священник Павел Иванов

Притча о неправедном домоправителе1

В русском Евангелии притча читается так: «Сказал же (Господь Иисус Христос) и к Своим ученикам: един человек был богат и имел управителя, на которого донесено было ему, что расточает имение его; и призвав его, сказал ему: что это я слышу о тебе? дай отчет в управлении твоем, ибо ты не можешь более управлять. Тогда управитель сказал сам в себе: что мне делать? Господин мой отнимает у меня управление домом: копать не могу, просить стыжусь. Знаю, что сделать, чтобы приняли меня в домы свои, когда отставлен буду от управления домом. И призвав должников господина своего, каждого порознь, сказал первому: сколько ты должен господину моему? Он сказал: сто мер масла. И сказал ему: возьми твою расписку и садись, скорее напиши: пятьдесят. Потом другому сказал: а ты сколько должен? Он отвечал: сто мер пшеницы. И сказал ему: возьми твою расписку и напиши: восемьдесят. И похвалил господин управителя неверного, что догадливо поступил; ибо сыны века сего догадливее сынов света в своем роде»2

Действия выведенных в притче лиц направлены по отношению к земному имуществу и действия их безнравственны. Безнравственна мошенническая сделка управителя и должников господина, безнравственна и похвала господина мошеннической проделке своего управляющего. Возбуждают подозрение в нравственном отношении и управление имением правителя, и его рассуждения о средствах пропитания после отставки и отставка господином управляющего без проверки доноса. Словами: «ибо сыны века сего догадливее сынов света в своем роде», Господь наш Иисус Христос, с одной стороны, объяснил причину, почему господин похвалил проделку неверного управляющего, хотя она принесла вред и его интересам, с другой стороны, указал смысл и цель, с какими сказана эта притча. По указанию этих слов, господин, несмотря на вред причиненный его интересам мошеннической проделкой управляющего, похвалил эту проделку потому, что он был такой же сын века сего, как и управляющий, потому, что он относился и действовал по отношению к земному имуществу так же, как и управляющий, потому, что он и безнравственные средства считал дозволительными в деле приобретения имущества, лишь бы эти средства достигали цели, потому что управляющий приобрел средства пропитания хотя нечестным путем, но юридически эти средства оказались неотъемлемы и безнаказанны.

По руководству приведенных слов смысл и цель сказанной притчи таковы.

В притче Спаситель изобразил отношения сынов века сего к земному имуществу, представил ненормальность этих отношений, их неприглядность. Сыны века сего, руководясь во всей своей деятельности одними только земными интересами, приобретение земных имуществ и пользование ими считают главною целью своей жизни; они этой цели подчиняют все другие интересы, считают допустимыми в достижение этой цели и безнравственные средства, лишь бы они достигали ее; они в деле приобретения и пользования земными имуществами совершенно подчиняют себя им, так что земные имения для них являются каким-то божеством, которому они служат. Такой взгляд и такое отношение сынов века сего к земным имуществам для них (в своем роде) кажется очень мудрым, много мудрее взгляда и отношения к сим имуществам сынов света, руководящихся другими интересами, не считающих приобретение и пользование имуществами главною целью своей жизни и в отношениях своих к земному имуществу руководящихся нравственными принципами. Вследствие указанного отношения сынов века сего к земным имуществам, они становятся для них средствами виновности, причиною неправды. При объяснении слов Спасителя: сыны века сего догадливее сынов света в своем роде, выражение «в своем роде» мы толкуем, как выражение «для таких же сынов века сего»3. Допустить мысль, что сыны века сего оказывают более догадливости в своих делах, чем сыны света в своих, не можем, так как дела сынов света более высшего и трудного порядка и требуют большей мудрости и догадливости; также не допускаем и мысли, что сыны века сего догадливее сынов света в устройстве дел житейских, так как тогда мы должны допустить мысль об одобрении Господом устройства житейских дел путем, противным нравственному закону. Да не особенно велика и догадливость управляющего: должники могли впоследствии отказать ему в средствах пропитания – она не может служить примером догадливого устройства своих житейских дел сынами века сего.

Рассматривая притчу саму по себе и проследя мысленно отношение к земному имуществу людей всех времен, руководящихся в своей деятельности только земными интересами, невольно придешь к сознанию, что проще, нагляднее, рельефнее, короче изобразить, осудить, представить ненормальность и неприглядность отношения сынов века сего к имуществу невозможно и что притча о неверном управителе – типическое изображение этого отношения. Глубже анализируя действия выведенных в ней лиц, мы найдем в ней все характерные черты отношения сынов века сего к земному имуществу. Служит эта притча типическим изображением отношения к имуществу и современных Господу евреев, которым Он сказал ее. Современные Господу евреи, исходя из благословений и проклятий Гевала и Гаразима, из рассмотрения исторической судьбы своего народа, по которым верность в служении Господу соответствовала улучшению материального состояния, а не верность сопровождалась разнообразными бедствиями, составили взгляд, что материальное благосостояние – свидетельство, мерило праведности, а бедность свидетельство нечестия, совершенно предались приобретению имений, допускали в этом и поступки, противные нравственности, объявляя, напр., даром Божиим то, что могло бы служить в пользу родителей, обижая вдов и сирот и т. п.

Под влиянием такого взгляда они и от Мессии ждали одних материальных благ. Носителями и распространителями этого взгляда на земные имения были преимущественно фарисеи; вот почему евангелист Лука в 14 стихе рассматриваемой главы и называет их сребролюбцами.

Изложенная притча, рисующая неправильное отношение к земным имуществам и изображаемое притчею такое же неправильное отношение к имуществам слушателей современных Господу евреев вызвали Спасителя рода человеческого дать Свое Божественное учение о правильном отношении к земным имуществам. Это учение по благовестию Луки изложено в следующем виде. «И Я говорю вам: приобретайте себе друзей богатством неправедным, чтобы они, когда обнищаете, приняли вас в вечные обители. Верный в малом и во многом верен, а неверный в малом неверен и во многом. Итак, если вы в неправедном богатстве не были верны, кто поверит вам истинное. И если в чужом не были верны, кто даст вам ваше? Никакой слуга не может служить двум господам, ибо или одного будет ненавидеть, а другого любить, или одному станет усердствовать, а о другом нерадеть. Не можете служить Богу и маммоне».

Для уяснения приведенного учения Спасителя необходимо установить правильный взгляд на то, что это такое богатство неправедное, которым Господь повелевает приобретать друзей, могущих принять в вечные обители. По-видимому, это богатство есть земное имущество, приобретенное неправедным путем, таким путем или подобным ему, каким приобрел себе имение, средства, пропитания приточный управляющий, т.е. путем мошенническим. К принятию этой мысли располагает и то обстоятельство, что здесь повелевается неправедным богатством приобретать себе друзей, и приточный управляющий неправильно присвоенным имением приобрел себе друзей. Но под неправедным богатством нельзя разуметь неправильным путем приобретенное имущество потому, что Спаситель не одобрил поступка приточного управляющего, а, причислив его к сынам века сего, осудил и потому, что сим Он указывал бы новое отношение к земным имуществам, неизвестное слушателям и нарушающее 8 заповедь закона Божия: тогда Он указал бы и основания к этому нарушению или согласовал бы как-нибудь новое отношение к земным имуществам с отношением, уставленным законом. Нельзя разуметь под неправедным богатством неправильным путем приобретенное имущество, с одной стороны, и потому, что сим богатством повелевается приобретать друзей, могущих принять в вечные обители, в царство небесное, а в сие царство не войдет ничто нечистое, и, с другой стороны, потому что в дальнейшей речи Спасителя содержится призвание к верности в неправедном богатстве, а какая может быть верность в неправильным путем приобретенном имении, как не возвращение его к законному его собственнику? А это то же, что запрещение приобретать имение неправильным путем и создание условий невозможности таким имением приобретать себе друзей. Нельзя разуметь под неправедным богатством неправильным путем приобретенное имущество еще и потому, что оно в учении Господа называется малым, противополагается истинному богатству, следовательно называется неистинным, неправильным же путем приобретенное имущество может быть и громадное имущество и, будучи неправедным имуществом, оно все же остается богатством не призрачным, а действительным. Это противоположение неправедного богатства истинному, название малым и чужим в противоположность к другому имению, многому и своему, и дает нам возможность установить правильный взгляд на то, что нужно разуметь под неправедным богатством, которым должно, рекомендуется приобретать вечные обители. Это противоположение во всей речи Спасителя ведется параллельно противоположению служения маммоне служению Богу и противоположению неправедного богатства вечным обителям. Такой параллелизм прямо указывает, что под неправедным богатством следует разуметь вообще всякое земное имущество, без отношения к средствам приобретения его, а под богатством истинным, своим и многим – разуметь блага царства небесного; отсюда понятным становится название богатства малым и не истинным. Противоположение служения маммоне служению Богу и противоположение неправедного богатства вечным обителям объясняет нам, почему земное имущество названо неправедным богатством; оно здесь олицетворяется4 и эпитет «неправедное» приложен в нему в том смысле, что оно ведет к нарушению нравственного закона, что служение ему, пользование им в земных только интересах служит источником неправды, как это и изображено в притче о неверном управителе. После установления правильного взгляда на то, что разумеется под неправедным богатством, падают трудности уяснения изложенного учения Господа об отношении к земным имуществам, трудности понимания притчи и ее отношения к учению Спасителя. В своем учении о земных имуществах Господь повелел так к ним относиться, чтобы они были средством приобретения царства небесного, повелел Он, чтобы приобретение и пользование земным имуществом не переходило в служение и порабощение им, доводящее человека до нарушения нравственного закона и потому препятствующее служению Богу. Следовательно, Господь повелел относиться к земным имениям совершенно противоположно тому, как относились к нему лица притчи – сыны века сего.

Детального объяснения притчи и учения Господа мы не будем излагать. Нам хотелось только установить и указать общее понимание притчи и учения Господа и общий ход толкования их, на основании только данного текста Евангелия с избежанием натяжек и предположений, к которым прибегают толковники этой притчи.

На основании всего вышеизложенного притчу о неправедном приставнике и учение Господа об отношении к земным имуществам можно представить в таком виде. Одному господину, имевшему особенного управителя над своим имением было донесено, что этот управитель расточает его имение. Тогда господин призывает управителя к себе, отставляет его от должности и приказывает дела по управлению имением приготовить к сдаче. Отставка от должности побуждает управителя подумать о средствах будущего своего пропитания. Ему представляются возможными два пути для приобретения этих средств: занятие чернорабочими трудами или испрашивание милостыни. Но он признал себя неспособным к занятию трудами рук, просить милостыни не решался по стыду. И вот выдумывает он третий путь и с помощию его приобретает средства пропитания: призывает должников по имению господина и входит с ними в сделку. Он по составленным вновь распискам уменьшает количество их долга господину, а те обязуются за это доставлять ему пропитание. Господин узнал о мошеннической сделке управляющего и должников, а так как эта сделка была юридически недоказуема и ненаказуема, свидетели сделки только ее участники, то он похвалил управляющего за ловкость, за догадливость. Похвалил господин явно мошенническую сделку потому, что он так же, как и управляющий и должники, был сын века сего, потому что он, как и те, в жизни своей руководился только житейскими интересами, потому что смотрел на приобретение и пользование земными имуществами как на главную цель своей жизни и руководился в этом деле не нравственными принципами, а принципом: цель оправдывает средства. Похвалил господин явно мошенническую сделку потому, что ему, как сыну века сего, действия людей, ловко приобретающих земные имущества с явным нарушением даже: законов правды, казались более мудрыми, чем действия сынов света, – действия людей, руководящихся в своих отношениях к земному имуществу нравственным законом; кажутся такими действия сынов века сего для таковых сынов потому, что они всецело предаются приобретению земных имений, служат этим имениям, как некоему божку с попиранием законов правды. Изобразив ненормальность отношения сынов века сего к земному имуществу, Спаситель далее устанавливает правильную точку зрения на эти имения, указывает надлежащее к ним отношение. Сделайте, говорит Он, земные имения, которые вы делаете божками, ведущими вас к неправде, средством приобретения царства небесного, чрез эти имения приобретайте себе таких друзей, которые по вашей смерти приняли бы вас в вечные обители. Земные имения, блага незначительные, скоропреходящие, внешние, должны служить средствами для приобретения благ царства небесного, благ великих, истинных, внутренне свойственных человеку. Когда люди земные имения делают главною целью своей жизни, они становятся в неверные отношения к ним и потому лишаются благ царства небесного; являются неверными распорядителями земных благ, и потому Господь не вверяет им благ вечных. Когда люди всецело предаются приобретению земных имений, когда делают из них некоего божка, которому служат, тогда они не в состоянии служит Богу, ибо служение земным имуществам ведет к нарушению заповедей Божиих.

Ошибка всех толковников притчи состояла в том, что они искали в ней примера для подражания, старались из первой половины ее вывести содержание второй. Притча эта относится к разряду антитетических. В первой половине ее с 1 по 8 ст. изображается типически отношение сынов века сего к земным имуществам, по которому эти имущества, приобретение и пользование ими считается высшим благом, и по которому сыны века сего служат этим имениям, как некоему божку, с явным нарушением законов правды. Во второй половине притчи с 9 по 13 ст. изображается должное, надлежащее отношение людей к земным имениям. По этому изображению, в виду смертности людей, ввиду непрочности, малоценности и внешности значения для них земных имений, эти имения не суть блага сами по себе, не могут быть главной целью жизни, а суть только средства к достижению благ царства небесного, благ великих, истинных, внутренне свойственных людям. Поставление приобретения и пользования земными имуществами главною целью жизни есть неверность по отношению Бога, нарушение служения Ему и ведет к лишению благ царства небесного.

Священник Павел Иванов

* * *

1

Притча о неправедном домоправителе, изложенная у евангелиста Луки в 16 главе с 1–13 ст., очень трудна для объяснения и считается в богословской литературе еще необъясненной вполне понятно. Это побудило нас специально заняться толкованием этой притчи. Плоды своих трудов мы отпечатали в Симбирских Епархиальных Ведомостях с 1897 по 1901 год. Там мы изложили по группам все существующие объяснения притчи и дали ей свое посильное толкование. При нашем толковании притча становится вполне понятной. Но так как это толкование помещено в малораспространенном органе, растянуто в продолжение нескольких лет и имеет характер ученого сочинения, то мы решили дать краткое и общедоступное объяснение притчи и поместить его в более распространенном печатном органе. К этому побуждает нас и интерес, вызываемый притчею в христианском и нехристианском обществе и прямо высказываемое нам желание иметь такое объяснение. Примеч. автора.

Ср. объяснение этой притчи, данное в Душ. Чт. за 1890 г., профессором М. Д. Муретовым (“Домоправитель неправды”, февраль – апрель). Прим. Редакции.

2

Место Евангелия Луки 16 главы с 1 по 13 стих разделяется на две части: с 1 по 8 ст. изложение притчи, с 9 по 13 ст. изложение учения Господа нашего Иисуса Христа, вызываемое притчею. Вторую половину 8 стиха можно назвать характеристикою, данною притче Самим Господом.

3

Такому толкованию способствует и греческое выражение «в роде», происходя от слова γονή –колено.

4

На олицетворение указывает и славянское название неправедного богатства «маммона неправды»


Источник: Москва. В Университетской типографии, на Страстном бульваре. 1903. От Московского Духовно-Цензурного Комитета печатать дозволяется. Москва. Июля 26 дня 1903 года. Цензор Протоиерей Иоанн Петропавловский

Комментарии для сайта Cackle

Открыта запись на православный интернет-курс