствен­ных реше­ний, — но мне хоте­лось бы оста­но­вить Ваше вни­ма­ние еще на одной новой про­бле­ме — про­ник­но­ве­ние нар­ко­ти­ков в нашу мно­го­стра­даль­ную изму­чен­ную дерев­ню, в кре­стьян­скую сре­ду, кото­рой доста­лось за послед­нее сто­ле­тие, быть может, боль­ше всех.

В Рязан­ской губер­нии, где нахо­дит­ся скит наше­го Сре­тен­ско­го мона­сты­ря, как и прак­ти­че­ски во всех губер­ни­ях, нар­ко­ти­ки мож­но купить бук­валь­но в любой деревне! Если рань­ше было при­ня­то счи­тать, что про­бле­ма нар­ко­ма­нии каса­ет­ся толь­ко круп­ных горо­дов, то сего­дня это не так. Деше­вые нар­ко­ти­ки запо­ло­ни­ли рус­скую дерев­ню. И кре­стьян­ская моло­дежь не защи­ще­на ничем — ни верой, ни нрав­ствен­ны­ми поня­ти­я­ми о доб­ре и зле, ни какой бы то ни было идео­ло­ги­ей, ни даже чув­ством самосохранения.

Что­бы не быть голо­слов­ным, при­ве­ду выдерж­ки из ста­тьи про­вин­ци­аль­ной газе­ты “Ниже­го­род­ске­ие ново­сти” от 11.01.2000 “Нар­ко­ма­ния — болезнь души”. Речь в ста­тье идет о ситу­а­ции с нар­ко­ма­ни­ей в малень­ком горо­де Ксто­ве Ниже­го­род­ской обла­сти: “В глу­бин­ке, где тра­ди­ци­он­ный “нар­ко­тик” — вод­ка и само­гон, каза­лось бы тако­му доро­го­му удо­воль­ствию как насто­я­щий нар­ко­ти­ки — места нет. Но вре­мя, как извест­но, раз­вен­чи­ва­ет самые стой­кие убеж­де­ния. Для про­вин­ци­аль­но­го Ксто­ва нар­ко­ти­ки — реаль­ность, а не пер­спек­ти­ва, начи­на­ю­ща­я­ся эпи­де­мия, кото­рая нача­ла уно­сить жиз­ни, жерт­вы обе­ща­ют быть еще и еще”. Око­ло семи­де­ся­ти про­цен­тов кстов­ских школь­ни­ков, по оцен­кам спе­ци­а­ли­стов-пси­хо­ло­гов, либо устой­чи­вые нар­ко­ма­ны, либо име­ют пред­рас­по­ло­жен­ность к нар­ко­ма­нии. Самым малень­ким шесть-семь лет…

А что предо­хра­нит Кстов­ских школь­ни­ков от нар­ко­ма­нии? Поче­му бы им не выку­рить это­го зелья или не уко­лоть­ся геро­и­ном, кото­рый стре­ми­тель­но деше­ве­ет и уве­рен­но про­ни­ка­ет в про­вин­цию . Поче­му они долж­ны быть менее “кру­ты­ми”, сла­бее “оття­нуть­ся”, не “брать от жиз­ни все”, чем те их сверст­ни­ки в теле­ви­зо­ре, кото­рые дик­ту­ют им как надо жить, зада­ют и моду, и мыс­ли, и желания?

Вот еще одно иссле­до­ва­ние из про­вин­ции. Сотруд­ник НИИ пси­хи­че­ско­го здо­ро­вья А.И.Мандель при­во­дит дан­ные по горо­ду Том­ску. Он рас­смат­ри­ва­ет 98 слу­ча­ев отрав­ле­ния опий­ны­ми алка­ло­и­да­ми, закон­чив­ших­ся леталь­ным исхо­дом. Сре­ди умер­ших пре­об­ла­да­ют лица воз­раст­ной груп­пы от 15 до 25 лет. Лишь 17,5% из них состо­я­ли на уче­те у нар­ко­ло­га. То есть офи­ци­аль­ная ста­ти­сти­ка, к сло­ву, более чем в 5 раз зани­жа­ет дей­стви­тель­ное коли­че­ство нар­ко­за­ви­си­мых, “плот­но сидя­щих” на тяже­лых нар­ко­ти­ках. Сред­ний воз­раст умер­ших — 21 год.

В Михай­лов­ском рай­оне Рязан­ской обла­сти, в дерев­нях вокруг наше­го ски­та, смерт­ность в три раза пре­вы­ша­ет рож­да­е­мость. Родив­ши­е­ся дети, если им повез­ло и их роди­те­ли не алко­го­ли­ки, с боль­шим про­цен­том веро­ят­но­сти ста­нут нар­ко­ма­на­ми. Они тоже могут уме­реть в 21 год, если сей­час не будут вве­де­ны самые реши­тель­ные меры про­тив их нынеш­них и буду­щих убийц.

Что­бы понять, что все это не пре­уве­ли­че­ние, доста­точ­но побы­вать в любом город­ском мор­ге. Недав­но мне при­шлось хоро­нить пожи­ло­го чело­ве­ка. В мор­ге лишь он лежал сре­ди несколь­ких совсем юных тел. Я спро­сил, поче­му это, что про­ис­хо­дит? Сотруд­ник мор­га отве­тил корот­ко: “Нар­ко­ти­ки”.

“В Рос­сии, — пишет науч­ный сотруд­ник НИИ нар­ко­ло­гии В.П. Нуж­ный, — отно­си­тель­ные раз­ме­ры смерт­но­сти в пожи­лом воз­расте сни­же­ны, а смерт­ность сре­ди лиц тру­до­спо­соб­но­го воз­рас­та рез­ко уве­ли­че­на. Бла­го­да­ря это­му воз­раст­ная кри­вая смерт­но­сти име­ет чер­ты типич­ные для стран, пере­жи­ва­ю­щих эпи­де­мию инфек­ци­он­ных забо­ле­ва­ний или веду­щих про­дол­жи­тель­ные воен­ные действия”

Нам ска­жут, что эта ката­стро­фи­че­ская ситу­а­ция свя­за­на с соци­аль­ны­ми про­бле­ма­ми: голо­дом, нище­той, без­ра­бо­ти­цей, с госу­дар­ствен­ны­ми настро­е­ни­я­ми… В какой-то мере это, может быть, и так. Но посмот­ри­те на при­мер запад­ных, так назы­ва­е­мых “бла­го­по­луч­ных” стран, граж­дане кото­рых обес­пе­че­ны всем в изобилии.

Сего­дня рост нар­ко­ма­нии в США не толь­ко не оста­нов­лен, но посто­ян­но уве­ли­чи­ва­ет­ся, несмот­ря на бес­пре­це­дент­ные госу­дар­ствен­ные анти­нар­ко­ти­че­ские про­грам­мы, несмот­ря на мил­ли­ард­ные сред­ства, выде­ля­е­мые на борь­бу с нар­ко­ма­ни­ей. В стра­нах, где прак­ти­ку­ет­ся либе­ра­лизм по отно­ше­нию это­му злу, ситу­а­ция скла­ды­ва­ет­ся еще хуже. Гол­лан­дия, где частич­но, тоже во испол­не­ние пра­ви­тель­ствен­ной про­грам­мы, лега­ли­зо­ва­ны нар­ко­ти­ки, пре­вра­ти­лась в “нар­ко­ти­че­скую яму Евро­пы”. Испа­ния, пра­ви­тель­ство кото­рой в 1985 году после­до­ва­ло при­ме­ру Гол­лан­дии, доби­лась лишь того, что через 10 лет чис­ло толь­ко заре­ги­стри­ро­ван­ных нар­ко­ма­нов воз­рос­ло в 8 раз. Несколь­ко луч­ше ситу­а­ция в стра­нах, где про­во­дит­ся сверх­жест­кая поли­ти­ка — это неко­то­рые араб­ские стра­ны. Но и там упо­треб­ле­ние нар­ко­ти­ков еже­год­но воз­рас­та­ет на 2–3%.

Нар­ко­ма­ния — это про­бле­ма не толь­ко и не столь­ко меди­цин­ская, пра­во­вая или соци­аль­ная. В первую оче­редь, это про­бле­ма миро­воз­зрен­че­ская. Не слу­чай­но толь­ко те, в ком на лич­ном уровне совер­ши­лось духов­ное про­зре­ние, кто обрел проч­ную духов­ную осно­ву в сво­ей жиз­ни, обре­та­ют спасение.

Но в веру нель­зя нико­го обра­тить насиль­но. Даже нар­ко­ма­на, уже почу­яв­ше­го свою гибель, нель­зя при­ве­сти в цер­ковь и “насиль­но” спа­сти. Пра­во­сла­вие — это выбор сво­бод­но­го чело­ве­ка. И сде­лав этот выбор, чело­век полу­ча­ет необык­но­вен­ные силы для борь­бы со злом внут­ри себя.

Если наше обще­ство решит­ся все­рьез бороть­ся с этой чумой наше­го вре­ме­ни, то оно долж­но прой­ти таким же путем. В про­тив­ном слу­чае, ника­кие пра­ви­тель­ствен­ные про­грам­мы, ника­кие мно­го­мил­ли­он­ные вло­же­ния, ника­кие реа­би­ли­та­ци­он­ные цен­тры не оста­но­вят рас­про­стра­не­ния это­го зла, как не оста­нав­ли­ва­ют они его в запад­ных странах.

В Рос­сии вот уже деся­ток лет ищут наци­о­наль­ную идею. Если поис­ки ее будут про­дол­жать­ся вне кон­тек­ста наци­о­наль­ной рус­ской исто­рии, вне духов­ных основ Пра­во­сла­вия, то искать мож­но бес­ко­неч­но дол­го. Нам не най­ти ниче­го, кро­ме того, что дано Рос­сии Богом. Если мы отверг­нем это, то нас по вто­ро­му кру­гу ждут испы­та­ния, подоб­ные тем, что про­изо­шли в ХХ веке.

Необ­хо­ди­ма проч­ная госу­дар­ствен­ная идео­ло­гия, осно­ван­ная на здра­вом миро­ощу­ще­ние, креп­кий духов­ный фун­да­мент, спо­соб­ный выдер­жать такую гро­ма­ду, как Рос­сия со все­ми ее про­бле­ма­ми, новы­ми и заста­рев­ши­ми болез­ня­ми, — нуж­на сила, могу­щая огра­дить чело­ве­ка от все­го мно­го­ли­ко­го, бес­по­щад­но­го, лука­во­го зла, кото­рое пока еще рас­пол­за­ет­ся сего­дня по всей нашей земле.

Автор: Тихон Шев­ку­нов, архимандрит,
намест­ник Сре­тен­ско­го став­ро­пи­ги­аль­но­го монастыря,
Доклад на кон­фе­рен­ции «Рос­сия без наркотиков».

Наркотики.ru

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

9 комментариев

  • Алек­сей, 14.02.2021

    Люди чита­ю­щие эту ста­тью… Вы пони­ма­е­те, что это толь­ко доклад ско­пи­ро­ван­ный и опуб­ли­ко­ван­ный здесь?
    Все ваши прось­бы отправ­ляй­те кон­крет­но туда, куда вы пиши­те), а не здесь. 

    Ведь сами потом буде­те жалеть и думать, что вам не отве­тил никто на вашу просьбу.

    Ответить »
  • Оль­га, 14.11.2018

    Доб­рый день отец Силуан.

    Не зна­ем куда обра­тить­ся за помо­щью. Ребе­нок 17 лет стал упо­треб­лять нар­ко­ти­ки. про­гу­ли­вать уче­бу, ухо­дить из дома. Зна­ко­мая посо­ве­то­ва­ла обра­тить­ся к Вам. Муж, я, ребе­нок все кре­щен­ные. Возь­ми­те ради Бога, пожа­луй­ста его на лече­ние. Я могу с ним при­е­хать жить в близ­ле­жа­щей деревне. Он согла­сен, гово­рит делай­те что хоти­те. Его надо огра­дить от его дру­зей, кото­рые под­жи­да­ют его на каж­дом углу. Папа и я мы его встре­ча­ем, но не помо­га­ет, не справ­ля­ем­ся. Видим един­ствен­ное спа­се­ние уехать, вывез­ти его дале­ко от Моск­вы, где нет этих пре­па­ра­тов. Очень про­шу Вас, ответь­те нам, не оставь­те нас одних в нашей беде.  8–915-148–31-84; 8–915-343–48-61.

    Услышь­те нас ради Бога. ola-gamova@mail.ru

    Ответить »
  • Сер­гей, 10.09.2018

    У меня про­бле­ма с алко­го­лем нуж­но уехать и уда­лить­ся от суе­ты мир­ской что бы отвык­нуть. Не судим, не кон­фликт­ный от алко­го­ля един­ствен­ная про­бле­ма это моё здоровье.

    Есть куда обра­тить­ся, тру­до­те­ра­пия и приют.

    Ответить »
    • Гость, 26.10.2018

      Свя­то ‑Геор­ги­ев­ский мона­стырь. нахо­дить­ся на полу­ост­ро­ве  в 30 кило­мет­рах от горо­да Кинеш­мы. Ива­нов­ской обла­сти.  Насто­я­тель отец Силу­ан (Роубо).

      Ответить »
  • вла­ди­мир, 18.08.2018

    здрав­ствуй­те, пожа­луй­ста хри­ста ради возь­ми­те сына на лече­ние ответь­те если можете

    Ответить »
  • Вла­ди­мир, 13.08.2018

    Ува­жа­е­мый отец Тихон !

    Обра­ща­ет­ся к Вам со сво­ей бедой дедуш­ка сво­е­го вну­ка Рус­ла­на .Пар­ню 26 лет,

    упо­треб­ля­ет нар­ко­ти­ки , очень доб­рый и хоро­ший чело­век , но спра­вить­ся с этой про­бле­мой никак не полу­ча­ет­ся , что толь­ко не пере­про­бо­ва­ли , лечил­ся несколь­ко раз ‚но выхо­дит и все сначала .

    Если есть какая-либо воз­мож­ность ока­зать содей­ствие в реа­би­ли­та­ции его , он кре­ще­ный , помо­ги­те пожа­луй­ста , про­па­да­ет человек !

    С ува­же­ни­ем Владимир .

    Ответить »
  • Мар­га­ри­та, 22.07.2018

    Отец Тихон,прошу помочь в нашем семей­ном горе!Брат нар­ко­ман со стажем.Лечили его три года назад,сначала стре­мил­ся к новой жиз­ни .А теперь опять…закончилось семей­ной ссорой,даже избил род­ную сестру.Мы слышали,что мож­но жить ‚рабо­тать и слу­жить Богу в монастырях.Понимаем,что выход один для спа­се­ния души и жиз­ни-это монастырь.Как нам поступить?Брат из Ярославля.А я живу в Мос­ков­ской области.Всей душой и серд­цем хочу  ‚что­бы он вра­зу­мил­ся и изба­вил­ся от это­го ЗЛА!Помогите!!!

    Ответить »
    • Ека­те­ри­на, 26.07.2018

      Здрав­ствуй­те, Мар­га­ри­та! Епи­скоп Тихон не отве­ча­ет на нашем сайте.

      Ответить »
  • Люд­ми­ла, 05.05.2018

    Отец Тихон,благословите!

    Обра­ща­ем­ся к Вам с болью в душе!

    Очень про­сим помочь в беде:Недавно  обнаружила,что сын при­ни­ма­ет страш­ные нар­ко­ти­ки под назва­ни­ем “Соль”.Узнала,что при­вы­ка­ние идет бук­валь­но с несколь­ких приемов.Сказали,что сроч­но нуж­на помощь,не знаю куда обратиться.Слышала,что есть реа­би­ли­та­ци­он­ный центр в Ленин­град­ской  обла­сти в монастыре.Очень про­шу Вас помочь попасть нам туда.Семья воцерковленная.Помогите пожалуйста,живу в Ростове-на-Дону.

    с покло­ном Ирина.

    Ответить »
Размер шрифта: A- 16 A+
Цвет темы:
Цвет полей:
Шрифт: Arial Times Georgia
Текст: По левому краю По ширине
Боковая панель: Свернуть
Сбросить настройки