А.Ю. Виноградов, священник Михаил Желтов

Барселонский папирус

(Pap. Barc. Inv. 154b – 157b), часть большого смешанного папирусного кодекса, т. н. Codex miscellaneus1. Он включает тексты на латинском и греческом языках и состоит из 28 двойных листов (бифолиев), из которых Барселонский папирус занимает 4 (всего 7 страниц). Размер страницы близок к квадрату: 12,5*10,7 см. Барселонский папирус был написан в Египте в IV в. по Р.Х., шрифт – небрежный наклонный унциал с элементами курсива (форма Σ), в тексте много итацизмов и ошибок, связанных с утратой гласными долготы. В Барселонском папирусе есть несколько заставок, из которых одна (на с. 5) занимает почти всю страницу, другая (на с. 7) – около ⅓ страницы.

Барселонский папирус

Последняя страница

Состав Барселонского папируса:

анафора (с. 1–2),

молитва после Причащения (с. 2),

молитва при возложении рук на больных (с. 2–3),

– экзорцизм над елеем для помазания больных (с. 3–4),

– акростишный гимн (с. 5–6);

Таким образом, Барселонский папирус является кратким Евхологием, причём древнейшим из сохранившихся (с точки зрения древности самой рукописи). В 1994 г. Р. Рока-Пуч опубликовал факсимиле Барселонского папируса, а также свою реконструкцию первоначального текста2 вместе с переводом на каталонский язык и обширными комментариями.

Анафора Барселонского папируса имеет следующий порядок: вступительный диалог предстоятеля и народа; praefatio; Sanctus с окружающими его фразами; эпиклеза I (моление об освящении предложенных Даров Духом Святым); institutio; анамнесис; моление об освящении причащающихся (эпиклеза II); заключительное славословие. Он соответствует порядку анафор александрийского типа, ряд содержательных особенностей анафоры также свидетельствует о её египетском происхождении, наконец, текст её почти полностью совпадает с фрагментом анафоры в коптской рукописи Louvain. Copt. 27, VI в.3 Анафора Барселонского папируса начинается с аккламации «Един Бог», широко употреблявшейся в раннехристианском богослужении, которая встречается в Барселонском папирусе несколько раз. Praefatio анафоры содержит благодарение Богу за сотворение мира и за спасение человечества через Христа (названного в анафоре «Отроком» – термин характерен для доникейского богословия). Sanctus – ангельская песнь из Ис. 6:3~– цитируется в краткой (египетской) форме, т. е. без прибавления к песни «Свят, Свят, Свят Господь Саваоф! Полны небеса [и земля] твоей славой» евангельских слов «Осанна в вышних...». Следующая фраза, как и во всех других александрийских анафорах, развивает тему наполненности мироздания славой Божией (что как нельзя лучше сочетается с краткой формой Sanctus) и сразу переходит в моление об освящении Даров. Важная особенность анафоры Барселонского папируса – то, что прошение о ниспослании Св. Духа на принесённые Дары содержится уже в I эпиклезе. Это – аргумент против достаточно распространённого на Западе представления, согласно которому «освятительная эпиклеза»4 является прибавлением к более древней анафоральной структуре, якобы первоначально её не содержавшей. Для выражения тайны преложения хлеба и вина в Тело и Кровь Христовы в анафоре Барселонского папируса употреблено слово «σωματοποιῆσαι» (греческое, буквально – претворить в тело, собрать воедино), характерное для египетской христианской письменности5. Установительные слова в institutio анафоры цитируются почти в том же виде, как они приводятся в Мф. 26:26b, 28 без дополнений, что может указывать на составление анафоры ранее IV в. Рассказ об установлении Евхаристии (institutio) в анафоре цитируется в качестве обоснования прошения, содержащегося в I эпиклезе, что характерно для александрийских анафор. В анамнесисе анафоры отсутствует указание на принесение Даров, уже прозвучавшее в I эпиклезе; во II эпиклезе говорится об освящении уже не Самих Даров, а причащающихся от них. Наконец, форма славословия соответствует египетской традиции III–IV вв. Всё вышесказанное указывает на Египет и III–IV вв. как на место и предположительное время создания анафоры.

Вслед за анафорой в Барселонском папирусе помещена благодарственная молитва после Причащения, начинающаяся и заканчивающаяся аккламацией «Един Бог». Первые слова молитвы: «Ещё умоляем Тебя», ставящие молитву в связь с анафорой, а также то, что молитва является парафразом II эпиклезы анафоры, подтверждают, что после анафоры сразу следовали Причащение и эта молитва, никаких других молитв не было. Таким образом, в Барселонском папирусе содержится формуляр литургии, состоящий всего из 2 молитв, и это ещё одно свидетельство в пользу составления памятника ранее IV в.

Молитвы при возложении рук на больных (χειροθεσία ἐπὶ ἀσθενούντων) и освящения елея для больных (2-я названа «экзорцизмом» – ἐξορκισμός) следует рассматривать вместе, т. к. в Барселонском папирусе прежде заглавия 2-й помещено указание: «Τῷ αὐτῷ τύπῳ»6. Они имеют целый ряд параллелей в памятниках, отражающих литургическую практику Египта и Сирии в III–IV вв. Разные молитвы на освящение елея в памятниках того времени в большинстве случаев включаются в состав евхаристического чинопоследования или сразу после анафоры7, или в конце литургии8, что соответствует месту экзорцизма над елеем в Барселонском папирусе9. Центральной темой молитв освящения елея в указанных памятниках, как и в Барселонском папирусе, является прошение о даровании здоровья верным и об исцелении больных; известен ряд молитв освящения елея для помазания больных, не связанных непосредственно с Евхаристией10. Это позволяет видеть в рассматриваемых молитвах указание на таинство Елеосвящения (чинопоследование которого и в более позднюю эпоху долго не теряло связи с Евхаристией). Кроме темы исцеления больных в этих молитвах содержится также прошение об избавлении человека от действия диавола11, что сближает освящаемый елей с елеем предкрещального помазания12. Молитва при возложении рук на больных, аналогично молитве на освящение елея, встречается в египетских памятниках как внутри литургии, так и вне её13.

Гимн с алфавитным акростихом, названный первоиздателем по его начальным словам «Ἁγνὴν θυσίαν», написан нерегулярным тоническим стихом: строфы состоят из 3–4 строк, основанных по преимуществу на 3 ударениях; число слогов между ударениями стремится к 2, последнее ударение в строке стоит в большинстве случаев на предпоследнем слоге. Главная тема гимна – жертвоприношение Авраама14, но встречаются и упоминания Моисея и Исаии, обращения, наставления и другое. Некоторые моменты (омовение Исаака перед жертвоприношением, смена сюжета в середине текста), а также сопоставление с другими гимнами III–IV вв., имеющими алфавитные акростихи15, позволяют предположить, что данный гимн является крещальным и поэтому включён в состав Евхология.

Литература

Roca-Puig R. Anàfora de Barcelona i altres pregàries: Misa del segle IV. Barcelona, 1994 [поправки к реконструкции греческого текста см.: ХВ. Вып. 4 [в печати]].

* * *

1

Pap. Barc. Inv. 126–181.

2

С которой не всегда можно согласиться; см. рецензию авторов статьи на книгу Рока-Пуча в ХВ. Вып. 4.

3

Латинский перевод: Hänggi, Pahl. Prex Eucharistica. P. 140.

4

В других александрийских анафорах это эпиклеза II.

5

Ср.: PG. 8. Col. 296a; 34. Col. 481b, 1896a.

6

Тем же образом; по тому же чину.

7

Апостольские предания 5; ср.: Апостольские Постановления VII. 27.

8

Евхологий Серапиона. 5; Завещание Господа нашего Иисуса Христа 1. 24.

9

Johnson. Sarapion. P. 121–123.

10

Апостольские Постановления VIII. 29; Евхологий Серапиона. 17; Каноны Ипполита. 21; см.: Johnson. Sarapion. P. 143–147.

11

Молитва Барселонского папируса даже названа «экзорцизмом».

12

Ср.: Апостольские предания. 21; Апостольские Постановления. VII. 42; Евхологий Серапиона. 15.

13

Ср.: Евхологий Серапиона. 6, 22, 30; литургия ап. Марка – Johnson. Sarapion. P. 122–123, 179–183.

14

Повествование ведётся от различных лиц: рассказчика, Авраама, Исаака и других.

15

Lodi. Enchiridion. P. 173–175; Die zweite Rezension der Acta Andreae et Matthiae apud anthropophagos [BHG 110b] / A. Vinogradov, publ. und komment. // ХВ. Вып. 3 [в печати].

Комментарии для сайта Cackle