Главы о подвижничестве и безмолвии

Содержание

Слово первое. Заповеди аввы Исаии жившим с ним братиям Слово второе. О законе естественном Слово третье. О состоянии новоначальных и келиотов Слово четвертое. О спутешествовании живущих в келлиях и о совести  

 

Слово первое. Заповеди аввы Исаии жившим с ним братиям

Если желаете пребывать со мною, послушайте ради Иисуса.

Сиди каждый в келлии своей в страхе Господнем; и не небрегите о рукоделии вашем по заповеди Божией.

Не нерадите о поучении вашем и о непрестанной молитве и храните сердце свое от чуждых помыслов, чтоб ничего не помышлять – ни о человеке каком, ни о чем-либо из вещей века сего; но всегда исследуйте, в чем претыкаетесь, и старайтесь исправиться, умоляя Бога в болезновании сердца, слезах и злострадании (измождении плоти), да простит Он вам, и прочее (впредь, потом. – Ред.) да сохранит вас от впадения в то же.

Каждодневно имейте пред очами смерть и заботливо помышляйте о том, как имеете выдти из тела, миновать власти тьмы, встречающие нас в воздухе, и беспреткновенно предстать пред Бога, простирая взор и ко страшному дню последнего суда Его и воздаяния каждому за дела, слова и помышления. Ибо вся нага и объявлена пред очами Того, Кому нам предлежит давать слово ответное (Евр.4:13).

Без великой нужды не говорите ничего ни в трапезе, ни в церкви и не поправляйте кого поющего, если он сам не спросит вас о чем.

По одной неделе служите в поварне со страхом Божиим, не погубляя поучения своего.

Отнюдь не входи никто в келлию брата своего, и не желайте прежде времени видеть друг друга.

Не подмечайте за рукоделием друг друга – брат ли больше тебя сработал, или ты больше его.

Исходя на поделие, не празднословьте и не позволяйте себе вольничать; но каждый в страхе Божием да внимает себе и духу своему, также поучению и молитве в тайне (в клети сердца).

Когда кончится церковное собрание или когда встанете по вкушении пищи, не садитесь поговорить друг с другом, ни даже о словесах Божиих; но иди каждый в келлию свою и плачь о грехах своих.

Если же будет нужда переговорить с кем, говорите сколько можно меньше, со смирением и благоговением, потому что Бог всегда внимает вам.

Не спорьте друг с другом ни о чем, и никого не оглаголуйте (обвиняйте. – Ред.); не судите никого и не уничижайте ни устами, ни в сердце и ни на кого отнюдь не ропщите; да не изыдет ложь из уст ваших, и не желайте сказать или услышать что, неполезное вам.

Не оставляйте в сердце своем ни злобы, ни ненависти, ни зависти к ближнему, и да не будет у вас иное в устах и иное в сердце, ибо Бог поругаем не бывает (Гал.6:7), но все видит – и тайное и явное.

Всякий помысл и всякую скорбь, и всякое желание ваше и всякое подозревание не укрывайте в себе, открывайте свободно авве своему, и что услышите от него, то с верою старайтесь делать.

Смотрите не вознерадите блюсти заповеди мои, потому что – простите мне – в таком случае я не оставлю вас пребывать со мною. Если будете соблюдать их, я дам за вас слово пред Богом; а если не будете соблюдать, Он с вас потребует слова – и о вашем нерадении, и о моем бесплодии. Кто будет соблюдать мои заповеди, и тайно и явно, того Господь Бог сохранит от всякого зла и покроет его во всяком искушении грядущем – тайном ли или явном.

Молю вас, братия мои, помните, чего ради вышли вы из мира, и заботьтесь о спасении, чтоб не всуе (тщетно, напрасно. – Ред.) было ваше от него отречение и не постыдиться вам пред Богом и пред отрекшимися ради Его от мира и добре подвизавшимися святыми.

Нелюбопрительность (неспорливость. – Ред.), злострадание (подвиги и лишения во измождение плоти), смирение и то, чтоб с разумом отсекать волю свою во всем и не верить в свою праведность, но всегда иметь пред очами своими грехи свои – народят тебе добродетелей. Сие же ведай (всяк), что покой (плоти), широкость (широкий путь, нестеснение себя ничем, своя воля) и тщеславие губят всякий плод монаха.

Слово второе. О законе естественном

Не хочу, чтоб вы не ведали, братие, что в начале, когда создал Бог человека, то вселил его в раю, и он имел тогда чувства здравые, стоящие в естественном своем чине; но, когда послушал прельстившего его, превратились все чувства его в неестественность и извержен он был тогда из славы своей. Господь же наш сотворил милость Свою с родом человеческим, по великой Своей благости, Слово плоть быв (Ин.1:14), – то есть совершенным человеком во всем нашенском сделался Он по всему, кроме греха, чтоб пременить неестественность нашу в естественность чрез святое тело Свое. Сотворив такую милость с человеком, Он возвращает его опять в рай, – тем, что восставляет (падшего) чрез последование стопам Его и заповедям Его, какие дал Он нам, чтоб мы могли побеждать извергших нас из славы нашей, – и тем, что показал нам служение святое и закон чистый, чтоб человек стал в естественном чине своем, в каком создал его Бог.

Итак, кто желает придти в естественное свое состояние, тот пусть отсекает все пожелания свои плотские, чтоб поставить себя в состояние по естеству ума (духовное). Есть в нас по естеству вожделение (к Богу) – и без сего вожделения к Богу нет и любви: ради сего Даниил назван мужем желаний (Дан.9:23); но враг изменил его (вожделение по естеству) в срамное похотение, чтоб похотствовать всякой нечистоты. В уме по естеству есть ревность по Богу – и без ревности по Богу нет и преспеяния, как написано в Апостоле: ревнуйте о дарованиях больших (1Кор.12:31); но эта ревность по Богу изменилась в нас в ревность неестественную, чтоб ревновать друг против друга, завидовать и лгать друг другу. В уме есть гнев по естеству – и без гнева не бывает у человека и чистоты, если не будет он гневаться на все, всеваемое в него врагом, как Финеес, сын Елеазаров, разгневавшись, заклал мужа и жену, и престал гнев Господа на народ Свой (Чис.25:7–9); но в нас изменился такой гнев в другой, чтоб гневаться на ближнего из-за всяких вещей, ненужных и бесполезных. Есть в уме ненависть по естеству, так: когда нашла она на Илию, он заклал мерзких пророков (3Цар.18:40), равно и Самуил по ней поступил с Агагом царем амаликским (1Цар.15:33) – и без ненависти к врагам честь (цена и достоинство) души не обнаруживается; но эта ненависть (естественная) изменилась в нас в неестественную, чтоб ненавидеть ближнего и с отвращением гнушаться им, и сия-то ненависть изгоняет из нас все добродетели. Уму свойственно высокомудрие по естеству пред врагами его, так: когда нашло оно на Иова, то он поношением покрыл врагов своих, говоря им: безчестнии и похуленнии, скудни всякаго блага, ихже не вменях достойными быти псов моих стад (Иов.30:4:1); но это высокомудрие пред врагами изменилось в нас: смирились мы пред врагами и возвысокомудрствовали друг пред другом, уязвляя себя взаимно и праведными себя считая паче ближних, – а за такое высокомудрие Бог бывает враг человекам. Вот что создано было с человеком (вложено в него при сотворении) и что, когда вкусил он от преслушания, изменилось в нем в такие страшные страсти.

Постараемся же, возлюбленные, попещись о том, чтоб оставить их (страсти), и стяжем то, что показал нам Господь наш Иисус Христос в святом теле Своем: ибо Он Свят и во святых почивает. Попечемся о себе самих, чтоб угодить Богу, по силе нашей, упражняя деятельные силы свои и установляя (как на весах) все члены свои, пока станут они в своем по естеству чине, да обрящем милость в час искушения, имеющего приити на всю вселенную (Лк.21:26), умоляя непрестанно благость Его, да соизыдет (сопутствует. – Ред.) помощь Его со смирением нашим во спасение нас от врагов наших, ибо Его сила и помощь, и держава, во веки веков. Аминь.

Слово третье. О состоянии новоначальных и келиотов

Первее всего потребно нам смиренномудрие, чтоб при всяком слове, какое слышим, или деле были мы готовы говорить: прости, ибо смирением расстроиваются все козни врага.

Не меряй себя ни в каком деле своем, чтоб быть безмятежну в помыслах своих.

Имей лицо, носящее печать сетования и сокрушения (когда ты один); но с людьми странними (сторонними, странниками. – Ред.) (являй его) радушно-приятным, да вселится в тебя страх Божий.

Когда пойдешь куда в дорогу с братиями, отдаляйся немножко, чтоб молчать, и, идя, не смотри туда и сюда, но поучайся в помысле своем, или молись Богу в сердце своем. В каком месте сделаешь привал, не вольничай, но будь скромностыдлив во всем. К тому, что будет предложено тебе, руку свою протягивай неохотно, будто принуждаемый есть. Юнейшим будучи, не дерзай простереть руку свою, чтоб вложить (какой кусок) в уста другого. В каком месте придется на ночлеге лечь соснуть, не покрывайся одним с другим кем покровом; но прежде чем ляжешь, много сотвори молитв в сердце своем. Если утомился ты от дороги и желаешь елеем немного натереться труда ради путного, одни ноги свои дай натереть, стыдясь при том открывать их; тела же своего (всего) не позволяй себе натереть елеем, кроме крайней нужды или болезни.

Если, когда сидишь в келлии своей, придет к тебе брат странний, сделай и ты для него то же – натри ноги его и скажи ему: сотвори любовь, возьми немного елея и помажь прочее тело. Если он не захочет принять охотно, не утруждай его; но, если это – старец-деятель, понудь его, пока не намастишь всего его.

Когда сидишь за трапезою с братиями, которых ты моложе, не скажи себе: ешь, но вспомни о грехах своих, чтоб не есть с услаждением. Руку свою протягивай только к тому, что пред тобою, к тому же, что пред другими, не протягивай руки своей. Одежда твоя пусть покрывает ноги твои, и колена твои да будут тесно соединены одно с другим. Если будут странники в числе ядущих, подай им потребное с радушным взором; а когда перестанут есть, скажи им дважды или трижды: сотворите любовь, покушайте еще немного. Когда ешь, не поднимай лица своего на того, кто подле тебя, не смотри туда и сюда, не говори слова суетного, не протягивай руки своей к тому, что тебе желательно, не сказавши: благослови; а когда пьешь воду, не давай горлу своему издавать гурчание, как (делают) миряне простые.

Если, когда сидишь с братьями, подступит мокрота, не извергай ее пред лицом их, а встань и извергни ее вне; не тянись телом своим на виду других; если позывает на зевоту, не открывай уст своих, и она отбежит от тебя; не открывай уст своих для смеха отнюдь, потому что это есть бесстрашие.

Не пожелай чего-либо братнего, увидев то: одежды ли, или пояса, или кукуля (наглавника), и не исполняй желания своего сделать и себе подобные им.

Если приобретешь себе книгу, не украшай уборки (или отделки) ее, ибо это – страсть.

Если погрешишь в чем, не лги, стыдясь (признаться), но положи поклон, говоря: прости мне, – и грех твой прейдет.

Если кто скажет тебе жесткое слово, не воздымай на него сердца своего, но поспеши положить ему поклон, прежде чем родится в сердце твоем неудовольствие на него (или чувство обиды), потому что вслед за этим быстро приходит гнев.

Если кем напрасно укорен будешь в каком-либо деле, не вооружайся против него, но положи поклон, говоря: прости мне, не буду вперед так делать, знаешь ли ты то дело или не знаешь; ибо все такое есть преспеяние (преуспевание. – Ред.) для новоначалья.

Когда будешь справлять рукоделие свое, не небрежничай, но постарайся о нем в страхе Божием, чтоб не погрешить в неведении. Ко

Когда учишься какому рукоделию, говори учащему тебя и не стыдись часто говорить ему: сотвори любовь, посмотри, хорошо ли это у меня или нет.

Если позовет тебя брат твой, когда ты находишься за рукоделием своим, поспеши узнать, чего он хочет, и сделай то с ним, оставя свое.

По окончании трапезы войди в келлию свою и соверши молитвы свои, а не садись поговорить с теми, от которых не чаешь пользы себе. Но если это – старцы, говорящие слово Божие, то скажи авве своему: сесть ли мне послушать, или идти в келлию свою? – и что он тебе скажет, то и сделай.

Если он (авва) пошлет тебя на сторону за каким делом, скажи ему: где прикажешь мне остановиться? – и то, в чем имеешь нужду; и, что он скажет, сделай то – не прибавляй и не убавляй.

Если услышишь какие слова вне, не тащи их с собою и, пришедши, не пересказывай другому. Если охранишь уши свои, не погрешит язык твой.

Когда ты желаешь быть чему, а тот, с кем живешь, не желает тому быть, откажись для него от желания своего, чтоб не произошло прения (спора. – Ред.) и тот не опечалился.

Когда поступишь (в какую келлию) жить с братом как присельник, не давай ему приказаний ни в каком деле и не желай быть главою над ним.

Если будешь жить с другими братиями, не желай равняться с ними и ты в славе их. Если они прикажут тебе что, чего ты не желаешь, поборись с волею своею и сделай то, чтоб не опечалить их и не нарушить бездерзновенности (несмелости говорить, скромности, обязательной для тебя) и мирного с ними сожительства.

Если будешь жить с братом и он скажет тебе: свари мне что-нибудь, спроси его: что хочешь, чтоб я тебе приготовил? – и, если он оставит это в твоей власти, говоря: что хочешь, – приготовь, что найдется, со страхом Божиим.

Если живете обще друг с другом (во взаимности или общежительно) и есть какое поделие, делай его и ты; приобщитесь ему все; и не щади ты тела своего, совести ради всех.

Каждый день, утром, как встанешь, прежде чем возьмешься за рукоделие, поучись в словесах Божиих; если же нужно что-либо привесть в порядок: рогожу ли, или сосуд какой, или другое что, сделай то поскорее без лености.

Когда есть какое дело с мздовоздаянием (приносящее прибыль. – Ред.), пусть приобщится к нему с тобою и брат твой, и не завиствуйся пред ним (не будь завистлив. – Ред.); если же есть какое дело малое и скажет один другому: поди делай свое дело, брате, а это я один сделаю, послушайся его: кто слушается, тот и велик.

Если зайдет к тебе брат-странник, имей радушное к нему лицо, приветствуя его, и ношу, какую он несет, сам понеси – что опять сделай и когда он пойдет от тебя. Приветствие же твое ему да будет благопристойно и со страхом Божиим, чтоб не потерпел он вреда. Поостерегись спросить его о чем-либо, что для тебя не полезно, но попроси его помолиться. Когда сядет он, скажи ему: каково тебе? – и остановись на этом слове; затем дай ему книгу и пусть читает, поучаясь; если же он пришел преутрудившись, дай ему отдохнуть, омой ему ноги. Если он привнесет в беседу с тобою неподобающие слова, попроси его с любовию: прости мне, я слаб, и не могу сего понести. Если он немоществует и одеяния его загрязнены, вымой их. Если он прост и одежды его рубищные разодраны, почини их. Если он из праздно-обходящих, а у тебя будут некоторые верные, не вводи его к ним, но сотвори ему милость в любви Божией. Если же это брат, проходящий ради Бога, и зашел к тебе отдохнуть, не отврати лица своего от него, но прими его с радостию вместе с верными, прибывшими к тебе. Если он беден, не отпускай его ни с чем, но дай ему из благословения, каким благословил тебя Бог, ведая, что что имеешь, не твое есть, а есть даяние от Бога.

Если брат положит что у тебя, не открывай того без него, чтоб узнать, что там; если же это полагаемое у тебя будет что слишком ценное, скажи ему: дай мне это в руки мои.

Если пойдешь на сторону в дом к кому, и тот, вышедши, оставит тебя одного, не поднимай вверх лица своего, чтоб посмотреть, какие у него в доме вещи, и не открывай ничего, ни дверцы какой, ни сосуда, ни книги, а скажи ему, когда будет выходить: дай мне что-нибудь делать, пока придешь, – и что он даст тебе, делай то, не ленясь.

Не хвали, чего не видел, а что слышал, о том не говори, как видевший.

Никого не презирай из-за одежды его.

Стоишь ли для воды или и необходимой ради нужды сидишь, не небрежничай, но помни, что на тебя смотрит Бог.

Когда в келлии своей встанешь, чтоб сотворить молитву свою, не небрежничай в нерадении и, вместо воздаяния чести Богу, не окажись прогневляющим Его, но стой в страхе Божием; не прислоняйся к стене и ног своих не распускай, стоя на одной и поджимая другую, как (делают) неразумные; сердцу же своему противостой, чтобы оно не кружилось в желаниях твоих, да приимет Бог жертву твою.

Когда поете несколько вас вместе, каждый пусть сотворит молитвы свои (свою часть, поочередно); если будет у вас странник, попросите и его с любовию сотворить молитву, скажите ему об этом дважды или трижды, без любопрения.

В час приношения (бескровной жертвы) противостой помыслам, установив чувства свои в страхе Божием, да достойно сподобишься (причастия) Святых Тайн, и исцелит тебя Господь.

Смотри не оставляй тела своего в грязноте неряшливым, да не окрадет тебя тщеславие; а новоначальный пусть оставляет себя во всякой неряшливости в отношении к телу своему, потому что это полезно для него.

Новоначальный пусть никогда не носит хорошей одежды, пока не достигнет в возраст мужа: это – врачевство для него. Относительно вина пусть положит себе законом – до трех чаш в нужде. В смехе отнюдь да не обнажает зубов своих; лицо же свое пусть склоняет долу в благоговейном стыдении. Ложась спать, пусть остается опоясанным поясом своим и всячески подвизается не влагать рук своих внутрь (под одежду); ибо у тела много страстей, с коими слагается и сердце. Когда нужда бывает идти ему на сторону, пусть надевает сандалии; пока же он в келлии, пусть поподвизается не носить сандалий. Когда идет, руки свои пусть задевает за пояс (или держит прижато к поясу), а не махает ими, как миряне.

Когда идешь со старшими тебя, не упреждай их отнюдь. Когда старший останавливается поговорить с кем, не презорствуй (храни должное уважение. – Ред.) и не садись, а стой, пока тот не даст тебе знака, что сделать.

Когда ходишь в город или село, очи твои пусть будут поникшими долу, чтоб не поднять против себя браней (когда будешь) в келлии своей.

На стороне не оставайся на ночь в чьем-либо доме, где сердце твое боится впасть в грех.

Когда, имея где-либо вкусить пищи, узнаешь, что там должна вкушать и женщина, ни за что не садись; лучше тебе опечалить позвавшего тебя, нежели соблудить тайно в сердце своем. Если можешь, не взгляни даже на одеяние жен. Если, когда идешь в дороге, женщина скажет тебе: мир ти; ответь ей в сердце своем, долу зря очами своими.

Когда идешь в дорогу с старцем каким, ношу, какую имеете с собою, никак не позволяй нести ему; если же вы оба новоначальные, то несите попеременно; но несущий пусть идет впереди.

Слово четвертое. О спутешествовании живущих в келлиях и о совести

Когда путь совершаете в дороге, и кто-нибудь из вас немощен, оставьте его идти впереди вас, чтобы он, если захочет сесть, садился.

Если вы из новоначальных, и будете на стороне, наперед, однажды навсегда установите себе порядки, как поступать, к умывальнице ли подходите, или садитесь за стол, чтоб, когда настанет такой час, вам не мешаться; но если один ныне пойдет первым, в другой раз пусть пойдет другой.

Когда спрашиваешь старца о помысле, обнажи пред ним с свободою помысл сей, если знаешь, что старец верен и сохранит слово твое.

Когда услышишь о грехе брата твоего, не рассказывай того при ком-нибудь; ибо это смерть для тебя.

Когда некие будут говорить о помыслах, борющих тебя, не желай слушать их, чтоб не было это тебе поводом к брани.

Понуждай себя творить много молитв; ибо свет для души твоей есть молитва.

Каждый день рассуждай, в чем погрешил; и если помолишься о том, Бог простит тебе.

Если какой брат настойчиво станет оговаривать пред тобою брата своего, не постыдись (остановить его) и не поверь ему, чтоб не согрешить пред Богом; но скажи ему со смирением: прости мне, брате, окаянен я – то, что ты говоришь, за мною водится – и я не могу того понести.

Если брат сделает тебе зло и кто-нибудь станет говорить на него пред тобою, охрани сердце свое, чтоб не возобновилась в тебе злоба; но вспомни о грехах своих пред Богом и, если желаешь, чтоб Он простил тебе их, не воздавай ближнему твоему.

Если пойдешь на сторону с братиями, которых ты не знаешь, и окажется, что они – меньшие пред тобою, – отдавай им честь первенства во всем. Если случится тебе зайти к другу своему, пускай их впереди себя во всем, к умывальнице ли (подходите) или садитесь за стол; и не делай вида, будто они приняты ради тебя, но им отдавай эту честь, говоря: это ради вас он сотворил со мною милость.

Если идешь в дороге с братом и уклонишься к какому другу своему сказать ему слово по нужде своей, сказав брату: посиди здесь, – а друг твой удержит тебя вкусить хлеба; ничто да не внидет в уста твои, прежде чем позовешь брата, чтоб и он утешился вместе с тобою.

Если идешь в дороге с многими братиями и стыдишься взять их к другу своему, так как их много; смотри не презри их и, тайком отшедши, не вкуси хлеба один, оставя их, но вместе с ними рассмотри, чему быть подобает, и что они скажут тебе, послушай их со смирением; идя же дорогою с ними, не присвояй себе большей меры и не бегай от послушнических послужений.

Если пойдешь на сторону и захочешь зайти к брату, а он не пожелает принять тебя; то, когда увидишь его потом в дороге, или он зайдет к тебе не с ведома, окажи ему наибольшее благорасположение.

Если услышишь, что кто-нибудь сказал про тебя слово недоброе; то, когда встретишься с ним в каком месте, или он зайдет к тебе, яви к нему лицо свое радостно-радушным и благорасположенным по силе твоей, ничего не говоря ему про то, что слышал: зачем ты сказал это? ибо написано в Притчах: кто помнит зло, тот законопреступен.

Если вы, братия, зайдете к брату бедному, не печальте его никакою потребою; но купите себе все потребное для подкрепления себя пищею, так чтобы избытки остались для него, – (от него же) довольно с вас крова, какой нашли.

Если зайдешь к каким старцам, знаемым тебе, и будут с тобою другие, незнаемые старцам, – не выказывай при них особого дерзновения к старцам, но пришедшим с тобою уступи место говорить о своих помыслах.

Когда будут жить с тобою братья, попекись о них со строгостию, если будут слушать тебя, зная, что дашь за них отчет Богу.

Если отойдешь куда, как странник Бога ради, не желай входить в связи с теми, кои в том месте, и словом своим не вяжись с ними; потому что (в таком случае) более для тебя полезно быть с сродниками по плоти.

Если пойдешь на гору побывать у братии в монастырях, то к кому зайдешь (сначала), у того и будь, и к другому не переходи, не спросивши у этого: пойти ли мне или нет? Если он недоволен будет этим, не опечаливай его, пока не выйдешь оттуда.

Если (на чужбине) возьмешь келлию, чтоб жить в ней, не попускай себе (иметь) многих друзей, довольно с тебя одного на случай немощи; и не погубишь силы странничества своего.

Когда сделаешь благодеяние бедному (брату), не призывай его на поделие свое, чтоб не погубить благодеяния, какое сделал ты ему.

Если войдешь в монастырь (пустынное обиталище), которого не знаешь; то где позволит тебе жить (обитатель его), там и живи, и в другую келлию не входи, пока он сам не позовет тебя.

Если безмолвствуешь в келлии своей, и брат попросит у тебя какой-либо вещи на потребу свою, то не оставляй для себя этой вещи, потому что иначе нарушишь заповедь относительно брата твоего. Но если ты имеешь вещи только потребные тебе, а не излишние; то не расточай их на смущение свое: ибо полезнее погубить один из членов своих, а не всему телу твоему ввержену быть в геенну.

Если удалился ты от сродников по плоти, чтоб быть странником Бога ради, то не попускай сластному сочувствию к ним (чувству приятности от сопребывания с ними) войти в тебя; и, сидя в келлии, не тревожься сожалением об отце или матери, или воспоминанием о брате или сестре, или сердоболием к детям, или желанием жены в сердце своем – что все оставил ты; но вспоминай об исходе своем в нужде смертной. Так как никто из них не поможет тебе тогда, то почему не оставить тебе (их) ради добродетели?

Когда, безмолвствуя в келлии своей, вспомнишь о ком, сделавшем тебе зло, встань и помолись Богу от всего сердца своего, чтоб Он простил ему, – и помысл отмщения отойдет от тебя.

Когда пойдешь причаститься Таин приношения, охраняй всячески помысл свой (или блюдись от всякого стороннего помысла), да не причастишься в суд себе.

Если искушен будешь срамным мечтанием ночью, храни сердце свое не помышлять о том днем, какие лица были в мечтании, чтоб не оскверниться сластию их и не навести на себя лютого гнева; но припадай к Богу всем сердцем своим – и Он поможет тебе; ибо Он милосерд к немощи человеческой.

Если держишь строгое подвижничество, да не понадеется на него сердце твое, помышляя в себе, будто оно хранит тебя; но скажи помыслу своему, что ради измождения тела Бог внимает (молитве) окаянства моего (и хранит меня).

Если кто поносить будет тебя, не противоречь ему, пока замолчит; потом, если, испытав себя, найдешь в себе то, что слышал от него, покайся, что ты согрешил, – и благодать Божия примет вас опять.

Когда путешествуешь с братиями и будет между ними такой, к которому ты имеешь любовь Бога ради, не показывай особой к нему близости на виду тех; не нашелся бы между ними немощный и не умер бы от ревности – и ты понесешь грех его, потому что подал ему повод согрешить.

Когда пойдешь к некиим, не ожидай, что они рады будут тебе очень; чтоб, когда примут тебя, возблагодарил ты Бога.

Если схватит тебя немощь, когда безмолвствуешь в келлии, не малодушествуй, но возблагодари Бога; если увидишь, что душа твоя мятется от того, скажи ей: не лучше ли для тебя эта немощь, чем геенна, в которую имеешь пойти? – и она успокоится в тебе.

Если придешь к братиям и один из них скажет тебе: не нахожу здесь покоя, но хочу жить с тобою; не давай ему места, чтоб не дать претыкания прочим. Если же он скажет тебе: умирает душа моя по причине некоей скрытной вещи; дай ему способ бежать, но с собою все же не позволяй жить.

Сидя же на безмолвии в келлии своей, положи себе относительно пищи правилом – давать потребное телу своему, чтоб оно носило тебя и давало совершать службы твои молитвенные, и чтоб тебе не хотелось ходить к другим; ничего не ешь всласть, в удовлетворение похоти вкуса, добрая ли то снедь или не из добрых; если будет нужда посетить – брата ли какого или киновию, никакой сладкой снеди, какая найдется там, не давай телу своему вдоволь, чтоб захотелось ему поскорее идти в келлию и не сделалось оно предателем себя самого.

Если демоны станут склонять сердце твое на подвиги выше сил твоих, не слушай их; ибо они обычно разгорячают человека на всякое дело, для которого он не силен, чтоб он попал в руки их и они порадовались над ним. Ешь однажды в день и давай телу своему потребное столько, чтоб вставать, когда еще хотелось бы (поесть). Бдение свое совершай благочестно, и не лишай тела своего потребного ему, но с разумом и мерностию твори молитвы свои, чтоб иначе от слишком большого бдения не помрачилась душа твоя и не сбежала с поприща. Половины ночи довольно тебе для молитв твоих и половины – для покоя телу; прежде отхода ко сну проведи два часа в молитве и псалмопении – и ляжь почить; а когда Господь восставит тебя, твори опять молитвы свои с усердием. Если увидишь, что тело твое ленится, скажи ему: или хочешь покоя в это краткое время, а там – быть вверженным во тьму кромешную? И если понемногу будешь так восставлять себя, придет к тебе сила (к бодренности).

Не держи дружбы с людьми, которых совесть твоя боится увидеть другими (нежели как кажется и нежели как тебе желательно, или боишься, что чрез них с другими спознаешься), да не дашь преткновения в ведении (да не погрешишь, не соблазнишься в разуме. – Ред.).

Если ты – в монастыре и, имея раба, держишь его при себе, то подвергаешь поношению иноческий чин; если же подаришь его брату, согрешишь пред Богом. Но или отпусти его – и пусть идет, или сделай его свободным. Если он захочет быть монахом, сам узрит (или как знает). Ты же не оставляй его с собою, ибо это неполезно для души твоей.

Если ты, живя в городе, измождаешь тело свое Бога ради, и человечество тамошнее, в ревности, станет чтить тебя за это, оставь его и устройся в другом месте – чтоб труд твой не сделался бесплодным; но если ты победил уже тщеславие, не внимай человечеству, зная, что Бог вместе с тобою соблаговоляет тому, что ты творишь.

Если отрекся ты от мира, то совершенно ничего не оставляй при себе; и если увидишь в себе желание походить, то поболее потруди тело свое рукоделием, чтоб безмолвствовать в келлии своей, мирно вкушая хлеб свой.

Если пойдешь в город продавать рукоделие свое, не спорь из-за цены его, как миряне, но отдай его как случится, – чтоб не погубить силы (значения) келлии своей.

Когда покупаешь что-нибудь, в чем имеешь нужду, не спорь, что больше того-то не дам за это; но если желаешь ту вещь, понудь себя немного (заплатить требуемое); если же не имеешь цены ее, оставь ее молча. Когда начнут потом мучить тебя помыслы: где же возьмешь? – скажи им: се я стал теперь, как все святые, которых Бог искушал бедностию, пока не узнавал, что произволение их верно, и тогда уже выводил их на широту (довольства).

Если брат положит у тебя какую вещь, и ты поимеешь нужду в ней, не касайся ее без него, если не сказал ему (об этом прежде).

Если брат, отходя на сторону, скажет тебе: купи у меня такую-то вещь; то, если можешь купить то, купи у него. Впрочем, если ты живешь с другими, не делай этого без их ведома и мнения, иначе оскорбишь ты сожительствующих с тобою.

Если будет тебе нужда побывать в селе своем за каким-либо делом, поостерегись позволять себе особую вольность в обращении с сродниками по плоти и не вмешивайся в разговоры их.

Если возьмешь что на временное пользование у брата своего, не неради, но постарайся отдать ему то поскорее. Если же это будет какое-либо рабочее орудие, то отдай его тотчас, как кончишь дело свое. Если оно сломается у тебя, почини или новое сделай: не понеради о сем.

Если ссудишь что-либо брату бедному в нужде его и видишь, что он не может отдать, не докучай ему и не тесни его, что бы там ни было – деньги ли или одежда, что бы ты ни дал ему по силе своей.

Если, пришедши в какое место жить, возьмешь келлию и, устрояя все в ней потребное, истратишься на нее, а по времени оставишь ее, и в ней станет жить какой-либо брат, ты же потом опять воротишься туда, – не вытесняй его, но поищи себе другую келлию, чтоб не согрешить пред Богом. Но если тот по собственному произволению удалится из нее, ты чист будешь от всякой вины. Если оставил ты какие вещи в келлии, а он истратил их, не взыскивай их с него.

Когда удаляешься из келлии, смотри не бери с собою нужных в ней вещей, а оставь их в ней для брата бедного; и Бог благоустроит тебя там, куда отойдешь.

Всякий помысл, борющий тебя, не стыдись сказывать набольшему своему, и будешь облегчаться от него: ибо духи ни в ком так не имеют места, как в человеке, умалчивающем о своих помыслах, хорошие ли они или худые.

Блюдись, приступая к Причащению, иметь зло на брата своего; ибо в таком случае ты сам себя обольщаешь.

Если откроется тебе в словах Писания какой-либо переносный (аллегорический) смысл, толкуй их аллегорически, но не разоряй и буквы (или буквального смысла), чтоб не верить своему разуму более, чем Святому Писанию; ибо это – знак гордости.

Если брат твой, прельстившись словами еретиков, уклонится от веры по неведению, а потом опять обратится, не презирай его; ибо это было у него дело неведения.

Блюдись разговаривать с еретиками, желая отстоять веру; чтоб яд скверных слов их как-нибудь не уязвил тебя (самого).

Если встретишь книгу, которая слывет еретическою, не желай прочитать ее, чтоб не наполнить сердца своего ядом смертоносным; но содержи то, в чем просвещен, ничего не прибавляя к тому и ничего не убавляя от того.

Блюди себя от лжеименного разума, противящегося здравому учению, как сказал апостол (1Тим.6:20; 1:10).

Если ты юн и не поработил еще тела, то, слыша о высоких добродетелях отцев и устремясь к ним, не возмечтай достигнуть их, предаваясь покою: не придут они к тебе, если не будешь притрудно возделывать их, а если будешь, они сами собою придут к тебе.

Храни себя от уныния; ибо оно уничтожает плод монаха.

Когда подвизаешься против какой страсти, не малодушествуй; но повергни себя пред Богом, говоря от всего сердца своего: не могу я против этого, помоги мне бедному, – и успокоишься.

Если срамота насеется в сердце твое, когда сидишь в келлии своей, смотри воспротивься душе твоей, чтоб она не взяла верха над тобою; поспеши вспомнить о Боге, что Он внимательно смотрит на тебя и что все, о чем помышляешь ты в сердце своем, открыто пред лицем Его; и скажи душе своей: если ты боишься подобных себе грешников, чтоб они не видали грехов твоих, сколь более (должна ты бояться) Бога, внимательно на всех смотрящего? Из такого внушения душе откроется в ней страх Божий; и если ты пребудешь с ним, то будешь недвижим на страсти, как написано: Надеющийся на Господа, яко гора Сион: не подвижится в век живый во Иерусалиме (Пс.124:1).

Если ты – в подвиге, противостоишь вражьей силе и увидишь, что она подалась пред тобою в изнеможении и бежит вспять, – да не радуется тому сердце твое; потому что злой ков (злоумышление, козни. – Ред.), устрояемый тебе духами сими, находится позади их и они уготовляют тебе брань, злейшую первой. Они оставляют особую бранную рать в засаде – позади города и приказывают ей не двигаться. Когда потом ты, вступив против них, воспротивишься им, они бегут пред лицом твоим будто в изнеможении; но когда вознесется сердце твое тем, что ты прогнал их, – и ты оставишь город, тогда из них одни сзади воздвигнутся против тебя, другие станут против спереди, ставя бедную душу посреде себя, так что ей не будет уже убежища. Город этот есть – повергать себя от всего сердца пред Богом, спасающим тебя от всех браней вражьих.

Если молишься Богу о брани, чтоб Он взял ее от тебя, и Он не услышивает тебя, не малодушествуй; ибо Он лучше тебя знает, что полезно тебе. Но когда молишь Бога о всяком прошении твоем во время брани, не говори: возьми от меня то-то и дай то-то; а молись, говоря так: Господи, Иисусе Христе, помоги мне и не попусти мне согрешить против Тебя, ибо я заблудился; не попусти мне последовать воле своей; не попусти мне погибнуть во грехах моих; ущедри Твое создание; не презри меня, яко немощен есмь; не остави меня, яко к Тебе прибегох; исцели душу мою, яко согреших Тебе; предо мною все, стужающие (угнетающие, притесняющие. – Ред.) мне, и нет мне прибежища, разве к Тебе, Господи; Господи, спаси меня ради щедрот Твоих; да постыдятся все, восстающие на меня, ищущие душу мою – истребить ее; ибо Ты, Господи, силен во всем, и чрез Тебя есть слава Богу и Отцу и Духу Святому, во веки. Аминь. – Тогда совесть втайне скажет сердцу твоему, ради какого дела не внемлет тебе Бог; твое же дело будет потом не пренебречь того, но что ни скажет она тебе сделать, сделай. Нельзя тому быть, чтоб Бог не услышал человека, когда человек не преслушает Бога. Он недалеко от человека, но пожелания наши не попускают Ему услышать нас. Никто да не прельстит тебя: как земля не может плода приносить сама по себе, без осеменения и орошения, так невозможно человеку приносить плоды (добра) без злострадания (самоозлобления, самоумерщвления) и смиренномудрия.

Будем же стоять, возлюбленные, в страхе Божием, сохраняя и соблюдая делание добродетелей, не причиняя претыкания совести нашей, но внимая себе в страхе Божием, пока и она освободит себя вместе с нами, чтобы было между нами и ею единение. Тогда прочее она будет для нас стражем, показывая нам все, в отношении к чему надлежит отсекать (волю свою). Если же мы не станем слушать ее, то она отступит от нас и оставит нас; и мы впадем в руки врагов наших, от которых не будет уже нам никакой милости, как научил нас Владыка наш, говоря: Буди увещаваяся с соперником твоим скоро, дóндеже еси на пути с ним: да не предаст тебе соперник судии, и судия тя предаст слузе, и в темницу ввержен будеши. Аминь глаголю тебе: не изыдеши оттуду, дóндеже воздаси последний кодрант (Мф.5:25:26). Говорят, что совесть есть соперник, потому что она противится человеку, когда он желает сотворить волю плоти своей, и если человек не послушает ее, то предает его врагам его. Почему Осия, оплакивая Ефрема, говорил: Соодоле Ефрем соперника своего, попра суд (Ос.5:11); Египта взыскал, и к ассирианам взят невольно (Ос.7:11). Египет означает то, что сердце взыскало собственных хотений плоти; а – к ассирианам взят невольно – то означает, что, хотя и нехотя, работает врагам.

Позаботимся же о себе, возлюбленные, чтоб не впасть нам в руки воли своей плотской – и она не отдала нас против воли ассирианам. Прослушаем (следующее) горькое слово: пришел царь ассирийский в землю Израилеву и переселил Ефрема и Израиля к ассирианам, и поселил их на Елее и Аморе, реках Хузанских; и суть они там до сего дня. Тогда послал царь ассирийский (некоторых) из народа своего и повелел им жить в земле Израильской; и каждый из них сделал себе истукан и поклонялся ему. И се там суть они доднесь (4Цар.17:6,24,25:29). Случилось же это с Ефремом за то, что он соодоле соперника своего и попра суд. Познали ль вы теперь, братие, участь последующих волям своим злым и попирающих совесть свою, – что постигло их? Не будем же ревновать (подражать. – Ред.) им, возлюбленные, но поревнуем святым, не послушавшим греха даже до смерти, а слушавшимся святой совести своей и наследовавшим Царство Небесное. Каждый из них скончался в непорочности в роде своем, но имена их соделались неизгладимыми во все роды. Возьмем в пример возлюбленного Иакова, слушавшегося во всем родителей своих по Богу, который, приняв (от них) благословение, восхотел пойти в Месопотамию, чтобы там стяжать себе детей; ибо не хотел иметь их от дщерей хананейских, которые непокорны были родителям своим. Тогда взяв жезл свой и сосуд елея, пришел он на место Вефиль – что толкуется: дом Божий, и почил там, и видел в откровении ночью образ лествицы, простирающейся от неба до земли, и Ангелов Божиих, восходящих по ней. Господь же утверждался на ней. Это есть знамение грядущему работать Богу, – что хотя вначале открывается ему лик добродетелей, но если не сотворит он труда ради их, то не достигнет Бога. Встал Иаков и положил завет с Богом, что будет рабом Его, – и укрепил его Бог, говоря: Буду с тобою и сохраню тебя (Быт.28:1–15). Так пришел он в Месопотамию, чтобы взять себе жену на месте том, и увидев Рахиль, дочь брата матери своей, полюбил ее, и работал за нее семь лет; но ее не дали ему, пока не взял прежде Лию. И остается бесплодною Рахиль, пока не проработал он за нее других семь лет. Вот что означает слово (сказание) сие.

Называется (страна та) Месопотамиею, потому что находится между двух рек: первой имя Тигр, а второй – Евфрат; первая течет насупротив ассириан, вторая не имеет врага (препон), но называется текущею на просторе. Тигр толкуется – рассуждение, а Евфрат – смиренномудрие. Лия берется во образ телесных трудов, а Рахиль представляет образ истинного созерцания. Сбывается же это на человеке, сущем в Месопотамии, который, с рассуждением совершая телесные труды, противостоит враждебности ассириан, а посредством смирения восходит к истинному созерцанию. Но Рахиль не рождала ему, пока Лия не породила всех чад своих и он не проработал за Рахиль других семь лет. Это вот что означает: что, если человек не совершит всего деятельного поприща, истинное созерцание не получает в нем свободы (или свободного проявления). Жены хотя обе были его, но он любил Рахиль более Лии; потому что у этой очи были болезненны. Рахиль же бе красна взором зело (Быт.29:17). Вот что означает сказанное, что первая жена болезненные имела очи, – то есть, что, пока человек пребывает в телесных (трудах), дотоле еще не видит он славы истинного созерцания; ибо враг по обычаю примешивает к делу его человекоугодие; но ему не следует внимать сему. Когда Лия перестала на время рождать, то дала мужу своему Зелфу, рабыню свою; и потом приложила еще родить и нарекла имя рожденному Ассир, что толкуется – богатство. Когда Лия перестала рождать, тогда Бог воспомянул о Рахили (Быт.30:22). Это означает, что, когда телесные труды стяжут (очистят) чувства и они освободятся от страстей, тогда истинное созерцание открывает уму свои славы (или – открывает себя уму в полной славе). Хотя сыны Лии были в помощь Иакову, но он любил Иосифа паче всех. Это означает, что хотя и телесные труды охраняют человека от врага, но с Богом сочетавает его истинное созерцание. Почему, как только увидел Иаков Иосифа, тут же восхотел возвратиться к родителям своим (Быт.30:25), так как увидел, что родился ему царь над братьями. Когда, далее, перевел Иаков все ополчение (стан, караван) свое чрез поток Иамох (по-славянски и по-русски – Иавок) и остался на другой стороне один, тогда приял радость благословения от Бога, сказавшего ему: Не прозовется ктому имя твое Иаков, но Израиль (Быт.32:28). Иаковом назван он потому, что запял врага, – (и назывался так) пока не удостоился такого благословения и не спас (от плена) чувств своих, бывших в руке врага. Когда же освободились они у него, тогда переименован он Израилем, то есть умом, зрящим Бога. Ибо, когда ум достигнет того, чтоб увидеть славу Божества, тогда боится его враждебная неприязнь. Почему хотя Исав выходит навстречу ему в горечи, но смиренномудрие Иакова погашает злобу его; и не он уже сам (Иаков) поборает его (Исава), но его повержение себя пред лицем Бога. Хотя враг будет завидовать человеку, видя великую славу, какой он достиг, но не может насиловать его, потому что Бог есть помогаяй ему, как написано: Возвратись в землю рождения твоего, и Я буду с тобою (Быт.31:3). Наконец, пришел он в Салим, и купил там поле, и устроил на нем жертвенник Господу, услышавшему его в день скорби (Быт.33:19–20). Имя Салим есть мир, то есть: когда пройдет человек брань, в которой покровительствует ему Бог, тогда достигает состояния мира. И поставил Иаков жертвенник из двенадцати камней, и принес на нем в земле обетования (жертву Богу) от трудов работы, какую совершил в Месопотамии.

Таков был и возлюбленный Моисей, который, когда извел народ из Египта, спас его от руки фараона, перевел его чрез Красное море и увидел смерть всех врагов его, послал Иисуса истребить Амалика, а сам пребыл стоящим на вершине горы (в молитве), и руки его были поддерживаемы Аароном и Ором, чтоб они не отступали от знамения креста. Когда потом Иисус, истребив Амалика, с радостию возвратился, тогда Моисей построил жертвенник под горою из двенадцати камней и дал месту тому имя: Господь мое прибежище (Исх.17:15), потому что с Амаликом воюет Бог невидимою рукою. Имя Амалик означает уныние. Ибо, когда начнет человек убегать от пожеланий своих и оставит грехи свои, и прибегнет к Богу, тогда уныние, первое, воюет против него, желая опять возвратить его на грехи его. Прогоняется сие уныние прилежным к Богу приседением, приседению сему благоприятствует воздержание, воздержание сохраняется телесными трудами; и чрез них-то освобождается Израиль. Тогда воздает человек благодарение Богу, говоря: немощен я; но Ты мне Помощник от рода родов.

Таков был и пророк великий Илия. Не мог он истребить всех скверных пророков, противопоставленных ему, прежде чем воздвиг жертвенник из двенадцати камней и наклал на него поленьев дров, и возложил на них святую жертву, и облил все водою, и Бог был для него огнем, поядающим жертвенник и что на нем. Тогда уже, в час оный воздерзновенствовал он против врагов своих (3Цар.18:40). Когда же истребил он их, так что ни одного не осталось, тогда воздал благодарение Богу, говоря: Ты – во всем сем; ибо написано, что он положил лице свое между коленами своими (3Цар.18:42). Так, если ум тщательно будет стоять над чувствами своими, то приобретает бессмертие (или присноживотную жизнь), и бессмертие (присноживотная жизнь) приводит его к словам сим, которые открывает ему Бог. Когда, потом, отрочищ Илии воззрит и не увидит ни одной из семи страстей возбуждаемою, тогда узревает облак мал, аки след ноги мужеския, возносящий воду из моря (3Цар.18:43–44): что есть упокоение Святаго Утешителя. Бессмертие вот что есть – иметь труды здравыми (целыми и сохранными), и не возвращаться на то, о прощении чего молишься. Ибо когда Бог приимет труды человека и то, что он делает целым, сохранится от вражьей силы, тогда не возмогут стоять против него враги его; когда увидят они, что нет хотения ихнего в нем, тогда сами собою исчезают, как написано: Да призовете имена богов ваших, и аз призову имя Господа Бога моего, и будет Бог, иже аще послушает огнем, той есть Бог. Призываху... и не бе гласа, ни послушания (3Цар.18:24–26). Так бывает со всем, что вражьею силою всевается в человека: в нехотящем не могут враги совершить хотения своего; они всю силу напрягают (чтоб преклонить на свою сторону), но человек Божий не слушает их, потому что не хочет того сердце его, сущее в воле Божией, – как написано: призовите имя бога вашего, и я призову имя Господа Бога моего; но как воля их не была в Нем, то Он ни в чем не услышал их.

Все такое бывает со всеми, последующими воле Божией и хранящими заповеди Его. Для тогдашних мужей это были прообразы, написано же в назидание нам, решившимся шествовать по стопам их, подвизавшихся стяжать бессмертие, которое сохранило их от всех стрел врага. Они привергли себя под кров Бога, молясь о помощи Его, потому что не полагались ни на какой труд свой; и покров Божий был для них градом ограждения. Они веровали, что без помощи Божией ничего не могут, и во смирении говорили с Псалмопевцем: Аще не Господь созиждет дом, всуе трудишася зиждущии: аще не Господь сохранит град, всуе бде стрегий (Пс.126:1). Бог же, когда видит, что ум покорился Ему всею силою и не имеет помощи в другом ком, кроме Его, исполняет его силою, говоря: Не бойся Иакове, малый Израилю (Ис.41:14); и опять: Не бойся, яко избавих тя, (и) прозвах тя именем твоим: Мой еси ты. И аще преходиши сквозе воду, с тобою есмь, и реки не покрыют тебе: и аще сквозе огнь пройдеши, не сожжешися, и пламень не опалит тебе, яко Аз Господь Бог твой, Святый Израилев, спасаяй тя (Ис.43:1–3). Когда ум услышит такое воодушевительное слово, то смело восстает против вражьей силы, говоря: Кто пряйся со мною?.. да приближится ко мне. Се Господь, Господь поможет ми: Кто озлобит мя? Се вси вы, яко риза обетшаете, и яко молие изъяст вы (Ис.50:8:9). Но силен Бог (сделать), чтоб и мы обрелись в числе тех, кои, имея смирение, были сохранены им, так как оно было для них шлемом и охранило их от всех стрел врага благодатию Бога, Коего сила и слава, и держава, во веки веков. Аминь.

Комментарии для сайта Cackle