Тест на знание основ христианства: Не пройден пройти

Счастливые истории

Новые участники

Мужчины Женщины

Дни рождения

Мужчины Женщины

Именинники

Мужчины Женщины

Дневники

Почему русские царевны замуж не выходили?

  • У первого из царей династии Романовых Михаила Федоровича в его браке с Евдокией Лукьяновной Стрешневой родилось 7 дочерей: Ирина, Пелагея, Анна, Марфа, Софья, Татьяна и Евдокия.

    Однако четыре их них — Пелагея, Марфа, Софья и Евдокия умерли в младенчестве, а до взрослого возраста дожили только Ирина, Анна и Татьяна.
    Ни одна замуж так и не вышла, закончив свою жизнь старыми девами.

    Старшая из дочерей царя Михаила Федоровича — Ирина Михайловна (1627 — 1679), впрочем, имела шанс выйти замуж.
    В 1640 году, когда царевне исполнилось 13 лет (по представлениям XVII века — оптимальный возраст для девушки, чтобы её родители начали планировать её замужество), её отец — царь Михаил задумал, преследуя разумеется политические цели, выдать её замуж за датского принца Вальдемара-Кристиана, графа Шлезвиг-Голштинского, сына короля Дании Кристиана IV.

    Датский принц Вальдемар был старше Ирины на 5 лет (он родился в 1622 г.), и был сочтен царем вполне подходящей кандидатурой, тем более, что мнения самой Ирины никто и не спрашивал, а налаживать экономические отношения с западноевропейскими странами было насущной необходимостью для России, внешняя политика которой уже с середины XVI века (а вовсе не со времен Петра I, как принято думать) стала ориентироваться на Запад.

    Для того, чтобы окончательно убедиться в том, что Вальдемар-Кристиан подходит Михаилу Федоровичу в качестве зятя, в Данию был отправлен русский посол, которому поручалось не только собрать подробную информацию о предполагаемом женихе Ирины, но и предложить датскому королю заключить торговый договор между двумя странами.

    Датчан эти предложения заинтересовали, и через год, в 1641 году 19-летний принц датский Вальдермар отправился в свою первую поездку в Москву для заключения торгового договора. Разумеется, его не могла не интересовать потенциальная супруга, но её он так и не увидел, что вполне соответствовало русским традициям.
    Но судя по тому, что в 1644 году он снова приехал в Москву в совершенно определенными брачными планами, Данию предложение России о заключении династического брака, который вполне мог перерасти в союзнические отношения (здесь необходимо учитывать, что Дания являлась далеко не самой могущественной европейской страной, а сама Западная Европа переживала далеко не самые лучшие для нее времена Тридцатилетней войны), более чем устраивало.

    Но браку не суждено было состоятся, поскольку необходимым условием его заключения должен был стать переход датского принца в православие, с чем фанатичный лютеранин Вальдемар-Кристиан никак не мог согласиться, несмотря на все уговоры со стороны Михаила Федоровича, которому, кстати, принц очень понравился.

    Уговаривали принца и московские бояре, которые, как утверждает в своей «Истории России с древнейших времен» С. М. Соловьев, основываясь на датских источниках, говорили тому так: быть может, он думает, что царевна Ирина не хороша лицом; так был бы покоен, будет доволен её красотою, также пусть не думает, что царевна Ирина, подобно другим женщинам московским, любит напиваться допьяна; она девица умная и скромная, во всю жизнь свою ни разу не была пьяна.

    Но датский принц на все уговоры и увещевания отвечал категорическим отказом. Изменять своей вере и переходить в православие для него было немыслимо, тем более, что в Европе в это время вовсю бушевала война, главной причиной которой были религиозные противоречия между католиками и протестантами, а тут ему предлагали вступить в схизму!
    Но также немыслимо было и для православного и очень набожного царя Михаила Федоровича дать свое согласие на брак своей старшей дочери с еретиком-лютеранином. Для него это означало обречь её бессмертную душу на вечное проклятие за измену истинной вере!

    Таким образом ситуация зашла в тупик, выхода из которого не было.
    В результате принц Вальдемар оказался в Москве под арестом. Его дважды безуспешно пытались освободить с оружием в руках датчане, просил русского царя отпустить принца и король Дании Кристиан IV. Тщетно.

    Принцу Вальдемару-Кристиану, пробывшему в русском плену полтора года, удалось выехать в Данию лишь после смерти Михаила Федоровича (дальнейшая судьба датского принца полна приключений: он воевал за поляков, за австрийцев, за шведов, и сложил свою голову в одном из сражений шведско-польской войны в феврале 1656 года в возрасте 33-х лет).

    После того, как в 1645 году стало окончательно понятно, что свадьбе между датским принцем Вальдемаром и царевной Ириной не бывать, несостоявшейся невесте было уже 18 лет (по меркам того времени, она уже давно засиделась в девках). Конечно же, вступивший на престол после смерти отца второй из Романовых — Алексей Михайлович мог бы выдать свою старшую и горячо любимую им сестру замуж.

    Но за кого?

    За иностранца? После провала проекта с датским принцем ни о каких династических браках и речи не могло идти (особенно учитывая, что царь Алексей в вопросах веры был ничуть не менее, если не более принципиален, чем его отец).
    За одного из своих бояр? Безусловно, желающих породниться с царем, женившись на царевне Ирине, среди московских бояр нашлось бы предостаточно. Но это означало бы уронить царскую честь, престиж царской фамилии. Ведь царь и соответственно все его отпрыски стоят наизмеримо выше любого князя-боярина, пусть он хоть трижды Рюрикович (уже Иван IV считал бояр независимо от их знатности своими холопами).

    Вот так и вышло, что русские царевны были обречены на безбрачие независимо от того, хотели они этого или нет.

    Главная героиня нашего повествования — старшая из дочерей Михаила Федоровича — царевна Ирина Михайловна так и не вышла замуж. При этом она оставалась весьма влиятельной личностью при большей части правления своего брата Алексея, и даже пережила его, умерев в 1679 году в возрасте 51 года

    Судьбу царевны Ирины повторили и её младшие сёстры, вот только у них выйти замуж не были вообще никаких шансов по вышеуказанным причинам.
    Царевны Анна Михайловна (1630 — 1692) и Татьяна Михайловна (1636 — 1706) не имели ни супругов, ни детей.


    У второго царя династии Романовых Алексея Михайловича было десять дочерей.
    От первой жены царя — Марии Ильиничны Милославской — восемь дочерей: Евдокия (1650 — 1712), Марфа (1652 — 1707), Анна (1655 — 1659), Софья (1657 — 1704), Екатерина (1658 — 1718), Мария (1660 — 1723), Феодосия (1662 — 1713), Евдокия младшая (1669).
    От второй жены — Натальи Кирилловны Нарышкиной — две дочери: Наталья (1673 — 1716) и Феодора (1674 — 1677).

    Из них до взрослого возраста, подходящего для замужества дожили семь, но опять-таки, ни одна из них так и не вышла замуж. А причины всё те же.

    Эту незавидную для русских царевен традицию решительно сломал царь Петр I, стремившийся установить как можно более тесные отношения с Западной Европой, и относившийся к религиозным противоречиям между различными христианскими конфессиями намного более либерально, нежели его дед и отец.

    Так, Петр Первый выдал замуж за европейских монархов и свою дочь Анну, и своих племянниц (дочерей своего сводного брата Ивана V) — Екатерину и Анну.

    Первой в 1710 году замуж за иностранца была выдана Анна Ивановна (1693 — 1740) — будущая императрица России (1730 — 1740). Её мужем стал герцог курляндский Фридрих-Вильгельм, умерший через два с половиной месяца после свадьбы.

    Далее в том же направлении отправилась вторая премянница царя Екатерина Ивановна (1691 — 1733), выданная им за Карла-Леопольда Мекленбург-Шверинского в 1716 году.

     

    Своих дочерей Петр тоже пытался пристроить в Европе.

    С Анной (1708 — 1728) это ему удалось. Она стала супругой Карла-Фридриха Голштинского, а их сын — Карл-Петр-Ульрих под именем Петра III даже успел побывать на престоле Российской империи под именем Петра III Федоровича.

    А вот с Елизаветой (1709 — 1761) не получилось, несмотря на то, что младшая сестра была намного красивее старшей.
    Планы Петра выдать её замуж за французского короля Людовика XV или за герцога Орлеанского, наткнулись на сопротивление французов, и Елизавета Петровна замуж так и не вышла (о её морганатическом браке с Разумовским — отдельный разговор). Зато она не формально, а на самом деле являлась в течение двух десятилетий российской императрицей.

     

    Не вышла замуж ни одна из дочерей Николая II. Кто знает, как бы повернулась наша история, если бы царь успел выдать замуж хотя бы старшую 21-летную княжну Ольгу. Возможно, совсем иначе.

( 0 голосов: 0 из 5 )