архиеп. Евдоким (Мещерский)

1856 год

Январь

1. Воскресенье. После обедни. Благослови, Господи, начинающейся новый год Твоей благодати и милости к нам.

Свечной прибыли от церквей 680 р. 8 к., на гроб Г. 8 р. 40 к. В попечительство 263 р. 57 к.

Вечер. 7-й час. Весь день был в деле. Но весь день был и покоен. А теперь и очень. Весь и во всем покоен, весь и всем доволен.

Давеча пришла мне мысль. Если бы кто из нас со временем сделался верным человеком, близок стал к царю, если бы жил в царском дворце, пользовался бы расположением, любовью царя, тот, конечно, при доброте своей души, по теперешней к нам, стал бы ходатайствовать о нас пред царем, особенно о тех из нас, кто в родстве и проч.

У Царя небесного есть очень близкие к Нему некоторые люди, которые живут в Его небесных обителях, пользуются особенною любовию Его. Кто они? Святые Боже человеки, особенно Боже Матерь. А они наши родные, любят нас. Ужели же они не просят и проч...

– Нет довольно. Я иногда запишу так что-нибудь для памяти, да и забуду. – Посмотрю, не обделаю ли я это.

2. Утро. Веселое, хотя и ветренно. Ушел я из церкви, не дождавшись конца службы. Надобно завести Богослуж. журнал.

2. Понед. Продолж. 10-й час. – Не то что я скучен, а так что-то не весел. Зато утром был сыт и доволен. Отчего же теперь не весел? Оттого, что не веселится. Отчего же не веселится? – Отчего, отчего? – Очень просто: оттого, что спать хочется, спать надобно, спать пора, а готовиться ко сну не хочется. – Очень просто, так просто, что едва ли кто пойдет. Нет, вот отчего: оттого, что хочется быть не веселым. – Впрочем спать. – Многих детей укладывают спать невольно, с принуждением. И я должен себя принудить спать.

Бьет десять. Сейчас, сейчас спать.

А Олыш. не выдержал. Ныне т. е. 3-го числа сего прислал все.

– 11-го половина. А мне все не хочется спать. Пописать хочется.

3. Утро. 9-й час. И вчера дул порядочно ветер, а ныне еще сильнее и ночью тоже препорядочно. Ветры воздух очищают.

В. 9-й ч. – Читаю Москов. Ведомости, а в мыслях другое. Впрочем я остановился читать, – чтобы отметить следующее: Видя, как возникающие поэт ищет прославиться между одними учеными, мы не можем удержаться, чтобы не сказать ему того, что и Сократ говорил своим ученикам: Поучайте народ! Вот поучения, которыя доставили безсмертие великим художникам и писателям древности!

Вот еще урок, напоминание мне не писать – не говорить о том, что непонятно для всех, что не нужно для всех.

4. Утро. Погода тепловата, мрачновата. А вчера была с 12-го часа ясная, не теплая.

5. Четверток. Утро. Покушаюсь что-нибудь написать, да и боюсь писать, потому что и времени немного, и не придумал заранее, что сказать. Вот затруднение – не новое оно, но вновь пришло мне оно. – Писать слишком просто, попросту, спроста, – скажут: кто же этого не знает? – Писать по ученому, от ума – скажут: кто же это поймет, для кого же это нужно? – Самолюбие – честолюбие, заставляя писать, часто мешает – не дает писать.

Не заботься о том, чтобы тебе писать как можно простее, ни о том, чтобы писать как можно умнее, а о том заботься, чтобы написанное было всем понятно и для всех назидательно. Пусть поучения твои будут речами, только умными.

Пиши, как говоришь, но что-нибудь умное, дельное, что можно слушать.

Бог, открывая нам, что Он, будучи един по существу, Троичен в лицах, открыл нам, что мы спасемся. Откровение от Св. Троицы все равно что откровение нам спасения от Бога.

Кого надобно больше в молитвах призывать, кому чаще молиться?

После часов. Обедня будет в 12 часов. Пришла было охота написать о привычке. Кто к чему привыкнет, у того и по смерти будет влечение к тому же. Привык кто здесь за службу в церковь ходить, тот и там это будет любить.

Вот что я придумал вам сказать, вот что пришло мне на ум.

Кто все говорит в обществе, что ни придет ему в голову, тот как называется? – А того как, кто не к делу говорит?

Вечер. 8-й час. Идет всенощная. – Когда стараешься, заботишься, усиливаешься что-нибудь сделать и никак не делается у тебя дело твое, то призови в помощь Господа Бога Иисуса Христа. Господи, помоги мне. Во всяком добром деле Господь поможет тебе, рано ли, поздно ли поможет, только призывай Его. Но (не забывай) знай, что Господь поможет тебе, пособит, – пособит, а не то, что сделает Сам все для тебя. – Впрочем.

6. Пятница. Утро. 6-й час. Как в древние времена христиане Св. Писание изучали: и букву иную объясняли! Ныне мало им занимаются. А как бы хорошо, для всего хорошо.

Вечер. 9-й час. Что-то вроде скуки на меня находило. Скука моя похожа на маленькую досаду. Впрочем, теперь проходит.

Да будут слова уст моих благоугодны Тебе, и помышление сердца моего... Пс.18:15.

И слова, одни слова наши могут быть благоугодны Богу, когда мы сознаемся пред Ним, что у нас больше слов ничего нет. – И потому, если у тебя для молитвы к Богу мало веры, то умоляй Его, преклоняй словами, сознаваясь в слабости веры.

7. Вечер. 9-й час. Около этого часа назад тому, кажется, 21 год, был совершен мой брак. Кажется: забыл, сколько и лет. Да, в это время, в эти часы, тогда я весел был.

Вчера обедню отпали слишком рано. Некоторые остались недовольны. – Может быть и я не прав, но недовольные уж слишком правы, что в такой праздник не хотели поспешить управиться до обедни.

Однако и нынешний вечер походит на вчерашний. – Может быть и от меня самого это зависит, что я... не знаю что и.

Философ греческий Платон говорил: я знаю, что я ничего не знаю. А другие и этого-то не знают.

Впрочем довольно. Займусь проповедью.

8. Воскр. Вечер. 10-й час. Вот и веселя, не то, что вчера около этого времени был. Вот, что значит быть здоровым.

Странно, чувствую что-то необыкновенно приятное, точно чем надушен я весь. И это чувствую часа два, три.

Мне так хорошо. Точно в саду я; точно май месяц у меня.

Ольшевский говорит: это чувство от ветра. Это многие ныне чувствуют. Замеч. 9-го числа.

Сейчас буду пить кофе. Скоро и часов. Все то же чувство. Вино веселит. Нет, не одно вино.

Завтра надо послать деньги в Попечительство. Если успею, пошлю на Творения Св. Отцев.

Творения, творения, т. е. сочинения. Сочинять тоже, что и говорить. А говорить, значит новое что-нибудь производить, родить. Новое что-нибудь, т. е. чего прежде не было. Впрочем, не из ничего, а из чего-нибудь. Из ничего творить собственно может один только Бог.

Чего прежде не было и чего теперь нигде нет. Вот отличительное свойство истиннаго сочинения, творения: оно на другия сочинения не походит, его тотчас отличишь от другого; с первого разу видно, что Иван это, а не Петр, не Василий, не Карп, не Кузьма.

Что пришло давеча в церкви. Когда человек десять, двадцать, или больше придут просить, или благодарить, или почтить кого-нибудь, то обыкновенно тогда один говорит, объясняет, а прочие молча стоят и кланяются, или крепко подтверждают.

Так бывает у нас в церкви. Один от лица молится...

9. Понед. Утро. Отдыхаю. Завтра буду служить.

Кв. 15. Репину отдано 25 р. сер.

После обедни. Чувствую какое-то ослабление приятное.

Вечер. 9-й час. В этом часу я нередко скучаю. Ныне нет. Странно, однако, вчерашнее чувство и теперь чувствуется, и весь день было. Но днем чувствовал я при этом слабость, начинала было и голова болит. Впрочем и теперь голова не совсем свежа. Думаю, все это от погоды. То же и доктор говорит.

Да, вчера вечером я здоровье был.

Завтра раннюю думаю служить. И потому пораньше надобно лечь спать.

Сорок девятый год идет мне, и я все с жаром за все берусь. Пора быть покойнее. Пора все делать с чувством, с толком, с расстановкою.

Как здоров, да молод, без веселья весел. – Сущая правда. Я хочу обратить внимание на этот стих Кольцова. – Мысль в нем обыкновенная, простая, всем известная. Скажите ее просто – хоть так: когда человек здоров и молод, тогда он и так весел, или легко может быть веселым; немного нужно ему для веселья. – Скажите так, и никто внимания не обратит на ваши слова. Что же такое нравится в стихе Кольцова? – Поэзия. Да, это песнь – как здоров, да молод... горячее слово. – В этом стихе слышится, чувствуется веселие молодого и здороваго. Тут не требуется и доказательства, отчего, почему, как весел. – Доказательства возбуждают в нас чувство, доводят до чувства.

Отчего же в поэзия такая сила, что ей и без доказательств веришь? – Оттого, что чувствуешь, что это так.

9. Продолж. Я вспомнил стихи, которые служат объяснением на то, что я сказал о поэзии. В минуту жизни трудную, когда теснится в сердце грусть, одну молитву чудную, твержу я наизусть... Не помню как дальше... И дышет непонятная святая прелесть в них, и верится, и плачется, и так легко, легко.

Что поэт сказал о молитве, то можно сказать о всякой истинной поэзии.

Пиши, говори, что чувствуешь, сознаешь и тогда будут тебя все слушать с удовольствием, хотя бы ты говорил, писал самое простое, обыкновенное, всем известное. – Что тебя заинтересовало, то и для других интересно будет.

Веровах, тем же и возглаголах. – Убежден в этом и потому говорю.

Иначе лучше молчи, не пиши. II ложись спать. Пора, потому что скоро 10 часов.

10. Утро. Служил раннюю. 8-го половина. Духом покоен, но телом слаб. Погода самая тяжелая.

После обеда. 2 в исходе. Все нездоровится мне. Пробую новыя чернила. Нет беловаты.

Просто, какия-то нелепыя, невиданныя чернила.

Вечер. 10 часов. Получше стало мне. Но все есть какая-то слабость.

Не то, что скучен, а не совсем покоен, не совершенно покоен. Я потому это записываю, что я большею частию покоен бываю. Беспокойство или неполное спокойствие у меня явление редкое.

11. Среда. Вечер. 8й ч. Весь день не ел ничего. Пил чай и кофей. Работал на токарном станке до утомления. Есть хочется. Впрочем чего-нибудь соленого.

Каковы чернила? Третьяго дня поставлены. Кажется, порядочныя.

Завтра я не служу. Отдыхаю. Отец Александр поедет делать следствие в село Спасское на Волге. Прихожане жалобу принесли на священника – за разныя разности.

12. 4-й час. Я был в бане. Второй день как я ничего не ел.

Странную какую-то слабость чувствую. Впрочем лучше становится. Надобно уснуть хорошенько, и буду здоров.

Вечер. 10-й час. Почти совершенно здоров.

Теперь решительно нет ни малейшаго желания. Надолго ли? – Не знаю. А желал бы, от всей души желал бы навсегда остаться в таком расположении духа, в каком нахожусь теперь. Как же быть? – Так же, как был. Да, чем и как был доселе; тем и так буду навсегда. Так лучше.

Пора спать.

10-й ч. в исходе. Если Богу угодно, чтобы было то, чего боимся, то зачем беспокоиться? – Беспокойством мы не отвратим, не оставим. Так лучше не беспокоиться попусту.

Что же делать? Просить Бога, чтобы отклонил беду, – тогда и беда не будет бедственна. Она послужит нам в пользу, в спасение.

12. Прод. Вечер. 11-й час. – Вседержитель.

Полночь, а я не сплю, потому что не спится. Не спится, да и только, а кажется совершенно здоров.

Пробую чернила. Хороши. Буду же писать благочиннические отчеты, которые давно бы надобно послать.

15. Воскресение. Вечер. Доселе был нездоров. Давно бы мне принять слабительное. – Как принял, так стало лучше. Слабительное оригинальное, своего сочинения: франц. чернослив, часть александр. листу и тысящелистник, все это вместе вскипяченное. Выпил я этого сокровища чашки две; разумеется с сахаром; вкус – вкус кофея.

16. Служил обедню. А слабость очень меня ослабила. Впрочем спал самым крепким сном.

В П. формул, груб, дерзок, непочтителен.

Вечер. 10-й час. – Дело о мире идет настоящим образом. – Водвори, Господи, мир в мире.

С вечерни я спал лучше, т. е. крепче, здоровее.

А все, впрочем, я чувствую что-то неприятное.

17. После обедни. Я здоров, но зол – сердит. – На что я в покойном состоянии духа смотрю покойно, равнодушно, хотя оно нехорошо, – за то я в непокойном состоянии злюсь, серчаю. Прежде смотрю сквозь пальцы; теперь – во век глаза. Вот в чем злость моя.

Спустя час. – Нет, я еще несовсем здоров, оттого и сердит.

О. Ив. Ореш. – осталось 9 р. 20 к. сер. взяты.

Перед вечернею К. Андр. поехала в Ярославль Д. Г. Б.

17. Вторник. Продолж. Вечер. 10-й час. Надобно бы чем-нибудь заняться, да не знаю чем.

После обедни. Слава Богу, я опять здоров. И опять готовь приняться за беседы К. – Что всего нежнее знать христианину? – Сум.

Купить бумаги фабрики Троицкой Говарда.

Вечер. 7-й час. Жду ехать в село Климентово на погребение, но не знаю, поеду ли. Поутру ныне лучше я был.

21.Суб. После обедни. Вечером вчера возвратился. Хорошо съездил. И хорошо, что ездил. Довольны очень остались. Одного недостало для довольства полного-поучения, которого желали и ждали. – Мне надобно положить за непременное правило – говорить поучение при погребении.

Гораздо лучше мне, но все еще чувствую маленькую слабость. – Ужели погода виновата? – А других причин не вижу, не знаю.

22. Вечер. 8-й час. Нашло облако и закрыло солнце. – Прошло облако, и солнце по – прежнему светит. И как будто еще светлее стало.

23. Понед. 2-й час. Облака находили, и доселе все еще не прошли совсем. У меня голова после обедни начала болеть.

24. После обедни. 10-й час. Все облака. И я нездоров.

При всем том все литургия на уме была. И неудивительно. Она всегда на виду, пред глазами.

1-й час. Все облака прошли. И я здоров.

25. Вечер. 7-й час. Вчера или третьего дня началась составляться опись церковному имуществу.

27. Пятница. В. 8-й ч. Ив. Н. с описями уехал ныне в 6 час. веч. в Д. Б.

О мире и пишут, и говорят с полною уверенностью. Я что-то не совсем уверен, может быть от радости, от большого желания мира не верится в мир.

Не должен есть, кто не трудится. 2Сол.3:10.

За все благодарите, 1Сол.5:18.

30. Понедельник. Утро. Вчера и третьего дня я был болен – от своего лекарства. Нет, не мне этим лечиться. – Спал немного. – Ночь провел не совсем. К утру стало лучше. А теперь, благодарение Господу, еще лучше.

Консистория вызывает меня в Ярославль. Зачем? – поправить бумаги мои благочинническия . – Человеколюбиво!

Вечер. 9-й час. Слава Богу! я совершенно здоров. Завтра буду служить.

Уж эти мне благочиннические отчеты. – Впрочем, мне надобно быть повнимательнее к ним.

Февраль

1. Утро. – Утреня была с 4 часов, по новому уставу. Я встал легко. Спал не богатырски, а порядочно.

Судя по сну, мне будет что-нибудь радостное с примесью маленького неудовольствия.

Праведно и благочестиво поживем. 1Тит. 2:12.

2. Четв. Утро. Готовлюсь служить в Крест, церкви. Поучения не приготовил: с вечера мало думал, поутру остается мало времени. – Одну мысль иметь нужно для поучения – только; надобно, с чего бы начать, т. е. зачать надобно только. И для этого по-видимому немного мыслей нужно. Но эти-то немногия очень редко, не скоро, не вдруг, с трудом приходят.

Куплена стопа бумаги, подобной той, на которой пишу; заплачено 2 р. сер.

За обеднею у Воздвиж. читано было мое поучение – печатное. Еще простое, без искусственнее надобно писать. Только и есть одно место(-строк пять-), которое походит на искренность. Притом поучение многоглаголиво при всей краткости.

При сочинении, обдумывании надобно непрестанно иметь пред собою слушателя. Пиши так, как будто ты разговариваешь с кем. Вся неудача оттого, что мы забываем слушателя, когда пишем.

3. Утро. Буду служить в Крест. церкви, по случаю там погребения. – Ныне я еще лучше вчерашнего. Спал крепко.

Пиши, пиши... да некогда писать. Обеды больше времени отнимают, чем обедни. Вот и ныне в трех местах надобно обедать. Изволь кушать. Кажется, за мною лошадь... А писать хочется. Особенно когда время пройдет, большая охота припадает.

5. Утро. 9. Служил раннюю. Говорил печатное – свое, не без удовольствия. По-моему, оно написано довольно свободно. Надобно говорить и печатныя, – чтобы поверять их. При произношении поучения, особенно в церкви, как-то видны недостатки. Чувствую себя гораздо лучше вчерашнего. А спал немного. Вчера на сон грядущий покушал рыбки соленой, часу в 9-м, и до того пить хотелось в II ч., что сил не было терпеть.

6. Понед. Утро. Спал много, до сыта. Сон ли, пилюли ли, рыба ли – не знаю, что причиною тому, что я совершенно здоров, покоен. Я как будто десятью или более годами помолодел.

10. Пятница. Утро. С понедельника до вчерашнего вечера были у нас гости: Николай Ив. с Пятницкой горы и Иван Н. из Ярославля. С первым ездили мы на сутки в Мологу. Вчерашний день весь прошел в веселии.

Теперь 7-й час. Я здоров. Здоров, но не совсем покоен. Отчего? – Оттого, что три дня не служил.

Да, служить нужно. Без службы мне скучно. Служба мой покой. – Служа мы молимся, волею или неволею молимся. Сначала с маленьким себе принуждением, потом с удовольствием. Молитва, молитва... Хорошо молиться, чудо как хорошо молиться. Как на Фаворе хорошо, как в саду гулянье для тела хорошо, так хорошо для души молиться везде – и дома, и в церкви, но особенно в церкви. Всякая церковь есть Фавор молитвенный.

8-й час. Давно я не писал, не напоминал себе о силе духа. Да, нужна иногда особенная сила духа. Беда ослабевать духом. Главное дело – не робеть, т. е. не унывать, не терять присутствия духа.

И опять-таки скажу о молитве. Молитва оживляет дух, не дает духу падать.

Особенно в уединении, одному, одинокому беда без молитвенного обращения духом к Богу.

10. Пятница. Прод. Делать ничего не хочется. Не люблю я быть без дела.

Третьего дня продано 200 экз. 16 кратких поучений. Удивляюсь, как они расходятся. – Покупают у меня второе издание этих поучений. – Надобно снестись с Салаевым. Если он откажется, то можно продать другому. Но я уверен, что он согласится.

4 й час. Л. – 9-й час. Записал было в 4-м часу, да и не дописал. А теперь нечего писать. Погода ветрена, тяжела.

11. 2-й час. По совету одного человека, буду писать все, что придумаю. Пиши все, а после увидишь, что хорошо.

Вечер. 9 й час. Чередной проповеди завтра не будет.

Самому мне писать не хочется, потому что устал, потому что всенощную служил, да и весь день в трудах был.

Константин 3. Тепловский умер при мне.

Впрочем, думаю подумать о поучении на завтра. Мысль для него есть. Не умственные только силы нужны для поучения, но и физические.

Почему бы не писать так поучения, как я пишу теперь околесную эту? – Почему? – Потому что это легко писать; не нужно углубляться в писание.

Глаз правый свербит. Это, говорят, к слезам.

10. Утро. 8 часов. Поучения не писал по выписанным причинам. Спал много. В четырех местах мне надобно быть – то петь, то есть.

13. Понед. 1-й час. Было погребение Теляковского.

Говорил я поучение – кое-что. 1858. Это поучение послано в цензуру.

Пора отправить копии свидетельств.

Вчера, особенно к вечеру я был не совсем здоров.

Мне непременно надобно приневоливать себя, чтобы написать поучение. И странно, чем больше поневолишься, тем лучше выйдет.

Погода ныне ясная, светлая, а вчера была бурная.

Поневолишь себя, выжмешь из себя.

Хорошо бы составить книжку для чтения – из проповедей, в роде хрестоматии, – чтобы чтение и для ума, и для сердца было полезно. Но при составлении надобно иметь в виду простой народ.

14. Утро. 8-й ч. Вчера мне к вечеру нездоровилось.

Теперь здоров, но подожду вечера.

Непременно надобно оживлять поучения, т. е. делать так, чтобы всякое поучение жило своею, отдельною от других жизнью.

5-й час. После вечерни. После обеда выпил я три стакана кофею, и лучше мне стало.

15.После вечерни. Кофей на время помогает. – Хочу попить капустного рассола – до сыта.

Вечер. 11-й час. Вчера я задумал, положил, решил.

Впрочем, что по пусту записывать? – И опять, пожалуй, задумаю, положу, решу, и – отложу. Дело в деле. Да, в деле, а не в думах и решениях. – Нет, скучно. Нет ничего.

16. Четв. 7 часов. Служил я раннюю. – Молиться с дерзновением – твердо быть уверену, что молитва производит свое спасительное действие; молитва, в которой мы просим себе очищения, непременно очищает, и так далее.

У язычников был язык богов. Что это такое? Поэзия.

У нас христиан есть язык Божий – язык Бога, – язык, которым Бог пишет, говорит, выражается.

Какой это язык? – Очевидно. Язык Слова Божия, Св. Писания.

Вот кому в слове должны подражать писатели, особенно духовные: слогу Св. Писания. – И потому мы не только должны читать, но изучать, заучать – как пять пальцев свои знать Св. Писание.

17. Пятница. 8-й час. Я хорош. Но вчера вечером мне нехорошо было.

Вечер. 8-й ч. А после был нехорош: болела поясница, и голова тяжела была. – Сейчас выпил две чашки с половиною зефирового чаю, т. е. тысящелиственника и листу александрийского.

Посмотрим, что будет. Порядочно действовало.

18. Суб. Вечер. 6-й час. Лучше мне. Погода самая нехорошая.

Хочется кзавтраму написать поучение. И мысль есть.

19. После обедни, 12-й в исходе. Поучение написал и говорил, потому что чередной проповедник не ко дню написал проповедь.

Что сказать о поучении? Не то, что недоволен, да нельзя сказать, что доволен. Главный недостаток: мало обдумано, мало уяснено, мало определено; единства невидно в нем. Впрочем, недостаток один – с прочими, необдуманными, скорыми.

Пример, подобие, свидетельство – без них лучше не делать, не писать. – Были кое-где удачные, по-моему, выражения – только.

19. Воскр. Продолжение. 1-й час. Должен бы, кажется, я чувствовать себя не совсем хорошо, потому что вечером, отслужа всенощную, до половины третьего часа проповедь делал, в семь часов встал, и опять ею же занимался, потом обедню с большею проскомидиею, молебен с коленопреклонением, так что все кончилось почти в 12 часов.

Однако мне хорошо, как ни в чем не бывало.

Будем молиться о ком, будет и хорошо нам от того. Будем о всех и за вся молиться, будет и мир везде, будет хорошо от всех и во всем. И худой начальник будет хорош для нас, если будем молиться за него. – Вот что – или похожее на это мне хотелось сказать в поучении, ныне сказанном.

Мысль эта обширное имеет значение, слишком общее, многообразное приложение; и потому она не годится, неудобна для краткого поучения.

Краткое поучение должно быть как можно короче, частные. Или мне так бы надо было сделать: выбрать из многих случаев один, и его яснее раскрыть, определить и к прочим приложить. –Впрочем, всего лучше, всего полезнее избирать для поучения частные, частнейшие случаи.

Видите, в чем дело. Из моего нынешнего поучения ни один слушатель не получил назидания, поучения.

Спаситель, в притче, оставив девяносто девять овец, пошел искать одну заблудшую. Да, хоть бы одного кого-нибудь да научить, хоть бы одному чему-нибудь да поучить, – что-нибудь поучительное и для кого-нибудь назидательное. Иначе поучение – медь звенящая, кимвал звянаяй.

21. Вторник. Обедня. Вчера я вечером закусил рыбы соленой часть с тройною порцией хрена. – Не знаю, не от хрену ли я хорош теперь; впрочем, и погода лучше вчерашней. – По утру ныне принял я 13 кусочков хрену. Помнится мне, что употребление хрену было полезно мне – ради геморроя моего. – Впрочем, пора к обедни.

24. Пятница. Масленица. 9. Утро. Вчера вечером в11 ч. возвратился я от II. М. Чистагава. Служил там обедню, говорил поучение, там написанное, дорогою туда придуманное. Поучение, поучение... Трудно написать поучение простое, краткое и поучительное.

Все берусь я за такое, чего ни у кого нет, и берусь говорить так, как никто не говорил. Все хочется мне того, чтобы и предмет был свой, и изложение свое. Гласное, впрочем, изложение чтобы было свое.

Да, видно так надобно, хотя успеху не вижу, потому что не успеваю, потому что поздно берусь.

Осип Сем. Ольшевский советует употреблять ревеню – дня три, четыре сряду, именно так: с орех его взять, размельчить и ложкещей или другого чего скушать. С пользою большою доселе пользуюсь. Марта 6 дня, 1857 года.

Час 1-й. Читал послания Ап. Павла. Так все бы и читал их: – Что же в них особенно нравится? – Простота, естественность, чистосердечие, откровенность. Говорить, как дитя невинное, а учить тому, чего от умнейшего мужа ни услышишь. – Гений благодатный в посланиях Ап. Павла, разумеется и во всех и во всем Писании.

Не мелко, а как только проглотить можно. Мелкое крепит, а крупное слабит.

25. Утро. 7-й час. А ревень славно действует.

И, кажется, с пользою для меня.

Погода хорошая, но холодно.

26. Воскресенье. Вечер. 10-й час. Прощальное воскресенье.

27. Утро. Чистый понедельник. Погода прекрасная.

Сейчас поедем в село Спасское на Волге. Впрочем, поедем не Волгою, а берегом.

28. Вечер. 10-й час. Чуть-чуть не сделался болен.

Поутру и очень нехорошо себя чувствовал. Ревень, два стакана зефировского чаю, потом движение-хождение с постною молитвою – помогло, так я теперь совершенно здоров.

Хочется сказать что-нибудь, да не знаю что. Авось завтра поутру не придумаю ли чего.

29. После обедни. Погода прекрасная. Вчера было ветрено.

Як. Datum est.

Поучения не приготовил, а надо бы.

Вечер. 12-й час, а я не сплю, и спать не хочется.

Давеча пришло мне. И великие писатели-многие брали у других сюжеты для своих сочинений.

говорить так, как никто не говорил. Все хочется мне того, чтобы и предмет был свой, и изложение свое. Гласное, впрочем, изложение чтобы было свое.

Да, видно так надобно, хотя успеху не вижу, потому что не успеваю, потому что поздно берусь.

Осип Сем. Ольшевский советует употреблять ревеню – дня три, четыре сряду, именно так: с орех его взять, размельчить и в ложке щей или другого чего скушать. С пользою большою доселе пользуюсь. Марта 6 дня, 1857 года.

Час 1-й. Читал послания Ап. Павла. Так все бы и читал их: – Что же в них особенно нравится? – Простота, естественность, чистосердечие, откровенность. Говорить, как дитя невинное, а учить тому, чего от умнейшего мужа ни услышишь. – Гений благодатный в посланиях Ап. Павла, разумеется и во всех и во всем Писании.

Не мелко, а как только проглотить можно. Мелкое крепить, а крупное слабит.

25. Утро. 7-й час. А ревень славно действует.

И, кажется, с пользою для меня.

Погода хорошая, но холодно.

26. Воскресенье. Вечер. 10-й час. Прощальное воскресенье.

27. Утро. Чистый понедельник. Погода прекрасная.

Сейчас поедем в село Спасское на Волге. Впрочем, поедем не Волгою, а берегом.

28. Вечер. 10-й час. Чуть-чуть не сделался болен.

Поутру и очень нехорошо себя чувствовал. Ревень, два стакана зефировского чаю, потом движение-хождение с постною молитвою – помогло, так я теперь совершенно здоров.      .

Хочется сказать что-нибудь, да не знаю что. Авось завтра поутру не придумаю ли чего.

29. После обедни. Погода прекрасная. Вчера было ветренно.

Як. Datumest.

Поучения не приготовил, а надо бы.

Вечер. 12-й час, а я не сплю, и спать не хочется.

Давеча пришло мне. И великие писатели – многие брали у других сюжеты для своих сочинений.

Март

1. Четверток. 4-й час. Всю ночь не спал; с вечера утомился делами, торопился сделать и сон прогнал.

Впрочем, я здоров и покоен, и тепло.

2. После обедни. Давай стану записывать доход. Вот на первый раз от испов. после обедни: 2 р. 40 к. сер. После вечерни 12 р. сер. 2) 5 р. 50 к. 3) ю р. 35 к.

Погода ясная, но ветренно.

Вечер. 9-й в исходе. Думаю, более ста человек было у меня на исповеди. Порядочно утомился, но не так, как бывало прежде. Прежде иногда почти в собственном смысле до упаду.

3. После обедни. В церкви сердился, наконец, обругал А. Ильича из-за церк. вина.

И. Христос учил – учение свое предлагал при случаях в примерах, подобиях, сравнениях; нередко указывал на В. Завет; и полную молитву изложил по случаю, – потому что просили.

8. Четверток. Хорошая погода. Хорош и я. За стр. 34 р. Сер.

9. Утро. 8-й час. Получено известие о смерти Ионы Ф. Тюменева, умершего в С.-Петербурге. Тело его везут в Рыбинск. Да упокоит Господь душу его со святыми.

Спал я не более часа. Впрочем, не чувствую особенной слабости.

Не знаю, что будет дальше. Думаю, устану. Ведь ныне пятница.

12. Понед. Утро. 9-й час. В 7 ч. приехал П. Ник. с благоверною Екат. Ив. Спал я ныне хорошо.

Вот тебе бабушка и Юрьев день. К. X.

13. Втор. Снег идет.

13. Втор. 4 й час. Впрочем, писать нечего, хотя и есть что.

14. Вечер. Вот и середа, вот и 10-й час. Дела было у меня ныне довольно. Довольно и сердился. Говорил поучение при панихиде о новопр. Ионе.

Все не так, все не то. Говорить надобно, сказывать, а не сочинять, не составлять. Это поучение отпечатано 1859 в первый раз.

Спать, впрочем, пора, хотя спать и не хочется.

15. Утро. 7 й час. Ив. Ник. доселе дано 45 р. сер.

Погода холоднее стала со вчерашнего дня, а была дня четыре очень тепла.

Что прикажете еще написать?

За застрахование деньги 34 р. сер. отданы ныне.

Вечер. 7-й час. Сумрачно, похоже на меня. Завтра пятница, впрочем обедню служить не буду. Дела будет довольно.

Вот и половина 10 го ч. – Спать не хочется.

Иван Н. в пятом часу уехал. Странно, именно странно.

16. Утро. Утро хорошее, как и я. Сон видел странный, дивный.

2-й час. Погода прекрасная, хотя и холодно.

Вечер. 11-й час. А мне спать не хочется. Видно кофей, виноват. А может быть и утомление.

Хотел было написать поучение, да не успел; разве завтра не напишу ли чего.

Вот скоро и 11 часов.

17. Утро. Нет, ничего не написал, потому что не начинал писать. А холодно очень.

17. Вечер. 10-й час. Продолжение. Завтра не буду говорить поучения, потому есть чередной проповедник.

18. Воскресенье. Утро. 7. Прекрасное утро. Я вчера вечером долго не мог заснуть. А при бессоннице нелепости разные приходят в голову, если сначала не дать мыслям хорошего направления.

Надобно нам для собора нашего просить у Владыки ключаря указного с правами и обязанностями ключари кафедрального собора.

Вот и 2-й час. Прехороший день. – 4-й час. Одно к одному.

Завтра я буду служить обедню – преждеосвященную.

19. Утро. 8. Опять прекрасное утро. И опять. Нет, надобно все делать с чувством, с толком, с расстановкою, – с размышлением – хорошо ли это, нужно ли, полезно ли?

Порядочно я поспал ныне: часов девять спал. Это потому, что две ночи спал очень мало, а работал много.

После обеда – у А. Л. Мухина по случаю дня кончины его отца.

4-й час. Странно, именно странно. Впрочем, я так и думал.

Вечер. 9-й час. Завтра я не буду служить утреню. Впрочем посмотрю, как усну.

После вечерни гулял с В. Максимовичем. Между прочим он сказал своим обычным тоном: нет, почаще питайте духовною пищею. Говорил, я говорю, таким тоном, как говорит о пище лакомой тот, кому очень хочется покушать. – Впрочем, мне что-то не совсем здоровится, и рука пишет не свободно – дрожит.

19. Понед. Прод. Вечер. 10-й час. Теперь такой час, в который я нередко скучен бываю. А писать хочется. Писание своего рода беседа, беседа как будто не с собою одним.

Будет издаваться новый журнал, под названием: русские беседы. – Название обещает хорошее – Русское. Подождем, что будет. Кажется, хорошее будет, должно – быть. Иначе, как же объяснить. – Очень просто.

Утро. 7-й час. Недавно встал. Утро вечера умнее. Теперь дело другое.

9-й час. А холодно, хотя самая ясная погода. Ныне, кажется, холоднее вчерашнего.

Вечер. 9-й час. Погода стала теше, или я теплее стал. Спать хочется. Ныне часа в два, или во втором К. Андреевна приехала из Ярославля.

В Ярославле все обстоит по старому. Старое лучше.

21. Среда. Утро. Утро прекрасное.

Вечер. 11 ч. Из Отечест. Записок.

Пища наша должна составлять смесь растительного и животного царств, имеющих... И вот в чем удивителен, человеческий инстинкт. Не зная химии, он указывает на лучшие материалы. С мясом быка есть он картофель, Так и должно быть по химии...Мы жарим рыбу и мясо в масле. Для вкуса одного вы думаете? – Нет, это необходимость. Мы пристрастились к чаю, а в нем элемент летучего масла, в кофе тоже. При том же кто много пьет чаю, тому меньше нужно пищи, потому что в чае много азота.

Таким образом, вся наша пища служить для возобновления крови, костей, мускулов, волос, фибр и кожи. Чем боле мы употребляем азота, тем более замедляем разрушение и возобновление тела, а чем более спиртуозных жидкостей, тем быстрее совершаем разрушение наконец, доходим до той минуты жизненного процесса, что механизм возобновления ослабевает и наступает одно разрушение.

22. Четверг. Утро. Хорошее утро. Получил письмо из Путятина. Просят.

23. 2-й час. Пятница 4 недели В. поста. Достанется мне ужо постоять, посидеть.

Вечер. 9. Не слишком утомился, не по-прежнему.

Пришло мне давеча в церкви за часами. Надобно прямо, без приступа, браться за дело, т. е. сказать надобно: вот я чему хочу вас научить, – вот что должны делать, или вот как веровать. – Что же выйдет? – Хрия порядочная. А когда же превращенная нужна? – Когда нужна, тогда и по ней.

Впрочем, спать пора. Нужно уснуть.

24.Утро. 7-й час. Служить буду на кладбище. – Вчера я видел одного человека, и – после странно стало мне за другого. Если зеленеющее дерево вянет, при известных случаях, то что будет тогда с увядающим? – Мысль эта навела на меня что-то грустное, но спасительное, целительное. Видно уж всегда таковы эти лекарства: никогда они вкусны не бывают.

А грустное все грустно. Впрочем, это грустное... да, это грустное радостию отзовется тому, из-за чего грущу, а этого довольно для моего веселия, и – я весел, по крайней мере скоро буду.

24. Суббота. Продолжение. 8 й час. А утро такое хорошее, а веселым быть так ко времени.

Иван Ив. Душаков, Моск. книгопр.

Вечер. 10-й час. Получено известие, что мир заключен.

Наконец. – Однако, странно, чего-то как будто недостает.

Да,... но нет, не скажу.

Войны, кровопролития больше не будет.

Господи! какое зло война! Видно, много в мире зла, что таким ужасным наказанием надобно оставлять его.

25. После обедни. 12 часов. Теперь дело другое. Рад миру.

Поучение говорил. Недостаток прежний: предложение неопределенно, не полно, не точно, не единично.

О чем я говорил, или что хотел я сказать, чему я хотел научить или поучить? – Ведь и сам я определенно не скажу. – Времени употреблено мало, потому что мало его было. А дело делает не сила, а время. Плоды зреют не вдруг.

После вечерни. 7-й час. Забыл записать. Погода довольно мрачна весь день. Я не в погоду.

26. 4-й час. А ныне светлая, только изредка небо покрывается облаками.

Мы будем строить дом на кладбище для священно-церковно-служителей; почему кстати не пристроить?

27. Вторник. 8 й час. Светло, ясно. Люблю я вторники. Но нынешний... И вчера вечером мне нездоровилось, и ныне поутру хмурюсь я. – Во сне видел тепло майское, готовился служить обедню где-то в селе; близ церкви видел много могил новых, детей или родных какого-то священника.

А токарный станок и для глаз, и для груди не безвреден.

28. После обедни. 4-й час. Ныне, сейчас докончил солоничку березовую, и кончил дело с токарным станком, вынес его вон, чтобы не соблазняться. Что значит привычка: так и тянет, если увидишь. Чего не видишь, к тому меньше влечешься. Впрочем, это не всегда так.

Погода чудо как хороша.

30. Пятница. Утро. 9 час. Faciliusquippedrudevulgusvitaeexemploquamverbisautvanoclamoreinsententiamtuampertraxeris. – На простой народ больше имеет влияния – жизнь, пример, чем слово – ученое умозрение.

Важнее свой пример, чем, чужой – других; впрочем, и чужой важен.

День явит дело. – День должен сказывать, о чем надобно говорить. Что заранее определять, назначать? Нельзя этого делать. – День покажет, обстоятельства скажут.

10 час. Сейчас гулял. Хорошо, полезно гулять. Вечер. 10 час. Погода изменилась. Я устал, но не слишком.

31. Суббота, Утро. 7-й час. Мрачно.

К Н. Ивановичу на Пят. Гору надобно писать. Да кстати и в Москву.

После обедни. Диакон Петр опять меня рассердил.



Источник: Сергиев Посад. Типография Св.-Тр. Сергиевой Лавры. 1914. Печатать дозволяется. Ноября 27 дня, 1914 года. Цензор-Редактор Архиепископ Евдоким.

Комментарии для сайта Cackle