Алексей Никанорович Котович

История Русской Православной Церкви

Критические публикации

Алексей Никанорович Котович (30.11.1879 – февраль 1942)

Историк, исследователь духовной цензуры в Российской империи.

Биография

Родился в селе Рогозно Кобринского уезда. Первоначальное образование он получил в Жировицком духовном училище, где обучался с 1890 по 1894 год, а потом учился в Литовской духовной семинарии с 1894 по 1900 год, где на курсе выше обучался его двоюродный брат Борис Котович. В 1900 году Алексей Котович окончил семинарии и, как лучший студент, был рекомендован семинарским правлением для поступления на казённый счёт в Санкт-Петербургскую духовную академию.

Окончив академию в 1904 г., являясь профессорским стипендиатом в 1904/1905 учебном году, Алексей Никанорович продолжал активно трудиться над переработкой своего кандидатского сочинения в магистерскую диссертацию. В результате уже в июне 1906 года А.Н. Котович представил в совет академии на соискание учёной степени магистра богословия сочинение "Духовная цензура в России в первой половине XIX в. (1799-1855)". Для предварительного рассмотрения сочинение было направлено профессору Николаю Константиновичу Никольскому. Через полгода, на заседании совета академии 11 декабря 1906 г., согласно журналу № 9, вторым рецензентом был назначен профессор Александр Иванович Пономарев.

К 3 мая 1907 г. оба отзыва на сочинение были представлены в совет академии. После их разбора (журнал № 5) было принято решение разрешить рукопись к публикации после внесения соответствующих исправлений, указанных рецензентами: "Разрешить к печатанию сочинение бывшего профессорского стипендиата Алексея Котовича на счёт сумм, ассигнуемых на печатание протоколов и магистерских диссертаций, с тем, чтобы в нём были сделаны автором соответствующие исправления согласно замечаниям в отзывах рецензентов. Цензуру сего сочинения поручить Преосвящённому ректору Академии. Суждение о допущении сочинения г. Котовича на магистерский коллоквиум иметь по его напечатании".

В январе 1909 г. сочинение было напечатано и представлено в совет академии. Однако в течение целого года вопрос больше не поднимался и не обсуждался. Видимо это было связано с теми событиями и непростым периодом, который переживала Санкт-Петербургская духовная академия в 1909 г.

Что же касается самой книги, то 29 декабря 1909 г. отделением русского языка и словесности Императорской академии наук, согласно отзыву ординарного профессора Казанской духовной академии Петра Васильевича Знаменского, А.Н. Котович был удостоен большой премии имени графа Дмитрия Андреевича Толстого в 1000 рублей и почётной золотой медали".

16 мая 1910 года Алексей Котович успешно защитил магистерскую диссертацию. Официальными оппонентами были известные профессора: А.И. Пономарёв и П.Н. Жукович. В своём отзыве Александр Иванович Пономарёв писал: "Кроме небольшой вступительной статьи и предисловия, состоит из десяти глав и заключения (1- 604 стр.), в которых автор, представив сначала краткий очерк русской духовной цензуры в первые, начальные моменты её возникновения и развития в XVIII веке, - последовательно и подробно, а равно и в достаточно широком историческом освещении, - излагает длинный и довольно сложный процесс выработки и установки у нас духовно-цензурного дела, от начала и до пятидесятых годов прошлого XIX века, во всех переходах пережитого им исторического и историко-литературного прошлого - разнообразного и, в главнейших чертах, - глубоко интересного и важного для правильного отношения не только собственно к духовной цензуре, но и к судьбам русской богословской мысли и духовной литературы за указанное недавнее время".

Однако в виду отрицательного отзыва ректора духовной академии, епископа Феофана, известного своими консервативными взглядами, который написал, что сочинение Котовича по своим основным взглядам на духовную цензуру и опубликованным в нём фактам является несоответствующим церковно-иерархическим интересам, диссертацию не утвердили. Большинством в пять голосов против четырех Синод отменил постановление духовной академии о присуждении Алексею Котовичу звания магистра богословия. Однако, Петербургская академия наук за этот труд присудила исследователю золотую медаль и денежную премию.

После Февральской революции советы духовных академий получили право окончательного присуждения той или иной научной степени. И уже 20 мая 1917 года на заседании совета Санкт-Петербургской духовной академии многострадальная диссертация Алексея Котовича была, наконец, утверждена.

Приведём и другие, изданные отдельными книгами, труды Алексея Котовича: "К вопросу о духовной цензуре" (СПб, 1905); "Церковные вопросы в недалеком прошлом" (1907); "Безумие первого духовного публициста" (1907); "К судьбе проекта духовно-судебной реформы в семидесятые годы" (1914).

В конце XIX - начале XX веков Русская православная церковь переживала серьёзный кризис, причиной которого являлась полная её зависимость от государства, фактическое превращение её в государственное учреждение. По выражению философа Василия Розанова, "современное православие утратило признаки жизни, окаменело и выглядит уже как антипод истинного, живого Евангелия". В 1901 году у писателя Дмитрия Мережковского и его жены, поэтессы Зинаиды Гиппиус возникла идея проведения регулярных встреч петербургской творческой интеллигенции с представителями православного духовенства и религиозными философами. Главной задачей планируемых собраний было религиозное, духовное и нравственное возрождение России. Председателем Совета религиозно-философских собраний был епископ Ямбургский Сергий (Страгородский). Активно участвовал в собраниях церковный историк А. В. Карташёв. Посторонним попасть на эти собрания было тяжело. Однако думается, что Алексей Котович, если и не присутствовал на собраниях, но много о них слышал от своего научного руководителя. Однако в 1903 году решением Св. Синода была запрещена деятельность религиозно-философских собраний, в них церковные власти видели проявления вольнодумства.

В 1907 году в Санкт-Петербурге возникло Религиозно-философское общество, которое имело те же цели, что закрытые религиозно-философские собрания. В 1914 году председателем общества был А.В. Карташёв, который, наверно, привлёк туда и своего ученика Алексея Котовича, который был его действительным членом. Среди 146 действительных членов Религиозно-философского общества видим: преподавателей духовной академии - Д,И. Абрамовича, И.Д. Андреева, В.Н. Бенешевича, В.В. Бриллиантова, А.П. Дьяконова, И.И. Лапшина, П.И. Лепорского, И.П. Соколова, С.А. Соллертинского, Б.В. Титлинова, И.П. Щербова; известных философов - Николая Бердяева, Николая Лосского, Василия Розанова, Семёна Франка; знаменитых писателей - Андрея Белого, Александра Блока, Зинаиду Гиппиус, Вячеслава Иванова, Дмитрия Мережковского, Владимира Набокова, Михаила Пришвина, Дмитрия Философова; историков - Александра Погодина, Александру Ефименко; экономистов - Петра Струве, Михаила Туган-Барановского и др. Вот, в таком высокоинтеллектуальном котле варился тогда Алексей Котович. Среди действительных членов Религиозно-философского общества были люди разных взглядов: либералы, консерваторы и даже марксисты.

Алексей Котович был по своим политическим взглядом консерватором, наверно, даже монархистом. Вслед за отцом и дядей, виленским протоиерем Иоанном Котовичем учёный был поклонником идеологии западнорусизма. Про это свидетельствует то факт, что Алексей Котович был действительным членом Западно-русского общества. Данное общество возникло в 1911 году. Председателем общества был помещик Каменец-Подольской губернии, депутат Государственной Думы, русский националист Дмитрий Николаевич Чихачёв (1876-1918), а его заместителями - историк Платон Николаевич Жукович (1857-1919) и жена горного инженера Елена Николаевна Арандаренко (1860-1924). Можно предположить, что Алексея Котович привлёк в общество его земляк и учитель в духовной академии, профессор Жукович.

Целями Западно-русского общества были: содействие укреплению русской культуры и развитие духовных и материальных сил русского народа в Западно-Русском крае, изучение его современного положение и прошлых судеб. Для достижения этих целей содействовать в Западно-Русском крае подъёму земледелия, промышленности русского населения и умножению русского торгово-промышленного класса, развитию учреждений русской промышленности, торговли, кредита и потребительских обществ, поддержке бедных православных церквей и распространению школьного и внешкольного русского образования, учреждению в Белоруссии университета и сельскохозяйственного института, сохранению памятников старины, распространению сочинений, объясняющих прошлое и современное положение Западной Руси, собиранию исторических, этнографических, и статистических материалов, деятельности виленского общества "Крестьянин" и др.

Так, когда началась Первая мировая война, Елена Николаевна Арандаренко высылала в Кобринский уезд патриотическую и религиозную литературу, церковную утварь, а также - световые фонари и картинки к ним для проведения народных чтений в церковно-приходских школах. Вероятно, что ей в этом помогал Алексей Котович, который содействовал тому, что в 1913 году Западно-русское общество подарило Крупчицкому народному училищу, где работал его отец, волшебный фонарь с серией световых картинок.

После Октябрьской революции Алексей Никанорович Котович жил в Петрограде-Ленинграде. Известно, что с 1926 года он работал старшим архивистом Ленинградского губернского (позднее областного) архива, был членом-секретарём и инструктором поверочной комиссии Ленинградского губернского архивного бюро. Занимался Алексей Котович также научной работой: продолжал исследование истории цензуры, а также исследовал историю общественных движений в дореволюционной России, в основном, историю декабристов.

Несмотря на страшные гонения на православную церковь, он остался ей верен: ходил в церковь, был примерным христианином и прихожанином. 22 декабря 1933 года Алексея Котовича арестовали в Ленинграде по делу "евлогиевцев" и по подозрению в шпионаже, конечно, в пользу панской Польши, так как фамилия польская, да отец и родной брат жили в Польше, а двоюродный брат Николай Котович был там видным русским монархистом. По называемую делу "евлогиевцев", по которому проходил 171 человек (из них 157 арестовали и с 14 взяли подписку о невыезде). Сутью дела была выдуманная ОГПУ концепция - якобы в 1932-33 годах в Русской Православной Церкви произошёл новый раскол, по тактическим соображениям, не имевший открытого выражения. После того, как проживающий во Франции глава Западно-Европейского экзархата, митрополит Евлогий (в миру Василий Семёнович Георгиевский, 1868-1946) разорвал отношения с Заместителем Патриаршего Местоблюстителя митрополитом Сергием (Страгородского), "наиболее контрреволюционная часть" духовенства и мирян будто бы вступила на путь антисоветской борьбы, ориентируясь на митр. Евлогия, белую эмиграцию и Англиканскую Церковь. Их целью, по версию ОГПУ, было свержение советской власти и установление конституционной монархии, подобной английской. Аресты начались 22 декабря 1933 г. и продолжались до 26 января 1934 г. В Доме предварительного заключения оказались священники главных храмов Ленинграда, церковные активисты-миряне и даже 2 епископа - Сергий (Зенкевич) и Валериан (Рудич)". Алексей Котович, на удивление, 25 февраля 1934 года получил мягкий приговор: условное заключение в исправительно-трудовой лагерь. А далее происходит ещё более удивительное событие: бывший заключенный выезжает за границу - в Польшу, где в Крупчицах посетил родного отца, а также в Пинске - православного архиепископа Александра (Иноземцева), и возвратился в Ленинград. Как это всё объяснить? Находим только одно правдоподобное объяснения: Алексей Котович получил задание ОГПУ выяснить положение православной церкви в Польше и попробовать навязать контакты с её иерархами.

В конце 30-х годов Алексей Котович работал старшим научным сотрудникам Институте языка и мышление им. Н.Я. Марра Академии наук СССР, где входил в состав исследовательской группе, работавшей над созданием Древнерусского словаря. Данную группу возглавлял известный лингвист Борис Александрович Ларин (1893-1964). Тогда было тяжёлое время для семьи историка: в 1939 году были арестованы и расстреляны тесть и шурин Алексея Котовича.

Алексей Котович был женат на Антонине Востоковой, которая была дочкой псковского протоиерея Владимира Ивановича Востокова. Она училась в Санкт-Петербурге, вероятно, на Высших женских курсах, возможно, с сестрой мужа Лидией. Антонина Владимировна Котович была женщиной образованной, очень любила музыку.

Супруги имели дочь и двух сыновей: Валериана и Анатолия. Старший сын Валериан Алексеевич Котович родился где-то в 1908 году в Санкт-Петербурге. Он был геологом-съёмщиком, в начале 30-х годов работал в Северо-Западном Геологическом Управлении. Во время полевых работ на Северной Двине от Северного Геологического Управления был арестован по доносу местного жителя, принявшего его в маршруте за шпиона. После ареста Валериан Котович был помещён в тюрьму, в знак протеста отказался от еды и умер от голода в 1941 году.

22 июня 1941 года фашистская Германия напала на Советский Союз. Вскоре враг подошёл к Ленинграду. По семейным преданиям, Анатолий Алексеевич Котович пошёл на фронт защищать родной город и погиб на фронте под Ленинградом в августе 1941 года.

Зинаида Алексеевна Котович родилась 10 октября 1910 года в Санкт-Петербурге. Вышла замуж за Ивана Долгачёва. Супруги имели сына Игоря и дочь Наталью.

8 сентября 1941 года началась блокада Ленинграда. Первая блокадная зима была самой страшной. В городе почти не было запасов продовольствия. Нормы снабжения населения продуктами питания определялись принадлежностью к одной из четырёх групп: 1) рабочие и инженерно-технические работники, 2) служащие, 2) иждивенцы, 4) дети до 12 лет. Семья Алексея Котовича была отнесена ко второй группе, и получала всего по 125 грамм хлеба на человека. Если учесть то, что квартира не отапливалась, водопровод и канализация не работали, то выжить в таких условиях пожилым и честным людям было практически невозможно: в феврале 1942 года Алексей Котович умер от голода и холода, а его жена - в марте, похоронены они на Серафимовском кладбище.