Азбука верыПравославная библиотекапрофессор Сергей Михайлович СоловьевИстория России с древнейших времен
Распечатать


профессор Сергей Михайлович Соловьев

История России с древнейших времен

Том 1

   

Содержание

    Предисловие
Том 1 Глава первая Глава вторая Глава третья Глава четвертая Глава пятая Глава шестая Глава седьмая. Владимир Святой. Ярослав I Глава восьмая. Внутреннее состояние русского общества в первый период его существования Том 2 Глава первая. О княжеских отношениях вообще Глава вторая. События при жизни сыновей Ярослава I (1054 — 1093) Глава третья. События при внуках Ярослава I (1093 — 1125) Глава четвертая. События при правнуках Ярослава I, борьба дядей с племянниками в роде мономаха и борьба святославичей с мономаховичами до смерти Юрия Владимировича Долгорукого (1125 — 1157) Глава пятая. События от смерти Юрия Владимировича до взятия киева войсками Андрея Боголюбского (1157 — 1169) Глава шестая. От взятия киева войсками Боголюбского до смерти Мстислава Мстиславича Торопецкого (1169 — 1228) Дополнения ко второму тому Том 3 Глава первая. Внутреннее состояние русского общества от смерти Ярослава I до смерти Мстислава Торопецкого (1054—1228) Глава вторая. От смерти Мстислава Торопецкого до опустошения Руси татарами (1228—1240) Глава третья. От Батыева нашествия до борьбы между сыновьями Александра Невского (1240—1276) Глава четвертая. Борьба между сыновьями Александра Невского (1276—1304) Глава пятая. Борьба между москвою и тверью до кончины великого князя Иоанна Даниловича Калиты (1304—1341) Глава шестая. События в княжение сыновей Иоанна Калиты (1341—1362) Глава седьмая. Княжение Димитрия Иоанновича Донского (1362—1389) Том 4 Глава первая. Княжение Василия Димитриевича (1389—1425) Глава вторая. Княжение Василия Васильевича Темного (1425—1462) Глава третья. Внутреннее состояние русского общества от кончины князя Мстислава Мстиславича Торопецкого до кончины великого князя Василия Васильевича Темного (1228—1462) Том 5 Глава первая. Новгород Великий Глава вторая. София Палеолог Глава третья. Восток Глава четвертая. Литва Глава пятая. Внутреннее состояние русского общества во времена Иоанна III Глава шестая. Псков Глава седьмая. Смоленск Глава восьмая. Дела внутренние Том 6 ГЛАВА ПЕРВАЯ. Правление великой княгини Елены Глава вторая. Правление боярское Глава третья. Казань, Астрахань, Ливония Глава четвертая. Опричнина Глава пятая. Полоцк Глава шестая. Стефан Баторий Глава седьмая. Строгановы и Ермак Дополнения I. Заметка относительно завоевания Сибири II. О мире с Баторием Том 7 Глава первая. Внутреннее состояние русского общества во времена Иоанна IV Глава вторая. Царствование Феодора Иоанновича Глава третья. Продолжение царствования Феодора Иоанновича Глава четвертая. Продолжение царствования Феодора Иоанновича Глава пятая. Окончание царствования Феодора Иоанновича Том 8 Глава первая. Царствование Бориса Годунова Глава вторая. Продолжение царствования Бориса Годунова Глава третья. Царствование Лжедимитрия Глава четвертая. Царствование Василия Ивановича Шуйского Глава пятая. Продолжение царствования Василия Ивановича Шуйского Глава шестая. Окончание царствования Василия Ивановича Шуйского Глава седьмая. Междуцарствие Глава восьмая. Окончание междуцарствия Том 9 Глава первая. Царствование Михаила Феодоровича Глава вторая. Продолжение царствования Михаила Феодоровича Глава третья. Продолжение царствования Михаила Феодоровича. 1619 — 1635 Глава четвертая. Продолжение царствования Михаила Феодоровича. 1635 — 1645 Глава пятая. Внутреннее состояние московского государства в царствование Михаила Феодоровича О статье г. Костомарова «Иван Сусанин» Том 10 Глава первая. Состояние западной России в конце XVI и в первой половине XVII века Глава вторая. Царствование Алексея Михайловича Глава третья. Продолжение царствования Алексея Михайловича Глава четвертая. Продолжение царствования Алексея Михайловича Том 11 Глава первая. Продолжение царствования Алексея Михайловича Глава вторая. Продолжение царствования Алексея Михайловича Глава третья. Продолжение царствования Алексея Михайловича Глава четвертая. Продолжение царствования Алексея Михайловича Глава пятая. Продолжение царствования Алексея Михайловича Дополнение к тому одиннадцатому Том 12 Глава первая. Продолжение царствования Алексея Михайловича Глава вторая. Продолжение царствования Алексея Михайловича Глава третья. Продолжение царствования Алексея Михайловича Глава четвертая. Продолжение царствования Алексея Михайловича Глава пятая. Окончание царствования Алексея Михайловича Дополнение к тому двенадцатому Том 13 Глава первая. Россия перед эпохою преобразования Глава вторая. Царствование Феодора Алексеевича Глава третья. Московская смута 1682 года Дополнения Том 14 Глава первая. Правление царевны Софии Глава вторая. Падение Софии. Деятельность царя Петра до первого азовского похода Глава третья. Окончание двоевластия. Царствование Петра I Алексеевича Глава четвертая. Продолжение царствования Петра I Алексеевича Дополнения Том 15 Глава первая. Царствование Петра I Алексеевича Глава вторая. Продолжение царствования Петра I Алексеевича Глава третья. Продолжение царствования Петра I Алексеевича Глава четвертая. Продолжение царствования Петра I Алексеевича Дополнения к тому 15 Том 16 Глава первая. Продолжение царствования Петра I Алексеевича Глава bторая. Продолжение царствования Петра I Алексеевича Глава третья. Продолжение царствования Петра I Алексеевича Дополнения к тому 16 Том 17 Глава первая. Продолжение царствования Петра I Алексеевича Глава вторая. Продолжение царствования Петра I Алексеевича Глава третья. Продолжение царствования Петра I Алексеевича Приложения к тому 17 Том 18 Глава первая. Царствование императора Петра Великого Глава вторая. Продолжение царствования императора Петра Великого Глава третья. Окончание царствования императора Петра Великого Глава четвертая. Царствование императрицы Екатерины I Алексеевны Дополнения к тому 18 Приложения к тому 18 Том 19 Глава первая. Окончание царствования императрицы екатерины I Алексеевны Глава вторая. Царствование императора Петра II Алексеевича Глава третья. Царствование императрицы Анны Иоанновны Приложения к тому 19 Том 20 Глава первая. Продолжение царствования императрицы Анны Иоанновны Глава вторая. Продолжение царствования императрицы Анны Иоанновны Глава третья. Продолжение царствования императрицы Анны Иоанновны Глава четвертая. Окончание царствования императрицы Анны Иоанновны Приложения к тому 20 Том 21 Глава первая. Брауншвейгская фамилия Глава вторая. Царствование императрицы Елисаветы Петровны. Конец 1741 и 1742 год Глава третья. Продолжение царствования императрицы Елисаветы Петровны. 1743 год Глава четвертая. Продолжение царствования императрицы Елисаветы Петровны. 1744 год Том 22 Глава первая. Продолжение царствования императрицы Елисаветы Петровны. 1745 год Глава вторая. Продолжение царствования императрицы Елисаветы Петровны. 1746 год Глава третья. Продолжение царствования императрицы Елисаветы Петровны. 1747 год Глава четвертая. Продолжение царствования императрицы Елисаветы Петровны. 1748 год Глава пятая. Продолжение царствования императрицы Елисаветы Петровны. Образованность в России в первые семь лет царствования Елисаветы. 1741—1748 гг. Приложение к тому 22. Записка графа Петра Ивановича шувалова о своей деятельности Том 23 Глава первая. Продолжение царствования императрицы Елисаветы Петровны. 1749 и 1750 годы Глава вторая. Продолжение царствования императрицы Елисаветы Петровны. 1751 и 1752 годы Глава третья. Продолжение царствования императрицы Елисаветы Петровны. 1753 год Глава четвертая. Продолжение царствования императрицы Елисаветы Петровны. 1754 год Глава пятая. Продолжение царствования императрицы Елисаветы Петровны. 1755 год Глава шестая. Продолжение царствования императрицы Елисаветы Петровны. Состояние образованности в России во второе семилетие царствования Елисаветы. 1749—1755 годы Дополнение. Показание графа Чернышева Захара Том 24 Глава первая. Продолжение царствования императрицы Елисаветы Петровны. 1756 год Глава вторая. Продолжение царствования императрицы Елисаветы Петровны. 1757 год Глава третья. Продолжение царствования императрицы Елисаветы Петровны. 1758 год Глава четвертая. Продолжение царствования императрицы Елисаветы Петровны. 1759 год Глава пятая. Продолжение царствования императрицы Елисаветы Петровны. 1760 год Глава шестая. Окончание царствования императрицы Елисаветы Петровны. 1761 год Дополнение Том 25 Глава первая. Царствование императора Петра III Феодоровича. 25 декабря 1761 — 28 июня 1762 года Глава вторая. Царствование императрицы Екатерины II Алексеевны. 1762 год Глава третья. Продолжение царствования императрицы Екатерины II Алексеевны. 1763 год Дополнения к тому 25 Приложения к тому 18 Том 26 Глава первая. Продолжение царствования императрицы Екатерины II Алексеевны. 1764 год Глава вторая. Продолжение царствования императрицы Екатерины II Алексеевны. 1765 год Глава третья. Просвещение в России от основания московского университета до смерти Ломоносова. 1755—1765 годы Дополнения к тому 26 Том 27 Глава первая. Продолжение царствования императрицы екатерины II Алексеевны. 1766 и первая половина 1767 года Глава вторая. Продолжение царствования императрицы екатерины II Алексеевны Глава третья. Продолжение царствования императрицы екатерины II Алексеевны. 1766, 1767, 1768 годы Дополнения к тому 27 Том 28 Глава первая. Продолжение царствования императрицы екатерины II Алексеевны. Конец 1768 и 1769 год Глава вторая. Продолжение царствования императрицы екатерины II Алексеевны. 1770 год Глава третья. Продолжение царствования императрицы екатерины II Алексеевны. 1771 год Глава четвертая. Продолжение царствования императрицы екатерины II Алексеевны, 1772 год Том 29 Глава первая. Продолжение царствования императрицы екатерины II Алексеевны Глава вторая. Продолжение царствования императрицы екатерины II Алексеевны Дополнение  

 
Предисловие
   Русскому историку, представляющему свой труд во второй половине XIX века, не нужно говорить читателям о значении, пользе истории отечественной; его обязанность предуведомить их только об основной мысли труда.
   Не делить, не дробить русскую историю на отдельные части, периоды, но соединять их, следить преимущественно за связью явлений, за непосредственным преемством форм, не разделять начал, но рассматривать их во взаимодействии, стараться объяснить каждое явление из внутренних причин, прежде чем выделить его из общей связи событий и подчинить внешнему влиянию — вот обязанность историка в настоящее время, как понимает ее автор предлагаемого труда.
   Русская история открывается тем явлением, что несколько племен, не видя возможности выхода из родового, особного быта, призывают князя из чужого рода, призывают единую общую власть, которая соединяет роды в одно целое, дает им наряд, сосредоточивает силы северных племен, пользуется этими силами для сосредоточения остальных племен нынешней средней и южной России. Здесь главный вопрос для историка состоит в том, как определились отношения между призванным правительственным началом и призвавшими племенами, равно и теми, которые были подчинены впоследствии; как изменился быт этих племен вследствие влияния правительственного начала — непосредственно и посредством другого начала — дружины, и как, в свою очередь, быт племен действовал на определение отношений между правительственным началом и остальным народонаселением при установлении внутреннего порядка или наряда. Замечаем именно могущественное влияние этого быта, замечаем другие влияния, влияние греко-римское, которое проникает вследствие принятия христанства от Византии и обнаруживается преимущественно в области права. Но, кроме греков, новорожденная Русь находится в тесной связи, в беспрестанных сношениях с другим европейским народом — с норманнами: от них пришли первые князья, норманны составляли главным образом первоначальную дружину, беспрестанно являлись при дворе наших князей, как наемники участвовали почти во всех походах, — каково же было их влияние? Оказывается, что оно было незначительно. Норманны не были господствующим племенем, они только служили князьям туземных племен; многие служили только временно; те же, которые оставались в Руси навсегда, по своей численной незначительности быстро сливались с туземцами, тем более что в своем народном быте не находили препятствий к этому слиянию. Таким образом, при начале русского общества не может быть речи о господстве норманнов, о норманском периоде.
   Выше замечено, что быт племен, быт родовой могущественно действовал при определении отношений между правительственным началом и остальным народонаселением. Этот быт долженствовал потерпеть изменения вследствие влияния новых начал, но оставался еще столько могущественным, что в свою очередь действовал на изменявшие его начала; и когда семья княжеская, семья Рюриковичей, стала многочисленна, то между членами ее начинают господствовать родовые отношения, тем более что род Рюрика, как род владетельный, не подчинялся влиянию никакого другого начала. Князья считают всю Русскую землю в общем, нераздельном владении целого рода своего, причем старший в роде, великий князь, сидит на старшем столе, другие родичи смотря по степени своего старшинства занимают другие столы, другие волости, более или менее значительные; связь между старшими и младшими членами рода чисто родовая, а не государственная; единство рода сохраняется тем, что когда умрет старший или великий князь, то достоинство его вместе с главным столом переходит не к старшему сыну его, но к старшему в целом роде княжеском; этот старший перемещается на главный стол, причем перемещаются и остальные родичи на те столы, которые теперь соответствуют их степени старшинства. Такие отношения в роде правителей, такой порядок преемства, такие переходы князей могущественно действуют на весь общественный быт древней Руси, на определение отношений правительственного начала к дружине и к остальному народонаселению, одним словом, находятся на первом плане, характеризуют время.
   Начало перемены в означенном порядке вещей мы замечаем во второй половине XII века, когда Северная Русь выступает на сцену; замечаем здесь, на севере, новые начала, новые отношения, имеющие произвести новый порядок вещей, замечаем перемену в отношениях старшего князя к младшим, ослабление родовой связи между княжескими линиями, из которых каждая стремится увеличить свои силы на счет других линий и подчинить себе последние уже в государственном смысле. Таким образом, чрез ослабление родовой связи между княжескими линиями, чрез их отчуждение друг от друга и чрез видимое нарушение единства Русской земли приготовляется путь к ее собиранию, сосредоточению, сплочению частей около одного центра, под властию одного государя.
   Первым следствием ослабления родовой связи между княжескими линиями, отчуждения их друг от друга было временное отделение Южной Руси от Северной, последовавшее по смерти Всеволода III. Не имея таких прочных основ государственного быта, какими обладала Северная Русь, Южная Русь после татарского нашествия подпала под власть князей литовских. Это обстоятельство не было гибельно для народности юго-западных русских областей, потому что литовские завоеватели приняли русскую веру, русский язык, все оставалось по-старому; но гибельно было для русской жизни на юго-западе соединение всех литовско-русских владений с Польшею вследствие восшествия на польский престол литовского князя Ягайла: с этих пор Юго-Западная Русь должна была вступить в бесплодную для своего народного развития борьбу с Польшею для сохранения своей народности, основою которой была вера; успех этой борьбы, возможность для Юго-Западной Руси сохранить свою народность условливались ходом дел в Северной Руси, ее самостоятельностью и могуществом.
   Здесь новый порядок вещей утверждался неослабно. Вскоре по смерти Всеволода III, по отделении Южной Руси от Северной, явились и в последней татары, опустошили значительную ее часть, наложили дань на жителей, заставили князей брать от ханов ярлыки на княжение. Так как для нас предметом первой важности была смена старого порядка вещей новым, переход родовых княжеских отношений в государственные, отчего зависело единство, могущество Руси и перемена внутреннего порядка, и так как начала нового порядка вещей на севере мы замечаем прежде татар, то монгольские отношения должны быть важны для нас в той мере, в какой содействовали утверждению этого нового порядка вещей. Мы замечаем, что влияние татар не было здесь главным и решительным. Татары остались жить вдалеке, заботились только о сборе дани, нисколько не вмешиваясь во внутренние отношения, оставляя все как было, следовательно, оставляя на полной свободе действовать те новые отношения, какие начались на севере прежде них. Ярлык ханский не утверждал князя неприкосновенным на столе, он только обеспечивал волость его от татарского нашествий; в своих борьбах князья не обращали внимания на ярлыки; они знали, что всякий из них, кто свезет больше денег в Орду, получит ярлык преимущественно перед другим и войско на помощь. Независимо от татар обнаруживаются на севере явления, знаменующие новый порядок, — именно ослабление родовой связи, восстания сильнейших князей на слабейших мимо родовых прав, старание приобрести средства к усилению своего княжества на счет других. Татары в этой борьбе являются для князей только орудиями, следовательно, историк не имеет права с половины XIII века прерывать естественную нить событий — именно постепенный переход родовых княжеских отношений в государственные — и вставлять татарский период, выдвигать на первый план татар, татарские отношения, вследствие чего необходимо закрываются главные явления, главные причины этих явлений.
   Борьба отдельных княжеств оканчивается на севере тем, что княжество Московское вследствие разных обстоятельств пересиливает все остальные, московские князья начинают собирать Русскую землю: постепенно подчиняют и потом присоединяют они к своему владению остальные княжества, постепенно в собственном роде их родовые отношения уступают место государственным, удельные князья теряют права свои одно за другим, пока, наконец, в завещании Иоанна IV удельный князь становится совершенно подданным великого князя, старшего брата, который носит уже титул царя. Это главное, основное явление — переход родовых отношений между князьями в государственные — условливает ряд других явлений, сильно отзывается в отношениях правительственного начала к дружине и остальному народонаселению; единство, соединение частей условливает силу, которою новое государство пользуется для того, чтобы победить татар и начать наступательное движение на Азию; с другой стороны, усиление Северной Руси вследствие нового порядка вещей условливает успешную борьбу ее с королевством Польским, постоянною целию которой становится соединение обеих половин Руси под одною державою; наконец, соединение частей, единовластие, окончание внутренней борьбы дает Московскому государству возможность войти в сношения с европейскими государствами, приготовлять себе место среди них.
   В таком положении находилась Русь в конце XVI века, когда пресеклась Рюрикова династия. Начало XVII века ознаменовано страшными смутами, грозившими юному государству разрушением. Крамолами людей, питавших старинные притязания, нарушена была духовная и материальная связь областей с правительственным средоточием: части разрознились в противоположных стремлениях. Земля замутилась; своекорыстным стремлениям людей, хотевших воспользоваться таким положением дел для своих выгод, хотевших жить на счет государства, открылось свободное поприще. Несмотря, однако, на страшные удары, на множество врагов внутренних и внешних, государство спаслось; связь религиозная и связь гражданская были в нем так сильны, что, несмотря на отсутствие видимого сосредоточивающего начала, части соединились, государство было очищено от врагов внутренних и внешних, избран государь всею Землею. Так юное государство со славою выдержало тяжкое испытание, при котором ясно выказалась его крепость.
   С новою династией начинается приготовление к тому порядку вещей, который знаменует государственную жизнь России среди европейских держав. При первых трех государях новой династии мы видим уже начало важнейших преобразований: является постоянное войско, обученное иностранному строю, приготовляется, следовательно, важнейшая перемена в судьбе древнего служивого сословия, так сильно отозвавшаяся в общественном строе; видим начатки кораблестроения; видим стремление установить нашу торговлю на новых началах; иностранцам даются привилегии для учреждения фабрик, заводов; внешние сношения начинают принимать другой характер; громко высказывается необходимость просвещения, заводятся училища; при дворе и в домах частных людей являются новые обычаи; определяются отношения церкви к государству. Преобразователь воспитывается уже в понятиях преобразования, вместе с обществом приготовляется он идти только далее по начертанному пути, докончить начатое, решить нерешенное. Так тесно связан в нашей истории XVII век с первою половиною XVIII, разделять их нельзя. Во второй половине XVIII века замечаем новое направление: заимствование плодов европейской цивилизации с исключительною целию материального благосостояния оказывается недостаточным, является потребность в духовном, нравственном просвещении, потребность вложить душу в приготовленное прежде тело, как выражались лучшие люди эпохи. Наконец, в наше время просвещение принесло свой необходимый плод — познание вообще привело к самопознанию.
   Таков ход русской истории, такова связь главных явлений, в ней замечаемых.


Том 1

Помощь в распознавании текстов