архиепископ Алексий (Ржаницын)

Беседа в день Рождества Христова

Содержание

IIIIII

 

 

(говор. в Чудов. Кафедр. Церкви Святителя Алексия, 1850 г.)

Родися вам днесь Спас, иже

есть Христос Господь (Лк.2:11).

Таким благовестием обрадовал Ангел Господень пастырей вифлеемских, в ту самую ночь, когда совершилось всемирное знамение, предреченное Пророком: се Дева во чреве приимет и родит Сына, и нарекут имя Ему Еммануил, еже есть сказаемо: с нами Бог (Мф.1:23.). Обрадованные не умедлили воспользоваться и тем знамением радости, какое указал им Ангел, глаголя: се вам знамение обращение Младенца в пеленах, лежаща во яслех (Лк.2:12.). Они поспешно пришли к пещере, обрели Марию и Иосифа, и Младенца, положенного в яслях (Лк.2:16), и прославили Бога за все, что дано им слышать и видеть, поелику верно усвоили и приняли к сердцу все, что слышали и видели.

И в наших душах уже многократно, воспоминательным празднованием Церкви, печатлеется радостное благовестие о рождении Спаса, Христа, Господа Иисуса. Пред очами веры, изобразительно, в песнопениях церковных, представляются все обстоятельства сего дивного события, – и созерцание оного, в душах благочестивых, не должно не иметь своего действия. Оно, вероятно, уже сказало множащим из вас, подобно пастырям вифлеемским: прейдем до Вифлеема и видим, – приблизимся к Богомладенцу и всматриваясь размышлением в знамения, окружающие пречистое рождество Его, не умедлим приложить их к своей жизни, во славу Божию.

По указанию Евангелия, не многочисленны те обстоятельства, на которые особенно благопотребно каждому устремить свою мысль, с благоговейным и сердечным вниманием. Евангелие повествует, что во время народной переписи, Иосиф с Марией, сущей непраздной, пришли в Вифлеем. Здесь Богоневестной Марии исполнились дни родити и родила она Богомладенца в пещере вифлеемской, и, спеленавши, положила в яслях. Но при всем убожестве, видимом окрест Богомладенца, вскоре, по устроению Промысла, открылось духовное величие Положенного в яслях, и засвидетельствовано в мире ангельском и человеческом (Лк.2:1–20; Мф.2:1–12.).

При сих-то немногих обстоятельствах рождества Христова, не представляющих, повидимому, ничего, кроме беспримерного убожества, христианскому размышлению свойственно поучаться в уразумении знамений дивных, достойных Небесной Премудрости, – знамений славы Того, Чья колыбель столь неблистательно окружена уничижением.

I

Повидимому, случайным делом была перепись, производившаяся по всей, подвластной римскому кесарю, вселенной, именно тогда, как оканчивались для Пресвятой Девы дни чревоношения. Но и сие дело свободы человеческой, зависевшее от римского Августа, высшей волей Мироправителя употреблено в средство к исполнению вечных предначертаний о Спасителе мира.

Суждено Спасителю родиться в одном из беднейших и ничтожных городов иудейских, и именно, по пророчествам, как отрасли Давида, Ему надлежало родиться в Вифлееме, – граде Давидова рода (Мих.5:2; 2Цар.7:12–19; Ис.11:1–5.). Между тем, Иосиф, которому обручена была Дева Мария, которому поручена была в охранение чревоносящая Дева, имел собственное жилище в галилейском Назарете. Время оканчивалось: что же будет? Изыде во дни те повеление от кесаря Августа написати вселенную (Лк.2:1). Повеление Августа приводит в движение все народонаселение иудейское. Всем надлежало вписываться по коленам, племенам и родам, каждому в своем праотеческом городе. Иосиф и обрученная ему Мария, как происходившие от рода и дома Давидова, должны были, не взирая ни на какие неудобства, непременно идти в город Давидов, – Вифлеем и вписаться. В бытность же их там, исполнились дни чревоношения Девы Марии, – и родился Христос в Вифлееме! – Возблагоговеем пред судьбами Верховной Премудрости; и научимся отсюда, поверять судьбу свою Господу, промышляющему о нас и тогда, когда скрываются от нас, в потоке дел человеческих, следы Его промыслительных действий.

Суждено Спасителю, для заглаждения гордости, обуявшей человечество изначала, явить Себя, с самого вступления в мир, смиренным, приемлющим образ раба (Фил.2:7). И что же видим? По случаю переписи, при самом рождении, Он действительно вписан в число подвластных Августу: – Царь мира по Божеству Своему, – Он вписан в число подданных римского кесаря; царственная отрасль Давида по воспринятому человечеству, – Он вписан наряду с последним из рабов иудейского народа, порабощенного язычнику. Можно-ли нам, христиане, равнодушно взирать на сию поразительную черту самоуничижения Того, пред именем Коего преклоняется всяко колено небесных и земных, и преисподних? (Филип.2:10.). И неужели это не довольно сильно напоминает христианам, чтобы, не занимаясь слишком много своими земными родословиями, все, каждый по мере дарования Божия, деятельным служением Богу и ближним, стремились к почести вышнего звания (Филип.3:14). Принадлежащие, по происхождению и законам общежития, к званию рабов, посмотрите, с утешением для себя на то, что и сам Единородный Сын Божий, пришедший в мир наш, не да послужат Ему, но послужити, и дати душу Свою (Мк.10:45), благоволил принять на Себя зрак раба. Притомляющиеся власти и пренебрегающие подчиненность, получите, из сего же примера Спасителя, неизбежное, строгое обличение; а все верные слуги Царя Небесного и Царя земного, – высокое одобрение и подкрепление.

II

Для бедных пришельцев назаретских, – для Иосифа древодела и безвестной Девы, – в Вифлееме, куда стеклись вписываться многие, не нашлось пристанища ни в одном из жилищ человеческих. Пристанище было необходимо, как по времени года, так и в особенности, потому что наступало время рождения Богомладенца. Находилась в окрестностях города одна пещера, в которой по временам, укрывались от бурь пастыри с стадами бессловесных. В сию-то пещеру должна была уклониться деторождающая Дева. В сем-то пристанище родился Божественный Младенец, Христос Господь и покрытый грубыми пеленами, положен в яслях.

Но и здесь, верой очищаемая мысль не притыкается; ибо в самой крайней степени уничижения, до какой нисшел Сын Божий, усматривает сокровенные пути Божества и тем паче благоговеет пред Лежащим в яслях.

В самом деле, если бы Тот, Кому, ради спасения мира, надлежало явиться в зраке раба, родился в доме, хотя малом и убогом, и положен в колыбели, хотя беднейшей; зрак раба не все имел бы черты; ибо могла найтись и хижина, и колыбель еще беднее. Но уничижительнее яслей пещеры, до которой, обстоятельствами переписи, доведена была Мария, едва-ли что можно и представить.

С другой стороны, приметим, как сообразно сие с тем служением, на совершение которого Сын Божий исшел от Отца и пришел в мир (Ин.16:28). Он, как врач человечества, приближаясь к растленному и униженному грехом человеку, является не в блеске славы Своей, которой и Серафимы трепещут, является младенцем, лежащим в яслях. Он, как искупительная жертва за преступное человечество, в самом появлении в мир, предначинает уже крестный Свой подвиг, от яслей вифлеемской пещеры, претерпевая здесь тесноту и уничижение, за мирскую роскошь и надменность, – претерпевая бедность и грубые пелены, за нечистые удовольствия и необузданность мира. Не можно-ли думать, что здесь и младенческие слезы Его служили для нас очищением, – пролагали путь молитвенным воплям нашим и воздыханиям к самому престолу благодати? – Он, как наставник и руководитель человечества к совершенству жизни духовной, предначинает, можно сказать, проповедь Свою в Вифлееме примером Своим, прежде открытого слова, – примером глубочайшего самоуничижения в нисхождении до яслей.

И как поучительна должна быть и трогательна сия первоначальная проповедь Богомладенца! Внимая сей проповеди, Пастыри душ человеческих, утверждайте в сердцах ваших заповедь, – являть пример собственных добродетелей, предрасполагающий пасомых к учению о добродетельной жизни, – заповедь: сотворить и научить (Мф.5:19). Обремененные бедностью, лишениями, скорбями! Воодушевитесь Его примером к безропотному перенесению тяжелого жребия вашего на земле; но утешаясь близостью вашего жребия к тому, какой избрал для Себя Он, не забывайте при том и нищеты духовной, и сокрушения сердца. Окруженные изобилием благ земных! Старайтесь не прилагать к ним сердца своего, да будете и имуще, якоже не имуще. Отягощенные грехами, уязвляемые в совести! Всмотритесь в особенное знамение, которое сокрыто для вас в нисшествии Его до яслей. При столь глубоком снисхождении Спасителя, ничье сердце не должно колебаться мрачными помыслами отчаяния. Видимо не Возгнушавшийся возлечь в яслях, возгнушается-ли, – невидимой, всеосвящающей благодатью Своей почить и в яслях души кающегося, хотя бы он ниспал во глубину бессловесных похотей? Все, вообще, возьмите, от Возлегшего в яслях, урок о кротости и смирении, простоте и терпении!

Итак, для размышляющей веры, вовсе исчезает мрак вифлеемской пещеры и все озаряется светом духовным от воссиявшего в ней Солнца правды. Но, мы еще не все обняли своими взорами, – не все, что в ней представляется сколько поучительным, столько же и привлекательным для веры.

III

Привлекает наши взоры и внимание Пречистая Матерь Богомладенца.

Еще до зачатия сего Сына была открыта ей тайна Богочеловека. От Архангела она услышала о преславном имени и достоинстве Сына, как Царя, грядущего восстановить престол Давида и утвердить царство Израилево до века (Лк.1:30–33). Вскоре по зачатии, она приняла от Елисаветы наименование Матери Господа (Лк.39:55). Тогда же и сама пророчествовала Духом, как о всемирной славе, ожидающей носимого ей Сына, так и о том, что ублажать ее все народы, все племена земные. – И после всего этого, егда исполнишася дние родити ей, когда можно было ожидать всемирных знамений, во сретение приходящему в мир Божественному Царю мира, – Дева пришельствует в незнаемом граде. Матери, обетованного Мессии, ни один из домовладык Вифлеема не оказал не только услуги, привета, но никто не сжалился ни над ней, ни над хранителем ее, искавшим для нее пристанища. Иосиф едва мог, наконец, обрести, для рождающей Превечного, пустынный пастушеский приют и для Новорожденного, – ясли бессловесных, вместо колыбели. – Велия испытания сердца! (Суд.5:16). И ниоткуда, ни от кого, никакого явления, во свидетельство совершившейся тайны; в мире, – мрак и безмолвие ночи; люди погружены в сон; не слышится теперь, – по рождестве, – и того, что слышала от Ангела, прежде зачатия, Благодатная Дева! Она как бы предоставлена себе, – и только ей свойственная, совершеннейшая покорность судьбам Господа могла сохранить Ее непоколебимой в терпении и несомнительной в уповании.

И вот, как бы в отраду проходящей испытание Богоматери, Вышний, дивными путями, приводит небесных и земных провозвестников славы Сына ее, которые, пред ее очами воздают Ему Божеское прославление. Внезапно, среди мрака ночного, слава Господня осияла пастырей вифлеемских. Они видят Ангела со множеством вой небесных, слышат о рождестве Спасителя проповедь, во свете ее идут к пещере и приносят слово света и радости к окружающим Младенца, лежаща во яслех. Мария же, слыша слово радости и видя зарю славы Младенца, соблюдает слышанное, глаголюще в сердце своем (Лк.2:19). Немного спустя, из отдаленных стран Востока, водимые чудной звездой, с знаменательными дарами, пришли в Вифлеем волхвы, чтобы воздать сему Младенцу поклонение, как Царю и Богу (Мф.2:10–11). Теперь уже открылось для Марии, что совершившееся в уничиженной пещере отразилось всюду Божественной славой; ибо и мир ангельский, в слух неба и земли, провозвещал тайну Младенца, – умиротворителя, возсылая славу в вышних Богу, утверждающему мир на земле, к человеком благоволение. И мир иудейский, – в лице пастырей и мир языческий, – в лице волхвов, торжественно исповедали славу Младенца-Спаса, Господа и Царя мира.

Для душ, возвышенных верой и смирением, очищаемых огнем искушений и скорбей, – ближайший урок в изображенном примере Богоматери. В их сердцах тайна царствия Божия напечатлена также глубоко, как в душе Ее тайна Царева; – и от них-то, в особенности, требуется неизменное сохранение верности, среди тягчайших испытательных подвигов; они-то, в особенности, призываются, вслед избранной дщери Царевой, стремиться даже до креста мысленной Голгофы.

Но и для всех нас терпеливость и несомнительность Пресвятой Девы может послужить доступным образцом и вразумительным примером к охранению сокрытой в нас благодати, среди превратной жизни. – Среди случающихся огорчений душевных и беспомощности от людей, в затруднительных обстоятельствах, да не предаемся воплям малодушия и стонам нетерпимости; но с покорностью судьбам Вышнего, да мужаемся и крепимся, в уповании на всепромышляющую десницу Его. – В случае обуревания духа от приходящих недоумений в вере, да не поспешим любопытствовать или давать пищу сомнениям; но, сохраняя внимание к вещаниям веры, молитвой к Отцу светов, да не замедлим рассеять бурю и отражать от духа своего дух пытливости; дабы, в противном случае, не потерять кому-либо из нас верного пути приближения к Христу Спасителю, – пути пастырей или пути волхвов, – и не упасть на путь лукавый, – Иродов. Аминь.


Источник: Алексий, архим. Беседа в день Рождества Христова // Прибавления к Творениям св. Отцов, 1851, ч. 10, кн. 1, стр. 202-211 (1 я пагин)

Комментарии для сайта Cackle