Алексей Сергеевич Кашкин

Архиерейское богослужение

– Алексей Сергеевич, начнем с вопроса: кто такой архиерей, иначе говоря, епископ? Мы привыкли воспринимать его как начальника, руководителя, как, если угодно, лидера. Но ведь так его воспринимают и люди, по отношению к Церкви внешние. Кто есть епископ в Церкви, коль скоро она – Тело Христово? Заодно поясните, пожалуйста, почему, говоря «епископ», мы имеем в виду не только собственно епископа, но и архиепископа, и митрополита, и Патриарха?

– С первых лет христианства епископ (в переводе с греческого – «видящий сверху» или «надзиратель») в общине верующих – символический представитель Самого Иисуса Христа. Ведь первой общиной были апостолы, собравшиеся непосредственно вокруг Него. А затем апостолы исполняли заповеданное Им – рукополагали епископов (см.: 1Тим. 3, 1–5), и епископы становились представителями Воскресшего для окормляемых ими верующих. Первое время только епископы совершали Евхаристию; затем, по мере увеличения количества верующих и открытия новых приходов в крупных городах, епископы стали назначать себе помощников, так возникло священство. И сегодня без епископа нет Церкви, и священник совершает Таинство лишь постольку, поскольку епископ это ему позволяет. А Таинство священства, то есть рукоположение, совершает только епископ.

Церкви присуща кафоличность, этот термин означает «по всему целому»: Церковь не ограничена ни временем, ни пространством, ни земными законами; в применении к каждой отдельно взятой общине это означает, что в ней присутствует вся полнота благодатных даров, и Христос в этой общине совершает Таинство руками архиерея – Своего представителя. Это отражено в устройстве храма: горнее место в алтаре – символический престол Иисуса Христа, и на это место восходит только архиерей.

Архиерей и епископ – по сути, синонимы, но нужно различать два связанных между собой значения слова «епископ»: архиерей вообще (т. е. и архиепископ, и митрополит, и Патриарх) и определенная, младшая ступень архиерейства. Различия в титулатуре среди епископов возникли с развитием христианской Церкви; они не означают разницы в благодатных дарах, но лишь в административных полномочиях.

– Итак, мы пришли в храм на архиерейское богослужение. И первое, на что мы обращаем внимание – возвышение посреди храма, на которое встанет владыка после того, как войдет в храм. Что это такое?

– Архиерейский амвон. Иногда его не совсем правильно называют кафедрой. В древней Церкви с этого возвышения епископ или священник читали Евангелие и произносили проповедь, и сегодня архиерейский амвон напоминает нам об учительной роли епископа.

– Архиерея в храме всегда встречают торжественно…

– В русской традиции было даже такое: архиерея встречали у его дома и с пением сопровождали до храма. Сейчас этого нет, но, когда архиерей подходит к дверям храма, его встречают колокольным звоном, а когда он переступает порог, настоятель храма на специальном блюде, покрытом воздухом, выносит ему навстречу крест. Архиерей целует крест, дает его для целования духовенству, затем священник возвращает крест в алтарь. Дальше, если это вечерня, то архиерей поднимается на амвон, целует иконы, благословляет народ и входит в алтарь. Если это Литургия, то епископ входит в алтарь не сразу. Протодиакон читает входные молитвы. Они те же, что и на обычном богослужении, но если пресвитер перед входом в алтарь читает их тайно, то в данном случае протодиакон – возгласно. Архиерей поднимается на амвон, на амвоне читается главная молитва из входных: «Господи, ниспосли руку Твою…» – и затем владыка, как всегда перед совершением Литургии, просит у духовенства и народа прощения. Протодиакон отвечает: «Бог да простит тя, владыка святый, прости нас и благослови». Далее архиерей возвращается на архиерейский амвон, и начинается облачение.

– Почему облачение епископа происходит иначе, чем облачение священника – не в алтаре, а у всех на глазах?

– Так бывает не всегда, архиерей вправе облачиться и в алтаре. Но облачение на середине храма соответствует торжественности архиерейского богослужения. Кроме того, вход архиерея в алтарь – это кульминация богослужения. Поэтому в большинстве случаев архиерей облачается до входа в алтарь. Так было и в древности. Только на архиерейском богослужении мы можем непосредственно увидеть, как совершается облачение духовенства вообще.

– Чем облачение архиерея отличается от облачения священника?

– Такие предметы собственно архиерейского облачения, как митра и панагия, вторичны, они появились достаточно поздно в истории Церкви. Главное и древнейшее отличие – омофор. Без омофора архиерей не может совершать богослужение. Слово «омофор» в переводе с греческого означает «носимый на плечах». Символически омофор означает ту самую овцу, которую пастырь поднимает на плечи (см.: Лк. 15, 5): архиерей призван подражать Христу в попечении о каждой овце, о каждой душе в отдельности. При возложении на архиерея омофора протодиакон произносит: «На рамех, Христе, заблуждшее взяв естество, вознеслся еси, Богу и Отцу привел еси всегда, ныне и присно и во веки веков, аминь». Остальные молитвы на облачение архиерея совпадают с иерейскими. Только первое лицо заменяется вторым, потому что произносит их вслух другой человек – не сам облачаемый. Например, вместо «Да возрадуется душа моя…» (надевание иереем подризника или подсаккосника на архиерея) – «Да возрадуется душа твоя о Господе…». Конечно, добавляются молитвы на те элементы облачения, которых нет у священника. Надевание митры, например – «Положи Господь на главу твою венец от камений драгих…». По окончании облачения протодиакон торжественно возглашает: «Тако да просветится свет твой пред человеки, яко да видят добрая дела твоя и прославят Отца нашего, Иже есть на небесех, всегда, ныне и присно и во веки веков, аминь» (это – парафраз Мф. 5, 16).

– А когда же архиерей входит в алтарь, если он совершает Литургию?

– За Литургией архиерей входит в алтарь только после малого входа (входа с Евангелием). Почему так? Часть Литургии, предшествующая малому входу, появилась относительно поздно, и примерно до Х века воспринималась как нечто необязательное – ее могли и опустить. Для ранних христиан Литургия начиналась с момента входа священнослужителей с Евангелием в алтарь. Поэтому сейчас архиерей входит в алтарь в тот момент, который является древним началом Литургии.

– Таким образом архиерейское богослужение возвращает нас в первые века христианской Церкви?

– Можно сказать, в V-VII век. До малого входа Литургия идет обычным чином: архиерей находится на архиерейском амвоне и тайно читает молитвы антифонов. Вход архиерея в алтарь совершается более торжественно, чем вход на обычной Литургии, входный стих («Приидите поклонимся и припадем ко Христу») поется несколько раз. Сразу после малого входа архиерей совершает каждение. С V по VII век именно с этого начиналась служба: епископ входил и совершал каждение. Именно в это время хор поет «Исполла эти деспота» – в переводе «На многие лета, владыко». Немаловажная подробность: именно чинопоследование архиерейского богослужения включает песнопения на греческом языке. (На обычном иерейском богослужении пение по­гречески не обязательно, это выбор настоятеля храма). Перед чтением Апостола на греческом поется Трисвятое («Агиос о Феос, агиос Исхирос…»). Трисвятое поется не три раза, как обычно, а семь раз; после первых трех архиерей выходит на амвон и говорит слова: «Призри с небесе, Боже, и виждь, и посети виноград сей, и утверди и, егоже насади десница Твоя» (см.: Пс. 79, 15–16), благословляя народ крестом и дикирием. Виноград – народ Божий, в псалме эти слова относятся к ветхозаветному Израилю, а для нас – к Церкви. По завершении облачения архиерея поется «Тон деспотин кэ архиереа…» – молитва за архипастыря. Пение на греческом объясняется тем, что Русская Церковь долго была митрополией, и до середины XV века ею управляли греческие митрополиты.

– Когда епископ входит в алтарь, проскомидия священниками уже совершена, предложение Честных Даров находится на жертвеннике: а что такое архиерейская проскомидия?

– Это довольно поздняя греческая особенность архиерейской Литургии – вторая проскомидия: архиерей вынимает частицы из просфор, совершая поминовение живых и усопших. Лишь после этого совершается покровение Святых Даров на жертвеннике. Происходит это во время Великого входа.

– А почему архиерей не выходит вместе с духовенством во время Великого входа, почему он остается в алтаре?

– Это тоже отголосок древней практики, согласно которой Дары освящались в отдельном помещении («предложении»; по-гречески оно именовалось скевофилакион – «сосудохранительница»), и диаконы приносили их оттуда в алтарь, где уже находился епископ: он сам в скевофилакион не заходил. Поэтому и сегодня епископ принимает вносимые дары в алтаре, а не вносит их в него.

Перед чтением Символа веры в алтаре происходит целование мира: архиерей говорит каждому подходящему священнику: «Христос посреди нас», а священник отвечает: «И есть и будет», целуя при этом плечи и правую руку архиерея. Затем аналогичный диалог с целованием друг друга в плечи и руку происходит между священниками (такое целование бывает на каждой Литургии, просто на Литургии архиерейским чином выглядит более торжественно). Евхаристический канон и причащение духовенства и мирян в данном случае не имеют никаких отличительных особенностей. Однако есть практика – архиерей во время канона читает тайные молитвы так, что их слышат, по крайней мере, все, находящиеся в алтаре.

Беседовала Марина Бирюкова


Источник: Кашкин А.С. Архиерейское богослужение // Православная вера. № 8 (532).

Комментарии для сайта Cackle